WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 |

«Министерство образования Российской Федерации Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова ОЧЕРКИ ПО ТОРГОВОМУ ПРАВУ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования Российской Федерации

Ярославский государственный университет им. П.Г. Демидова

ОЧЕРКИ

ПО ТОРГОВОМУ

ПРАВУ

Сборник научных трудов

Под редакцией кандидата юридических наук

Е.А. Крашенинникова

Выпуск 9

Ярославль 2002

ББК Х 623.012.

127

О 95

Очерки по торговому праву: Сборник науч. тр. / Под ред.

Е.А. Крашенинникова. Яросл. гос. ун-т. Ярославль, 2002. Вып. 9.

84 с.

Редакционная коллегия:

канд. юрид. наук Е.А. Крашенинников (отв. редактор), канд. юрид. наук В.В. Бутнев (зам. отв. редактора), доктор юрид. наук В.А. Мусин, доктор юрид. наук В.Ф. Попондопуло, канд. юрид. наук Н.Н. Тарусина (отв. секретарь) © Ярославский государственный университет, 2002 nе!*, C% 2%!%"%3 C!="3 Сборник научных трудов Выпуск 9 Редактор, корректор А.А. Антонова Компьютерная верстка И.Н. Ивановой Подписано в печать 29.12.2002. Формат 60х84/16.

Бумага тип. Усл. печ. л. 5,11. Уч.-изд. л. 4,21 Тираж 300 экз. Заказ Оригинал-макет подготовлен редакционно-издательским отделом ЯрГУ Отпечатано ООО «РА "Вандейк"»

150054 Ярославль, ул. Чкалова, 2. 1106.

Е.А. Крашенинников Основания возникновения притязаний Памяти профессора П.Ф. Елисейкина Притязание есть охранительное право требования, направленное на действие определенного лица и обладающее способностью подлежать принудительному осуществлению юрисдикционным органом 1. Притязания возникают при наличии определенных юридических фактов или фактических составов. Эти факты и составы именуются юридико-фактическими основаниями возникновения притязаний.



I Важнейшим юридико-фактическим основанием возникновения притязаний является гражданское правонарушение. Любое гражданское правонарушение характеризуется следующими признаками: 1) представляет собой виновное неисполнение или ненадлежащее исполнение р е г у л я т и в н о й, а в случаях, предусмотренных законом (например, п. 1 ст. 395 ГК РФ), – о х р а н и т е л ь н о й юридической обязанности 2; 2) фиксируется К р а ш е н и н н и к о в Е. А. К теории права на иск.

Ярославль, 1995. С. 9.

Объектом гражданского правонарушения может выступать не всякое, а лишь такое регулятивное субъективное право, в котором заключено правомочие требования, направленное на действие или воздержание от действия обязанного лица. Регулятивныесубъективные права, которым корреспондируют обязанности quasi-pati, нарушены быть не могут. Проиллюстрируем сказанное на примере права выбора должника в альтернативном обязательстве (ст. 320 ГК РФ).

Этому праву корреспондирует обязанность кредитора, материальное содержание которой состоит в квазипретерпевании им волеизъявления должника о выборе предмета исполнения. Волеизъявление о выборе относится к числу нуждающихся в получении в гипотезе о х р а н и т е л ь н о й г р а ж д а н с к о - п р а в о в о й нормы; 3) влечет возникновение охранительных г р а ж д а н с к и х прав и обязанностей 3. К притязаниям, волеизъявлений и является безотзывным. Выбор происходит через прямое волеизъявление или конклюдентное поведение должника, типичным случаем которого выступает предложение одного из альтернативно задолженных предоставлений (см.: O e r t m a n n P.

Das Recht der Schuldverhltnisse. 2 Aufl. Berlin, 1906. S. 59; T u h r A.

Allgemeiner Teil des schweizerischen Obligationenrechts. Tbingen,

1924. Halbbd. 1. S. 64; G e r n h u b e r J. Das Schuldverhltnis.

Tbingen, 1989. S. 267; K u c k u k G. Kommentar zu § 263 // E r m a n. Brgerliches Gesetzbuch. Handkommentar. 10 Aufl. Mnster und Kln, 2000. Bd. 1. S. 760). Кредитор не может воспрепятствовать должнику сделать волеизъявление о выборе, потому что особая деятельность по принятию волеизъявления не требуется. В случае предложения ему одного из альтернативно задолженных предоставлений кредитор, конечно, может отклонить предоставление либо безосновательно (тогда он попадает в просрочку в принятии), либо по какому-то основанию (например, ввиду того, что предлагается только часть предоставления). Однако должник и здесь осуществил свое право выбора, хотя и не смог погасить свой ставший простым долг (см. : L i t t e n F. Die Wahlschuld im deutschen brgerlichen Rechte. Berlin, 1903. S. 160). Из всего этого следует, что право выбора должника в альтернативном обязательстве, как и любое другое право, сопряженное с обязанностью quasi-pati, не способно выступать объектом гражданского правонарушения.

Пытаясь доказать ошибочный тезис о возможности нарушения любого охранительного субъективного права на примере деликтного притязания, В.В. Бутнев говорит: в случае неисполнения делинквентом обязанности к возмещению ущерба последний «не только принудительно взыскивается судом …, но правонарушитель несет еще и судебные расходы по делу, что является конкретизацией в гражданском процессе ст. 219 ГК, предусматривающей обязанность должника возместить убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства» (Б у т н е в В. В. К понятию гражданского правонарушения // Проблемы совершенствования гражданского законодательства России. Ярославль, 1993.

возникающим из гражданского правонарушения, относятся притязание на возмещение убытков (п. 1 ст. 393 ГК РФ), притязание на исполнение обязательства в натуре (п. 1 ст. 396 ГК РФ), деликтное притязание (абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК РФ), и т. д.

Некоторые притязания, как, например, притязание на возмещение убытков, направленное против лица, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего С. 50). Однако из того обстоятельства, что лежащая на делинквенте обязанность может быть принудительно реализована юрисдикционным органом, отнюдь не следует, что отказ делинквента исполнить эту обязанность в добровольном порядке есть гражданское правонарушение. Далее, указание В.В. Бутнева на то, что «правонарушитель несет еще и судебные расходы» (эта формулировка искажает суть дела, так как делинквент несет судебные расходы не в качестве «правонарушителя», а в качестве стороны, против которой состоялось решение суда), ничего не доказывает, поскольку обязанность к возмещению судебных расходов (абз. 1 ст. 90 ГПК РСФСР), вопреки утверждению автора, не является ни конкретизацией, ни разновидностью обязанности к возмещению убытков (п. 1 ст. 393 ГК РФ). Обязанность к возмещению судебных расходов имеет обязательственную природу, но урегулирована ГПК РСФСР.

Она возникает как отлагательно обусловленная с возбуждением гражданского дела, превращается в отменительно обусловленную с вынесением судебного решения и становится безусловной со вступлением решения в законную силу (см.:

B l o m e y e r A. Zivilprozessrecht: Erkenntnisverfahren. 2 Aufl. Berlin, 1985. S. 778; Rosenberg L., S c h w a b K. H., G o t t w a l d P. Ziviprozerecht. 15 Aufl. Mnchen,

1993. S. 472, 473; S c h e l l h a m m e r K. Zivilproze: Gesetz – Praxis

– Flle. 8 Aufl. Heidelberg, 1999. S. 343; H e r g e t K. Kommentar zu § 91 // Z l l e r. Zivilprozessordnung. Kommentar. 23 Aufl. Kln, 2002.

S. 321). Осуществление этой обязанности возможно лишь в том процессе, в котором она возникла, но не в самостоятельном процессе. Не будучи следствием виновного противоправного деяния, она не является обязанностью к возмещению убытков (см.: R o s e n b e r g L., S c h w a b K. H., G o t t w a l d P. Op. сit. S. 474). Таким образом, предпринятая В.В. Бутневым попытка доказать упомянутый выше тезис не выдерживает критической проверки.

обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности (п. 3 ст. 401 ГК РФ), негаторное притязание (ст. 304 ГК РФ) и притязание на возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности (абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК РФ), могут быть порождены как гражданским правонарушением, так и объективно-противоправным деянием.

К возникновению притязаний приводят не только гражданское правонарушение и объективно-противоправное деяние, но и другие юридические факты, в частности спор об осуществлении права (п. 3 ст. 252 ГК РФ), оспаривание существования права, некоторые правомерные действия (например, причинение вреда в состоянии крайней необходимости – абз. 1 ст. 1067 ГК РФ).

II Во многих случаях притязания возникают не из одного юридического факта, а из фактического состава, представляющего собой совокупность нескольких юридических фактов. Так, например, для возникновения кондикционного притязания требуется фактический состав, в который входят три юридических факта: 1) обогащение на стороне приобретателя; 2) уменьшение имущества лица, за счет которого произошло обогащение; 3) отсутствие правового основания обогащения (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).





В основании возникновения некоторых притязаний лежит фактический состав, состоящий из охранительного договора и наступления условия права (condicio juris) 4. К притязаниям, порождаемым таким фактическим составом, относятся притязание на договорную неустойку (п. 1 ст. 330 ГК РФ), притязание против поручителя (абз. 1 ст. 361 ГК РФ) и предусмотренное п. 1 ст. 929 ГК РФ притязание на выплату страхового возмещения.

Возникновение притязания на договорную неустойку возможно только при наличии договора о неустойке. Наступление О condicio juris см.: O e r t m a n n P. Die Rechtsbedingung (condicio juris). Leipzig und Erlangen, 1924. S. 1 – 243; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 9 – 12.

действия этого договора ex lege зависит от будущего неизвестного обстоятельства (condicio juris), а именно – неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного неустойкой обязательства. До разрешения condicio juris договор о неустойке связывает своих участников условным притязанием на неустойку и условной обязанностью к неуплате неустойки. В предположении наступления condicio juris условное притязание на неустойку считается составной частью имущества условно управомоченного. Поэтому он может распорядиться своим условным притязанием посредством уступки (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ) 5 или прощения долга (ст. 415 ГК РФ). При наступлении condicio juris условное притязание на неустойку и условная обязанность к уплате неустойки превращаются соответственно в полное притязание и полную обязанность. При отпадении condicio juris условное притязание на неустойку и корреспондирующая ему условная обязанность прекращаются.

Для возникновения притязания против поручителя необходимо наличие фактического состава, включающего в себя два юридических факта: договор поручительства и наступление соответствующего условия права, в качестве которого выступает неисполнение или ненадлежащее исполнение должником основного обязательства. Предварительное действие консенсуальной части данного состава заключается в возникновении условного притязания против поручителя и корреспондирующей ему условной обязанности. С наступлением condicio juris предварительное действие договора поручительства развертывается в полное действие завершенного фактического состава: условное Анализируя предмет уступки, A. Tuhr говорит: могут уступаться «требования, у которых часть фактического состава возникновения наличествует, в то время как один факт (т. наз.

condicio juris) еще отсутствует» (T u h r A. Allgemeiner Teil des schweizerischen Obligationenrechts. Tbingen, 1925. Halbbd. 2. S. 733).

Это утверждение имеет силу в отношении условного притязания на неустойку, а также упомянутых ниже условного притязания против поручителя и условного притязания на выплату страхового возмещения.

притязание превращается в полное притязание кредитора, условная обязанность – в полную обязанность поручителя.

Договор имущественного страхования и наступление предусмотренного им страхового случая (condicio juris) образуют фактический состав, из которого возникает притязание на выплату страхового возмещения. В отличие от договора о неустойке и договора поручительства, которые имеют исключительно охранительную природу, так как направлены на установление только охранительных субъективных гражданских прав и обязанностей, договор имущественного страхования является амбивалентным: с одной стороны, он обосновывает р е г у л я т и в н о е обязательство, состоящее из права страховщика требовать от страхователя уплаты страховых платежей и обязанности страхователя уплатить их страховщику, и, следовательно, фигурирует в качестве р е г у л я т и в н о г о договора; с другой стороны, он обусловливает о х р а н и т е л ь н о е обязательство, состоящее из притязания страхователя на выплату страхового возмещения и обязанности страховщика выплатить его страхователю, и, стало быть, представляет собой о х р а н и т е л ь н ы й договор. Предварительное действие договора имущественного страхования как консенсуальной части соответствующего фактического состава идентично предварительному действию иных охранительных договоров. Заключение договора влечет возникновение условного притязания на выплату страхового возмещения и корреспондирующей ему условной обязанности. При наступлении condicio juris условное притязание и условная обязанность развиваются соответственно в полное притязание страхователя и полную обязанность страховщика.

–  –  –

Абстрактные обязательственные договоры § 1. Понятие абстрактного обязательственного договора Определение понятия абстрактного обязательственного договора предполагает выявление его признаков. Для этого необходимо определить место абстрактного обязательственного договора в системе гражданско-правовых сделок, а именно установить различие между абстрактной и каузальной сделкой, обязательственной и распорядительной сделкой, односторонней сделкой (односторонним волеизъявлением) и договором.

1. Абстрактные сделки противостоят каузальным сделкам. В качестве критерия отличия этих сделок называют отношение сделки (действительности сделки) к ее основанию 1, 2. ДействиБольшинство отечественных цивилистов различает абстрактную и каузальную сделки только по этому критерию (см.:

Г р а ж д а н с к о е право / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина.

М., 1944. Т. 1. С. 92 (автор главы – Д.М. Генкин); С о в е т с к о е гражданское право / Под ред. С.Н. Братуся. М., 1950. С. 128 (авторы главы – С.Н. Братусь и М.В. Зимилева); Р я с е н ц е в В. А. Сделки по советскому гражданскому праву. М., 1951. С. 13 14;

И о ф ф е О. С. Советское гражданское право. М., 1967. С. 265).

Основание, или, что одно и то же, causa сделки, обычно раскрывается через понятие цели, которую преследуют при заключении сделки. Цель совершения сделки может состоять в приобретении права требования, его прекращении или предоставлении имущества без какого-либо встречного предоставления. В связи с этим называют три типичные формы каузы – credendi, solvendi, donandi (см. об этом: B h r O. Die Anerkennung als Verpflichtungsgrund. Cassel, 1855. S. 32; C o h n E.

Zur Lehre vom Wesen der abstrakten Geschfte // Archiv fr die civilistische Praxis. 1932. Bd. 135. S. 67; Д е р н б у р г Г. Пандекты.

тельность каузальной сделки зависит от основания ее совершения. Следовательно, отсутствие или недействительность основания каузальной сделки влечет ее ничтожность или порождает право на ее оспаривание. Абстрактная сделка, напротив, не зависит от той каузы, в связи с которой она была совершена. Это, однако, не означает, что абстрактная сделка не имеет каузы. Существование ее каузы презюмируется. Но кауза в данном случае не является элементом (условием) сделки и, следовательно, не влияет на ее действительность. Отсюда вытекает, что недействительность абстрактной сделки может быть обусловлена только пороками элементов самой этой сделки 3, т. е. несоответствием закону ее формы, содержания или субъектного состава. Так, например, недееспособность трассата влечет недействительность акцепта векселя, несоблюдение требований ст. 389 ГК РФ о форме договора уступки требования приводит к его недействительности. Абстрактная сделка отличается от каузальной тем, о п р е д е л е н а кауза сделки или нет, т. е. позволяет ли само содержание сделки распознать конкретную разновидность каузы, обусловившей заключение сделки.

Основание каузальной сделки отражает условия, характерные для сделок того типа, к которым она относится. Тем самым оно индивидуализирует сделку. Каждому типу каузальной сделки соответствует определенная кауза 4. Так, например, кауза Т. 1. Общая часть. М., 1906. С. 259. Прим. 3; Э н н е к ц е р у с Л.

Курс германского гражданского права. М, 1950. Т. 1. Полутом 2.

С. 126). Понятие каузы в различные исторические периоды и в различных правопорядках трактуется неоднозначно. Подробное исследование этого понятия выходит за рамки предмета настоящей статьи. Поэтому в дальнейшем, говоря об основании (каузе) сделки, мы будем иметь в виду указанное выше понятие цели.

O e r t m a n n P. Das abstracte Geschft im deutschen

Brgerlichen Gesetzbuch. Wien, 1897. S. 12.

«…Обязывающие договоры, как правило, “каузальны”. Это должно означать, что они заключают в себе “каузу”, правовую цель обязательства, которая одновременно определяет тип договора»

(L a r e n z K. Allgemeiner Teil des deutschen brgerlichen Rechts.

Mnchen, 1967. S. 329). Это обстоятельство констатируют и договора купли-продажи состоит в получении встречного удовлетворения каждой стороной договора; каузой договора займа служит передача денег или других вещей, определенных родовыми признаками, с тем, чтобы получить право требования к заемщику о возврате переданного.

Напротив, кауза абстрактной сделки может быть различного вида 5. В большинстве случаев основанием абстрактной сделки выступает предшествующая ей каузальная сделка (например, основанием акцепта векселя может являться договор займа, заключенный между трассантом и плательщиком) или несколько каузальных сделок (например, в основании делегации, как правило, лежат две каузальные сделки, одна из которых связывает делеганта с делегатарием, а другая – делеганта с делегатом). Кауза абстрактной сделки может вообще не относиться к числу юридических фактов и тем самым в юридическом смысле отсутствовать, как, например, это имеет место в случае разрешения на заключение сделки или одобрения заключенной сделки (п. 1 ст. 26 ГК РФ).

Таким образом, содержание абстрактной сделки не позволяет распознать, какая кауза обусловила заключение сделки. В отличие от каузальной сделки основанием абстрактной сделки могут служить различные каузы.

2. Абстрактные сделки могут быть обязательственными или распорядительными 6. Распорядительной признается сделка, кофранцузские цивилисты (см., напр.: C a p i t a n t H. De la cause des obligations. 3emed. Paris, 1927. P. 18; G h e s t i n J. Trait de droit civil. La formation du contrat. Paris, 1993. P. 819).

B h r O. Op. cit. S. 36.

В германской цивилистике существование распорядительных сделок является общепризнанным.

В российской цивилистической литературе выделение распорядительных сделок (распоряжений) в самостоятельную разновидность гражданско-правовых сделок не предпринимается, за некоторыми единичными исключениями (см.:

Т а р х о в В. А. Гражданское право. Общая часть. Чебоксары, 1997.

С. 220; применительно к уступке требования см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6. С. 7; В о ш а т к о А. В.

торая непосредственно направлена на изменение, обременение, прекращение или переход от одного лица к другому существующего субъективного гражданского права 7 – права требования (например, договор о прощении долга или договор цессии) либо абсолютного права (например, договор о передаче вещи). Обязательственной называют сделку, которая направлена на возникновение обязательственного правоотношения. Распорядительные сделки, как правило, являются абстрактными сделками. Число известных нашему законодательству абстрактных обязательственных сделок невелико. К ним относятся акцепт векселя, вексельное поручительство и некоторые другие.

Таким образом, содержание абстрактной сделки может состоять либо в отвлеченном от основания распоряжении субъективным гражданским правом, либо в абстрактном принятии гражданско-правовой обязанности 8.

Говоря об абстрактных обязательственных сделках, следует обратить внимание на их форму. По справедливому замечанию K. Larenz’а, «абстрактные обязательственные сделки…, как праДоговор уступки как распорядительная сделка // Сборник статей к 50-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2001. С. 61 – 62;

применительно к прощению долга см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А.

Правовая природа прощения долга // Очерки по торговому праву.

Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 46 51; О н ж е. О прощении долга // Хозяйство и право. 2002. № 10. С. 80; применительно к передаче права собственности см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Правовая природа прощения долга. С. 50; О н ж е. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001.

Вып. 8. С. 5. Прим. 10).

L a r e n z K. Op. cit. S. 324; Э н н е к ц е р у с Л. Указ. соч.

С. 97.

То обстоятельство, что содержание абстрактной сделки не варьируется в зависимости от цели, преследуемой при ее заключении, а является узким и ограниченным, это обстоятельство, по мнению E.

Cohn’а, составляет основное свойство абстрактных сделок, которое проявляется в результате «стереотипизации содержания» («Stereotypisierung des Inhalts») этих сделок (см.:

C o h n E. Op. cit. S. 81).

вило, нуждаются в форме» 9. Отмеченная формальность объясняется тем, что в абстрактной обязательственной сделке основание, в силу которого лицо обязывается, не выражено. Поэтому намерение лица принять обязанность должно быть явным и недвусмысленным. Это достигается посредством придания волеизъявлению обязующегося предусмотренной законом формы.

Так, cт. 25 Положения о переводном и простом векселе, утвержденного постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г.

№ 104/1341 10, содержит требование к форме выражения воли обязаться по векселю в качестве акцептанта. Соблюдение предписанной законом формы обеспечивает доказательность наличия волеизъявления лица, принимающего обязанность без какихлибо выраженных оснований.

3. Абстрактные обязательственные договоры относятся к числу гражданско-правовых договоров и этим отличаются от односторонних сделок (односторонних волеизъявлений). Для совершения абстрактного обязательственного договора требуются совпадающие волеизъявления двух сторон, направленные на установление обязательства. Абстрактные договоры обязательственные это преимущественно односторонние договоры, т. е. договоры, которые возлагают обязанность только на одного из контрагентов.

Итак, абстрактный обязательственный договор представляет собой соглашение, которое не зависит (отвлечено) от каузы, обусловившей его заключение, и направлено на возникновение обязательства.

§ 2. Отдельные виды абстрактных обязательственных договоров Цивилистические учения разных стран демонстрируют неоднозначное отношение к исследованию абстрактных обязательственных договоров. Наибольший интерес к такого рода сделкам проявляет германская цивилистика. Это объясняется тем, что L a r e n z K. Op. cit. S. 330 331.

СЗ СССР. 1937. № 52. Ст. 221. Далее – Положение.

BGB допускает существование договора о принятии на себя обязательства (§ 780) и договора о признании долга (§ 781) в качестве самостоятельных оснований возникновения обязательства.

В указанных параграфах BGB заключены общие положения об абстрактном обязательственном договоре, которые содержат требование о соблюдении письменной формы в качестве основного условия действительности такого договора и позволяют совершить любое соглашение об установлении абстрактного обязательства (будь то долговая расписка, мировое соглашение и т. п.).

Отечественное гражданское законодательство не содержит подобных предписаний. В то же время предписания ст. 421 ГК РФ о свободе договора допускают возможность заключения договоров, как предусмотренных, так и не предусмотренных законом или иными правовыми актами, и определения условий договоров по усмотрению сторон за исключением случаев, когда содержание соответствующих условий предписано нормативными актами.

В российской цивилистике отсутствует системное исследование абстрактных обязательственных договоров. Упоминание о некоторых из них встречается в работах, посвященных вексельным и некоторым другим сделкам. Обратимся к рассмотрению этих договоров.

1. Акцепт векселя. Акцепт векселя есть абстрактный обязательственный договор, связывающий трассата с векселедержателем. Этот договор заключается посредством передачи трассатом векселедержателю векселя, снабженного его скриптурным актом 11, 12. В силу указанного договора трассат обязуется в H u e c k A., C a n a r i s C. - W. Recht der Wertpapiere. 11 Aufl.

Mnchen, 1977. S. 73; R e h f e l d t B., Z l l n e r W. Wertpapierrecht: ein Studienbuch. 12 Aufl. Mnchen, 1978. S. 68, 69; B l o w P.

Wechselgesetz. Scheckgesetz. Allgemeine Geschftsbedingungen. 2 Aufl.

Heidelberg, 1995. S. 248, 267; B a u m b a c h A., H e f e r m e h l W.

Wechselgesetz und Scheckgesetz mit Nebengesetzen und Einfhrung in das Wertpapierrecht. 19 Aufl. Mnchen, 1995. S. 289, 292; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Содержание переводного векселя // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1998. Вып. 5. С. 11; В л а с о в а А. В.

отношении каждого вексельного кредитора оплатить вексель при наступлении срока платежа. Возникновение вексельного о б я з а т е л ь с т в а в качестве п о с л е д с т в и я акцепта (п. 1 ст. 28 Положения) означает, что акцепт векселя является обязательственным, а не вещным договором 13.

Основанием акцепта служит каузальная сделка между трассантом (векселедержателем) и трассатом (плательщиком). Так, в коммерческих траттах основанием акцепта является договор поставки (выполнения работ, оказания услуг и т. п.), и поставщик (подрядчик, исполнитель) в этих случаях выступает в роли трассанта, а покупатель (заказчик) – трассата; в банковских траттах основанием акцепта, как правило, является кредитный договор, и банк выступает здесь трассантом, а заемщик – трассатом 14.

Обязательство акцептанта не зависит от действительности той или иной из вышеуказанных каузальных сделок. Возникшее из абстрактного договора, это обязательство носит абстрактный характер: добросовестный векселедержатель не утрачивает право требования к трассату и в том случае, если основание акцепта Абстрактные сделки в вексельном праве // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2000. Вып. 7. С. 43 44.

Выступая против договорного понимания акцепта векселя, Б.Б. Черепахин обосновывает односторонне-сделочный характер возникновения обязательства акцептанта (см.: Ч е р е п а х и н Б. Б.

Труды по гражданскому праву. М., 2001. С. 49 – 51). Позиция Б.Б. Черепахина не соответствует действующему вексельному законодательству. Абзац 1 ст. 29 Положения гласит: «Если плательщик, который поставил на переводном векселе надпись о своем акцепте, зачеркнул таковую до возвращения векселя, то считается, что в акцепте было отказано».

Это означает, что для возникновения обязательства трассанта необходимо принятие акцептованной тратты векселедержателем (см.:

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Содержание переводного векселя.

С. 11).

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Содержание переводного векселя. С. 11; Г р а ч е в В. В. Акцепт векселя. СПб., 2002. С. 53.

Г р а ч е в В. В. Указ. соч. С. 12.

отсутствует либо является ничтожным или эффективно оспорено.

Поэтому акцептант не может противопоставить добросовестному векселедержателю возражения, которые у него существуют против трассанта или предшествующих векселедержателей (ст. 17 Положения) 15.

2. Аваль. Аваль (вексельное поручительство) является абстрактным обязательственным договором, направленным на установление о х р а н и т е л ь н о г о о б я з а т е л ь с т в а между вексельным кредитором и авалистом 16. Это обязательство отличается от регулятивного вексельного обязательства, солидарными должниками по которому выступают векселедатель, акцептант и индоссант. Оно возникает в случае неакцепта, неплатежа или иных обстоятельств (ст. 43 Положения), влекущих возникновение охранительной обязанности у того лица, за которого поручился авалист.

Абстрактный характер договора вексельного поручительства приводит к тому, что для вексельного кредитора не имеют юридического значения отношения, которые явились основанием (каузой) для авалирования векселя. Вследствие этого авалист не может противопоставить добросовестному векселедержателю возражения, основанные на своих отношениях с должником, за которого он поручился.

Договор вексельного поручительства заключается посредством передачи векселя, снабженного волеизъявлением о поручительстве, управомоченному по векселю лицу 17.

В отечественной литературе бытует мнение, будто аваль представляет собой одностороннюю абстрактную сделку 18. На Сформулированное общее правило не исключает возможности трассата заявить о пороках самого акцепта (например, ввиду несоответствия закону формы акцепта) или выдвинуть возражения, вытекающие из его личных отношений с векселедержателем.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Содержание переводного векселя. С. 20; Г р а ч е в В. В. Понятие и виды вексельных обязательств // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2000. Вып. 7.

С. 56.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Содержание переводного векселя. С. 20. Прим. 26.

наш взгляд, следует придерживаться договорной трактовки вексельного поручительства. Авалирование есть разновидность поручительства и, следовательно, предполагает наличие с о г л а ш е н и я между кредитором должника и поручителем. Совершение вексельного поручительства немыслимо без волеизъявления на то кредитора, которое осуществляется через п р и н я т и е им векселя с надписью (подписью) авалиста 19.

3. Банковская гарантия. Банковская гарантия является обязательственной сделкой, так как она направлена на установление о б я з а т е л ь с т в а между банком, иным кредитным учреждением или страховой организацией (гарантом) и бенефициаром кредитором принципала, по просьбе которого выдается гарантия (ст. 368 ГК РФ). Обязательство между этими лицами возникает при наличии определенных обстоятельств (condicio juris), которые названы в гарантии, и является охранительным, поскольку предъявление требования о его исполнении сопровождается указанием на нарушение принципалом основного обязательства (п. 1 ст. 374 ГК РФ).

Банковская гарантия есть договор, который заключается посредством выдачи и принятия соответствующего письменного документа. Иного мнения по данному вопросу придерживается Л.Г. Ефимова, которая считает, что выдача гарантии представляет собой одностороннюю сделку 20. На наш взгляд, выдача гарантии предполагает выбытие документа из обладания гаранта и получение его бенефициаром. Так же как и авалирование векселя, банковская гарантия по своей правовой природе является разновидностью поручительства, в силу чего не может возникГ р а ж д а н с к о е право / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. М.,

2000. Т. 2. Полутом 1. С. 72 (автор параграфа – В.С. Ем).

Рассматривая порядок заключения абстрактных обязательственных договоров, P. Oertmann справедливо замечает: «… Относится также к совершению (имеется в виду сделки. – А.В.) принятие со стороны кредитора, но оно может происходить совершенно неформально и молчаливо, например через принятие документа»

(O e r t m a n n P. Op. cit. S. 10).

Е ф и м о в а Л. Г. Банковские сделки: право и практика. М.,

2001. С. 591.

нуть без с о г л а ш е н и я между кредитором должника (бенефициаром) и гарантом. Это явствует из предписаний ст. 374 и 376 ГК РФ о необходимости соответствия заявленного бенефициаром требования условиям гарантии, что может быть достигнуто только при согласовании и принятии бенефициаром этих условий.

Договор банковской гарантии есть а б с т р а к т н а я сделка, порождающая абстрактное обязательство, действительность которого не зависит от лежащих в его основании каузальных отношений. При этом абстрактность банковской гарантии следует не из положения ст. 370 ГК РФ о ее независимости от основного обязательства, в обеспечение которого она выдана 21. Банковская гарантия является абстрактной сделкой ввиду того, что она отвлечена от каузальной сделки (договора о предоставлении гарантии) между гарантом и принципалом. Именно эта сделка служит основанием (каузой) выдачи гарантии, но закон не связывает исполнение обязанности гаранта перед бенефициаром с наличием или действительностью договора между гарантом и принципалом. Поэтому отсутствие или недействительность указанной каузальной сделки не влечет недействительности обязательства из банковской гарантии.

4. Договор о признании сальдо контокоррентного счета.

Этот вид абстрактного обязательственного договора по существу аналогичен договору о признании долга (§ 781 BGB). Совершение этого договора предусматривается контокоррентным договором, в силу которого стороны обязуются заносить на единый счет свои денежные требования друг к другу, с тем чтобы та из них, которая при заключении счета окажется должником, уплатила другой образовавшуюся разницу 22. Как правило, этот договор заключается на определенный срок – контокоррентный период.

Такая трактовка абстрактности банковской гарантии предлагается М.В. Кротовым (см.: Г р а ж д а н с к о е право / Под ред.

А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. 3-е изд. М., 1998. Ч. 1. С. 234).

А г а р к о в М. М. Основы банкового права. Учение о ценных бумагах. М., 1994. С. 58.

Заключение договора о признании долга (сальдо) происходит посредством подписания сторонами единого счета, который содержит возникшие в течение контокоррентного периода требования сторон друг к другу в виде статей счета и результат счета в виде разницы в пользу одной из сторон (сальдо счета). Согласованное таким образом сальдо свидетельствует о признании долга и порождает о б я з а т е л ь с т в о п о о п л а т е с у м м ы д о л г а в пользу одной из сторон договора.

Договор о признании сальдо контокоррентного счета является а б с т р а к т н о й сделкой, поскольку он выступает в качестве самостоятельного основания возникновения вышеназванного обязательства. Предъявление требования об оплате сальдо не связано с указанием на сделки, явившиеся основанием выведения сальдо 23.

Договор о признании сальдо контокоррентного счета не упомянут в ГК РФ. Однако в хозяйственной и банковской практике применяются договоры, содержащие элементы как контокоррентного договора, так и договора о признании сальдо.

Возможность их заключения следует из отдельных положений соответствующих правовых актов либо из обычаев делового оборота. Так, в отношениях между коммерческими организациями применение договора о признании сальдо счета по сложившейся хозяйственной практике выражается в форме акта сверки расчетов. Подписание акта сверки означает признание одной из сторон договора суммы долга, обозначенной как результат сверки. В отношениях с участием банков сделки, аналогичные контокоррентному договору и договору о признании сальдо, совершаются при овердрафтном кредитовании и в корреспондентских отношениях между банками.

Договор о признании сальдо используется в сфере обращения безналичных денежных средств и взаимных расчетов.

Поэтому его применение, на наш взгляд, вполне допустимо и в

–  –  –

§1 Закон понимает под уступкой требования передачу кредитором своего требования другому лицу по сделке (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ). «Передача требования по сделке» означает, что действие, составляющее сущность передачи, имеет правосделочный характер и, следовательно, является сделкой.

В русском языке основным значением слова «уступка» является «отказ от чего-нибудь в пользу другого». Однако из этого обстоятельства нельзя делать вывод, что уступка требования представляет собой о д н о с т о р о н н е е действие кредитора, его «отказ от требования в пользу другого лица», который влечёт переход требования независимо от воли приобретателя. В акте уступки, наряду с волеизъявлением кредитора об о т к а з е от своего требования в пользу другого лица, присутствует и волеизъявление последнего о п р и н я т и и данного требования. Без этих волеизъявлений не существует уступки требования в смысле абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ. Уступка требования представляет собой соглашение, для заключения которого необходимо выражение согласованной воли д в у х сторон – кредитора и лица, приобретающего требование. Такое соглашение об уступке есть д в у с т о р о н н я я сделка, т. е. д о г о в о р (пп. 1, 3 ст. 154, п. 1 ст. 420 ГК РФ). Поэтому допустимо употребление выражения «договор уступки требования». Употребительной является терминология, происходящая из римского права, в соответствии с которой договор уступки требования именуется договором цессии (цессионным договором) 1.

От лат. cessio – уступка. Термин «цессия» используется, например, в п. 2 ст. 146 ГК РФ, а также в абз. 2 ст. 11 и абз. 1 ст. 20 ПолоИзложенное понимание уступки требования можно назвать традиционным и господствующим в цивилистике, поскольку ему следовали и продолжают следовать большинство авторов, обращающихся к рассмотрению данного вопроса 2.

§2 I. В литературе представлены мнения, согласно которым уступка требования мыслится как сделка с и н ы м субъектным жения о переводном и простом векселе. Из римского права происходит и обозначение сторон этого договора: отчуждатель требования именуется цедентом (cedens), а приобретатель требования – цессионарием (cessionarius).

D e r n b u r g H. Das brgerliche Recht des Deutschen Reichs und Preussens. 1–2 Aufl. Halle a. S., 1899. Bd. 2. Abt. 1. S. 303; E c k E.

Vortrge ber das Recht des Вrgerlichen Gesetzbuchs. 1–2 Aufl. Berlin,

1903. Bd. 1. S. 385, 389; M a t t h i a B. Lehrbuch des brgerlichen Rechtes. 5 Aufl. Berlin, 1910. S. 246; L e o n h a r d F. Allgemeines Schuldrecht des BGB. Mnchen und Leipzig, 1929. S. 671; H e i n r i c h s H. Kommentar zu §§ 398413 // P a l a n d t O. Brgerliches Gesetzbuch. Kurzkommentar. 41 Aufl. Mnchen, 1982. S. 407; K e l l e r M., S c h b i C. Das schweizerische Schuldrecht. 2 Aufl. Basel und Frankfurt a. M., 1985. Bd. 4. S. 43; L k e G. Grundfragen des Zessionsrechts // Juristische Schulung. 1995. S. 90; G a u c h P., S c h l u e p W., S c h m i d J., R e y H. Schweizerisches Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. 7 Aufl. Zrich, 1998. Bd. 2. S. 294; М е й е р Д. И. Русское гражданское право (по изданию 1902 г.). М.,

1997. Ч. 2. С. 116; Г р а ж д а н с к о е право / Под ред. М.М. Агаркова и Д.М. Генкина. М., 1944. Т. 1. С. 397 398 (автор главы – М.М. Агарков); Н о в и ц к и й И. Б., Л у н ц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 223; Н а у ч н о - п р а к т и ч е с к и й комментарий к ГК РСФСР / Под ред. Е.А. Флейшиц. М., 1966. С. 248 (автор комментария – Е.А. Флейшиц); К р а ш е н и н н и к о в Е. А.

Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6. C. 7; О н ж е. Понятие договора уступки // Гражданско-правовые обязательства: вопросы теории и практики. Владивосток, 2001. С. 84.

составом, отличным от представленного нами как в сторону уменьшения, так и в сторону увеличения его участников.

1. Некоторые авторы рассматривают уступку требования как о д н о с т о р о н н ю ю сделку. Так, например, С.С. Алексеев, указав на возможность кредитора распорядиться своим требованием через его уступку, отмечает, что все сделки, посредством которых осуществляется распоряжение правом, суть односторонние акты 3. Аналогичного взгляда придерживается В.Ф. Яковлев, который причисляет уступку права требования к односторонним действиям кредитора 4. Таким образом, названные авторы не усматривают необходимости изъявления цессионарием воли к принятию уступаемого требования. По их мнению, для совершения цессии, а стало быть, и приобретения другим лицом принадлежащего кредитору права достаточно волеизъявления цедента о передаче своего требования 5.

Подобное воззрение не может претендовать на правильное решение вопроса о субъектном составе интересующей нас сделки, так как оно противоречит абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК РФ, в силу которого «граждане (физические лица) и юридические лица приобретают … свои гражданские права своей волей и в своем интересе». Для приведения этого взгляда в соответствие с абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК РФ его сторонники должны были бы признать, что передача требования опосредствуется е щ е о д н о й сделкой, в которой выражается воля цессионария к принятию уступленного ему кредитором требования. Но в таком случае в основании перехода требования лежал бы фактический состав, состоящий из д в у х односторонних сделок: по уступке требования и по его А л е к с е е в С. С. Односторонние сделки в механизме гражданскоправового регулирования // Теоретические проблемы гражданского права. Свердловск, 1970. С. 55, 56.

Я к о в л е в В. Ф. Структура гражданских правоотношений // Гражданские правоотношения и их структурные особенности.

Свердловск, 1975. С. 32.

Рассматривая предписание абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ, В.А. Белов также не исключает одностороннего характера упоминаемой там сделки по передаче требования (см.: Б е л о в В. А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2000. С. 139).

принятию. Однако абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ исходит из того, что в основании перехода требования лежит о д н а сделка. Поэтому ее соответствие абз. 1 п. 2 ст. 1 ГК РФ следует объяснять наличием волеизъявления цессионария о приобретении требования н е п о с р е д с т в е н н о в с д е л к е у с т у п к и. Поскольку эта сделка состоит из волеизъявлений двух лиц, она является договором.

2. Другие авторы признают наряду с договорной уступкой цессию в виде конкретной односторонней сделки – з а в е щ а н и я 6. С точки зрения действующего права эта позиция страдает теми же недостатками, что и взгляд С.С. Алексеева. Её приверженцы не учитывают то обстоятельство, что правопреемство, основанное на односторонних сделках, может иметь место т о л ь к о к а к и с к л ю ч е н и е из общего правила 7.

Будучи односторонней сделкой, завещание само по себе недостаточно для приобретения наследником принадлежащего наследодателю требования. Чтобы получить наследство, в состав которого входит требование, наследник должен его принять (абз. 1 п. 1 ст. 1152 ГК РФ). Принятие наследства также представляет собой одностороннюю сделку. Следовательно, «цедированное» посредством завещания требование переходит к наследнику при выполнении фактического состава, элементами которого являются д в е односторонние сделки (завещание и принятие наследства), а не на основании о д н о й сделки – договора уступки требования. Необходимо упомянуть и о других различиях, существующих между завещанием и уступкой требования. Так, закон устанавливает несовпадающие требования к форме этих сделок (ср. ст. 389 и 1124 ГК РФ). Кроме того, «Цессия в собственном смысле называется обыкновенно добровольной – voluntaria, так как она совершается волеизъявлением цедента, т. е. договором или завещанием» (Д е р н б у р г Г. Пандекты.

Т. 3. Обязательственное право. 2-е изд. М., 1904. С. 163). «Сделка, имеющая своим результатом перемену лиц, передачу права, – это договор или завещание» (Ш е р ш е н е в и ч Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 1995. С. 287).

Ч е р е п а х и н Б. Б. Труды по гражданскому праву. М., 2001.

С. 333.

завещание есть основание у н и в е р с а л ь н о г о правопреемства (п. 1 ст. 1110, абз. 1 ст. 1111 ГК РФ), т. е. перехода к наследнику не только прав, но и обязанностей наследодателя (абз. 1 ст. 1112 ГК РФ), в то время как уступка вызывает лишь с и н г у л я р н о е правопреемство в требовании, принадлежащем кредитору 8.

Изложенное свидетельствует о неправильности трактовки уступки требования как односторонней сделки 9. Этот вывод подтверждается п. 1 ст. 1216 ГК РФ, который, определяя право, подлежащее применению к уступке требования, называет её с о г л а ш е н и е м между первоначальным и новым кредиторами.

II. В некоторых случаях для вступления уступки в силу необходимо согласие должника (см., напр., п. 2 ст. 388 ГК РФ).

Касаясь этих случаев, М.В. Кротов утверждает, что «цессия, для которой согласие должника обязательно, является трехсторонней сделкой» 10. Однако это утверждение ошибочно.

Согласие есть односторонняя сделка 11, которая служит условием вступления в силу другой сделки – сделки, нуждаСледует признать неудачным упоминание об универсальном правопреемстве среди оснований перехода прав кредитора по обязательству в силу закона (абз. 2 ст. 387 ГК РФ). Во-первых, в порядке универсального преемства (наследование, правопреемство при реорганизации юридических лиц – ст. 58 ГК РФ) переходят не только требования, но и долги кредитора. Во-вторых, наличие п р а в о с д е л о ч н ы х оснований универсального правопреемства (завещание) не позволяет безоговорочно отнести его к переходу прав на основании закона.

«Уступка является договором… Необходим договор: односторонней сделки недостаточно» (H e i n r i c h s H. Op. cit. S. 407).

«Уступка … не является какой-то односторонней сделкой кредитора»

(G a u c h P., S c h l u e p W., S c h m i d J., R e y H. Op. cit. S. 294).

К р о т о в М. В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999.

Вып. 6. С. 64.

E n n e c c e r u s L., K i p p Th., W o l f f M. Lehrbuch des brgerlichen Rechts. 25–29 Aufl. Marburg, 1926. Bd. 1. Abt. 1. S. 524, 525; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Условие в сделке: понятие, виды, ющейся в согласии определенного лица. Сказанное в полной мере относится к согласию должника на уступку требования.

Будучи по своей природе условием права (condicio juris), согласие должника н е я в л я е т с я ч а с т ь ю ф а к т и ч е с к о г о с о с т а в а д о г о в о р а у с т у п к и 12. Поэтому должник не становится участником нуждающегося в согласии договора уступки, который остается двусторонней сделкой, заключенной цедентом и цессионарием 13.

Из того обстоятельства, что согласие должника не входит в фактический состав договора уступки, вытекают важные практические последствия. В частности, это имеет значение для вопроса, в какой форме должно даваться согласие должника на уступку. Если, например, договор цессии требует нотариальной формы в связи с тем, что в такую форму была облечена сделка, породившая уступаемое требование (п. 1 ст. 389 ГК РФ), то для согласия должника действуют иные правила. Поскольку форма, в которой должно даваться согласие, прямо не предусмотрена законом или соглашением сторон, следует заключить, что оно может совершаться и в устной форме (п. 1 ст. 159 ГК РФ). Такая форма будет считаться соблюденной и в том случае, когда из поведения должника явствует его согласие на уступку требования (п. 2 ст. 158 ГК РФ). Например, согласие должника можно усмотреть в одном лишь факте исполнения им своей обязанности цессионарию.

допустимость // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001.

Вып. 8. C. 16. Прим. 41.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Условие в сделке: понятие, виды, допустимость. C. 11.

В о ш а т к о А. В. Общая характеристика договора уступки // Актуальные проблемы правоведения. Ярославль, 2000. Вып. 2.

С. 29. «…Согласие должника является не составной частью нуждающегося в согласии договора цессии, а самостоятельной абстрактной односторонней сделкой, которая необходима для того, чтобы заключенный между цедентом и цессионарием договор уступки вступил в силу» (К р а ш е н и н н и к о в а Е. А. Цессия и денунциация // Юрид. зап. студенческого научного общества. Ярославль, 2002.

Вып. 2. С. 60 – 61).

§3 Говоря о сторонах договора уступки, абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ называет их «кредитором» и «другим лицом». В п. 1 ст. 1216 и большинстве предписаний § 1 гл. 24 ГК РФ они обозначаются как «первоначальный кредитор» и «новый кредитор». Такое словоупотребление должно быть уточнено в следующих отношениях.

1. Отчуждателем требования может выступать не только п е р в о н а ч а л ь н ы й кредитор, т. е. кредитор, в лице которого впервые возникло требование (например, продавец как кредитор по требованию об уплате покупной цены), но и его п р а в о п р е е м н и к (например, наследник продавца или поручитель последнего, приобретший требование об уплате покупной цены в порядке суброгации). С этой точки зрения было бы правильнее называть отчуждателя требования «прежним кредитором» 14.

2. Уступку требования нередко определяют как договор между первоначальным (прежним) и новым кредиторами. При этом не учитывается, что «прежним» и «новым» кредиторами цедент и цессионарий станут п о с л е того, как договор уступки вступит в силу. В момент его заключения можно говорить о кредиторстве т о л ь к о о д н о г о с у б ъ е к т а – цедента, потому что приобретатель требования остается по отношению к нему лишь «другим лицом».

3. Поскольку посредством договора уступки требование передается кредитором «другому лицу», надлежит признать, что приобретателем требования может выступать в с я к о е л и ц о, не являющееся кредитором по уступаемому требованию. Таким образом, допускается уступка требования как третьему лицу, не D e r n b u r g H. Op. cit. S. 301. Выражение «прежний кредитор» («der bisherige Glubiger») наиболее часто употребляет германский законодатель в §§ 398 ff. BGB, регулирующих вопросы передачи требования. О «первоначальном кредиторе» («der ursprngliche Glubiger») говорится в §§ 399 и 405 BGB только при обсуждении случаев непередаваемости требования, т. е. ситуаций, где существует, как правило, изначальный и неизменный обладатель требования.

состоящему в обязательственном отношении с кредитором, так и должнику по уступаемому требованию 15. Следовательно, встречающиеся в литературе характеристики уступки требования как договора «между кредитором по требованию и третьим лицом» 16 или соглашения «между кредитором по обязательству, с одной стороны, и третьим лицом, с другой стороны» 17 хотя и учитывают субъектный состав этого договора в подавляющем большинстве случаев, все же не отражают допускаемую законом возможность уступки требования должнику.

4. Требование может быть передано по договору уступки не только к р е д и т о р о м, но и другим лицом, которое вправе совершить такое распоряжение. Примером этого случая служит уступка конкурсным управляющим требования, принадлежащего несостоятельному должнику (ст. 113 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

5. Описанное выше (cм. § 2, II) положение должника в случае уступки требования дает ответ на вопрос, нуждается ли он в специальном наименовании. «Относительно (цедированного) должника не требуется какого-то особого обозначения, так как он остается обязанным и не должен участвовать в договоре» 18.

Поэтому предписания об уступке требования ведут речь просто о «должнике». Для того чтобы подчеркнуть специфику ситуации, в литературе иногда говорят об уступленном должнике (debitor cessus) или цессусе (der Cessus) 19, 20.

C r o m e С. System des deutschen brgerlichen Rechts.

Tbingen und Leipzig, 1902. Bd. 2. S. 317; E n n e c c e r u s L., L e h m a n n H. Recht der Schuldverhltnisse. 14 Aufl. Tbingen, 1954.

S. 294; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Тезисы к проблеме конфузии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 69; О н ж е. Правовые последствия уступки требования // Хозяйство и право.

2001. № 11. С. 7.

G a u c h P., S c h l u e p W., S c h m i d J., R e y H. Op. cit.

S. 294.

К р о т о в М. В. Указ. соч. С. 59.

C r o m e C. Op. cit. S. 320.

См., напр.: D e r n b u r g H. Op. cit. S. 301; G a u c h P., S c h l u e p W., S c h m i d J., R e y H. Op. cit. S. 294.

С учётом сказанного, представляется более точным именовать стороны договора уступки следующим образом: «уступающий» – лицо, изъявляющее волю об отчуждении требования 21, и «приобретатель» – лицо, которое делает волеизъявление о принятии требования 22. Предлагаемое словоупотребление эквивалентно традиционной терминологии, заимствованной из римского права: наименованию сторон цедентом и цессионарием.

§4 Требование может перейти к другому лицу не только по договору уступки, но также в силу закона и на основании судебного решения о переводе требования 23. Отличительным признаком этих оснований является то, что здесь отсутствует п р а в о с д е л о ч н ы й переход требования. Требование переходит независимо от того, направлялась ли на его переход воля лиц, которые участвуют в отношениях, повлекших за собой это Выражение «цессионар», употребляемое В.А. Беловым для наименования должника (см.: Б е л о в В. А. Указ. соч. С. 140), едва ли может быть признано подходящим ввиду возможности его смешения со словом «цессионарий», которая становится особенно заметной, если учитывать, как последний термин пишется и произносится на других языках (ср.: фр. – cessionnaire, нем. – der Zessionar).

Поскольку упомянутый нами (см. выше, п. 4) случай несовпадения понятий «цедент» как сторона в договоре уступки и «кредитор» как обладатель уступаемого требования является исключением из общего правила, вполне допустимым будет также обозначение «кредитор», «прежний кредитор».

Art. 164 ff. OR для обозначения отчуждателя требования используют слово «уступающий» (der Abtretende). Его контрагент именуется «другим [лицом]» (ein ander) или «приобретателем» (der Erwerber).

E c k E. Op. cit. S. 389; O e r t m a n n P. Das Recht der Schuldverhltnisse. 2 Aufl. Berlin, 1906. S. 265; L e o n h a r d F. Op. cit.

S. 654; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. C. 3.

последствие (в частности, воля прежнего кредитора) 24 и была ли эта воля изъявлена в соответствующей форме 25. Поскольку под уступкой требования (цессией) понимается его передача посредством договора (абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ), становится очевидным, что в случаях перехода требования в силу закона или на основании судебного решения об уступке требования говорить нельзя. Этого не учитывает М.В. Кротов, когда он пишет, что «в силу закона уступка права требования может иметь место в случаях, предусмотренных ст. 387 ГК РФ» 26. Тем же недостатком страдают утверждения, будто суброгация (один из случаев перехода требования в силу закона, см. ниже) является «разновидностью уступки требования» 27 или «представляет собой уступку права (цессию)» 28. Конечно, здесь, как и при уступке, имеет место переход требования. Однако оно переходит не вследствие его уступки 29.

Согласно сложившейся традиции в литературе переход требования в силу закона и на основании решения суда именуется соответственно «cessio legis» и «cessio judicialis» 30. Некоторые Фиксируя указанное обстоятельство, C. Crome говорит, что при переходе требования в силу закона или на основании судебного решения преемство в правах кредитора происходит «недобровольно, т. е. независимо от воли, в частности, прежнего кредитора» (C r o m e C. Op. cit. S. 320).

Поэтому Art. 166 OR предписывает, что в этих случаях переход требования имеет силу по отношению к третьим лицам без того, чтобы это требовало «какой-то особой формы или … волеизъявления прежнего кредитора».

К р о т о в М. В. Указ. соч. C. 58.

Б р а г и н с к и й М. И., В и т р я н с к и й В. В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 381.

Г р а ж д а н с к о е право / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., 1997. Ч. 2. С. 527 (автор главы – А.А. Иванов).

При суброгации «имеет место переход требования, но не его уступка» (C r o m e C. Op. cit. S. 346. Anm. 25).

См., напр.: W i n d s c h e i d B. Lehrbuch des Pandektenrechts. 7 Aufl. Frankfurt a. M., 1891. Bd. 2. S. 232, 233; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Cessio legis и cessio judicialis // Актуальные проблемы пандектисты утверждали, что в этих случаях требования также «переходят путем цессии» 31. P. Oertmann использует термины «цессия», «передача» и «перенесение» требования (die bertragung) для обозначения всех трех случаев перехода требования 32, а C. Crome усматривает акт передачи (т. е. цессии) «в договоре, судебном постановлении или законном предписании» 33. Означает ли это, что представленное нами понимание уступки требования противоречит традиционному взгляду на цессию? Ни в коем случае. Называя переход требования в силу закона и на основании решения суда цессией, цивилисты допускали фикцию того, что здесь наличествует уступка требования. Так, Г. Дернбург под «цессией в собственном смысле слова» понимал только правосделочную передачу требования 34, в то время как, называя законный переход требования «необходимой или фингированной цессией», он прямо отмечал, что «в этом заключается не настоящая цессия, а законное преемство» 35. Обращением к фикции хотели подчеркнуть то обстоятельство, что в случаях законного перехода прав кредитора к другому лицу наступают правовые последствия договора уступки 36. Подобный способ объяснения уже тогда встречал противников 37. Что касается действующего российского законодательства, то оно прямо предусматривает в § 1 гл. 24 ГК РФ иные основания перехода естественных и гуманитарных наук на пороге XXI века. Юриспруденция. Ярославль, 2000. С. 18.

Д е р н б у р г Г. Указ. соч. С. 163.

O e r t m a n n P. Op. cit. S. 265.

C r o m e C. Op. cit. S. 322. Anm. 15.

Д е р н б у р г Г. Указ. соч. С. 163.

Т а м ж е. С. 165.

D e r n b u r g H. Op. cit. S. 325.

Выступая против допустимости наименования суброгации фингированной цессией, C. Crome говорит: «Помимо того, что с этим понятием связывались различные давние сомнения, выражение совершенно не подходит к современному отношению. Нет фикции в каком-либо виде. И тем более уступки» (C r o m e C. Op. cit. S. 343.

Anm. 7).

обязательственных прав, нежели цессия 38. Поэтому использование терминов cessio legis и cessio judicialis является допустимым 39 с той оговоркой, что в обозначаемых ими случаях мы имеем дело не с уступкой требования, а, как сказали бы римские юристы, с к в а з и - цессией (quasi cessio) и, соответственно, с к в а з и - цедентом (выбывающим из обязательства кредитором) и к в а з и - цессионарием (приобретателем требования).

I. C e s s i o l e g i s. 1. О переходе требования на основании закона говорится в абз. 1 п. 1 ст. 382 ГК РФ. Всё же правильнее было бы сказать, что требование переходит не на основании одного лишь законного предписания, а с выполнением определенного им фактического состава 40. Поэтому абз. 1 ст. 387 ГК РФ, кроме предписания закона, требует также «и наступления указанных в нем обстоятельств».

По мнению Е.А. Суханова, термин «уступка требования»

охватывает как цессию, так и суброгацию (см.: Г р а ж д а н с к о е право / Под ред. Е.А. Суханова. 2-е изд. М., 2000. Т. 2. Полутом 1.

С. 37). Предпринятое им разделение уступки требования и цессии является необоснованным. Кроме того, определяя цессию как акт передачи (уступки) права также «на основании … предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящий к замене кредитора в обязательстве», автор не учитывает то обстоятельство, что при переходе требования в силу закона вообще не требуется какого-либо акта, т. е. действия кредитора по передаче, как это имеет место при цессии.

«…В этих выражениях, – писал Г. Дернбург, – заключается очень удобная и приобретшая право гражданства формула, означающая, что принципы настоящей цессии аналогично применяются при законном переходе требований. Поэтому вытеснить их невозможно» (Д е р н б у р г Г. Указ. соч. С. 165. Прим. 7).

«… Переход… происходит, как только осуществляется фактический состав, с которым закон связывает переход» (M a t t h i a B. Op. cit. S. 252). «Здесь переход происходит сам собой с наступлением нормированного законом фактического состава» (C r o m e C. Op. cit. S. 342).

От перехода требования на основании закона необходимо отличать случай, когда закон обязывает кредитора передать требование другому лицу 41. Примерами возложения на кредитора законных обязанностей к передаче требования служат предписания абз. 2 ст. 986 и п. 2 ст. 993 ГК РФ. Поскольку закон в этих случаях лишь требует передачи прав, а не допускает их переход ipso jure, необходимо, вслед за Е.А. Крашенинниковым 42, признать несостоятельным мнение М.И. Брагинского и Е.А. Суханова, будто п. 2 ст. 993 ГК РФ предусматривает переход требования в силу закона 43. Для перехода требования здесь необходима его передача комиссионером комитенту. Если таковая происходит, то мы будем иметь дело с обычным договором уступки.

2. В зависимости от особенностей фактического состава cessio legis различают суброгацию и иные случаи перехода требования 44.

а) Суброгация имеет основанием предоставление третьего лица кредитору, соответствующее исполнению, которое обязан произвести должник. Переход требования к третьему лицу происходит в размере удовлетворения кредитора. В нашем законодательстве суброгация регулируется, в частности, в п. 2 ст. 313, ст. 365, абз. 4 ст. 387, ст. 965 ГК РФ, ст. 281, 364 КТМ РФ.

От суброгации следует отличать р е г р е с с. Различие между ними состоит в том, что при суброгации требование переходит в том состоянии, в каком оно было у кредитора, а при регрессе возникает совершенно новое требование. Поэтому суброгация переносит требование обремененным истекшей частью давD e r n b u r g H. Op. cit. S. 326; M a t t h i a B. Op. cit.

S. 246; L e o n h a r d F. Op. cit. S. 683; К р а ш е н и н н и к о в Е. А.

Основные вопросы уступки требования. C. 4.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. C. 5.

Б р а г и н с к и й М. И., В и т р я н с к и й В. В. Указ. соч.

С. 384; Г р а ж д а н с к о е право / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 2. Полутом 1. С. 36 (автор главы – Е.А. Суханов).

C r o m e C. Op. cit. S. 342.

ностного срока (ст. 201 ГК РФ), в то время как возникновение регрессного обязательства сопровождается началом течения новой исковой давности (п. 3 ст. 200 ГК РФ).

б) Помимо суброгации cessio legis имеет место при переходе требований (например, требования о неуплаченных процентах) в соответствии со ст. 384 ГК РФ 45 и при переходе доли в праве на получение пожизненнной ренты (абз. 2 п. 2 ст. 596 ГК РФ).

3. Несмотря на то, что в некоторых предписаниях, касающихся перемены кредитора в обязательстве (ср. п. 2 ст. 385, ст. 388–390, 412 ГК РФ), прямо упоминается только одно ее основание – договор уступки, – основные положения этого института формулируются безотносительно к тому, лежит ли в основании перехода требования договор уступки или же другой фактический состав 46. Поэтому при уступке требования и при cessio legis действуют одинаковые правила об оборотоспособности требований, защите добросовестного должника и др. 47 Е.А. Крашенинников говорит о применимости к cessio legis предписаний пп. 2 и 3 ст. 382, ст. 383–386, 388 ГК РФ 48. К его перечню следует добавить ст. 412 ГК РФ. Не подлежат применению лишь ст. 389 и 390 ГК РФ, поскольку они рассчитаны исключительно на договорную передачу требования.

II. C e s s i o j u d i c i a l i s. 1. Перевод требования решением суда как основание перемены кредитора в обязательстве Поскольку этот переход часто обусловливается уступкой основного требования, эти требования иногда рассматривают как «уступленные вместе с ним» (als mitabgetretene) (cм., напр.: M a t t h i a B. Op. cit. S. 248). Но это словоупотребление неточно. Переход указанных требований осуществляется, даже если воля сторон не направлялась на него. Поэтому говорить об их уступке нельзя.

В.А. Белов считает неправильным мнение, что положения гл. 24 ГК РФ относятся не только к цессии, но и к другим случаям перехода требований (см.: Б е л о в В. А. Указ. соч. С. 140). Его позиция основывается на превратном истолковании п. 2 ст. 382 ГК РФ и потому не согласуется с действительностью.

C r o m e C. Op. cit. S. 342.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. C. 5.

упоминается в абз. 3 ст. 387 ГК РФ среди случаев законного перехода требования. Однако этот фактический состав перехода требования обладает существенной спецификой по сравнению с основаниями cessio legis: а) при cessio judicialis требование переходит со вступлением в силу решения суда о его переводе, а не с наступлением указанного в законе обстоятельства, как это случается при cessio legis; б) судебный перевод требования опосредствуется реализацией преобразовательного притязания и выступает актом защиты охраняемого законом интереса истца в преобразовании его материально-правового положения, чего нет при cessio legis 49. Сказанное позволяет квалифицировать cessio judicialis в качестве самостоятельного основания перехода требования, не охватывающегося понятием cessio legis 50, 51.

2. Как и cessio legis, перевод требования по решению суда может иметь место только в предусмотренных законом случаях.

Иногда закон п р я м о предоставляет право требовать от суда перевода требования (см., напр., п. 5 ст. 48 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Следует также признать к о с в е н н о е допущение такого притязания для лица, чьё регулятивное право требовать совершения уступки нарушено обязанным лицом 52. Например, комитент вправе требовать от суда перевода на себя требований комиссионера, если тот отказывается исполнить обязанность, возложенную на него п. 2 ст. 993 ГК РФ 53.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Cessio legis и cessio judicialis.

С. 18, 19.

L k e G. Op. cit. S. 91; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. C. 5, 6.

В Art. 166 OR четко разграничиваются законный переход требования и переход в силу судебного решения: «Если закон или судебное решение определяют, что требование переходит к другому …».

Подробнее об этом вопросе и связанной с ним проблеме numerus clausus преобразовательных исков см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Ещё раз о преобразовательных исках // Проблемы защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 2000. С. 67, 68.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. C. 6.

3. К сessio judicialis применяются те же предписания о правосделочной передаче требования, которые действуют в отношении перехода требования в силу закона 54.

K e l l e r M., S c h b i C. Op. cit. S. 42; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. C. 7.

Е.А. Крашенинников К проблематике предоставления вместо исполнения Uxori carissimae § 1. Понятие предоставления вместо исполнения Удовлетворение кредитора может происходить вследствие того, что он вместо задолженного предоставления получает другое. Должник освобождается другим, нежели задолженное, предоставлением, во-первых, когда он использует принадлежащее ему право на замену, или, что одно и то же, альтернативное уполномочие (facultas alternativa) 1; во-вторых, когда он предлагает заменяющее предоставление и кредитор принимает его вместо исполнения (ст. 409 ГК РФ).

Под предоставлением вместо исполнения (datio in solutum) понимается п р е д о с т а в л е н и е д р у г о г о, н е ж е л и з а долженный, предмета, сопровождающееся соглашением о том, что это предоставление д о л ж н о с ч и т а т ь с я и с п о л н е н и е м д о л г а. Предоставление вместо исполнения нередко смешивают с осуществлением facultas alternativa должника. Такое смешение, в частности, допускает E. Stampe, когда он приводит следующий пример предоставления вместо исполнения: А (даритель) обязуется передать определенную картину галерее (одаряемому); позднее А оговаривает с галереей, что ему должна быть дана возможность, если он захочет, вместо этой картины предоставить опредеО facultas alternativa см.: Crome C. System des deutschen brgerlichen Rechts. Tbingen und Leipzig, 1902. Bd. 2. S. 91;

Kret s ch mar P. Die Erfllung. Leipzig, 1906. Teil 1. S. 136, 137;

Leon h ard F. Allgemeines Schuldrecht des BGB. Mnchen und Leipzig,

1929. S. 134 – 136; S i b e r H. Schuldrecht. Leipzig, 1931. S. 17 – 19;

Laren z K. Lehrbuch des Schuldrechts. 14 Aufl. Mnchen, 1987. Bd. 1.

S. 159 – 161; G ern h u b er J. Das Schuldverhltnis. Tbingen, 1989.

S. 658 – 668.

ленную другую картину; А предоставляет последнюю 2. Нетрудно видеть, что в данном случае мы имеем дело с реализацией должником оговоренного в последующем права на замену.

В цивилистической литературе договор о предоставлении вместо исполнения охотно обозначают как реальный договор 3.

При этом упускается из виду, что понятие реального договора, равно как и коррелятивное ему понятие консенсуального договора, входит в категориальный аппарат учения об обосновании обязательства, в то время как предоставление вместо исполнения служит основанием прекращения обязательства. Кроме того, в самом понятии реального договора заложено, что он связан с вещами, которые передаются в собственность или во владение, тогда как предметом предоставления вместо исполнения могут быть не только вещи, но и требования (см. ниже, § 4). С учетом сказанного следует согласиться с авторами, выступающими против такого обозначения 4.

S t a m p e E. Das Causa-Problem des Civilrechts. Greifswald, 1904.

S. 7 – 8.

K r s m a n n M. Die juristische Natur der Hingabe an Erfllungsstatt nach dem Brgerlichen Gesetzbuch (§ 364). Borna und Leipzig,

1906. S. 13 ff.; G e r l a c h H. Wesen und Wirken der Hingabe an Erfllungs Statt. Gttingen, 1933. S. 22, 23; E n n e c c e r u s L., L e h m a n n H. Recht der Schuldverhltnisse. 14 Aufl. Tbingen, 1954.

S. 254; H e i n r i c h s H. Kommentar zu § 364 // P a l a n d t O. Brgerliches Gesetzbuch. Kurzkommentar. 41 Aufl. Mnchen, 1982. S. 390;

T h i e l e W., F e z e r K. - H. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 4 Aufl.

Neuwied; Kriftel; Berlin, 1993. S. 179; W e s t e r m a n n H. P. Kommentar zu § 364 // E r m a n. Brgerliches Gesetzbuch. Handkommentar.

10 Aufl. Mnster und Kln, 2000. Bd. 1. S. 951.

См., напр.: G e r n h u b e r J. Die Erfllung und ihre Surrogate sowie das Erlschen der Schuldverhltnisse aus anderen Grnden. 2 Aufl.

Tbingen, 1994. S. 185.

§ 2. Предоставление вместо исполнения и право должника на замену Datio in solutum и осуществление facultas alternativa должника сходны в том отношении, что в обоих случаях имеет место предоставление, которое не является задолженным. Опираясь на это сходство, некоторые цивилисты трактуют право должника на замену как право на одностороннее предоставление вместо исполнения 5 и тем самым включают его в учение о datio in solutum. Об ошибочности этого взгляда свидетельствуют следующие обстоятельства.

Предоставление вместо исполнения возможно только «по соглашению сторон» (ст. 409 ГК РФ) и, следовательно, предполагает согласие кредитора. Напротив, при facultas alternativa должника он может предоставить кредитору не задолженный, а иной оговоренный сторонами предмет, руководствуясь лишь своим умонастроением. Далее, в отличие от случая, когда должник использует facultas alternativa, в акте предоставления вместо исполнения не реализуется какое-либо право должника. И наконец, обосновывающая facultas alternativa сделка 6 всегда предR e g e l s b e r g e r F. Alternativobligation und alternative Ermchtigung des Glubigers // Jahrbcher fr die Dogmatik des heutigen rmischen und deutschen Privatrechts. 1878. Bd. 16. S. 166 ff.;

L i t t e n F. Die Wahlschuld im deutschen brgerlichen Rechte. Berlin,

1903. S. 93. Anm. 3; E n n e c c e r u s L., K i p p T h., W o l f f M.

Lehrbuch des brgerlichen Rechts. 23 – 27 Aufl. Marburg, 1927. Bd. 1.

Abt. 2. S. 73; K r e s s H. Lehrbuch des allgemeinen Schuldrechts.

Mnchen, 1929. S. 457; E n n e c c e r u s L., L e h m a n n H. Op. cit.

S. 40; Thiele W., Fezer K.-H. Op. cit. S. 179;

F i k e n t s c h e r W. Schuldrecht. 9 Aufl. Berlin; New York, 1997.

S. 159; B r o x H. Allgemeines Schuldrecht. 24 Aufl. Mnchen, 1997.

S. 65.

Альтернативное уполномочие может основываться как на сделке, так и на законе. Примером законного альтернативного уполномочия служит право должника по векселю, выписанному в валюте, которая не имеет хождения в месте платежа, совершить платеж в местной валюте (абз. 1 ст. 41 Положения о переводном и простом шествует предоставлению иного, нежели задолженный, предмета, в то время как заключение договора о предоставлении вместо исполнения совпадает с актом предоставления 7, потому что последний является частью фактического состава этого договора (см. ниже, § 3).

Таким образом, datio in solutum и осуществление facultas alternativa должника суть самостоятельные правовые фигуры, которые существенно отличаются друг от друга. Поэтому принадлежащее должнику право на замену нельзя трактовать как право на одностороннее предоставление вместо исполнения.

§ 3. Договор о предоставлении вместо исполнения Фактический состав договора о предоставлении вместо исполнения слагается из двух частей: 1) предоставления другого, нежели задолженный, предмета; 2) соглашения сторон о том, что это предоставление должно считаться исполнением долга.

Предоставление является р е а л ь н о й, соглашение – к о н с е н с у а л ь н о й частью фактического состава договора о предоставлении вместо исполнения. При выполнении фактического состава рассматриваемого договора наступает его либерирующее действие – должник освобождается от своего долга. Принимая во внимание содержание консенсуальной части договора о предоставлении вместо исполнения, которую зачастую ошибочно отождествляют с самим договором, последний может быть охарактеризован как д о г о в о р о б и с п о л н е н и и (Erfllungsvertrag) 8.

векселе, утвержденного постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. № 104/1341).

G e r l a c h H. Op. cit. S. 13; T u h r A., E s c h e r A.

Allgemeiner Teil des schweizerischen Obligationenrechts. 3 Aufl. Zrich,

1974. Bd. 2. S. 11.

H e i n r i c h s H. Op. cit. S. 390; L a r e n z K. Op. cit. S. 248, 249; B l o w P. Grundfragen der Erfllung und ihrer Surrogate // Juristische Schulung. 1991. S. 534; S t r n e r R. Kommentar zu §§ 364, 365 // J a u e r n i g O. Brgerliches Gesetzbuch. 9 Aufl. Mnchen, 1999.

S. 361.

Представленному взгляду противостоит теория д о г о в о р а о б и з м е н е н и и (nderungsvertrag) 9. Согласно этой теории в фактический состав договора о предоставлении вместо исполнения входят следующие элементы: соглашение об изменении первоначального долга, т. е. соглашение об изменении в смысле § 305 BGB, и немедленное исполнение измененного долга.

Поэтому весь процесс предоставления вместо исполнения, говорит F. Leonhard, «может пониматься лишь так: старый долг через и з м е н е н и е д о л г а получает новое содержание и затем погашается исполнением» 10. Теория договора об изменении страдает двумя существенными недостатками, манифестирующими о ее несостоятельности: 1) она приводит к упразднению правовой фигуры предоставления «вместо исполнения»; 2) она не соответствует ст. 409 ГК РФ, которая исходит из того, что упомянутое в ней предоставление не становится задолженным, а остается иным, чем задолженное 11.

Договор о предоставлении вместо исполнения не направлен на установление нового обязательства и, следовательно, н е я в л я е т с я о б я з а т е л ь с т в е н н о й с д е л к о й 12. В связи с L e o n h a r d F. Op. cit. S. 595; B r e n B. Schweizerisches Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. Zrich, 1964. S. 461;

B l o m e y e r A. Allgemeines Schuldrecht. 4 Aufl. Berlin und Frankfurt a. M., 1969. S. 231; G e r n h u b e r J. Die Erfllung und ihre Surrogate sowie das Erlschen der Schuldverhltnisse aus anderen Grnden. S. 187

– 191; E s s e r J., S c h m i d t E. Schuldrecht: ein Lehrbuch. 8 Aufl.

Heidelberg, 1995. Bd. 1. Teilbd. 1. S. 294; G a u c h P., Schluep W., Schmid J., Rey H. Schweizerisches Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. 7 Aufl. Zrich, 1998. Bd. 2. S. 44.

L e o n h a r d F. Op. cit. S. 595.

С отпадением теории договора об изменении устраняются и сформулированные на ее основе определения datio in solutum, в частности определение J. Gernhuber’a: предоставление вместо исполнения есть «договорное изменение содержания долга с одновременным осуществлением исполнения» (G e r n h u b e r J.

Die Erfllung und ihre Surrogate sowie das Erlschen der Schuldverhltnisse aus anderen Grnden. S. 184).

G e r l a c h H. Op. cit. S. 20; L a r e n z K. Op. cit. S. 248.

этим выявляется ошибочность формулировки п. 3 ст. 396 ГК РФ в той ее части, где говорится о неустойке, «установленной в качестве отступного», а также мнения Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, который усмотрел в соглашении, обязывающем поставщика в случае недопоставки вернуть покупателю полученные деньги в сумме, равной стоимости недопоставленной продукции, договор о предоставлении вместо исполнения 13.

§ 4. Предмет предоставления вместо исполнения Предметом предоставления вместо исполнения чаще всего выступают вещи и требования (cessio in solutum). Нет никаких препятствий к тому, чтобы предоставление вместо исполнения было осуществлено путем выполнения работ (например, по ремонту холодильника) или оказания услуг (например, дачи консультации). Однако оно не может заключаться в выполнении работ (например, по строительству дома) или оказании услуг (например, по обучению немецкому языку), которое п р о и з водится длительное время или через регулярн ы е п р о м е ж у т к и в р е м е н и 14, 15. Но стороны этим не стеснены: то, что не способно фигурировать в качестве предоставления вместо исполнения, может оговариваться сторонами как новое содержание долга в договоре об изменении обязательства 16.

В е с т н и к Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. № 3.

С. 47.

G e r n h u b e r J. Die Erfllung und ihre Surrogate sowie das Erlschen der Schuldverhltnisse aus anderen Grnden. S. 192.

Непонимание этого обстоятельства явилось одной из причин включения в ст. 409 ГК РФ слов «сроки и порядок предоставления отступного».

Договор об изменении обязательства упоминается в п. 1 ст. 452 и п. 3 ст. 453 ГК РФ под неправильным обозначением «соглашение об изменении договора».

Долг погашается без учета того, соответствует стоимость предоставленного предмета сумме долга или нет. При последующем увеличении стоимости предмета бывший кредитор не должен возвращать доставшуюся ему прибыль, а при ее последующем уменьшении – не может требовать доплаты 17.

Возможны ситуации, когда предоставленные in solutum предметы оказываются обесцененными вследствие присущих им недостатков (например, уступленное требование обременено возражением; переданный автомобиль имеет конструктивный дефект шасси). Рассчитанный на эти случаи § 365 BGB предписывает, что за недостатки предоставленного вместо исполнения предмета должник должен отвечать как продавец. В немецкой литературе предписание § 365 BGB оценивается как неудачT u h r A., E s c h e r A. Op. cit. S. 11 – 12.

ное 18, поскольку его применение приводит к нелепости, если должник является обязанным из дарственного обещания: за недостатки переданной во исполнение своей обязанности вещи он отвечает по правилам §§ 523, 524 BGB, а за недостатки предоставленного вместо исполнения предмета подлежит более строгой ответственности продавца (§§ 440, 459 ff. BGB).

При решении вопроса об ответственности должника за недостатки предоставленного вместо исполнения предмета нужно руководствоваться следующими положениями. Должник должен отвечать по праву купли-продажи, если посредством datio in solutum прекращается обязательство из договора купли-продажи или подобное ему по типу обязательство (например, обязательство из договора поставки или договора мены). В случае прекращения других обязательств ответственность за недостатки предоставленного in solutum предмета должна определяться в соответствии с нормами, установленными для обязательств этого типа 19, так что даритель и после предоставления вместо исполнения отвечает только по ст. 580 ГК РФ.

§ 5. Предоставление в порядке исполнения От предоставления вместо исполнения следует отличать предоставление, происходящее в порядке исполнения (datio solvendi causa). Под предоставлением в порядке исполнения понимается п р е д о с т а в л е н и е д р у г о г о, н е ж е л и з а долженный, предмета, сопровождающееся соO e r t m a n n P. Das Recht der Schuldverhltnisse. 2 Aufl.

Berlin, 1906. S. 222; T u h r A. Der allgemeine Teil des deutschen brgerlichen Rechts. Mnchen und Leipzig, 1918. Bd. 2. Hlfte 2. S. 147

– 148. Anm. 63; L e o n h a r d F. Op. cit. S. 599, 600;

G e r n h u b e r J. Die Erfllung und ihre Surrogate sowie das Erlschen der Schuldverhltnisse aus anderen Grnden. S. 195;

S c h l e c h t r i e m P. Schuldrecht. Allgemeiner Teil. 3 Aufl. Tbingen,

1997. S. 239; M e d i c u s D. Schuldrecht I. Allgemeiner Teil: ein Studienbuch. 10 Aufl. Mnchen, 1998. S. 125.

G e r n h u b e r J. Die Erfllung und ihre Surrogate sowie das Erlschen der Schuldverhltnisse aus anderen Grnden. S. 195.

глашением о том, что кредитор реализует его и у д о в л е т в о р и т с я и з в ы р у ч е н н о г о. Такое предоставление может заключаться в передаче вещи, уступке требования или принятии на себя должником по отношению к кредитору нового обязательства (например, путем выдачи или акцепта векселя) 20, 21.

Datio solvendi causa не влечет прекращение первоначального требования, а вызывает его отсрочку, которая заканчивается либо в момент удовлетворения кредитора, либо в момент, когда попытка удовлетворения не удается. Если кредитор заявляет первоначальное требование, то должник может противопоставить ему отлагательное возражение, потому что в соответствии с заключенным соглашением кредитор должен сначала попытаться получить удовлетворение из предоставленного в порядке исполнения предмета.

Правовое положение кредитора относительно полученного в порядке исполнения предмета зависит от соглашения сторон.

При передаче вещи или уступке требования должна предполагаться ф и д у ц и а р н а я п е р е д а ч а п о л н о г о п р а в а 22, поскольку она в большей степени обеспечивает интересы кредитора, нежели предоставление ему полномочия (Vollmacht) или уполномочия (Ermchtigung) на реализацию переданного предмета.

Вследствие предоставления в порядке исполнения между должником и кредитором возникают права и обязанности, которые сходны с правами и обязанностями, связывающими доверителя и поверенного. Кредитор обязан по отношению к должнику сделать все необходимое для реализации предоставленного ему предмета, в частности с надлежащей заботливостью получить Установление обязательства также является предоставлением (Zuwendung), так как через него одно лицо создает имущественную выгоду другому лицу.

Если через установление нового должно прекратиться старое обязательство, то речь идет о замене долга (новации) (ст. 414 ГК РФ).

K h l e r H. Die Leistung erfllungshalber // Wertpapier-Mitteilungen. 1977. S. 246 ff.; M e d i c u s D. Op. cit. S. 124.

платеж по выданному векселю, представить отчет о результате своей деятельности и возвратить должнику возможный излишек 23.

Первоначальное требование прекращается только с реализацией полученного в порядке исполнения предмета и лишь в той мере, в какой вырученная сумма покрывает требование 24. Если полученная выручка, как это имеет место при дисконтировании векселя, обременена риском регрессных притязаний, то окончательное удовлетворение кредитора, а следовательно, и прекращение первоначального требования происходит с отпадением опасности регресса 25.

В случае безуспешной попытки удовлетвориться из предоставленного в порядке исполнения предмета кредитор может использовать свое первоначальное требование 26. Такая возможность приобретает особое значение, если для требования было установлено обеспечение (например, поручительство или залог).

Поскольку datio in solutum тотчас же прекращает требование кредитора, последний примет незадолженное предоставление скорее не вместо, а в порядке исполнения. Поэтому, если есть сомнение, желали ли стороны предоставление вместо или в порядке исполнения, то следует предполагать, что желалась datio solvendi causa 27.

T u h r A. Allgemeiner Teil des schweizerischen Obligationenrechts. Tbingen, 1925. Halbbd. 2. S. 417, 418; T u h r A., E s c h e r A. Op. cit. S. 13, 14; S c h w e n z e r I. Schweizerisches Obligationenrecht. Allgemeiner Teil. Bern, 1998. S. 403, 404;

G a u c h P., S c h l u e p W., S c h m i d J., R e y H. Op. cit. S. 45.

Поскольку не оговорено иное, издержки по реализации ложатся на должника.

H e i n r i c h s H. Op. cit. S. 390.

E n n e c c e r u s L., L e h m a n n H. Op. cit. S. 255; B l o m e y e r A. Op. cit. S. 232; L a r e n z K. Op. cit. S. 250; T h i e l e W., F e - z e r K. - H. Op. cit. S. 182.

Tuhr A., Escher A. Op. cit. S. 14; Keller M., Schb i C. Das schweizerische Schuldrecht. 3 Aufl. Basel und Frankfurt a. M., 1988. Bd. 1. S. 206; B u c h e r E. Schweizerisches Obligationenrecht. Allgemeiner Teil ohne Deliktsrecht. 2 Aufl. Zrich,

1988. S. 312; G a u c h P., S c h l u e p W., S c h m i d J., R e y H.

Op. cit. S. 45.

А.С. Шиловская Особые формы поручительства Гражданское законодательство закрепляет принцип свободы договора (ст. 421 ГК РФ). В силу этого принципа стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Применительно к поручительству практика выработала такие его особые формы, как: поручительство за наибольшую сумму, поручительство за поручителя и поручительство по поруке 1. Эти формы, хотя они и не закреплены законом, могут использоваться в гражданском обороте, так как ни одна из них не противоречит действующему законодательству 2.

I. Поручительство за наибольшую сумму. Поручительство за наибольшую сумму предполагает установление в договоре В дореволюционной литературе выделялись и иные формы поручительства, а именно: поручительство полное и частичное, простое и срочное (см.: Ш е р ш е н е в и ч Г. Ф. Учебник русского гражданского права. 6-е изд. СПб., 1907. С. 426).

За разнообразными формами поручительства скрывается единая сущность. В связи с этим следует признать глубоко ошибочным утверждение В.А. Белова, будто вексельное поручительство (аваль) представляет собой о д н о с т о р о н н ю ю сделку авалиста (см.: Б е л о в В. А. Поручительство. М., 1998.

С. 89 – 90). Обязательство вексельного поручителя, так же как и обязательство общегражданского поручителя, всегда основывается на д о г о в о р е, заключенном между поручителем и кредитором (см.: Z l l n e r W. Wertpapierrecht: ein Studienbuch. 13 Aufl.

Mnchen, 1982. S. 114; R i c h a r d i R. Wertpapierrecht: Ein Lehrbuch.

Heidelberg, 1987. S. 192; B a u m b a c h A., H e f e r m e h l W.

Wechselgesetz und Scheckgesetz mit Nebengesetzen und einer Einfhrung in das Wertpapierrecht. 19 Aufl. Mnchen, 1995. S. 61;

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Содержание переводного векселя // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1998. Вып. 5. С. 20).

поручительства определенной суммы, в рамках которой поручитель ручается перед кредитором основного должника 3, 4.

При предъявлении кредитором требования к поручителю он не может выходить за пределы указанной суммы. По соглашению сторон в договор поручительства может быть включена оговорка, согласно которой поручитель ручается за проценты, начисляемые по основному долгу в случае его несвоевременной уплаты, судебные издержки по взысканию основного долга и т.п., превышающие размер наибольшей суммы. Однако при этом необходимо ясное и недвусмысленное установление воли поручителя к такому ручательству, поскольку последнее предполагает больший риск поручителя по сравнению с поручительством, не обремененным указанной оговоркой. Таким образом, данная оговорка должна быть четко прописана в договоре поручительства.

В случае установления поручительства за наибольшую сумму нескольких лиц, солидарно поручившихся за основного должника, эти лица по смыслу и цели данного способа обеспечения исполнения обязательства обязываются перед кредитором основного должника не только солидарно, но и, как указывают K. Larenz и C.-W. Canaris, «дополнительно» 5. Они приводят следующий пример: «Если два поручителя в объеме по 5 000 DM поручились за основной долг 10 000 DM, то кредитор может… требовать от них дважды 5 000 DM, таким образом, в совокупности 10 000 DM, а не только альтернативно от одного или L a r e n z K., C a n a r i s C. - W. Lehrbuch des Schuldrechts.

13 Aufl. Mnchen, 1994. Bd. 2. Halbbd. 2. S. 20.

Если указанная в договоре поручительства наибольшая сумма является меньшей по сравнению с суммой основного долга, имеет место частичное поручительство (поручительство в части долга).

Larenz K., C a n a r i s C. - W. Op. cit. S. 20. В обоснование этого авторы ссылаются на то, что «…установление … поручительства за наибольшую сумму следует, как правило, для того, чтобы кредитор приобрел принципиальное прикрытие своего риска, а не для того, чтобы освободились другие поручители» (I b i d.

S. 20). Таким образом, решающее значение здесь отводится интересам кредитора.

другого в совокупности 5 000 DM» 6. Иными словами, кредитор вправе требовать уплаты всей суммы, в приведенном примере – 10 000 DM, даже от одного из сопоручителей, поскольку в качестве наибольшей суммы здесь выступает сумма в 10 000 DM, а обязательства обоих сопоручителей носят солидарный характер. Если один из солидарных поручителей уплатил 10 000 DM, он приобретает регрессное требование на 5 000 DM против другого солидарного поручителя в соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ.

II. Поручительство за поручителя. При этой форме поручительства поручитель за поручителя ручается перед кредитором за исполнение поручителем своего обязательства, вытекающего из договора поручительства 7. В этом случае в качестве основного обязательства выступает обязательство поручителя перед кредитором. В отношении обязательства поручителя за поручителя может быть установлено также поручительство другого лица, а за обязательство этого лица – поручительство еще одного поручителя за поручителя, и т. д. В итоге получается довольно-таки значительный ряд поручительств, что, конечно, в большей степени обеспечивает интересы кредитора 8.

L a r e n z K., C a n a r i s C. - W. Op. cit. S. 20.

O e r t m a n n P. Das Recht der Schuldverhltnisse. 2 Aufl.

Berlin, 1906. S. 835; G i e r k e O. Deutsches Privatrecht. Mnchen und Leipzig, 1917. Bd. 3. S. 776; E n n e c c e r u s L., K i p p T h., W o l f f M. Lehrbuch des brgerlichen Rechts. 23 – 27 Aufl. Marburg,

1927. Bd. 1. Abt. 2. S. 562; E s s e r J., W e y e r H. - L. Schuldrecht.

8 Aufl. Heidelberg, 1998. Bd. 2. Teilbd. 1. S. 357 – 358.

Договор поручительства направлен на установление о х р а н и т е л ь н о г о обязательства между кредитором по основному требованию и поручителем, которое состоит из притязания кредитора и корреспондирующей ему обязанности поручителя (см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. К вопросу об изолированной уступке требования, обеспеченного поручительством // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2000. Вып. 7. С. 59; В о ш а т к о А. В., Ш и л о в с к а я А. С.

О содержании обязательства поручителя // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 72). При поручительстве за поручителя обеспеченное поручительством обязательство основного Для каждого последующего поручительства за поручителя решающим является момент неисполнения или ненадлежащего исполнения своего обязательства предыдущим поручителем.

Именно в этот момент обусловленное данным обстоятельством обязательство последующего поручителя за поручителя становится полным, а у кредитора появляется притязание против данного поручителя за поручителя.

Объем обязательства поручителя за поручителя соответствует объему обязательства основного поручителя, если иное не предусмотрено договором поручительства за поручителя (п. 2 ст. 363 ГК РФ). Так, например, если основной поручитель поручился лишь за часть основного долга, то поручительство за поручителя касается лишь той части суммы основного долга, за которую поручился основной поручитель. Таким образом, по отношению к обязательству основного поручителя обязательство поручителя за поручителя имеет строго акцессорный характер, подобно тому, как обязательство основного поручителя является акцессорным по отношению к основному обязательству 9.

Применительно к поручительству за поручителя возникает вопрос о последствиях исполнения обязательства поручителя за поручителя. По мнению K. Larenz’а и C.-W. Canaris’a, в данном случае к поручителю за поручителя переходят как права против основного поручителя, так и права против основного должника.

При этом авторы исходят из следующих соображений: изолированная уступка требования против поручителя является недействительной; поэтому требование против поручителя вместе с требованием против основного должника должно оставаться у кредитора; однако в рассматриваемом случае интересы поручителя поручителя одновременно является и охранительным, и регулятивным: по отношению к обеспечиваемому им основному обязательству оно имеет охранительный характер, в то время как по отношению к обязательству поручителя за поручителя оно фигурирует в качестве регулятивного, поскольку выполняет роль основного обязательства, обеспеченного поручительством за поручителя.

М е й е р Д. И. Русское гражданское право (по изданию 1902 г.). М., 1997. Ч. 2. С. 193.

за поручителя должны быть защищены; следовательно, «выход заключается в том, чтобы … признать за поручителем за поручителя первоначальное требование и вместе с ним … требование из поручительства» 10. Аналогичного взгляда придерживаются J. Esser и H.-L. Weyer, которые утверждают, что при исполнении поручителем за поручителя своего обязательства «на него прямо переходит притязание кредитора против основного должника, несмотря на то, что поручитель за поручителя отвечает, строго говоря, только за долг поручителя и не имеет внутреннего отношения с основным должником» 11.

Такое решение проблемы представляется нам в корне неверным. Изолированная уступка притязания против поручителя, так же как и изолированная уступка притязания против основного должника, допустима 12. В рассматриваемом случае требование против поручителя переходит к поручителю за поручителя на основании закона 13, а требование против основного должника продолжает оставаться у кредитора 14.

В литературе остается спорным вопрос, может ли основной должник противопоставить направленному против него требованию поручителя за поручителя возражения, которые он мог бы L a r e n z K., C a n a r i s C. - W. Op. cit. S. 20.

E s s e r J., W e y e r H. - L. Op. cit. S. 357.

T u h r A. Der allgemeine Teil des deutschen brgerlichen Rechts. Leipzig, 1910. Bd. 1. S. 234; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. К вопросу об изолированной уступке требования, обеспеченного поручительством. С. 60 – 63.

Здесь имеет место применение по аналогии п. 1 ст. 365 ГК РФ, поскольку основным обязательством при поручительстве за поручителя является обязательство основного поручителя перед кредитором. Таким образом, к исполнившему свое обязательство поручителю за поручителя переходят все права кредитора по обязательству основного поручителя.

Требование против основного должника перейдет к основному поручителю только в тот момент, когда он удовлетворит требование поручителя за поручителя, связанное с исполнением последним своего обязательства перед кредитором. Указанный переход осуществляется на основании п. 1 ст. 365 ГК РФ.

заявить по отношению к основному поручителю 15. J. Esser и H.-L. Weyer считают, что такие возражения должны причитаться основному должнику. Это мнение обосновывается следующими аргументами. Наделение или ненаделение основного должника указанными возражениями зависит от того, кто должен нести риск неисправности основного поручителя. Такой риск должен нести поручитель за поручителя, поскольку это соответствует смыслу обычного поручительства: заключая договор с кредитором, поручитель за поручителя имеет ясное представление о личности основного поручителя и содержании своего обязательства; поэтому он может оценить и, следовательно, должен нести связанный с этим риск. Отсюда следует, что основной должник и по отношению к поручителю за поручителя должен быть наделен возражениями, которые он мог бы заявить против требования основного поручителя 16.

Согласиться с этим мнением нельзя. Возражение (в частноправовом смысле) есть право лица воспрепятствовать путем заявления несогласия осуществлению направленного против него права 17. К исполнившему свое обязательство поручителю за поручителя переходит требование против основного должника, которое прежде принадлежало кредитору. Поэтому основной должник может противопоставить поручителю за поручителя только те возражения, которые противостоят перешедшему к нему требованию. Поскольку между основным должником и поручителем за поручителя не существует обязательства, связывающего должника с основным поручителем, должник не может заЦивилисты, оспаривающие возможность изолированной уступки требования против поручителя, сталкиваются с этим вопросом в силу того, что, по их мнению, требование против основного должника автоматически переходит к поручителю за поручителя. Однако и для сторонников противоположной точки зрения данный вопрос имеет определенное значение, так как кредитор может уступить поручителю за поручителя требование против основного должника.

E s s e r J., W e y e r H. - L. Op. cit. S. 258.

Э н н е к ц е р у с Л. Курс германского гражданского права.

М., 1950. Т. 1. Полутом 2. С. 393.

щищаться против требования поручителя за поручителя теми возражениями, которые ему причитаются против основного поручителя. Кроме того, как правильно отмечают K. Larenz и C.-W. Canaris, такое «решение … соответствует положению интересов, так как риск основного должника есть и должен оставаться» 18.

Необходимо также отметить, что поручитель за поручителя может выдвигать против требования кредитора все возражения, принадлежащие основному поручителю против кредитора. Это вытекает из того, что при поручительстве за поручителя последний выступает в качестве основного должника по отношению к поручителю за поручителя 19.

III. Поручительство по поруке. Данная форма поручительства обеспечивает регрессное требование основного поручителя против основного должника 20. Это требование может касаться как вознаграждения основного поручителя за заключенный им договор поручительства, так и вознаграждения за исполнение основным поручителем обязательства, вытекающего из договора поручительства.

К поручителю по поруке, исполнившему свое обязательство перед основным поручителем, переходят все права основного поручителя против основного должника (п. 1 ст. 365 ГК РФ).

L a r e n z K., C a n a r i s C. - W. Op. cit. S. 21.

O e r t m a n n P. Op. cit. S. 842; E s s e r J., W e y e r H. - L.

Op. cit. S. 257.

O e r t m a n n P. Op. cit. S. 835; G i e r k e O. Op. cit. S. 776;

E n n e c c e r u s L., K i p p T h., W o l f f M. Op. cit. S. 562; L a r e n z K., C a n a r i s C. - W. Op. cit. S. 21.

Таким образом, отношения между основным поручителем и поручителем по поруке развиваются так же, как и отношения между кредитором основного должника и поручителем при обычном поручительстве.

–  –  –

Актуальность данной темы обусловлена участившимися в последнее время случаями приобретения просроченных векселей предприятий и банков, в отношении которых возбуждено конкурсное производство, лицами, заинтересованными в концентрации долговых обязательств. Не затрагивая положений законодательства о банкротстве, обратимся к вексельно-правовой стороне этих операций, которая является достаточно сложной и слабоосвещённой в отечественной литературе.

I. Понятие и виды вексельных притязаний Являясь ценными бумагами, и переводный, и простой вексель удостоверяют право требовать уплаты определенной денежной суммы. Это право (право из векселя) предоставляется вексельному кредитору в целях удовлетворения его интереса в получении суммы векселя. По своей правовой природе оно представляет собой регулятивное субъективное право 1, так как рассчитано на нормальное течение отношений между векселеучастниками. Право из векселя осуществляется путем заявления требования о платеже по векселю и получения причитающихся денежных средств. Для осуществления этого права необходимо предъявление бумаги должнику (п. 1 ст. 142 ГК РФ, ст. 34, 38 К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Составление векселя. Ярославль,

1992. С. 6. Прим. 4; О н ж е. Содержание переводного векселя // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1998. Вып. 5. С. 14, 15, 22;

В о ш а т к о А. В. Уступка прав из ректа-бумаг // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6. С. 83; Г р а ч ё в В. В.

Акцепт векселя. СПб., 2002. С. 20.

Положения о переводном и простом векселе, утвержденного постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г.

№ 104/1341 2).

Вместе с тем в ходе вексельного обращения встречаются такие обстоятельства (например, отказ трассата акцептовать или оплатить акцептованный им вексель), которые вызывают потребность в защите права из векселя или охраняемого законом интереса вексельного кредитора. Эти обстоятельства порождают притязание вексельного кредитора, направленное против вексельного должника 3. Притязания, основанные на нормах вексельного права, именуют вексельными притязаниями. Согласно ст. 43 Положения основаниями возникновения вексельных притязаний являются отказ в платеже, отказ в акцепте, несостоятельность плательщика 4 или векселедателя переводного векселя, не подлежащего акцепту, прекращение платежей плательщиком, а также безрезультатное обращение взыскания на имущество плательщика 5.

При наличии обстоятельств, перечисленных в ст. 43 Положения, между векселеучастниками возникает охранительное обязательство, в силу которого кредитор вправе требовать от вексельных должников уплаты суммы векселя, неуплаченной или неакцептованной плательщиком, с процентами, если они были обусловлены (п. 1 ст. 48 Положения) 6. После того как кредитор СЗ СССР. 1937. № 52. Ст. 221. Далее – Положение.

Подробнее о притязании см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. К теории права на иск. Ярославль, 1995. С. 9 – 15; О н ж е. Понятие и предмет исковой давности. Ярославль, 1997. С. 5 – 11.

Под плательщиком понимается лицо, призванное совершить платеж по векселю – трассат переводного векселя и векселедатель простого векселя.

Необходимость в защите интересов вексельного кредитора может вызываться и другими обстоятельствами, в частности постоянным отсутствием плательщика в месте его жительства, вымышленностью места платежа по векселю, и т.п. Данные обстоятельства должны быть приравнены соответственно к неакцепту или неплатежу (см.: Г р а ч ё в В. В. Указ. соч. С. 84 – 86).

Под обусловленными в векселе процентами понимаются пропроизведет расходы по протесту и нотификации, у него возникают притязания против вексельных должников на возмещение этих сумм (п. 2 ст. 48 Положения). С наступлением срока платежа по векселю кредитор получает притязания на уплату процентов и пени в размере ставки рефинансирования Центрального Банка России (п. 3 и 4 ст. 48 Положения, ст. 3 Федерального закона «О переводном и простом векселе»). Таким образом, вексельный кредитор приобретает несколько притязаний против вексельных должников. Все эти притязания направлены на уплату регрессной суммы, определенной ст. 48 Положения.

К числу вексельных притязаний следует отнести и те притязания, которые возникают вследствие уплаты регрессной суммы векселедержателю неосновным вексельным должником. Например, индоссант, уплативший регрессную сумму векселедержателю, приобретает против обязанных перед ним лиц притязание на уплату уплаченной им регрессной суммы, процентов на эту сумму и понесенных им издержек (ст. 49 Положения).

II. Основания перехода вексельного притязания Будучи обязательственным субъективным правом, вексельное притязание может перейти к другому лицу на основании договора, закона или судебного решения (абз. 1 п. 1 ст. 382, абз. 3 ст. 387 ГК РФ).

1. Право-сделочная передача вексельного притязания происходит через договор уступки. Этот договор является абстрактной распорядительной сделкой 7. Как правило, он направлен на центы, начисляемые на вексельную сумму в векселях сроком по предъявлении или во столько-то времени от предъявления на основании ст. 5 Положения. Проценты начисляются по ставке, указанной векселедателем в векселе.

E n n e c c e r u s L., K i p p T h., W o l f f M. Lehrbuch des brgerlichen Rechts. 25 – 29 Aufl. Marburg, 1926. Bd. 1. Abt. 1. S. 363 – 364; L k e G. Grundfragen des Zessionsrechts // Juristische Schulung.

1995. S. 90; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1999. Вып. 6.

С. 7 – 10; О н ж е. Понятие договора уступки // Гражданско-праисполнение каузальной сделки, которая порождает обязанность к передаче притязания 8. Например, векселедержатель, имеющий на руках протестованный вексель, желает продать своё притязание другому лицу. В связи с этим он заключает договор куплипродажи, по которому обязывается передать притязание покупателю. Во исполнение этой обязанности векселедержатель заключает с приобретателем договор уступки, направленный на переход притязания от цедента (векселедержателя) к цессионарию (приобретателю). В приведенном примере договор куплипродажи играет роль каузальной сделки, а договор уступки служит средством его исполнения. На практике договор уступки притязания и лежащая в его основании каузальная сделка обычно совершаются одновременно и оформляются одним документом.

2. Переход вексельного притязания к другому лицу на основании закона происходит в случаях, предусмотренных ст. 387 ГК РФ. Примером cessio legis может служить переход к цессионарию вместе с уступленным правом из векселя притязания на уплату вексельной суммы.

3. Переход вексельного притязания на основании решения суда (абз. 3 ст. 387 ГК РФ) имеет место в случае, когда лицо, обязанное уступить притязание, уклоняется от исполнения своей обязанности 9. Например, векселедержатель, продавший вексельное притязание, отказывается исполнить свою обязанность по вовые обязательства: вопросы теории и практики. Владивосток, 2001.

С. 84 – 86; Вошатко А.В. Договор уступки как распорядительная сделка // Сборник статей к 50-летию Е.А. Крашенинникова. Ярославль, 2001. С. 61 – 73; О н ж е.

Договор уступки и каузальная сделка // Очерки по торговому праву.

Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 31 – 39.

В качестве каузальной сделки чаще всего выступает договор купли-продажи (п. 4 ст. 454 ГК РФ). Однако ею может быть и договор дарения, договор мены, учредительный договор и т. д.

Подробнее о проблематике cessio judicialis см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 5 – 7; О н ж е. Ещё раз о преобразовательных исках // Проблемы защиты субъективных гражданских прав. Ярославль, 2000. С. 67 – 68.

передаче притязания покупателю. В указанной ситуации покупатель может обратиться в суд с иском о переводе на него этого притязания. Вступившее в силу судебное решение, вынесенное по данному иску, переносит притязание на покупателя.

III. Предмет уступки требования

А. Притязание на уплату вексельной суммы Содержанием векселя как ценной бумаги может выступать только регулятивное право требовать уплаты определенной денежной суммы. Притязание на уплату вексельной суммы не удостоверяется векселем и не входит в его содержание. Однако оно тесно связано с правом из векселя, что проявляется в следующих отношениях: 1) одна из предпосылок возникновения притязания - существование права из векселя; 2) осуществление притязания приводит к прекращению права из векселя; 3) сумма притязания производна от суммы права из векселя; 4) притязание и право из векселя всегда принадлежат одному и тому же лицу.

Являясь самостоятельными субъективными гражданскими правами, притязание на уплату вексельной суммы и право из векселя отличаются друг от друга по целому ряду признаков:

1) они возникают в разное время (право из векселя появляется в момент приобретения отличным от составителя лицом права собственности на вексель 10, притязание – в момент неплатежа, неакцепта и т. д.); 2) притязание может быть реализовано в принудительном порядке с помощью юрисдикционного органа, тогда как право из векселя осуществляется добровольными действиями связанных им лиц; 3) праву из векселя корреспондирует регулятивная обязанность уплатить денежную сумму по месту платежа, указанному в векселе (как правило, в месте жительства должника), а притязанию – охранительная обязанность уплатить денежную сумму в месте жительства кредитора.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Вексельная метка // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1997. Вып. 4. С. 56. Прим. 3; Г р а ч ё в В. В. Указ. соч. С. 52.

Как уже отмечалось, притязание на уплату вексельной суммы может перейти к другому лицу на основании договора, предписания закона или судебного решения. Согласно ст. 384 ГК РФ к новому кредитору переходят связанные с уступленным требованием права. Право из векселя и притязание на уплату вексельной суммы всегда принадлежат одному и тому же лицу.

Поэтому одно следует за другим. Если уступается притязание, то на основании ст. 384 ГК РФ к цессионарию переходит право из векселя 11, и наоборот. В большинстве случаев переход притязания наступает как косвенное действие передачи воплощенного в векселе права, которая совершается по правилам передачи векселя. Следовательно, изменение субъекта притязания на уплату вексельной суммы, как правило, зависит от передачи векселя 12.

1. Вексель, который содержит негативную ордерную оговорку (именной вексель, ректа-вексель), передается путем уступки воплощенного в нем права (абз. 2 ст. 11 Положения) 13. В Отсюда явствует, что право из векселя может перейти к другому лицу не только в результате его уступки или универсального правопреемства, но также как следствие передачи вексельного притязания на уплату вексельной суммы. Это действует во всех случаях, за исключением перехода притязания, возникшего из частичного неакцепта векселя.

Удостоверенное векселем право является неделимым. Поэтому исключается уступка требования об уплате процентов, начисляемых в соответствии со ст. 5 Положения, изолированно от требования об уплате вексельной суммы, на которую они начисляются. Соответственно этому притязание на уплату вексельной суммы с обусловленными процентами также является неделимым.

Встречаются векселя, которые вообще лишены свойства передаваемости как по индоссаменту, так и в порядке цессии (см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Ценные бумаги на предъявителя. Ярославль,

1995. С. 14. Прим. 17; О н ж е. Правовая природа ректа-бумаг // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1996. Вып. 3. С. 9; Г р а ч ё в В. В. Легитимация по ценным бумагам // Очерки по торговому праву. Ярославль, 1996. Вып. 3. С. 16. Прим. 4;

В о ш а т к о А. В. Уступка прав из ректа-бумаг. С. 84). В таких момент заключения договора уступки к цессионарию вместе с правом из векселя переходит и притязание на уплату вексельной суммы 14.

Уступка права из векселя может быть оформлена на самом векселе, на добавочном листе или отдельным документом. Для того чтобы приобретатель именного векселя стал кредитором по бумаге, не требуется передачи векселя. Достаточно договора уступки воплощенного в векселе права 15.

Например, векселедержателю принадлежит простой именной вексель, векселедатель которого объявлен банкротом. Желая продать право из векселя другому лицу, векселедержатель заключает с ним договор купли-продажи векселя, а затем во исполнение данного договора совершает уступку требования, воплощенного в векселе. В момент заключения договора уступки к цессионарию вместе с этим правом переходит и притязание на векселях векселедатель помещает оговорку типа «передача векселя запрещается», «без права передачи другому лицу» и т. д. Эти векселя могут перейти к другому лицу только в порядке универсального правопреемства. В абз. 2 и 3 п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей», указано, что включенная в вексель оговорка «платите только такому-то лицу» запрещает индоссирование векселя, но не его передачу в порядке и с последствиями, установленными для уступки требования. Однако такое толкование данной оговорки расходится с её назначением – запретить передачу векселя как путем индоссамента, так и посредством договора уступки.

В договоре уступки может быть предусмотрено, что право требования перейдет к цессионарию с наступлением указанного в договоре условия или срока.

Z l l n e r W. Wertpapierrecht: ein Studienbuch. 13 Aufl. Mnchen, 1982. S. 12; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Правовая природа ректа-бумаг. С. 10; В о ш а т к о А. В. Уступка прав из ректа-бумаг. С. 84;

Ч у в а к о в В. Б. Уступка прав из ценных бумаг // Гражданскоправовые обязательства: вопросы теории и практики. Владивосток.

2001. С. 89.

уплату вексельной суммы, возникшее на основании п. 2 ст. 43 Положения, даже если вексель еще не передан приобретателю.

2. Ордерный вексель может быть передан посредством индоссамента или договора уступки. В случае передачи векселя через индоссамент приобретение права собственности на вексель и тем самым права из векселя основывается на фактическом составе, в который входят три элемента: 1) скриптурный акт отчуждателя-индоссанта (индоссамент); 2) соглашение о переходе права собственности на вексель; 3) вручение векселя приобретателю-индоссату 16. С приобретением права из векселя индоссат становится также и кредитором по притязанию на уплату вексельной суммы.

Например, переводный вексель был предъявлен плательщику для акцепта до наступления срока платежа. Плательщик отказался акцептовать вексель. У векселедержателя возникло притязание на уплату вексельной суммы (ст. 43 Положения). Посредством индоссирования данного векселя индоссант переносит на индоссата право из векселя, в силу чего последний приобретает и притязание на уплату вексельной суммы.

Передача ордерного векселя осуществима также путем уступки воплощенного в нем требования. В этом случае приобретение права собственности на вексель и тем самым требования из векселя основывается на фактическом составе, который включает в себя три элемента: 1) договор уступки; 2) соглашение о переходе права собственности на вексель; 3) вручение векселя приобретателю-цессионарию 17. Договор уступки требования оформляется на самом векселе, добавочном листе или отдельном документе.

B a u m b a c h A., H e f e r m e h l W. Wechselgesetz und Scheckgesetz mit Nebengesetzen und einer Einfrung in das Wertpapiеrrecht.

19 Aufl. Mnchen, 1995. S. 161, 162; К р а ш е н и н н и к о в Е. А.

Способы передачи векселя // Очерки по торговому праву. Ярославль,

1997. Вып. 4. С. 16.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Способы передачи векселя.

С. 20 – 21; Ч у в а к о в В. Б. Указ. соч. С. 93.

В тексте передаточной надписи и в документе об уступке не нужно указывать на передачу вместе с вексельным требованием и притязания на уплату вексельной суммы с обусловленными процентами, поскольку последнее переходит к новому векселедержателю вследствие приобретения им вексельного требования.

3. Указанные выше способы передачи могут применяться до совершения протеста векселя в неплатеже или истечения срока для совершения такого протеста. После преюдицирования ордерного векселя он может быть передан только тем способом, каким передается ректа-вексель (абз. 1 ст. 20 Положения).

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12 января 1999 г. № 7112/97 указывается, что в момент предъявления векселей к оплате они завершают свой оборот в качестве ценных бумаг и права по ним не могут быть переданы посредством индоссамента; их передача производится в порядке, установленном § 1 гл. 24 ГК РФ 18. Необходимо отметить, что указанные Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ последствия возникают не в момент предъявления векселей к оплате, а в момент совершения протеста векселя в неплатеже или истечения срока, установленного для совершения протеста 19.

Для перехода требования, удостоверенного преюдицированным векселем, и связанного с ним вексельного притязания достаточно договора об уступке требования. Вручения векселя приобретателю-цессионарию в этом случае не требуется 20. Передаточная надпись, совершенная на преюдицированном векселе, представляет собой оформление договора уступки. Если она является бланковой, то мы имеем дело с бланковой цессией 21, 22.

В е с т н и к Высшего Арбитражного Суда РФ. 1999. № 3.

Исключение составляет случай, когда вексель содержит оговорку «оборот без издержек», «без протеста» или равнозначащую оговорку (абз. 1 ст. 46 Положения). Такой вексель утрачивает индоссабельность в момент наступления срока платежа по векселю.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Способы передачи векселя.

С. 20. Прим. 13.

Подробнее о бланковой цессии см.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 11 – 12.

В связи с этим нуждается в уточнении абз. 2 п. 17 постановСогласно абз. 3 ст. 11 Положения вексель может быть индоссирован в пользу плательщика, векселедателя или любого другого обязанного по векселю лица. При этом вексельные обязательства сохраняют силу. В отличие от этого передача преюдицированного векселя акцептанту переводного или векселедателю простого векселя вызывает прекращение вексельного обязательства и всех вексельных притязаний вследствие совпадения должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК РФ) 23.

Б. Притязания на уплату процентов и пени Кредитор может уступить принадлежащее ему притязание на неустойку другому лицу независимо от передачи основного требования 24. Сказанное имеет силу и для вексельного права.

ления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 4 декабря 2000 г. № 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей», где говорится не о бланковой цессии, а о бланковом индоссаменте. Преюдицированный вексель не может передаваться посредством именного или бланкового индоссамента.

B l o w P. Wechselgesetz. Scheckgesetz. Allgemeine Geschftsbedingungen. 2 Aufl. Heidelberg, 1995. S. 238; К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Тезисы к проблеме конфузии // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2001. Вып. 8. С. 71.

К р а ш е н и н н и к о в Е. А. К теории права на иск. С. 17;

О н ж е. Основные вопросы уступки требования. С. 19. О н ж е.

Допустимость уступки требования // Хозяйство и право. 2000. № 8.

С. 81. Этот вывод оспаривается М.Г. Масевич и М.И. Брагинским (см.: К о м м е н т а р и й к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова.

М., 1997. С. 632 (автор комментария – М.Г. Масевич);

Б р а г и н с к и й М. И., В и т р я н с к и й В. В. Договорное право.

Общие положения. 2-е изд. М., 1999. С. 468).

На недопустимость изолированной уступки требований о взыскании неустойки указывает Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (см.:

В е с т н и к Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. № 4. С. 78, № 5.

С. 85). В юридической литературе эта позиция Президиума Высшего

Арбитражного Суда РФ подвергнута справедливой критике (см.:

К о м м е н т а р и й к Гражданскому кодексу Российской Федерации, Вексельные притязания на уплату процентов и (или) пени могут быть уступлены отдельно от вексельного требования, и, следовательно, притязания на уплату вексельной суммы. Эти притязания не основаны на сделке. Поэтому заключение договора об их уступке возможно как в письменной, так и в устной форме.

Является спорным вопрос, переходит ли вместе с уступленным вексельным требованием и притязание на неустойку. По мнению некоторых авторов, уступка основного требования влечет переход к новому кредитору прав, обеспечивающих исполнение этого требования, в частности притязания на уплату неустойки 25. Другие цивилисты полагают, что притязание на неустойку обладает самостоятельной имущественной ценностью и при отсутствии особого соглашения о его уступке остается у цедента 26. Более верной представляется вторая точка зрения.

Действительно, векселедержатель, имея на руках просроченный вексель, лишается возможности использовать причитающуюся ему вексельную сумму. Для компенсации этих потерь он наделяется притязанием на уплату процентов и пени. Если векселедержатель, передав вексель другому лицу, получит только сумму вексельного требования, то он останется без должного удовлетворения. Его потери будут компенсированы, если ему будут уплачены проценты (пени) вексельным должником или если он получит за них денежный (имущественный) эквивалент.

А последнее возможно при условии рассмотрения притязаний на уплату процентов и пени как самостоятельных по отношению к вексельному требованию. Отсюда следует, что для того чтобы притязания на уплату процентов и пени перешли к новому кредитору вместе с уступленным вексельным требованием, необчасти второй (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 3-е изд. М.,

1998. С. 430 – 431).

См., напр.: Г р а ж д а н с к о е право / Под ред. Ю.К. Толстого и А.П. Сергеева. СПб., 1996. Ч. 1. С. 470 (автор главы – М.В. Кротов).

См., напр.: К р а ш е н и н н и к о в Е. А. Основные вопросы уступки требования. С. 25 – 26; О н ж е. Правовые последствия уступки требования // Хозяйство и право. 2001. № 11. С. 9.

ходимо специально оговорить их передачу в договоре уступки. В противном случае эти притязания останутся у прежнего векселедержателя.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Артем Максимов 2 в 1. Массаж. Полное руководство + Целительные точки тела. Полный справочник Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9066029 2 в 1. Массаж. Полное руководство + Целительные точки тела. Полный справочник: Книжный Клуб «Клуб Сем...»

«Валерий Зеленский Здравствуй, душа! Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=180018 Валерий Зеленский. Здравствуй, Душа!: Когито-Центр; Москва; 2009 ISBN 978-5-89353-272-2 Аннотация Ведущий рос...»

«ДОКУМЕНТАЦИЯ О ПРОВЕДЕНИИ ЗАПРОСА КОТИРОВОК НА ПРАВО ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРОВ ОБ ОТКРЫТИИ НЕВОЗОБНОВЛЯЕМОЙ КРЕДИТНОЙ ЛИНИИ 2 ЛОТА Извещение размещено на сайте www.rt.ru Москва, 2012 I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1 Общие сведени...»

«Лашина Анна Валентиновна ПРОЦЕНТЫ ЗА НЕИСПОЛНЕНИЕ ДЕНЕЖНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ В СИСТЕМЕ ОХРАНИТЕЛЬНЫХ МЕР ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА Специальность 12.00.03 гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ...»

«Государство, государственное управление и административное право в Германии Армин фон Богданди*/Петер М. Хубер** *Армин фон Богданди профессор, доктор права, Директор Института Макса Планка по зарубежно...»

«Александра Юрьевич Панасюк Большая энциклопедия парапсихологии Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=311882 Большая энциклопедия парапсихологии / А. Ю. Панасюк.: РИПОЛ классик; Москва; 2007 ISBN 978-5-386-00102-5; 978-5-...»

«ЕВРОПЕЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет международного права Смирнов Антон Евгеньевич Учебно-методическое пособие по курсу МЕЖДУНАРОДНОЕ ТОРГОВОЕ ПРАВО Вильнюс УДК 341.241.8(075) ББК 67.412.2я7 С50 Р е коме ндо ва но к из да нию : Академически...»

«Социальная помощь и правовая защита Проф. др. наук Ирэна Жеплиньска Агата Форысь, Эва Осташевска-Жук Справиться в Польше информационное пособие для иностранцев Социальная помощь и правовая защита Проф. др. наук Ирэна Жеплиньска, А...»

«Информация о кандидатах в состав Совета директоров ПАО «ТрансКонтейнер» Шохин Дмитрий Александрович Год рождения: 1976 Образование: юридический факультет МГУ имени М.В.Ломоносова, Университет Дьюк, Московская Государственная Юридическая Академия. Специальность: Юриспруденция, магистр права (LL.M.), кандидат юридических н...»

«Олег Геннадьевич Сыропятов Психология допроса военнопленных Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4970466 Психология допроса военнопленных: А.Т. Ростунова; Киев; 2013 Аннотация Женевская конвенция 1949 года запрещает «методы физическог...»

«Мария Федоровна Гуторова Александр Николаевич Веракса Практический психолог в детском саду. Пособие для психологов и педагогов Серия «Библиотека программы «От рождения до школы»» Текст предоставлен правообладател...»

«ЧОУ ВО СОВРЕМЕННАЯ ГУМАНИТАРНАЯ АКАДЕМИЯ УТВЕРЖДАЮ Ректор ЧОУ ВО СГА Председатель приемной комиссии _В.П. Тараканов «30» августа 2016 г. ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ В МАГИСТРАТУРУ 40.04.01 (030900.68) «ЮРИСПРУДЕНЦИЯ» Направление подготовки НАПРАВЛЕННОСТЬ (ПРОФИЛЬ): ГРАЖДАНСКОЕ...»

«Эрих Фромм Душа человека. Революция надежды (сборник) Серия «Новая философия» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8373038 Душа человека. Революция надежды :...»

«Вера Арсентьевна Ерофеева Общие основы педагогики: конспект лекций Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179040 Общие основы педагогики: Конспект лекций: Высшее образование; Москва; 2006 ISBN 5-9692-0088-3 Аннотация Не...»

«27 июля (9 августа) Священномученик Амвросий (Гудко), епископ Сарапульский, викарий Вятской епархии Священномученик Амвросий родился 28 декабря 1867 года в посаде Тышовцы Томашовского уезда Люблинской губернии1 в семье мещанина Ивана Гудко...»

«Марианна Уильямсон Любовь! Верните ее в свою жизнь. Курс на чудеса Серия «Нектар для души» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9998104 Уильямсон, Марианна. Любовь! Верните ее в свою жизнь. Курс на чудеса: АСТ; Москва; 2015 ISBN 97...»

«Виктор Гюго Человек, который смеется Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=129941 Гюго В. Человек, который смеется: Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-47946-7 Оригинал: Victor MarieHugo, “L'homme qui rit” Пер...»

«Владимир Георгиевич Сорокин Сахарный Кремль Текст книги предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=168431 Сахарный Кремль: АСТ, АСТРЕЛЬ; 2008 ISBN 978-5-17-054584-1, 978-5-271-21331-1 Аннотация «Сахарный Кремл...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Московский городской университет управления Правительства Москвы» Институт высшего профессионального образ...»

«Zhurnal grazhdanskogo i ugolovnogo prava, 2014, Vol. (2), № 2 Copyright © 2014 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Zhurnal grazhdanskogo i ugolovnogo prava Has been issued since 1871. ISSN 2409-4528 Vol. 2, No. 2, pp. 77-80, 2014 DOI: 10....»

«Владимир Васильевич Брюзгин Лечебное питание при онкологических заболеваниях Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=594025 Брюзгин В. В. Лечебное питание при онкологических заболеваниях...»

«БАХМУТОВ Антон Вячеславович ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА НЕДЕЕСПОСОБНЫХ И ОГРАНИЧЕННО ДЕЕСПОСОБНЫХ ГРАЖДАН Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Краснод...»

«Лисса Рэнкин Исцеление от страха Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12627581 Рэнкин, Л. Исцеление от страха: Попурри; Минск; 2015 ISBN 978-985-15-2581-8 Аннотация Немногие серьезные медики...»

«I. Репозиторий открытого доступа ePrints КазНАУ Репозиторий открытого доступа ePrints КазНАУ (далее Репозиторий) – это электронный архив документов научного, образовательн...»

«Галина Васильевна Бабина Р. Е. Идес Л. И. Белякова Практикум по дисциплине «Логопедия» (раздел «Дизартрия») Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9091700 Практикум по дисциплине «Логопедия» (раздел «Дизартрия») / Бабина Г. В., Белякова Л. И., Идес...»

«ПРАКТИЧЕСКОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СПРАВОЧНО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ КонсультантПлюс Пособие Санкт-Петербург Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образо...»

«Анфиногенов Василий Анатольевич СУБКУЛЬТУРА ОСУЖДЕННЫХ И ЕЁ ВЛИЯНИЕ НА ИХ ПОВЕДЕНИЕ В УСЛОВИЯХ ИЗОЛЯЦИИ 12.00.08 – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель: доктор юридических наук, проф...»

«ВЕСТНИК САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ Н АУ Ч Н Ы Й Ж У РН А Л ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1995 г. В Ы Х ОД И Т 6 РА З В Г ОД · 2015 № 1 (102) ISSN 2227-7315 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Журнал включен Высшей аттестационной комиссией Министерства образования...»

«Коллектив авторов Большая книга праздничных блюд Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=567275 Большая книга праздничных блюд. : Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-45214-9 Аннотация Праздничный стол – всегда приятное событие, хотя и хлопотное, и утомительное для тех, кто его готовит. Подг...»

«Министерство здравоохранения и социального развития России Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ГБОУ ВПО ИГМУ Минздравсоцразвития России) Педиатрический фа...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.