WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«№8-2001 В НОМЕРЕ КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА А. БРЫЗГАЛИН, В. БЕРНИК, А. ГОЛОВКИН. Комментарий к главе 22 «Акцизы» части второй Налогового ...»

-- [ Страница 1 ] --

№8-2001

В НОМЕРЕ

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

А. БРЫЗГАЛИН, В. БЕРНИК, А. ГОЛОВКИН. Комментарий к главе 22 «Акцизы» части второй

Налогового кодекса Российской Федерации

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

В. МАМУТОВ. Понятийно-правовая эквилибристика не может заменить

предметного исследования

Е. СУХАНОВ, А. МАКОВСКИЙ. Еще раз о хозяйственном праве,

текущем моменте и об ошибках т. Мамутова

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

А. КУРБАТОВ. Банковский счет как объект правовой деятельности: понятие и значение

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

И. ШИТКИНА. Положение о совете холдинговой компании как внутренний документ холдинга

РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ

Д. ПОТЯРКИН. Жилищный сертификат

ПРЕДПРИЯТИЯ И НАЛОГИ

С. ЦЫГАНКОВ. О принципах определения цены товаров, работ или услуг для целей налогообложения М. БЕРЕЗИН. Проблемы правовой терминологии и содержания элементов налога на недвижимость

В ВЫСШЕМ АРБИТРАЖНОМ СУДЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 27 февраля 2001 г. № 61 «Обзор практики применения арбитражными судами земельного законодательства»

ОПЫТ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА



И. ИЛЬЮШИХИН. Актуальные вопросы применения Бюджетного кодекса РФ В. АНОХИН. Недействительность сделок в практике арбитражного суда А. ДУБИНЧИН. Несостоятельность «состоятельного» должника З. ХРУЛЕВА. Особенности ипотеки жилых домов и квартир

КОНСУЛЬТАЦИЯ

Отвечаем на вопросы читателей

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

К. СКЛОВСКИЙ. О влиянии процедуры государственной регистрации на частные отношения Адрес электронной почты редакции журнала “Хозяйство и право” — hozpravo@ftcenter.ru Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе в электронных СМИ, без письменного разрешения Редакции не допускается.

При оформлении подписки и получении журналов в редакции индивидуальным подписчикам предоставляется скидка в размере 20%.

Для замены экземпляра журнала с полиграфическим браком следует обращаться в типографию-изготовитель, адрес которой указан в выходных сведениях журнала.

______________________________________________________________________________________________

РЕДАКЦ

–  –  –

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

КОММЕНТАРИИ НОВОГО

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

КОММЕНТАРИЙ К ГЛАВЕ 22 "АКЦИЗЫ"

ЧАСТИ ВТОРОЙ НАЛОГОВОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ *

1 Налогоплательщиками акцизов являются организации, предприниматели и иные лица, совершающие операции, подлежащие налогообложению в соответствии с главой 22 "Акцизы" Налогового кодекса РФ.

Налогоплательщиков можно поделить на две группы:

плательщики внутренних акцизов;

плательщики акцизов на таможне.

Плательщиками внутренних акцизов выступают организации и индивидуальные предприниматели, в том числе осуществляющие деятельность в рамках договора о совместной деятельности.





Плательщики акцизов на таможне лица, признаваемые налогоплательщиками в связи с перемещением товаров через таможенную границу РФ, определяемые Таможенным кодексом РФ.

Согласно ст. 110 Таможенного кодекса РФ акцизы являются разновидностью таможенных платежей. На основании ст. 118 Таможенного кодекса РФ к плательщикам таможенных платежей относятся декларант либо иное лицо в соответствии с ТК РФ, а также любое заинтересованное лицо. Вместе с тем необходимо учитывать общее определение налогоплательщиков акцизов как лиц, совершающих операции, подлежащие налогообложению по Налоговому кодексу РФ (глава 22 "Акцизы").

2 В соответствии с п. 2 ст. 179 Налогового кодекса РФ плательщики акцизов лица, совершающие операции, подлежащие налогообложению. Акцизы взимаются только с определенных товаров и сырья.

Таким образом, объектом налогообложения акцизами выступают операции, совершаемые с подакцизными товарами, подлежащие налогообложению.

Следовательно, для правильного определения объекта налогообложения необходимо выявлять как перечень подакцизных товаров, так и виды облагаемых операций.

1. Подакцизные товары и подакцизное минеральное сырье

К подакцизным товарам относятся:

1) спирт этиловый из всех видов сырья;

* Продолжение. Начало см.: Хозяйство и право, 2001, №№ 1-7.

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

2) спиртосодержащая продукция с объемной долей этилового спирта более 9 процентов.

В том числе: растворы, эмульсии, суспензии и другие виды продукции в жидком виде;

3) алкогольная продукция.

В том числе: спирт питьевой, водка, ликероводочные изделия, коньяки, вино и иная пищевая продукция с объемной долей этилового спирта более 1,5 процента;

4) пиво;

5) табачная продукция;

6) ювелирные изделия, в том числе обручальные кольца.

Ювелирные изделия изделия, произведенные с использованием драгоценных металлов и их сплавов и (или) драгоценных камней и (или) культивированного жемчуга;

7) автомобили легковые и мотоциклы с мощностью двигателя свыше 112,5 кВт (150 л. с.);

8) автомобильный бензин;

9) дизельное топливо;

10) моторные масла для дизельных и (или) карбюраторных (инжекторных) двигателей.

К подакцизному минеральному сырью относятся:

нефть и стабильный газовый конденсат;

природный газ.

Не являются подакцизными товарами:

1) применительно к спиртам спирт коньячный;

2) применительно к спиртосодержащей продукции:

лекарственные, лечебно-профилактические, диагностические средства, про-шедшие государственную регистрацию в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти и внесенные в Государственный реестр лекарственных средств и изделий медицинского назначения, а также лекарственные, лечебно-профилактические средства (включая гомеопатические препараты), изготавливаемые аптечными организациями по индивидуальным рецептам и требованиям лечебных организаций, разлитые в емкости не более 100 мл;

препараты ветеринарного назначения, прошедшие государственную регистрацию в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти и внесенные в Государственный реестр зарегистрированных ветеринарных препаратов, разработанных для применения в животноводстве на территории РФ, разлитые в емкости не более 100 мл;

парфюмерно-косметическая продукция, прошедшая государственную регистрацию в уполномоченных федеральных органах исполнительной власти, разлитая в емкости не более 270 мл;

подлежащие дальнейшей переработке и (или) использованию для технических целей отходы, образующиеся при производстве спирта этилового из пищевого сырья, водок, ликероводочных изделий, соответствующие нормативной документации, утвержденной (согласованной) федеральным органом исполнительной власти и внесенные в Государственный реестр этилового спирта из пищевого сырья, алкогольной и алкогольсодержащей продукции в РФ;

товары бытовой химии в аэрозольной упаковке;

3) применительно к алкогольной продукции виноматериалы;

4) применительно к ювелирной продукции государственные награды, медали, знаки отличия и различия, статус которых определен законами РФ или указа

<

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

ми Президента РФ, монеты, имеющие статус законного платежного средства и прошедшие эмиссию, предметы культа и религиозного назначения (за исключением обручальных колец), предназначенные для использования в храмах при священнодействии и (или) богослужении, ювелирная галантерея, изделия из недрагоценных металлов и сплавов, при изготовлении которых использованы серебросодержащие припои, а также изделия народных художественных промыслов, изготовленные с применением золотосодержащих (серебросодержащих) красок и (или) нитей.

2. Операции, облагаемые акцизами (объект налогообложения) Операции с подакцизными товарами

Все операции с подакцизными товарами, выступающие объектом налогообложения, можно условно разделить на четыре группы:

операции по реализации, а также иные аналогичные операции;

операции с давальческим сырьем;

передача в структуре организации произведенных подакцизных товаров;

операции с ввозимыми на таможенную территорию РФ подакцизными товарами.

В случаях, когда в операциях участвует стадия производства, необходимо учитывать, что для целей исчисления и уплаты акцизов к производству приравниваются розлив подакцизных товаров, а также любые виды смешения товаров в местах их хранения и реализации, в результате которых получается подакцизный товар.

Операции по реализации, а также иные аналогичные операции

1. Реализация, в том числе безвозмездная передача, на территории РФ лицами произведенных ими подакцизных товаров.

К реализации, в частности, относятся:

реализация предметов залога;

передача подакцизных товаров по соглашению о предоставлении отступного или новации;

передача подакцизных товаров при натуральной оплате.

2. Реализация организациями с акцизных складов алкогольной продукции, приобретенной от налогоплательщиков производителей указанной продукции либо с акцизных складов других организаций.

Под режимом акцизного склада согласно ст. 197 Налогового кодекса РФ понимается комплекс мер и мероприятий налогового контроля, осуществляемых налоговыми органами в отношении алкогольной продукции с момента ее поступления на склад до момента ее отгрузки (передачи) покупателям.

Акцизные склады учреждаются организациями-налогоплательщиками при наличии соответствующего разрешения, выдаваемого территориальными органами МНС по субъектам РФ. При нахождении алкогольной продукции на акцизных складах с ней могут производиться только операции по обеспечению сохранности, подготовке к продаже и транспортировке.

При этом не признается объектом налогообложения реализация алкогольной продукции с акцизного склада одной оптовой организации акцизному складу другой оптовой организации.

3. Передача на территории РФ лицами произведенных ими подакцизных товаров в уставный (складочный) капитал организаций, в паевые фонды кооперативов, а также в качестве взноса по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности).

4. Передача на территории РФ организацией (хозяйственным обществом или товариществом) произведенных ею подакцизных товаров своему участнику (его

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

правопреемнику или наследнику) при его выходе (выбытии) из организации (хозяйственного общества или товарищества), а также передача подакцизных товаров, произведенных в рамках договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), участнику (его правопреемнику или наследнику) указанного договора при выделе его доли из имущества, находящегося в общей собственности участников договора, или разделе такого имущества.

5. Продажа лицами переданных им на основании приговоров или решений судов, арбитражных судов или других уполномоченных на то государственных органов конфискованных и (или) бесхозяйных подакцизных товаров, подакцизных товаров, от которых отказались в пользу государства и подлежащих обращению в государственную и (или) муниципальную собственность.

Операции с давальческим сырьем

1. Передача произведенных подакцизных товаров на переработку на давальческой основе.

2. Передача на территории РФ лицом произведенных им из давальческого сырья (материалов) подакцизных товаров собственнику указанного сырья (материалов) либо другим лицам.

Передача в структуре организации.

1. Передача в структуре организации произведенных подакцизных товаров для дальнейшего производства неподакцизных товаров (за исключением операций, указанных в подп. 2–3 п. 1 ст. 183 Налогового кодекса РФ).

2. Передача на территории РФ лицами произведенных ими подакцизных товаров для собственных нужд.

Операции с ввозимыми на таможенную территорию РФ подакцизными товарами

1. Ввоз подакцизных товаров на таможенную территорию РФ.

2. Первичная реализация подакцизных товаров, происходящих и ввезенных на территорию РФ с территории государств участников Таможенного союза без таможенного оформления (при наличии соглашений о едином таможенном пространстве).

Операции с подакцизным минеральным сырьем Операции с подакцизным минеральным сырьем признаются объектом налогообложения, если подакцизные виды минерального сырья добыты (выработаны) на территории РФ, ее континентального шельфа и (или) исключительной экономической зоны.

Операции с нефтью и стабильным газовым конденсатом:

1) реализация, в том числе на безвозмездной основе, добытых налогоплательщиком нефти и (или) стабильного газового конденсата;

2) передача в структуре организации добытых нефти и (или) стабильного газового конденсата на переработку;

3) передача добытых нефти и (или) стабильного газового конденсата на промышленную переработку на давальческой основе;

4) передача добытых нефти и (или) стабильного газового конденсата для использования на собственные нужды (за исключением операций, указанных в подп. 15 п. 1 ст. 183 НК РФ);

5) передача добытых нефти и (или) стабильного газового конденсата в качестве вклада в уставный (складочный) капитал, вклада по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности), паевых взносов в паевые фонды кооперативов.

Операции с природным газом:

1) реализация природного газа за пределы территории РФ;

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

2) реализация и (или) передача, в том числе на безвозмездной основе, природного газа на территории РФ газораспределительным организациям либо непосредственно (минуя газораспределительные организации) конечным потребителям, использующим природный газ в качестве топлива и (или) сырья (за исключением операций, указанных в подп. 8–12 п. 1 ст. 183 НК РФ);

3) передача природного газа для использования на собственные нужды (за исключением операций, указанных в подп. 9 п. 1 ст. 183);

4) передача природного газа на промышленную переработку на давальческой основе и (или) в структуре организации для изготовления других видов продукции (за исключением операций, указанных в подп. 12 п. 1 ст. 183);

5) передача природного газа в качестве вклада в уставный (складочный) капитал, вклада по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности), паевых взносов в паевые фонды кооперативов.

3 Статья 183 Налогового кодекса РФ содержит перечень операций, освобождаемых от налогообложения. При этом одним из обязательных условий применения льготного порядка налогообложения является обеспечение раздельного учета облагаемых и необлагаемых операций.

1. Требования раздельного учета Согласно п. 2 ст. 183 НК РФ операции не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) только при ведении и наличии отдельного учета операций по производству и реализации (передаче) подакцизных товаров и (или) подакцизного минерального сырья.

Отметим, что налоговым законодательством не предусмотрены четкие правила по организации и ведению раздельного учета. Во всяком случае в настоящее время не существует ни одного нормативного документа по данному вопросу.

Поэтому налогоплательщики пытались организовать его самостоятельно. В ряде ситуаций эта "самостоятельность" не совпадала с мнением налоговых органов, которые методологию плательщика подвергали сомнению. Однако ввиду того, что порядок ведения раздельного учета в целях налогообложения нормативно не установлен, требования налоговых органов о ведении определенных учетных регистров не основаны на законодательстве. В этих условиях предприятие вправе в соответствии с существующими методиками учета и на основании приказа Минфина РФ от 9 декабря 1998 года № 60н "Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету "Учетная политика организации" (ПБУ 1/98)" (с изм. от 30 декабря 1999 года) разработать методику раздельного учета и оформить такой порядок организационно-распорядительным документом руководителя предприятия (организации). В этом случае раздельный учет станет элементом налоговоучетной политики.

2. Перечень операций, освобождаемых от налогообложения

1. Передача подакцизных товаров одним структурным подразделением организации, не являющимся самостоятельным налогоплательщиком, для производства других подакцизных товаров другому такому же структурному подразделению этой организации, а также передача в структуре организации произведенного спирта этилового из непищевого сырья для производства неподакцизных товаров.

Это своеобразный необлагаемый "внутризаводской оборот" при производстве подакцизной продукции.

2. Реализация денатурированного этилового спирта из всех видов сырья организациям по специальным разрешениям на его поставку в пределах выделенных

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

квот, утвержденных (согласованных) уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

При этом в целях исчисления акцизов денатурированным этиловым спиртом признается этиловый спирт, отвечающий следующим характеристикам:

а) содержит денатурирующие добавки в концентрации, исключающей возможность использования указанного спирта для производства алкогольной и другой пищевой продукции;

б) изготовлен на основе этилового спирта, полученного по специальным разрешениям на его поставку в пределах выделенных квот в соответствии с утвержденными (согласованными) уполномоченными федеральными органами исполнительной власти нормативными и техническими документами;

в) спирт должен пройти государственную регистрацию в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти;

г) внесен в Государственный реестр этилового спирта и спиртосодержащих растворов из непищевого сырья или в Государственный реестр этилового спирта из пищевого сырья, алкогольной и алкогольсодержащей продукции в РФ.

Кроме того, этиловый спирт признается денатурированным (освобождается от налогообложения) только при условии, если его денатурация производится на основе этилового спирта, полученного по специальным разрешениям на его поставку в пределах выделенных квот, в рамках единого технологического процесса на производственных мощностях одной организации (без передачи в ходе этого технологического процесса от одного структурного подразделения организации другому ее структурному подразделению, если организация имеет такие структурные подразделения).

3. Реализация спиртосодержащей денатурированной продукции организациям по специальным разрешениям на ее поставку в пределах выделенных квот, утвержденных (согласованных) уполномоченными федеральными органами исполнительной власти.

При этом для исчисления акцизов денатурированной продукцией признается продукция, отвечающая следующим характеристикам:

а) содержит денатурирующие добавки в концентрации, исключающей возможность использования этой продукции для производства алкогольной и другой пищевой продукции;

б) изготовлен на основе этилового спирта, в том числе денатурированного, который получен по специальным разрешениям на его поставку в пределах выделенных квот в соответствии с утвержденными (согласованными) уполномоченными федеральными органами исполнительной власти нормативными и техническими документами;

в) продукция должна пройти государственную регистрацию в уполномоченном федеральном органе исполнительной власти;

г) внесен в Государственный реестр этилового спирта и спиртосодержащих растворов из непищевого сырья или в Государственный реестр этилового спирта из пищевого сырья, алкогольной и алкогольсодержащей продукции в РФ.

4. Реализация подакцизных товаров, помещаемых под таможенный режим экспорта за пределы территории РФ.

Поскольку действующее налоговое законодательство не определяет понятие экспорта для целей налогообложения, по нашему мнению, при рассмотрении данного вопроса необходимо руководствоваться законодательством, регулирующим отношения, возникающие во внешнеэкономической деятельности, Таможенным кодексом РФ и Федеральным законом от 13 октября 1995 года "О госу

<

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

дарственном регулировании внешнеторговой деятельности" (с изм. и доп. от 8 июля 1997 года, 10 февраля 1999 года).

5. Первичная реализация (передача) конфискованных и (или) бесхозяйных подакцизных товаров, подакцизных товаров, от которых отказались в пользу государства и подлежащих обращению в государственную и (или) муниципальную собственность, на промышленную переработку под контролем таможенных и (или) налоговых органов либо уничтожение.

6. Закачка природного газа в пласт для поддержания пластового давления.

7. Закачка природного газа в подземные хранилища.

8. Направление природного газа на подготовку теплоносителей для нагнетания в нефтяные пласты и других методов повышения нефтегазоотдачи, а также для газлифтной добычи нефти.

9. Использование природного газа на собственные технологические нужды газодобывающих и газотранспортных организаций в пределах нормативов, обусловленных технологиями подготовки и транспортировки газа, утверждаемых в порядке, определяемом Правительством РФ.

10. Реализация (передача) отбензиненного сухого и нефтяного (попутного) газа после их обработки или переработки.

11. Реализация на территории РФ природного газа для личного потребления физическими лицами, а также для потребления жилищно-строительными кооперативами, кондоминиумами и иными подобными потребителями.

12. Передача и (или) реализация природного газа для производства (в том числе на давальческой основе) сжатого газа в случае его реализации по государственным регулируемым ценам.

13. Реализация нефти, произведенной в результате переработки нефтешламов.

14. Реализация нефти, добываемой из вводимых в эксплуатацию бездействующих, контрольных и находящихся в консервации (по состоянию на 1 января 1999 года) скважин, перечень которых утверждается в порядке, определяемом Правительством РФ.

15. Использование нефти на собственные технологические нужды нефтедобывающих организаций в пределах нормативов, обусловленных технологиями добычи, подготовки и транспортировки нефти, утверждаемых в порядке, определяемом Правительством РФ, а также использование нефти для целей повышения нефтеотдачи пластов и других технологических операций, включая обработку бурового раствора, перевод скважин на нефть при освоении и исследовании скважин в пределах нормативов, обусловленных технологиями добычи нефти, утверждаемых в порядке, определяемом Правительством РФ.

3. Освобождение от налогообложения при ввозе на территорию РФ подакцизных товаров В соответствии с п. 3 ст. 183 Налогового кодекса РФ не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) ввоз на таможенную территорию РФ подакцизных товаров, от которых отказались в пользу государства и подлежащих обращению в государственную и (или) муниципальную собственность.

4 1. Особенности освобождения от налогообложения операций по реализации подакцизных товаров за пределы территории РФ Согласно подп. 4 п. 1 ст. 183 Налогового кодекса РФ при вывозе подакцизных товаров за пределы таможенной территории РФ применяется льгота в виде освобождения от налогообложения. Однако порядок применения данной льготы требует выполнения ряда обязательных условий. Рассмотрим их подробнее.

Условие 1

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

О налогоплательщиках, имеющих право на экспортную льготу На основании п. 1 ст. 184 Налогового кодекса РФ право на экспортную льготу имеют:

4 налогоплательщики производители подакцизного товара вне зависимости от вида товара;

4 собственники нефтепродуктов, выработанных из собственного сырья по договору о переработке нефти с нефтеперерабатывающим заводом;

4 налогоплательщики производители и собственники нефтепродуктов, осуществляющие экспорт через третье лицо на основании договора комиссии, поручения или агентского договора.

Следовательно, экспортной льготой могут воспользоваться в полной мере организации производители подакцизных товаров. Переработка на давальческой основе льготируется лишь в части экспорта нефтепродуктов.

Условие 2 О поручительстве банка Еще одним обязательным условием для применения льготы выступает требование о представлении в налоговый орган поручительства уполномоченного банка. Напомним, что порядок обеспечения уплаты налогов через механизм поручительства рассмотрен в ст. 74 Налогового кодекса РФ. Так, в п. 2 указанной статьи предусмотрено, что "...поручитель обязывается перед налоговыми органами исполнить в полном объеме обязанность налогоплательщика по уплате налогов, если последний не уплатит в установленный срок причитающиеся суммы налога и соответствующих пеней".

Кроме того, в п. 1 ст. 184 Налогового кодекса РФ указано также, что поручительство "...должно предусматривать обязанность банка уплатить сумму налога и соответствующую пеню в случаях непредставления в порядке и сроки, которые установлены пунктом 6 статьи 198 настоящего Кодекса, налогоплательщиком документов, подтверждающих факт экспорта подакцизных товаров, и неуплаты им налога и (или) пени".

При отсутствии поручительства уполномоченного банка налогоплательщик обязан уплатить налог в соответствии с общим порядком, введенным для операций по реализации подакцизных товаров на территории Российской Федерации.

В ситуации, когда по причине отсутствия поручительства налогоплательщик уплатит налог, а в последующем подтвердит экспорт, суммы уплаченного налога подлежат возврату в порядке ст. 203 НК РФ. Эта норма содержится в п. 2 ст. 184 Кодекса.

Условие 3 О сроке сбора документов Пунктом 6 ст. 198 Налогового кодекса РФ предусмотрено, что при вывозе подакцизных товаров в таможенном режиме экспорта за пределы территории РФ для подтверждения обоснованности применения льготы в налоговый орган по месту регистрации налогоплательщика в обязательном порядке в течение 180 дней со дня реализации указанных товаров должны быть представлены документы, подтверждающие право на льготу.

Если документы не будут представлены или представлены не в полном объеме, налог уплачивается в порядке, установленном в отношении операций по реализации подакцизных товаров на территории РФ.

Что же касается ситуаций, когда документы представляются на 181-й день, это, по нашему мнению, не означает утерю права на льготу. Предельный срок в 180 дней следует рассматривать как "нормальный" срок для сбора документов, а не какой-то пресекательный срок для возможности данную льготу применить.

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

Иными словами, после представления документов на 181-й день суммы уплаченного налога подлежат возврату.

Условие 4 О документах, подтверждающих право на экспортную льготу В зависимости от вариантов экспортной поставки для обоснования правомерности применения льготы в налоговый орган должны представляться следующие документы.

При прямой поставке подакцизных товаров на экспорт:

1) контракт (копия контракта) налогоплательщика с контрагентом на поставку подакцизных товаров;

2) платежные документы и выписка банка, подтверждающие фактическое поступление выручки от реализации подакцизных товаров иностранному лицу на счет российского поставщика в российском банке;

3) грузовая таможенная декларация или ее копия с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товара в таможенном режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который указанный товар был вывезен за пределы таможенной территории РФ;

4) копии транспортных или товаросопроводительных документов или иных документов с отметками пограничных таможенных органов иностранных государств, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории РФ.

При поставке подакцизных товаров на экспорт по договору комиссии, договору поручения либо агентскому договору:

1) договор комиссии, договор поручения либо агентский договор (копии указанных договоров) и контракт (копия контракта) лица, осуществляющего поставку подакцизных товаров на экспорт по поручению налогоплательщика (в соответствии с договором комиссии, договором поручения либо агентским договором), с контрагентом;

2) платежные документы и выписка банка, подтверждающие фактическое поступление выручки от реализации подакцизных товаров иностранному лицу на счет комиссионера (поверенного, агента) в российском банке;

3) грузовая таможенная декларация или ее копия с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товара в таможенном режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который указанный товар был вывезен за пределы таможенной территории РФ;

4) копии транспортных или товаросопроводительных документов или иных документов с отметками пограничных таможенных органов иностранных государств, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории РФ.

При поставке на экспорт подакцизных товаров, произведенных из давальческого сырья:

1) Плательщик акцизов представляет договор о переработке давальческого сырья, а также договор (договоры), подтверждающий экспортный характер сделки.

В зависимости от того, кто является непосредственным экспортером собственник подакцизного товара или его комиссионер, в налоговый орган представляются следующие документы.

Если экспорт подакцизных товаров непосредственно осуществляет их собственник (который был и собственником давальческого сырья), налогоплательщик производитель указанных товаров из давальческого сырья представляет: (а) договор между собственником и указанным налогоплательщиком о производстве подакцизного

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

товара из давальческого сырья; (б) контракт (копию контракта) между собственником и контрагентом.

Если экспорт подакцизных товаров осуществляет иное лицо по договору комиссии либо иному договору с собственником этих товаров, налогоплательщик производитель указанных товаров из давальческого сырья представляет:

(а) договор между собственником и указанным налогоплательщиком о производстве подакцизного товара из давальческого сырья; (б) договор комиссии, поручения либо агентский договор между собственником этих подакцизных товаров и лицом, осуществляющим их поставку на экспорт; (в) контракт (копию контракта) лица, осуществляющего поставку подакцизных товаров на экспорт, с контрагентом.

2) При экспорте собственником подакцизных товаров налогоплательщик производитель этих товаров из давальческого сырья представляет в налоговые органы платежные документы и выписку банка, подтверждающие фактическое поступление всей выручки на счет собственника в российском банке.

Если выручка от реализации иностранному лицу подакцизных товаров поступает на счет налогоплательщика или собственника этих подакцизных товаров не от иностранного лица, а от организации, зарегистрированной в качестве налогоплательщика в РФ, в налоговые органы кроме платежных документов и выписки банка представляются договоры поручения по оплате за экспортированные подакцизные товары между иностранным лицом и организацией, осуществившей платеж.

3) Грузовая таможенная декларация или ее копия с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товара в таможенном режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который указанный товар был вывезен за пределы таможенной территории РФ.

4) Копии транспортных или товаросопроводительных документов или иных документов с отметками пограничных таможенных органов иностранных государств, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

В заключение отметим, что в п. 6 ст. 198 Налогового кодекса РФ предусмотрен еще один случай. Если валютная выручка не поступила или она не зачисляется в порядке, предусмотренном законодательством РФ о валютном регулировании и валютном контроле, налогоплательщик представляет в налоговые органы документы (их копии), подтверждающие право на незачисление валютной выручки на территорию РФ.

2. Особенности налогообложения при перемещении подакцизных товаров через таможенную границу РФ Порядок уплаты акцизов по данным операциям рассмотрен в ст. 185 Налогового кодекса РФ.

Налогообложение при ввозе товаров При ввозе товаров на таможенную территорию РФ в зависимости от избранного таможенного режима налогообложение осуществляется в следующем порядке.

1) Выпуск для свободного обращения.

Налог уплачивается в полном объеме.

2) Реимпорт.

Уплачиваются суммы налога, от уплаты которых было дано освобождение, либо суммы, которые были возвращены в связи с экспортом товаров.

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

3) Транзит, таможенный склад, реэкспорт, магазин беспошлинной торговли, переработка под таможенным контролем, свободная таможенная зона, свободный склад, уничтожение и отказ в пользу государства.

Налог не уплачивается.

4) Переработка на таможенной территории.

Налог уплачивается при ввозе товаров на таможенную территорию РФ с последующим возвратом уплаченных сумм налога при вывозе продуктов переработки этих товаров с таможенной территории РФ.

5) Временный ввоз.

Применяется полное или частичное освобождение от уплаты налога в порядке, предусмотренном таможенным законодательством РФ.

Налогообложение при вывозе товаров При вывозе товаров с таможенной территории РФ налогообложение производится в следующем порядке.

1) Экспорт.

Налог не уплачивается. Если налог уплачен, суммы налога возвращаются (засчитываются) налоговыми органами РФ в порядке, установленном Налоговым кодексом РФ.

2) Таможенный склад, свободный склад, свободная таможенная зона.

При помещении товаров под данные таможенные режимы в целях последующего вывоза этих товаров (в том числе продуктов их переработки) в соответствии с таможенным режимом экспорта налог не уплачивается.

3) Реэкспорт.

Уплаченные при ввозе на таможенную территорию РФ суммы налога возвращаются налогоплательщику в порядке, предусмотренном таможенным законодательством РФ.

При вывозе товаров с таможенной территории РФ в соответствии с иными, по сравнению с вышеуказанными, таможенными режимами освобождения от уплаты налога и (или) возврата уплаченных сумм налога не происходит, если иное не оговорено таможенным законодательством РФ.

3. Особенности налогообложения подакцизных товаров, перемещаемых через таможенную границу РФ при отсутствии таможенного контроля и таможенного оформления Статьей 186 Налогового кодекса РФ введены следующие положения.

1. Если в соответствии с международным договором РФ с иностранным государством отменяется таможенный контроль и таможенное оформление перемещаемых через таможенную границу РФ товаров, налогообложение подакцизных товаров, происходящих из такого государства или выпущенных в свободное обращение на его территории и ввозимых на территорию РФ, производится в порядке, определяемом Правительством РФ.

2. При вывозе подакцизных товаров с территории РФ на территорию указанных выше иностранных государств порядок подтверждения права на освобождение от уплаты налога устанавливается Правительством РФ, в том числе на основе двусторонних соглашений с правительствами указанных иностранных государств.

А. БРЫЗГАЛИН, директор Центра экономических экспертиз "Налоги и финансовое право" В. БЕРНИК, зам. директора Центра А. ГОЛОВКИН, зам. директора Центра

КОММЕНТАРИИ НОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

–  –  –

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

На перекрестке мнений Являясь постоянным читателем журнала, издания которого в свое время не без труда добились юристы-хозяйственники, я, естественно, слежу за публикациями в журнале и концептуальными воззрениями авторов публикаций и редколлегии журнала.

В принципе публикуемые материалы, как правило, интересны. В то же время ино-гда появляются статьи, свидетельствующие о стремлении то ли автора, то ли редколлегии обязательно привязать их содержание к либерально-цивилистической концепции — юридическому проявлению рыночного фундаментализма. Одна из таких статей, на которую я решил откликнуться, опубликована в № 9 журнала за 2000 год.

На гонорар за публикацию моей статьи не претендую.

ПОНЯТИЙНО-ПРАВОВАЯ ЭКВИЛИБРИСТИКА НЕ МОЖЕТ

ЗАМЕНИТЬ

ПРЕДМЕТНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

В соответствии с реальным положением вещей уже давно установлено, что хозяйственные отношения в современной сложной экономике по крайней мере со второй четверти ХХ века подвергаются активному государственному регулированию. При этом характерен комплексный подход к правовому регулированию указанных отношений, сочетающий в себе публично-правовые и частноправовые начала.

Предпринятая в начале 90-х годов под влиянием радикально-либеральных идей (базирующихся на идеологии рыночного фундаментализма) попытка заменить комплексный подход частноправовым оказалась несостоятельной, способствовала дезорганизации и упадку экономики.

В связи с этим следовало бы, видимо, признать, что практика не подтвердила радужных надежд на эффективность частноправового подхода, и сделать соответствующие выводы. К сожалению, вместо этого некоторые сторонники частноправового (то есть цивилистического) подхода к регулированию хозяйственных отношений ищут сейчас способы как-то дезавуировать или смягчить доказанную практикой несостоятельность частноправовой концепции. Одни из них (Ю. Басин, А. Маковский, Е. Суханов) делают это путем навешивания политических ярлыков на концепцию хозяйственного права, утверждая вопреки фактам, что легальной в СССР считалась она, тогда как легальной признавалась цивилистическая конТОЧКА ЗРЕНИЯ цепция, на чем представители этой концепции в то время нередко спекулировали в дискуссиях с хозяйственниками. Другие же прибегают к эквилибристике понятиями, дабы доказать, что какой бы подход в действительности ни был наиболее адекватен современным экономическим отношениям, даже если он явно комплексный, его все равно следует считать частноправовым. Частноправовой и все тут, и "никаких гвоздей".

Характерна в этом плане трактовка сочетания публично- и частноправовых начал в правовом регулировании хозяйственной деятельности, даваемая В. Бубликом. В журнале "Хозяйство и право" (№ 9 за 2000 г.) в рубрике "Правовые основы предпринимательства" опубликована статья названного автора "Правовое регулирование предпринимательства: частные и публичные начала".

Появление такой статьи после бесконечных заявлений о том, что предпринимательские (и вообще все хозяйственные) отношения являются предметом гражданского права, должны регулироваться частным правом и т. п., весьма примечательно. Сколько ни провозглашай частноправовые лозунги, а жизнь показывает, что хозяйственные, и в частности предпринимательские, отношения не могут быть эффективно урегулированы гражданским правом. Здесь необходим подход, сочетающий частноправовые и публично-правовые начала, то есть подход, давно определенный в литературе как хозяйственно-правовой, или комплексный.

Но сторонникам радикального либерализма никак не хочется с этим согласиться. Поэтому применяются самые изощренные способы для того, чтобы, признавая теперь необходимость сочетания публично-правовых и частноправовых начал, все же не употреблять понятия хозяйственно-правового регулирования.

Оказывается, "существует несколько вариантов соотношения и моделей взаимодействия публично- и частноправовых начал" 1, но не в правовом регулировании хозяйственной (или предпринимательской) деятельности, а... "в гражданском праве". Но ведь цивилисты утверждают, что гражданское право суть частного права. Стало быть, сочетание с публично-правовыми началами имеет место не "в", а "за" пределами гражданского права. Такое сочетание уже не есть гражданско-правовое (или частноправовое) регулирование.

Далее автор пишет о "внедрении частноправовых начал в публично-правовую материю" (с. 13). В качестве примера приводит... применение договоров в "международных публичных отношениях". При чем тут частноправовые начала? Договор — конструкция общеправовая. Попытки "присвоения" этой конструкции цивилистами — просто свидетельство уже отмечавшегося в литературе необоснованного экспансионизма представителей цивилистической концепции.

Далее еще одна забавная формулировка: "в некоторых массивах внешнеэкономических отношений, в целом относящихся к предмету гражданско-правового регулирования, с учетом их повышенной значимости для национальных интересов частноправовое регулирование в максимальном объеме заменяется публично-правовым" (с. 13). Но если оно заменено публично-правовым, то перестало быть частноправовым и, стало быть, перестало быть предметом гражданского права. И этого вывода не может исключить старая цивилистическая игра подмены в нужных цивилистам случаях понятия "гражданское право" понятием "гражданско-правовое регулирование", хотя есть нюансы, не дающие оснований для отождествления этих понятий.

Верно говорится, что "взаимодействие начал" в виде принудительных договоров порождает хозяйственное обязательство (с. 14). Тут, видимо, редактировавшие статью цивилисты недосмотрели и оставили хозяйственно-правовое понятие.

Далее утверждается, что "частноправовые и публичные начала могут выполнять равнозначные функции в процессе гражданско-правового регулирования"

1 См.: Бублик В. Цит. соч., с. 12.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

(с. 14). Но почему же "гражданско-правового" регулирования? Ведь еще О. С. Иоффе признавал, что гражданско-правовое, становясь комплексным, "перестает быть цивилистическим", то есть, по терминологии В. Бублика, гражданско-правовым.

Подраздел статьи "Использование публичных принципов в регулировании хозяйственных отношений" начинается с загадочной фразы: "Внедрение публичных элементов в гражданско-правовой метод регулирования хозяйственных отношений имеет объективно-правовую основу, являясь результатом сложного взаимодействия комплекса важнейших общих и специальных гражданско-правовых норм...", содержащихся в ГК РФ (с. 15). Опять-таки несмотря ни на какие "внедрения" и "переплетения" с публичными элементами, имеющими объективную основу, метод по названию остается таким, каким был. Даже если условия того или иного, в том числе принудительного, договора прямо установлены законом — все равно договор остается обычным частноправовым (с. 16). Не очень это логично и убедительно.

Еще один раздел посвящен публично-правовому регулированию внешнеэкономических инвестиционных отношений.

Но в нем снова изобретательная формулировка: "Частноправовой характер государственного регулирования (?!) инвестиционной деятельности с участием иностранных хозяйствующих субъектов заключается прежде всего в том, что российское законодательство признает такое инвестирование разновидностью хозяйственной деятельности, включенной в предмет гражданско-правового регулирования..." (с. 18). Другими словами, если цивилисты, готовившие Гражданский кодекс РФ на базе радикально-либеральной идеологии, записали, что публичное государственное регулирование следует считать гражданско-правовым (считать публичное не публичным, а частноправовым), то так тому и быть независимо от научной обоснованности такого рода записей. И здесь обращает на себя внимание цивилистическая игра понятиями "гражданско-правовой" и "частноправовой": в одних случаях они как будто бы синонимы, в других — вроде бы нет.

Все содержание статьи свидетельствует о признании реально существующего своеобразия регулирования хозяйственных (в том числе предпринимательских) отношений, о том, что это регулирование существенно отличается от гражданско-правового или частноправового, а следовательно, и называться должно иначе. (Как тут не вспомнить Р. Бернса: "Мятеж не может кончиться удачей. В противном случае его зовут иначе"). Но, видимо, пугало "хозяйственно-правовой угрозы", раздутое некоторыми цивилистами, воспринявшими идеологию рыночного фундаментализма, мешает называть вещи своими именами и исследовать их предметно, а вынуждает вместо этого заниматься понятийно-правовой эквилибристикой. Едва ли это плодотворное направление поиска путей совершенствования правового регулирования хозяйственной деятельности, если даже ограничиваться такой ее разновидностью как предпринимательство.

В. МАМУТОВ, академик Национальной академии наук Украины От редакции. Отнесясь с большим вниманием к содержанию статьи и позиции одного из лидеров концепции хозяйственного права — академика НАН Украины В. К. Мамутова, редакция в целях объективности теоретической дискуссии по проблемам многолетней давности обратилась с просьбой к представителям цивилистической концепции — докторам юридических наук, профессорам Е. А. Суханову и

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

А. Л. Маковскому высказать свою точку зрения. Далее приводится полемическая статья этих цивилистов.

–  –  –

В журнале "Хозяйство и право" (№ 9 за 2000 год) опубликована статья доктора юридических наук В. А.

Бублика "Правовое регулирование предпринимательства:

частные и публичные начала". Обосновывая давно ставшее хрестоматийным положение о взаимодействии частноправовых и публично-правовых начал в правовом регулировании предпринимательской деятельности, ее автор дает волю собственной фантазии при обосновании "новой" юридической квалификации многих известных категорий.

Так, международные договоры государств и иных субъектов публичного права он (с. 13) рассматривает не только как "внедрение частноправовых начал в публично-правовую материю", но и как одну из предусмотренных новым Гражданским кодексом РФ "общих моделей соотношения частных и публичных принципов регулирования экономических отношений" (хотя ГК РФ, как известно, никоим образом не касается сферы межгосударственных, в том числе договорных, отношений); конструкцию юридического лица (с. 14) трактует как институт "публичного контроля за деятельностью участников хозяйственного оборота" (видимо, вслед за налоговыми органами полагая, что юридические лица создаются для уплаты налогов, а не для осуществления хозяйственной деятельности); в качестве "инвесторов", или "экономических агентов" (субъектов экономических, а не юридических отношений) (с. 20–21) рассматривает не акционеров, вложивших средства в приобретение акций, а только "само акционерное общество и его учредителей" (поскольку в ином случае "предпринимателями"-инвесторами придется считать и мелких акционеров) и т. д.

Понятно, что такая трактовка — личное дело автора, стремящегося предложить читателю некие представляющиеся ему новыми подходы и воззрения. Либеральная позиция журнала, публикующего подобные статьи, в известной мере представляется даже полезной, поскольку способна будить мысль серьезного и грамотного читателя, хотя бы побуждая его к критическим раздумьям. К сожалению, в данном случае весьма путаное и в большинстве случаев далекое от сложившихся цивилистических подходов содержание статьи стало поводом для очередной "атаки" на частноправовые начала сторонников "хозяйственного" (теперь — "предпринимательского") права (см. статью В. К. Мамутова по поводу статьи В. А. Бублика).

На эти традиционные наскоки, возможно, и не стоило бы обращать внимания, если бы не два обстоятельства. Во-первых, это достаточно ловкое использование "хозяйственниками" и их лидерами очевидных недостатков ряда современных цивилистических исследований, основанных на непонимании их авторами классических частноправовых конструкций (договора, юридического лица, акционерного общества и т. д.) и на традиционном для отечественной правовой науки советского периода отождествлении понятий экономических ("предприятие", "инвестор", "формы собственности" и т. п.) и юридических (юридическое лицо, договорный контрагент, право собственности, или вещное право, и т. п.). Приходится согласиться с общей оценкой В. К. Мамутовым рассматриваемой статьи В. А. Буб-лика, выражающейся в заголовке. Действительно, "понятийно-правовая эквилибристика не может заменить предметного исследования". Правда, эту

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

оценку в значительной мере можно отнести и к данному сочинению, и к другим работам в области "хозяйственного права", но об этом ниже. Здесь же следует вновь отметить методологические ошибки статьи, в целом "удачно" обыгранные научным оппонентом.

Разумеется, это обстоятельство никак не затрагивает основ гражданскоправовой науки, от которых весьма далеко ушли оба автора. Вместе с тем использование любого повода для критики частноправовых подходов в последнее время стало навязчивой идеей сторонников "хозяйственного права". Быстро перекрасившись в духе времени в адептов "предпринимательского" права, они, тем не менее, не оставили прежних попыток осуществить, выражаясь словами В. А. Бублика, "разрушающее взаимодействие публичного и частного" (с. 14).

Любопытно, что при этом многие "хозяйственники", включая и В. К. Мамутова, теперь вполне искренне считают себя последователями торгового права, в простоте души забывая, что наличие торгового права (в тех правопорядках, где оно признано и закреплено в виде двух раздельных кодификаций) знаменует собой дуализм частного права, а не столь желанное для них (хотя и никому и нигде дотоле неизвестное) "соединение в неразрывное целое" частноправовых и публично-правовых подходов.

Усилившиеся в последнее время выпады "хозяйственников" против частного права составляют второе обстоятельство, побудившее авторов данной статьи к публичному выступлению. Поводом к этим выпадам обычно становятся ссылки на тяжелое экономическое положение страны, ставшее, по мнению наших критиков, следствием новейших реформ и, прежде всего, их правового оформления в новом Гражданском кодексе 1. О том, что первая часть Кодекса была принята и вступила в силу уже после радикального этапа реформирования и ее зловредные "авторы" только в силу одного этого обстоятельства были лишены возможности способствовать грабительской приватизации и иным проискам "антинародного режима", критики частного права тоже как-то забывают. Главное — любыми способами ущемить оппонента, а там пусть сам доказывает, что он "не верблюд".

Эта агрессивная обработка общественного мнения, давно ставшая доминантой "хозяйственно-правовой концепции", требует, как говорят дипломаты, адекватного ответа.

Начнем с содержащегося в статье В. К. Мамутова аргумента о "несостоятельности" частноправовой концепции, поскольку, дескать, "практика не подтвердила радужных надежд на эффективность частноправового подхода", из чего пора "сделать соответствующие выводы". Отбросим угрожающий тон последней фразы (слава Богу, теперь такие вопросы не решаются на бюро обкома или в постановлении ЦК КПСС) и обратимся к столь милой сердцу нашего оппонента истории советской экономики.

Вспомним ее начало — незабвенные времена "военного коммунизма" с их карточным распределением и даже отменой (хотя и весьма краткосрочной) денег, а заодно и так ненавидимых сторонниками "хозяйственного права" товарноде-нежных отношений, ознаменовавшие давно ожидаемое торжество публичноправовых начал и руководящей роли государства в регулировании хозяйственной деятельности. Результат в виде разрухи сначала в головах (пользуясь выраХотелось бы обратить внимание на явное преувеличение "хозяйственниками" роли закона, от которого они, как и некоторые наши депутаты и другие политики, ждут немедленного, сиюминутного результата, полагая (возможно, вполне искренне) вслед за некоторыми героями М. Е. СалтыковаЩедрина, что "помпадур" (градоначальник) и "закон" могут сделать решительно "все". Между тем еще на VIII съезде РКП(б) В. И. Ленин указывал, что "если бы мы ожидали, что от написания сотни декретов изменится вся деревенская жизнь, мы были бы круглыми идиотами" (Соч., 4-е изд., т. 29, с. 185).

Предоставляем читателю самому квалифицировать взгляды людей, полагающих, что от принятия или отклонения Хозяйственного кодекса мгновенно изменится вся наша "хозяйственная" или, по крайней мере, "предпринимательская" жизнь.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

жением известного булгаковского героя, профессора Преображенского), а затем и в самом народном хозяйстве не заставил себя ждать. При этом данный результат настолько превзошел все ожидания, что единственный выход из сложившейся тяжелейшей ситуации, как известно, был найден в скорейшем отказе от ряда важнейших теоретических постулатов и в объявлении "нэпа", то есть в установлении "известной свободы оборота" (В. Ленин) и даже в "допущении капитализма при наличии командных высот в руках пролетарского государства" (И. Сталин).

В юридическом отношении это обстоятельство не могло выразиться ни в чем ином, кроме как в усилении частноправовых подходов в правовом регулировании, закрепленных сначала в Декларации основных частных имущественных прав, признаваемых РСФСР (от 22 мая 1922 года), а затем — в Гражданском (почему-то не в "хозяйственном" и даже не в торговом) кодексе 2.

Вспомним и завершение этой "славной" истории в конце 80-х годов, когда торжество плановой социалистической экономики, "научно" руководимой мудрым государством, вновь было ознаменовано введением для граждан (в "сверхдержаве конца ХХ века"!) карточной системы распределения большинства продовольственных и многих промышленных товаров (для "социалистических государственных предприятий" эта система за все время их существования вообще никогда не отмирала).

Может быть, именно этот результат, через семь десятилетий закономерно вернувший все "на круги своя", и следует считать свидетельством высокой эффективности планово-управляемой экономики и господства в ней публичноправовых начал? Но почему же тогда выход снова увидели в признании "многообразия форм собственности", развитии кооперации и аренды, "малых предприятий", поощрении "совместных предприятий" с иностранным участием и в использовании тому подобных частноправовых институтов?

В завершение этой темы хочется процитировать ответ одного студента на экзамене по политэкономии, происходившем в советские времена. Не зная ответа на вопрос о сущности основного экономического закона социализма (есть подозрение, что большинство изучавших эту науку и сейчас затруднится с ответом на него), он получил от преподавателя дополнительный, "наводящий" вопрос о том, что же характеризовало советскую социалистическую экономику за все время ее существования, и вполне искренне ответил: "Временные трудности!", чем вызвал праведный гнев экзаменатора.

Конечно, постоянно испытываемые страной "временные трудности" смогут объяснить, почему всякий российский гражданин, находящийся в здравом уме и твердой памяти, даже будучи горячим сторонником хозяйственно-правовой концепции, предпочтет купить за свои деньги иностранный, а не отечественный телевизор или автомобиль (если, разумеется, их цена будет сопоставима, а не искусственно взвинчена для защиты "отечественного товаропроизводителя"). Но даже они не помогут удовлетворительно ответить на вопрос о том, почему, несмотря ни на что, в столь благословенные советские времена насаждались и господствовали публично-правовые подходы и поощрялись "хозяйственноправовые" взгляды, а к частному праву и цивилистике обращались либо в трудных ситуациях, либо во взаимоотношениях с иностранцами, при выходе на внешний рынок, искусственно закрытый для обычного "отечественного товаропроизводителя", которому просто запрещалась внешнеторговая деятельность. Неужели и это всерьез можно объяснить вредительскими происками цивилистов, которые злонамеренно препятствовали изучению правовых проблем "внутрихозяйственного расчета" и принятию Хозяйственного кодекса, призванных спасти погибавшую советскую экономику?

Теперь о самом частном праве и его постулатах. Во-первых, академику НАН Украины В. К. Мамутову должно быть известно, что содержание частного права даже у нас не исчерпывается гражданским правом, а включает в себя также международное частное, семейное, трудовое право (не говоря уже о развитых европейских правопорядках, где "необоснованный экспансионизм цивилистической 2 Подробнее об этом см., например: Новицкий И. Б. История советского гражданского права. —

–  –  –

концепции" в своем "мракобесии" более ста лет тому назад дошел до прямого включения в сферу гражданского права семейно-правовых и трудовых отношений). Поэтому в сферу частного права включаются не только "предпринимательские" и даже не только гражданско-правовые отношения.

Все они составляют, по выражению И. А. Покровского, "систему юридической децентрализации", "область свободы и частной инициативы", тогда как построенное на началах централизации публичное право (состоящее, в свою очередь, из ряда правовых отраслей) есть "система субординации", "область власти и подчинения" 3.

Иными словами, речь идет о правовом оформлении и защите в одном случае конкретного (частного), а в другом — публичного (общественного) интереса. Отрицать значение обеих этих групп интересов так же бессмысленно, как и их взаимодействие и переплетение в конкретных ситуациях. Поэтому границы указанных областей исторически достаточно подвижны, изменчивы, что, в частности, связано с необходимостью достигать согласованности и взаимодействия частного и публичного права в регулировании конкретных общественных отношений. Однако до появления "хозяйственно-правовой концепции" никто не думал противопоставлять частное право не публичному, а некоему "публично-частному" праву, критерии образования и границы которого, подобно некоторым божественным "откровениям", до сих пор понятны лишь на интуитивном уровне, доступном для восприятия только сторонникам этих взглядов.

В самом деле, каким образом из сферы предпринимательства в "хозяйственно-правовой" трактовке выпали внешнеэкономические сделки (ибо "хозяйственно-правовая мысль" обычно не идет дальше рассуждений о подчиняющихся национальному правовому режиму предприятиях с иностранными инвестициями, обоснованно не рискуя вторгаться в область договоров с "иностранным элементом", регулируемых не только национальным законодательством, но и международными конвенциями и торговыми обычаями), а также трудовая деятельность, имеющая для серьезного предпринимателя ("товаропроизводителя") не меньшее значение, чем налоговое или таможенное регулирование? Неужели их отдают на откуп "экспансионистам" от гражданского права? А какое место в предмете "комплексного хозяйственно-правового регулирования" отводится земельным и другим природоресурсным отношениям (без которых, в частности, невозможно предпринимательство ни в сфере сельского хозяйства, ни в сфере добычи нефти, металлов и других полезных ископаемых)? С другой стороны, теперь оказывается, что "хозяйственное право" включает в себя не только гражданско-правовые, административно-правовые и финансово-правовые нормы (в каком объеме — тоже можно лишь догадываться), но даже "и уголовное право в той части, где речь идет о хозяйственных, экономических преступлениях" 4. После этого обвинения цивилистов в "экспансионизме" выглядят несколько преувеличенными.

Таким образом, прежде чем критиковать сложившиеся веками подходы и конструкции, неплохо было бы разобраться в собственных взглядах и хотя бы систематизировать их.

Во-вторых, никогда и никто из серьезных цивилистов (включая прежде всего упомянутых В. К. Мамутовым "навешивателей политических ярлыков") не говорил и не писал о "свободном рынке", нарисованном воспаленным от чтения очередного проекта "Хозяйственного кодекса" воображением "хозяйственников" со ссылками на безымянные труды "экономистов ХIX века" 5, и об оформляющем 3 Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. — М., 1998, с. 39-41.

4 См.: Семеусов В. А. Очерки хозяйственного права России. — Иркутск, 2001, с. 24.

5 Не приходится ожидать ссылок на конкретные работы от людей, которые никогда не держали их в руках. Между тем, по авторитетному свидетельству И. А. Покровского, именно в течение ХIХ века, ставшего периодом расцвета и кодификации частного права, последовал постепенный отказ от выдвинутого в период борьбы с феодализмом в XVII и XVIII веках "экономического" учения о неприкосТОЧКА ЗРЕНИЯ его "чистом" (не замутненном императивными публично-правовыми предписаниями) частном праве.

Отрицание серьезнейшего, нередко решающего влияния на предпринимательскую деятельность и на имущественные отношения в целом налогового, таможенного, антимонопольного, валютного и иных отраслей законодательства, относящихся к сфере публичного права, либо включение их в сферу гражданского (частного) права было бы такой же нелепостью, как и проповедуемый сторонниками "хозяйственного права" полный отказ от частноправового регулирования и пренебрежение частными интересами в угоду публичным.

Еще в 1993 году при обсуждении концепции развития гражданского законодательства в условиях перехода к рынку один из разработчиков будущего Гражданского кодекса проф. В. А. Дозорцев подчеркивал, что "отказ от административнокомандной системы не означает отрицания государственного воздействия на рыночные отношения, в частности экономическими, но не только экономическими методами. От элементов прямого административного воздействия тоже полностью отказаться не удастся. Расчет на "стерильное" применение гражданского права оказывается... несостоятельным" 6.

Иное дело — конкретные формы вмешательства в экономику, традиционно присущие российскому государству. Достаточно упомянуть о том, что под воздействием "указного права", обязывавшего, например, всех участников предпринимательского оборота осуществлять свои расчеты в течение не более чем трех месяцев или объявившего номер внешнеторгового контракта существенным условием бартерного договора, в арбитражных и третейских судах появилась довольно многочисленная категория дел, в которых иск предъявляется исключительно с целью получить любое судебное решение для последующего представления в соответствующий орган публичной власти (налоговый, таможенный, валютный и т. д.), причем истца абсолютно не волнует, удовлетворят его иск или нет. Если раньше "хозяйственный договор" был таким "замечательным" договором, в котором, по справедливому указанию В. Бублика, "согласованное волеизъявление не является элементом, конструирующим обязательство", то теперь появились иски, в которых требование о защите нарушенного или оспоренного права более не является основанием их предъявления! Оба эти уникальных явления представляют собой прямое следствие "органичного сочетания" публичноправового воздействия на частноправовые отношения и знаменуют бесспорное торжество данного основополагающего постулата хозяйственно-правовой концепции 7. Но если в этом выражается "неэффективность" частного права и "эфновенности собственности и о государственном невмешательстве в область экономики, которое стало противоречить требованиям жизни (см.: Покровский И. А. Указ. соч., с. 83-84).

6 См.: Дозорцев В. А. Тенденции развития российского гражданского права при переходе к рыночной экономике. — В сб.: Тезисы докладов на международной научно-практи-ческой конференции "Гражданское законодательство Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы". — М., 1993, с. 6.

Год спустя, при обсуждении проекта первой части нового Гражданского кодекса, один из авторов этих строк как руководитель рабочей группы по созданию ГК специально подчеркивал, что "мы должны сейчас думать прежде всего о тех ограничениях, которым эти принципы (частного права. — Е. С., А. М.) должны подвергаться...

Нам важно иметь такие ограничения, чтобы не создать у себя "дикий рынок", и далее подробно раскрывал систему таких ограничений, заложенных в законопроект (см.:

Маковский А. Л. Концепция Гражданского кодекса России. — В сб.: Материалы международной научно-практической конференции "Гражданское законодательство Российской Федерации: состояние, проблемы, перспективы". — М., 1994, с. 40-41).

7 Не менее ярким примером такого "органичного взаимодействия" стали правила современных российских бюджетных законов о том, что любые другие законы и нормативные акты, не обеспеченные источниками финансирования, "не подлежат исполнению". Нетрудно догадаться, что в эту "рубрику" тут же попали нормы злосчастного Гражданского кодекса, наконец-то установившие гражданскоправовую ответственность государства по выпущенным им займам. Таким образом, отечественное государство вновь, к радости сторонников "хозяйственного права", продемонстрировало высокую "эффективность" публично-правового регулирования и "неэффективность" частного права. Каким

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

фективность" хозяйственно-правового подхода, то, как говорится, чур меня, чур от такой эффектив- ности.

Как указывал классик российской цивилистики И. А. Покровский, "не подлежит никакому сомнению, что государство может и даже обязано ограничивать, то есть вводить в известные рамки индивидуальную свободу и в этом смысле приносить индивидуальные интересы в жертву общественным. Но, спрашивается, безгранична ли власть государства в этом отношении? Может ли оно предъявлять к индивиду всякие требования, какие только найдет нужным в интересах "общего блага", или же, напротив, есть такие стороны личного существования, в которые никакое внешнее вторжение недопустимо?" 8 Сегодня ответ на этот риторический вопрос содержится в п. 1 ст. 1 ГК РФ, устанавливающем основные начала (принципы) гражданского законодательства. К их числу прямо отнесена недопустимость произвольного вмешательства кого-либо (в том числе и в первую очередь — государства) в частные дела. Всякий грамотный читатель может сделать из этого очевидный вывод: основанное на законе вмешательство допустимо, и тут же, в абз. 2 п. 2 ГК РФ, найдет этому прямое подтверждение. Иллюстрировать указанное положение многочисленными и не менее очевидными примерами в данной статье нет необходимости. Ее авторы вполне отдают себе отчет в том, что все ими написанное будет воспринято лишь теми, кто обучен обычному чтению и лишен "таланта" видеть в написанном то, чего в нем нет.

Кстати, о "замечательных" навыках строить полемику на приписывании оппоненту собственных ошибок следует сказать особо. Забавляясь действительно неудачными формулировками и выводами В. А. Бублика (вроде положения о "замене частноправового регулирования" публично-правовым в области экспортных военных поставок, кстати, неверного по существу, ибо оформляются эти "поставки" классическими внешнеторговыми контрактами), В. К. Мамутов не замечает, как сам постоянно впадает в те же противоречия. Так, столь полюбившийся ему "комплексный подход к правовому регулированию" он упорно отождествляет с хозяйственно-правовым подходом. Однако "комплексность" всегда и всеми (кроме, разумеется, сторонников "хозяйственного права") понималась как сочетание нескольких различных подходов, противопоставляемое единому, однородному подходу. Каким образом признаваемый В. К. Мамутовым "органически единым" — в переводе на общепринятый юридический язык одноотраслевым — подход одновременно предстает еще и "комплексным", то есть по обыденной логике многоотраслевым, и не является ли все это типичной "словесной эквилибристикой", остается лишь догадываться.

В пылу полемики В. К. Мамутов как-то упускает из виду, что частноправовое регулирование, закрепленное законом и осуществляемое на законодательной основе, тоже служит способом воздействия государства на общественные, в том числе экономические, отношения.

Он напрасно смущается понятием "частноправовой характер государственного регулирования", считая последнее исключительно публично-правовым. Ведь нормы Гражданского кодекса суть тоже государственные предписания, нормы права, а не просто ненавидимые им "цивилистические постулаты". Среди этих норм, как известно любому студенту, встречаются даже нормы императивного характера (например, о недействительности сделок). Так неужели правила о недействительности сделок, заключенных под влиянием обмана или насилия, тоже являются "комплексными" и одновременно "хозяйственно-правовыми"? А ведь на этом базируется упрек, брошенный В. К. Мамутовым "цивилистам, готовившим Гражданский кодекс РФ на базе радиобразом подобная "эффективность" отразилась на интересах владельцев отечественных государственных облигаций, уже не столь важно для принципиального "научного" спора (да ведь нашим гражданам и не привыкать десятилетиями ждать выплат по этим воистину "бесценным бумагам").

8 Покровский И. А. Указ. соч., с. 79.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

кально-либеральной идеологии" (кстати, совсем неплохая формулировка для борца с "навешиванием политических ярлыков"): они будто бы "записали, что публичное государственное регулирование следует считать гражданско-правовым"!

Столь странное, мягко говоря, положение, выведенное В. К. Мамутовым из рассуждений В. А. Бублика, но почему-то приписанное им разработчикам нового Гражданского кодекса, следует все же целиком оставить на его совести. Такая абсурдная мысль не могла прийти в голову людям, причастным к записи в п. 3 ст. 2 ГК РФ нормы о том, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется. Ее автора, без сомнения, следует искать среди сторонников "комплексного" подхода к правовому регулированию хозяйственных отношений, "сочетающего", то есть постоянно смешивающего, публично-правовые и частноправовые начала.

Все это заставляет вспомнить давно подмеченные за В. К. Мамутовым привычки вести полемику с выводами, не вытекающими из критикуемых позиций, и составлять собственные работы по рецептам, выдаваемым затем за недостатки позиций своих научных оппонентов. Корифеи отечественной цивилистики более 20 лет тому назад предлагали ему дружеское внимание и товарищескую помощь в избавлении от подобных наклонностей, предупреждая, однако, что "общий успех в этом полезном начинании зависит в первую очередь от него самого" 9. К сожалению, время показало, что В. К. Мамутов пренебрег советами крупнейших ученых, продолжая совершенствоваться в отмеченных ими способностях. Результаты этого развития теперь могут испытать на себе молодые авторы, лишь понаслышке знающие о подобных приемах. Поэтому следует вновь предупредить: "Осторожно! Хозяйственно-правовая мысль еще работает!".

Е. СУХАНОВ, А. МАКОВСКИЙ, доктора юридических наук, профессора Р. S. Как последовательный противник товарно-денежных отношений, В. К. Мамутов отказывается от гонорара за свою статью. Мы, будучи не менее последовательными цивилистами, хотели бы его получить, обязуясь при этом полностью истратить полученные деньги на покупку книг И. А. Покровского и О. С. Иоффе, вышедших в серии "Классика российской цивилистики", и их последующую рассылку в просветительских целях сторонникам "хозяйственно-правовой концепции", с тем чтобы они смогли составить себе представление об основных постулатах критикуемой ими концепции по классическим работам, а не только по статье В. А. Бублика.

9 См.: Иоффе О. С., Красавчиков О. А. О критике науки и научности критики. — В кн.: Иоффе О. С.

Избранные труды по гражданскому праву. — М., 2000, с. 756-758.

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Банковский счет как объект правовой деятельности:

понятие и значение В настоящее время понятие "банковский счет" чаще всего рассматривается, во-первых, только в рамках гражданско-правового регулирования, во-вторых, лишь как одноименный договор или как правоотношение. Причем в этих случаях все, как правило, в конечном итоге сводится к схоластическим рассуждениям о правовой природе и предмете договора банковского счета, о том, является он публичным или договором присоединения.

При этом за рамками рассмотрения остаются вопросы о понятии самого банковского счета и о его месте среди элементов правоотношения по банковскому счету. А ведь именно данные вопросы прежде всего возникают в правоприменительной деятельности.

Дело в том, что термин "счет" может использоваться для обозначения целого ряда понятий, в частности таких как балансовые счета, лицевые счета, счета "депо", "металлические" счета и некоторых других. Соответственно возникает закономерный вопрос: какие же из этих счетов являются банковскими?

Отсутствие ответа на этот вопрос в гражданском праве — следствие того, что господствующие в настоящее время в этой отрасли права подходы к определению понятий "объект правоотношения" и "предмет договора" не позволяют в целом ряде случаев определить их однозначно. В качестве примера можно привести продолжающийся с разной степенью активности уже более шестидесяти лет и ставший классическим спор цивилистов о том, что является объектом правоотношения по договору о натирке пола: сам пол, его чистота или что-то еще.

Причем на сегодняшний момент преобладает точка зрения, согласно которой в качестве объектов правоотношений рассматриваются разнообразные материальные и нематериальные блага, способные удовлетворять потребности субъектов. Соответственно материальные предметы, к которым прилагается труд или которые используются для осуществления какой-либо деятельности, к ним не относятся.

Именно по этой причине самому банковскому счету как не являющемуся непосредственно благом не придается особого внимания при гражданско-правовом анализе связанных с ним правоотношений. Мало того, многие авторы, занимающиеся таким анализом и пишущие на эту тему в настоящее время, уже даже не в состоянии заметить существование проблем, связанных с определением понятия "банковский счет".

В связи с этим необходимо отметить следующее.

Учитывая указанное выше, вместо объекта правоотношения в нем целесообразнее выделять объекты правовой деятельности и объекты интереса. Объекты правовой деятельности — предметы, явления духовного и материального мира, выступающие объектом правового поведения и имеющие для правоотношения юридическое значение. Объекты интереса — те блага, ради которых субъекты вступают в правоотношение и котоБАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ рые отражают его целевое назначение, результативность. В свою очередь, целевым назначением правоотношения, его результатом является удовлетворение потребностей 1.

В данном случае банковский счет — это объект правовой деятельности, а проводимые через него расчетные операции — объекты интереса.

В силу п. 1 ст. 846 ГК РФ счет в кредитной организации открывается на основании договора банковского счета. По договору банковского счета кредитная организация обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту ("владельцу" счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (п. 1 ст. 845 ГК РФ). Поскольку в этом случае речь идет как о расчетном, так и о кассовом обслуживании кредитной организацией своего клиента, эти договоры часто называют договорами на расчетно-кассовое обслужи- вание.

Как видно из приведенной формулировки, предметом договора банковского счета является открытие кредитной организацией банковского счета клиенту и проведение по нему расчетных операций, в том числе кассовых. Иными словами, предмет договора в данном случае охватывает и объект правовой деятельности, и объекты интереса. При этом необходимо учитывать, что в некоторых случаях объект правовой деятельности может не входить в предмет договора, а иметь для правоотношения юридическое значение в силу указания в законе или дого- воре.

Применительно к банковским счетам примером служат депозитные счета, которые не входят в предмет договора банковского вклада (депозита), но имеют для одноименного правоотношения важное юридическое значение в силу указания в законе (см. пп. 1 и 3 ст. 834 ГК РФ). Это связано с тем, что по данным счетам могут проводиться расчетные операции, в том числе по начислению процентов (см., например, ст. 839 и 841 ГК РФ), а проведение некоторых расчетных операций прямо запрещается (см. абз. 2 п. 3 ст. 834 ГК РФ).

В качестве еще одного примера можно привести текущие счета для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением (см. п. 1 ст. 1018 ГК РФ, п. 8.17 раздела "Б" ч. II "Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ" от 18 июня 1997 года № 61).

Стандартный набор расчетных операций, которые обязана выполнять кредитная организация по открываемому счету, определяется через выбор соответствующего вида этого счета (см. ст. 848 ГК РФ). Возможные виды счетов закрепляются нормативными актами через совокупность ряда признаков, в частности вид правоотношений (например, депозитные счета, текущие счета для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением), "валюта" счета (рублевые и валютные счета), правовой статус "владельца" счета (например, счета нерезидентов, корреспондентские счета), цель расходования средств со счета (целевые (специальные) счета), возможность договорного ограничения перечня операций по счету (рублевые текущие счета).

Именно поэтому существует неразрывная связь между банковскими счетами и расчетными операциями. Поскольку возникает потребность в проведении безналичных расчетов, для этого должен использоваться соответствующий указанным признакам банковский счет. И даже разделение в законодательном порядке правоотношений по банковскому счету и банковскому вкладу эту связь не ликвидировало.

Исключение составляют операции по безакцептному списанию средств, для применения которых дополнительно необходимы прямое включение соответствующего условия в договор между банком и его клиентом (см. п. 2 ст. 854 ГК РФ), а также передача клиентом банку распоряжения, позволяющего идентифицировать конкретного взыскателя (см. п. 2 ст. 847 ГК РФ).

Из совершаемых в рамках расчетных операций действий по исполнению публичноправовых обязанностей и односторонних расчетных сделок в виде оценки расчетных 1 Подробнее об этом см.: Протасов В. Н. Что и как регулирует право. — М., 1995, с. 58.

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

документов, предъявленных плательщиками или взыскателями, на предмет соответствия установленным требованиям (первый вид действий), а затем в виде принятия к исполнению этих документов (второй вид действий) у кредитных организаций возникают конкретные обязанности либо денежного характера, то есть перечислить, выдать, зачислить конкретную сумму, либо неденеж- ного характера, то есть только передать документы в другую кредитную органи- зацию 2.

Исходя из вышеизложенного, с юридической точки зрения под банковским счетом понимается оформленный на определенное лицо ("владельца счета") документ, в котором отражаются данные о зачисленных на него денежных средствах и произведенных за счет этих средств платежах.

Отсюда, в свою очередь, можно сделать вывод, что это понятие характеризуется совокупностью двух признаков.

Во-первых, банковский счет открывается и ведется на основании договора между кредитной организацией и ее клиентом. Иными словами, счет должен открываться именно для проведения конкретных операций со средствами клиента по его инициативе либо по инициативе третьих лиц.

Во-вторых, банковский счет предназначен для учета денежных средств и операций с ними. Если определять этот признак через понятие средств на банковском счете как объекта обязательственных правоотношений, то получается, что на банковском счете отражаются обязательства кредитной организации перед клиентом (по перечислению или выплате определенной денежной суммы), а не клиента перед кредитной организацией (по возврату кредита, уплате процентов и т. д.).

Не относятся к банковским счетам так называемые ссудные счета, предназначенные для бухгалтерского учета образования и погашения задолженности клиента перед банком по выданному кредиту или иным размещенным средствам (отсутствует и первый, и второй признак). Однако, несмотря на это, в течение более пяти лет в период действия п. 1 Указа Президента РФ от 23 мая 1994 года № 1006 "Об осуществлении комплексных мер по своевременному и полному внесению в бюджет налогов и иных обязательных платежей" банки вынуждены были тре- бовать от своих клиентов справки об уведомлении налоговых органов о намерении первых открыть ссудный счет, хотя по сути речь шла о намерении получить кредит.

По поводу осуществления кредитования счетов (овердрафта) дополнительно стоит отметить, что в настоящее время отсутствуют правовые основания для применения так называемых контокоррентных и специальных ссудных счетов, ибо они также к банковским счетам в указанном выше смысле не относятся (отсутствует второй признак) и соответственно по ним не могут проводиться расчетные операции на основании расчетных документов. Это связано с тем, что использование указанных счетов позволяет обходить очередность платежей.

Такой подход подтверждается и действующим порядком бухгалтерского учета кредитными организациями операций по кредитованию счета, согласно которому кредитование проводится в отношении расчетных (текущих) счетов, а образующееся при этом на данных счетах дебетовое сальдо в конце дня переносится на счета по учету кредитов, предоставленных клиентам (см., например, п. 1.15 ч. I "Правил ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях, расположенных на территории РФ").

Не относятся к банковским счетам, подпадающим под действие глав 45 и 46 Гражданского кодекса РФ, так называемые счета "депо" и "металлические" счета, поскольку они предназначены для учета прав соответственно по ценным бумагам и драгоценным металлам, а не денежным средствам (отсутствует второй признак). Правовой режим этих счетов определяется специальными правовыми актами.

2 Подробнее об этом см.: Курбатов А. Правовое регулирование расчетов в Российской Федерации

–  –  –

Учитывая, что основные проблемы с определением понятия "банковский счет" возникли прежде всего в связи с деятельностью налоговых органов, законодательно эти признаки были закреплены в п. 2 ст. 11 Налогового кодекса РФ применительно к средствам организаций и индивидуальных предпринимателей. Однако это не следует воспринимать в том смысле, что в других случаях, например при наложении ареста на средства, учитываемые на банковских счетах, судебными органами или судебными приставамиисполнителями, эти признаки не должны учитываться. Это лишний раз подтверждает, что институт банковского счета является комплексным правовым институтом.

Именно на счета, отвечающие указанным признакам, распространяют свое действие нормы глав 45 и 46 ГК РФ. Соответственно через них производятся безналичные расчеты (п. 3 ст. 861 ГК РФ), с них может производиться принудительное списание средств (п. 2 ст. 854 ГК РФ), в отношении них допускается кредитование счета (овердрафт) и могут вводиться ограничения по распоряжению средствами на счете (соответственно ст. 850 и ст. 858 ГК РФ), их открытие требует представления документа из налогового органа (ст. 86 НК РФ), с этими счетами связано применение кредитными организациями льгот по налогу на добавленную стоимость (подп. 3 п. 3 ст. 149 НК РФ) и т. д. На них же распространяются и ограничения по открытию счетов.

В соответствии со ст. 30 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" юридические и физические лица вправе открывать в кредитных организациях любое необходимое им количество счетов в любой валюте. Однако при этом на основании ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и п. 2 ст. 1 ГК РФ федеральными законами могут вводиться ограничения этого права для определенных случаев. В частности, в п. 1 ст. 105 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" закреплена обязанность конкурсного управляющего использовать один счет должника, а остальные закрыть. В п. 9 ст. 76 НК РФ установлен запрет для кредитных организаций открывать клиенту новые счета при наличии в этих кредитных организациях решения налогового органа о приостановлении операций по счету данного клиента.

Понятие "банковский счет" также может быть использовано как один из критериев для выделения сведений, составляющих банковскую тайну, из числа других видов информации, распространение которой ограничено, применительно к конкретной кредитной организации. Режим банковской тайны установлен только в отношении открываемых клиентам банковских счетов и операций, проводимых по этим счетам (ст. 857 ГК РФ).

Однако все перечисленное в полной мере распространяется лишь на расчетные и рублевые текущие счета, поскольку средства с этих счетов в настоящее время могут использоваться на любые не запрещенные законом цели в силу отсутствия прямых установленных в нормативном порядке ограничений. По всем остальным счетам в их правовом режиме уже существуют определенные изъятия. Их выявление и составляет еще один аспект проблемы, связанной с определением понятия "банковский счет".

Согласно подп. 3 ч. 1 ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности" открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц относятся к банковским операциям. Соответственно на основании ст. 56 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" Банк России может устанавливать обязательные для кредитных организаций правила осуществления этих банковских операций. По корреспондентским и другим счетам банков (например, по учету сумм обязательных резервов кредитных организаций в Банке России) возможность установления особенностей их правового режима Банком России закреплена также в ст. 860 ГК РФ, по валютным счетам резидентов, а также по валютным и рублевым счетам нерезидентов — соответственно в ст. 5 и 7 Закона РФ "О валютном регулировании и валютном контроле".

Необходимость законодательно закрепить возможность установления особенностей правового режима банковских счетов связана с публичной потребностью обособления средств, которые могут расходоваться только на определенные цели, в том числе с поБАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ требностью их сохранения от принудительного изъятия на общих основаниях. И наиболее распространенным способом удовлетворения этой потребности является установление в нормативном порядке возможности проведения расчетных операций с данными средствами только по специальному виду банковского счета, что и служит основанием для выделения особой группы целевых (специальных) счетов.

Например, для зачисления в полном объеме поступлений в иностранной валюте до осуществления обязательной продажи части этих поступлений юридическим лицам параллельно с текущим валютным счетом открывается транзитный валютный счет, по которому проводятся только операции, разрешенные Банком России (см. пп. 6–8 Инструкции Банка России от 29 июня 1992 года № 7 "О порядке обязательной продажи предприятиями, объединениями, организациями части валютной выручки через уполномоченные банки и проведения операций на внутреннем валютном рынке РФ").

Подобные установления означают невозможность принудительного взыскания средств с данного счета, применение мер по ограничению распоряжения счетом и т. д. на основании общих норм Гражданского кодекса РФ. Так, непонимание этого вопроса в отношении счетов по учету сумм обязательных резервов кредитных организаций в Банке России потребовало прямого законодательного урегулирования (см. ч. 5 ст. 38 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)").

С точки зрения порядка ведения бухгалтерского учета в кредитных организациях банковский счет имеет вид лицевого счета, открываемого к балансовым счетам кредитной организации. Однако далеко не все из лицевых счетов являются банковскими счетами. Учитывая указанные выше признаки, под понятие банковского счета подпадают те лицевые счета, которые открываются на имя конкретного клиента для ведения аналитического учета к балансовым счетам, предназначенным для обобщенного отражения операций кредитной организации со средствами клиентов либо для учета средств бюджета соответствующего уровня или внебюджетного фонда.

Например, корреспондентские счета представляют собой лицевые счета, ведущиеся по каждому банку — респонденту (то есть другому банку, являющемуся распорядителем по данному корреспондентскому счету) к балансовому счету кредитной организации № 30109 "Корреспондентские счета кредитных организаций — корреспондентов". В то же время лицевые счета, ведущиеся в этой кредитной организации к балансовому счету № 30110 "Корреспондентские счета в кредитных организациях — корреспондентах", к банковским счетам, открытым в данной кредитной организации, не относятся, поскольку предназначены для учета операций по корреспондентскому счету указанной кредитной организации в другом банке.

Счета по учету средств федерального бюджета, открываемые органам федерального казначейства для осуществления операций по финансированию расходов федерального бюджета в Банке России или уполномоченной кредитной организации, представляют собой лицевые счета к балансовому счету № 40105 этой кредитной организации "Средства федерального бюджета".

Указанные признаки понятия "банковский счет" необходимо учитывать и в тех случаях, когда речь идет о финансировании расходов федерального бюджета через лицевые счета органов федерального казначейства. В этих случаях термин "лицевой счет" в зависимости от контекста может употребляться и в значении банковского счета, открытого органам федерального казначейства в Банке России или уполномоченной кредитной организации (ст. 244 Бюджетного кодекса РФ), и в значении счета по учету средств федерального бюджета в едином учетном регистре федерального казначейства (ст. 254 Бюджетного кодекса РФ).

Счета федерального казначейства в Банке России и кредитных организациях ведутся на основании договоров, заключаемых и исполняемых в соответствии с гражданским законодательством РФ с учетом особенностей, установленных Бюджетным кодексом РФ.

Право определения режима этих счетов принадлежит федеральному казначейству (чч. 1 и 5 ст. 244 Бюджетного кодекса РФ). Отсюда можно сделать вывод, что к таким счетам

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

гражданское законодательство может применяться, но только в части, не урегулированной Бюджетным кодексом РФ и актами Министерства финансов РФ (к которому в настоящее время и относится федеральное казначейство).

Все вышесказанное важно учитывать и при толковании понятия "ведение банковского счета". Действия, подпадающие под данное понятие применительно к вопросам уплаты налога на добавленную стоимость, в настоящее время перечислены в п. 22.3 Методических рекомендаций по применению главы 21 "Налог на добавленную стоимость" Налогового кодекса РФ, утвержденных приказом МНС РФ от 20 декабря 2000 года № БГ-3Однако, учитывая, что это, во-первых, методические рекомендации, а во-вторых, изданные исполнительным органом, данный перечень не может считаться исчерпывающим. Во всех остальных случаях должен применяться основной критерий для определения действий, подпадающих под понятие "ведение банковского счета". Таким критерием является связь с расчетными операциями, проводимыми по банковским счетам. Соответственно к таким действиям должны относиться любые действия, связанные со списанием средств и их зачислением на банковский счет, а также с оформлением и подтверждением этих расчетных операций.

По затронутому вопросу о правовой природе договора банковского счета в гражданском праве существуют различные точки зрения. Высказывались мнения, что это договор займа, что это договор, имеющий черты займа, хранения и поручения, и наконец, что это самостоятельный вид договора. В настоящее время в Гражданском кодексе РФ нашел отражение подход к договорам банковского счета как к самостоятельному виду гражданско-правовых договоров, который соответственно не может сводиться к простой совокупности элементов различных договоров. И это не случайно.

Во-первых, у всех этих видов договоров разные предметы. Во-вторых, банковские счета используются для расчетов не только по гражданско-правовым, но и публичноправовым обязательствам, для расчетов не только в безналичном порядке, но и наличными деньгами, для расчетов не только в рублях, но и в иностранной валюте и т. д. Кроме того, необходимо отметить, что обязанности кредитной организации по совершению операций по зачислению и перечислению денежных средств выступают соответственно конечной и начальной стадиями расчетов.

Поэтому отношения по договору банковского счета одновременно можно рассматривать как отношения по организации расчетов, а договор банковского счета — как основание возникновения обязательств кредитной организации в сфере расчетов. Причем не только перед своим клиентом, но и перед государством (в частности, сообщать об открытии и закрытии счетов в налоговый орган в пятидневный срок, своевременно исполнять поручения на перечисление налогов и сборов, а также решения налоговых органов о взыскании налога либо о приостановлении операций по счетам, обеспечивать обязательную продажу части валютной выручки клиента и др.).

Эти обязанности подкреплены соответствующими публично-правовыми обязанностями и самих клиентов.

Иными словами, правовое регулирование отношений по банковскому сче- ту объективно строится с преобладанием публично-правового регулирования. К сфере частноправового регулирования относится только свободный выбор банка для обслуживания, возможность определения некоторых условий в договоре на основании диспозитивных норм ГК РФ (см., например, ст. 851, 852), а также возможность установления дополнительных услуг, предоставляемых кредитной организацией конкретному клиенту.

По вопросу об отнесении договоров банковского счета к публичным договорам следует отметить, что, поскольку договоры банковского счета являются разновидностью гражданско-правовых договоров, на порядок их заключения должны распространяться принципы правового регулирования гражданских правоотношений, если законом прямо не установлено иное.

БАНКОВСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Правовое регулирование этих правоотношений основано на общедозволительном типе правового регулирования, в основе которого лежит общее правило: "дозволено все, кроме того, что прямо запрещено". Соответственно любая обязанность должна быть четко выражена в нормах права. В отношении договоров банковского счета не указано прямо, что они являются публичными договорами. Тем самым нет оснований говорить об обязательности применения правил заключения этих договоров к договорам банковского счета.

Возможность понуждения к заключению договора не единственный обязательный признак публичных договоров из закрепленных в ст. 426 ГК РФ. И такой подход вполне закономерен, ибо каждому клиенту с учетом его статуса, направлений и условий деятельности часто требуется индивидуальный набор услуг кредитной организации (в части инкассации, межбанковских отношений, расчетных операций, применяемого способа связи и т. д.).

Исходя из этого, следует также сделать вывод, что кредитная организация не должна в обязательном порядке вести заключение договоров банковского счета и по правилам договоров присоединения, установленным ст. 428 ГК РФ, даже при наличии у нее стандартных форм, устанавливающих условия договоров банковского счета соответствующего вида. Всегда имеется возможность заключить с конкретным клиентом договор на особых условиях.

Это к тому же обусловлено и тем, что характеризовать какой-либо договор, выделяемый по содержанию возникающих из него правоотношений, как договор присоединения вообще принципиально неверно. Договоры присоединения выступают самостоятельной разновидностью договоров, выделяемой по совершенно иному критерию, а именно по способу заключения, который может и не использоваться. И делается это лишь для предоставления дополнительных гарантий присоединившейся стороне, которая не могла иным путем установить договорные отношения.

Применительно к договорам банковского счета такая ситуация складывается только в случае наличия у кредитной организации стандартных форм и при отказе принять клиента на обслуживание на необходимых ему условиях из-за отсутствия такой возможности либо при отсутствии у клиента потребности в особых условиях обслуживания. Также эта конструкция очень удобна в определенных случаях применительно к отдельным категориям клиентов, например при перечислении физическими лицами средств без открытия банковских счетов (см. подп. 9 ч. 1 ст. 5 Федерального закона "О банках и банковской деятельности"), когда фактически речь идет о договоре банковского перевода, а не банковского счета.

Именно учитывая данные обстоятельства, споры о правовой природе договора банковского счета, а также о том, является он публичным договором или договором присоединения, иначе как схоластическими назвать достаточно сложно.

А. КУРБАТОВ, доцент МГЮА

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

ПОЛОЖЕНИЕ О СОВЕТЕ ХОЛДИНГОВОЙ КОМПАНИИ

КАК ВНУТРЕННИЙ ДОКУМЕНТ ХОЛДИНГА

Эта публикация завершает серию статей по проблемам холдинговых компаний, опубликованных на страницах журнала 1.

В них мы исходим из того, что холдинговые компании, являющиеся совокупностью связанных отношениями экономической зависимости самостоятельных юри-дических лиц, выступают в сфере гражданского оборота зачастую консолидированно и относятся к одной из самых распространенных форм предпринимательских объединений. Холдинги нуждаются в регулировании внутренних отношений, складывающихся, прежде всего, между основным (материнским) и дочерними хозяйственными обществами.

Проблема правового регулирования внутренних взаимоотношений между участниками холдинговых компаний особенно актуальна для крупных предпринимательских объединений в сфере производства. Некоторые из них возникли в результате приватизации на базе имущественного комплекса производственных и научно-производственных объединений с разветвленной сетью филиалов; другие созданы в рыночных условиях путем учреждения, реорганизации хозяйственных обществ или консолидации пакета акций (долей участия в уставном капитале). В ряде случаев связанные технологической зависимостью в рамках единого производственного процесса или прочными социальными взаимосвязями (например, персонал основного и дочерних хозяйственных обществ ранее трудился в едином производственном объединении), такие холдинговые компании особо нуждаются в разработке и применении внутренних документов, регулирующих взаимоотношения между их участниками.

Эта потребность обостряется в связи с недостаточностью законодательной базы. Как известно, перспективы принятия проекта Федерального закона "О холдингах" неясны 2. В российском законодательстве на сегодня отсутствует сколько-нибудь системное регулирование этой формы предпринимательских объединений.

Правовым полем для холдинговых компаний являются, на мой взгляд, как нормы действующего законодательства, уставы и внутренние документы каждого хозяйственного общества — участника, так и внутренние документы холдинговой компании в целом (как совокупности связанных отношениями экономической 1 Шиткина И. См.: Хозяйство и право, 2000, №№ 6, 11; 2001, № 1.

2 Федеральный закон "О холдингах", принятый Государственной Думой 28 июня 2000 года, одобренный Советом Федерации 7 июля 2000 года, был отклонен Президентом РФ с жесткой формулировкой, что при разработке Федерального закона четко не была определена экономическая и юридическая цель создания и регламентации деятельности такого образования как холдинг, в результате чего закон содержит большое количество неясных положений, применение которых затруднено, а отдельные положения Федерального закона противоречат Гражданскому кодексу РФ и иным федеральным законам.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

зависимости основного и дочерних хозяйственных обществ), принятые полномочными органами управления всех юридических лиц, входящих в холдинг. К числу таких внутренних документов холдинговой компании можно отнести Положение о совете холдинговой компании, регулирующее создание и организацию деятельности такого органа управления предпринимательским объединением как совет холдинговой компании.

Новаторский подход к вопросу организации управления холдинговой компанией полностью отвечает требованиям действующего законодательства, регламентирующего организацию корпоративного управления в хозяйственных обществах и отношения между основным (материнским) и дочерними обществами (ст. 105 Гражданского кодекса РФ, ст. 6 Федерального закона "Об акционерных обществах", ст. 6 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответствен- ностью").

Итак, на мой взгляд, в холдинге возможно создание органа управления предпринимательским объединением как единым целым, который может именоваться советом холдинговой компании. Этот орган управления призван решать наиболее значимые вопросы организации деятельности холдинговой компании, определять стратегию ее развития.

В состав совета холдинга должны входить полномочные представители всех его участников, возглавлять его надлежит генеральному директору или председателю совета директоров основного общества — в зависимости от распределения полномочий в конкретной компании.

Решения совета холдинга, который управляет не юридическим лицом, а группой организаций, юридическим лицом не являющейся, носят рекомендательный для каждого участника холдинговой компании характер. Решения совета холдинга должны быть реализованы посредством решений полномочных органов управления хозяйственных обществ, входящих в состав холдинговой компании.

Принятие таких решений обеспечивается наличием контрольного влияния основного общества в органах управления дочерних обществ.

При этом на вопрос о целесообразности такого рекомендательного органа, чьи решения не могут реализовываться непосредственно, отвечу, что считаю его создание весьма полезным. Возможность совместного, с участием всех структур холдинговой компании, рассмотрения важнейших вопросов стратегического развития, инвестиционной, кадровой, технологической и пр. политики предпринимательского объединения способствует повышению синергетического эффекта и обеспечивает своевременную информированность и учет интересов всех дочерних хозяйственных обществ.

Приводимый модельный образец Положения о совете холдинговой компании наиболее подходит для крупных предпринимательских объединений в сфере производства, где у основного общества жестко сконцентрированы полномочия по реализации корпоративного управления и корпоративного контроля (управленческого, акционерного, финансового, производственно-хозяйственного, социального). Довольно часто в таких холдингах генеральный директор основного общества является председателем советов директоров дочерних обществ и соответственно может возглавлять совет холдинговой компании.

В нашем варианте используется специфический подход к членству в совете холдинговой компании, когда членом совета может быть только должностное лицо, связанное трудовыми отношениями с одним из участников холдинга. Для многих холдинговых компаний копирование такого способа формирования совета и соответственно специального правового режима членов совета не будет актуальным, как и ряд других норм Положения о совете холдинговой компании. При этом адаптация Положения к конкретному холдинговому образованию потребует небольших усилий.

ПОЛОЖЕНИЕ

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

О СОВЕТЕ ХОЛДИНГОВОЙ КОМПАНИИ

–  –  –

1. Общие положения.

2. Правовой статус совета холдинговой компании.

3. Компетенция совета холдинговой компании.

4. Порядок формирования совета холдинговой компании и досрочного прекращения полномочий его членов.

5. Полномочия членов совета холдинговой компании. Гарантии и льготы.

6. Организация работы совета холдинговой компании.

7. Комиссии совета холдинговой компании.

8. Ответственность членов совета холдинговой компании.

9. Процедура утверждения и изменения Положения о совете холдинговой компании.

1. Общие положения

1.1. Положение о совете холдинговой компании (далее — Положение) определяет правовой статус, состав, функции и полномочия совета холдинговой компании, порядок его формирования и досрочного прекращения полномочий членов совета, организацию его работы и взаимодействия с органами управления хозяйственных обществ, входящих в структуру холдинговой компании.

1.2. Основными понятиями, используемыми в настоящем Положении, являются следующие:

Холдинговая компания — совокупность связанных отношениями экономической зависимости основного и дочерних хозяйственных обществ, при которых основное общество является владельцем контрольных пакетов акций (долей участия в уставных капиталах) дочерних обществ и определяет условия ведения ими хозяйственной деятельности.

Участники холдинговой компании — хозяйственные общества, входящие в ее состав.

Органы управления участников холдинговой компании — полномочные органы управления входящих в состав холдинговой компании хозяйственных обществ, образованные и действующие в соответствии с законодательством РФ в соответствующей организационно-правовой форме.

Генеральный директор основного общества — единоличный исполнительный орган основного общества, в пределах своей компетенции осуществляющий руководство деятельностью входящих в состав холдинговой компании дочерних хозяйственных обществ.

Избирается общим собранием акционеров или советом директоров основного общества (в зависимости от предусмотренного уставом), одновременно реализует полномочия председателя советов директоров всех входящих в состав холдинговой компании дочерних обществ; является председателем совета холдинговой компании.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

Директор дочернего общества — единоличный исполнительный орган дочернего общества, назначаемый на должность решением совета директоров дочернего общества или избираемый общим собранием акционеров (участников) дочернего общества (в зависимости от предусмотренного уставом конкретного хозяйственного общества). Контракт с директором дочернего общества заключает председатель совета директоров дочернего общества.

2. Правовой статус совета холдинговой компании

2.1. Совет холдинговой компании является высшим коллегиальным органом управления холдинговой компании, основанным на принципе представительства от хозяйственных обществ — участников холдинговой компании. Совет холдинговой компании под руководством председателя совета осуществляет принятие решений по стратегическим вопросам развития холдинговой компании.

2.2. Председателем совета холдинговой компании является и возглавляет его деятельность по должности генеральный директор основного общества.

2.3. В своей деятельности совет холдинговой компании руководствуется законодательством РФ, уставами и внутренними документами участников холдинговой компании и настоящим Положением.

2.4. Совмещение лицами, осуществляющими функции членов совета холдинговой компании, должностей в органах управления других организаций, не входящих в состав холдинговой компании, допускается только с согласия совета холдинговой компании.

3. Компетенция совета холдинговой компании

3.1. Совет холдинговой компании обязан обеспечивать стратегическое развитие холдинговой компании, принятие значимых управленческих решений, касающихся всех участников холдинговой компании, реализация наиболее важных централизованных функций холдинговой компании, имея в виду следующие основные принципы организации и деятельности холдинговой компании:

— единая корпоративная культура, поддержание и развитие общих корпоративных ценностей;

— общая философия управления, единая миссия холдинговой компании;

— жесткая иерархичность управления, сопровождаемая балансом делегирования полномочий и ответственности на каждый уровень управленческой структуры;

— концентрация корпоративного управления и корпоративного контроля (акционерного, управленческого и финансового) у основного общества;

— концентрация и эффективное использование ресурсов холдинговой компании в целом;

— устранение конкурирующих интересов между отдельными участниками внутри холдинговой компании;

— единые подходы к осуществлению инвестиционной, маркетинговой, производственно-технологической, кадровой, учетной политики;

— единая система локального нормотворчества (внутренних документов);

— укрепление положительного имиджа холдинговой компании, поддержание ее фирменного стиля;

— гибкое реагирование на изменение внутренней и внешней среды при высокой приверженности к стабильности и сохранению традиций ведения холдинговой компанией бизнеса.

3.2. Совет холдинговой компании принимает решения, имеющие для органов управления участников холдинговой компании рекомендательный характер.

Принятие соответствующих решений органами управления участников холдинговой компании обеспечивается посредством преобладающего участия основного общества в органах управления дочернего.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

3.3. Вопросы на рассмотрение совета холдинговой компании выносит председатель совета холдинговой компании в зависимости от их значимости и приоритетов в развитии холдинговой компании.

3.4. Предложения по формированию повестки дня совета холдинговой компании председателю совета холдинговой компании могут представлять органы управления хозяйственных обществ — участников холдинговой компании, а также члены совета холдинговой компании.

4. Порядок формирования совета холдинговой компании и досрочного прекращения полномочий его членов

4.1. Совет холдинговой компании формируется в составе не менее 9 членов на период полномочий генерального директора основного общества в месячный срок с момента избрания генерального директора общим собранием акционеров (советом директоров — в зависимости от предусмотренного уставом) основного общества. При досрочном прекращении полномочий генерального директора основного общества совет холдинговой компании действует до момента избрания в установленном порядке нового генерального директора основного общества.

4.2. Членом совета холдинговой компании может быть только физическое лицо, исполняющее в хозяйственном обществе — участнике холдинговой компании должностные обязанности на условиях заключенного с ним трудового договора (контракта).

Члены совета холдинговой компании могут назначаться в состав совета неограниченное число раз.

На период участия в совете холдинговой компании в трудовом договоре (контракте) члена совета в статье "Дополнительные условия" делается соответствующая запись.

4.3. Количественный и персональный состав совета холдинговой компании утверждается председателем совета холдинговой компании по представлению органов управления участников холдинговой компании: советов директоров или общих собраний акционеров (участников) хозяйственных обществ.

4.4. При введении нового члена в состав действующего совета холдинговой компании требуется одобрение советом холдинговой компании предлагаемой кандидатуры, осуществляемое большинством голосов членов совета холдинговой компании.

4.5. Полномочия члена совета холдинговой компании прекращаются досрочно в случаях:

— физической невозможности исполнения обязанностей;

— прекращения трудовых отношений с хозяйственным обществом — участником холдинговой компании;

— по решению совета холдинговой компании, принятому большинством голосов, в случае обращения члена совета к председателю совета холдинговой компании с заявлением об отставке;

— по решению совета холдинговой компании, принятому большинством голосов на основании представления председателя совета холдинговой компании, в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей.

4.6. В случае досрочного прекращения полномочий одного из членов совета председатель совета холдинговой компании, органы управления хозяйственных обществ — участников холдинговой компании, члены совета холдинговой компании в соответствии с пп. 4.3, 4.4 настоящего Положения вправе предложить для одобрения советом холдинговой компании кандидатуру нового члена совета взамен выбывшего.

Полномочия вновь утвержденного члена совета холдинговой компании действуют до момента прекращения полномочий данного состава совета холдинговой компании.

5. Полномочия членов совета холдинговой компании.

Гарантии и льготы

5.1. Члены совета холдинговой компании вправе:

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

— в пределах своих должностных обязанностей или в силу специальных полномочий, определяемых председателем совета холдинговой компании, представлять интересы холдинговой компании в органах государственной власти и управления, коммерческих и некоммерческих организациях;

— ходатайствовать перед председателем совета холдинговой компании о включении в повестку дня заседаний совета холдинговой компании отдельных вопросов;

— знакомиться с материалами по всем вопросам повестки дня, выносимым на обсуждение совета холдинговой компании;

— принимать участие в обсуждении на заседании совета холдинговой компании вопросов повестки дня, в том числе выступать с докладами, участвовать в прениях, использовать справочный и иллюстративный материал;

— знакомиться с протоколами заседания совета холдинговой компании и вносить к ним поправки.

5.2. Член совета холдинговой компании обладает дополнительными по отношению к другим работникам хозяйственных обществ — участников холдинговой компании гарантиями и льготами, установленными настоящим Положением и индивидуальными трудовыми договорами (контрактами).

В отношении членов совета холдинговой компании действует специальный режим назначения, перемещения и увольнения от должности, применения поощрений и наложения дисциплинарных взысканий, а также стимулирования и оплаты труда.

5.3. Для обеспечения централизованного управленческого воздействия, независимой служебной деятельности членов совета холдинговой компании в интересах холдинговой компании в целом применение поощрений, предоставление дополнительных льгот и гарантий, а также наложение дисциплинарных взысканий за нарушение трудовой и производственной дисциплины, применение мер материальной ответственности за причиненный ущерб в соответствии с трудовым законодательством производится в отношении членов совета холдинговой компании:

— состоящих в штате основного общества — дирекцией (правлением) основного общества по представлению генерального директора основного общества;

— состоящих в штате дочернего общества — по согласованию директора с советом директоров дочернего общества.

5.4. Оплата труда членов совета холдинговой компании осуществляется в соответствии с Положением об оплате труда соответствующего хозяйственного общества и в качестве системной составляющей предполагает надбавку за осуществление централизованных функций по управлению холдинговой компанией в целом.

5.5. Членам совета холдинговой компании предоставляется дополнительный оплачиваемый отпуск в размере шести рабочих дней ежегодно.

6. Организация работы совета холдинговой компании

6.1. Совет холдинговой компании осуществляет возложенные на него функции посредством обсуждения вопросов на своих заседаниях и вынесения по ним коллегиальных решений.

6.2. Заседания совета холдинговой компании по мере необходимости созывает и их повестку дня определяет председатель совета холдинговой компании. Заседания совета холдинговой компании созываются не реже 1 раза в месяц.

6.3. О предстоящем заседании члены совета холдинговой компании уведомляются телефонограммой, как правило, за 5 дней до даты предстоящего заседания.

Материалы, связанные с вопросами повестки дня заседания, должны быть вручены каждому члену совета холдинговой компании не позднее пяти дней до даты заседания, на котором будет рассматриваться соответствующий вопрос.

Персональную ответственность за своевременность предоставления материалов по вопросам повестки дня заседания совета холдинговой компании несет должностное лицо, ответственное за подготовку соответствующего вопроса.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

6.4. Совет холдинговой компании правомочен принимать решения по вопросам, относящимся к его компетенции, если на заседании присутствуют не менее двух третей его членов.

6.5. В случае невозможности для члена совета холдинговой компании прибыть на заседание он может до начала заседания изъявить свою волю в письменной форме — "за" или "против" вынесенного на голосование решения, с проектом которого он ознакомился.

Поданный таким образом голос члена совета холдинговой компании учитывается при определении кворума.

Член совета холдинговой компании не вправе делегировать свои полномочия по принятию решений другим лицам, в том числе и другим членам совета холдинговой компании.

6.6. Заседания совета холдинговой компании ведет председатель совета холдинговой компании, а при его отсутствии один из членов совета холдинговой компании по выбору присутствующих на заседании членов совета холдинговой компании.

6.7. Решения принимаются советом холдинговой компании простым большинством голосов; каждый член совета холдинговой компании обладает одним голосом. При равенстве голосов голос председательствующего является решающим.

6.8. Способ проведения голосования определяется председательствующим по собственной инициативе или по предложению участников заседания.

6.9. Член совета холдинговой компании, не согласившийся с мнением большинства, принявшего решение, вправе в течение суток с момента окончания заседания подать свое особое мнение для приобщения к протоколу.

6.10. Председатель совета холдинговой компании обеспечивает ведение протокола заседания совета холдинговой компании и подписывает его.

6.11. В протоколе отражаются место, дата проведения заседания, фамилии присутствующих членов совета холдинговой компании и приглашенных лиц, наличие кворума, повестка дня, фамилии докладчиков и лиц, выступающих в прениях, краткое изложение хода обсуждения вопросов, результаты голосования.

6.12. Протокол заседания совета холдинговой компании может быть представлен по запросу органам управления или контроля хозяйствующих обществ — участников холдинговой компании.

6.13. Протоколы заседаний совета холдинговой компании хранятся по месту нахождения исполнительного органа управления основного общества.

6.14. Для обеспечения делопроизводства, подготовки проведения заседаний совета холдинговой компании совет назначает секретаря из числа своих членов или работников одного из хозяйственных обществ — участников холдинговой ком- пании.

7. Комиссии совета холдинговой компании

7.1. При необходимости совет холдинговой компании может из числа своих членов и других работников хозяйственных обществ — участников холдинговой компании создавать временные и постоянные рабочие комиссии.

7.2. Совет холдинговой компании передает в комиссию относящиеся к его компетенции вопросы для их подготовки к рассмотрению на заседании совета холдинговой компании.

7.3. Совет холдинговой компании назначает одного из членов комиссии председателем комиссии.

7.4. Председатель комиссии вправе в случае необходимости привлечь к работе комиссии других членов совета холдинговой компании, не входящих в состав комиссии, а также акционеров, работников хозяйственных обществ — участников холдинговой компании, сторонних экспертов для соответствующих консультаций. Размер оплаты услуг сторонних специалистов определяется решением совета холдинговой компании.

КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО

7.5. Созыв заседаний комиссий осуществляется их председателем по мере необходимости. Каждый член комиссии вправе при указании причины ходатайствовать перед председателем о созыве заседания комиссии.

7.6. Комиссии правомочны принимать решения, если на их заседании присутствует не менее двух третей членов. Решения принимаются комиссиями простым большинством голосов присутствующих на заседании членов.

8. Ответственность членов совета холдинговой компании

8.1. Члены совета холдинговой компании несут ответственность перед акционерами и работниками хозяйственных обществ — участников холдинговой компании за разработку и проведение хозяйственной политики, обеспечивающей прибыльность и конкурентоспособность холдинговой компании.

8.2. Члены совета холдинговой компании при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах холдинговой компании, осуществлять свои права и исполнять обязанности добросовестно и разумно.

8.3. Члены совета холдинговой компании несут ответственность перед хозяйственными обществами — участниками холдинговой компании за убытки, причиненные соответствующему обществу их виновными действиями (бездействием), за исключением случаев, когда такие действия (бездействие) производились в пределах нормального производственно-хозяйственного риска.

8.4. При определении оснований и размера ответственности членов совета холдинговой компании должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

–  –  –

РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ

ЖИЛИЩНЫЙ СЕРТИФИКАТ

С развитием в России рыночных отношений появилось большое количество исследований, посвященных вопросам правового регулирования обращения ценных бумаг. Интерес этот, в первую очередь, продиктован потребностью в информации о возможностях ценных бумаг как инструмента предпринимательской деятельности, в формировании ясного представления о проблемах, возникающих на рынке ценных бумаг.

Ценные бумаги становятся все более привычным объектом гражданских прав не только среди представителей так называемого делового мира, но и среди людей, чья профессиональная деятельность не связана с предпринимательством. В немалой степени этому способствует распространение такого специфического вида ценных бумаг как жилищные ценные бумаги. Их выделение в особую группу не имеет правового значения и осуществлено на основе их специфического "предмета" — жилого помещения. Наиболее известным и распространенным видом жилищных ценных бумаг на сегодняшний день можно признать жилищные сертификаты.

В юридической литературе отмечаются следующие свойства ценной бумаги: литеральность (документарная форма с вытекающим отсюда формальным характером ценной бумаги), легитимация, презентация, абстрактность и автономность (публичная достоверность) 1. Жилищные сертификаты (а по сути, те же облигации) отвечают указанным требованиям, предъявляемым к ценной бумаге.

Жилищный сертификат — вид облигации Легальное определение жилищных сертификатов приведено в п. 2 Положения "О выпуске и обращении жилищных сертификатов", утвержденного Указом Президента РФ от 10 июня 1994 года № 1182 (далее — Положение).

Согласно Положению жилищный сертификат — особый вид облигации 2, удостоверяющий право его собственника на приобретение квартиры или получение от эмитента индексированной номинальной стоимости жилищного сертификата 3.

Жилищный сертификат относится к именным ценным бумагам (подп. "н" п. 7 Положения), при передаче которого требуется внесение соответствующих изменений в записи 1 См., например: Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Т. I / Отв. ред. проф. Е. А. Су-ханов. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: БЕК, 1998, с. 315-316 (автор —Е. А. Суханов).

2 В то же время, например, А. В. Габов считает, что "жилищным сертификатом должен называться отдельный вид ценных бумаг, регулирование которого должно осуществляться непосредственно федеральным законом" (Габов А. В. Необходимо ли регулирование отношений, возникающих из жилищных сертификатов, в новом Жилищном кодексе? // Жилищное право, 2000, № 1, с. 18).

3 Аналогичное определение жилищного сертификата закреплено в законодательстве некоторых субъектов Российской Федерации. — См., например, ст. 209 Закона Кабардино-Балкарской республики от 21 июля 1997 года № 22-РЗ "Жилищный кодекс Кабардино-Балкарской Республики".

РЫНОК ЦЕННЫХ БУМАГ

эмитента или реестродержателя. Жилищные сертификаты могут выпускаться в документарной или бездокументарной форме 4.

Отнесение жилищных сертификатов к числу ценных бумаг на основании Указа Президента РФ недостаточно. Документ может быть причислен к ценным бумагам законом или в установленном им порядке. Гражданский кодекс РФ среди ценных бумаг называет, например, вексель, чек, облигацию, акцию. Соответственно жилищные сертификаты можно рассматривать как ценные бумаги только в связи с тем, что они являются, по сути дела, облигациями, но с другим названием. Как отмечает Е. А. Суханов, "действительность облигации не зависит от ее наименования" 5.

Приведенное определение жилищного сертификата как вида облигации вполне соответствует понятию самой облигации, содержащемуся в ст. 816 ГК РФ: облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок номинальной стоимости облигации или иного имущественного эквивалента (то есть, например, квартиры). Облигация предоставляет ее держателю также право на получение фиксированного в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права.

Определение облигации указывает, что данная ценная бумага приносит денежный или иной доход. В случае с жилищным сертификатом речь на первый взгляд может идти об индексации. С точки зрения результата (количественного приращения) оба процесса — и индексация, и начисление процентов как форма денежного дохода держателя облигации — могут не отличаться друг от друга.

Однако различие — в сути явлений. Как отмечал Л. А. Лунц, "проценты представляют собой периодически начисляемое на должника вознаграждение за пользование "чужим" (т. е. подлежащим возвращению управомоченному лицу) капиталом в размере, не зависящем от результатов использования капитала" 6. Индексация же вызвана изменением именно стоимости национальной денежной единицы и направлена на сохранение ценности денежных средств, вложенных в жилищные сертификаты. Выходит, индексированные суммы не следует приравнивать к суммам, полученным в результате исчисления процентов. Именно такую ситуацию, наверное, и имели в виду Г. П. Савичев и Е. А. Суханов, когда отмечали, что "облигации могут быть... и беспроцентными (целевыми, по которым вместо дохода владельцам предоставляется право на приобретение товаров или услуг, под которые выпущены целевые займы)" 7.

Вместе с тем, если оставаться в рамках предложенного в ст. 816 ГК РФ определения облигации как ценной бумаги, приносящей ее держателю определенный доход (проценты либо иные имущественные права), то правовой формой дохода держателя жилищного сертификата могут выступить "иные имущественные права". Последнее вполне возможно в виде предоставления облигационерам определенных прав (например, пользование профессиональными услугами эмитента на льготных условиях). В Положении нет конкретных указаний по этому поводу — их можно было бы дополнительно установить в проспекте эмиссии.

С экономической точки зрения доход держателя жилищного сертификата может принять следующую форму. В обязательных реквизитах жилищного сертификата (п. 7 Положения) содержится правило о необходимости указания в жилищном сертификате "цены приобретения" жилищного сертификата первым собственником. При этом эмитент жилищного сертификата обязан по требованию собственника жилищного сертификата погасить его по номинальной стоимости в соответствии со схемой индексации 4 Подпункт "а" п. 1 Инструкции "О порядке выпуска, обращения и погашения жилищных сертификатов на территории Российской Федерации", утвержденной постановлением Федеральной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку при Правительстве РФ от 12 мая 1995 года № 2.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Сергей Михайлович Зубарев Уголовно-исполнительное право: конспект лекций http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179138 Зубарев, С. М. Уголовно-исполнительное право: конспект лекций: Высшее образование; Москва; 2009 ISBN 978-5-9692-...»

«К. В. Макарова О. А. Таллина Психология человека Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8907890 Психология человека: Учебное пособие. / Макарова К. В., Таллина О. А.: Прометей; Москва; 2011 ISBN 978-5-4263-0029-3 Аннотация Учебное пособие в доступной форме знакомит с психическими яв...»

«Анна Константиновна Луковцева Психология и педагогика. Курс лекций Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=333202 Психология и педагогика. Курс лекций: Учеб. пособие для студентов вузов / А. К. Луковцева.: КДУ; Москва; 2008 ISB...»

«СК О Й Д УХО Г УР ВН Б Н О И Й Р ЕТ ЕК АТЕ СЕ М И НАРИ 0Л И 916–2016 ВЕСТНИК ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ ДУХОВНОЙ СЕМИНАРИИ По благословению Высокопреосвященного КИРИЛЛА, митрополита Екатеринбургского и Верхотурского ЕКАтЕРИнбуРгсКАя Ду...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В. Л. В А С И Л Ь Е В ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ПРОКУРОРСКО-СЛЕДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебное пособие Санкт-Петербург ББК 88.4 67.99(2)91 Васильев В. Л. Психологическая культура прокурорско-следственной деятельности: Учебное пособие. СПб., 1998. 60...»

«© 2003 г. А.И. ШИЛОВ ВОЕННОСЛУЖАЩИЙ В УСЛОВИЯХ ДИСЦИПЛИНАРНОЙ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ ШИЛОВ Александр Иванович кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовноисполнительной политики и права Академии права и управления Минюста России (г. Рязань). Адаптация осужденных военнослужащих охватывает комплекс вопрос...»

«Мария Федоровна Гуторова Александр Николаевич Веракса Практический психолог в детском саду. Пособие для психологов и педагогов Серия «Библиотека программы «От рождения до школы»» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5810232 Практический психолог в детском саду: Пособие для психологов...»

«1 Александр Федоров ПРАВА РЕБЕНКА И ПРОБЛЕМА НАСИЛИЯ НА РОССИЙСКОМ ЭКРАНЕ Федоров А.В. Права ребенка и проблема насилия на российском экране. Таганрог: Изд-во Кучма, 2004. 418 c. ISBN 5-98517-003-9 В монографии проанализированы социологически...»

«Дагор: искусство фотографии, 2009, Сергей Вячеславович Савельев, 5946240218, 9785946240215, Веди, 2009 Опубликовано: 2nd July 2009 Дагор: искусство фотографии СКАЧАТЬ http://bit.ly/1cgAe3R Справочник химика, Volume 3, Борис Петрович Никольский, 1964, Chemistry,.. The Hasselblad Manu...»

«Среднее профеССиональное образование баКалавриаТ и СпеЦиалиТеТ Е.Н. БыСтРяков, М.в. САвЕльЕвА, А.Б. СМУшкиН специальная техника Допущено УМС по образованию в области юриспруденции Приволжского Федерального округа в качестве учебного пособия для студентов и преподавателей вузов, реализующих о...»

«Вопрос Центральный банк Российской Федерации Департамент банковского регулирования от 29.07.2014 В нашу организацию регулярно обращаются граждане (субъекты персональных да...»

«План семинарских занятий по курсу Налоговое право. Особенная часть (факультет ускоренной подготовки) Ногина О. А. Тема 1. Налог на прибыль организаций. Налог на доходы физических лиц. Задача №1 ОАО «Вега» было проверено налоговой инспекцией и, в результате выездной провер...»

«УДК 330.4 Я. Банасиковска. 1 ‡, 50,  ‡‚, ‡ ul. 1 Maja, 50, Katowice, Poland E-mail: janina.banasikowska@ue.katowice.pl АНАЛИЗ ЭЛЕКТРОННЫХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ УСЛУГ ДЛЯ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ В ПОЛЬСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ, НЕ РЕШАЕМЫХ ПОЛНОСТЬЮ ОНЛАЙН Представлено текущее...»

«Серия «Образцовое подворье» Тамара Руцкая САМЫЙ ПОЛНЫЙ СПРАВОЧНИК ПЧЕЛОВОДА Издательство АСТ Москва УДК 683.1(03) ББК 46.91я2 Р82 Руцкая Тамара Самый полный справочник пчеловода / Т. Руцкая. — Р82 Москва: Издательство АСТ,...»

«Наталия Александровна Дзеружинская Олег Геннадьевич Сыропятов Интервальная психопатология Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6317439 Интервальная психопатология: пособие для...»

«Таврический научный обозреватель www.tavr.science № 2 (октябрь), 2015 УДК 343.1 Никуленко А. В. К.ю.н., доцент, зам. начальника кафедры уголовного права Санкт-Петербургский университет МВД России НАСУЩНЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ СТ. 38 УК РФ И...»

«УДК 378.6:37.026.9 ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ РАЗРАБОТКИ МОДЕЛЕЙ ДЕЛОВЫХ ИГР ПРИ ПОДГОТОВКЕ КАДРОВ ДЛЯ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ © 2014 В. М. Баранов1, А. А. Белимова2 доцент каф. оперативно-разыскной деятельности, канд. пед. наук, доцент полковник полиции ин...»

«Дмитрий Алексеевич Корсун Елена Владимировна Корсун Владимир Федорович Корсун Избавляемся от себореи. Фитотерапия кожных заболеваний Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=604435 Избавляемся от с...»

«Андрей Николаевич Цицилин Лекарственные растения на даче и вокруг нас. Полная энциклопедия Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6720639 Цицилин А. Н. Лекарственные раст...»

«Катрин Петрас Росс Петрас Цель кажется недостижимой, пока она не достигнута. Мотивация для мечтателей и творцов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?ar...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северный (Арктический) федеральный университет» Институт права Правовая статистика Учебное пособие Специальность 030501 «Юриспруденция» Архангельск Рассмотрена и рекомендована к...»

«Валерий Сергеевич Горшков Закон мести Серия «По прозвищу Ворон», книга 1 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=319392 По прозвищу Ворон. Закон мести: Эксмо; Москва; 2006 ISBN 5-699-16883-4 А...»

«Дело № 4а-597/2016 ПОСТАНОВЛЕНИЕ г. Нижний Новгород 05 мая 2016 года Заместитель председателя Нижегородского областного суда Толмачёв А.А., рассмотрев надзорную жалобу Кувшинова Александра Анатольевича на постановление мирового судьи судебного участка № 2 Чкаловского судебного района Нижегоро...»

«Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология 2011. Вып. 3 (22). С. 13–19 ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ШКОЛЬНЫХ ПРЕДМЕТНЫХ ОЛИМПИАД КАК СРЕДСТВО ВЫЯВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СПОСОБНОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ ШКОЛЬНИКА (НА ПРИМЕРЕ...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГИМНАЗИЯ № 13 ГОРОДА ТОМСКА МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ПО ПРАВУ РЕОРГАНИЗАЦИЯ ОРГАНИЗАЦИИ (ДЕЛОВАЯ ИГРА) Автор. Шамис Валериан Валентинович, учитель права и обществознания МОУ гимназии № 13 г. Томска Томск 2009 Тема: Реорганизация предприятия (юридического лица) Це...»

«ТЕОРИЯ ПЕРЕПЛЕТЕНИЙ Часть 1 ГЛАВНЫЕ И ПРОИЗВОДНЫЕ ПЕРЕПЛЕТЕНИЯ В работе приведены методы и особенности построения фундаментальных переплетений и их производных. Приведены примеры построения заправочных рисунков тканей, выработанных данными видами переплетений. Методи...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.