WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«ЗАЩИТА ПРАВ ЛИЗИНГОДАТЕЛЯ ПРИ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОМ ЛИЗИНГЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Калмыцкий государственный университет»

На правах рукописи

ТЕПКИНА АННА ВАСИЛЬЕВНА

ЗАЩИТА ПРАВ ЛИЗИНГОДАТЕЛЯ ПРИ ОБЕСПЕЧИТЕЛЬНОМ

ЛИЗИНГЕ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Научный руководитель:

доктор юридических наук, доцент Егорова Мария Александровна Элиста –2015 Оглавление Введение………………………………………………………………………………..3 Глава 1. Понятие и содержание обеспечительного лизинга… …...……..........17 § 1. Правовые концепции о сущности отношений, вытекающих из лизинга…… 17 §2. Понятие и отличительные признаки обеспечительного лизинга ………………………………………………………………………………...……......36 §3. Сравнительный анализ обеспечительного лизинга по праву США и России..62 Глава 2. Отдельные вопросы защиты прав лизингодателя при обеспечительном лизинге……………………………………………………….… 82 § 1.

Защита прав лизингодателя при непоставке и утрате предмета лизинга ……82 §2.Защита прав лизингодателя при просрочке оплаты лизинговых платежей лизингополучателем…………………………………………………………….



.….104 § 3. Защита права собственности лизингодателя……………………………….....126 § 4. Защита прав лизингодателя при банкротстве лизингополучателя…………..148 Заключение……………………………………………………………………….....161 Библиографический список использованных источников ………………......166 Введение Актуальность темы диссертационного исследования. Развитие экономики России нуждается в привлечении инвестиций. Одним из способов инвестирования в техническое перевооружение страны является лизинг, который представляет собой альтернативный кредитованию способ финансирования приобретения основных средств.

Развитие финансового лизинга является одной из составляющих создания благоприятных условий для инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 20.07.2011 № 20-П1, преимущества лизинга очевидны, поскольку по истечении срока лизинга лизингополучатель может приобрести право собственности на предмет лизинга по остаточной, приближенной к нулевой стоимости; за счет лизинговых платежей уменьшается налогооблагаемая база по налогу на прибыль;

лизинговые операции не ухудшают показателей финансовой устойчивости и ликвидности лизингополучателя.

Последовательная реализация мер по улучшению инвестиционного климата в России способствовала созданию нормативно-правовой базы в лизинговой сфере.

На примере лизинговой отрасли можно проследить тесную взаимосвязь между законодательными изменениями, в совокупности с макроэкономическими факторами, и динамикой развития регулируемых отношений.

Развитие лизингового сектора российской экономики в 90-е годы потребовало его комплексного законодательного регулирования. В 1998 году был принят Федеральный закон от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)»

(далее — Закон о лизинге). Принятый Закон о лизинге страдал множеством По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.





4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных положений актов Российской Федерации»: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20.07.2011 г. № 20-П // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации.

2011. №6.

недостатков, которые были во многом исправлены в 2002 году, что стало хорошим стимулом для развития отрасли.

Несмотря на финансовый кризис 2008 года, лизинг в России не исчез, а начал свое восстановление. Активный рост рынка привел, в свою очередь, к развитию и усложнению судебной практики в области лизинга. На примере различных категорий споров между субъектами лизинговых правоотношений все отчетливее стали просматриваться разница в оценке лизинга как правового явления среди судебных инстанций, а также несоответствие между формой договора и реальным содержанием правоотношений.

Признание договора лизинга видом договора аренды, которое очевидно вытекает из действующего гражданского законодательства, приводит на практике к дисбалансу в предоставляемой сторонам гражданско-правовой защите нарушенных прав. Противоречия, выявленные в правоприменительной практике, связанные в том числе с последствиями досрочного расторжения договора лизинга, утратой (гибелью) предмета лизинга, защитой права собственности лизингодателя, банкротством лизингополучателя, дестабилизировали гражданский оборот и послужили толчком для нового витка научных дискуссий о природе лизинговых правоотношений. Одной из ключевых задач стал поиск баланса интересов субъектов лизинговых правоотношений в условиях усложняющегося хозяйственного оборота.

С принятием Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» был дан сигнал всем арбитражным судам о необходимости выделения особого вида договора лизинга — выкупного, как заслуживающего самостоятельной защиты, отличной от предоставляемой типичным арендным правоотношениям. Такое точечное разрешение наиболее сложных практических вопросов сняло некоторую неопределенность в сфере лизинговых правоотношений. Тем не менее выявленные проблемы требуют комплексного подхода: пересмотра существующего представления о лизинге как о виде договора аренды, сравнительного анализа правового регулирования лизинговых правоотношений в странах с развитым правопорядком, а также выработки общих ориентиров в вопросах предоставляемой защиты прав субъектов лизинговых правоотношений в зависимости от экономического содержания сделки.

В связи с изложенным, актуальность темы диссертационного исследования продиктована, с одной стороны, практической потребностью рынка в адекватном законодательном регулировании лизинговых правоотношений и стабильной судебной практике, в частности, в вопросах гражданско-правовой защиты лизингодателя как инвестора, с другой стороны, необходимостью теоретического переосмысления природы лизинговых правоотношений и их анализа, с точки зрения обеспечительного интереса кредитора, с учетом опыта стран англосаксонской системы права, в которых развита система регулирования обеспечительных сделок.

Исследование лизинговых правоотношений через призму инвестиционной природы отношений и соответствующих данной конструкции вопросов, связанных с пределами защиты нарушенных прав лизингодателя, в частности, при определении убытков, последствий досрочного расторжения договора, банкротстве лизингополучателя, с учетом судебной практики и передового зарубежного опыта, делает настоящую работу актуальной для целей дальнейшего совершенствования законодательства и выработки единых подходов в судебной практике.

Степень научной разработанности темы. Договор лизинга был предметом изучения в ряде диссертационных исследований и иных научных работах. Во многих из них, в частности в трудах В. В. Витрянского, А. А. Иванова, Е. В. Кабатовой, Т. А. Конновой, И. Г. Лисименко, А. Е. Прудниковой, И. А. Решетник, Н. А. Санисаловой, С. А. Сычева, Ю. С. Харитоновой, Е. В. Черниковой, внимание уделялось общим вопросам правовой природы договора финансовой аренды (лизинга) и его места в системе гражданскоправовых договоров. По отдельным аспектам его правовой сущности писали Ю.

Н. Кашеварова, И. В. Торрес Ортега, особенности международного лизинга рассматривал М. Ю. Савранский, сравнительному анализу правового регулирования лизинговых правоотношений в Российской Федерации и зарубежных странах уделяли внимание С. В. Алексеев, Е. В. Арсентьева, Л. Ю. Василевская, Е. В. Слесаренко, Ю. В. Чекалина, в работе И. Е. Кабановой были раскрыты проблемы лизинга недвижимости.

В более поздних исследованиях, например в диссертации В. И. Чуйко, можно встретить мнение о необходимости проведения различий между финансовым лизингом и оперативным с точки зрения обязательности выкупа предмета лизинга. Данный вывод находится в русле современной судебной практики, выделяющей выкупной лизинг.

Тем не менее в трудах указанных ученых не проводился анализ особенностей лизинговых правоотношений, в которых есть обеспечительный интерес кредитора, равно как и комплексный анализ вопросов гражданско-правовой защиты прав сторон данной категории сделок.

Изучение обеспечительного вида договора лизинга и защиты прав лизингодателя видится соискателю во взаимосвязи с такими категориями, как обеспечительное удержание титула, обеспечительная функция права собственности, акцессорность способов обеспечения исполнения обязательств, которые представлены в работах Р. С. Бевзенко, О. В. Ланиной, С. В. Овсейко, Н.

Ю. Рассказовой, С. Б. Сарбаша и других ученых. Исследование лизинга через призму кредитного содержания отношений и обеспечительного интереса кредитора проводилось С. А. Громовым, А. В. Егоровым.

Несмотря на разностороннее и глубокое исследование договора лизинга, в науке гражданского права подробно не освещались вопросы гражданско-правовой защиты прав лизингодателя при обеспечительном лизинге, исходя из представлений об инвестиционном характере сделки, при котором титул собственника выступает гарантией возврата вложенных инвестиций, с учетом опыта регулирования таких сделок в развитых странах, а также конкретных проблем правоприменительной практики в данной области.

Помимо вышеизложенного, в настоящей работе проведен подробный теоретико-практический анализ краеугольных для обеспечительного лизинга вопросов, находящихся на стыке отношений, вытекающих из договора лизинга и договора страхования имущества, а также гражданского и конкурсного права. В работе также дан анализ метода расчета сальдо встречных обязательств, перспектив использования инкассо как способа внесудебного взыскания задолженности лизингополучателя и взыскания так называемых будущих лизинговых платежей.

Объектом диссертационного исследования является комплекс гражданскоправовых отношений, возникающих в связи с реализацией субъективного права на защиту лизингодателя как стороны договора обеспечительного лизинга.

Предметом диссертационного исследования выступают нормативные правовые акты, включая международные конвенции, правоприменительная практика, а также теоретические проблемы в области гражданско-правовой защиты прав лизингодателя как стороны договора обеспечительного лизинга.

Целью работы является комплексное исследование и разрешение научнопрактических проблем в области гражданско-правовой защиты прав лизингодателя в рамках договора обеспечительного лизинга, включая анализ теоретических представлений об обеспечительном лизинге и его характерных признаков, опыта зарубежных стран в регулировании обеспечительных сделок, правоприменительной практики по конкретным спорным вопросам, а также разработка рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и судебной практики.

Данная цель достигнута путем решения следующих научных задач:

— установить своеобразие отношений, вытекающих из обеспечительного лизинга, который коренным образом отличен от типичной аренды;

— раскрыть признаки, являющиеся общими для финансовой аренды и обеспечительного лизинга, а также отличительные признаки обеспечительного лизинга;

— выявить необходимость в проведении различия между финансовой арендой и обеспечительным лизингом для целей надлежащего регулирования отношений и их защиты;

— установить, что при утрате (гибели) предмета лизинга необходимо признавать перешедшим право требования выплаты страхового возмещения от лизингодателя — выгодоприобретателя к лизингополучателю, выплатившему предусмотренные договором платежи;

— предложить способ преодоления неопределенности в использовании лизингодателем инкассо как способа внесудебного взыскания задолженности по оплате лизинговых платежей;

— установить потребность в предоставлении лизингодателю выбора между расторжением договора обеспечительного лизинга с сопутствующим изъятием предмета лизинга и взысканием всех лизинговых платежей до конца срока лизинга;

— определить потребность признания перешедшим права собственности от лизингодателя к лизингополучателю в момент полной и своевременной оплаты предусмотренных договором платежей;

— раскрыть особенности гражданско-правовой защиты прав лизингодателя при банкротстве лизингополучателя, в частности, при определении задолженности по лизинговым платежам и истребовании предмета лизинга из конкурсной массы.

Методологической основой диссертационного исследования в свете поставленной цели и задач послужила система научных методов познания.

Общеметодологическую основу составил диалектико-материалистический метод.

В качестве общенаучных методов были использованы: анализ, синтез, дедукция, индукция, абстрагирование, моделирование, комплексный анализ. В работе применены частные методы: исторический, сравнительно-правовой, статистический, формально-логический, правового моделирования, лингвистический.

Теоретическую основу исследования составили труды в области общего учения об обязательстве и его исполнении, в частности работы М. М. Агаркова, В.

А. Белова, М. И. Брагинского, В. В. Витрянского, М. А. Егоровой, В. В. Кулакова, Л. А. Лунца, И. Б. Новицкого, С. В. Сарбаша, в области нетипичных институтов и смешанных договоров — О. Н. Садикова и М. И. Брагинского, в области системного анализа гражданско-правовых договоров — Ю. В. Романца.

Исследование вопросов осуществления и защиты прав участников рыночных отношений основано на работах Ю. Н. Андреева, Е. В. Вавилина, В. П. Грибанова, В. В. Мехедовой, А. А. Павлова, особенности защиты прав кредитора при банкротстве освещены с учетом работ А. И. Гончарова и В. А. Химичева, специфика права собственности лизингодателя раскрыта на основе трудов С. А.

Громова и А. В. Егорова. Проблемы возмещения убытков и страхования имущества были исследованы с опорой на работы А. В. Волкова, С. Л. Дегтярева, Д. В. Добрачева, А. Г. Карапетова, В. В. Овсиенко, Е. В. Позднышевой, Ю. Б.

Фогельсона и других ученых.

Организационно-экономические аспекты лизинговых правоотношений изучены на основе работ В. Д. Газмана, Л. И. Гехта, В. Хойера и других.

Нормативную базу исследования составили: международно-правовые акты, Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», а также иные законы и подзаконные акты, относящиеся к объекту и предмету исследования.

Эмпирической базой исследования послужили материалы судебной практики, включая постановления Пленума и Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и информационные письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, определения Верховного Суда Российской Федерации, судебные акты арбитражных судов первой, апелляционной и кассационной инстанций, а также правоприменительная практика зарубежных стран.

Научная новизна диссертации заключается в постановке и решении цивилистической проблемы защиты прав лизингодателя при обеспечительном лизинге, а также в выработке на основе изученного нормативного, правоприменительного материала и зарубежного опыта рекомендаций по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики в целях справедливой защиты прав субъектов правоотношений, вытекающих из договора обеспечительного лизинга.

В диссертации обосновывается необходимость проведения различий между обеспечительным лизингом, как формой инвестиций, и арендным вариантом лизинга, схожим с арендными правоотношениями, как на законодательном уровне, так и в правоприменительной деятельности; анализируются отличительные признаки данных договорных конструкций. Проведение указанного различия имеет практическое значение, поскольку позволит избежать ошибочного применения норм одного гражданско-правового института к правоотношениям, входящим в сферу регулирования иного института, что, по мнению диссертанта, придаст стабильность гражданскому обороту.

Последовательная, взвешенная и единообразная практика в области защиты прав лизингодателей как инвесторов послужит общей цели улучшения инвестиционного климата в России и развития экономики страны.

В работе освещены основные причины дисбаланса между формой и содержанием лизинговых отношений, изучен опыт зарубежных стран в области регулирования обеспечительного лизинга, исследован интерес лизингодателя в имуществе, оказывающий влияние на пределы защиты его прав, в частности, при определении убытков, защите права собственности лизингодателя и при банкротстве лизингополучателя. Очевидные противоречия между доминирующей в законодательстве арендной концепцией договора лизинга и инвестиционной сутью обеспечительных правоотношений позволили увидеть первопричины разногласий в судебной практике и выработать рекомендации по совершенствованию действующего законодательства и правоприменительной деятельности.

На защиту выносятся следующие основные положения, в которых нашла отражение научная новизна проведенного диссертационного исследования.

Обосновывается вывод о том, что лизинговые правоотношения, 1.

несмотря на их законодательное отнесение к аренде и наличие в них признаков некоторых иных традиционных институтов, не носят типично арендный либо смешанный характер. Хотя передача имущества во временное владение и пользование de lege lata остается системообразующим признаком родового обязательства аренды, в определенных лизинговых правоотношениях на первый план выходит не имущественная, а инвестиционная составляющая. Лизинговые правоотношения, при которых исполнение обязательства лизингополучателя по возврату инвестиции с определенной прибылью в сумме платежей по договору обеспечено самим предметом лизинга с сохранением титула собственника за лизингодателем до момента его надлежащего исполнения, можно именовать обеспечительными.

Аргументируется, что обеспечительному лизингу присущи 2.

характерные признаки финансовой аренды, заключающиеся в обязательстве по приобретению предмета лизинга в собственность, особом распределении рисков и возложении ответственности, при этом его своеобразие, обусловленное инвестиционной природой и проявляющееся в структуре лизинговых платежей, моменте возникновения обязательства по их оплате, срочности правоотношений, ограничениях в осуществлении права собственности лизингодателем, заслуживает признания, а сам обеспечительный лизинг — рассмотрения в качестве самостоятельного правового явления.

Обосновывается необходимость проведения различия между 3.

обеспечительным лизингом и финансовой арендой для целей отвечающего интересам сторон регулирования и защиты нарушенных прав. Критериями для проведения такого различия могут являться соотношение между сроком действия договора лизинга и остаточной стоимостью предмета лизинга к моменту его истечения, а также сопутствующие права лизингополучателя. Если по истечении срока действия договора лизинга у имущества есть остаточная стоимость, при этом предмет лизинга подлежит возврату лизингодателю либо может быть выкуплен лизингополучателем по справедливой цене, то такой вариант следует считать арендным. Если срок действия договора лизинга менее срока полезного использования имущества, но по его истечении у имущества отсутствует остаточная стоимость, при этом лизингополучатель вправе приобрести предмет лизинга в собственность за символическую плату или без таковой, выплатив все предусмотренные договором платежи, то данный вариант следует рассматривать как обеспечительный. Следовательно, при обеспечительном лизинге лизинговые платежи представляют собой возврат вложенной в приобретение предмета лизинга инвестиции лизингодателя, а при арендном — лизинговые платежи являются платой за владение и пользование предметом лизинга.

4. Аргументируется, что при утрате (гибели) предмета лизинга, включая случаи его повреждения, к лизингополучателю, выплатившему все предусмотренные договором платежи, должно переходить право требования выплаты страхового возмещения к страховщику независимо от формальной замены выгодоприобретателя — лизингодателя на лизингополучателя в договоре страхования имущества. При обеспечительном лизинге интерес лизингодателя в самом предмете лизинга носит опосредованный характер, в том числе в результате возложения на лизингополучателя ответственности за сохранность имущества и риска его случайной гибели, а также включения стоимости вложенной в приобретение имущества инвестиции в состав лизинговых платежей; соответственно, после получения всех предусмотренных договором платежей, даже в случае утраты (гибели) предмета лизинга, интерес лизингодателя будет удовлетворен.

5. Доказывается, что усовершенствованием такого способа защиты права лизингодателя как бесспорное списание просроченных лизинговых платежей с расчетного счета лизингополучателя может служить установление требования предоставления в банк нотариально заверенных копий договора лизинга и акта приема-передачи предмета лизинга, а также самостоятельно произведенного расчета образовавшейся задолженности в качестве подтверждения права на предъявление инкассового поручения.

6. Обосновывается вывод, что альтернативой расторжению договора обеспечительного лизинга с сопутствующим правом требования возврата предмета лизинга в качестве способа защиты может выступать требование оплаты всех лизинговых платежей (наступивших и неоплаченных в срок, а также тех, которые наступят до конца срока лизинга). В этом случае лизингодатель, сделавший выбор в пользу взыскания всех лизинговых платежей до конца срока лизинга, должен быть ограничен в праве расторжения договора и требования возврата предмета лизинга.

7. Доказано, что момент надлежащего исполнения лизингополучателем обязательства по внесению всех предусмотренных договором обеспечительного лизинга платежей должен совпадать с моментом перехода к нему права собственности на предмет лизинга, поскольку интерес лизингодателя в этом случае должен считаться полностью удовлетворенным.

8. С точки зрения обеспечительного лизинга существует единое обязательство лизингополучателя по возврату вложенной инвестиции в виде уплаты лизинговых платежей, имеющему конкретный порядок и сроки исполнения. Такое обязательство представляется возникшим со дня передачи лизингополучателю предмета лизинга. Таким образом, если обязательство лизингополучателя по внесению лизинговых платежей в целом возникло до момента возбуждения дела о банкротстве, то требования лизингодателя считаются подлежащими включению в реестр в объеме всех неоплаченных и ненаступивших лизинговых платежей до конца срока лизинга. При несостоятельности лизингополучателей предлагается признать за лизингодателями также право предъявления требований о возмещении убытков, возникших в период после возбуждения дела о банкротстве и определяемых по общим правилам гражданского законодательства, в том числе в результате расчета сальдо встречных обязательств, в качестве текущих требований.

В соответствии с вынесенными на защиту положениями в диссертации выработаны предложения по совершенствованию действующего законодательства.

1. Изложить абзац 1 статьи 13 Закона о лизинге в следующей редакции:

«В случае неперечисления лизингополучателем лизинговых платежей более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа их списание со счета лизингополучателя осуществляется путем направления лизингодателем в банк или иную кредитную организацию, в которых открыт счет лизингополучателя, инкассового поручения на списание с его счета денежных средств в пределах сумм просроченных лизинговых платежей. Лизингодатель предоставляет в банк в качестве подтверждения права на предъявление инкассового поручения копии договора лизинга и акта приема-передачи предмета лизинга, заверенные нотариально, а также расчет образовавшейся задолженности.

При этом произведенное списание денежных средств не лишает лизингополучателя права на обращение в суд».

2. Дополнить статью 21 Закона о лизинге пунктом 5 следующего содержания:

«5. При утрате (гибели) предмета лизинга, включая случаи его повреждения, право требования выплаты соответствующего страхового возмещения считается перешедшим от лизингодателя к лизингополучателю с момента полной оплаты лизингополучателем всех предусмотренных договором обеспечительного лизинга платежей, вне зависимости от формальной замены выгодоприобретателя в договоре имущественного страхования».

В работе сделан ряд иных выводов и предложений.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в расширении сферы научного знания в области правоотношений, вытекающих из договора обеспечительного лизинга, а также гражданско-правовой защиты, предоставляемой лизингодателю - инвестору как стороне данного договора.

Соискатель проанализировал теоретические концепции о правовой природе правоотношений, вытекающих из договора лизинга, представил свою точку зрения на особенности обеспечительного лизинга, отличающие его от аренды, купли-продажи в рассрочку и кредитных правоотношений.

Выводы соискателя, обоснованные в настоящем исследовании, могут повысить степень научной разработанности проблемы гражданско-правовой защиты прав сторон договора обеспечительного лизинга.

Практическая значимость диссертационного исследования заключается в выводах и предложениях, которые могут быть использованы в целях совершенствования нормативного регулирования правоотношений, вытекающих из договора обеспечительного лизинга, правоприменительной практики и договорных форм хозяйствующих субъектов.

В частности, соискателем предложено создать систему добровольной регистрации обременений в виде обеспечительного лизинга, что позволит предотвращать незаконное распоряжение предметом лизинга лизингополучателями, даны рекомендации по разрешению спорных ситуаций при банкротстве лизингополучателя, определении размера причиненных лизингодателю досрочным расторжением убытков, а также в области страхования.

Положения диссертации могут быть использованы в процессе преподавания предпринимательского права, а также в рамках специального курса, посвященного различным финансовым инструментам или только договору финансовой аренды (лизинга).

Степень достоверности и апробация результатов исследования.

Диссертация была обсуждена и одобрена на заседании кафедры гражданского и предпринимательского права Калмыцкого государственного университета.

Результаты и выводы, полученные автором в ходе исследования, прошли апробацию на научно-практических конференциях различного уровня. Основные выводы были представлены автором на I Научно-практической конференции «Перспективы развития частного права» (г. Екатеринбург, 2011), Международнопрактической конференции «Экономико-правовые аспекты реализации стратегии модернизации России: глобальное, страновое, региональное измерения» (г. Сочи, 2013), Международно-практической конференции «Актуальные проблемы защиты социально-экономических прав человека в России, СНГ и странах Европейского Союза» (г. Волгоград, 2014).

Основные результаты, положения и выводы исследования изложены соискателем в одиннадцати публикациях общим объемом 4,4 п. л.

Структура и объем диссертации определены целью и задачами исследования.

Работа состоит из введения, двух глав, объединяющих семь параграфов, заключения, библиографического списка.

Глава 1. Понятие и содержание обеспечительного лизинга § 1.

Правовые концепции о сущности отношений, вытекающих из лизинга Термин «лизинг» неоднозначен, поэтому никто не может дать ему точное определение1.

На арене международных отношений также нет единства понятий:

существуют термины «лизинг», «финансовый лизинг» или «финансовая аренда»2.

Термин «leasing»3(лизинг), появившись как производное от английского «to/lease», что переводится как «сдавать или брать в аренду», приобрел множество значений: от обозначения системы экономических отношений до договора, опосредующего эти отношения5.

В Российской Федерации в первых нормативно-правовых актах, посвященных данной сфере правоотношений, использовался термин «финансовый лизинг»6. Действующее же законодательство термины «финансовая аренда» и «лизинг» рассматривает как синонимы. При этом подходы законодателя к регулированию данной категории правоотношений разнятся. Во второй части Гражданского кодекса Российской Федерации7 (далее – ГК РФ) нормы о финансовой аренде (лизинге) располагаются в главе 34, посвященной аренде. Тем самым нормы о лизинге отнесены к договору аренды в качестве См.: Кабатова Е.В. Лизинг: понятие, правовое регулирование, международная унификация. – М.: Наука, 1991. – С. 14.

См.: Юсева Ю.В. Понятие финансовой аренды и ее регулирование в международном частном праве// Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей. Вып. 5/ Под ред. В.В.

Витрянского. – М.: Статут, 2002. – С.485.

Первое употребление термина «лизинг» известный австрийский специалист по международной торговле, доктор права Вольфганг Хойер отнес к 1877 году, когда компания Белл (США) приняла решение не продавать свои телефонные аппараты, а сдавать их в долгосрочную аренду.

См.: Хойер В. Как делать бизнес в Европе. – М.: Прогресс, 1992. – 254 c.

Перевод слова «lease». – [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://dic.yourenglish.ru/word/lease (дата обращения: 15.02.2013).

См.: Кабанова И.Е. Правовое регулирование лизинга недвижимости в Российской Федерации.

– М.: Юстицинформ, 2013. – С.21.

Например, в Указе Президента Российской Федерации от 17.09.1994 г. №1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 26.09.1994. – № 22. – Ст. 2463. Указ утратил силу.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14-ФЗ// Собр.

законодательства Российской Федерации. – 29.01.1996. – № 5. – Ст. 410.

одного из его видов. Соответственно, термин «финансовая аренда» также подчеркивает данную институциональную принадлежность. В то же время в преамбуле Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998 г. № 164 – ФЗ выделяется, что целью его регулирования является развитие форм инвестиций в средства производства на основе финансовой аренды (лизинга). По мнению некоторых ученых, лизинг урегулирован Законом о лизинге именно как форма инвестиций, а не как вид аренды1.

Таким образом, различие в регулировании, носящее концептуальный характер2, отражает разные подходы к пониманию правовой природы отношений, связанных с лизингом.

На наш взгляд, среди правовых концепций о сущности отношений, вытекающих из лизинга, условно можно выделить две основные. В соответствии с первой концепцией отношения из лизинга рассматриваются как вид арендных отношений, а в соответствии со второй – как отношения, претендующие на типологическую самостоятельность (sui.generis), то есть не подпадающие под уже имеющиеся конструкции. Есть и иные точки зрения, например, рассматривающие отношения из лизинга как смешанные отношения, содержащие в себе элементы аренды и купли – продажи3, как одну из форм кредитования4 и другие5.

См.: Кашеварова Ю.Н. Финансовая аренда как форма инвестиций: автореф. дис. …канд. юрид.

наук. – М., 2008. – С. 9.

См.: Кабанова И.Е. Указ. соч. – С.21.

Данной точки зрения придерживался одно время Высший Арбитражный Суд Российской Федерации (далее – ВАС РФ), например, в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1729/10, от 12.07.2011 № 17389/10 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс»:

[Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Режим доступа: локальный. – Дата обращения: 07.09.2011.

См.: Егоров А. В. Лизинг: аренда или финансирование? // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2012. – № 3. – C. 36–60.

См.: Ануфриева Л. П. Международное частное право в 3 т. Т 2: Особенная часть. – М.: Изд-во БЕК, 2000. – С. 298; Кабатова Е. В. Лизинг: правовое регулирование, практика. – М.: Инфра-М, 1998. – С. 32–54; Основы германского и международного экономического права/ сост. В.

Бергман, Г. Флор. – Спб.: Изд-во юрид. фак. СПбГУ, 2007. – С. 154–155; Руководство ЮНСИТРАЛ для законодательных органов по обеспеченным сделкам. Нью-Йорк, 2010– [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.uncitral.org/pdf/english/texts/security-lg/r/09R_Ebook.pdf (дата обращения: 15.12.2014); Чекалина Ю. В. Понятие, природа и признаки договора лизинга в сравнительно-правовом аспекте (Россия и Германия) // Актуальные Сторонники первого подхода (С.А. Сычев1,А.П. Белов2, А.Е. Прудникова3, Ю.А. Серкова4 и другие) во многом разделили мнение В.В. Витрянского, опирающееся на действующую систему правового регулирования лизинговых отношений. Отношения, претендующие на типологическую самостоятельность, имеют существенные различия практически во всех своих элементах: предмете, субъектном составе, содержании, чего нельзя сказать о лизинге, так как его отличие от аренды состоит в предмете за счет действий лизингодателя по заключению с продавцом договора купли-продажи, что свидетельствует о соотношении аренды и лизинга, как рода и вида5. Кроме этого, некоторые ученые подчеркивают единую направленность/лизинга и аренды на возмездную передачу имущества во временное пользование, что предполагает наличие их единой основы правового регулирования6. Как выразилась Т.А. Коннова, лизинг, как и аренда, имеет своим содержанием, по крайней мере, сравнимую с арендой ограниченную во времени передачу объекта для использования7.

В практике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации можно встретить формулировки, максимально приближающие лизинг к аренде.

Например, в постановлении Президиума ВАС РФ № 17748 от 12.07.2011 говорится, что, получая лизинговые платежи, лизингодатель предоставляет другой стороне встречное исполнение: право владеть приобретенным проблемы гражданского права: сб. ст. Вып. 10 / Под ред. Ю. В. Шилохвоста. – М.: Норма, 2006.

– С. 61–64.

См.: Сычев С.А. Правовая природа договора финансовой аренды (лизинга): дис. …канд. юрид.

наук. – СПб, 2006. – С. 50, 63.

А. П. Белов посчитал излишним включать в систему гражданско-правовых договоров договор лизинга, который отождествляется с договором аренды. См.: Белов А. П. Лизинг во внешней торговле // Внешняя торговля. – 1977. – № 5. – С. 47.

См.: Прудникова А. Е. Лизинг как особый вид аренды: дис. …канд. юрид. наук. – Краснодар, 2003. – С.74, 76.

См.: Серкова Ю.А. Договор лизинга по российскому и зарубежному праву: дис. …канд. юрид.

наук. – Казань, 2002. – С. 61.

См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Договоры о передаче имущества.

Книга 2. – М.

: Статут, 2002. – С. 583;Витрянский В.В. Договор финансовой аренды (лизинга)// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 1999. – № 10. – С. 47–96.

См.: Кравченко О.А. Лизинг как гражданско-правовое средство развития рыночных отношений: автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Краснодар, 2005. – С. 11.

См.: Коннова Т. А. Лизинговые отношения в российском гражданском праве: дис. …канд.

юрид. наук. – М., 2002. – С. 81.

лизингодателем предметом лизинга и использовать его1. Тем самым лизинговый платеж представляет собой плату за фактическое пользование имуществом за определенный период времени.

Если следовать представлению об отношениях из лизинга как арендных, то, руководствуясь ст. 625 ГК РФ, справедливо применять к ним общие положения об аренде, если иное не установлено кодексом. Например, статья 622 ГК РФ (практически аналогичен ей по смыслу п. 5 ст. 17 Закона о лизинге), предусматривающая право арендодателя на взыскание арендных платежей при просрочке возврата предмета аренды, применима и при досрочном расторжении договора лизинга, независимо от того, на каком этапе прекращены договорные отношения. Данная ситуация не вызвала бы вопросов, если не учитывать особые характеристики лизинга.

Стороны договора лизинга в России вправе применять механизм ускоренной амортизации предмета лизинга (статья 259.3 Налогового кодекса Российской Федерации2), что позволяет считать предмет полностью самортизированным ранее истечения срока его полезного использования3. Срок лизинга тем самым бывает короче срока полезного использования, а полная стоимость предмета лизинга при этом входит в общую сумму лизинговых платежей. Тем самым стороны вправе предусмотреть право лизингополучателя по истечении срока лизинга и внесении всех лизинговых платежей (или досрочно при соблюдении определенных условий) приобрести предмет лизинга в собственность.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 17748/10

от 12.07.2011 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс»: [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Режим доступа: локальный. – Дата обращения 07.09.2011.

Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть вторая// Собр. законодательства Российской Федерации. – 2000. – № 32. – Ст. 3340.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.01.2002 г. № 1 «О классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы» основные средства поделены на амортизационные группы в зависимости от срока их полезного использования// Собр.

законодательства Российской Федерации. – 2002. – N 1 (ч. 2). – Ст. 52. При лизинге к основной норме амортизации налогоплательщик вправе применить коэффициент ускоренной амортизации не свыше 3 в соответствии с п. 3 ст.259.3 Налогового кодекса Российской Федерации// Собр. законодательства Российской Федерации. – 2000. – №32. – Ст. 3340.

Следовательно, при внесении большей части лизинговых платежей можно предположить, что большая часть стоимости предмета лизинга оплачена.

Представим теперь, что лизингополучатель допустил просрочку в оплате двух из последних трех лизинговых платежей (если предположить, что остались не оплаченнымипоследние три платежа, то по истечении срока лизинга договор считается прекращенным), а лизингодатель в ответ на это в одностороннем порядке отказался от исполнения договора лизинга (п.3 ст. 450 ГК РФ). Таким образом, лизингодатель приобрел по отношению к лизингополучателю право требовать возврата предмета лизинга, а также внесения арендных платежей (допустим в размере лизинговых платежей) за все время просрочки возврата имущества (помимо просроченных платежей по договору). Лизингополучатель, оплатив задолженность по лизинговым платежам и вернув предмет лизинга, по сути, выплатит стоимость этого имущества в составе лизинговых платежей и останется, в итоге, без него. Кроме того, с него могут взыскать еще платежи за просрочку возврата предмета лизинга, если таковая будет допущена.

С точки зрения арендной концепции отношений из лизинга, ситуация выглядит логичной, но, с точки зрения баланса интересов сторон, явно в пользу лизингодателя и несправедливой по отношению к лизингополучателю.

В правоприменительной практике можно встретить множество иных примеров, из которых становится очевидным противоречие формы и содержания лизинговых правоотношений. А. В. Егоров по этому поводу выразил сомнение, что нужно по-прежнему именовать арендой то, что почти совсем не отвечает ее сущностным признакам1.

Сторонниками второго направления (Е. В. Кабатова2, Ю. Н. Кашеварова3, И.

Г. Лисименко4, Е. А. Павлодский1, И. А. Решетник2, Н. А. Санисалова3, Е. В.

См.: Егоров А.В. Указ. соч. – С. 36–60.

См.: Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. – М.: Инфра-М, 1998. – С. 32– 34.

См.: Кашеварова Ю.Н. Финансовая аренда как форма инвестиций: дис…канд. юрид. наук. – М., 2008. – С. 167.

См.: Лисименко И. Г. Гражданско-правовые отношения субъектов договора лизинга: автореф.

дис. …канд. юрид. наук. – Краснодар, 2005. – С. 5.

Угольникова4, Ю. С. Харитонова5, Е. В. Черникова6, Е. Б. Щербакова7 и другие) также были подмечены существенные отличия лизинга от аренды, позволяющие говорить о самостоятельной природе лизинга.

В противовес сторонникам арендной концепции И. А. Решетник выделила, как минимум, семь отличительных черт лизинговых правоотношений (обязательство по приобретению предмета лизинга, возложение риска случайной гибели и обязательства по техническому обслуживанию на лизингополучателя, предпринимательская цель, специфический субъектный состав, ответственность продавца перед лизингополучателем за качество, комплектность и сроки поставки предмета лизинга, ограничения в отношении предметов, которые могут передаваться в лизинг). Данные отличительные черты, по мнению автора, характеризуют специфическую правовую сущность и подчеркивают своеобразие и уникальность этой сложной правовой конструкции, позволяющие выделить ее в самостоятельное нормативно-юридическое образование – правовой институт8.

По мнению Е. В. Угольниковой, лизинг содержит в себе одновременно существующие свойства кредита, финансово – инвестиционной и арендной деятельности, которые неразрывны друг от друга, образуют новую форму бизнеса9. Ю. В. Харитонова, в свою очередь, дополнила понимание лизинга, выделив в нем организационную составляющую, поскольку содержание См.: Павлодский Е.А. Банковский лизинг// Законодательство и экономика. – 1994. – № 5–6. – С. 11–13.

См.: Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации:

дис. …канд. юрид. наук. – Пермь, 1998. –С. 122–124.

См.: Санисалова Н.А. Гражданско-правовые отношения лизинга субъектов договора лизинга:

дис. …канд. юрид. наук. – Саратов, 2005. – С. 26.

См.: Угольникова Е.В. Договор финансовой аренды (лизинга) и его правовая сущность: дис.

…канд. юрид. наук. – М., 2005. – С. 52.

См.: Харитонова Ю.С. Юридическая природа договора финансовой аренды (лизинга): дис.

…канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 125, 144.

См.: Черникова Е. В. Договор финансовой аренды (лизинга) в рыночных условиях хозяйствования: автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2006. – С. 6.

См.: Щербакова Е.Б. Правовое регулирование финансовой аренды в Российской Федерации с учетом норм международного права и зарубежного законодательства: автореф. дис. …канд.

юрид. наук. – М., 2008. – С. 17, 19.

См.: Решетник И.А. Указ.соч. – С. 122, 124, 126.

См.: Угольникова Е.В. Указ.соч. – С.52.

обязательств из договоров лизинга составляет уже не только обмен товарами и услугами, но и особую организацию отношений, позволяющую участникам обязательства совместно достигать поставленных целей1.

Е.В. Кабатова верно отметила, что каждая из теорий ставит во главу угла какой-нибудь один аспект лизинга; желание определить его юридическую природу с помощью известных институтов приводит к тому, что какая-то часть отношений остается за пределами этого института2.

В своей работе Е. Б. Щербакова пришла к выводу, что выявленная недостаточность правового регулирования лизинга неизбежно приводит к применению по аналогии норм традиционных правовых институтов (аренды, купли-продажи). Исследователь полагает, что в будущем будет сформулирован самостоятельный гражданско-правовой институт3. Тенденция, по мнению автора, прослеживается в Конвенции УНИДРУА «О международном финансовом лизинге», Гражданском кодексе Квебека.

Важная особенность конструкции лизинга, по точному замечанию М. Ю.

Савранского, состоит в том, что хотя операции, связанные с использованием оборудования, и являются наиболее видимой частью лизинга, они жестко детерминированы финансовыми обстоятельствами. Лизинг представляет собой целостную, законченную схему, при которой финансовые средства лизингодателя при участии поставщика трансформируются в предмет лизинга с тем, чтобы после передачи последнего лизингополучателю вновь обрести финансовую форму в виде периодических платежей (лизинговой платы), и вновь, но в большем размере вернуться на счета лизингодателя4.

Аналогичное мнение можно встретить и у Конституционного Суда Российской Федерации, сравнившим в постановлении от 20.07.2011 г. № 20-П См.: Харитонова Ю.С. Указ.соч. – С. 125, 144.

См.: Кабатова Е.В. Указ.соч. – С. 32–33, 38.

См.: Щербакова Е.Б. Указ.соч. – С.17, 19.

См.: Савранский М.Ю. Правовое регулирование международного финансового лизинга:

дис…канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 61.

лизинг со своего рода финансовой услугой1. По мнению С. А. Громова, использование словосочетания «своего рода» (sui.generis) указывает на самостоятельный характер лизинговых отношений, вытекающих из рода договоров об оказании финансовых услуг2.

Таким образом, по мнению сторонников второго подхода, лизинговые отношения лишь внешне схожи с арендными, но при этом имеют иное происхождение (каузу). Соответственно, лизинговые отношения претендует на типологическую самостоятельность и требует комплексного урегулирования в рамках отдельного правового института.

В свое время С. В. Сарбаш высказал опасение, что исследователи, затрудняющиеся подвести то или иное явление под известный правовой институт, стремятся объявить его правовым явлением особого рода. Как следствие, соответствующее явление может оказаться выведенным из-под действия норм, которым оно действительно принадлежит3.

На наш взгляд, данные опасения применительно к отношениям из лизинга неактуальны, так как общие положения об аренде практически к ним не применимы. Как было показано на примере со статьей 622 ГК РФ, буквальное применение общих норм об аренде может привести к явному нарушению баланса интересов сторон.

Следует выделить также кредитную концепцию лизинговых отношений. По мнению сторонников кредитной концепции, причина противоречия кроется в

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20.07.2011 г. № 20-П «По

делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных положений актов Российской Федерации»// Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. – 2011. – №6.

См.: Громов С.А. Коренной поворот в практике применения законодательства о лизинговой деятельности// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2011. – №11. – С. 83.

См.: Сарбаш С.В. Исполнение договорного обязательства.– М.: Статут, 2005. – С. 41.

кредитной каузе лизинга, отличной от каузы аренды1. Данное противоречие формы (аренда) и содержания (кредитование, осложненное элементами ведения чужого дела) является также первопричиной расхождений в судебной практике2.

Сторонники кредитной концепции верно подметили особую основу лизинговых отношений, дисгармонию формы и содержания и, как следствие, необходимость существенной корректировки норм ГК РФ о лизинге.

Существенное отличие кредитной концепции от представлений о лизинге как самостоятельном правовом институте заключается в том, что в кредитной теории лизинг ассоциируется с особой формой кредитования, при которой правовое положение лизингодателя должно быть равно тому, какое имеет обычный заимодавец (он же залогодержатель), в том числе и в делах о банкротстве лизингополучателя3. С одной стороны, беря во внимание экономическую составляющую отношений, лизинг очень похож на кредит (в частности в структуре лизингового платежа можно выделить инвестиционную часть – основной долг и проценты – плата за финансирования). Но, с другой стороны, такое уподобление чревато стиранию основного отличия лизинга от залога, заключающегося в титуле лизингодателя как собственника предмета лизинга.

Вопрос защиты права собственности лизингодателя один из непростых и порой краеугольных, но именно титул собственника выгодно отличает лизингодателя от залогодержателя, что, тем не менее, не умаляет необходимости особого урегулирования пределов осуществления и защиты такого права собственности. В иностранных источниках также можно встретить мнение, что обеспеченный заем и лизинговая структура не являются сопоставимыми, а, напротив, представляют собой два разных способа финансирования, которые не должны отождествляться или смешиваться4.

См.: ТорресОртега И.В. Договор лизинга как структурно-сложное обязательство: автореф. дис.

…канд. юрид. наук. – М., 2011. – С.8.

См.: Егоров А.В. Указ.соч. – С.36–60.

См.: ЕгоровА.В. Указ.соч.– С.36–60.

См.: Dalhuisen J.H. Dalhuisen on Transactional and Comparative Commercial, Financial and Trade Law. – Oxford: Hart Publishing, 2007. – 1359 P.

Подавляющее большинство договоров лизинга, заключаемых на российском рынке, предусматривают переход права собственности от лизингодателя к лизингополучателю на предмет лизинга по итогам действия договора1, при условии полной выплаты всех лизинговых платежей. Такая модель правоотношений, по мнению некоторых ученых, больше напоминает немецкую модель найма-продажи2. В российской судебной практике можно встретить ряд дел, в которых лизинговые споры были рассмотрены, с точки зрения представлений о лизинге, как объединения элементов финансовой аренды и купли-продажи3.В научной литературе также можно встретить исследования, в которых обосновывается мнение о смешанном характере лизинговых правоотношений. Например, Л. И. Гехт утверждает, что лизинг содержит элементы арендных и кредитных отношений4. В работе М. И. Кулагина можно встретить упоминание, что в лизинге сочетаются характеристики и имущественного найма (аренды), и продажи5.

Действительно, в лизинговых правоотношениях можно встретить характерные черты аренды (при передаче имущества во владение и пользование), купли-продажи в рассрочку (передача титула после выплаты всех лизинговых платежей), кредита (в структуре лизингового платежа можно выделить проценты и основной долг), поручения (лизингополучатель поручает лизингодателю приобрести определенный предмет лизинга у конкретного продавца). При этом сами лизинговые правоотношения, на наш взгляд, не являются комбинацией перечисленных выше элементов различных гражданско-правовых институтов, а См.: Громов С.А. Указ.соч. –С. 86–87.

См.: Егоров А.В. Указ.соч. –С.36–60.

Например, в постановлении Президиума ВАС РФ от 18.05.2010 № 1729/10, от 12.07.2011 № 17389/10 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс» : [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Режим доступа: локальный. – Дата обращения: 07.09.2011.

См.: Гехт Л.И. Практика лизинга. – М.: Бизнес в промышленности, Буклет, 1992. – С.10.

См.: Кулагин М.И. Предпринимательство и право: опыт Запада. Избр. труды. – М.: Статут, 1997. – С. 259.

представляют собой единую систему отношений, уникальную и самостоятельную1.

Представление же о лизинге, как о смешении разных видов отношений, неизбежно породит проблему конкуренции применимых к ним норм2. И, как правильно заметил Ю. В. Романец, нормы одного договорного института нередко противоречат нормам другого3.

Примером могут послужить рассуждения ВАС РФ о лизинге с правом выкупа как правовом явлении, соединяющем и отношения из финансовой аренды, и отношения по купле-продаже.

Указание на смешанный характер лизинга, и применение к отношениям сторон по выкупу предмета лизинга норм Гражданского кодекса, регулирующих куплю-продажу, порождает конфликт норм. Например, применение статьи 489 ГК РФ4 может привести к возможности не возвращать предмет лизинга, оплаченный более чем на половину, кроме того, возникает конкуренция норм, регулирующих лизинговые правоотношения, со статьей 624 ГК РФ (аренда с правом выкупа), статьей 501 ГК РФ (договор наймапродажи). В судебной практике можно встретить ряд судебный актов кассационной инстанции, согласно которым лизингодателям отказали в возврате предмета лизинга в связи с внесением лизингополучателем большей части лизинговых платежей, ссылаясь на нормы о купле-продаже в рассрочку5.

Договор лизинга тем самым не является смешанным договором, так как не порождает

обязательства, входящие в состав двух либо нескольких урегулированных законом договорных отношений, а представляет собой единое обязательство, соединяющее черты разного вида договоров. См.: Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. – М.: Госиздат, 1950. – С. 102; Клейн Н.И. Организация договорно-хозяйственных связей. – М.: Юрид.лит., 1976. – С. 98.

См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. – М.: Юристъ, 2001. –С.

71; Брагинский М.И. Основы учения о непоименованных (безымянных) и смешанных договорах. – М.: Статут, 2007. – С.61.

См.: Романец Ю.В. Указ.соч. – С. 75–76.

Аналогичный вопрос уже был разрешен применительно к аренде с выкупом в п. 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 г. № 66 об утверждении «Обзора практики разрешения споров, связанных с арендой», согласно которому нормы о купле-продаже могут применяться к арендным правоотношениям с правом выкупа только в части формы договора// Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации. – 2002.– №3.

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 14.02.2011 г. № КГ

<

А40/692-11, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа от 03.07.2012 г. № А57strong>

Подобная аналогия, проводимая судебными инстанциями, вряд ли может быть оправдана отсутствием четкого разграничения между лизингом с последующим выкупом и арендой, смешанной с куплей-продажей в рассрочку, что ведет к необоснованному отождествлению разных правовых институтов и размыванию границ между ними.

Наличие признаков традиционных договорных типов не свидетельствует о таком смешении характерных прав и обязанностей, которые позволили бы применить к ним в равной степени корреспондирующие им нормы.

Неопределенность (прежде всего, в выборе регулирующих норм), порождаемая толкованием лизинговых правоотношений как смешанных, свидетельствует о сложности данного правового явления и несовершенстве его правового регулирования. Тем самым мы не поддерживаем мнения о смешанном характере лизинговых правоотношений. Как указывал Д. В. Чмил, договор лизинга нельзя приравнивать к смешанным договорам1. По мнению И. А. Решетник, такое сочетание элементов разных договорных конструкций сформировало особую специфическую природу лизинга2.

В пользу уникальности и самостоятельности лизинга как правового явления можно привести опыт международного регулирования лизинговых правоотношений. На международной арене в сфере лизинга, помимо Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28 мая 1988 года (далее – Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге)3, есть также Конвенция УНИДРУА о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования, подписанная 16 ноября 2001 г. на дипломатической конференции в 10728/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27.12.2005 г.

по делу № Ф09-1260/05-СЗ // Справочная правовая система «КонсультантПлюс» :

[Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Режим доступа: локальный. – Дата обращения: 13.07.2012.

См.: Чмил Д.В. Гражданско-правовая модель финансового лизинга в Российской Федерации и Республике Молдова: автореф. дис. …канд. юрид. наук. – М., 2001. – 27 с.

См.: Решетник И. А. Указ. соч. – С. 122.

Федеральный закон от 08.02.1998 № 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге» // Собр. законодательства Российской Федерации.– 16.02. 1998. – №7. – Ст. 787.

г. Кейптауне (далее – Кейптаунская конвенция)1. Кейптаунская конвенция заменяет Конвенцию УНИДРУА о международном финансовом лизинге в части, касающейся авиационных объектов, согласно ст. 46 Конвенции и ст.

XXVПротокола об авиационном оборудовании.

В преамбуле Кейптаунской конвенции подчеркнуто, что она направлена на установление правовых рамок для международных гарантии в отношении подвижного оборудования, имеющего большую ценность или особое экономическое значение, признавая преимущества лизинга и обеспеченного активами финансирования и желая содействовать таким сделкам путем установления четких правил регулирования.

Кейптаунская конвенция предусматривает способы защиты прав кредиторов при неисполнении обязательств должником, предоставляемые международными гарантиями, зарегистрированными в Международном регистре.

Зарегистрированные международные гарантии обеспечивают кредитору приоритет его прав на оборудование по отношению к другим кредиторам и продолжают действовать даже в случае банкротства должника.

Согласно статье 2 Кейптаунской конвенции международная гарантия предоставляются залогодателем по соглашению об обеспечении исполнения обязательства или принадлежит лицу, являющемуся потенциальным продавцом по соглашению о предварительной продаже с резервированием права собственности, или принадлежит лицу, являющемуся лизингодателем по соглашению о лизинге.

Таким образом, унифицированное международное регулирование в данной области основано на понимании регулируемых отношений с позиции так

Федеральный закон Российской Федерации «О присоединении РФ к Конвенции о

международных гарантиях в отношении подвижного оборудования и Протоколу по авиационному оборудованию к Конвенции о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования» от 23.12.2010 № 361-ФЗ // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2010. – № 52(ч.1). – Ст. 6976.

называемых обеспечительных интересов (security.interests) или обеспечительных сделок1.

Примечательно, что в своде правил, подготовленном в рамках работы по созданию единого европейского правового пространства («Принципы, определения и модельные правила Европейского частного права.

Проект общих подходов»; далее – Принципы)2, в статье 1:103 Книги IXсказано:

«§1 Обеспечительным удержанием права собственности является сохранение собственником передаваемого по договору имущества права собственности на это имущество с целью обеспечить исполнение получателем имущества его обязанности из этого договора.

§2 Понятие обеспечительного удержания права собственности включает:...

с) собственность лизингодателя по договору лизинга при условии, что договором предусмотрено право арендатора по окончании срока договора либо приобрести предмет лизинга в собственность, либо пользоваться предметом бесплатно или за символическую плату…»3.

Следовательно, в лизинговых правоотношениях право собственности служит цели обеспечения исполнения лизингополучателем своих денежных обязательств, что коренным образом отличается от правового титула собственника, принадлежащего арендодателю в договоре типичной аренды.

Если обратиться к законодательству Соединенных Штатов Америки, как страны, в которой появился лизинг, то в Единообразном торговом кодексе США

См.: Лазарева Т.П. Международно-правовое регулирование обеспечительных сделок:

Конвенция УНИДРУА о международных гарантиях в отношении подвижного оборудования//Журнал российского права. – 2006. – №11. – С. 85-95.

Principles, Definitions and Model Rules of European Private Law. Draft Common Frame of

– ресурс] – Режим Reference (DCFR). [Электронный доступа::http://ec.europa.eu/justice/policies/civil/docs/dcfr_outline_edition_en.pdf (дата обращения:

10.02.2014).

См.: Рассказова Н.Ю. Регулирование обеспечительных отношений, возникающих при обременении правами кредитора движимого имущества: европейский опыт// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2011. – № 11. – С. 71–72.

(далее – ЕТК США)1 можно встретить два раздела, в одном из них (Раздел 2А) урегулирована финансовая аренда, с точки зрения собственно арендных правоотношений (используется термин «true.lease»или истинная аренда), в другом (Раздел 9) – финансовая аренда рассматривается, с точки зрения обеспечительной сделки (используется термины «dirty.lease» или грязная аренда, «dollar-out.lease»

или аренда, при которой приобретение возможно за символическую плату в 1 доллар, «security.lease» – обеспечительная аренда или «financing.lease» – финансовая аренда). Является ли сделка истинной арендой или же обеспечительной сделкой, определяется на основании конкретных обстоятельств этой сделки. Суды США обращаются к применимой в том или ином штате версии ЕТК США и определению понятия «security.interest» (обеспечительный интерес) согласно §§1-201 (35) и 1-203 ЕТК США.

Указанная особенность лизинговых правоотношений, заключающаяся в том числе в четком разграничении подвидов лизинга, была подмечена С. А.

Громовым2, Е. В. Слесаренко3и другими учеными. Если А. В. Егоров предложил двигаться к тому, чтобы рассматривать лизинг как одну их форм кредитования, противопоставляя арендную и кредитную теории лизинга4, то С. А. Громов выдвинул мнение, что в понятие лизинг на самом деле включены две совершенно разные хозяйственные операции5. Следовательно, лизинг может иметь разные варианты и, если придерживаться логики ЕТК США, то конкретные договорные конструкции могут тяготеть к арендным правоотношениям либо к отношениям, в которых присутствует обеспечительный интерес лизингодателя.

См.: Единообразный торговый кодекс США: Пер. с англ. Серия: Современное зарубежное и международное частное право. – М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1996. – 427 с.

См.: Громов С.А.

Тезисы контрдоклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий? – [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://www.privlaw.ru/rshchp.php (дата обращения: 08.02.2012).

См.: Слесаренко Е.В. Общая характеристика договора лизинга по праву России и США// Право и политика. – 2007. – №7. – С. 80–83.

См.: Егоров А. В. Указ. соч. – С.36–60.

См.: Громов С.А. Тезисы контрдоклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?». – [Электронный ресурс].

– Режим доступа:

http://www.privlaw.ru/rshchp.php (дата обращения: 08.02.2012).

Таким образом, исходя из вышесказанного, можно сделать следующий вывод: лизинговые правоотношения, несмотря на формальное отнесение к аренде, наличие признаков некоторых традиционных институтов, не носят при этом типично арендный или смешанный характер, а представляют собой самостоятельную категорию отношений. Несмотря на передачу имущества во временное владение и пользование, выступающую в настоящее время системообразующим признаком родового обязательства аренды, инвестиционная составляющая лизинговых правоотношений выходит на первый план.

Предоставление лизингодателем инвестиции в виде предмета лизинга лизингополучателю, при котором обеспечением исполнения обязательства последнего по возврату денежных средств выступает само имущество, титул собственника которого сохраняется за лизингодателем (до момента полной выплаты лизингополучателем предусмотренных договором платежей), позволяет именовать такие правоотношения как обеспечительные. В литературе можно встретить мнение, что договор лизинга сделка, опосредующая титульное

– обеспечение1.

Несмотря на каузу, схожую с предоставлением займа (финансированием), специфика правоотношений из обеспечительного лизинга заключается в удержании титула собственника лизингодателем, а также особом содержании прав и обязанностей сторон, опосредованном инвестиционным содержанием сделки2.

Следует отметить, что конструкция обеспечительного лизинга во многом была создана как альтернатива залогу, а потому приравнивание лизинга к залогу может привести к стиранию различий между ними и к потере преимуществ лизинговых правоотношений перед залоговыми (в частности, при банкротстве См.: Егоров А.В., Усманов Е.Р. Залог и титульное обеспечение: теоретико-правовое сравнение конструкций// Вестник гражданского права. – 2014. – № 4. – С. 56-127.

См. подробнее об инвестиционных договорах и инвестиционных правоотношениях, к числу которых был отнесен лизинг: Целовальникова И. Ю. Правовое регулирование инвестиционной деятельности: дисс. …канд. юрид. наук. – Ростов –на – Дону, 2005. – С. 126; Лисица В. Н.

Правовое регулирование инвестиционных отношений: теория, законодательство и практика применения: Монография/В.Н. Лисица; Рос. акад. наук, Ин-т философии и права СО РАН; М-во образования и науки РФ, Новосибирский гос. ун-т. – Новосибирск, 2011. – 467 с.

лизингополучателя, при истребовании предмета лизинга и его последующей реализации).

В настоящее время договоры, опосредующие титульное обеспечение, рассредоточены по всему тексту ГК РФ, в зависимости от формы договора. Тем самым для подобной категории сделок нет общих норм, единых стандартов регулирования, что на практике приводит к формальному толкованию (обеспечительные лизинговые отношения рассматриваются через призму института аренды), приводящему порой к нарушению баланса интересов сторон (некоторые способы защиты прав арендодателя не приспособлены для лизинга, что приводит к негативным последствиям для лизингополучателя).

Следует отметить, что такое многообразие мнений в оценках правовой природы лизинговых правоотношений и противоречия, выявленные на практике, стали следствием того, что малоизученный договор лизинг был интегрирован законодателем в хорошо знакомый и устоявшийся институт договора аренды как особый вид арендных правоотношений. Как известно, в результате резкого изменения экономического уклада, перехода к капитализму и частной собственности, в хозяйственный оборот были введены новые и ранее широко не применявшиеся договорные конструкции, в том числе договор финансовой аренды (лизинга).

В результате, имеющийся в лизинге разрыв между формой и содержанием отношений в совокупности с несовершенством нормативного регулирования1стал Как известно, первая редакция Закона о лизинге страдала недостатками юридической техники и неточностями в терминологии. Например, в статье 9 Закона о лизинге были прописаны запреты на совмещение обязательств участниками лизинга в отношении конкретного предмета лизинга: не допускается совмещение обязательств лизингодателем и лизингополучателем, а также кредитором и лизингополучателем, за исключением возвратного лизинга. Цель введения данных запретов не ясна, а составители закона не приняли в первом случае во внимание правило о том, что при совпадении должника и кредитора в обязательстве, оно прекращается согласно ст. 413 ГК РФ, а во втором – явно допущена неточность, так как непонятно, о каком кредиторе идет речь. Таких примеров в Законе о лизинге было достаточно, пока он не подвергся редакции в 2002 году, что положительно отразилось на дальнейшем развитии лизинговой сферы бизнеса, наряду с отменой норм о лицензировании лизинговой деятельности.

См.: Федеральный закон от 29.01.2002 № 10 – ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» // Собр. законодательства Российской Федерации. – 2002. –№5. – Ст. 376. Правило о лицензировании финансовой аренды (лизинга) восполняться судебной практикой. Как правильно заметил И. А. Покровский, со всеми вновь возникающими отношениями прежде всего приходилось сталкиваться судам, и, конечно, их положение в случаях подобного рода должно было оказываться чрезвычайно затруднительным1.

В случае, если бы суд был механизмом, ретранслирующим нормы закона на рассматриваемые споры, то со временем функция отправления правосудия была бы нивелирована, а принцип справедливости так и не смог бы найти своего отражения на практике. Поэтому, с точки зрения автора, свобода судейского усмотрения лежит не только в плоскости «закона и исключительно закона»2, но и в области существа права, выражением которого является принцип справедливости. Заметим, что современная научная мысль стала переосмысливать роль судебной практики в регулировании общественных отношений, в том числе и охватываемых гражданским правом3.

Таким образом, в сфере лизинга суд не стал оставаться простым посредником, разрешающим те или иные споры исключительно и только через призму действующего закона, а в поисках баланса интересов сторон стал выходить за рамки его буквального толкования и обращаться к международным источникам при рассмотрении внутренних споров4.

прекратило свое существование согласно п. 2 ст. 18 Федерального закона от 08.08.2001 № 128ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»// Собр. законодательства Российской Федерации. – 2001.– №33 (Часть I).– Ст. 3430.

См.: Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. – М.: Статут, 2001.– С. 89– 105.

См.: Явич Л.С. Сущность права: социально-философское понимание генезиса, развития и функционирования юридической формы общественных отношений. – Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1985. –С. 57.

См.: Войтович Е.П. Судебная практика в механизме гражданско-правового регулирования:

автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Новосибирск, 2006. –С. 3.

Например, в споре между ООО «Партнер-М» и ООО «Мета-Лизинг» ВАС РФ в своих рассуждениях о структуре лизингового платежа обратился подпункту «в» пункта 2 статьи 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28.05.1998// Вестник Высшего Арбитражного суда Российской Федерации.–2011. –№11.

Судебная практика в области лизинга отошла от рассмотрения споров, следующего принципу «Praxis.judicum.est.interpres.legum»1, углубившись в анализ специфики правоотношений, выходящий порой за рамки буквы закона.

С накоплением опыта в области разрешения лизинговых споров стала очевидной необходимость критического анализа лизинга как правового явления и совершенствования правового регулирования лизинговых правоотношений, что послужило толчком для очередного витка теоретических дискуссий об их правовой природе. Диссонанс правовой формы и экономической сути договора лизинга привели к многочисленным судебным спорам и проблемам в правоприменительной практике. ВАС РФ были выявлены наиболее острые вопросы и взята на себя задача восполнить правовую неопределенность, в некоторых случаях существенно изменив и дополнив нормы действующего закона своим толкованием.

В целях выстраивания единообразной судебной практики ВАС РФ в ряде постановлений указал, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в постановлениях толкованием, могут быть пересмотрены на основании пункта 5 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если для этого нет других препятствий.

Помимо того, что выводы ВАС РФ обязательны для арбитражных судов при рассмотрении аналогичных дел, некоторым актам надзорной инстанции была придана обратная сила. С одной стороны, это способствовало выстраиванию единообразной судебной практики, но, с другой стороны, такая ретроспективность выводов не благоприятствовала стабильности и предсказуемости судебной оценки того или иного поведения, что негативно сказывалось в целом на лизинговой отрасли. Лизингодатели, будучи инвесторами, не могли адекватно и полно оценивать возможные риски. Любое повышение риска способно в свою очередь привести к удорожанию лизинга для

Судебная практика есть толкователь закона.

лизингополучателей и, как следствие, сокращению объема инвестиций. Как отмечал С. А. Громов, такое наделение правовых позиций ВАС РФ обратной силой противоречило базовым принципам регламентации частноправовых отношений и принципам действия во времени норм частного права1. В свою очередь Э. Северэн было подмечено, что судейское правотворчество находится на периферии судебной деятельности2.

Безусловно, творчество ВАС РФ3в области обеспечительного лизинга стало определенной вехой не только в развитии судебной практики в области лизинга и попыткой суда восполнить правовую неопределенность (что, правда, не совсем укладывалось в существующую систему источников гражданского права4), но и послужило плодотворной почвой для дальнейшего развития научной мысли в данной области.

§2. Понятие и отличительные признаки обеспечительного лизинга В законодательстве Российской Федерации на данном этапе развития отсутствуют четкие критерии, отграничивающие лизинг от типичной аренды, а также обеспечительный вариант лизинга от арендного. Впервые попытка подробнее разобраться в правовой природе обеспечительного лизинга и, как следствие, установить новые ориентиры и пределы в предоставляемой сторонам защите была предпринята Пленумом ВАС РФ в постановлении от 14.03.2014 № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» 5 (далее – Постановление Пленума ВАС РФ о выкупном лизинге). В указанном акте ныне ликвидированная судебная инстанция ввела в оборот понятие «выкупной» лизинг, См.: Громов С.А. Указ. соч. – С. 80.

См.: Северэн Э. Роль судей и судебной практики в процессе нормотворчества// Судебная практика как источник права. – М.: Юристъ, 2000. –С. 50.

См.: Петров Д. Защита лизингополучателя при банкротстве лизингодателя// Эж-Юрист. – 2015.

– № 5. – С. 14.

См.: Семякин М.Н. Источники российского гражданского права: проблем теории и практики. – М.: Юрлитинформ, 2010. – 352 с.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 г. № 17 «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2014. – №5.

как заслуживающий самостоятельной защиты, отличной от предоставляемой типичным арендным правоотношениям.

Под договором выкупного лизинга подразумевается договор, который в соответствии со ст. 19 Закона о лизинге содержит условие о переходе права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю при внесении им всех лизинговых платежей, включая выкупную цену, если ее уплата предусмотрена договором. Вместе с тем правовые позиции, содержащиеся в данном постановлении, подлежат применению к договорам лизинга, в которых содержится условие о праве лизингополучателя выкупить по окончании срока действия такого договора предмет лизинга по цене, настолько меньшей, чем его рыночная стоимость на момент выкупа, что она является символической (п.1).

При этом ВАС РФ в пункте 2 указанного акта отметил, что приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

Таким образом, впервые ВАС РФ отошел от традиционной арендной концепции лизинговых правоотношений и промежуточной стадии оценки лизинга как смешения аренды с куплей-продажей в рассрочку к восприятию указанного правового явления как самостоятельного, заслуживающего отдельного регулирования.

В научной литературе также можно встретить мнение о необходимости выделения оперативного и финансового лизинга по признаку выкупа предмета лизинга, то есть там, где он обязателен, отношения будут рассматриваться как финансовый лизинг1.

На наш взгляд, вернее было бы говорить об обеспечительном варианте лизинга (а не выкупном или финансовом), так как термин «обеспечительный»

подчеркивает суть такой договорной конструкции, при которой интерес См.: Чуйко В. И. Лизинг в Российской Федерации: проблемы гражданско-правового регулирования и правоприменительной практики: автореф. дис. …канд. юрид. наук. – М., 2011.

– С. 9.

лизингодателя как инвестора сводится к возврату вложенных в приобретение предмета лизинга средств либо за счет лизинговых платежей, вносимых лизингополучателем (в сумму которых входит предоставленная инвестиция), либо за счет стоимости самого предмета лизинга, выступающего в качестве обеспечения. Поскольку интерес лизингодателя, прежде всего, связан с возвратом вложенных денежных средств с определенным процентом, в договоре лизинга предусмотрено особое распределение рисков (риск случайной гибели (утраты) или порчи профинансированного имущества лежит на лизингополучателе, а не лизингодателе, имеющем титул собственника), ответственности (лизингодатель не несет ответственности за качество имущества, сроки его передачи и т.д.), бремени содержания имущества (капитальный и текущий ремонт лежат на лизингополучателе). Следовательно, лизингодатель не является ни типичным собственником, ни типичным арендатором, что также не позволяет отнести отношения из финансовой аренды (лизинга) к одному из видов аренды.

Кроме того, полагаем, что разграничение по признаку перехода права собственности при внесении всех лизинговых платежей и выкупной цены, в том числе символической, не является бесспорным. Во-первых, право выкупа предмета лизинга может быть прямо и не предусмотрено в договоре лизинга, хотя сами отношения, вытекающие из такого договора, будут аналогичны отношениям из договора обеспечительного лизинга. Во-вторых, возможен вариант договора, внешне схожего на выкупной, но в котором цена выкупа привязана к рыночной ил иной заранее определяемой сторонами стоимости имущества на момент предполагаемого выкупа, а сами лизинговые платежи при этом являются именно платой за пользование, что не соответствует природе обеспечительного лизинга.

Кроме того, возможен вариант, где выкуп предмета лизинга по окончании срока лизинга скорее не право, а обязанность, причем не только лизингополучателя, но возможно и продавца. На наш взгляд, одним из основных признаков отношений из обеспечительного лизинга, является соотношение срока лизинга и стоимости предмета к моменту его истечения. Если к концу срока лизинга (который может быть меньше срока полезного использования имущества) остаточная стоимость предмета лизинга равна нулю (т.е. имущество самортизировано), и при этом сумма лизинговых платежей превысила покупную стоимость предмета лизинга, то очевиден обеспечительный характер лизинга.

Сам характер инвестиций в приобретение предмета лизинга построен на принципах возвратности (обязательство по выплате лизинговых платежей может быть абстрагировано от факта пользования имуществом), платности (лизингодатель наряду с возвратом вложенных средств получает проценты – плату за финансирование) и срочности (лизинговые правоотношения носят срочный характер).

С учетом накопившихся противоречий в судебной практике, становится очевидным, что имеющиеся нормы, регулирующие лизинговые правоотношения в России, не учитывают специфику обеспечительного варианта лизинга (за исключением ряда норм, например, статей 22, 26 Закона о лизинге). В свою очередь особенности данных правоотношений порождают ряд концептуальных вопросов: о пределах предоставляемой защиты праву собственности лизингодателя (становится ли она условной), о праве лизингодателя на изъятие предмета лизинга из конкурсной массы при банкротстве лизингополучателя, о процедуре реализации предмета лизинга и иные. Данная проблематика требует дополнительного анализа, в том числе и сравнительно-правового1.

Как справедливо заметил Ю. В. Романец, основная цель законодательного регулирования заключается в том, чтобы с максимальной эффективностью регламентировать общественные отношения. Об эффективном правовом регулировании можно говорить лишь в том случае, когда нормы права адекватно отражают регулируемые общественные отношения2.

Хотя передача имущества и является важным (и в настоящее время системообразующим) признаком лизинговых правоотношений, специфика, продиктованная, в том числе, направленностью обязательств, выходит на первый См.: Тепкина А.В. Договор лизинга как вид аренды или обеспечительной сделки»// Юрист. – 2012. – №15. – С. 37.

См.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: дис. …докт. юрид. наук. – М., 2001. – С. 14.

план. В данном случае подходит выражение, что в некоторых случаях договор, воспринявший признак родового обязательства, тем не менее может рассматриваться как самостоятельный договорный тип. Это имеет место, когда специфика обязательства требует кардинального изменения норм, обусловленных родовыми признаками1.

Таким образом, особенности лизинговых отношений, в том числе как обеспечительной конструкции, подмеченные как теоретиками, так и практиками, свидетельствуют о том, что мы имеем дело с правовым явлением, заслуживающим отдельного научного исследования и самостоятельного комплексного законодательного регулирования2, а потому применение к нему норм об аренде во многом не соответствуют экономическому содержанию данной категории правоотношений и может привести к нарушению баланса интересов сторон.

Изучение признаков обеспечительного лизинга, отличающих его от иных схожих по форме или содержанию институтов, позволяет, с одной стороны, не только лучше понять правовую сущность исследуемого явления и его экономическое содержание, но и выявить недостатки существующего правового регулирования с целью его дальнейшего совершенствования.

Следует отметить, что обеспечительный лизинг обладает как общими признаками, свойственными финансовой аренде, так и характерными особенностями, отличающими его от типичной аренды или арендного варианта лизинга, а также купли-продажи в рассрочку и кредитных правоотношений.

Лизинговые правоотношения отличает от аренды, в первую очередь, обязательство лизингодателя по приобретению предмета лизинга в собственность (ст. 665 ГК РФ, п. 4 ст. 15 Закона о лизинге). На момент заключения договора лизинга лизингодатель не является собственником имущества (в отличие от того

См.: Романец Ю.В. Указ. соч. – С. 70. Несмотря на то, что Ю.В. Романец привел договор

лизинга в качестве иллюстрации того, что специфика договора вторична по сравнению с признаком направленности, то есть передачи во временное пользование, с чем мы не согласны, сам вывод о необходимости учета специфики отношений при решении вопроса о родовой принадлежности и системности мы полагаем верным.

См.: Тепкина А. В. Указ. соч. – С. 33–35.

же арендатора согласно ст. 608 ГК РФ). Более того, конкретное имущество может быть окончательно определено в момент его передачи в лизинг, то есть не в самом договоре лизинга, как это указано в п. 3 ст. 15 Закона о лизинге, а в акте приема-передачи. Например, при заключении договора лизинга стороны могут определить его основные свойства (марка, модель, год выпуска, технические характеристики), указав, что идентифицирующие признаки (серийный номер, заводской номер и тому подобное) будут отражены в акте приема-передачи в лизинг1.

При этом продавцом может быть как самостоятельная фигура, так и сам лизингополучатель в случае возвратного лизинга. Конструкция возвратного лизинга, на наш взгляд, может представлять очевидную альтернативу залогу, с тем преимуществом для кредитора, что имущество, выступающее предметом лизинга, остается у лизингополучателя во владении и пользовании, а титул собственника принадлежит на срок лизинга лизингодателю.

Общим или типичным для лизинговой конструкции признаком, на наш взгляд, является возложение ответственности за качество, комплектность, сроки поставки предмета лизинга исключительно на продавца, если выбор имущества и продавца был сделан лизингополучателем (регулирование статей 665 и 670 ГК РФ перекликается в этой части с подпунктом а) пункта 1 статьи 8 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге). Как известно, на момент заключения договора лизинга лизингодатель, не является собственником предмета лизинга. Лизингополучатель указывает лизингодателю, что и у кого будет приобретаться. При этом в зависимости от того, кем был осуществлен выбор продавца, соответствующим образом будет распределяться ответственность в случае возникновения требований из договора купли-продажи.

Если выбор сделан лизингополучателем, то лизингодатель и лизингополучатель

Следует отметить, что при таком варианте высока вероятность признания договора

незаключенным в результате неисполнения продавцом обязательства по передаче предмета лизинга, и, следовательно, невозможности окончательного определения имущества. См., например, Определение ВАС РФ № ВАС-16735/09. от 27.02.2010 // Справочная правовая система «КонсультантПлюс»: [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Режим доступа: локальный. – Дата обращения: 10.03.2010.

становятся солидарными кредиторами по отношению к продавцу, а если же выбор был сделан лизингодателем, то продавец и лизингодатель несут солидарную ответственность перед лизингополучателем (ст. 670 ГК РФ).

При заключении договора купли-продажи арендодатель должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу (ст. 667 ГК РФ). На наш взгляд, данная норма также применима и к случаям замены стороны лизингополучателя в договоре лизинга.

Поскольку после замены новый лизингополучатель будет обладать теми же правами, что и прежний, о чем должен быть проинформирован продавец (вероятно, что данное предположение верно на период действия гарантии на сданное в лизинг имущество).

При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные ГК РФ для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества. Однако арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия арендодателя (пункт 1 ст. 670 ГК РФ, ст. 10 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге).

Такой акцент на фигуре продавца представляется закономерным, так как в случае претензий лизингополучателя к качеству предмета лизинга, они могут быть непосредственно адресованы продавцу, а не лизингодателю, который осуществляет функцию финансового посредника, не являясь производителем или продавцом товара. Хотя эта же фигура продавца, в случае досрочного расторжения договора лизинга и изъятия предмета лизинга у лизингополучателя, создает трудности лизингодателю с повторной сдачей имущества в лизинг.(так как конструкция договора лизинга должна сопровождаться договором куплипродажи, поэтому лизингодатель вынужден сначала продавать имущество, а потом вновь его приобретать для последующей передачи в лизинг).

Возложение ответственности за качество предмета лизинга на продавца характерно только для лизинговых правоотношений, что отличает их от схожих правоотношений из договора аренды (ответственность за недостатки возложена на арендодателя согласно ст. 612 ГК РФ) и купли-продажи в рассрочку (применима общая норма для договора купли-продажи – ст. 469 ГК РФ, согласно которой продавец обязан передать покупателю товар, качество которого соответствует договору).

Для лизинговых правоотношений также характерно возложение обязательства по капитальному и текущему ремонту предмета лизинга на лизингополучателя, если иное не предусмотрено договором лизинга (п.3 ст. 17 Закона о лизинге). В отличие от лизинга в арендных правоотношениях обязательство по проведению капитального ремонта возложено на арендодателя, а по проведению текущего – на арендатора (ст. 616 ГК РФ). Исключение составляют договор аренды транспортного средства с экипажем (ст. 634 ГК РФ), договор аренды транспортного средства без экипажа (ст. 644 ГК РФ), договор аренды предприятия (ст. 661 ГК РФ).

Общим признаком для лизинговых правоотношений является также переход риска случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества к лизингополучателю в момент передачи ему предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором финансовой аренды (лизинга) (ст. 669 ГК РФ).

Аналогичная норма содержится в ст. 22 Закона о лизинге, где сказано, что лизингополучатель несет риски, связанные с гибелью, утратой, порчей, хищением предмета лизинга и иные имущественные риски с момента его фактической приемки, если иное не предусмотрено договором.

По общему правилу, риск случайной гибели несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 211 ГК РФ). Для типично арендных правоотношений, по умолчанию, действует это же правило, то есть для всех видов договора аренды, кроме лизинга, переход риска случайной гибели не предусмотрен.

Переход риска случайной гибели к лизингополучателю вполне оправдан, так как имущество приобретается лизингодателем именно для лизингополучателя, и интерес лизингодателя заключается не столько в самом имуществе, сколько в возврате вложенных в его приобретение средств с определенным доходом. Таким образом, лизингополучатель является лицом, фактически владеющим и пользующимся предметом лизинга и непосредственно заинтересованным в его сохранности.

Кроме того, лизингополучатель несет ответственность за сохранность предмета лизинга от всех видов имущественного ущерба (п.1 ст. 22 Закона о лизинге). На практике указанная норма приводит к тому, что в случае утраты застрахованного предмета лизинга, страховщик, выплативший страховое возмещение лизингодателю, вправе в порядке суброгации требовать возмещения от лизингополучателя, как лица, ответственного за причиненные убытки (ст.ст.

385, 967 ГК РФ)1.

Среди признаков, характеризующих именно обеспечительный лизинг, на наш взгляд, в первую очередь следует выделить его инвестиционный характер.

Именно инвестиционная природа предопределяет содержание правоотношений из обеспечительного лизинга и проявляется в иных признаках, характеризующих данную категорию отношений.

Как заметила Ю. Н. Кашеварова, договор финансовой (аренды) лизинга представляет собой форму инвестиций2. В работах ученых – экономистов можно встретить мнение, что финансовый лизинг – это форма кредитования в долгосрочные инвестиционные проекты3.

Примечательно, что изначально в Российской Федерации лизинг учреждался именно как форма инвестиций. Первым шагом на пути регулирования правоотношений по лизингу стал изданный 17 сентября 1994 года Указ Президента Российской Федерации № 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности»4.Там же были сформулированы предложения по утверждению Временного положения о лизинге, присоединению Российской Например, дело № А40-68533/11-117-459 СОАО «ВСК» к ООО ДСП «ЛЕЕРО». – [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://kad.arbitr.ru/Card/355b9193-5ec2-49f8-9ca7efa2a43c90e1 (дата обращения: 11.12.2013).

См.: Кашеварова Ю.Н. Указ. соч. – С. 167.

См.: Терентьева М.В. Финансовый лизинг как форма кредитования инвестиционных проектов:

автореф. дис. …канд. экон. наук. – Волгоград, 2002.– С. 1.

Указ Президента Российской Федерации от 17.09.1994 г. №1929// Собр. законодательства Российской Федерации. –1994. – №22. – Ст.2463. Утратил силу.

Федерации к Оттавской конвенции о международном финансовом лизинге 1988 года, а также предложения о возможности предоставления таможенных льгот при ввозе товаров для целей лизинга.

В развитие положений Указа было издано Постановление Правительства от 29.06.1995 г. № 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности» 1, которое подверглось изменениям в 1996 и 1997 годах. Указанным Постановлением было введено в действие Временное положение о лизинге.

Важными достижениями данного постановления стали, на наш взгляд, возможность применения механизма ускоренной амортизации предмета лизинга, выкупа предмета лизинга до или после истечении срока лизинга, включения лизинговых платежей в себестоимость продукции (работ, услуг), произведенной лизингополучателем2.

Постановление Правительства Российской Федерации от 29.06.1995 г. № 633 «О развитии

лизинга в инвестиционной деятельности»// Собр. законодательства Российской Федерации. – 1995. – №27.– Ст. 2591. Указанное Постановление утратило силу с принятием Постановления Правительства Российской Федерации от 12.07.1999. № 794.

2Важным продолжением данного Постановления стало Постановлением Правительства Российской Федерации от 20.11.1995 г. № 1133; были внесены изменения в Положение о затратах по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, согласно которым в себестоимость продукции могли быть включены проценты по полученным заемным средствам, включая кредиты банков и других организаций, используемым субъектами лизинга для осуществления операций финансового лизинга, а также лизинговые платежи. Указанные постановления оказали положительное влияние на рынок, что, по нашему мнению, выразилось в его заметном развитии. Так, на примере Рослизинга (Российская организация лизинговых компаний, учрежденная пятнадцатью лизинговыми компаниями в 1994 г.), в 1995 г. общий объем сделок составил 170 млрд. рублей (42 млн. долларов США), в 1996 г. эта цифра выросла до 670 млрд.рублей (130 млн. долларов США), в 1997 г. – до 2,8 трлн. рублей (500 млн. долларов США). См. подробнее: Постановление Правительства Российской Федерации от 20.11.1995 г. № 1133 «О внесении дополнений в положение о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли// Собр. законодательства Российской Федерации. – 1995. – №48. – Ст. 4683. Утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства Российской Федерации от 20.02.2002 г. № 121. История развития лизинга в

России. – [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://www.raexpert.ru/researches/leasing/leasing2002/part3/ (дата обращения: 05.03.2014).

Таким образом, Правительство РФ рассматривало лизинг как способ технического перевооружения предприятий, поддержки и повышения эффективности предпринимательской деятельности1.

В 1996 году в Главе 34 об аренде второй части Гражданского кодекса Российской Федерации2 (далее – ГК РФ) появились нормы о финансовой аренде (лизинге), что стало продолжением работы по формированию законодательной базы о лизинге. В параграфе 6 были сформулированы основные положения о договоре финансовой аренды (лизинга), которые претерпели изменения только четырнадцать лет спустя. Примечательно, что при этом про инвестиционный характер ничего в документе не сказано.

В отличие от ГК РФ в Федеральном законе «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998 г. № 164 – ФЗ3 содержится ссылка на цели данного закона. В преамбуле сказано, что ими являются развитие форм инвестиций в средства производства на основе финансовой аренды (лизинга), защита прав собственности, прав участников инвестиционного процесса, обеспечение эффективности инвестирования.

Лизинговая деятельность – вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг (ст. 2 Закона о лизинге).

Согласно законодательному определению инвестиционная деятельность – это вложение инвестиций или инвестирование, и совокупность практических действий по реализации инвестиций. В свою очередь инвестициями являются денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, кредиты, любое другое имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты

Постановление Правительства Российской Федерации от 29.06.1995 г. № 633 «О развитии

лизинга в инвестиционной деятельности»// Собр. законодательства Российской Федерации. – 1995. – №27.– Ст. 2591. Указанное Постановление утратило силу с принятием Постановления Правительства Российской Федерации от 12.07.1999. № 794.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 № 14- ФЗ// Собр.

законодательства Российской Федерации. – 1996.– № 5. – Ст. 410.

Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998 г. № 164-ФЗ// Собр.

законодательства Российской Федерации. – 02.11. 1998. – № 44. – Ст. 5394.

предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта1.

Лизингодатель в ходе осуществления своей деятельности вкладывает свои и/или привлеченные денежные средства2 в предметы, перечисленные в ст. 3 Закона о лизинге, ст. 666 ГК РФ, и осуществляет иные действия (например, организует передачу предмета лизинга лизингополучателю, страхует предмет лизинга) с целью извлечения прибыли. Хотя в пункте 1 статьи 28 Закона о лизинге в структуре лизингового платежа выделен именно доход, мы предполагаем, что речь все-таки идет о прибыли, как цели предпринимательской деятельности (п.1 ст. 2 ГК РФ).

Кроме того, лизинг играет существенную роль в финансировании инвестиций. Например, удельный вес лизинга основного производственного капитала в общем объеме инвестиций в основной производственный капитал в России в 2007 г. (именно этот год был наилучшим для российского лизинга) составил 12,7 %, а в 2010 г. – 8,4 %3.

Инвестиционная деятельность тесно связана с предпринимательской. До изменений, внесенных в законодательство о лизинге, предпринимательская цель была одним из признаков договора финансовой аренды (лизинга). В 2010 г., в связи с совершенствованием правового положения государственных и муниципальных учреждений, предпринимательская цель приобретения имущества лизингополучателем была исключена4. Следует отметить, что Статья 1 Закона РФ от 26.01.1991 г. № 1488-1 «Об инвестиционной деятельности в РСФСР»// Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – N 29. – Ст. 1005.

Как показывает исследование В.Д. Газмана, источниками финансирования лизинговой операции выступают: банковские кредиты, займы, авансы лизингополучателей, собственные средства лизингодателей. См. подробнее: Газман В.Д. Лизинг: Финансирование и секьюритизация. Глава 2. Финансирование лизинга – М.: Изд.дом Высшей школы экономики, 2011.

См.: Газман В.Д. Указ. соч. –С. 118, 120.

4 Изменения коснулись статей 665, 666 ГК РФ, п.1 ст. 3 Закона о лизинге и были внесены статьей 7 Федерального закона от 08.05.2010 г. № 83-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений//Собр.законодательства Российской Федерации. 10.05.2010.– № 19.– Ст. 2291. Указанные изменения были отредактированы Федеральным законом от 31.12.2014 № 512-ФЗ «О внесении изменений в статью 665 части предпринимательская цель деятельности лизингодателя, прямо не упомянутая в законодательстве, подразумевается.

Указанное изменение открыло также возможность участия физических лиц, не имеющих статуса индивидуальных предпринимателей, в лизинговых правоотношениях1. С одной стороны, перспектива расширения бизнеса за счет привлечения физических лиц заманчива, с другой стороны, для лизингодателей влечет немало рисков, связанных с применением к данным правоотношениям Закона РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»2(далее – Закон о защите прав потребителей). Риски для лизингодателей – инвесторов видятся в конфликте норм, регулирующих лизинговые правоотношения и права потребителей. Например, Закон о защите прав потребителей обязывает указывать цены в рублях, что делает лизинг с физическими лицами исключительно рублевым (п. 2 ст. 10), отдельные положения договора лизинга могут быть признаны недействительными, как ущемляющие права потребителя (ст. 16 Закона о защите прав потребителей).

Согласно преамбуле Закона о защите прав потребителей потребитель гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Следовательно, такой лизингополучатель не преследует цели извлечения прибыли от использования предмета лизинга, иначе второй Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)»// Собр. законодательства Российской Федерации. – 2015. – № 1. – Ст. 65.

Возможность участия физических лиц в договоре финансовой аренды (лизинга) была подтверждена многочисленными письмами Министерства финансов РФ от 08.08.2011 г. № 03от 14.09.2011 г. № 03-03-06/1/552, от 02.11.2011 г. № 03-03-06/1/707, от 02.12.2011 г. № 03-03-06/1/798 //Справочная правовая система «КонсультантПлюс»: [Электронный ресурс] / Компания "Консультант Плюс". – Режим доступа: локальный. – Дата обращения: 28.12.2011, а также в комментариях к ним. Например, Осипов Д.В. Комментарий к письму Минфина России от 02.11.2011 г. №03-03-06/1/707 «Коэффициент к норме амортизации при лизинге»// Нормативные акты для бухгалтера. – 2012.–№1; Баразненок Н. Индивидуальный договор лизинга: налог на имущество//Информационный бюллетень «Экспресс-бухгалтерия». – 2011. – № 29; и другие.

Закон РФ от 07.02.1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»//Ведомости СНД и ВС РФ.

– 1992. – № 15. –Ст. 766.

необходима регистрация в качестве индивидуального предпринимателя (п. 1 ст.

23 ГК РФ), а положительный эффект от использования предмета лизинга сводится к удовлетворению личных и иных бытовых потребностей.

Если же обратиться к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28 мая 1988 года1, то из сферы ее применения исключены сделки финансового лизинга на оборудование, которое должно быть использовано, в основном, для личных, семейных и домашних целей арендатора (п. 4 ст. 1 Конвенции).

Исходя из целей, поставленных перед Правительством РФ при разработке нормативно-правовых актов о лизинге, Закона о лизинге, а также опыта международного регулирования и правовой природы отношений по обеспечительному лизингу, полагаем, что договор обеспечительного лизинга с потребителем, приобретающим имущество в лизинг в личных, семейных и бытовых нуждах, им не отвечает2.

Представляется верным, по аналогии с п. 4 ст. 1 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге от 28 мая 1988 года, ограничить возможность заключения договора обеспечительного лизинга с лицами, приобретающими имущество для личных, семейных и домашних целей, внеся изменения в абзац 3 пункта 1 статьи 4 Закона о лизинге. Подобное ограничение в свою очередь позволит избежать конфликта интересов потребителей и лизингодателей как инвесторов.

В связи с этим предлагается сформулировать абзац 3 пункта 1 статьи 4 Закона о лизинге следующим образом:

«Лизингополучатель – физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором лизинга обязано принять предмет лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование в соответствии с договором лизинга. В Федеральный закон от 08.02.1998 № 16-ФЗ «О присоединении Российской Федерации к Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге»/Собр. законодательства Российской Федерации. – 1998. – №7. – Ст. 787.

См.: Тепкина А.В. Договор финансовой аренды (лизинга) с лизингополучателем – физическим лицом// Территория лизинга. – 2012. – №12.– С. 26-28.

случае с договором обеспечительного лизинга лизингополучателем может выступать физическое лицо, действующее в целях, не связанных с личным, домашним и семейным использованием предмета лизинга».

Некоторые характерные для обеспечительного лизинга признаки могут стать причиной конфликта между потребителем и лизингодателем, например, это перенос ответственности за качество, комплектность, сроки поставки предмета лизинга с лизингодателя на лизингополучателя, равно как и риска случайной гибели (утраты) или повреждения предмета лизинга.

Обеспечительный вариант лизинга отличается от арендного и в части возникновения и прекращения обязательства лизингополучателя по внесению лизинговых платежей. Так, в арендном варианте обязательство лизингополучателя по оплате лизингового платежа является встречным по отношению к обязательству лизингодателя предоставить предмет лизинга во владение и пользование1. Согласно п. 1 ст. 614 Гражданского кодекса Российской Федерации арендатор обязан своевременно вносить плату за пользование имуществом (арендную плату)2.

В то же время при обеспечительном варианте обязательство лизингополучателя по внесению лизинговых платежей считается возникшим, по нашему мнению, в момент предоставления предмета лизинга (инвестиции) лизингодателем, то есть факт владения и использования предметом лизинга в таком случае вторичен3. При этом оплата лизинговых платежей представляет

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

12.07.2011 г. № 17748/10 указано следующее: «По смыслу общего правила статьи 665 Кодекса и статьи 2 Закона, получая лизинговые платежи, лизингодатель предоставляет другой стороне встречное исполнение – предоставляет лизингополучателю на срок лизинга право владеть приобретенным лизингодателем предметом лизинга и использовать его. Таким образом, лизинговый платеж является оплатой данного права за определенный период»// Вестник ВАС РФ. – 2011. – № 10.

Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)//Собр.законодательства Российской Федерации.– 1996. – № 5. – Ст. 410.

3См. подробнее: Тепкина А.В. Гражданско-правовые последствия утраты (гибели) предмета лизинга//Юрист. – 2014. – №7. – С. 27-31. Похожую точку зрения можно встретить в работе см.

Абрамова Ю.В. Правовое регулирование лизинговой деятельности в Российской Федерации:

автореф. дис. …канд. юрид. наук. – М., 2014. – С.9.

собой возврат капиталовложений (инвестиций) лизингодателя в приобретение предмета лизинга1.

Наиболее отчетливо различие между арендным вариантом лизинга и обеспечительным прослеживается именно в структуре лизинговых платежей, а точнее в методологии их формирования и составляющих элементах.

Как указал Высший Арбитражный Суд РФ в своем Постановлении № 17 от 14.03.2014 г. «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга»2, имущественный интерес лизингодателя заключается в размещении и последующем возврате с прибылью денежных средств. При этом в пункте 3 цитируемого постановления речь идет о финансировании и плате за финансирование, которые представляют собой инвестицию (то есть часть стоимости предмета лизинга, которая финансируется за счет средств лизингодателя) и прибыль, на которую рассчитывает лизингодатель. В статье 28 Закона о лизинге говорится, что в общую сумму лизинговых платежей входит возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю, возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг, а также доход лизингодателя.

В целом, на наш взгляд, законодательное представление о структуре лизингового платежа справедливо и вполне отражает инвестиционный характер правоотношений.

Таким образом, в состав лизинговых платежей при обеспечительном лизинге входит инвестиция лизингодателя и процент, представляющий собой плату лизингополучателя за предоставленное финансирование. Примечательно, что 1Постановление Конституционного суда Российской Федерации от 20.07.2011 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных положений актов Российской Федерации»// Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. – 2001. – №6. См. также: Кашеварова Ю.Н. Указ. соч. – С. 11.

Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга» от 14.03.2014 г. № 17// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. – 2014. – №5.

российское законодательство на сегодняшний день не требует выделения размера процентов и основного долга в составе платежей (хотя в предыдущей редакции статьи 15 Закона о лизинге размер вознаграждения был обозначен как существенное положение). Для сравнения, в Республике Казахстан в статье 21 Закона «О финансовом лизинге» сказано, что лизинговые платежи включают в себя: 1) возмещение лизингодателю затрат на приобретение предмета лизинга и любых других расходов, непосредственно связанных с приобретением, поставкой предмета лизинга и приведением его в рабочее состояние для использования по назначению в соответствии с договором лизинга; 2) вознаграждение по лизингу 1.

Руководствуясь данным правилом, стороны договора лизинга в Казахстане указывают сумму основного долга и размер процентов в структуре лизинговых платежей.

Предложенная ВАС РФ формула расчета платы за финансирование, которая определяется в процентах годовых на размер финансирования, применима в тех случаях, когда стороны самостоятельно не выделили процентную ставку.

Следовательно, устанавливаемая судом расчетным путем на основе разницы между размером всех платежей по договору лизинга (за исключением авансового) и размера финансирования, а также срока договора, плата за финансирование представляет собой усредненный подход, при котором размер процентов в каждом лизинговом платеже будет одинаковым. В указанном подходе, на наш взгляд, кроются две проблемы, не столь очевидные на первый взгляд. Во– первых, предложенный расчет платы за финансирование не учитывает уменьшение суммы основного долга. Плата за финансирование согласно логике суда, по сути, распределенная на весь срок договора разница между общей суммой платежей по договору (за минусом аванса) и финансирования. Для сравнения, при подсчете платы за кредит процент рассчитывается от суммы оставшегося основного долга.

Во–вторых, предложенный подход не учитывает возможных вариаций по Закон Республики Казахстан от 5 июля 2000 года № 78-II «О финансовом лизинге». – [Электронный ресурс] – Режим доступа:// http://online.zakon.kz/Document/?doc_id=1018949 (дата обращения: 20.12.2014).

соотношению процентной части и основной в составе лизингового платежа (например, в первой половине срока лизинга процентная часть может составлять большую часть лизингового платежа, нежели основной долг). Следовательно, при досрочном расторжении договора лизинга может возникнуть разрыв между реальным положением взаиморасчетов сторон и предложенным судом методом расчета (например, при расторжении договора в начале срока лизинга фактически размер наступивших процентов может оказаться больше, чем по предложенной формуле). Соответственно, для целей соблюдения баланса интересов сторон рекомендуем выделять процентную ставку в договоре лизинга или же указывать в графике платежей по договору процентную часть и основной долг в каждом лизинговом платеже.

Возможен вариант, при котором в структуру лизинговых платежей могут включаться амортизационные отчисления, наряду с платой за используемые кредитные ресурсы лизингодателем, комиссионным вознаграждением и другими составляющим. При этом амортизационные отчисления определяются на основе балансовой стоимости предмета лизинга1. На наш взгляд, формирование лизинговых платежей с учетом нормы амортизационных отчислений характерно для арендного варианта договора лизинга (например, оперативного лизинга).

Выкуп предмета лизинга в таком случае возможен при оплате остаточной стоимости имущества по окончании срока лизинга. В то время как при обеспечительном лизинге выкуп предмета возможен при условии полного внесения всех лизинговых платежей, а сама плата за выкуп может носить символическую сумму.

В связи этим представляется справедливым ограничить применение статьи 622 ГК РФ к правоотношениям из обеспечительного лизинга в части взимания платежей за фактическое пользование имуществом в размере арендной платы за пределами срока лизинга (после наступления всех лизинговых платежей, в См. подробнее Методические рекомендации по расчету лизинговых платежей. Утв.

Минэкономики РФ 16.04.1996. – [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10606/ (дата обращения: 21.05.2012).

которых заложена стоимость предмета лизинга), поскольку это может привести к неосновательному обогащению лизингодателя. В этом случае лизингодатель может получить более того, на что он рассчитывал при заключении договора.

Таким образом, плата за фактическое пользование может быть ограничена суммой лизинговых платежей по договору. При просрочке возврата предмета лизинга лизингодатель, на наш взгляд, может рассчитывать на договорную неустойку за подобное нарушение.

Следующим признаком обеспечительного лизинга является срочность.

Следует отметить, что срок лизинга, во – первых, согласно действующему законодательству не является существенным условием договора лизинга, во – вторых, зачастую смешивается со сроком договора лизинга.

Срок договора – срок, в течение которого действуют его условия, обязательные для сторон (ст. 425 ГК РФ). Срок договора начинает течь с момента его заключения. Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательств (п. 3 ст. 425 ГК РФ).

Срок лизинга – это период времени, установленный сторонами, в течение которого предмет лизинга находится во владении и пользовании лизингополучателя согласно договору. Срок лизинга начинает течь с момента передачи предмета лизинга лизингополучателю во временное владения и пользование. По истечении срока лизинга имущество подлежит либо возврату лизингодателю, либо передаче в собственность лизингополучателю.

Следовательно, срок действия договора может не совпадать со сроком лизинга.

Как правило, срок действия договора более продолжительный и включает в себя срок лизинга.

В договоре обеспечительного лизинга срок лизинга является ключевым фактором, наряду со стоимостью предмета лизинга, влияющим на размер лизинговых платежей.

Поскольку обеспечительный лизинг является инвестиционным видом деятельности, соответственно, срок лизинга становится существенным условием для сторон в целях возврата капиталовложений в предмет лизинга1. Хотя в литературе можно встретить мнение, что именно срок действия договора должен признаваться существенным условием2. Для сравнения, в законодательстве Республики Казахстан срок действия договора лизинга признан существенным условием (пп.6 п.2 ст. 15). На наш взгляд, такой акцент на сроке действия договора не соответствует природе договора обеспечительного лизинга. С момента передачи предмета лизинга лизингодатель считается исполнившим свое обязательство по приобретению имущества в собственность и передаче его во временное владение и пользование лизингополучателю, а потому вправе требовать внесения лизинговых платежей именно с этого момента. Таким образом, с момента передачи предмета лизинга возникает встречное обязательство лизингополучателя по возврату инвестиции и внесению платы за финансирование лизингодателю в сумме лизинговых платежей.

Согласно пункту 7 статьи 15 Закона о лизинге в договоре лизинга может быть предусмотрено право лизингополучателя продлить срок лизинга с сохранением или изменением условий договора. Несмотря на указанную возможность, в случае ее закрепления договором, срок лизинга имеет ограниченный характер (например, может быть ограничен сроком полезного использования предмета в договоре оперативного лизинга). В этой связи нам представляется корректным исключить применение пункта 2 ст. 621 ГК РФ к правоотношениям, вытекающим из договора обеспечительного лизинга. Статья посвящена преимущественному праву арендатора на заключение договора аренды на новый срок. Пункт второй говорит, что при продолжении использования См.: Кабатова Е.В. От лизинга национального к лизингу международному/ Развивая идеи Августа Рубанова. Человек и его время: Жизнь и работа Августа Рубанова / Сост. и отв. ред. О.

А. Хазова. – М., 2006. – С. 291.

См., например: Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга): Учебно-практ. пособие. – М.: Проспект, 2001. –С. 32; Василевская Л.Ю. Лизинг в Германии и в России: опыт сравнительного правового исследования: дис. …канд. юрид. наук. – М., 2002. – С. 127;

Кабанова И. Е. Правовое регулирование лизинга недвижимости в Российской Федерации. – М.:

Юстицинформ, 2013. – С. 131.

предмета аренды после истечения срока договора и отсутствии возражений со стороны арендодателя, договор аренды считается возобновленным на тех же условиях на неопределенный срок. На наш взгляд, такая пролонгация на неопределенный срок в случае с обеспечительным лизингом может привести к взиманию платы за предмет, стоимость которого уже выплачена или обязательство по оплате которой уже наступило. В качестве альтернативы можно предусмотреть возможность пролонгации срока лизинга, но без взимания дополнительной платы в размере лизинговых платежей, если по условиям договора обеспечительного лизинга полная стоимость имущества вошла в состав лизинговых платежей и в течение срока лизинга была уже выплачена (либо обязательство по ее оплате наступило).

Инвестиционный характер отношений, возникающих из договора обеспечительного лизинга, оказывает влияние не только на структуру лизинговых платежей, но и на право собственности лизингодателя.

Как указал ВАС РФ в п. 2 Постановления Пленума № 17 от 14.03.2014 г. «Об отдельных вопросах, связанных с договором выкупного лизинга», приобретение лизингодателем права собственности на предмет лизинга служит для него обеспечением обязательств лизингополучателя по уплате установленных договором платежей, а также гарантией возврата вложенного.

Очевидно, что первоочередной интерес лизингодателя при обеспечительном варианте лизинга сводится к возврату денежных средств с определенным доходом. Интерес же в потребительских свойствах самого имущества носит опосредованный характер. Отсюда и соответствующее распределение рисков утраты (гибели) предмета лизинга и ответственности за сохранность лизингодателем и лизингополучателем. Лизингодатель выступает номинальным собственником, сохраняющим за собой правовой титул до момента выплаты лизингополучателем всех предусмотренных договором платежей. В связи с этим в литературе можно встретить такое понятие как «сверхобеспечение»1, которое подчеркивает дисбаланс между обеспечительной сутью права собственности лизингодателя и предоставленным законом абсолютным правом собственности, которое принадлежит типичному арендодателю.

В 2014 г. ВАС РФ внес кардинальные новшества в отношения по сублизингу.

Суд установил, что, если лизингополучатель (сублизингодатель) фактически не предполагал самостоятельно использовать предмет лизинга в своей предпринимательской деятельности, его функция сводится исключительно к финансовому посредничеству по доведению финансирования от лизингодателя к сублизингополучателю. При таких обстоятельствах, если лизингодателю было известно об этом (в частности, если он согласовал передачу предмета лизинга в сублизинг), он принимает на себя риски ненадлежащего исполнения сублизингодателем своих обязательств перед ним по перечислению денежных средств, полученных от сублизингополучателя. В этом случае сублизингополучатель, внесший все платежи по договору сублизинга, приобретает право собственности на предмет лизинга даже в том случае, если его контрагент (сублизингодатель) не полностью исполнил свои обязательства как лизингополучателя перед лизингодателем.

На наш взгляд, данное регулирование не оправдано, так как во многом продиктовано хозяйственной практикой отдельных субъектов, устанавливающих промежуточное звено в виде сублизингодателя. Представляется, что данные указания ВАС РФ, влекущие риск перехода права собственности на предмет лизинга, за который не внесены все полагающиеся лизинговые платежи, приведут к дополнительному ограничению деятельности тех лизингодателей, которые согласовывали сублизинг, не вдаваясь в специфику и цель правоотношений между сублизингодателем и сублизингополучателем. Соответственно, См.: Егоров А.В. Тезисы вводного доклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий?».

– [Электронный ресурс] – Режим доступа:

http://www.privlaw.ru/rshchp.php (дата обращения: 08.02.2012).

предложенный нижестоящим судам подход ВАС РФ не стоит воспринимать, как особенность обеспечительного лизинга.

Для лизингодателей выходом из ситуации может стать согласие на сублизинг, не распространяющееся на те договоры между лизингополучателем и сублизингополучателем, в которых содержится условие о переходе права собственности.

Кроме того, следует ограничить, по нашему мнению, применение статьи 618 ГК РФ к правоотношениям, вытекающим из договора обеспечительного лизинга.

Пункт 1 статья 618 ГК РФ предусматривает, что субарендатор в случае досрочного прекращения договора аренды имеет право на заключение с ним договора аренды на имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях прекращенного договора аренды.

Прежде чем заключать договор лизинга лизинговые компании - инвесторы проводят оценку финансовой стабильности и платежеспособности лизингополучателя. При этом, разрешая передачу предмета лизинга в сублизинг, лизингодатели исходят из того, что ответственным лицом перед ним остается платежеспособный лизингополучатель и несет обязательство по внесению лизинговых платежей. При досрочном же расторжении договора лизинга сублизингополучатель в настоящее время вправе потребовать заключения договора лизинга на оставшийся срок сублизинга в силу п. 1 ст. 618 ГК РФ.

Поскольку лизингодатель оценивает финансовое состояние лизингополучателя, следовательно, применение п. 1 ст. 618 ГК РФ лишает лизингодателя этой возможности в отношении сублизингополучателя. Кроме того, здесь возникает также конфликт с интересами лизингополучателя, который, возвратив предмет лизинга, может претендовать на сальдо или разницу между остатком своей задолженности перед лизингодателем и рыночной стоимостью имущества и не заинтересован в продолжении договора лизинга с сублизингополучателем, который к тому же не вправе претендовать на сальдо. Лизингодателю также выгоднее продать или иным образом распорядиться предметом лизинга, нежели ждать, когда сублизингополучатель исчерпает оставшийся срок аренды.

Таким образом, инвестиционная природа, проявляющаяся в особой методологии исчисления платежей, связанной с размером вкладываемой инвестиции и сроком лизинга, в моменте возникновения и прекращения обязательства по оплате, опосредованном интересе кредитора в самом предмете лизинга, дает наиболее точное представление об обеспечительном лизинге и позволяет отграничить данное правовое явление от внешне схожих институтов (например, аренды, купли-продажи в рассрочку), что в свою очередь позволит не допускать ошибок в применении норм одного института к отношениям, принадлежащим к другому правовому института.

По нашему мнению, обеспечительный лизинг – это комплекс отношений, возникающих в связи с вложением лизингодателем инвестиции в приобретение предмета лизинга, подлежащего передаче во временное владение и пользование лизингополучателю, при котором исполнение обязательства последнего по возврату инвестиции с определенной прибылью обеспечено самим предметом, при этом титул собственника сохраняется за лизингодателем до момента его надлежащего исполнения.

В настоящее время законодатель не проводит различий между лизингом арендным и обеспечительным, не учитывает особой природы инвестиционного характера отношений, соответственно, некоторые способы защиты прав арендатора, могут не отвечать интересам сторон договора обеспечительного лизинга. С нашей точки зрения, корреляция способов гражданско-правовой защиты с экономическим содержанием сделки может являться одной из основных предпосылок для справедливой и эффективной защиты прав в сфере обеспечительного лизинга.

Целью гражданско-правовой защиты права является, прежде всего, его восстановление, которое приводило бы к восстановлению прав (материального положения) одного субъекта, не ухудшая при этом прав (материального положения) другого1. Соответственно, обусловленный экономической спецификой способ защиты лизинговых правоотношений также должен быть ориентирован на восстановление прав и не допускать условий для создания дополнительных негативных последствий для должника (неосновательного обогащения на стороне кредитора) или для кредитора. Такой подход можно назвать сбалансированным или справедливым и экономически эффективным2.

Причем мы разделяем точку зрения, согласно которой справедливость и экономическая эффективность не исключают друг друга, а во многом дополняют3.

В целях реализации сбалансированного подхода к вопросу защиты прав сторон договора лизинга особое внимание следует уделить особенностям обеспечительного лизинга и правомочиям лизингодателя, как стороны в договоре, которая несет имущественный риск невозмещения своих вложений в приобретение предмета лизинга. При этом сложно сказать, является ли лизингодатель в правоотношениях с лизингополучателем сильной стороной.

Традиционно нормативное значение выражения «слабая сторона» в обязательстве, которое характеризует должника, поскольку он обременен необходимостью совершать определенные действия (либо воздерживаться от обозначенных действий) в пользу другой стороны. В литературе также можно встретить мнение, что лизингополучатель является слабой стороной по отношению к лизингодателю4. Хотя можно встретить и утверждение, что в обязательствах слабой стороной «реально являются кредитор, потерпевший и другие лица, утратившие то, что им полагалось по закону», так как по сути своей Подход, при котором изменение права признается экономически эффективным (когда хотя бы одно лицо окажется в экономически лучшем положении (по его собственной оценке), и положение ни одного лица не будет ухудшено (по его собственной оценке), еще называют тестом Парето//Архипов Д.А. Правовой критерий распределения договорных рисков в гражданском праве: дис. …канд. юрид. наук. –М., 2011.– С. 64.

Под эффективностью, как правило, понимается экономическая эффективность распределения ограниченных ресурсов общества с целью их использования наиболее ценным образом, то есть с наибольшей отдачей (полезностью)//Архипов Д.А. Указ. соч. – С. 57.

Russell B. Corobkin& Tomas S. Ulen, Efficiency and Equity: What Can Be Gained From Combining

Coase and Rawles? 73 Wash.L.Rev. 329 (1998). – [Электронный ресурс]- Режим доступа:

http://papers.ssrn.com/sol3/papers.cfm?abstract_id=78789(дата обращения 21.03.2014).

См.: Петров Д. Указ. соч. – С.14.

обязательственное право – это совокупность норм, направленных на защиту кредитора и устанавливающих правовые средства получения причитающегося ему по договору или внедоговорного обязательства1.

Как отметил Е.В. Вавилин, сложно однозначно установить слабую сторону обязательства в отношениях финансовой аренды. С одной стороны, арендодатель (лизингодатель), приобретая имущество для арендатора (лизингополучателя), фактически выступает инвестором. Он обеспечивает финансирование сделки. С точки зрения материального (финансового) положения арендодатель находится в более выгодном положении, чем арендатор. С другой стороны, арендодатели нередко оказываются в менее выгодной по сравнению с арендатором ситуации в процессе исполнения условий договора финансовой аренды (лизинга), в первую очередь в связи с нарушениями арендатором своих обязательств, в том числе по оплате взятого в лизинг имущества, порчей имущества, незаконной его реализацией. Таким образом, заключает Е. В. Вавилин, слабой стороной в обязательстве является и та, которая имеет субъективное гражданское право, но не имеет возможности по тем или иным организационно-правовым причинам фактически реализовать это право, то есть достичь цели права2. Другими словами, право лицу предоставлено, однако формы и способы реализации данного субъективного права, предусмотренные нормативно-правовыми актами механизмы его непосредственного осуществления недостаточны в конкретном гражданском правоотношении3.

На основании изложенного приходим к выводу, что понимание особенностей обеспечительного лизинга и взвешенный выбор способов правовой защиты в зависимости от конкретного экономического содержания сделки позволят См.: Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. – М., 1996. – С. 236-237.

См.: Вавилин Е.В. Осуществление и защита субъективных прав слабой стороны в гражданском правоотношении//Российское правосудие. – 2007. – № 6. – С. 31–37.

См.: Вавилин Е.В. Осуществление и защита гражданских прав. – М.: ВолтерсКлувер, 2009. – 225 с.

–  –  –

§3. Сравнительный анализ обеспечительного лизинга по праву США и России Лизинг можно считать явлением англо-саксонского права, так как первая в мире зарегистрированная лизинговая компания (Birmingham.Railway.Carriage&Wagon.Company.Ltd) была основана 20 марта 1855 в Бирмингеме (Англия)1.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«Олег Геннадьевич Сыропятов Психология допроса военнопленных Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4970466 Психология допроса военнопленных: А.Т. Ростунова; Киев; 2013 Аннотация Женевская конвенция 1949 года запрещает «методы физического и психологического возд...»

«СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ОТЕЦ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ И РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ (вторая половина XIX — начало XX в.) А. И. Яковлев, д. и. н. (МГУ им. М. В. Ломоносова) СВЯТОЙ ПРАВЕДНЫЙ ИОАНН КРОНШТАДТСКИЙ И РУССКОЕ ОБЩЕСТВО НА РУБЕЖЕ XIXXX вв. К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ Предста...»

«Владимир Александрович Спивак Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2860085 Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие / В. А. Спивак.: Эксмо; Москва; 2008 ISBN 978-5-699-19285-4 Аннотация В сов...»

«Социология: рабочая программа дисциплины по направлению подготовки 40.03.01 «Юриспруденция» (квалификация (степень) «бакалавр»). – Екатеринбург: АНОО ВО «УрФЮИ», 2016 г. – 70 с. В.М. Русаков, заведующий кафедрой философии АНОО ВО Составитель: «УрФЮИ», Доктор философских наук, профессор Мелешина...»

«Лисса Рэнкин Исцеление от страха Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12627581 Рэнкин, Л. Исцеление от страха: Попурри; Минск; 2015 ISBN 978-985-15-2581-8 А...»

«Татьяна Костантиновна Варламова Все страны мира Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=311832 Все страны мира / [авт. – сост. Т. К. Варламова].: РИПОЛ классик; Москва; 2008 ISBN 978-5-386-00967-0 Аннотация В этой книге вы найдете важнейшую информацию по каждой из 193 (включая Ко...»

«Международная конференция труда, 96-я сессия, 2007 г. Доклад VI Содействие жизнеспособным предприятиям Шестой пункт повестки дня Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-418143-6 ISSN 0251-3730 Первое издание, 2007 Названия, соответствующие принятой в Организации Объединенных Наций практике, и изложение материала в насто...»

«Октябрина Алексеевна Ганичкина Александр Владимирович Ганичкин Справочник умелого садовода Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6741277 Справочник умного садовода / Ганичкина О.А., Ганичкин А.В.: Эксмо; Москва; 2014 ISBN 978-5-699-60627-6 Аннотаци...»

«Виктор Гюго Человек, который смеется Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=129941 Гюго В. Человек, который смеется: Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-47946-7 Оригинал: Victor MarieHugo, “L'homme qu...»

«Владислав Альбинович Маевский Афон и его судьба Серия «Русский Афон», книга 3 Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11061309 Афон и его судьба: Ин...»

«Ирина Владимировна Филиппова Энциклопедия счастливых имен Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6053549 Энциклопедия счастливых имен/ Ирина Филиппова.: ACT, Сова; Москва, Санкт-Петербург; 2011 ISBN 978-5-17-069476-1, 978-5-17-070961-8, 978-5-17...»

«Валерий Зеленский Здравствуй, душа! Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=180018 Валерий Зеленский. Здравствуй, Душа!: Когито-Центр; Москва; 2009 ISBN 978-5-89353-272-2 Аннотация Ведущий российский пе...»

«Разуваева Наталья Ивановна Подбор и аттестация кадров органов внутренних дел (административно-правовые и организационные аспекты) Специальность 12.00.14 – Административное право; административный процесс ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: кандидат юридических...»

«Язычество в православии и мифологическое мышление в синтоизме. Щепетунина Марина Словосочетание «советская культура» подразумевает определенное мировоззрение. Советский человек воспитывался таким образом, чтобы атеистическая карти...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет» (НГУ) Юридический факультет УТВ...»

«СЛУЧАЙ СИНДРОМА ЭКТОПИЧЕСКОЙ ПРОДУКЦИИ АДРЕНОКОРТИКОТРОПНОГО ГОРМОНА НА ПОЧВЕ РАКА БРОНХА ПРАВОГО ЛЕГКОГО Привалов В. А., Сергийко С. В., Тюльганова В. Л., Соколова Л. В. Южно-Уральский государственный медицинский университет, г. Челябинск, РФ mpc74@list.ru Впервые симптом эктопической проки общей хирургии Южно-Уральск...»

«ШИФР Всероссийская олимпиада школьников по праву муниципальный этап 2014-2015 учебный год 10 класс ЗАДАНИЕ I. Выберите один правильный вариант ответа 1. Логическое содержание права – это. a) применение неравного масштаба к равным людям b) применение равного масштаба к равным людям c) применение равного масш...»

«376 «Я ИДУ ТОЛЬКО ЗА ХРИСТОМ.» МИТРОПОЛИТ ИОСИФ (ПЕТРОВЫХ), 1930 г о д В 1930-1931 годах усилиями органов ОГПУ СССР родилось одно из крупнейших церковных следственных дел дело «Всесоюзной контрреволюционной монархической организации церковников Ис­ тинно-православная церковь». По версии сл...»

«Азы православия № № книги п/п Покаяние, исповедь. Подготовка к Причащению. Исповедь в помощь кающимся, Архимандрит Амвросий (Юрасов) Новое слово о покаянии, исповеди и посте Епископ Афанасий (Евтия). О чм говорить на исповеди священнику Тайна спасения Правильно ли исповедуемся. Полная исповедь...»

«Министерство социальных отношений Челябинской области Иллюстрированное справочное пособие «Основы формирования доступной среды для инвалидов» ВВЕДЕНИЕ 2014 год Челябинск Исп. Мосейчук Анна Викторовна СОДЕРЖАНИЕ Введение.. стр. 3 Нормативные акты Российской Федерации по доступной среде.стр.3 Элементы вх...»

«ТЕОРИЯ ПЕРЕПЛЕТЕНИЙ Часть 1 ГЛАВНЫЕ И ПРОИЗВОДНЫЕ ПЕРЕПЛЕТЕНИЯ В работе приведены методы и особенности построения фундаментальных переплетений и их производных. Приведены примеры построения заправочных рисунков тканей, выработанных данными видами переплетений. Методические указания предназначены для студентов...»

«ДОКУМЕНТАЦИЯ О ПРОВЕДЕНИИ ЗАПРОСА КОТИРОВОК НА ПРАВО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА БАНКОВСКОГО СЧЕТА (С ПРЕДОСТАВЛЕНИЕМ КРЕДИТА В ФОРМЕ «ОВЕРДРАФТ») Извещение размещено на сайте www.rt.ru Москва, 2012 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ I.1.1 Общие сведения о процедуре запроса котировок 1.1.1 Открытое акционерное общество междугородной и международной электрической с...»

«2 Постановка задачи 2. 1 Анализ предметной области Анализ предметной области является одним из важнейших этапов проектирования баз данных (БД), именно от этого этапа в дальнейшем зависит стратегия проектирования следующих этапов построения и структуры...»

«ВЕСТНИК САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ Н АУ Ч Н Ы Й Ж У РН А Л ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1995 г. В Ы Х ОД И Т 6 РА З В Г ОД · 2015 № 4 (105) ISSN 2227-7315 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Журнал включен Высшей аттестационной комиссией Министерства образования и науки РФ И.Н. Сенякин доктор юридических наук, в Перечень российских профессор (главный р...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» №3 2012 Бохан Артем Евген...»

«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ РЕАБИЛИТАЦИИ В ПРАВЕ Петрунникова Е.С. Научный руководитель – профессор Шафиров В.М. Сибирский федеральный университет Термином «реабилитация» юристы пользуются уже несколько столетий. В...»

«Николай Александрович Морозов Преступность и борьба с ней в Японии Серия «Теория и практика уголовного права и уголовного процесса» Текст предоставлен издательством http:...»

«© 2006 г. Д. Д. НЕВИРКО, В. Е. ШИНКЕВИЧ, Н. А. ГОРБАЧ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МИЛИЦИИ В ЗЕРКАЛЕ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ НЕВИРКО Дмитрий Дмитриевич доктор социологических наук, заместитель начальника Сибирского юридического института МВД России по научной работе. ШИНКЕВИЧ Владимир Ефимович кандидат социологических наук, начал...»

«ИНТЕРПРЕТАЦИЯ И ВОСПРИЯТИЕ НАСЛЕДИЯ СВЯТИТЕЛЯ ФИЛАРЕТА. 99 Г. В. Бежанидзе (ПСТГУ) СВЯТИТЕЛЬ ФИЛАРЕТ О ЦАРСКОМ СЛУЖЕНИИ «Благословляй Господи, Православную Церковь, да не оскудевает пастырь, полагающий душу свою за овцы, иерей, которого устне сохраняют разум спасения, подвижник, ходящи...»

«Адриан Вебстер Джек Льюис Мозг: краткое руководство. Все, что вам нужно знать для повышения эффективности и снижения стресса Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8653257 М...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.