WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Светлана Владимировна Плотникова Развитие лексикона ребенка Текст предоставлен правообладателем ...»

Светлана Владимировна Плотникова

Развитие лексикона ребенка

Текст предоставлен правообладателем

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=635295

Развитие лексикона ребенка: учеб. пособие / С.В. Плотникова.: ФЛИНТА, Наука; Москва; 2011

ISBN 978-5-9765-0994-8, 978-5-02-037307-5

Аннотация

В пособии обобщены данные психологических, психолингвистических,

лингвистических и лингвометодических исследований лексикона детей, описаны

особенности лексикона детей разного возраста и основные закономерности его развития, представлена система лексико-семантической работы с детьми дошкольного и младшего школьного возраста в процессе их обучения родному (русскому) языку.

Для студентов, обучающихся по направлению «Педагогика» (профили «Речевое дошкольное образование», «Начальное образование»), а также по специальностям «Педагогика и методика дошкольного образования» и «Педагогика и методика начального образования».

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Содержание Предисловие 4 Глава 1 6

1.1. Язык. Речь. Языковая способность 6 Вопросы и задания 11

1.2. Детская речь как объект лингвистического изучения 14 Вопросы и задания 18

1.3. Этапы речевого онтогенеза 21 Вопросы и задания 28 Литература 30 Глава 2 31

2.1. Лексикон ребенка как предмет изучения 31 Конец ознакомительного фрагмента. 36 С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Светлана Владимировна Плотникова Развитие лексикона ребенка Предисловие Обучение родному языку на всех образовательных ступенях направлено на развитие у обучаемых готовности и способности к осуществлению речевой деятельности, а успешность речевой деятельности в любых ситуациях общения во многом зависит от того, насколько богат и разнообразен словарный запас человека, насколько совершенны механизмы поиска слова во внутреннем лексиконе.



Этим определяется то значение, которое придается вопросам методики словарной работы в процессе профессиональной подготовки современного педагога дошкольного учреждения и учителя начальной школы, способного при организации образовательного процесса решать задачи развития речи детей, в том числе задачи обогащения и совершенствования их лексикона. Осознанное планирование и проведение педагогом лексической работы в системе развития речи детей требует от них знания как общих закономерностей речевого онтогенеза, так и закономерностей овладения лексикой родного языка.

Цель настоящего пособия – раскрыть основные закономерности развития лексикона ребенка раннего, дошкольного и младшего школьного возраста. Развитие лексикона ребенка рассматривается в двух аспектах: лингвистическом и методическом. Лингвистическое описание процесса лексического развития ребенка включает характеристику единиц детского лексикона (прежде всего их содержательной стороны) в динамике от раннего возраста до десяти – одиннадцати лет и основных тенденций развития семантической структуры слова в сознании ребенка, анализ типичных для детей ошибок лексического характера, в которых ярко проявляются особенности функционирования их лексикона. Методический аспект проблемы развития лексикона ребенка раскрыт с позиций непрерывности процесса языкового образования детей дошкольного и младшего школьного возраста. Сначала определены общие принципы организации лексико – семантической работы в дошкольном образовательном учреждении и начальной школе, затем описаны особенности содержания и методов обогащения словарного запаса детей разного возраста в процессе их обучения родному (русскому) языку.

Раскрытие особенностей организации педагогического процесса, направленного на овладение детьми лексикой родного языка, с опорой на понимание лингвистических закономерностей развития детского лексикона должно способствовать повышению уровня теоретико – методической подготовки будущих педагогов. Материал пособия, в котором обобщены данные психологических, психолингвистических, лингвистических и лингвометодических исследований лексикона детей, восполняет недостаточное освещение теоретических аспектов проблемы развития лексикона ребенка в учебной литературе, адресованной будущим педагогам дошкольного образования и начальной школы.

Содержание пособия соответствует задачам профессиональной подготовки студентов, обучающихся по направлению «Педагогика», а также по специальностям «Педагогика и методика дошкольного образования» и «Педагогика и методика начального образования».

В нем в систематизированном виде излагается материал, необходимый для освоения студентами вопросов, рассматриваемых в рамках дисциплин профильной (предметной) подготовки лингвометодической направленности.

Пособие поможет формированию у студентов 1) представлений о процессе речевого онтогенеза и его основных закономерностях; 2) знаний об особенностях и закономерностях С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

развития лексикона в детском возрасте, о содержании и методах лексико – семантической работы с дошкольниками и младшими школьниками; 3) исследовательских умений в области изучения лексикона ребенка; 4) умений, связанных с планированием и осуществлением лексико – семантической работы с детьми: осознанно, с учетом возрастных особенностей лексикона определять содержание и отбирать материал для проведения лексической работы, выбирать приемы раскрытия лексического значения слова, адекватные его представлению в сознании ребенка определенного возраста, использовать разнообразные приемы активизации словаря детей в процессе обучения.

В соответствии с поставленными задачами структура пособия включает три главы.

Первая глава посвящена раскрытию общих закономерностей речевого онтогенеза, его основных этапов; во второй главе описываются особенности детского лексикона и закономерности его развития. Лексикон ребенка рассматривается как система знаний о словах, их значениях и правилах употребления в речи, в которой отражаются особенности когнитивного и речевого опыта ребенка. Третья глава содержит описание методики лексико – семантической работы с детьми – раскрываются принципы, содержание, методы, этапы работы, их специфика и преемственные связи между ними.

Достаточно подробно представлен теоретический материал, так как в учебной литературе для будущих педагогов он практически не находит отражения. Объем теоретического материала для обязательного усвоения студентами может определяться в зависимости от конкретных условий обучения – от того, как (в основном курсе или специальном) и для кого (студентов какого направления, профиля подготовки, какой специальности или специализации) будет использоваться данное пособие.

Варьировать уровень усвоения материала, с нашей точки зрения, поможет и методический аппарат, включающий:

1) вопросы для ознакомления, которые предваряют текст каждого параграфа и необходимы для предварительной ориентировки в его содержании. Они фактически представляют собой вопросный план параграфа и не только нацеливают студента на восприятие содержащегося в нем основного материала, но и могут быть использованы для проведения зачета, для письменного ответа на них при самостоятельном изучении материала параграфа;

2) вопросы и задания для углубленной проработки материала параграфа, необходимые прежде всего для овладения умениями, связанными с применением полученных знаний на практике;

3) списки литературы, которую можно использовать для углубления и расширения знаний по каждой теме.

Факты детской речи, использованные в пособии в качестве примеров и материала для упражнений, извлечены из разных источников. Основными источниками являются Словарь современного детского языка В.К. Харченко, дневники наблюдений А.Н. Гвоздева, Н.А.

Менчинской, опубликованные под руководством С.Н. Цейтлин дневниковые записи детской речи, собственные наблюдения автора за речью детей дошкольного и младшего школьного возраста (записи устной речи, письменные творческие работы учащихся, результаты экспериментов). Небольшое количество примеров заимствовано из работ других исследователей детской речи: С.Н. Цейтлин, Т.Н. Ушаковой, Т.А. Гридиной, М.М. Кольцовой, В.Д. Черняк, А.М. Шахнаровича и др.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

–  –  –

1.1. Язык. Речь. Языковая способность

1. Что представляет собой язык как знаковая система?

2. В чем состоит различие между языком и речью?

3. В каком отношении находятся понятия «язык», «речь», «языковая способность»?

4. Какова структура языковой способности?

5. Какие взгляды на природу языковой способности существуют в лингвистике?

Владение языком, способность к речевому общению является неотъемлемым свойством человека, отличающим его от других живых существ. Без языка невозможны присущие только человеку формы познания мира и способы взаимоотношения с действительностью, поэтому его возникновение совпадает с временем формирования homo sapiens и тесно связано с развитием форм и способов общения между людьми. Возникший естественным путем на определенной стадии развития человеческого общества язык в основных своих функциях обеспечивает коммуникативную и когнитивную деятельность человека. Следовательно, без овладения языком как средством общения, необходимым для успешного взаимодействия с другими людьми, и обобщения, характерного для человеческого способа познания мира, невозможно представить процесс развития и социализации ребенка.

В человеческой природе заложена уникальная способность усваивать и передавать из поколения в поколение знание языка. Ребенок за короткое время овладевает родным языком и в норме уже к четырем годам может успешно им пользоваться в общении с другими людьми. Более того, в процессе усвоения родного языка, овладения его основными функциями ребенок познает мир и присваивает культуру своего народа. Для ответа на вопрос, каким образом происходит этот удивительный процесс овладения языком в ходе индивидуального развития (онтогенеза), необходимо раскрыть сущность языка и определить, в какой форме он существует в психике людей, пользующихся им, – носителей языка.

В лингвистике язык определяется как естественно возникшая на определенной стадии развития человеческого общества и закономерно развивающаяся знаковая система, способная выразить всю совокупность понятий и мыслей человека и предназначенная прежде всего для целей коммуникации (Кибрик 1990). Коммуникация – это форма взаимодействия людей, предполагающая обмен мыслями, чувствами и т. д. В акте коммуникации с помощью языка происходит передача информации одним человеком другому, при этом информация, как некая идеальная сущность, передается посредством языковых выражений, представляющих собой определенным образом организованные последовательности звуков или начертаний. Это значит, что единицы языка, используемые в актах коммуникации, являются знаками и имеют две стороны: чувственно воспринимаемую форму – план выражения (означающее) и значение, смысл – план содержания (означаемое). Важным свойством языкового знака является устойчивость связи между формой и значением, которая и делает возможным использование этих знаков в общении, так как взаимопонимание между людьми было бы недостижимо, если бы эта связь не была закреплена общественной традицией.

Язык как система представляет собой внутренне упорядоченное множество элементов, находящихся в закономерных связях и отношениях друг с другом. Элементы языковой системы неоднородны и различаются по своим функциям: фонемы (звуки языка) являются С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

смыслоразличительными единицами, морфемы (значимые части слов) служат для выражения смысла, слова – для называния явлений действительности, а предложения – для выражения сообщения. Однородные единицы языка объединяются в подсистемы и образуют уровни языка: фонемный, морфемный, лексический, синтаксический. Между единицами разных уровней существуют иерархические отношения включения: фонемы входят в звуковые оболочки морфем, морфемы – в слова, слова – в предложения, при этом свои функции единицы нижележащего уровня реализуют в составе единиц вышележащего уровня. Внутри каждого уровня единицы вступают в парадигматические отношения, образуя классы – парадигмы, и синтагматические, сочетаясь между собой и образуя речевые цепи. Так, фонемы образуют классы, в которых они объединены каким – либо общим признаком (например, согласные) и в то же время противопоставлены друг другу (например, по глухости и звонкости, твердости и мягкости). В то же время фонемы могут, сочетаясь между собой по определенным правилам, образовать в той или иной последовательности разные морфемы.

Приведенное выше краткое описание языка представляет его как знаковую систему, используемую людьми в процессе общения. В таком виде мы не можем наблюдать язык непосредственно – о системе языка можно судить только по ее проявлениям и косвенным свидетельствам, а именно наблюдая реальные процессы речевой деятельности и их продукты. Описания конкретных языковых систем в виде словарей и грамматик этих языков представляют собой результат деятельности лингвистов по анализу и обобщению речевого материала. Таким образом, язык обнаруживает себя и реализует свое коммуникативное предназначение только в речи.

Язык (система знаков) и речь (использование этой системы в общении, речевая деятельность и ее продукты), с одной стороны, неразрывно связаны как две формы существования человеческого языка, а с другой стороны, различаются и даже противопоставлены по своим сущностным свойствам.

Не случайно речь обычно характеризуют в оппозиции языку: объективность, социальный характер языка – субъективность и произвольность речи, ее вариативность и творческий характер; абстрактность и воспроизводимость языковой системы – конкретность и неповторимость речи; иерархическое строение языка – линейное развертывание речи; конечность, ограниченность элементов языка – бесконечность речи;

внеситуативность языка – ситуативность и целенаправленность речи и т. д. (Арутюнова 1990).

Язык и речь по существу являются двумя аспектами рассмотрения единого феномена, так как речь невозможна без языка, выступающего средством, орудием речевой деятельности, а язык проявляется только в речи. Речь, в свою очередь, может быть охарактеризована с точки зрения ее динамики, как процесс, разворачивающийся во времени, и с точки зрения того продукта, который в реальных процессах речи возникает. В первом случае говорят о речевой деятельности (процессах порождения и восприятия речи), во втором – о речевых произведениях (высказываниях, тексте, речевом/языковом материале).

Признание речи одним из видов деятельности, которая в форме отдельных речевых действий обслуживает все виды деятельности человека (прежде всего деятельность общения, а также познавательную, трудовую, игровую), позволяет расчленить процесс порождения высказывания на отдельные фазы. В наиболее общем виде эти фазы таковы: 1) фаза мотивации и формирования речевой интенции (намерения); 2) фаза ориентировки в условиях общения; 3) фаза внутреннего программирования высказывания; 4) фаза реализации программы во внешней речи; 5) фаза контроля (Леонтьев 1997).

По существу, только исполнительский этап речевой деятельности (фаза реализации программы) связан с использованием средств языка, который служит своеобразным кодом, необходимым для перевода внутренней программы (замысла) вовне для передачи информации собеседнику. При внутреннем программировании человек оперирует невербальными С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

единицами – единицами универсального предметного кода (Н.И. Жинкин), образами (А.А.

Леонтьев), смыслами (И.Н. Горелов). Перевод внутренней программы во внешнюю речь – очень сложный, многоступенчатый процесс, требующий, во – первых, знания (сознательного или бессознательного) индивидом языковых средств конкретного языка и правил их использования и, во – вторых, соотнесения этих средств как с выражаемым содержанием, так и с конкретными условиями общения. Это, в свою очередь, означает, что система языка и правила речевого поведения должны быть в какой – то форме представлены в психике человека, воспринимающего или порождающего высказывание.

Для обозначения такого представления языка в психике человека используют разные термины, акцентируя таким образом разные аспекты представления и функционирования языка в индивидуальном сознании: языковая способность (А.А. Леонтьев, А.М. Шахнарович, Е.С. Кубрякова), психофизиологическая речевая организация индивида, индивидуальная речевая система (Л.В. Щерба, А.А. Залевская), языковая компетенция (Н.Хомский, Е.Д.

Божович, Е.А. Быстрова); языковое сознание (Г.В. Ейгер), речевая способность (Г.И. Богин), речеязыковая способность (Т.Н. Ушакова). Мы будем использовать термин «языковая способность» как наиболее общий, предполагающий как способы репрезентации и хранения языковых знаний в психике человека, так и их функционирование в процессах речепорождения и речевосприятия.

Языковая способность определяется как «функциональная система, являющаяся следствием отражения (и генерализации) элементов системы родного языка, функционирующая по определенным правилам» (Человеческий фактор… 1991: 190). Эта функциональная система и обеспечивает человеку овладение и владение языком.

Языковая способность представляет собой иерархически организованную систему компонентов, служащих обобщенным отражением в психике индивида уровней системы языка. Компоненты языковой способности: фонетический, лексический, морфологический (включающий словообразовательный субкомпонент), синтаксический, семантический – включают не только отраженные сознанием элементы системы языка, но и специфические правила прескрипторного (предписывающего) типа. По этим правилам осуществляется выбор средств, необходимых для решения коммуникативной задачи. Обычно субъект не осознает этих правил, однако ведет он себя так, словно эти правила знает. Правила составляют систему, в которой ведущее место занимают правила выбора адекватного задачам коммуникации значения, т. е. семантический компонент языковой способности является «стержневым» в ее структуре, семантические правила действуют на всех уровнях языковой способности. Выбор содержательных компонентов является необходимым этапом порождения речевого высказывания, и правила, по которым этот этап реализуется, вероятно, различны (по сложности) у взрослых носителей языка и у детей (Человеческий фактор… 1991: 190– 191).

Очевидно, что и другие компоненты языковой способности изменяются (развиваются, усложняются, совершенствуются) в ходе онтогенетического развития. Языковая способность не является «одномоментным» отражением системы языка, «это – процесс, результатом которого оказываются обобщенные функциональные элементы языка» (Шахнарович 1995: 214). Не сразу, а постепенно в сознании ребенка формируются фонематические, лексические и грамматические обобщения, что позволяет исследователям наблюдать в детском возрасте смену нескольких языковых систем, «каждая из которых отлична от языковой способности взрослого, обладает своими правилами и своим строением» (Шахнарович, Юрьева 1990: 43).

Принципиальным является вопрос о природе и путях формирования языковой способности: является ли она врожденной, биологической или социальной, приобретаемой и развивающейся только в процессе развития и социализации личности. На этот вопрос в С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

науке нет однозначного ответа. С одной стороны, в речевом онтогенезе ясно прослеживаются социальные влияния: дети усваивают тот язык, который используется их ближайшим окружением, языковые нормы регулируются и поддерживаются социумом, а с другой – речь младенца, особенно на ранних этапах, развивается как бы по своим автономным биологическим законам, не зависящим от желаний окружающих и слабо поддающимся корректировке.

Кроме того, удивительно, как ребенок за короткий период своего развития, когда его когнитивные возможности еще очень ограниченны, усваивает сложнейшую систему языка и уже к четырем годам владеет массой слов и способен создавать почти все из возможных синтаксических конструкций. Каким образом оказывается возможным усвоение системы языка маленьким ребенком за столь короткий срок, если, по словам Л.В. Щербы, «работа каждого неофита данного коллектива, усваивающего себе язык этого коллектива, т. е. создающего у себя речевую систему на основании языкового материала этого коллектива (ибо никаких других источников у него не имеется), совершенно тождественна работе ученого исследователя, выводящего из того же языкового материала данного коллектива его языковую систему, только одна протекает бессознательно, а другая – сознательно» (Щерба 1974: 35). А ведь нормально развивающийся ребенок усваивает язык не только за короткий срок, но еще и без особых усилий и целенаправленных инструкций со стороны взрослых.

Существует несколько теорий относительно природы языковой способности и ее формирования в детском возрасте. Ранее полагали, что усвоение языка сводится к имитации ребенком образцов речи взрослых, подражая которым он приобретает опыт употребления правильных форм. Однако эта простая схема не в состоянии объяснить множества фактов детской речи, в частности, появления в речи ребенка слов и форм, которых он не мог воспринять от окружающих его людей. Действием по аналогии с воспринятыми ребенком готовыми словами и фразами также невозможно объяснить появляющихся в речи детей отклонений от образца или правила. «Ребенок не просто имитирует или копирует в своей речи речь взрослых и тем более не просто случайно генерирует языковые высказывания, получая от взрослых их положительное или отрицательное подкрепление. Развитие его речи есть прежде всего развитие способа общения» (Леонтьев 1974: 312).

Н. Хомским была предложена концепция врожденного, биологически наследуемого характера языковой способности, которая, казалось бы, объясняла быстроту овладения языком в детском возрасте наличием некого устройства, обеспечивающего усвоение языка, которое «содержит в качестве врожденной структуры все принципы, установленные внутри теории языка» (цит. по Леонтьев 1997: 172). Такая генетически наследуемая универсальная грамматика, «заложенная» в ребенке от рождения, позволяет ему извлекать правила родного языка из речи окружающих, соотнося поступающий речевой материал с принципами универсальной грамматики. Роль языковой среды сводится при этом только к предоставлению примеров грамматически правильных конструкций. Такая теоретическая модель языкового развития ребенка как «проявления» его врожденной языковой способности также не находит подтверждения в экспериментальных исследованиях и наблюдениях за развитием детской речи, что заставило впоследствии даже учеников Н. Хомского отказаться от догм теории врожденных знаний (Леонтьев 1997: 175).

Противоположная точка зрения состоит в том, что языковая способность – это социальное по природе образование, формирующееся под влиянием социальных факторов, главным образом, потребности в общении и реализации коммуникативных интенций в различных ситуациях совместной деятельности людей. Развитие языковой способности ребенка происходит в процессе его общения с окружающими людьми, при этом ребенок не просто имитирует речевые образцы, а активно присваивает язык как часть общечеловеческого опыта, как способ знакового поведения. Таким образом, наряду с социальным фактором языкового развития признается значительная роль факторов когнитивных, связанных с предметной и знаС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

ковой деятельностью ребенка. Ж. Пиаже подчеркивает, что предпосылки овладения языком

– в развитии сенсомоторного интеллекта ребенка; они связаны со своеобразной «логикой вещей», когда в ходе действия с предметами развивается способность к генерализации действий и к выработке определенной схемы их осуществления. Наблюдая за последовательностью операций в определенной предметной деятельности, а затем за языком взрослых, ребенок обнаруживает в двух этих видах деятельности определенный изоморфизм (действие – объект действия: читать книгу, взять игрушку; или же объект – его признак: книга интересная, игрушка мягкая, пушистая и т. д.). Он овладевает знаками языка как некими объектами и оперирует этими знаками тоже как объектами, т. е. по схеме действия с ними.

Это не означает полного отрицания значения природных факторов в формировании языковой способности, так как без созревания соответствующих физиологических структур не может быть нормального овладения языком, однако эти структуры «не содержат ни правил языкового поведения, ни знаний о языке. Правила и знания выводятся ребенком в процессе деятельности по овладению объективным миром, процессе, социальном по своей сущности и по своим результатам» (Человеческий фактор… 1991: 189). Такая позиция выражена в работах Л.С. Выготского, Ж. Пиаже, она получила свое развитие в работах их последователей и является общепризнанной в современной отечественной психологии и лингвистике (Леонтьев 1997, Лурия 1995, Шахнарович, Юрьева 1990 и др.). По словам А.А. Леонтьева, «онтогенез языковой способности – это … сложнейшее взаимодействие, с одной стороны, процесса общения взрослых и ребенка, процесса поэтапно развивающегося; с другой – процесса развития предметной и познавательной деятельности ребенка» (Леонтьев 1997: 175).

Некоторые исследователи, признавая социальную и когнитивную природу основных факторов языкового развития ребенка, подчеркивают роль факторов биологических. В частности, И.Н. Горелов не просто считал значимыми врожденные механизмы, являющиеся необходимым условием формирования прижизненно формирующихся функциональных систем, к которым относится и языковая способность, но доказывал возможность установления между ними причинно – следственной связи (Горелов 2003: 16–17). На первом году жизни ребенок овладевает как имитативно, так и следуя инстинкту (подчеркнуто нами. – С.П.) богатым арсеналом невербальных средств общения, являющихся базой для дальнейшего развертывания полноценной коммуникации (Горелов 2003: 106).

Т.Н. Ушакова также утверждает необходимость «выравнивания крена, происходящего на основе социологической модели» и состоящего в недостаточном учете наследственных, генетических оснований в развитии языковой способности ребенка (Ушакова 2004: 214). В ее работах представлена концепция «саморазвития речеязыковой способности», согласно которой ре – чеязыковая способность развивается у ребенка на основе врожденной экспрессивной активности (выведения вовне внутренних психологических состояний), подвергающейся в процессе развития внешним влияниям со стороны социального окружения. При этом предполагается, что соотношение факторов генетических и социальных будет разным в зависимости от этапа развития (там же: 185–191).

В соответствии с логикой естественного процесса возникновения и развития речи у ребенка факторы речевого развития человека рассматриваются М.Р. Львовым. Назовем их в той последовательности, в какой они выделяются автором: 1) фактор положительных эмоций; 2) потребность эмоционального контакта с близким человеком; 3) физиологическое развитие органов речи (речевых центров мозга, памяти, произносительных органов, слухового аппарата, координационной системы); 4) потребность содержательного общения; 5) потребность и способность номинации и обобщения, интеллект, начало формирования понятий как основной формы познания; 6) речевая среда; 7) речевая активность; 8) изучение языковой теории (Львов 2002: 186–199). Хотя эти факторы и не анализируются с точки зрения их генетической или социальной основы, однако их перечисление дает представление о ходе развиС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

тия языковой способности ребенка. Кроме того, с позиций социологического подхода автор не отрицает возможности наследования общей предрасположенности к усвоению языка.

Таким образом, на современном этапе развития науки следует признать, что языковая способность – это механизм, психофизиологический по природе, но формируемый прижизненно, под воздействием социальных влияний. Языковая способность ребенка обусловлена внутренне – генетически заложенной в нем материальной основой языкового развития (прежде всего определенным уровнем развития мозга и артикуляционных органов). Биологическая природа современного ребенка обеспечивает готовность его к восприятию речи взрослых; он обладает всеми потенциальными способностями к овладению языком.

С внешней же стороны предпосылки возникновения языковой способности у ребенка связаны с процессами двух типов:

– неречевой, предметной деятельностью самого ребенка, т. е. постепенным знакомством с окружающим его миром в ходе чувственного, сенсомоторного восприятия мира и вступлением во все более разнообразные и сложные виды деятельности (ориентационную, игровую и т. д.);

– речевой деятельностью взрослых и начинающимися очень рано процессами общения взрослых с ребенком. Первоначально процессы общения ребенка с матерью носят односторонний характер и заключаются во втягивании ребенка в акт общения. Но затем они становятся актами знакомства ребенка с миром звуковой и жестовой символики, а значит, актами приобщения ребенка к конвенциональной знаковой системе. В дальнейшем ребенок становится партнером в диалоге, он реализует свои первые интенции еще на дословесном уровне, но уже с помощью звуков. Первым словам ребенка сознательно учат, а на более поздних этапах речь ребенка постоянно корригируют, т. е. поправляют, притом иногда сознательно, а иногда и бессознательно. Ребенок рано осознает значимость и прямую пользу языка как способа достичь цели. Взрослые поощряют желание ребенка говорить и всячески активизируют его речевую деятельность, они вознаграждают ребенка за «правильное» слово; ребенок быстрее получает то, что хочет, когда научается выражать свои желания вербальным путем и т. п. Поскольку ребенок долгое время беспомощен и не существует сам по себе или в одиночестве, в его жизни тесно переплетаются его собственные потребности со всей речевой и неречевой деятельностью взрослых. Овладевая системой отношений реального мира, ребенок слышит комментарии взрослых и в общении с ними получает инструкции как речевого, так и неречевого характера, а также постоянно наблюдает примеры и образцы речевого поведения (Человеческий фактор… 1991: 149–150).

Вопросы и задания

1. Ознакомьтесь с главой 3 в разделе I книги М.Р. Львова «Основы теории речи» (с. 16– 20). Назовите функции языка и охарактеризуйте их реализацию в речи.

2. Проанализируйте модель кодовых переходов при порождении речи, представленную в книге М.Р. Львова «Основы теории речи» (с. 79–80). Какие фазы речевой деятельности не представлены в модели? Какие фазы развернуты и представлены в виде цепи кодовых переходов?

3. Ознакомьтесь со статьей Л.В. Щербы «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании» и ответьте на следующие вопросы:

1) Какие аспекты языковых явлений выделяет автор? Как эти аспекты соотносятся с вынесенными в заглавие данного параграфа понятиями?

2) Какой термин использует автор для обозначения индивидуального представления языковой системы в сознании носителя языка? Какие его особенности называет?

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

4. Прочитайте приведенные ниже выдержки из работ А.А. За – левской, Г.В. Ейгера, Е.А. Быстровой и др. Что общего вы видите между определяемыми в них понятиями? В чем заключаются различия?

1) «…Предложенный Л.В. Щербой термин «речевая организация» используется в смысле «готовности индивида к речи» как весьма удачно подчеркивающий упорядоченность, организованность продуктов переработки речевого опыта в целях оптимального применения их в речемыслительной деятельности. При этом речевая организация рассматривается как единство процесса и продукта; в качестве последнего выступает индивидуальная система концептов и стратегий пользования ими в процессах говорения и понимания речи, обозначенная как ЯЗЫК 1 (с этой точки зрения речевую организацию можно назвать и «языковой организацией»)….Становление и постоянное упорядочивание речевой организации человека как самоорганизующейся системы особого рода происходит в процессе речевой (точнее – речемысли – тельной) деятельности».

(А.А. Залевская. Введение в психолингвистику. – М., 2000. – С. 30–31)

2) Языковое сознание «является механизмом управления речевой деятельностью и формирует, хранит и преобразует языковые знаки, правила их сочетания и употребления, а также взгляды и установки на язык и его элементы» (Г.В. Ейгер. Механизмы контроля языковой правильности высказывания. – Харьков, 1990. – С. 23).

3) «ЯЗЫКОВАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ (= языковая способность) – система неосознаваемых правил речевой деятельности, по которым реализуется «индивидуальная система языка» (Л.В. Щерба). Представляет собой иерархизированную систему компонентов, служащих интериоризированным обобщенным отражением уровней системы языка. Реализуется по специфическим правилам в соответствии с коммуникативной задачей и деятельностной ситуацией» (Васильев Н.В., Виноградов В.А., Шахнарович А.М. Краткий словарь лингвистических терминов. – М., 1995. – С. 149).

4) «Языковая компетенция рассматривается нами как психологическая система, включающая два основных компонента: данные речевого опыта, накопленного ребенком в процессах общения и деятельности; и знания о языке, усвоенные в ходе специально организованного (школьного) обучения» (Божович Е.Д. Развитие языковой компетенции школьников:

проблемы и подходы // Вопросы психологии. – 1997. – № 1. – С. 36).

5) «Под языковой компетенцией понимается знание учащимися слов, их форм, синтаксических структур, синонимических средств языка, употребление их в речи, овладение богатством языка как условием успешной речевой деятельности….Коммуникативная компетенция – это способность и реальная готовность к общению адекватно целям, сферам и ситуациям общения, готовность к речевому взаимодействию и взаимопониманию» (Быстрова Е.А. Цели обучения русскому языку, или Какую компетенцию мы формируем на уроках // Обучение русскому языку в школе / под ред. Е.А. Быстровой. – М., 2004. -С. 24–27).

5. С позиций того, что вы узнали о соотношении языка и речи, а также о природе языковой способности и факторах ее развития, прокомментируйте приведенные ниже цитаты.

1) «Язык есть система знаков, выражающих понятия, а следовательно, его можно сравнить с письменностью, с азбукой для глухонемых, с символическими обрядами, с форС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

мами учтивости, с военными сигналами и т. д. и т. п. Он только наиважнейшая из этих систем» (Соссюр Ф. Курс общей лингвистики // Труды по языкознанию. – М., 1977. – С. 54).

2) «На наш взгляд, есть логические основания для того, чтобы не терять из виду целостность и единство системы языка и речевой деятельности и видеть в механизме работы совокупной системы взаимодействие и взаимосодействие двух сторон: условно говоря языковой и речевой. В самом деле, как могла бы формироваться речь, по определению строящаяся на использовании языка, без того, чтобы в процесс не включались языковые структуры, находящиеся «внутри» субъекта, а не вне его, «в социуме» и «над индивидом?» (Ушакова Т.Н.

Речь: истоки и принципы развития. – М., 2004. – С. 24).

3) «Как «компетентность» в языке, так и «применения» языка не появились сразу и не являются двумя независимыми явлениями. Можно думать, что сама «компетентность»

в языке является результатом развития его применения и что только в процессе активного отражения действительности и активного общения у ребенка возникает понимание языка» (Лурия А.Р. Научные горизонты и философские тупики в современной лингвистике // Вопросы философии. – 1975. -№ 8. – С. 148).

4) «Первые свидетельства о приобщении ребенка к речевой деятельности – его первые однословные высказывания. Речевая деятельность ребенка начинается не со слов: произнося свое первое слово, ребенок произносит и свое первое предложение. Первое проявление его речевой активности – речевой акт, связанный изначально с реализацией определенной коммуникативной потребности и отражающий суть этой интенции, потребности» (Человеческий фактор в языке: Язык и порождение речи / Отв. ред. Е.А. Кубрякова. – М., 1991. – С. 155).

5) «Система любого языка настолько сложна, что усвоение его законов и применение в разнообразнейших видах речи, особенно письменной, не заканчивается в школе, а продолжается всю человеческую жизнь» (Жинкин Н.И. Развитие письменной речи учащихся III– VII классов // Язык. Речь. Творчество. – М., 1998. – С. 187).

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

1.2. Детская речь как объект лингвистического изучения

1. Кем и в каких аспектах изучалась детская речь?

2. Какие аспекты детской речи являются предметом лингвистического анализа?

3. Каковы направления лингвистических исследований детской речи?

4. Что изучает онтолингвистика и каковы ее основные принципы?

Детская речь – это особый этап в овладении языком и речью, речь детей дошкольного и младшего школьного возраста (до 8–9 лет).

Внимание к изучению детской речи обусловлено ее своеобразием, в котором проявляются особенности начальных этапов формирования и развития языковой способности, когда она осуществляется по особым («невзрослым») правилам. Эти особые правила и являются предметом лингвистического изучения. Кроме того, детская речь является объектом психологических исследований, в которых она рассматривается в контексте развития у ребенка высших психических функций. Детская речь, ее особенности на разных возрастных этапах и закономерности ее развития исследуются также педагогами с целью определения наиболее эффективных способов формирования и совершенствования речевых умений и навыков у детей в процессе обучения.

В том, что детская речь всегда находилась на стыке интересов разных наук и, более того, изначально интересовала не лингвистов, а специалистов других областей знания, можно убедиться, обратившись к истории ее изучения. Вначале это были наблюдения исследователей (философов, историков, биологов, психологов, физиологов и т. д.) за развитием речи своих детей. Первая книга подобного рода – «Наблюдения за развитием душевных способностей ребенка» – написана немецким философом Д. Тидеманом на основе наблюдения за развитием сына от рождения до трех лет и издана в 1787 г. В дальнейшем записи речи собственных детей публиковали известные ученые И. Тэн, Ч. Дарвин, И.А. Сикорский, В.М. Бехтерев и др. На основе многолетних систематических наблюдений за развитием сына немецким физиологом В. Прейером был написан труд, в русском переводе изданный в 1882 г.

и снискавший автору славу родоначальника изучения детской речи (Ушакова 2004: 8). Большой вклад в изучение детской речи внесли К. и В. Штерны, их книга была написана на рубеже XIX–XX вв. по дневниковым записям речи их детей. Получившие широкую известность и признание работы швейцарского психолога Ж. Пиаже, который изучал собственно не речь ребенка, а ход познания им действительности и развитие интеллекта, также во многом опирались на наблюдения за поведением, в том числе и речевым, его детей.

Начиная с 20–х годов ХХ в. исследователи детской речи стали опираться не только на дневниковые записи, которые часто отличались фрагментарностью и случайностью, отсутствием фиксации важных для исследования моментов, но и на эксперимент, тщательно спланированное наблюдение, на кросс – секционные методы (сопоставление данных речи разных детей одного возраста, в том числе и говорящих на разных языках). С середины ХХ в. исследования детской речи в основном ведутся в рамках психолингвистики, формирующейся в это время научной дисциплины, в задачи которой входит изучение процесса овладения языком, выявление его внутренних механизмов. Неудивительно, что детская речь стала объектом изучения этой новой науки интегративного типа, возникшей на стыке психологии и лингвистики, ведь процессы речевого и интеллектуального развития ребенка связаны настолько тесно, что не всегда удается разделить их исследование. К настоящему времени накоплен богатый материал, который позволяет проводить кросскультурные исследования в области детской речи и выявлять, с одной стороны, общие закономерности овладения родС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

ным языком, а с другой стороны, особенности этого процесса, определяемые спецификой усваиваемого языка.

В России первые печатные труды, посвященные описанию детской речи, появились в 80–е годы XIX в. Это статьи в «Русском филологическом вестнике» А. Александрова (1883) и В. Благовещенского (1886), которые привлекли внимание исследователей к детской речи и открыли новое направление в науке (Львов 2002: 176–177). В первой половине ХХ в. отмечается всплеск интереса к изучению детской речи со стороны ученых разных специальностей.

Наиболее заметной работой, представлявшей в этот период педагогическое направление в изучении детской речи, является исследование В.П. Вахтерова, в котором автор стремился выявить закономерности речевого развития ребенка. К тому же времени относятся и работы выдающегося психолога Л.С. Выготского, в которых он опирался на материалы детской речи, обосновывая «общий генетический закон культурного развития» и рассматривая речевое развитие ребенка в контексте развития его мышления и, в частности, способности к обобщению. В дальнейшем учение Л.С. Выготского получило развитие в трудах его непосредственных учеников и последователей, занимавшихся преимущественно не нормой, а патологией речи и мышления, – А.Р. Лурия, Р.Е. Левиной, Ж.И. Шиф и др.

В 20–е годы ХХ в. в России появились и собственно лингвистические исследования, в которых детская речь рассматривалась как самоценный объект, заслуживающий детального описания. Как пишет Т.Н. Ушакова в своем обзоре ранних исследований детской речи, крупным автором в данной области явился Н.А. Рыбников, который не только проводил собственные исследования, но и занимался организационной работой, направленной на собирание имеющихся материалов, побуждение других авторов к проведению наблюдений за речевым развитием детей, ведению дневников, разработке соответствующих методических подходов. Основным плодом его научного труда стала книга «Язык ребенка» (1926), в которой освещены ключевые моменты речеязыкового развития ребенка от рождения до подросткового возраста на основе значительного по объему фактического материала. Н.А. Рыбниковым выпускались библиографические справочники по исследованию детского языка, под его руководством был выпущен сборник статей «Детская речь» (1927), в котором рассматривалась проблема методов изучения детской речи, был собран большой архив записей детской речи и детских рисунков. Примечательно, что несмотря на лингвистический характер исследований, опубликованных в сборнике «Детская речь», его публикация была результатом работы объединенной комиссии по детскому языку при Институте экспериментальной психологии и Центральном педологическом институте.

В начале ХХ в. в России государство проявляло интерес к исследованию детской речи, этой темой занимался целый ряд учреждений, в том числе, кроме уже названных, Институт методов школьной работы, Комиссия по живому слову и книге при Наркомпросе, Государственный институт научной педагогики, Государственный институт охраны материнства и младенчества, Институт глухонемого ребенка и др. (Ушакова 2004: 10–13). Заметим, что судя по этому перечню организаций, занимавшихся изучением детской речи, интерес к ней в то время проявляли прежде всего отечественные психологи и педагоги.

Говоря об истории изучения детской речи в нашей стране, нельзя не упомянуть имени К.И. Чуковского, который в своей книге «От двух до пяти» (первое издание под названием «Маленькие дети» вышло в 1928 г.) на большом фактическом материале показал, что в дошкольном возрасте ребенок обладает «огромной речевой одаренностью», способностью на основе анализа речи взрослых быстро усваивать правила родного языка. Обращаясь к детскому словотворчеству, по мысли автора – одному из самых изумительных феноменов детства, К.И. Чуковский утверждает, что «начиная с двух лет всякий ребенок становится на короткое время гениальным лингвистом, а потом, к пяти – шести годам, эту гениальность утрачивает» (Чуковский 1990: 19).

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

В книге К.И. Чуковского, написанной очень просто и увлекательно, содержатся не только интересные факты, но и обладающие научной ценностью обобщения и намечены многие направления изучения детской речи, которые затем получили развитие в лингвистических и психолого – педагогических исследованиях. К материалам, собранным К.И. Чуковским, обращались и до сих пор обращаются ученые, изучающие речь и мышление ребенка дошкольного возраста (А.Г. Арушанова, А.В. Запорожец, Т.Н. Ушакова, С.Н. Цейтлин, А.М.

Шахнарович, Д.Б. Эльконин и мн. др.).

Широко известны ставшие классическими труды по детской речи А.Н. Гвоздева, который провел большую эмпирическую работу по сбору данных речевого развития своего сына Жени, а затем их лингвистическому анализу и обобщению. В дневнике наблюдений, который А.Н. Гвоздев вел с 1923 по 1930 г. (с 1 года 8 месяцев до 9–летнего возраста сына), впервые были преодолены недостатки дневниковых записей, осуществляемых неспециалистами.

Во – первых, А.Н. Гвоздев поставил перед собой задачу проследить усвоение ребенком различных элементов родного языка, последовательность и, по возможности, причины этого усвоения, вследствие чего его наблюдения были целенаправленными, реализующими определенную исследовательскую программу, и систематическими.

Во – вторых, записи делались во время самой речи или непосредственно после нее, регистрировались лишь те элементы речи, в которых исследователь был уверен, благодаря чему обеспечивалась высокая точность и надежность материалов дневника.

В – третьих, записи речи на ранних этапах развития ребенка делались с использованием фонетической транскрипции и часто сопровождались указанием на важные детали ситуации, в которой прозвучало детское высказывание, что очень существенно для последующего анализа этих записей.

Результаты многолетних наблюдений были обобщены А.Н. Гвоздевым в двух монографиях: «Усвоение детьми звуковой стороны русского языка» и «Формирование у ребенка грамматического строя русского языка», которые позднее вместе с ранее изданными статьями вошли в большое однотомное издание «Вопросы изучения детской речи» (1961). По признанию М.Р. Львова, именно А.Н. Гвоздев «основал подлинно лингвистическое направление в изучении детской речи» (Львов 2002: 180).

Лингвистическое изучение детской речи предполагает выявление ее особенностей на разных этапах овладения родным языком: специфики используемых ребенком на том или ином этапе развития языковых средств и закономерностей их усвоения. В лингвистических исследованиях детской речи рассматриваются разные компоненты языковой способности ребенка. Закономерности овладения звуковой стороной речи выявляются в работах В.И.

Бельтюкова, Г.М. Богомазова, Е.Н. Винарской, А.Н. Гвоздева, Е.Е. Ляксо, А.Д. Салаховой и др.

Довольно хорошо изученным на сегодня является процесс овладения грамматикой родного языка, особенно в дошкольном возрасте; вопросы усвоения грамматики рассматриваются в работах Т.В. Ахутиной, А.Н. Гвоздева, Н.И. Лепской, Д. Слобина, Ф.А. Сохина, Т.Н.

Ушаковой, С.Н. Цейтлин, А.М. Шахнаровича и др. Особенности грамматического строя речи школьников описаны В.А. Добромысловым, М.Р. Львовым, М.П. Феофановым и др.

Словарный состав речи детей на разных возрастных этапах, особенности осознания детьми лексического значения слова изучали М.Т. Баранов, Н.И. Береснева, Н.Е. Богуславская, И.Н. Горелов, М.Б. Елисеева, Е. Кларк, Т.М. Рогожникова, Э.А. Салихова, Н.В. Уфимцева и др.

Развитие семантического компонента языковой способности детей является предметом специального рассмотрения А.М. Шахнаровича, Н.М. Юрьевой. Овладение речью в контексте развития у ребенка форм и способов общения рассматривают Э. Бейтс, Е.И. Исенина, Н.И. Лепская, Т.Н. Ушакова и др.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

В последнее время осознается необходимость изучения речи не только детей дошкольного и младшего школьного возраста, но и учащихся средней школы, так как процесс овладения языком отнюдь не завершается в 8–9–летнем возрасте. Вопросы развития языковой способности учащихся средней школы рассматриваются в работах Е.Д. Божович, Н.И. Жинкина, И.Г. Овчинниковой и др.

В широком потоке современных лингвистических исследований детской речи на материале русского языка можно выделить несколько направлений в зависимости от того, что в большей степени интересует исследователя в таком сложном и многоаспектном явлении, как детская речь. Выделение этих направлений весьма условно, так как в одном исследовании могут сочетаться разные подходы к анализу детской речи и методы ее изучения.

В психолингвистических исследованиях детская речь рассматривается как особый этап формирования языковой способности, как относительно самостоятельная деятельность, со своеобразными целями, мотивами, со сложным иерархическим строением. Средства этой деятельности лишь внешне похожи на используемые взрослыми в их речи, по существу же они различны, так как языковые элементы по – разному функционируют в речи детей и взрослых, они имеют разное «внутреннее», семантическое наполнение.

Определяя задачи исследований детской речи, А.М. Шахнарович и Н.М. Юрьева пишут, что они состоят в том, чтобы «выяснить, каким образом функционирует эта особая система и как она переходит во «взрослую» форму. В ходе исследований детской речи по существу необходимо решить проблемы источника речевого развития, а также места речевого общения в развитии речевой деятельности» (Шахнарович, Юрьева 1990: 43).

Таким образом, для данного направления характерно рассмотрение детской речи в контексте общих закономерностей речевой деятельности, проявляющихся особым образом у ребенка в силу особенностей его когнитивного развития, внимание к динамике овладения языком в детском возрасте, к вскрытию внутренних механизмов этого сложного процесса, анализирующегося с учетом сложного соотношения речевой, предметной и игровой деятельности ребенка, развития его речевых и когнитивных способностей. С психолингвистическим направлением исследований детской речи тесно связано изучение патологии речевого развития ребенка.

Возможно изучение детской речи и в традиционном лингвистическом ключе, когда описывается последовательность появления тех или иных языковых элементов в речи ребенка, определяются особенности единиц и категорий детского языка в сравнении с единицами и категориями языка взрослых. В этом случае факты детской речи рассматриваются с позиций сложившейся языковой системы взрослого человека, анализируются прежде всего разного рода неправильности (с точки зрения нормативного языка), нерегулярности, инновации и устанавливаются их причины с опорой на разграничение понятий «система»

и «норма». Классическим образцом такого чисто лингвистического исследования является монография А.Н. Гвоздева.

Исследования лингвометодической направленности решают задачи теоретического обоснования содержания и методов обучения языку и речи на разных возрастных этапах, выявления педагогических факторов, оказывающих влияние на процесс речевого развития ребенка.

В последнее время интерес в лингвистике к изучению детской речи очень велик, о чем свидетельствует большое количество исследований, посвященных ее анализу, как в нашей стране, так и за рубежом. Регулярно издаются книги по данной теме, ежегодно проходят международные конференции и симпозиумы, за рубежом выходят специализированные журналы, публикующие статьи по теоретическому анализу детской речи. Существует Международное общество по исследованию детской речи (IASCL), объединяющее ученых разных стран. Все это позволяет говорить о зарождении специальной научной дисциплины, С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

занимающейся изучением детской речи, – лингвистики детской речи, или онтолингвистики.

Несмотря на то что статус этой новой научной дисциплины еще обсуждается и признается не всеми (например, известный специалист по психолингвистике Р.М. Фрумкина скептически относится к возможности самоопределения онтолингвистики (Фрумкина 2001: 121)), есть веские основания для признания ее самостоятельности.

Предметом онтолингвистики является процесс овладения языком в детстве, а также особенности детской языковой системы как таковой (Цейтлин 2004: 278). В задачи онтолингвистики входит, во – первых, выявление закономерностей процесса овладения языком

– определение того, каковы факторы этого процесса, по каким этапам он разворачивается, каким образом ребенок продвигается от одного этапа к другому, а во – вторых, установление особенностей изменчивой языковой системы ребенка на каждом из этапов ее становления.

«Основные теоретические положения, на которых базируется современная онтолингвистика, по крайней мере в ее отечественном варианте: конструктивизм, когнитивизм, коммуникация», – утверждает С.Н. Цейтлин (2001). Конструктивизм предполагает признание того, что ребенок сам конструирует свой язык, опираясь на речевую продукцию взрослых, которую подвергает бессознательному анализу. Постепенно ребенок овладевает языком, каждодневно совершая очень сложную работу, состоящую в категоризации языковых фактов, установлении разного рода аналогий и ассоциаций.

Под когнитивизмом понимается признание когнитивного развития базовым относительно языкового: для усвоения того или иного элемента языковой системы необходимы определенные когнитивные предпосылки. Например, если ребенок не освоил еще противопоставление «один – не один предмет», то совершенно бессмысленно пытаться научить его употреблению форм множественного числа. Детская речь рассматривается как реализация особой языковой системы, в которой закреплен детский взгляд на мир, детская «наивнейшая» картина мира. В то же время языковое развитие оказывает воздействие на развитие когнитивное, способствуя закреплению успехов ребенка в его когнитивной деятельности.

Так, освоение родовидовых отношений между словами помогает закрепить начавшуюся уже независимо от языка категоризацию природных явлений.

Принцип коммуникации в онтолингвистике означает признание определяющей роли общения в языковом развитии ребенка: язык появляется в связи с потребностью в общении и развивается в связи с развитием форм общения (Цейтлин 2001).

Так в лингвистике детской речи определяются предмет, задачи исследования и основные принципы. По признанию исследователей детской речи, эта наука находится в стадии становления: накапливается материал и первоначальные обобщения. М.Р. Львов отмечает также отсутствие системы в выборе тематики исследований и преобладание исследований методической направленности (Львов 2002: 186). Насущной проблемой является разработка общетеоретических концепций, т. е. теорий, которые объясняли бы, как на самом деле формируется речь ребенка, как овладение речью выступает в качестве базы для развития у ребенка всей совокупности познавательных процессов – восприятия, обобщения, целеполагания, оценки (Фрумкина 2001: 104). Многообразие подходов к лингвистическому изучению детской речи и направлений ее анализа лишь подчеркивает сложность объекта исследования.

Вопросы и задания

1. Прочитайте приведенные ниже выдержки из работ А.М. Шахнаровича, Е.С. Кубряковой, Л.В. Сахарного и др. В чем авторы видят значимость изучения детской речи?

1) «Исследования детской речи могут существенно расширить наши представления не только об овладении языком, но и о самом языке, о его функционировании в речевой деяС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

тельности, не только о становлении познавательных и других психологических процессов, но и об их строении, расширить наши знания о человеке вообще» (Шахнарович А.М. Психолингвистические проблемы овладения общением в онтогенезе // Сорокин Ю.А., Тарасов Е.Ф., Шахнарович А.М. Теоретические и прикладные проблемы речевого общения. – М., 1979. – С. 5–6).

2) «…Представляется существенным подчеркнуть то основное свойство данных о детской речи, которое делает их источником первостепенного значения, – их объяснительную силу….При всей поразительной сложности языка он все же должен быть построен на таких принципах, которые делают возможным овладение им ребенком. В простых и даже примитивных формах, с которых начинается речь ребенка, следует не только искать прототипы будущих более сложных форм, но и объяснение того, почему именно он начинает с этих, а не других форм и почему они так ингерентно, так тесно и неразрывно связаны с принципами восприятия и осмысления окружающего его предметного и духовного мира» (Кубрякова Е.С. Данные о детской речи с общелингвистической точки зрения // Детская речь как предмет лингвистического изучения. – Л., 1987. – С. 7).

3) «Значение детской речи для теории речевой деятельности очень велико. Анализируя этот материал, во – первых, можно проследить эволюцию речи в онтогенезе, т. е. то, как у человека, индивида, формируется, развивается, оформляется его языковая способность.

Ведь нормоцентрическая лингвистика изучает речь уже сложившегося нормального взрослого человека. А как формируется механизм речевой деятельности? Вот появился новорожденный, и он еще не может говорить. Но проходит всего лишь 2–3 года, и ребенок уже овладевает основами языка. Еще несколько лет – и в его распоряжении практически весь основной механизм «взрослого» языка. Во – вторых (поскольку в онтогенезе в общих чертах проявляются, особенно на ранних стадиях, черты филогенеза, т. е. развития целого вида), материалы детской речи (особенно на ранних этапах развития) предоставляют возможности для выхода на проблему происхождения языка (в сочетании с рядом других факторов, среди которых, по – видимому, особое место занимают результаты работ по обучению обезьян языку глухонемых и другим символическим системам)» (Сахарный Л.В. Введение в психолингвистику: курс лекций. – Л., 1989. – С. 60).

4) «Известно, что изучение речи ребенка позволяет наблюдать непосредственно те процессы и механизмы, которые в речи взрослого свернуты, автоматизированы и иногда вообще не могут быть расчленены для целей исследования в силу специфики уже сложившейся языковой способности» (Человеческий фактор… 1991: 192).

2. Какие методы используются при изучении детской речи?

3. Прочитайте главу «Детский язык» из книги К.И. Чуковского «От двух до пяти» и ответьте на следующие вопросы:

1) Почему автор называет ребенка в возрасте от двух до пяти лет гениальным лингвистом?

2) В чем, по мнению автора, проявляется творческий характер усвоения ребенком родного языка?

3) Над усвоением каких языковых правил в детском возрасте наблюдает автор? Какие примеры в доказательство усвоения этих правил приводит?

4) Каковы, по мнению автора, основные задачи и принципы воспитания речи детей?

4. Прочитайте приведенные ниже выдержки из «Дневника матери» Н.А. Менчинской (вначале указан возраст Саши Менчинского: 1 – сколько лет, 2 – месяцев, 3 – дней). В чем видите отличия детских высказываний от речи взрослых?

2, 6, 8: Рассказывает отцу: «Тлёлебус слёманий, сапозьника позвать надо, сапозьник поцинит». (Как – то недавно он вместе с няней относил сапожнику чинить свои ботинки.) С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

2, 9, 29: Собирается играть в красноармейца: «Я буду стелять плохих дядев, котоли не слюсаются, не убиляют».

4, 1, 15: «Почему троллейбус так громкает?» – и при этом сам громко крикнул, подражая троллейбусу.

5, 6, 28: Смотрит утром на запотевшие окна и говорит о них: «Заплесневели».

5. В чем специфика лингвистического подхода к изучению детской речи? Какие аспекты речи ребенка могут быть предметом лингвистических исследований?

6. Прочитайте главу 26 «Исследования детской речи (обзор)» из книги М.Р. Львова «Основы теории речи» (с. 176–186). Какие направления в изучении речи детей школьного возраста в ХХ в. выделяет автор?

7. В чем состоит значение исследований детской речи для методики обучения языку?

Составьте аннотированный библиографический список статей из научно – методических журналов («Дошкольное воспитание», «Начальная школа», «Начальная школа плюс до и после», «Русский язык в школе»), в которых освещаются вопросы изучения детской речи.

Систематизируйте собранный материал по аспектам изучения детской речи (фонетические, лексические и синтаксические особенности речи детей) и по возрастным этапам.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

1.3. Этапы речевого онтогенеза

1. Каковы основные подходы к периодизации речевого развития ребенка?

2. Что характерно для доречевого этапа развития детской речи?

3. Как протекает речевое развитие ребенка в преддошкольный период?

4. Каковы особенности дошкольного этапа речевого развития ребенка?

5. В каких направлениях развивается речь школьника?

Овладение языком – длительный, многоступенчатый процесс развития языковой способности, когда в результате переработки и упорядочения речевого опыта у ребенка складывается несколько последовательно сменяющих друг друга временных языковых систем, соответствующих уровню его когнитивного развития и обеспечивающих реализацию его коммуникативных потребностей. Эти временные языковые системы формируют в совокупности некоторые этапы освоения языка. Установление этих этапов – важная задача лингвистики детской речи.

В литературе имеются описания этапов речевого онтогенеза, выделенных с разных позиций, однако подробная периодизация речевого развития ребенка, учитывающая все составляющие языковой способности, пока не создана. При любой периодизации неразрешимой является проблема определения временных границ этапов, так как эти границы нерезки, значительны индивидуальные колебания, а также имеет место акселерация, т. е.

сдвиг возрастных характеристик детской речи «вниз» (Леонтьев 1997: 176), поэтому все указания на возраст являются приблизительными. Кроме того, хотя привязка определенного этапа к возрасту и важна, например, для определения границ нормы и патологии в речевом развитии ребенка, более значимым является определение последовательности этапов, порядка появления тех или иных характеристик детской речи.

Наиболее общим является выделение в речевом онтогенезе двух возрастных этапов, которые резко различаются по используемым ребенком средствам общения. На дословесном этапе (первый год жизни) это голосовые реакции (вокализации) и жесты, в дальнейшем, после появления первых слов и развития грамматики – собственно языковые средства (Н.И.

Лепская, Т.Н. Ушакова). Некоторые исследователи первый этап в развитии речи рассматривают как подготовительный и включают в него не только стадию предречевых реакций, но и стадию появления первых слов, которые резко отличаются от дальнейшей речи ребенка;

в этом случае подготовительный период завершается к полутора или даже двум годам, далее начинается этап становления речи (М.И. Лисина, Г.Л. Розенгарт – Пупко).

Подробное описание поэтапного развития речи ребенка до трех лет на материале детской речи на разных языках содержится в работах А.А. Леонтьева (1965; 1997). Он выделяет три основных этапа в речевом развитии ребенка до трех лет: 1) доречевой, разделяемый, в свою очередь, на период гуления и период лепета (примерно 0,2–0,5 и 0,5–0,11); 2) дограмматический, или этап первичного освоения языка (0,11 – конец второго года); 3) этап усвоения грамматики (третий год жизни).

А.Н. Гвоздевым выделяются этапы формирования у ребенка грамматического строя русского языка: 1) период предложений, состоящих из аморфных слов – корней, которые употребляются всегда в неизменном виде (1,3–1,10); 2) период усвоения грамматической структуры предложения, связанный с формированием грамматических категорий и их внешнего выражения (1,10–3); 3) период усвоения морфологической системы русского языка, характеризующийся усвоением типов склонений и спряжений (3–7).

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Обобщая результаты исследований Н.А. Рыбникова и А.Н. Гвоздева, М.М.

Кольцова представляет следующую последовательность в развитии языка ребенка (Кольцова 2006:

85):

Рассматривая соотношение интеллектуального и речевого развития ребенка, И.Н.

Горелов выделяет шесть речевых стадий в развитии ребенка дошкольного возраста: 1) лепет и первые реакции на собственное имя и имя матери (5–7 мес.); 2) первые слова – предложения (9–12 мес.); 3) первые предложения (к двум годам); 4) первые возможности понимания чужой и употребления собственной речи вне ситуации (к трем годам); 5) беглая речь, словотворчество (к четырем годам); 6) сознательное отношение к правилам языка, исправление ошибок в речи других, качественный скачок в сфере полисемии слова (к семи годам) (Горелов 2003: 28). Основополагающим при выделении этих стадий становится появление тех или иных новообразований в речи ребенка.

На основе исследования письменной речи школьников М.Р. Львовым определена периодизация процесса становления грамматического строя речи учащихся средней школы, в С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

ней выделяется три этапа. Первый этап берет начало в дошкольном детстве и завершается примерно к 12 годам, он характеризуется появлением в речи всех основных грамматических единиц и их регулярным использованием. Второй этап (12–13 лет) отличается выравниванием в употреблении сопоставимых грамматических форм, их разнообразием, в этот период происходит стабилизация, закрепление усвоенных грамматических форм. На третьем этапе (15–17 лет) ведущими становятся унификационные тенденции: в ситуациях, в которых ранее школьники употребляли разные формы, они употребляют одну и ту же, что приводит к чрезмерно частому ее употреблению (Львов 2002). Данная периодизация выявляет основные тенденции выбора средств языка при порождении письменного высказывания, характерные для школьников той или иной возрастной группы.

Как видим, собственно лингвистические периодизации речевого онтогенеза либо являются односторонними и не отражают хода речевого развития ребенка во всех его проявлениях, либо охватывают небольшой возрастной период, поэтому в большинстве случаев при описании этапов речевого развития ребенка опираются на психологическую возрастную периодизацию. Наиболее подробно такая периодизация представлена в монографии А.К.

Марковой, которая выдвинула понятие речевого возраста, понимаемого как «период, отделяющий одну качественно новую ступень в развитии речи от другой, т. е. период, разделяющий речевые новообразования, определяемые через соотношения функций и форм речи.

Время появления речевых образований может быть отнесено к концу первого года (предметно отнесенные слова; индикативная функция), к двухлетнему возрасту появляется обобщающая функция и интеллектуализация речи, к четырем – пяти годам – функция планирования своего поведения, к семи – восьми годам – функция дифференцированного воздействия, к двенадцати – тринадцати годам – функция перспективной саморегуляции, к шестнадцати – семнадцати годам и далее – функция выработки новых значений» (Маркова 1974: 29). Этапы речевого развития ребенка, выделенные на основе дифференциации функций речи, описываются автором в соотношении с этапами общего психического развития.

Таким образом, существует множество критериев, на основе которых возможно выделение этапов и ступеней речевого онтогенеза, процесс освоения той или иной стороны речи расчленяется на этапы, как правило, безотносительно к развитию другой стороны речи. Комплексное же рассмотрение разных аспектов овладения родным языком (его фонетикой, лексикой, грамматикой) проводится обычно в соответствии с условными усредненными периодами детского развития: 1) младенческий возраст (до года); 2) ранний (преддошкольный) возраст (от 1 года до 3 лет); 3) дошкольный возраст (3 года – 6–7 лет); 4) младший школьный возраст (6–7 лет – 10–11 лет). Рассмотрим особенности детской речи в каждый из названных возрастных периодов.

В младенческом возрасте ребенок еще не использует собственно языковых средств для выражения своих состояний и потребностей, первые слова появляются только к концу первого года жизни, поэтому данный этап в развитии речи ребенка принято называть доречевым или дословесным. Однако значение этого периода в речевом развитии ребенка очень велико. Именно в младенчестве появляются первые голосовые реакции, которые вначале имеют неречевой характер, но постепенно становятся все более членораздельными и начинают выражать все более разнообразное и сложное семантическое содержание. В младенчестве (или даже раньше – во внутриутробном периоде) проявляется и способность специфически реагировать на человеческую речь, возникает понимание ребенком обращенной к нему речи взрослых. Таким образом, доречевым этот этап в развитии ребенка можно назвать лишь условно.

Уже на первом месяце жизни у ребенка обнаруживаются зачаточные формы общения с близкими: ласковое голосовое обращение к ребенку, тактильный контакт с ним начинают вызывать реакцию сосредоточения и замирания на второй неделе жизни (Лисина 1997). С С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

полуторамесячного возраста у нормально развивающегося ребенка отмечаются первичные вокализации, называемые гулением: ребенок в состоянии спокойного бодрствования спонтанно издает разнообразные звуки, преимущественно гласноподобные, и постепенно усложняющиеся звукосочетания. Гуление у всех детей мира одинаково, оно наблюдается и у глухих от рождения детей. Т.Н. Ушакова квалифицирует первичные детские вокализации как «исходно непроизвольные реакции «рефлексоподобного» вида, направленные на включение и отработку латентных механизмов звукопроизнесения» (Ушакова 2004: 31).

Гуление постепенно переходит в лепет – произнесение слогоподобных звукосочетаний бу, ма и подобных, когда ребенок в результате контакта со взрослыми уже пытается имитировать те звуки, которые он слышит. В лепете происходит упражнение артикуляционного аппарата ребенка, он учится прислушиваться к себе, соизмерять слуховые и двигательные реакции. В 7–8,5 месяцев дети произносят слоговые цепочки типа ба – ба, дя – дя – дя и т. д.

При условии постоянного эмоционального общения взрослых с ребенком, их положительной реакции на голосовые реакции малыша его вокализации становятся выразительными и стойкими: дети «разговаривают» с разнообразными интонациями в течение длительного времени – 10–15 минут подряд. Такие лепетные монологи Т.Н. Ушакова называет «младенческим разговором – пением», отмечая его произвольность, интенциональность, длительность; он характерен для детей 8–10 месяцев. Такой разговор – пение может быть ни к кому не адресован, но может выражать интенции ребенка к получению каких – то предметов или требование ко взрослому по выполнению тех или иных действий.

В 9–13 месяцев отмечается появление звуковых конвенциональных сигналов. В работах Э. Бейтс, Т.Н. Ушаковой описаны ситуации, когда младенец обращается ко взрослому в поисках помощи и подает в отдельных случаях побудительные сигналы – хнычет, мычит, выражает беспокойство и т. п. Эти коммуникативные сигналы вскоре становятся постоянными и понимаемыми общающимися сторонами.

К концу первого года жизни обычно появляются первые слова как некоторое комплексное, нерасчлененное обозначение ситуации: лепетные мама, баба и др., звукоподражания ав

– ав, га – га и т. п., протослова – звукокомплексы с устойчивым значением, понятным только членам семьи, и т. д.

Для рассматриваемого этапа речевого онтогенеза характерно также появление понимания ребенком обращенной к нему речи. Вначале, в возрасте около восьми месяцев, появляется реагирование на комплекс раздражителей, в который включена и речь взрослого: если в привычной обстановке с неизменной интонацией произносить фразу, например, Где мама?

то ребенок будет адекватно реагировать на нее, поворачиваясь к матери. Постепенно становятся безразличными детали обстановки, интонация, и тогда можно говорить о реагировании именно на речь, это происходит, по наблюдениям М.М. Кольцовой, к 10,5 месяцам. При этом ребенок воспринимает и понимает не отдельные слова, а всю фразу целиком: фразы Покажи носик или Где часы? являются для малыша нерасчлененным звуковым сигналом к определенному движению (Кольцова 2006: 44–46).

В период преддошкольного детства ребенок овладевает словесной речью, начинает пользоваться языковыми знаками в общении с окружающими. Развитие речи ребенка на данном этапе неразрывно связано с его предметно – практической деятельностью: по мере овладения предметами и предметными действиями ребенок усваивает их языковое обозначение, закрепляя тем самым знания о предметах и отношениях между ними и получая возможность передавать эти знания в процессе общения. В раннем возрасте ребенок начинает проявлять инициативу в речевом общении, идет освоение диалогической формы речи.

Развивается понимание словесной речи – устанавливается устойчивая связь между определенным звучанием и предметом, действием; слова вычленяются из фраз и вначале соотносятся ребенком с единственным денотатом. Постепенно (к двум годам) слово освоС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

бождается от ситуативных связей, становится обобщающим названием группы однородных предметов, действий. Как вычленение слова из речи, так и усвоение его значения происходят быстрее и легче, если ребенок не только часто слышит слово в разнообразных контекстах, но и активно действует с предметом, так как «мышечные ощущения, возникающие при действиях с предметом, усиливают все другие ощущения и помогают связать их в единое целое» (Кольцова 2006: 72). К концу рассматриваемого периода ребенку доступно понимание слов не только с конкретным, но и с обобщенным значением: игрушка, посуда, одежда, дерево, овощ и т. п. По данным И.Н. Горелова, к трем годам ребенок адекватно понимает распространенные простые предложения на базе 815 слов, из них 50 % – вне ситуации (Горелов 2003: 27). Активный словарь ребенка также увеличивается: если в начале второго года жизни ребенок использует 3–10 слов, то к концу второго года – примерно 300 слов, а к трехлетнему возрасту активный словарь ребенка достигает тысячи слов (Эльконин 1964: 134–135).

Значительные изменения претерпевает грамматический строй речи. Вначале речь ребенка состоит из однословных предложений, в которых слово грамматически не оформлено и служит для обозначения актуального элемента ситуации: то субъекта действия, то самого действия, то объекта, то адресата, то местоположения. Например, произнесенное ребенком в той или иной ситуации с определенной интонацией и сопровождаемое разными жестами слово – предложение киса может означать 'вот кошка', 'хочу погладить кошку', 'здесь обычно спит кошка', 'боюсь кошку', 'кошка убежала' и т. д. Такие детские высказывания понятны только в ситуации, с учетом всех ее компонентов.

Приблизительно в полтора года в речи ребенка появляются двусловные предложения, в структуре которых выделяется один опорный элемент (еще, там, дай и др.), а вторую позицию может замещать любое слово из быстро растущего лексикона ребенка. Компоненты двусловных предложений не имеют грамматического оформления и поэтому лишь в общем виде передают идею связи, например, субъекта и действия или предмета и его местоположения: Папа бай (спит – пойдет спать – спи?); Папа там (был – есть – будет – хочу, чтобы был?). Период двусловных предложений непродолжителен – около двух месяцев, и вскоре (примерно в 1, 10) в речи детей появляются предложения из трех, четырех и более слов.

При переходе к трехсловным высказываниям в речи ребенка обычно начинают отчетливо проявляться первые грамматические категории: число и падеж существительных, время, число и лицо глагола. Синтаксические отношения постепенно получают формальное выражение: сначала в изменении формы слов (Мама, клёй банку (1, 11, 24) – Мама, открой банку; Мальцик пайдет лецьку купацца (2, 1, 7) – Мальчик пойдет на речку купаться), затем в использовании служебных слов (Я с папъй пайду на агарот (2, 4, 6) – Я с папой пойду на огород). Усвоение грамматических категорий идет в направлении от смысла к форме: не ошибаясь в выборе падежной формы существительного или форм наклонения, вида и времени глагола, ребенок образует эту форму по общему правилу, без учета требований нормы языка (плисёла (2, 0, 11) – пришла, кладить (2, 0, 19) – класть, агуецы (2, 2, 3) – огурцы, взяим (2, 5) – возьмем, рота (2, 10, 12) – рта). Начинается и структурное усложнение используемых синтаксических конструкций: в речи детей третьего года жизни отмечаются предложения с однородными членами, сложные предложения.

Переход к словесной речи знаменует новый этап в развитии фонетической стороны речи, так как звуки начинают функционировать в составе слов как смыслоразличители, фонемы, а значит, их произнесение должно соответствовать определенному эталону. Произвольное артикулирование звуков и их сочетаний при произнесении слов дается ребенку с трудом в отличие от непроизвольного лепета, в котором ребенок с легкостью воспроизводит большое количество звуков (в том числе и нехарактерных для родного языка), поэтому ребенок искажает слова, смешивает их при произнесении, прекрасно различая эти же слова С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

при восприятии (мишка – миска). Особые трудности вызывает произнесение шипящих [ш], [ж], [ч'], [щ'] и сонорных [р], [р'], [л], [л'].

Развитие фонематического слуха значительно опережает развитие артикуляционных возможностей ребенка: различение на слух звуков родного языка формируется в основном к концу второго года жизни, тогда как отступления от нормативного произношения сохраняются и после трех лет.

При произношении слов дети раннего возраста могут пропускать звук, искажать его произношение или заменять его другим, более простым по артикуляции, сокращать слоговой состав слова, например произнося только ударный слог, или воспроизводить только слоговой контур слова, его ритмо – мелодическую структуру, а не звуковой состав, часто встречаются также перестановки звуков или слогов в слове.

В дошкольном возрасте происходит постепенное отделение речи от непосредственного практического опыта. Ребенок уже способен к восприятию речи вне ситуации, теперь появляется потребность поделиться со взрослым впечатлениями, полученными вне контакта с ним, рассказать об увиденном или пересказать услышанное. В соответствии с этой потребностью начинается становление монологической речи, хотя поначалу связные высказывания дошкольника еще сохраняют черты ситуативности. В игровой деятельности совершенствуется и диалогическая речь дошкольников, которые с ее помощью планируют, согласуют свои действия, регулируют свои взаимоотношения во время игры. К концу дошкольного периода у детей отмечается в простейших формах ориентация на адресата речи при выборе слов и формулировании мыслей. Использование речи в новых функциях требует правильного фонетического, лексического и грамматического ее оформления.

В этот период завершается процесс овладения артикуляцией звуков: нормально развивающийся ребенок к пяти годам умеет произносить все звуки родного языка, воспроизводит слова различной слоговой структуры и звукового состава. Ошибки произносительного характера обычно встречаются в словах малоупотребительных, незнакомых детям (рабаратория – лаборатория). Неверное произношение слова дошкольником может быть обусловлено не столько недостатками фонематического восприятия или трудностью произношения, сколько стремлением осмыслить форму слова, придать звучанию мотивированность (надуванчик – одуванчик, пауктина – паутина).

Объем активного словаря дошкольника быстро растет и к шести – семи годам достигает, по данным большинства исследователей, 3,5–4 тысяч слов. Индивидуальные различия уже в этом возрасте могут быть значительными, и у отдельных детей шести – семи лет в словаре может быть до 12 тысяч слов (Львов 2002: 210). Наблюдаются качественные изменения в словарном составе речи детей: возрастает доля слов с обобщенным значением, используются слова всех частей речи, слова употребляются более дифференцированно в соответствии с их значениями, увеличивается запас синонимов, антонимов, многозначных слов.

Однако процесс развития словесных значений в этом возрасте не завершается, поэтому часто возникают ситуации непонимания ребенком слова, особенно если оно употреблено в переносном значении, и неверного словоупотребления в речи самого ребенка.

Дети дошкольного возраста используют в речи разнообразные типы предложений, в том числе и многие виды сложных, все грамматические формы. Продолжается усвоение системы словоизменения, и хотя в начале этого периода сохраняются ошибки в образовании форм слов, обусловленные незнанием нормативных вариантов (репов (3, 4, 2) – реп, ружьи с ударением на последний слог (3, 4, 9) – ружья, очистю (3, 9, 15) – очищу, ободру (4, 8, 21) – обдеру, цыпёй (5, 4, 14) – цепью, жестей (5, 7, 19) – жестче), постепенно ребенок начинает ориентироваться на норму.

Наиболее активны в речи ребенка дошкольного возраста процессы овладения словообразовательной системой русского языка. До трех лет отмечено лишь усвоение суффиксов субъективной оценки (уменьшительности, ласкательности, увеличительности), остальные С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

словообразовательные средства усваиваются позже, и это ярко проявляется в самостоятельном образовании детьми слов по продуктивным словообразовательным моделям – словотворчестве: Слезай студа (3, 7); Я не вижу, где на кофточке рваность (3, 8); Твое целование колючее (3, 8); Сгибчивая береза (3, 10); Брызгучий кран (4, 8); Сейчасные клоуны тоже вверх ногами ходят? (4, 8).

Элементарные языковые обобщения проявляются не только в самостоятельном (и потому часто ошибочном) словоизменении и словообразовании, но и в стремлении понять и дать логическое объяснение языковым фактам: дьякон – это дикий что ль человек? (5, 1, 15);

услышав фамилию Ломоносов, сейчас же говорит как бы про себя: «Ломает носы» (5, 7, 11);

Портной должен портки шить, потому что он называется портной, и есть слово портки (7, 0, 3). Дошкольник часто задает вопросы «Почему так называется (так говорят и т. п.)?».

В некоторых детских высказываниях проявляется осознание условности языкового знака, например, ни к кому не обращенное и сказанное без повода Черный – то хлеб не бывает. Черный хлеб – это коричневый. А называют черный (4, 10, 21). Дошкольник начинает сознательно относиться к речи окружающих, он способен заметить неправильности в речи другого: неверное произношение (Знаешь, как Юра говорит – скула вместо шкура. А он больше меня, ему шесть лет (5, 7, 27); неправильное или неудачное словоупотребление (Услышав выражение «толстый мост»: Толстый?! Это про людей так говорят – толстый, а про мост говорят широкий (5, 9, 11); Олечка, знаешь, как словарь называет? Букварь (6, 4, 24). Встречается и самокоррекция: Женя Гвоздев (4, 6, 3), спеша, сказал: «Продадуй» (продавай) и тотчас же: «Торгуй».

Таким образом, к концу дошкольного периода ребенок практически овладевает родным языком, его фонетикой, лексикой и грамматикой в пределах, необходимых и достаточных для устного общения на доступные дошкольнику темы.

В младшем школьном возрасте ведущей деятельностью, определяющей характер развития ребенка, становится учебная деятельность. Переход на новую возрастную ступень определяет те значительные изменения, которые происходят в речевом развитии ребенка. В процессе обучения совершенствуются все функции речи, но особое значение приобретает речь как средство познавательной деятельности.

Речь младшего школьника отличается от ситуативной речи дошкольника тем, что переходит постепенно в волевую сферу, становится произвольно регулируемой: ученику необходимо специально обдумывать, планировать свое высказывание, стараться понять обращенную к нему речь. Для младшего школьного возраста характерно интенсивное развитие монологической речи, которая требует большей сосредоточенности говорящего (пишущего), хорошей предварительной подготовки, значительного волевого усилия. В школе ребенок впервые в своей жизни сталкивается с понятием языковой нормы, начинает отличать литературный язык от просторечия, диалекта, жаргона, задумывается об уместности употребления тех или иных средств языка в определенных ситуациях.

В связи с овладением научными понятиями у младшего школьника интенсивно совершенствуется обобщающая функция речи. Это проявляется в том числе и в качественном изменении словаря ребенка: в нем значительно увеличивается доля абстрактных слов, которых практически не было в речи дошкольника (Львов 1979).

Именно в младшем школьном возрасте ребенок овладевает новыми для него видами речевой деятельности – чтением и письмом, а также книжными стилями речи, и прежде всего научным (учебно – научным подстилем). Под влиянием письменной речи происходит обогащение речи устной, ее лексического и синтаксического разнообразия, усложняется морфологическая структура слов и синтаксическая структура предложений, используемых ребенком. В этом процессе имеются и негативные моменты, в частности появление в речи учеников орфоэпических ошибок под влиянием графической формы слова.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Однако становление письменной речи у младших школьников только начинается.

Исследования показывают, что их самостоятельные письменные высказывания часто сохраняют черты, характерные для устной речи: ситуативность, сравнительно низкую лексическую вариативность, безатрибутивность: «другими словами, письменная речь младших школьников – это не совсем письменная речь, а лишь приспособленная к ее целям и условиям устная» (Ляудис, Негурэ 1994: 36).

С началом обучения в школе процесс речевого развития ребенка становится управляемым. Большую роль в этом процессе играет, с одной стороны, изучение ребенком теории языка, которое создает базу для осознанного и правильного употребления языковых средств в речи, а с другой – практика речи, которая обеспечивает активизацию языковых средств, быстроту, точность и гибкость их выбора в зависимости от условий речи. М.Р.

Львовым были выявлены основные тенденции развития речи учащихся, проявляющиеся в младшем школьном возрасте: рост объема и структурное усложнение единиц речи, выражающееся во все более частом употреблении крупных синтаксических конструкций, в увеличении внутренней сложности этих конструкций, а также в расширении сферы использования слов, имеющих сложный морфологический состав; рост разнообразия используемых языковых средств, выравнивание соотношений сопоставимых грамматических единиц (Львов 1979:

42–43).

Вопросы и задания

1. Прочитайте главу «Разные пути освоения языка» из книги С.Н. Цейтлин (2000) и подготовьтесь рассказать о факторах, определяющих различия в речевом онтогенезе.

2. Чем обусловлены искажения звуковой оболочки слов в речи детей раннего и дошкольного возраста? Какие особенности произношения слов детьми разного возраста наблюдаются в приведенных ниже примерах из Словаря современного детского языка (Харченко 2005)?

Компот – по (1, 4); зажгись – жажгись (1, 5); зелёный – зёный (1, 6); здравствуйте – здадейти (2); карандашик – акадашик (2); кладбище – клабдище (2); косолапый – копояпый (2); крокодил – калкадир (2), прокадил (2, 6); картошка – катока (2, 1); капюшон – покашон (2, 1); нагрудник – анюник (2, 3); колесо – кисо (2, 6); двери – дели (2, 6); жвачка – зеваська (2, 6), жувачка (2, 2); институт – нифитут (2, 6); зайчик – лячек (2, 7); зубр – бубл (2, 8);

завалю – давалю (2, 10); телефон – тефон (3); компотик – матотик (3); демонстрация – дисмотра – ция (3); документы – копуденты (3); канализация – калинизация (4); транзистор

– тормозитор (4); плоскогубцы – плаксогубцы (5); прививка – приливка (5); фильмоскоп – фильмоскок (5); экземпляр – энк – земпляр (7).

3. Выпишите из Словаря детских словообразовательных инноваций С.Н. Цейтлин, или Словаря современного детского языка В.К. Харченко, или любого дневника наблюдений за речевым развитием ребенка примеры ненормативного формообразования существительных, прилагательных и глаголов. По какой модели образована каждая форма?

4. В чем проявляется ситуативность приведенных ниже детских рассказов?

Саша М. (3, 8): Я умею кататься на трехколесном велосипеде, я могу лазить вот на какую высоту… На небо могу лазить, я могу тетю свалить, могу магазин свалить… Вот сколько во мне силы… Аня Я. (6): Это… ну, я запомнила, как ездила в гости в другой город. Еще мы там ходили в музей. Там тогда цвели деревья и вкусно пахло. А еще в музее были разные статуи.

Вот.

Юля Ш. (8), письменное сочинение: Моя любимая игра – это жмурки. Мне она нравится, потому что мне нравится там играть, завязываешь глаза платком или шарфом.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Я играю с Ильмирой, с Ириной Садрисламовой. Она развивает ум. Я умею проигрывать и побеждать.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Литература

1. Арутюнова Н.Д. Речь // Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н.

Ярцева. – М., 1990. – С. 414–416.

2. Гвоздев А.Н. Вопросы изучения детской речи / АПН РСФСР. – М., 1961.

3. Горелов И.Н. Избранные труды по психолингвистике / под ред. К.Ф. Седова. – М., 2003.

4. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. – М., 2000.

5. Кибрик А.Е. Язык // Лингвистический энциклопедический словарь / гл. ред. В.Н.

Ярцева. – М., 1990. – С. 604–606.

6. Кольцова М.М. Ребенок учится говорить // Кольцова М.М., Рузи – на М.С. Ребенок учится говорить. Пальчиковый игротренинг. – Екатеринбург, 2006. – С. 3–169.

7. Леонтьев А.А. Основы психолингвистики: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – М., 1997.

8. Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. – М., 1986.

9. Лурия А.А. Язык и сознание / под ред. Е.Д. Хомской. – Ростов н/Д, 1998.

10. Львов М.Р. Основы теории речи. – М., 2002.

11. Львов М.Р. Тенденции развития речи учащихся. Вып. 2. – М., 1979.

12. Ляудис В.Я., Негурэ И.П. Психологические основы формирования письменной речи у младших школьников. – М., 1994.

13. Маркова А. К. Психология усвоения языка как средства общения. – М., 1974.

14. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. – СПб., 1997.

15. Ушакова Т.Н. Речь: истоки и принципы развития. – М., 2004.

16. Фрумкина Р.М. Психолингвистика: учебник для студ. высш. учеб. заведений. – М., 2001.

17. Харченко В.К. Словарь современного детского языка. – М., 2005.

18. Цейтлин С.Н. Лингвистика детской речи: некоторые размышления: лекция в двух частях, записанная в рамках проекта «Звуковая энциклопедия». – СПб., 2001.

19. Цейтлин С.Н. Язык и ребенок. Лингвистика детской речи: учеб. пособие для студ.

высш. учеб. заведений. – М., 2000.

20. Человеческий фактор в языке: Язык и порождение речи / отв. ред. Е.С. Кубрякова. – М., 1991.

21. Чуковский К.И. От двух до пяти: книга для родителей. – М., 1990.

22. Шахнарович А.М., Юрьева Н.М. Психолингвистический анализ семантики и грамматики (на материале онтогенеза речи). – М., 1990.

23. Шахнарович А.М. Языковая личность и языковая способность // Язык – система.

Язык – текст. Язык – способность: сб. статей. – М., 1995. – С. 213–223.

24. Щерба Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании // Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. – Л., 1974. – С. 24–39.

25. Эльконин Д.Б. Развитие речи // Психология детей дошкольного возраста / под ред.

А.В. Запорожца и Д.Б. Эльконина. – М., 1964. -С. 115–182.

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

–  –  –

2.1. Лексикон ребенка как предмет изучения

1. Каково соотношение терминов «словарь» и «лексикон»?

2. Каковы аспекты изучения лексической стороны речи ребенка?

3. Что представляет собой лексикон ребенка как компонент языковой способности?

4. Чем отличаются единицы детского лексикона от единиц лексикона взрослого человека?

5. Какие этапы выделяются в процессе овладения ребенком лексикой родного языка?

В обыденном сознании процесс овладения языком связывается прежде всего с усвоением его словарного состава, лексики. Конечно, знание языка отнюдь не сводится только к знанию слов этого языка, но в таком складывающемся стихийно представлении проявляется осознание человеком слова как единицы, занимающей центральное место в системе языка.

Именно слово служит средством закрепления в языке и передачи в речи знаний и опыта людей.

Будучи основной единицей языка как системы знаков, слово является и важнейшим элементом индивидуальной языковой системы, языкового сознания каждого носителя языка.

Однако это не значит, что слово представляет собой одну и ту же сущность, выступая в роли единицы лексической системы языка и единицы, которой оперирует человек в реальных процессах восприятия и продуцирования речи.

В первом случае речь идет о единице языка, которая используется для наименования предметов и явлений окружающей действительности и характеризуется цельнооформленностью (фонетической и грамматической) и идиоматичностью (немотивированностью или неполной мотивированностью значения) (Шмелев 1977: 53). Смысл слова, хотя он непосредственно не отражается в его звуковой оболочке, понятен носителям языка в силу его общественной закрепленности. Всю совокупность слов какого – либо языка, его словарный состав, а также какую – либо его часть называют лексикой или словарем: русская лексика, научная лексика, активный словарь. В последнее время в том же значении иногда используют и термины «лексикон» и «сублексикон»: общенациональный лексикон, научный сублексикон. Для словарного состава языка характерна неисчислимость, системность организации и подвижность, обусловленная его непосредственной обращенностью к явлениям действительности.

Каждый конкретный носитель языка не может знать всех слов родного языка, он понимает и использует в своей речи только какую – то небольшую (по сравнению с общим словарным фондом языка) часть лексики. Более того, слово как единица языкового сознания человека, которой он оперирует в речи, индивидуально, для каждого человека оно наполнено субъективным содержанием, личностным смыслом. Это субъективное содержание слова может в той или иной мере отличаться от лексического значения слова в языке, так как является продуктом переработки в психике человека его опыта, протекающей хотя и под контролем социально выработанных систем лексических значений, но по законам индивидуальной психической деятельности. Поэтому индивидуальный словарь, или словарь личности, не только значительно меньше по объему, чем словарный состав языка, но и состоит из единиц, хотя и сходных со словами языка, но все же отличающихся от них по своей внутренС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

ней организации. Соответственно, и отношения между словами в индивидуальном словаре могут быть иными, чем в лексической системе языка. Имея в виду форму представления словарного состава языка, лексики в языковом сознании человека, систему, отражающую в языковой способности человека знания о словах, обычно используют термин «лексикон»:

индивидуальный лексикон, внутренний лексикон, ментальный лексикон.

Очевидна неоднозначность использования терминов «словарь» и «лексикон» в современной лингвистической и научно – методической литературе: каждый применяется для описания как словарного состава языка, так и внутренней формы его представления в языковом сознании индивида, в некоторых работах они выступают как синонимы, в других – противопоставляются. При этом использование термина «словарь» (индивидуальный словарь, словарь личности, словарь учащегося и др.) традиционно для лингвометодических исследований в области развития речи детей в норме и патологии, а термин «лексикон» (внутренний лексикон, субъективный лексикон, ментальный лексикон) чаще встречается в работах по психологии, психолингвистике и когнитивной лингвистике.

Применительно к изучению лексической стороны детской речи как в лингвометодическом, так и в психолингвистическом ключе понятия «словарь» и «лексикон» практически не разграничиваются и соответствующие термины используются чаще всего как синонимы (М.Р. Львов, С.Н. Цейтлин, И.Г. Овчинникова и др.).

При традиционном понимании лексикона как словаря личности лексикон ребенка рассматривается в количественном и качественном аспектах. Количественный аспект отражает изменение объема активного и пассивного словаря по мере взросления ребенка, а качественный – изменения в составе усваиваемых лексических единиц, их разнообразие на разных возрастных этапах, особенности функционирования лексических единиц, узуальных и неузуальных, в детской речи.

Изучение детского лексикона в этих аспектах опирается прежде всего на анализ речевой продукции ребенка, поэтому накопление фактического материала (записей речи детей разного возраста) является одной из важных задач онтолингвистики, находящейся на начальных этапах своего становления как особой научной дисциплины. В настоящее время имеются попытки систематизации накопленного речевого материала и его лексикографического представления, однако в основном в таких словарях фиксируются неузуальные слова, используемые в детской речи. Между тем «речь детей состоит не из одних неправильностей, это не набор ошибок» (Харченко 2005: 7). Достаточное представление как об инновациях, являющихся важнейшей особенностью детского лексикона, так и о правильном употреблении детьми слов и словоформ дает Словарь современного детского языка, в котором собрано около 10 тысяч слов и свыше 15 тысяч детских высказываний (Харченко 2005).

Лексикон ребенка как совокупность усвоенных им в той или иной степени лексических единиц, его структура и тематическое разнообразие, особенности осмысления и употребления детьми слов описываются в работах А.Н. Гвоздева, Г.Р. Добро – вой, М.Д. Воейковой и И.А. Чистович, А.В. Захаровой, М.Л. Ку – совой, Н.А. Рыбникова, С.Н. Цейтлин, В.Д. Черняк и др.

Те же аспекты лексикона ребенка рассматриваются и в исследованиях лингвометодической направленности, поскольку для научно обоснованного определения содержания и методов лексико – семантической работы в процессе языкового образования и организации эффективного контроля речевого развития детей необходимо установление количественных и качественных характеристик словарного состава речи детей на разных возрастных этапах и выявление возрастных особенностей владения лексикой родного языка. Особенности лексической стороны речи детей разного возраста в связи с решением задач методики развития речи и обучения родному языку рассматриваются в работах М.М. Алексеевой и В.И.

Яшиной, М.Т. Баранова, Н.В. Багичевой, Н.Е. Богуславской и Н.А. Купиной, В.В. Гербовой, С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

В.А. Добромыслова, Т.Г. Дьяконовой, Е.В. Леонтьева, М.Р. Львова, А.Н. Матвеевой, О.П.

Мистрато – вой, Ф.А. Сохина, Е.М. Струниной, О.С. Ушаковой, М.П. Феофанова, Т.Б. Филичевой, И.С. Чудиновой, В.А. Шуритенко – вой, В.Н. Яковлевой и др.

Исследований, в которых бы специально ставилась задача выявления особенностей лексикона ребенка, немного. В основном авторы, анализируя другие стороны речи детей определенной возрастной группы (синтаксический строй, интонационные характеристики устных высказываний, особенности воспроизведения текста и т. д.), приводят также некоторые данные и о лексическом ее составе. Лучше изучен лексикон детей раннего и дошкольного возраста, мало исследованной остается динамика словаря школьника по мере его взросления.

Изучение детского лексикона затруднено из – за значительных индивидуальных различий, которые обусловлены жизненным опытом индивида и приобретаемыми в этом опыте знаниями, находящими свое отражение в лексиконе. Эти индивидуальные различия речевого развития детей проявляются наиболее ярко именно в их лексиконе, а не в грамматическом строе речи, и с возрастом детей увеличиваются. Это обстоятельство в значительной мере затрудняет решение насущных задач методики обогащения и совершенствования словаря учащихся: нет достоверных данных о словарном запасе учащихся каждого школьного возраста, не определен словарь – минимум для учащихся средней школы – носителей русского языка и др. (Баранов 1990: 238). Кроме того, объективную трудность составляет и выявление значения употребляемого ребенком слова – даже правильное употребление ребенком слова еще не означает совпадения его смысловой структуры со смысловой структурой соответствующего слова в нормативном языке.

Отметим, что речь школьника в целом изучена в меньшей степени, чем речь ребенка раннего и дошкольного возраста. М.Р. Львов также указывает на отсутствие исследований, представляющих развитие речи в динамике от раннего возраста «до пика активности речевого развития» (Львов 2002: 186). Это замечание справедливо и по отношению к изучению лексикона.

К лингвометодическому направлению изучения лексикона ребенка относятся также исследования особенностей лексической стороны речи детей с патологией развития (с общим недоразвитием речи, нарушениями интеллекта, слабовидящих, глухих и др.). В этих исследованиях та или иная сторона лексикона ребенка с аномальным развитием раскрывается обычно в сопоставлении с нормой (О.Е. Грибова, Л.А. Головчиц, Н.С. Жукова, Р.Е.

Левина, Л.Ф. Спирова и др.).

Психолингвистическая концепция лексикона, понимаемого как «лексический компонент речевой организации человека, …как динамическая функциональная система, самоорганизующаяся вследствие постоянного взаимодействия между процессом переработки и упорядочения речевого опыта и его продуктами» (Залевская 2000: 154), предполагает изучение внутреннего устройства лексикона ребенка, выявление механизмов его функционирования в процессах речевосприятия и речепроизводства, закономерностей развития значения слова в сознании ребенка и механизмов порождения инноваций. Такой подход предполагает использование в основном экспериментальных методов исследования: свободного и направленного ассоциативного эксперимента, метода субъективных дефиниций и др. Результаты ассоциативных экспериментов с детьми разных возрастных групп представлены в ассоциативных словарях, отражающих строение внутреннего лексикона ребенка дошкольного возраста (Т.В. Соколова), младшего школьника (Н.И. Береснева, Л.А. Дубровская, И.Г. Овчинникова), подростка (Е.Н. Гуц, В.Е. Гольдин, А.П. Сдобнова).

На основе экспериментальных данных и их статистической обработки устанавливаются ассоциативные связи слов во внутреннем лексиконе и определяются особенности их семантики, исследуется процесс формирования значения слова в сознании ребенка, выявляС. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

ются основные стратегии в овладении единицами лексикона, изучаются особенности наивной картины мира ребенка. Психолингвистические аспекты детского лексикона нашли отражение в работах И.Н. Горелова, Т.А. Гридиной, Е.Н. Гуц, Т.П. Доценко, Н.И. Жинкина, А.А.

Леонтьева, Н.И. Лепской, И.Г. Овчинниковой, Н.И. Берес – невой и др., Т.М. Рогожниковой, Э.А. Салиховой, А.П. Сдоб – новой, Н.В. Уфимцевой, Т.Н. Ушаковой, А.М. Шахнаровича, Н.М. Юрьевой и др.

Изучению лексикона ребенка посвящено также немало психологических исследований, в которых он рассматривается в контексте изучения психического развития ребенка и выступает как источник выявления закономерностей этого процесса. В работах Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурия, А.А. Люблинской, С.Н. Карповой, М.М. Кольцовой, Ж.

Пиаже, С.Л. Рубинштейна, Н.Х. Швачкина, Д.Б. Эльконина и других анализируются процессы овладения словом как языковым знаком, развития значения слова, влияния усвоения слова на процессы восприятия, памяти, обобщения, формирования представлений и понятий в детском возрасте.

Многообразие подходов к изучению лексикона ребенка объясняется сложностью и многоаспектностью этого явления, с одной стороны, представляющего собой феномен психической деятельности и развивающегося по законам индивидуального психического развития, с другой – функционирующего в процессах речевосприятия и речепроизводства и отражающего коммуникативные установки ребенка, с третьей – отражающего в языковом сознании ребенка знания о словах как единицах лексико – семантической системы языка, с четвертой – являющегося динамически развивающейся системой, отражающей процессы переработки жизненного и речевого опыта.

Говоря о лексиконе ребенка, мы будем иметь в виду лексический компонент языковой способности, изменяющуюся в процессе развития ребенка «систему, отражающую в языковой способности знания о словах» (Кубрякова 1996: 97). Понимаемый таким образом лексикон является коррелятом лексико – семантической системы языка, ее отражением в развивающемся языковом сознании ребенка. Слово как единица лексикона представляет собой результат соотнесения определенной словоформы (в виде слухового (артикуляторного) образа звучания слова и/или зрительного (моторного) образа его письменной формы) с определенной структурой репрезентации значения в сознании (как продукта переработки рационального и чувственного, социального и индивидуального предшествующего опыта).

В процессе когнитивного и речевого развития ребенка состав и структура лексикона изменяются, приближаясь постепенно к строению лексикона взрослого носителя языка.

На основе имеющихся исследований процесса овладения лексикой родного языка дадим общую характеристику лексикона ребенка, который не просто отличается от лексикона взрослого носителя языка своим меньшим объемом и разнообразием, но представляет собой особую систему со специфичными именно для него единицами, отношениями между ними и правилами функционирования.

В составе детского лексикона присутствует большое количество инноваций – «самостоятельно созданных детьми языковых единиц или модифицированных единиц взрослого языка» (Цейтлин 2000: 159). Детские инновации закономерны, одни и те же случаи отступления от языковой нормы при образовании слов и их форм, а также при восприятии и интерпретации значения производных слов встречаются в речи разных детей и свидетельствуют об усвоении ребенком системы языка. Главные причины появления инноваций в речи детей кроются в особенностях усваиваемого языка и в единой стратегии овладения языком (от постижения общей закономерности к усвоению ее частных проявлений и в последнюю очередь единичных исключений).

В лексиконе ребенка имеются единицы:

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

а) эквивалентные по смыслу «взрослым» словам, но образованные по другой модели (волейбольник вместо волейболист, волкин вместо волчий);

б) совпадающие по форме со «взрослым» словом, но наделяемые иным смыслом (бурлить – издавать рокочущий звук, а не «с шумом перемещаться, бить ключом (о потоках воды)»: Почему самолет так бурлит?);

С. В. Плотникова. «Развитие лексикона ребенка»

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам

Похожие работы:

«Ольга Владимировна Гордеева Измененные состояния сознания и культура: хрестоматия Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183704 Измененные состояния сознан...»

«Александра Бурбелло Александр Шабров Современные лекарственные средства http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=166300 Современные лекарственные средства: Клиникофармакологический справочник практического врача (4е издание, переработанное и дополненное) :...»

«Олег Анатольевич Мазур Энциклопедия капилляротерапии «Текст предоставлен правообладателем» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181711 Энциклопедия капилляротерапии: Питер; Спб.; 2009 ISBN 978-5-388-00753-7 Аннотация «Энциклопедия капилляротерапии» – фундаментальный труд Олега Анатольевича Ма...»

«1.Оценка образовательной деятельности 1.1.Общая характеристика дошкольного образовательного учреждения Адрес образовательного учреждения Юридический: 455047, Челябинская область, город Магнитогорск, ул. Советская, до...»

«Проблемы управления. Научно-практический журнал. – N 2 (23) – 2007г.– С. 96 – 100. Н.Н. Акимов Антидемпинговые меры в правовой системе ГАТТ/ВТО Субъекты хозяйствования Республики Беларусь, участвуя во внешнеторговых операциях, ст...»

«БАХМУТОВ Антон Вячеславович ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА НЕДЕЕСПОСОБНЫХ И ОГРАНИЧЕННО ДЕЕСПОСОБНЫХ ГРАЖДАН Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Красн...»

«Валерий Всеволодович Зеленский Толковый словарь по аналитической психологии Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=180022 Зеленский В.В. Толковый словарь по аналитической пс...»

«Бембер Гаскойн Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерлана предоставлено правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=607795 Гаскойн Бэмбер «Великие Моголы. Потомки Чингисхана и Тамерл...»

«Ольга Владимировна Гордеева Измененные состояния сознания и культура: хрестоматия Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183704 Измененные состояния сознания и культура: Хрестоматия. :...»

«Мария Лазаревна Чухловина Деменция. Диагностика и лечение Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=422252 М. Л. Чухловина. Деменция: Питер; СПб; 2010 ISBN 978-5-49807-455-9 Аннота...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» «УТВЕРЖДАЮ» «УТВЕРЖДАЮ» Ру...»

«Общие сведения об учреждении Полное наименование образовательного учреждения в соответствии с Уставом: Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования «Детско-юношеская спортивная школа» Акбулак...»

«Полли Янг-Айзендрат Ведьмы и герои. Феминистский подход к юнгианской психотерапии семейных пар Серия «Юнгианская психология» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=180014 Янг-Айзендрат Полли Ведьмы и герои: Феминистский под...»

«Теодор Шварц Большая книга тайных наук. Имена, сновидения, лунные циклы Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=585855 Большая книга тайных наук. Имена, сновидения, лунные циклы: Питер; СПб.; 2010 ISBN 978-5-49807-441-2 Аннотация В древности человече...»

«1 Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет» (НГУ) Юридический факультет Кафедра гражданского права УТВЕРЖДАЮ _ 20 г. УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС «Гражданское право (1)» Основ...»

«УДК 342 О ПРОБЛЕМЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ОСНОВ ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ © 2014 А. М. Борисов канд. ист. наук, доцент каф. конституционного и административного права e-mail: аndrei_borisov@mail.ru Курский государственный университет Теория права задаёт общий концепт анализа системы законодательства, одно из пол...»

«Сергей Робатень Куб, как общеарийский символ Творца. В работе Земные и небесный первообразы алфавитов. показана возможность существования единого для славян, арабов, арамейцев и древних евреев объ...»

«Владимир Васильевич Брюзгин Лечебное питание при онкологических заболеваниях Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=594025 Брюзгин В. В. Лечебное питание при онкологических заболеваниях: Э...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» УТВЕРЖДАЮ И.о. проректора по научной работе _ А.Н. Малолетко РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Шифр Наименование учебного курса, предмета, дисциплины (модулей) Б1.В.ДВ.1 Дог...»

«А.А.Чувакин Алтайский государственный университет, г.Барнаул Энциклопедическое издание как стимул научно-практической деятельности в филологии: в связи с завершением издания энциклопедического словаря-справочн...»

«Галина Корнийчук Договоры подряда. Образцы, рекомендации, комментарии Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=171553 Договоры подряда. Образцы, рекомендации, комментарии: ISBN 5-94280-110-X Аннотация В книге комментируются правовые основы договорных отношении при произ...»

«Анна Константиновна Луковцева Психология и педагогика. Курс лекций Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=333202 Психология и педагогика. Курс лекций: Учеб. пособие для студентов вузов / А. К. Луковцева.: КДУ; Москва; 2008 ISBN 978-5-98227-369-7 Аннотация В пособии представлены лекцион...»

«В. В. Плотников Д. В. Плотников Д. В. Бердников Л. А. Северьянова Методика дискриминации свойств понятий (МДСП) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183333 Методика дискрими...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ, НГУ) Юридический факультет Кафедра гражданского пр...»

«Виктор Гюго Человек, который смеется Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=129941 Гюго В. Человек, который смеется: Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-47946-7 Оригинал: Victor MarieHugo, “L'homme qui rit” Перевод: Бенедикт Константинович Лившиц Аннотация Ореолом...»

«ГРУЗДЕВ ВЛАДИСЛАВ ВИКТОРОВИЧ ВОЗНИКНОВЕНИЕ ДОГОВОРНОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО РОССИЙСКОМУ ГРАЖДАНСКОМУ ПРАВУ 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук...»

«Социология: рабочая программа дисциплины по направлению подготовки 40.03.01 «Юриспруденция» (квалификация (степень) «бакалавр»). – Екатеринбург: АНОО ВО «УрФЮИ», 2016 г. – 70 с. В.М. Русаков, заведующий кафедрой философии АНОО ВО...»

«Отто Вейнингер Пол и характер Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=120179 Пол и характер: Фолио; Харьков; 2009 ISBN 978-966-03-4927-8 Аннотация В своей скандально знаменитой книге «Пол и характер...»

«Анатолий Тимофеевич Фоменко Глеб Владимирович Носовский Пасха. Календарно-астрономическое расследование хронологии. Гильдебранд и Кресцентий. Готская война Серия «Новая хронология для всех» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=176447 Пасха. К...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.