WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«О.Л. Габелко. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ПРАВИТЕЛИ: ЛИЧНОСТЬ, ВЛАСТЬ И ПРАВО (вместо введения) Ю.Н. Кузьмин. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ МАКЕДОНИЯ Птолемей, сын Лисимаха Деметрий Антигон Досон Персей И.А. ...»

-- [ Страница 3 ] --

Эратосфен заблуждался в том, что Александрия и Сиена находятся на одном меридиане, а Сиена – точно на северном тропике; скафе как измерительный прибор, а также определение расстояния между двумя городами по времени пути каравана были, конечно неточны; и, наконец, мы не знаем точно, каким именно стадием ученый пользовался при вычислениях. Если это был греческий стадий (178 м.), то вычисление Эратосфена дало бы длину земной окружности в 44500 км., если египетский (157,5 м.) – то 39375 км., что в обоих случаях дает весьма точный для первого опыта такого рода результат (согласно современным данным, длина меридиана составляет 40007,86 км.). Меридиан, проходивший через Александрию, а также через устье Борисфена (Днепра) на севере и город Мероэ на юге, Эратосфен принял за начальный для построения координатной сетки своих географического трактата и карты мира. Достоверно известные географу земли на юге кончались за 8000 стадий (1424 или 1260 км.) от Мероэ; на севере он пытался определить даже расстояние до загадочного острова Туле, где побывал путешественник посл. четв. IV в. до н.э. Пифей из МассаСм. подробнее: Эратосфен // Античная география. Сост. проф. М.С. Боднарский. М.,

1953. С. 84-98.

лии. По мнению Эратосфена, за пределами известных земель Индийский и Атлантический океаны соединялись, и Африку можно было обогнуть с юга, а Каспийское море было заливом океана, омывающего Азию с севера;

таким образом, весь мир оказывался окружен океаном. Эратосфену принадлежит свод мифологических сюжетов, связанных с выделяемыми на небе созвездиями (его эпитомой считается созданный в I в. до н.э. трактат «Катастеризмы»), а также обширный труд по хронографии, в котором он произвел расчет временных промежутков между событиями греческой истории вплоть до Троянской войны.



Другой крупнейшей фигурой александрийской культуры времени

Эвергетов был также родившийся в Кирене и даже считавший себя потомком древнего царского рода Баттиадов Каллимах. По-видимому, он оказывается в Александрии еще в 270-е гг. до н.э., в царствование Птолемея II:

именно при нем он создает стихотворение, посвященное обожествлению Арсинои II, а также ряд своих гимнов. Не возглавляя Александрийскую библиотеку, он тем не менее предпринял в ней столь важное дело, как создание, пользуясь нынешнем термином, библиографии всех произведений греческой литературы. Содержащие ее «Таблицы» составили 120 книг, в которых Каллимах давал биографические справки о греческих авторах, обсуждал вопросы о подлинности или подложности тех или иных произведений, указывал, сколько в этих произведениях частей (книг, глав, строк, стихов; тем самым были заложены принципы разметки корпуса античной литературы, ставшие основой ее последующего изучения). Гимны и другие произведения Каллимаха пользовались славой и популярностью (позднее его иногда называли самым известным греческим поэтом после Гомера), однако при этом они были полны идеологических мотивов, весьма лестных для покровительствовавших ему правителей (в «Гимне Зевсу» он от восхваления бога переходит к рассказу о «земном Зевсе» - Птолемее II, в одной из эпиграмм называет ставшую женой Птолемея III Беренику пятой харитой). Каллимах умирает еще в начале царствования Эвергета, ок. 240 г. до н.э., однако именно при нем он завершает одно из главных и наиболее масштабных своих произведений – поэму «Причины». Мифологические сюжеты, собранные в ней, объясняют возникновение городов, празднеств и состязаний, религиозных обрядов, различных обычаев; завершает эту поэму уже охарактеризованный нами «современный миф» начала правления Птолемея III – рассказ о посвящении его супругой своих волос в храм для благополучия царя и об их вознесении на небо.



*** Птолемей III умер на исходе 222 г. до н.э., скорее всего, от какой-то болезни: Юстин приписывает его убийство его сыну и преемнику, Птолемею IV (Iust. XXIX. 1), однако в достоверности этого можно усомниться не только в силу его эпитета «Филопатор» («любящий отца») 21, но и поскольку Полибий, в иных случаях не щадящий этого царя, не сообщает об этом ничего. На 221 г. до н.э. пришлась расправа с членами царского дома, учиненная по приказу двадцатилетнего царя его могущественным приближенным Сосибием: Птолемей IV опасался своего брата Мага, популярного в войске, своей матери, выдвинувшей Мага на это место и известной своей решительностью, а также находившегося в Египте Клеомена, пользовавшегося поддержкой пелопонесских наемников, которые находились в Египте. Сначала в своих планах против Мага Птолемей и Сосибий пытались опереться на Клеомена, однако тот не пожелал им помогать, говоря, что молодому царю было бы полезно иметь надежную опору и возможную смену в лице братьев. В итоге Клеомен был заточен в тюрьму, из которой вырвался со своими друзьями-спартанцами только чтобы кончить жизнь самоубийством; Маг был убит, а Береника II отравлена. Судя по всему, поСр., впрочем, с возможностью отравления отца царем Вифинии Никомедом IV Филопатором: Габелко О.Л. История Вифинского царства. СПб., 2005. С. 372.

гибли и прочие дети Эвергетов, кроме Арсинои: в 220 г. до н.э. Птолемей IV повторил поступок своего деда и вступил в брак с собственной родной сестрой. Спустя десять лет убивший свою мать царь учредил для нее специальную должность жреца – «атлофора (“носителя награды за состязание”) Береники Эвергетиды» и построил на морском побережье вблизи Александрии ее храм, где она чтилась под эпитетом «Спасительница»

(очевидно, как в свое время Арсиноя II, по аналогии с Афродитой и с египетской богиней Исидой, в качестве покровительницы мореплавателей).

О царствовании Птолемея IV Филопатора выразился вполне определенно спартанский царь Клеомен, еще в самом его начале сказавший своему врагу Никагору, который привез царю боевых коней: «Лучше бы ты привез ему арфисток и распутных мальчишек – царю сейчас нужнее всего этот товар» (Plut. Cleom. 35; Polyb. V. 37.10). Бьющая в глаза роскошь двора, любимые царем празднества, порождавшие его сопоставление с Дионисом, великолепный корабль-дворец – все это затмевало для царя и сравнительный успех 4-й Сирийской войны (219-217 гг. до н.э.), и трудности, назревшие затем в отношениях с другими эллинистическими державами и в ситуации внутри страны. При вступлении на престол в 204 г. до н.э. малолетнего Птолемея V на его государство немедленно обрушились бедствия.

Какова была судьба начинаний, которыми было отмечено царствование Птолемея III? Трудно судить о том, можно ли было удержать за державой Птолемеев всю созданную им систему внешних владений: слишком многое тут зависело от факторов, которые заведомо не были подвластны правителям эллинистического Египта. Пожалуй, с большей ясностью можно судить о возможностях, которые содержала в себе его внутренняя политика: тут мы прежде всего имеем в виду тенденцию начала царствования «богов-Эвергетов», с усилиями по их легитимации в качестве настоящих сакральных царей перед египтянами и по вовлечению последних наряду с греками и македонянами в систему корпоративной лояльности царской власти. Что касается первого, то многие исследователи говорят о «египтизации» царской власти Птолемеев во II в. до н.э.22: по крайней мере, некоторые из них проходят египетский коронационный обряд, все они регулярно бывают в древнем Мемфисе и ведут храмовое строительство. Демонстрация их близости египтянам продолжилась, хотя в том, что она была вознаграждена искренней ответной лояльностью, позволительно усомниться.

Однако «инфраструктура» жреческой корпорации, через которую Птолемей III попытался привязать к себе египтян, по сути дела, не «заработала» скорее всего, из-за того, что сама задача ее построения не была понастоящему воспринята его преемниками (как не были своевременно осознаны и серьезные проблемы во внутреннем развитии птолемеевского Египта, обернувшиеся на рубеже III-II вв. до н.э. катастрофическими потрясениями). Опыт построения под властью Птолемеев греко-египетского общества (или, по крайней мере, греко-египетской элиты с тесной связью ее двух составных частей с царем), который и при самом благоприятном стечении исторических обстоятельств дал бы, скорее всего, лишь ограниченные результаты, по сути дела, не удался.

К.В. Кузьмин ПТОЛЕМЕЙ VI, КЛЕОПАТРА II И ПТОЛЕМЕЙ VIII

К концу III в. до н.э. одно из сильнейших государств эллинистического мира, держава Птолемеев, начинает обнаруживать признаки глубокого и затяжного кризиса. Трудности, которые сделали этот кризис возНапример: Onasch Chr. Zur Knigsideologie der Ptolemer in den Dekreten von Kanopus und Memphis (Rosettana) // Archiv fr Papyrusforschung und verwandte Gebiete. 1976. Bd.

24/25. S. 148; ср.: Johnson C.G. Ptolemy V and the Rosetta Decree: The Egyptianization of the Ptolemaic Kingship // Ancient Society. 1995. Vol. 26. P. 145-155.

можным, имели место как за пределами Египта, так и в самой стране.

Кратковременный подъем державы Селевкидов и Македонии, а также начинающееся усиление Рима постепенно приводили птолемеевскую державу к утрате некогда высокого положения на международной арене. Эффективная экономическая система, построенная усилиями первых Птолемеев, была таковой с точки зрения государственных доходов – для египетского же населения она означала усиление государственного контроля и масштабов эксплуатации. По ряду причин именно в конце III в. до н.э. египтяне поднимают первые значительные восстания – такие, что государству приходится вести регулярные боевые действия против своих же подданных.

История двух братьев и сестры, детей царского рода, которым будет суждено определять судьбу Египта на протяжении почти всего II в. до н.э., начинается, таким образом, на довольно мрачном фоне. Людям старшего поколения, хорошо помнившим времена Птолемея Эвергета, правление его внука Эпифана, отца героев нашего рассказа, вероятно, должно было показаться последней чертой, ниже которой державе уже трудно было опуститься. За пределами Египта было потеряно фактически все, что было приобретено военными и дипломатическими успехами первых Птолемеев. Киренаика, Кипр и несколько военных баз в Эгеиде – вот все, что досталось в наследство сыновьям Птолемея V. Изнутри государство не просто сотрясалось восстаниями – в течение 20 лет половина египетской территории сохраняла независимость от александрийского правительства. Крестьяне покидали обрабатываемые земли и сбивались в разбойничьи отряды. Золотой век государства Птолемеев явно миновал.

В 186 г. до н.э. сирийская царевна Клеопатра, выданная Антиохом III замуж за Птолемея V Эпифана, принесла египетскому царю долгожданного наследника. Мальчик, которого согласно заведенному порядку, назвали Птолемеем, войдет в историю как шестой представитель македонской династии Египта. О детстве царских детей в ту эпоху нам известно чрезвычайно мало. Гораздо лучше мы осведомлены о том, что происходило в это время в самой стране – и какое наследство Эпифан готовил для своих детей.

В тот момент, когда в царской семье появляется на свет первенец, в подчиненном Птолемеям государстве события, кажется, наконец-то приобретают положительный оборот. В Фиваиде царским войскам удалось окончательно переломить в свою пользу ход борьбы, длившейся уже два десятка лет23. Фивы захвачены, самозваный фараон Анхуннефер пленен, а войско его разгромлено. Собранный по этому поводу синод египетского жречества в согласии с царским правительством осудил мятежников. Для вождя восстания, однако, удалось добиться прощения. Такая мягкость вовсе не была следствием какого-то особого благородства Птолемея Эпифана. Политическая обстановка заставляла царя действовать так и не иначе.

В это самое время в царской канцелярии создается документ, которому суждено будет еще не раз стать образцом для законодательных актов наследников Эпифана: 9 октября 186 г. до н.э. появляется первый в истории птолемеевского государства «декрет человеколюбия» (). Объявляя прощение всех преступлений, кроме самых тяжелых, а также отмену всех задолженностей в царскую казну, и призывая покинувших свою землю крестьян вернуться на свои участки, александрийское правительство пытается противостоять набирающему обороты кризису. В декрете сообщается о том, что царь не поскупился на удовлетворение нужд египетских храмов (C. Ord. Ptol. no. 34). Эпифан стоит перед необходимостью не только навести порядок – обеспечить себе поддержку местного населения и, прежде всего, жречества, оказывается для него не менее важной задачей.

См.: Clarysse W. Hurgonaphor et Chaonnophris, les derniers pharaons indigenes // Cd.

1978. T. 53. P. 243-253; Pestman P.W. Harmachis et Anchmachis, deux rois indignes du temps des Ptolmes // Cd. 1965. T. 40. P. 157-170; Vandorpe K. The Chronology of the Reigns of Hurgonaphor and Chaonnophris // Cd. 1986. T. 61. P. 294-302.

Следующий год принес с собой подавление последнего очага восстания – теперь и на севере. Царская чета вместе с первенцем отправляется в путешествие на юг, по усмиренной египетской территории. Тогда же в семье появляется еще один ребенок. На этот раз Клеопатра родила девочку – назовут ее по имени матери, и в истории она останется как вторая египетская царица, носившая это имя. Третьим среди детей Эпифана оказался опять мальчик – здесь, согласно установившейся традиции, он будет называться Птолемеем VIII.

В 185 г. до н.э. мы застаем одного из царских приближенных, Аристоника (между прочим, первого известного нам евнуха среди наиболее влиятельных лиц александрийского двора), вербующим наемников в Греции.

Эпифан налаживает отношения с Ахейским союзом. Едва отправившись от внутренних неурядиц, Египет вновь лелеет честолюбивые замыслы на внешнеполитической арене. В конце 180-х гг. до н.э. Эпифан все так же пытается обратить на свою сторону египетское жречество (мы наблюдаем следы его строительной деятельности в Фивах, Мемфисе, на Филэ и в Эдфу) и готовит крупные операции за пределами Египта. В разгар этих приготовлений царь неожиданно погибает. До нас дошли слухи, что причиной неожиданной смерти Эпифана стали опасения его ближайших сподвижников за свои сбережения, которыми царь будто бы собирался воспользоваться для обеспечения наступательных операций в Восточном Средиземноморье (Diod. XXIX.29, Porph.: FGrHist. 260 F48). Возможно, какую-то роль в преждевременном уходе Птолемея V сыграла его супруга, дочь Антиоха Великого и сестра нового правителя Сирии Селевка IV 24. Так это или нет, но в конце мая 180 г. до н.э. мы застаем на египетском троне первого из наследников Эпифана.

От имени шестилетнего Птолемея, получившего наименование «матерелюбивого» () реальную власть в стране осуществляет его Hu W. gypten in hellenistischer Zeit 332–30 v. Chr. Mnchen, 2001. S. 539.

мать, Клеопатра I. Царица сразу же сворачивает все мероприятия по подготовке к войне. Она, в отличие от сына, носит культовый титул, включающей ее обозначение как богини. Кроме того, царица упоминается первой в датировочных формулах. Мы застаем, таким образом, первый в истории Птолемеев случай женского правления. Клеопатра I выпускает монеты с портретом своего умершего мужа, подчеркивая преемственность своей власти, а, возможно, и пытаясь отвести от себя подозрения в тяжком преступлении 25. Неизвестно, к каким итогам могло привести правление сирийской царевны – в 176 г. до н.э. таинственным образом обрывается и ее жизнь. Маленький царь и его царственные брат и сестра остаются наедине со своей судьбой.

Регентство и VI Сирийская война (176-168 гг. до н.э.)

Регентами при малолетнем царе стали Леней, бывший сирийский раб, и Евлей, евнух, некогда бывший царским воспитателем. Ведущая роль досталась последнему – он даже организовал чеканку монеты под своим именем! Регенты первым делом организовали для своего подопечного прижизненный царский культ, а спустя примерно год после смерти матери царя устроили мальчику и свадьбу. Супругой Филометора стала его родная сестра, Клеопатра II.

Регенты не оставляли планов по возвращению Восточного Средиземноморья под власть птолемеевской державы. Ни для посла Антиоха IV, ни для римской делегации, разведывавшей в преддверии Третьей Македонской войны обстановку в эллинистических государствах, военные приготовления в Александрии не остались незамеченными. Правитель Сирии, чувствуя неизбежность столкновения с Птолемеями, готовился к войне осHazzard R.A. Theos Epiphanes: Crisis and Response // Harvard Theological Review. 1995.

Vol. 88. P. 415-419.

новательно. Он подтвердил договор и дружбе с Римом и разместил гарнизоны поближе к сирийско-египетской границе. В середине осени 170 г. до н.э. регенты провозгласили в Александрии новую форму правления: было объявлено, что теперь Египтом правят вместе трое наследников Эпифана.

Наделение властью третьего отпрыска Птолемея Эпифана, Птолемея VIII, возможно, было следствием происходивших при дворе интриг, в которых регентам Птолемея VI пришлось пойти на уступки сторонникам его младшего брата26. Старший из троих юных правителей был объявлен совершеннолетним. На народном собрании регенты пообещали александрийцам быстрое и легкое завоевание Келесирии (Diod. XXX.16). Так началась Шестая Сирийская война, и нападающей стороной в ней оказалось государство Птолемеев, гораздо менее подготовленное к борьбе, чем держава Антиоха IV.

Зимой в Рим отправились посольства от обоих государств. Послы Антиоха, который, обладая большей военной мощью 27, оказывался еще и в положении невинной жертвы агрессии со стороны Птолемеев, настаивали на несправедливости претензий александрийского правительства на обладание Келесирией. Рим, занятый войной с Персеем Македонским, вмешиваться в противостояние двух государств не желал. Сирийскому царю это должно было быть ясно заранее. В разворачивающейся войне он имел все шансы на победу. В начале 169 г. до н.э. Антиох разбил птолемеевские войска недалеко от Пелузия и вскоре захватил этот город. Дальше путь сирийской армии должен был пролегать уже по египетской территории.

В Александрии сразу осознали серьезность происходящего. Перед тем, как лишиться руководящего положения, регент Евлей успел посоветовать молодому царю спасаться бегством на Самофракию (Plb. XXVIII.21).

На место втянувшим Египет в войну регентам пришли Коман, за десять Mrkholm O. Antiochus IV of Syria. Cbenhavn, 1966 ( = Classica et Mediaevalia, Dissertationes, viii). P. 69-70.

Hlbl G. A History of the Ptolemaic Empire. New-York, 2001. P. 145.

лет до того разгромивший повстанческое государство в Фиваиде, и Киней.

Организовать эффективную оборону страны не было уже никакой возможности. Антиоху удалось быстро захватить большие территории в Нижнем Египте. Посольству от александрийского двора селевкидский царь обстоятельно изложил права Селевкидов на территории в Восточном Средиземноморье. В это самое время посольство от Антиоха, отправившееся в Александрию, убедило Птолемея Филометора отправиться для переговоров в лагерь сирийского царя. Здесь молодой царь пришел со своим дядейСелевкидом к соглашению, о подробностях которого мы не знаем. Антиох становится покровителем египетского царя. Достигнутая договоренность между правителями двух государств, казалось, должна была исчерпать конфликт. Но в этот момент в ход событий вмешивается сила, которую ни тот, ни другой не приняли во внимание. Жители Александрии отказались подчиниться условиям, принятым Птолемеем от Антиоха. В столице царем был провозглашен младший брат царя, Птолемей VIII. Это дало возможность Антиоху осадить Александрию под предлогом защиты интересов законного царя, пребывавшего под его, Антиоха, опекой. Александрийское правительство направило очередное посольство в Рим. Римский сенат, все еще занятый войной на Балканах, назначил уполномоченного для урегулирования конфликта – но об успехах этого последнего мы ничего не знаем.

Птолемеевская столица, тем временем, стойко сопротивлялась селевкидской армии. Штурм города был отбит. Начавшийся разлив Нила делал поддержание осады города задачей все более трудной. В самой селевкидской державе из-за долгого отсутствия царя начались неурядицы. Оставив Филометора в Мемфисе, Антиох осенью 169 г. до н.э. возвратился в Сирию.

Вместо того, чтобы, как, вероятно, рассчитывал сирийский царь, бороться за единовластие, Птолемей Филометор вернулся в Александрию и примирился с братом и сестрой. Совместное правление наследников Эпифана было восстановлено. Римский сенат в ответ на очередную просьбу александрийского правительства отправил на восток посольство во главе с Гаем Попилием Ленатом. Антиох, чувствуя, что почва уходит у него из под ног, спешно принялся за дело. Он отверг предложение Персея Македонского о заключении союза, дабы не испортить отношения с Римом.

Весной 168 г. до н.э. флот и сухопутные силы Селевкидов двинулись к египетским границам. Наместник Кипра Птолемей Макрон сдал остров сирийскому царю и переметнулся на его сторону. Из Александрии навстречу Антиоху двинулось посольство, которому Антиох должен был изложить свои условия мира. В виду возможного вмешательства Рима селевкидский царь предъявил претензии только на Кипр, Пелузий и территории последнего. Однако в Александрии не хотели поступиться и этим. Не теряя времени, Антиох стал продвигаться вглубь Египта. Закрепившись в занятом без боя Мемфисе Антиох, принявший египетскую корону (Porph.: FGrHist.

260 F49 a-b), уже выпускал постановления как полноправный правитель Египта (C. Ord. Ptol. no. 32). На короткий промежуток времени веснойлетом 168 г. до н.э. птолемеевский Египет фактически оказался подчинен сирийскому государю. Антиох вновь приступил к осаде Александрии, которую теперь мог рассматривать как оплот мятежа против своей законной власти.

Но в это самое время римское посольство под руководством Лената, разместившееся на Делосе, получило неожиданную весть: 22 июня 168 г.

до н.э. римляне одержали решительную победу над Персеем Македонским.

Именно сейчас у Рима появилась возможность вмешаться в египетские дела. Попилий Ленат встретился с Антиохом в пригороде Александрии Элевсине. Здесь разыгралась сцена, многократно пересказанная восхищенными писателями римской доблести (Diod. XXXI.2, Liv. XLV.12, Plb.

XXIX.27 др.). Римский посол ультимативно потребовал от Антиоха покинуть Египет. В ответ на резонное замечание царя, что ему необходимо обсудить ситуацию с приближенными и обдумать ее самому, легат начертил вокруг сирийского царя круг и заявил, что решение должно быть принято здесь и сейчас. Царь принял единственно возможное в сложившейся обстановке решение. 30 июля 168 г. до н.э. из Пелузия отправился корабль, на котором Антиох IV покинул почти покорившийся ему Египет. Селевкидская армия ушла прочь из Египта и очистила Кипр. Наследники Эпифана вновь оказались предоставлены сами себе. Но теперь, после того, как им удалось сохранить за собою власть над страной только благодаря вмешательству Рима, они должны были прислушиваться к голосу набирающей мощь Республики с удвоенной силой.

Борьба за власть и самостоятельное правление Птолемея VI (168-145 гг. до н.э.) Братья Птолемеи и их сестра вновь стали управлять страною совместно. Желанного мира, однако, все не наступало. Вероятно, сразу после ухода Антиоха IV из страны при александрийском дворе разыгралась очередная драма, которая в и без того непростой ситуации могла иметь самые тяжелые последствия. Один из приближенных царя, носивший двойное греко-египетское имя Дионисий Петосарапис, попытался осуществить нечто вроде государственного переворота (Diod. XXXI.15a). С его подачи в столице распространился слух о том, что Филометор втайне замышляет устранение младшего брата. Само то, что подобного рода слухи находили среди александрийцев благодатную почву, уже красноречиво характеризует общественный климат птолемеевской столицы в 160-е гг. до н.э. Еще ярче эта картина становится, когда мы узнаем, что город был так взбудоражен этими новостями, что возникла угроза жизни уже для старшего брата! Филометор призвал к себе Эвергета, уверил его в своей невиновности – и оба царя вместе предстали перед готовой к очередному взрыву толпой.

Эта политическая акция успокоила горожан, и о своей участи пришлось подумать теперь зачинщику беспорядков Дионисию. Он попытался поднять бунт среди солдат, затем скрылся в Элевсине, после чего, вплавь перебравшись на другой берег Нила, продолжал действовать на собственно египетской территории (по-видимому, в северном Египте).

Возможно, именно об этих событиях сообщает нам загадочный астрологический трактат: «Царь Египта будет править своей страной. Достанется [ему враг] его, (но) сбежит от них вновь. (И) многие восстанут против царя» (nsw n Kmy r ir syxy n pAy-[f] tS r DDy r xpr [n-f mtw]-f ir r-r-w an r rmt aSA r bks r nsw) (pDem. Caire. 31222, стк. 5-6) В. Хусс предполагал даже, что мятежник принял египетский царский титул 28. Несколько документов той поры сообщают нам о разного рода беспорядках, имевших место в различных частях Египта вплоть до осени 164 г. до н.э. По-видимому, они должны рассматриваться в связи с деятельностью Дионисия.

Самое яркое свидетельство об описываемых здесь событиях представляет, пожалуй, донесение смотрителя храма Амона в Моерисе (Фаюм) (pTebt. III 1, 781, стк. 7-12). Храм пострадал во время войны с Антиохом.

Едва начав восстанавливаться, он вновь вынужден был пережить разрушения – теперь уже со стороны египетских повстанцев, которые к тому же унесли из храма 110 деревянных дверей! Из других мест до нас дошли упоминания о спекуляциях с недвижимостью, для которых разразившаяся смута представляла самое благоприятное время. Есть свидетельство о том, что неспокойно было и в Фиваиде. Филометору пришлось усмирять южан силой (Diod. XXXI.17b).

Война с Антиохом и продолжавшаяся вслед за нею смута не прошли для страны бесследно. 165 г. до н.э. датируется царский указ, наиболее красноречиво свидетельствующий о том, как несколько лет войны и восстаний сказались на состоянии Египта (SB 12821). Указ «О земледелии»

Hu W. Op. cit. S. 565.

впервые в истории птолемеевского государства в принудительном порядке предписывает земледельцам арендовать по сниженной цене брошенную землю. Количество ее достигло таких размеров, что государство было вынуждено создать особое учреждение (т.н. «отдельный счет», ), призванное организовать получение прибыли с брошенной или конфискованной земли. Указ о принудительной аренде вызвал в разоренной стране бурю негодования. Низшие военные чины из египтян, служившие в столице, лишь передали всеобщее настроение, когда обратились к диойкету с жалобами. Осенью 164 г. до н.э. правительство было вынуждено «прояснять» ситуацию, утверждая, что новая мера будет применяться лишь к тем, кто действительно в состоянии арендовать государственную землю (C.

Ord. Ptol. all. 39). Египетские военные из этой категории были исключены.

К осени 164 г. до н.э. триумвират наследников Эпифана вновь дал трещину. Причем уступить пришлось Филометору – по-видимому, в придворных интригах на этот раз взяла партия, поддерживавшая его младшего брата29. В одежде простолюдина царь в сопровождении евнуха и трех рабов отправился в Рим, где остановился у знакомого, которого он некогда принимал в Александрии – из-за слишком высоких цен на аренду жилья, как замечает Диодор (Diod. XXXI.18, 2). О приезде Филометора узнал пребывавший пленником в Риме сын Селевка IV Деметрий – он встретил царя еще за пределами Рима и хотел передать ему все, что по праву должен иметь себе при себе человек его положения – царскую диадему, роскошные одежды и лошадей. Однако Филометор отказался – быть может, желая произвести в Риме большее впечатление своим бедственным состоянием.

Сенат принял царя и извинился, что не оказал столь важному гостю достойного приема – ведь царь прибыл в Италию без предупреждения. Сестра Филометора, Клеопатра II, тоже не осталась в Египте – по-видимому, она переместилась на Кипр и ожидала своего супруга там.

Ibid. S. 568.

Птолемею VIII, таким образом, досталась единоличная власть. Как выяснилось, очень ненадолго. Во время своего первого единоличного правления Птолемей VIII принял культовый титул Эвергета (), «благодетеля»30. Это был первый в истории птолемеевского государства случай, когда правитель использовал не новое прозвание, а уже принимавшееся кем-либо из его предшественников. Птолемей VIII Эвергет II обращался, таким образом, к памяти своего славного прадеда, Птолемея III Эвергета I. Это внимание именно к победителю в Третьей сирийской войне прослеживается и в иконографии Птолемея VIII на монетах 31.

Красноречивое свидетельство о взаимоотношениях между наследниками Птолемея Эпифана в этот период представляет демотический папирус 163 г. до н.э. (pDem. Mnch. 4,2-3), перечисляющий обожествленных Птолемеев в титуле жреца-эпонима. Здесь упоминается Птолемей VIII, еще не обожествленный, но пропущены имена его уже получивших прижизненный культ брата и сестры – Эвергет следует сразу за своим отцом, как бы подчеркивая законность лишь своих притязаний на власть.

Выставляя себя «благодетелем», младший брат Филометора, очевидно, давал словам разойтись с делом: не прошло и года, как александрийцы стали звать старшего из братьев обратно. Диодор, повествующий об этих событиях, говорит о каких-то пытках и казнях – что отчасти указывает на то, какими «благодеяниями» успел разозлить жителей столицы Птолемей VIII. За всем этим стоял, по-видимому, довольно влиятельный сторонник Птолемея VIII Тимофей. Вскоре он пал жертвой недовольства александрийцев (Diod. XXXI.20; 17c). Остроумное переиначивание многообещаюLanciers E. Die Alleinherrschaft des Ptolemaios VIII. im Jahre 164/163 v. Chr. und der Name Euergetes // Proceedings of the XVIII International Congress of Papyrology, Athens, 1986, II. Athens, 1988. S. 405-433.

Nadig P. Zwischen Knig und Karikatur. Das Bild Ptolemaios' VIII. im Spannungsfeld der berlieferung. Mnchen, 2007 ( = Mnchener Beitrge zur Papyrusforschung und antiken Rechtsgeschichte 97). S. 124-127.

щего титула Птолемея VIII из «Эвергета» в «Какергета» () (Ath.

4,184 c; 12,549 d), т.е. «злодея», вероятно, могло состоятся уже тогда.

Итак, Птолемей VI Филометор вновь воцарился в Александрии. Мы не можем сказать, в силу ли особых качеств характера или в силу какого-то политического расчета, старший из братьев не захотел использовать себе на пользу недовольство александрийцев горе-«благотелем».

Возможно, не обошлось без вмешательства римской дипломатии – по крайней мере, в столицу царь вернулся в сопровождении двух римских послов. Так или иначе, цари в очередной раз примирились и теперь разделили принадлежащее им царство. Птолемей VIII стал правителем Киренаики, а его старший брат получил Египет и Кипр. Казалось, компромисс был найден и наконец можно было приняться за восстановление государства после стольких неурядиц. Последовавшие за этим годы самостоятельного правления братьев, однако, оказались немногим спокойнее.

Получив власть, Филометор решительно взялся за дело. Последовало очередное прощение за нарушения и злоупотребления, причем царь специально обратил внимание стратега Мемфиса на то, что когда он, царь, явится с визитом в древнюю столицу, он не должен услышать от кого-либо жалобы на неисполнение властями царского указа (C. Ord. Ptol. no. 35). Молодой царь отлично понимал, насколько важно в обстановке непрекращающегося кризиса и периодически вспыхивающей борьбы за власть заручиться поддержкой местного населения. С осени 163 г. до н.э. царская семья взяла за правило присутствовать на новогоднем празднике в Мемфисе. Здесь любой желающий мог напрямую обратиться к государю со своим прошением.

Не прошло и года с разделения царства, как младшему Птолемею вновь стало неуютно на киренском троне. Как некогда Филометор, он отправился в Рим, чтобы заявить, будто раздел был произведен несправедливо, и он, Эвергет, согласился на него лишь под давлением обстоятельств.

Чтобы исправить несправедливость, Эвергет потребовал для себя Кипр.

Римские послы, участвовавшие в процедуре раздела и теперь представлявшие в споре сторону Филометора, напомнили о том, что не только Кирену, но и самую жизнь Эвергет удержал за собой лишь благодаря старшему брату – так велик был гнев александрийцев на своего «благодетеля»

(Plyb. XXXI.18)! Однако, как замечает Полибий, «и раньше римляне много раз следовали тому правилу в своих решениях, чтобы, пользуясь ошибками других, мудро расширять и приумножать собственное владычество, в то же время иметь вид народа, сочувствующего и благодетельствующего недальновидным» (пер. Ф.Г.Мищенко). Последовав этому правилу в очередной раз, сенат отправил посольство, призванное решить дело в пользу младшего брата – но без применения военной силы. Последний пункт окрыленный успехом Эвергет, кажется, не расслышал – он тут же собрал множество наемников в Греции, переместился в принадлежавшую Родосу Перею и уже был готов к броску на Кипр, когда римляне напомнили ему о том, что передача острова в новые руки должна осуществиться мирным путем. Эвергету пришлось подчиниться, распустить набранное войско и направляться к Киренскому побережью, в Апис, где он должен был ожидать брата и римских послов, отправившихся в Александрию улаживать спор. Дабы не чувствовать себя безоружным, Эвергет по пути в Кирену все же набрал на Крите тысячу человек. Пока Филометор вежливостью и гостеприимством постепенно склонял на свою сторону все римское посольство, младший из братьев томился неизвестностью на египетской границе.

Неожиданно пришло новое известие: теперь его не хотели видеть своим царем уже киренцы. Прослышав о возвращении царя, они вышли защищать свою свободу с оружием в руках. Позабыв о Кипре, Эвергет бросился воевать за свой лишь недавно полученный престол. Он провел несколько успешных операций, но в конце концов проиграл борьбу. В это самое время явились, наконец, послы из Александрии. Они тоже не принесли Эвергету никаких хороших вестей. Филометор больше не хотел уступать.

Зимой 162/161 гг. до н.э. в сенате вновь должны были выступать послы от обоих братьев. На этот раз Рим решил показать александрийскому двору, что решениям римского сената следует подчиняться: послы от Филометора были высланы из города, а дипломатические отношения с ним самим расторгнуты. Эвергет торжествовал: казалось, после стольких ударов судьбы удача наконец улыбнулась ему. Он опять стал набирать войско

– неизвестно, однако, что с этим войском произошло потом. Попытку захватить Кипр царь по какой-то причине так и не предпринял. Вскоре жизнь Эвергета опять оказалась под угрозой: на него было предпринято покушение (вероятно, организованное киренцами). Царь вскоре после этих событий составил завещание, по которому в случае его гибели при отсутствии наследников его царство должно было перейти Риму (SEG IX.7). Никто, конечно, не придал этому документу слишком большого значения – царь был еще молод, да и основная цель обнародования этого документа, а именно заверение Римской республики в своей бесконечной преданности, была очевидна.

В 154 г. до н.э. Эвергет лично предстал перед сенатом и, показав нанесенные ему раны, обвинил старшего брата в покушении на свою жизнь.

Послы от Филометора не были даже приняты, а Эвергету в помощь сенат выделил пять квинквирем и отправил пятерых легатов, которые должны были водворить верного римского союзника на Кипре (Plb. XXXIII.11.4-7).

Прочим союзникам Рима было предписано оказать коллеге поддержку. До военных столкновений дело, однако, не дошло. В конце концов Птолемею VIII пришлось возвратиться в Киренаику ни с чем. Кажется, именно сейчас беспокойный «благодетель» смирился с мыслью о том, что остаток своих дней он проведет царем Киренаики, издалека наблюдая за успехами брата.

Если уж путешествие в сопровождении пяти римских «крейсеров» не принесло ему желанного Кипра – что еще могло изменить его судьбу? Не только мавзолей, вероятно, возводившийся здесь именно для Эвергета, но и то, что после последней поездки в Рим он разворачивает масштабную строительную деятельность в Кирене, а также начинает устраивать пышные празднества и богато одаривать местных жрецов, свидетельствуют о том, что Птолемей VIII, наконец, перестал противиться судьбе и согласился с ролью киренского властителя 32.

Тем временем Птолемей VI смог добиться существенных успехов и там, где его предшественникам последнее время не особенно везло – в Восточном Средиземноморье. В 162 г. до н.э. из Рима бежал племянник Антиоха IV Деметрий I Сотер, находившийся там в качестве заложника.

Посол Птолемея VI, Менилл, оказал новому претенденту на трон Селевкидов поддержку. Деметрий расправился с наследником Эпифана Антиохом V и его опекуном Лисием и занял престол. Молодой правитель энергично принялся за наведение порядка. В 161 г. до н.э. у Вавилона он разбил армию узурпатора Тимарха, успевшего ранее получить признание со стороны Рима. В 155 г. до н.э. Сотер едва не лишил Птолемеев Кипра – да еще как ловко! За взятку в 500 талантов он собирался выкупить остров у птолемеевского наместника Архия – и если бы в Александрии не прознали об этих переговорах, Кипр был бы навсегда потерян. Архию пришлось наложить на себя руки – он удавился шнуром от занавески (Plb. XXXIII.5).

Этот эпизод дал понять Филометору, что с Деметрием I во главе от державы Селевкидов покоя не будет.

Птолемей VI вошел в соглашение с царем Пергама Атталом II и властителем Каппадокии Ариаратом V. Все трое были недовольны Деметрием и стали готовить его свержение. Аттал обнаружил в Смирне человека сомнительного происхождения, чьим главным достоинством было большое Laronde A. Cyrne et la Libye hellnistique. Libykai Historiai de l'poque rpublicaine au principal d'Auguste. Paris, 1987. P. 442-444.

сходство с Антиохом IV. Неожиданно оказалось, что у Антиоха IV был еще один сын, Александр – и подтвердила это настоящая (в отличие от этого Александра) дочь Эпифана Лаодика. Вместе они отправились в Рим, где сенат, которому уже давно досаждало самоуправство Деметрия, одобрил возвращение «наследника» Антиоха IV на трон своего отца. С одобрением римского сената и, очевидно, с золотом царей-заговорщиков, Александр Балас прибывает в Птолемаиду и начинает борьбу за свое «наследство». Исход ее был решен в течение двух лет. В 150 г. до н.э. Деметрий I погибает в последней битве с самозванцем.

В этой битве на стороне Баласа сражались не только те войска, которые ему удалось нанять на деньги царей-союзников. Филометор прислал своему ставленнику и армию. Птолемей VI, очевидно, имел большие планы в отношении территорий в Восточном Средиземноморье. Союз Баласа и Филометора становился все крепче. Новый правитель Селевкидской державы просит у царя Египта руку его дочери – и получает ее. В 150/149 гг. до н.э. Филометор лично сопровождает свою дочь Клеопатру Тею в Птолемаиду вместе с большим приданным (1 Макк. 10.54-60). В Финикии в это время чеканятся монеты, подражающие птолемеевским.

Во время борьбы за власть между Александром Баласом и Деметрием I последний успел отправить своих сыновей, Антиоха и Деметрия, на Крит. Старшему, Деметрию, в 146 г. до н.э. было 15 лет. В это самое время он объявляется в Малой Азии и начинает вербовать войска. Начинается новый виток борьбы за власть в Селевкидской державе. Балас обращается к Птолемею и выступает по направлению к Птолемаиде. Птолемей входит в Келесирию – но делает это так, что у Баласа появляются серьезные опасения относительно своего старшего союзника. Филометор размещает гарнизоны во всех городах, через которые проходит, в Яффе торжественную встречу ему оказывает иудейский первосвященник Ионафан, а в Птолемаиде царь даже выпускает монету. Нас уже не удивляет, что в это самое время один из приближенных Баласа, некто Аммоний, совершает покушение на жизнь египетского царя. Филометор требует выдать преступника, но Балас отказывается. Тогда египетский царь немедленно разрывает отношения со своим бывшим ставленником, расторгает его брак со своей дочерью – и начинает оказывать поддержку Деметрию II, сыну Сотера (Клеопатра Тея теперь выходит замуж во второй раз – за Деметрия). Балас бежит из Антиохии, и город занимают войска Деметрия II и Филометора.

После стольких поражений, понесенных Египтом от своего восточного соседа, Египет теперь как будто возвращался ко временам прадеда Филометора Птолемея III Эврегета. В Антиохии царь принимает особый знак власти – двойную диадему, символизирующую его владычество не только над Египтом, но и над Селевкидским государством (J. AJ. XIII.113).

Вновь вводится особая система летосчисления – 36 год правления Филометора над Египтом становится 1 годом его власти над обоими государствами.

Однако лишенный трона Балас продолжал борьбу. Он встретился с войсками Деметрия и Птолемея на реке Ойнопарас. В этой решающей битве самозванец потерпел окончательное поражение. Он бежит к арабскому шейху Забдиэлю, который, однако, предает его и отсылает голову доверившегося ему Александра Деметрию и Птолемею. Филометор, однако, не успевает порадоваться победе: во время сражения его конь, испугавшись боевых слонов, сбросил седока. От полученной травмы головы царь на четыре дня теряет дар речи, а на пятый расстается с жизнью (J. AJ. XIII.117).

Самостоятельное правление Птолемея VIII и гражданская война (145-116 гг. до н.э.) Вряд ли весть о неожиданной гибели Птолемея VI доставила комулибо большее беспокойство, чем его супруге Клеопатре II. Доподлинно известно, что у царя был сын, родившийся, по-видимому, 15 октября 166 г.

до н.э. Мальчик, прозванный Евпатором (, т.е. «(сын) благородного отца»), девяти лет от роду уже занимал должность жреца-эпонима в культе обожествленных Птолемеев. Тогда же он оказывается и сам прижизненно включен в этот культ. Присоединившись к своим именитым предкам в обрядах династического культа, наследник Филометора вскоре отправился к ним и на самом деле. По-видимому, именно об этом печальном событии сообщают нам строки Антипатра Сидонского (автор II в. до н.э., у которого, по замечанию Цицерона, «по первому желанию слагать стихи сами собою текли слова» (Cic. De orat. III.50) – пер.

Ф.Ф.Петровского):

…Сам великий Египет власы распустил свои скорбию;

Царство Европы объял стон от конца и в конец.

Да и Селена сама, потемневшая ликом от горя, Бросила звезды и все в небе дороги свои.

Был ты погублен чумой, этим жутким хозяином суши, Прежде чем скипетр отцов юной воспринял рукой… (пер. Ю.Ф.Шульца) Лунное затмение, о котором, по-видимому, здесь идет речь, имело место в 153 или же 150 гг. до н.э. По документам преждевременную смерть Птолемея Евпатора удается датировать 152 г. до н.э. Незадолго до смерти первенца Клеопатра II принесла мужу еще одного сына. Он нем мы знаем немного – сам факт его существования удалось убедительно доказать лишь не так давно, в 1997 г., когда был опубликован папирус, упоминающий под 144/143 гг. до н.э. жреца-эпонима «(сына) Птолемея [Филометора] и Клеопатры Эвергетиды» ( [ []) (pKln 8.350, 3-5).

По какой-то причине наследнику Филометора не удалось занять престол его отца. По-видимому, летом 145 г. до н.э. в решение о смене власти опять вмешалось население птолемеевской столицы – или же, скорее, речь должна опять идти о борьбе внутри александрийского двора. Какая-то часть придворных, безусловно, поддерживала Клеопатру II, и будь ее позиции сильнее, она, возможно, смогла бы в какой-то форме добиться более или менее единоличной власти. Однако александрийцы рассудили иначе. В Кирену было отправлено посольство, призванное обратиться к Птолемею VIII с предложением занять трон своего отца. В самой Александрии в это время находился посол римского сената Минуций Терм. В чем именно состояла на этот раз его миссия, мы не знаем – но через три недели после гибели брата Эвергет уже был царем Египта. Клеопатре II не оставалось ничего лучшего, как выйти замуж за брата – на этот раз за младшего. Вскоре царственная пара стала совместно именоваться «богами Эвергетами», а Клеопатра начала появляться наравне со своим мужем в датировочных формулах и храмовых рельефах.

Нельзя сказать, что смена правителя на александрийском престоле прошла гладко. Птолемею VIII пришлось предпринять самые разнообразные меры, чтобы подавить тех, кто был настроен решительно против его власти, и расположить к себе тех, кто мог легко к этому склониться.

Едва ли не первым, что сделал новый правитель, было убийство сторонников юного сына Птолемея VI – причем, как сообщает Юстин, убиты они прямо были во время свадьбы Эвергета и Клеопатры II (Just. XXXVIII.8.4). Сам юноша, как было отмечено выше, в это время еще не погиб. К событиям этого времени мы, по-видимому, должны также отнести гонения на евреев, вызванные очевидно тем, что еврейские военачальники Ония и Досифей, занимавшие при Филометоре очень высокое положение в государстве, теперь поддержали Клеопатру II в противовес новому властелину. Историю о необычной жестокости египетского царя, отнесенную автором Третьей книги Маккавейской ко времени Птолемея IV (3 Макк. 5-6), Иосиф Флавий (J. Ap. II. 50-52) связывает с Эвергетом – и, очевидно, обоснованно 33.

Еще одной группой, которой пришлось испытать на себе крутой нрав «благодетеля», оказались ученые александрийского Мусея. Будучи по долгу службы тесным образом связаны с двором, многие из них в событиях 145 г. до н.э. оказались не на стороне нового правителя. Афиней, конечно, сильно преувеличивает масштабы наступления Птолемея VIII на александрийскую интеллигенцию, когда говорит о том, что благодаря репрессиям «все острова и города наполнились грамматиками, философами, геометрами, музыкантами, живописцами, учителями гимнастики и многими другими искусниками» (пер. Н.Т.Голинкевича) (Ath. IV 184b-c). На самом деле речь должна идти об изгнании или даже удалении по собственному решению тех представителей Мусея, для которых смена власти по тем или иным причинам оказалась неудобной. Мариетта Хорстер обращает внимание на то, что, когда в связи с событиями 145/144 гг. до н.э. глава Мусея Аристарх Самофракийский переместился на Кипр, как минимум десять его учеников остались в Александрии – и один из них, Аммоний, вскоре занял пост своего учителя. В перерыве же этот пост действительно занимал офицер из царской охраны – временная мера, которая, однако, могла дать повод для злословия тем представителям интеллигенции, для которых смена власти означала конец карьеры 34. Хорошо известное уничижительное прозвище Эвергета – Фискон ( – т.е. «толстяк», «пузан») имеет, как считает исследователь эпохи Птолемея VIII Петер Надиг, конкретного автора – а именно бежавшего из Александрии Аристарха Самофракийского35. Последний, именитый филолог и автор подробного комментария к Hlbl G. Op. cit. P. 217. Anm. 64.

Horster M. Geistesleben in Alexandria im 2. Jh. v. Chr. und die sogenannte Gelehrtenvertreibung // gypten zwischen innerem Zwist und uerem Druck. Die Zeit Ptolemaios' VI. bis VIII / Hrsgg. v. A. Jrdens, J.F. Quack Wiesbaden, 2011. S. 216.

Nadig P. Op. cit. S. 67.

Гомеру, занимался также творчеством ранних лириков, возможно, включая Алкея. Последний факт особенно важен для нас по той причине, что только у Алкея мы встречаем употребления прозвища «фискон» ранее, чем оно стало именованием Птолемея VIII – Алкей клеймит этой кличкой тирана Митилены Питтака (Alc. 37b).

Угроза новому царю могла исходить не только из придворных кругов Александрии. В Сирии оставалась армия, которой только недавно победоносно предводительствовал Филометор – армия, на глазах у которой он принимал двойную диадему Египта и Азии. Царь, вероятно, встретился с войсками в Пелузии и добился их расположения. Какой ценой – сообщает нам надпись, найденная на Кипре, куда была переправлена часть вернувшейся из Сирии армии (C. Ord. Ptol. no. 41-42). Здесь царь благодарит войска за то, что переход власти в его руки прошел без затруднений, а в награду приказывает обеспечить им пожизненное содержание! Возвращение войска из Сирии, как представляется, вообще соответствовало внешнеполитической программе Птолемея VIII. В начале его правления были отозваны также последние птолемеевские гарнизоны с баз в Эгеиде. Новый царь, как видим, все внимание решил сосредоточить на самом Египте.

К числу мер, призванных укрепить положение Эвергета, принадлежало и обнародование очередного «декрета человеколюбия» (C. Ord. Ptol.

no. 41-42). Не забыл царь и о египетском жречестве – храмы получили подтверждение своих прав и доходов» (C. Ord. Ptol. no. 43). В 144 г. до н.э.

Птолемей VIII предпринял шаг, который должен был иметь огромное значение для одобрения его власти со стороны египтян: в Мемфисе, прославленной, наряду с Фивами, древней столице, он прошел обряд интронизации по египетскому обычаю. В это самое время Клеопатра II родила своему новому мужу сына, прозванного Мемфисцем. Чуть позже, в 142 г. до н.э., царская семья предприняла поездку в Верхний Египет, в течение которой Птолемей VIII исполнял испокон веков возлагавшиеся на египетского царя обязательства: в Дендере он заложил храм, в Эдфу освятил, а в Фивах провел церемонию «возведения в должность» очередного из священных быков-Бухисов. С большим, нежели его предшественники, вниманием к египетским культам стал относится еще Птолемей VI. Его младший брат превосходил в этом отношении и Филометора. Птолемею VI удалось в основном завершить грандиозное строительное предприятие, начатое еще при Птолемее II Филадельфе – постройку храма Исиды на острове Филэ.

При Птолемее VIII работа над этим храмом также продолжалась. При Филометоре же было начато строительство храма Хароэриса и Себека в КомОмбо, продолжавшееся и при его преемнике. Только в 152/151 г. до н.э., после двадцатилетнего Фиванского восстания и последовавших за ним смут начала правления Птолемея VI, удалось возобновить работу над грандиозным храмом Хора в Эдфу, начатую Птолемеем III в 237 г. до н.э.

Дело пошло так хорошо, что 10 сентября 142 Птолемей VIII имел возможность провести церемонию освящения храма – отличная возможность продемонстрировать внимание к египетской религии и подобающее царю скрупулезное исполнение ее ритуалов! Эвергет не оставил своим вниманием этот храм и после. Не забывали наследники Эпифана и о беспокойной Фиваиде – в древних храмах по обе стороны Нила мы находим следы их строительной деятельности. То же можно сказать и о Среднем Египте, включая Фаюмский оазис.

В течение первого года своего нового царствования (который официально считался годом 26 – с отсчетом лет от 170 г. до н.э., когда царь впервые взошел на египетский трон) Птолемей VIII, таким образом, сделал все возможное для укрепления своей власти. Она, тем не менее, так и не стала настолько прочной, насколько царю этого хотелось бы. В нескольких надписях, сделанных при Птолемее VI, уничтожены имена его сподвижников36. По-видимому, эти намеренные повреждения были сделаны в 145/144 гг. до н.э. – и, быть может, не без указания нового властелина. К числу лиц, выдвинувшихся при Филометоре и лишившихся всего при его брате, принадлежал некто Галест, сын царя Атамании в Эпире (Diod. XXXIII.20).

При Филометоре он руководил птолемеевскими войсками в Сирии. С приходом Эвергета этот человек высокого ранга впал в немилость. Земли, подаренные ему Птолемеем VI, были конфискованы. Галест бежал в Грецию

– где, как оказалось, собралось немало таких же, как он, жертв «благодетеля». Здесь составить заговор против нового царя было проще, чем гделибо. Однако для того, чтобы попытаться возвести на египетский трон сына Филометора, которого царь якобы перед смертью передал под защиту Галеста (возможно, речь здесь шла о том самом юноше, который еще в 144/143 гг. до н.э. упоминается в pKln 8.350 в качестве жреца-эпонима), нужен был повод. Такой повод не заставил себя долго ждать.

Вряд ли мы сможем когда-нибудь точно ответить на вопрос, что побудило Эвергета предпринять несколькими годами позже следующий во всех отношениях необычный шаг. В 141/140 гг. до н.э. он женился во второй раз – не разводясь с сестрой и сделав своей новой супругой ее же дочку, известную как Клеопатра III! Причем племянница быстро вытеснила свою мать с почетного места главной царской супруги. Первая теперь именовалась «женой», тогда как вторая официально называлась только «сестрой» и обе – «царицами». В.Хусс полагает, что об этих событиях собравшимся в Греции противникам Эвергета должен был сообщить ни кто иной, как оскорбленная Клеопатра II37. Так или иначе, по-видимому, именно в 140 г. до н.э. Галест перешел к решительным действиям. Сына Филометора или некто, выдаваемый за такового, был коронован, и заговорщики с войсками двинулись к египетскому побережью. Эти события оказались для Hu W. Op. cit. S. 602. Anm. 37.

Ibid. S. 606.

Эвергета более опасными, чем он, вероятно, мог предполагать. Его наемники, долго неполучавшие жалования, уже были готовы переметнуться на сторону бунтовщиков. Фактически от очередного провала Эвергета спас стратег Гиеракс, выплативший наемникам царские долги из своего кармана. Переворот не удался. Может быть, не последнюю роль сыграло в событиях этого времени очередное римское посольство, возглавлявшееся на этот раз покорителем Карфагена Публием Корнелием Сципионом Эмилианом. По крайней мере, чреватое новыми конфликтами соправление Эвергета и двух его супруг было на руку римскому сенату. В Александрии продолжила править странная «семья», состоявшая из царя и двух его «цариц».

В связи с этим посольством Сципиона мы встречаемся с наиболее ярким из дошедших до нас описаний внешности Птолемея VIII и его поведения «у себя дома». «Насколько кровожадным казался он согражданам, настолько смешным показался римлянам. Лицом он был безобразен, низок ростом, ожиревший живот делал его похожим не на человека, а на животное. Гнусность его вида увеличивала чрезмерно тонкая и прозрачная ткань его одежды, как будто он задался целью искусно выставить напоказ то, что скромный человек стремится обычно тщательно прикрыть» (Just.

XXXVIII.8.9-10). У нас есть основания полагать, что египетский царь и послы Рима, так сказать «не поняли друг друга». Принимая делегацию, Эвергет старался изо всех продемонстрировать птолемеевский идеал, подразумевавший роскошь, щедрость, подчеркнутое изобилие, льющееся через край. Для послов же Римской республики, приверженных совершенно противоположному по содержанию идеалу mores maiorum, все это не могло внушать ничего, кроме отвращения.

Рим не зря настоял на совместном правлении Птолемея VIII и двух его супруг. Тлеющая ненависть в конце концов вырвалась наружу. В конце 132 г. до н.э. Клеопатра II покинула Александрию и закрепилась на юге.

Началась настоящая гражданская война. В течение года Птолемей VIII держал столицу в своих руках. Однако осенью 131 г. до н.э. начались беспорядки в Александрии. Царский дворец был подожжен, и «благодетелю»

в который раз пришлось покинуть страну (Just. XXXVIII. 8. 11-15, Liv. Рer.

LIV). Обосновавшись на Кипре вместе с пляменницей-супругой, он какимто образом смог заманить туда и своего сына от Клеопатры II, Птолемея Мемфисца. Занявшая теперь александрийский трон Клеопатра II предприняла беспрецедентный шаг – текущий год вновь стал «первым годом», теперь уже единоличного правления царицы, без всякого упоминания какихлибо соправителей мужского пола! В династическом культе царица теперь выступала под новым и совершенно особым именем «матерелюбивой богини-спасительницы» ( ). Из ее культового имени, таким образом была исключена всякая связь со вторым мужемблагодетелем», зато подчеркивалась преемственность по отношению к Птолемею VI и более того – с основателем династии Птолемеем Сотером.

Ненависть к Эвергету в столице была столь велика, что жители города в какой-то момент стали уничтожать его статуи. Реакция со стороны оскорбленного изгнанника последовала незамедлительно. Он лишил жизни собственного сына, Птолемея Мемфисца, и отправил части его тела своей ненавистной сестре в качестве подарка ко Дню Рождения (Diod.

XXIV/XXV.14, Just. XXXVIII.8.13-15).

В ходе гражданской войны в Египте появился, по-видимому, еще один обладатель древнего царского титула! Летом или осенью 131 г. до н.э. в Фивах утвердился некто Харсиесес (Hr-sA-As.t – «Хор, сын Исиды»).

Не продержавшись и полугода, он был вытеснен верными Птолемею VIII войсками под руководством египтянина Паоса и после этого в течение года удерживал власть в Анкиронполе. В январе 130 г. до н.э. подчинявшиеся Птолемею VIII силы уже контролировали Фивы. Весной 130 г. до н.э. мы застаем Эвергета уже в Египте – сражающимся против войск, сохранивших верность его сестре. Война шла не только на полях сражений. В это время появляется «дублирующая» должность жреца-эпонима – в противовес существовавшей в Александрии. Этот жрец был теперь еще и служителем культа «Исиды великой, матери богов» ( ). Речь здесь, однако, шла вовсе не о почитании самой по себе древней богини – под ее именем выступала юная супруга Птолемея, Клеопатра III! Ее мать позиционировала себя как продолжательница дела славного Птолемея Сотера – ее дочь обошла мать и здесь, представив себя в глазах египтян воплощением столь почитаемого ими божества.

К 129 г. до н.э. Эвергет, по-видимому, уже контролировал Фаюм.

Александрия, тем не менее, оставалась неприступной. И все же положение «богини-спасительницы» ухудшалось с каждым часом. Тогда царица придумала нечто совершенно замечательное: она предложила египетский трон, на котором чувствовала себя неуютно, Селевкиду Деметрию II – тому самому, который когда-то получил трон Антиохии благодаря ее первому мужу (Just. XXXVIII.9.1, XXXIX.1.2-4). Птолемей VIII, однако, не терял времени даром – он выступил навстречу Деметрию у Пелузия, и тот вынужден был повернуть назад из-за начавшихся в его собственной державе беспорядков. Невольно задаешься вопросом, не был ли причастен к этим беспорядкам Эвергет. По крайней мере, именно в это время он выдвигает очередного «лже-Селевкида» в качестве претендента на антиохийский трон. Александр Забина («купленный»), протеже Птолемея VIII, был якобы усыновлен когда-то Антиохом VII (Just. XXXIX.1.4-8, J. AJ XIII 267Александр начал войну против Деметрия и к 126 г. до н.э. последний лишился не только трона, но и жизни – возможно, не без участия своей супруги Клеопатры Теи, дочери Филометора.

У Клеопатры II шансов больше не оставалось. В 127/126 гг. до н.э.

Александрия сдалась Птолемею VIII. Вспоминая его возвращение в столицу восемнадцатью годами ранее, после смерти Филометора, мы не удивимся, когда узнаем, что победитель совсем не собирался оставлять упорное сопротивление александрийцев безнаказанным. В отличие от своего старшего брата Птолемей VIII не любил прощать. На городском стадионе были заперты и сожжены или перебиты стрелами эфебы (V. Max. IX.2. ext. 5, Ampel. 35, 5). Месть царя испытал на себе даже священный бык Бухис из Гермонта – во время гражданской войны город долго держался на стороне Клеопатры II, и захоронение умершего в 125 г. до н.э. животного оказалось довольно убогим 38. Месть царя, однако, не коснулась его главного врага: к 124 г. до н.э. мы застаем странную царскую «семью» в полном составе, вновь с двумя царицами. Лютые враги в который раз договорились. Примирение царственных супругов, впрочем, не означало внезапного прекращения смуты по всей стране. Так, например, еще в 123 г. до н.э. продолжался ожесточенный конфликт между Гермонтом и Патирисом (во время гражданской войны этот город был на стороне Эвергета) – и в последнем в датировочных формулах не встречалось упоминания Клеопатры II.

Гражданская война в Египте имела одним из следствий возрождение активной политики Птолемеев в Восточном Средиземноморье. Ставленник

Эвергета Александр Забина вскоре стал вести себя чересчур независимо:

он обратился против Клеопатры Теи и ее малолетнего сына Антиоха VIII Грипа. Птолемей VIII теперь начинает оказывать поддержку дочери своего брата. Он выдает за Антиоха свою дочь, Клеопатру Трифену, и помогает последнему в борьбе с Забиной. В 123 г. до н.э. Антиох VIII одерживает окончательную победу и казнит своего противника.

Очередная смута не прошла для страны бесследно. Египет будто вернулся к середине 160-х гг. до н.э. – с той только разницей, что тогда разорению страны поспособствовало иноземное вторжение, теперь же вина за него лежала целиком на «богах-благодетелях». Птолемей VIII понимал это как никто другой. 28 апреля 118 г. до н.э. последовал, как уже можно Hu W. Op. cit. S. 615. Anm. 156.

было ожидать, очередной «декрет человеколюбия» (C. Ord. Ptol. no. 53, 53 bis, 53 ter). Объявлялось прощение преступлений, покинувшие свою землю крестьяне призывались обратно, отпускались недоимки… Разумеется, большое внимание в новом документе было уделено храмам и жречеству.

Подтверждались права храмов на землю и их право предоставлять убежище. Эвергет обязался оплачивать дорогостоящие похороны священных быков Аписа и Мневиса из государственной казны. Один город во всей стране был намеренно лишен права воспользоваться царскими благодеяниями

– Панополь, который во время войны оказался столицей мятежника Харсиесе. Важное нововведение касалось судебного процесса: дела должны были разбираться в греческих или египетских судах в зависимости от того, на каком языке были составлены относящиеся к ним документы.

Почти одновременно с обнародованием «декрета человеколюбия»

произошла интересная перемена в династическом культе. В этот культ было введено почитание некоего «нового отцелюбивого бога». Очевидно, под таким именованием в царский культ вошел убитый Эвергетом Птолемей Мемфисец, их общий с Клеопатрой II отпрыск 39, «наиболее заметная жертва войны внутри династии, который в качестве «отцелюбивого бога» якобы посмертно простил своего убийцу» 40.

Надпись из храма в Эдфу сообщает нам, что 28 июня 116 г. до н.э.

«раскрыл сокол крылья к небу» (bik wp dnH.w r p.t) 41 – оборвалась столь богатая на события жизнь Птолемея VIII Эвергета. В определенном смысле можно сказать, что почти вековое правление наследников Птолемея V Эпифана оставило египетское государство на том же этапе развития, на котором они получили власть из рук своей матери Клеопатры I. Все так же Chauveau M. Un t 145 // Bulletin de l'Institut Franais d'Archologie Orientale. 1990. T.

90. P. 135-168, 1991. T. 91. P. 129-134.

Hlbl G. Op. cit. P. 203.

Chassinat. Le temple d'dfou. T. VII. Kairo, 1932 ( = Mmoires publis par les membres de l’Institut franais d’archologie orientale 24). P. 9.

бушевали восстания коренных египтян, все также Египет постепенно сдавал позиции на внешнеполитической арене – хотя и в том, и в другом направлении Птолемеям II в. до н.э. периодически удавались весьма значительные успехи. Видимо, слишком глубок был кризис и слишком необратимы процессы, происходившие внутри Египта и за его пределами, чтобы александрийское правительство могло что-то изменить. «Матерелюбивые боги» и царь-«благодетель» искренне и старательно отыграли свои роли в этом спектакле с предсказуемым концом – и сошли со сцены. «Битва (почти) всех против (почти) всех могла окончиться, в лучшем случае, лишь угасанием»42.

Hu W. Op. cit. S. 625.

С.В. Смирнов

ЦАРИ ГОСУДАРСТВА СЕЛЕВКИДОВ

Антиох I Личность Антиоха I, второго царя династии Селевкидов, пребывает в тени его великого отца – Селевка I. Поколение эпигонов, наследников диадохов, к которому принадлежал и этот сирийский царь, уже древними авторами воспринималось как более мелкое, второсортное в сравнении с выдающимися фигурами их отцов. Однако по сути именно на плечи этих царей легла вся тяжесть по внутреннему устройству новых государств. Так случилось и с Антиохом. Его отец, прославленный полководец Селевк Никатор, последний из диадохов, силой оружия создал гигантскую империю, уступавшую своими пространствами лишь державе самого Александра Македонского. Однако проведя всю жизнь в походах и сражениях, Селевк едва ли успевал упорядочить внутренние дела, хотя упрекнуть его в абсолютном бездействии на этом поприще мы, разумеется, не можем. Поэтому его наследник и единственный сын – Антиох уже при жизни отца был задействован в качестве администратора, в обязанности которого входило укрепление только что построенного государства. В результате этого держава Селевкидов, как она предстает в восприятии древних авторов, была фактически создана вторым царем династии – Антиохом I.

Когда родился Антиох, сын Селевка Никатора, мы не знаем. Мать Антиоха – иранка Апама – была дочерью Спитамена Бактрийского и принадлежала к одному из самых влиятельных домов Бактрии и Согдианы. Возможно, она даже была родственницей Роксаны, жены Александра. Обстоятельства союза Селевка и Апамы уникальны. Их брак являлся частью торжеств, устроенных в Сузах в 324 г. до н.э., где несколько сотен виднейших соратников Александра сочетались браком с представительницами иранской аристократии. Однако в отличие от других македонян, женившихся в тот день, Селевк сохранил верность своей жене, а рожденного ею сына признал своим наследником. Таким образом, рождение Антиоха стало своеобразным результатом встречи Востока с Западом.

Политическая карьера Антиоха началась довольно рано. Достигнув совершеннолетия, царевич сопровождал своего отца в его походах. В 301 году до н.э. Антиох принял участие в знаменитой битве при Ипсе, где войска Селевка и Лисимаха разгромили армию Антигона Одноглазого и его сына Деметрия (Plut. Dem. 28). В сражении Антиох командовал конным отрядом, располагавшемся на правом фланге отцовского войска, прямо напротив отрядов Деметрия. Вступив с ним в схватку, Антиох вынужден был обратиться в бегство. Был ли это заранее спланированный маневр или действительно неудача юного полководца, доподлинно неизвестно. Но заметим, что именно это поспешное отступление Антиоха в конечном итоге сыграло решающую роль в этом сражении. Как красноречиво повествует Плутарх, Деметрий увлекся преследованием отступающего Антиоха, в результате чего чересчур отдалился от позиций своего отца, оставшегося без нужной поддержки. Когда Деметрий опомнился, было уже слишком поздно: опытный Селевк сумел отрезать ему обратный путь и разбил противников поодиночке. Таким было зафиксированное в источниках боевое крещение Антиоха.

Около 295 года до н.э. Антиох был объявлен соправителем своего отца.

Назначение Антиоха «вторым царем» государства совпало с его свадьбой со Стратоникой, дочерью Деметрия Полиоркета. Обстоятельства союза Антиоха и Стратоники окутаны красивыми легендами, переданными древними авторами и представляют собой целый комплекс историй, который, возможно был даже собран в отдельный роман. Изначально Стратоника была женой отца Антиоха, Селевка. Уже будучи женатым на Апаме, Селевк в 299 году вступил в союз со Стратоникой, желая сблизиться с ее отцом Деметрием.

Однако молодой наследник Антиох сразу же влюбился в свою молодую мачеху, но по понятным причинам держал это в тайне. Любовные чувства настолько переполняли юношу, что от осознания безысходности своего положения он тяжело заболел. Придворный врач Эрасистрат, лечивший Антиоха, быстро понял суть заболевания. Каждый раз, когда в покои входила Стратоника, царевич менялся в лице, его дыхание сбивалось, а сердце билось сильнее. Однако сообщить грозному царю Селевку о таком «диагнозе» Эрасистрат не решался. Наконец опытный врач решил пойти на хитрость и объявил, будто Антиох влюблен в его, Эрасистрата, собственную жену (очевидно, та тоже была молода и красива). Селевк умолял Эрасистарта отказаться от своей жены в пользу царевича, обещая дать тому все, что он только пожелает. В кульминационный момент этой мольбы Эрасистрат «открыл карты»: Антиох влюблен в Стратонику, и если не удовлетворить его любви, то Селевк останется без наследника. Это нисколько не потрясло царя-отца. Он тут же отказался от Стратоники и сочетал ее браком со своим сыном. В торжественной речи, произнесенной им на свадебных торжествах, в присутствии своих полководцев, Селевк объявил Антиоха и Стратонику царями «верхних сатрапий»

– всех земель восточнее Евфрата. Так отец и сын – Селевк и Антиох – стали править вместе. История любви Антиоха и Стратоники пережила и ее героев, и само государство Селевкидов: она волновала многих писателей древнего Рима и деятелей эпохи Возрождения. В конце XVIII века во Франции, незадолго до начала Великой французской революции, просвещенные круги вновь вспомнили об этой истории. Известный художник Жак-Луи Давид написал известное полотно «Антиох и Стратоника», а композитор Н.Э. Мегюль сочинил прекрасную оперу, которую назвал «Стратоника». Среди множества произведений эпохи Нового времени, посвященных истории Антиоха и Стратоники, в особом ряду стоит полотно Жана Щгюста Доминика Энгра. На картине мы видим привычный для этой истории сюжет страданий – лежащий в постели Антиох, склонившейся над ним Эрасистрат, стоящий на коленях у постели сына отец Селевк. Однако Стратоника, которая, по сути и есть причина этих страданий, не смотрит на Антиоха. Она в раздумье стоит, отвернувшись от постели больного, осознавая свою судьбу. Так тонко Энгр делает главным объектом этой истории не любовь, а чувство неизбежности, которое испытывает Стратоника Соправительство Антиоха отмечено рядом перемен в жизни восточных сатрапий.

Антиох действительно именовался царем. В официальной документации, а также на монетах его имя всегда рядом с именем его отца (OGIS 214; 215; SC 279). Главной задачей наследника-соправителя оставался именно Восток. Присоединенные в спешке восточные области государства Селевкидов, безусловно, нуждались в серьезной реорганизации. У Селевка Никатора, занятого войнами в Восточном Средиземноморье, просто не хватало времени на восточные дела. Поэтому участие Антиоха стало во многом спасительным для него и для всей его державы в целом.

На Восток Антиох отправился во главе большого войска, поскольку ему предстояло решать вопросы не только административного характера. Вероятно, для поддержки и даже надзора, с Антиохом на Восток был отправлен верный сподвижник Селевка Демодам из Милета. На всем пути следования, конечным пунктом которого была Бактрия, Антиох проводил различные преобразования. В Вавилоне он ввел некоторые новые налоги, как и в Мидии, упорядочил монетную чеканку. Своеобразной столицей Антиоха стала Селевкия-на-Тигре, основанная Селевком незадолго до этого. Соправитель активно способствовал дальнейшему ее развитию. В Борсиппе Антиох лично принял участие в нескольких вавилонских праздниках, наладив тем самым отношения с местными элитами. Вероятно, заслугой Антиоха стало наведение порядка и в Персиде, где местная знать, не желая мириться с македонским завоеванием, объявила было о своей независимости.

Серьезные изменения ждали Бактрию. Власть Селевкидов здесь была недостаточно прочной. Неизвестно как вообще Бактрия вошла в состав государства Селевка. Вероятно это было результатом договора между царем и местной бактрийской аристократией, гарантировавшей Селевку постоянные материальные ресурсы в обмен на военную защиту региона. Однако Антиох должен был чувствовать себя здесь достаточно комфортно, ведь он был сыном Апамы, чья семья все еще имела политическое влияние в этом регионе.

Примерно в начале III вю до н.э. Бактрия и Согдиана подверглись вторжению кочевников дахов, проникших в Среднюю Азию с Севера. Дахи нарушили хозяйственную жизнь региона и разорили несколько греческих городов. Для восстановления стабильности в регионе Антиох предпринял комплекс мер.

Во-первых, он отстроил несколько разрушенных Александрий, дав им свое имя – Антиохии. Во-вторых, он совершил рейд вглубь территорий самих дахов. Там на берегу Яксарта Демодам, повсюду сопровождавший Антиоха, воздвиг алтарь Аполлону Дидимскому, покровителю его родины – Милета.

Кроме того Антиох попытался наладить и экономику региона. Для этого он впервые организовал в Бактрии монетную чеканку. Для области, чрезвычайно богатой драгоценными металлами (Бактрия приносила Селевкидам больше золота, чем все остальные сатрапии вместе взятые), это было настоящим переворотом. С этого момента начинается период экономического возвышения Бактрии, занимавшей важное место в трансевразийской торговле.

Вероятно, в 281 году до н.э., во время пребывания в Бактрии, до Антиоха дошли вести об убийстве его отца. Узнав об этом, молодой царь тут же устремился на запад. Гибель Селевка от руки Птолемея Керавна стала началом нового витка войн, разыгравшихся теперь уже между наследниками диадохов – эпигонами. Сам Птолемей Керавн претендовал на европейские владения Селевка, став даже на короткий срок царем Македонии. К сожалению состояние наших источников не позволяет восстановить полной картины событий того времени. Хаотичность событий больше напоминает войну всех против всех. Поэтому мы выделим несколько ключевых событий, наиболее полно характеризующих процесс утраты Селевкидами первенства в Малой Азии.

«Малоазийское наследство», оставленное Антиоху I Селевком, на деле было огромной проблемой. Власть Селевка во многих районах полуострова была непрочной. Теперь же Антиоху противостоял мощный союз – «Северная лига», объединивший самые разнообразные силы (см. подробнее в главе о Вифинии). «Северная лига» ставила вполне конкретную задачу – уничтожить или ослабить слияние Антиоха в Малой Азии 1. На стороне Антиоха выступали, как пишет Мемнон, «многие другие», однако кто это был конкретно, историк не уточнил. Вероятно к союзникам Антиоха следует отнести Ионийские полисы Малой Азии (OGIS 219), а также пергамского властителя Филетера, находившегося в дружеских отношениях с царем 2.

Как известно из сообщений Мемнона Гераклейского, Антиох, вероятно, находясь на пути из восточных сатрапий, отправил впереди себя полководца Патрокла. Патрокл был, без преувеличения, выдающейся фигурой, одним из самых старых и опытных полководцев Антиоха. Будучи еще «другом» Селевка, отца Антиоха, Патрокл участвовал в знаменитой экспедиции Селевка в Вавилон. В 310 г. до н.э. именно Патрокл сдерживал атаки Антигона Одноглазого на Вавилон, не позволив противнику захватить город целиком. Долгое время Патрокл провел при дворе соправителя Антиоха в Бактрии. Вероятно, назначение Патрокла говорит о важности его миссии. Перейдя через Тавр, Патрокл отправил одного из своих подчиненных, Гермогена из Аспенда, заключить договор с гераклеотами. Успешно выполнив это поручение Гермоген, однако, был убит вифинцами, устроившими ему засаду.

Договор Антиоха с Гераклеей продлился недолго. В начавшейся войне с Вифинским царем Никомедом гераклеоты предпочли выступить против Антиоха и ориентироваться на своего соседа. Также против Антиоха воевал и претендент на македонский престол Антигон Гонат. Мемнон из Гераклеи соГабелко О.Л. История Вифинского царства. СПб. 2005. С. 168–169 Heinen H. The Syrian-Egyptian Wars and the new Kingdoms of Asia // CAH. VII. 1. 1984. P.

413; Жигунин В.Д. Международные отношения эллинистических государства в 280–220 гг.

до н.э. Казань, 1980. С. 60.

общает о столкновениях между противниками, но судить о том, на чей стороне был успех, невозможно. Вероятно уже в 278 г. до н.э., после вторжения в Македонию кельтских племен и гибели Птолемея Керавна Антигон и Антиох прекратили войну и заключили союз (Iust. XXV. 1.1)3. Лишившись столь влиятельного союзника, участники «Северной лиги» и главным образом Никомед Вифинский использовали против Антиоха галлов. Переправив кельтов через проливы, им действительно удалось ликвидировать угрозу со стороны Антиоха, поскольку молодой царь теперь был занят больше обеспечением безопасности ионийских полисов.

Война Антиоха с галлами продолжалась несколько лет. Когда и как она завершилась достоверно неизвестно. Безусловно, важной вехой в ней является знаменитая «битва слонов» – сражение, в котором Антиох сумел одержать уверенную победу над кельтскими племенами, состоявшееся в 276/275 году до н.э. Рассказ об этом событии сохранился в тексте позднего источника – Лукиана (Zeuxis). В нем автор красочно повествует о решающей роли боевых слонов, приведших кельтское войско в ужас и обеспечивших тем самым Антиоху победу. После этой битвы жителями ионийских полисов Антиох был прозвал Сотер (Спаситель). Тем не менее нельзя однозначно оценить результаты и этого сражения и войны Антиоха с кельтами в целом. Несмотря на то, что сирийский царь сумел защитить ионийские и эолийские города, победа далась ему ценой больших усилий. В последнее время даже высказывается идея о том, что даже после сражения Антиоха с кельтами последние все еще представляли серьезную угрозу для малоазийских полисов4.

К первым годам правления Антиоха относится и известное из илионского декрета восстание в Сирии (OGIS 219). Точно датировать это событие мы не можем. Возможно, оно произошло до 279 г. до н.э. Лишь предположеЖигунин В.Д. Международные отношения. С. 65.

Coskun A. Galatians and Seleucids: a Century of Conflict and Cooperation // Seleucid Dissolution. Wiesbaden, 2011. P. 85–106.

нием остается и популярная версия о том, что это восстание было как-то связано с вторжением в Сирию египетского царя Птолемея II. В тексте декрета ясно говорится, что начало царствования Антиоха было омрачено раздорами, и молодому царю пришлось восстанавливать мир в своей державе. О том же пишет и Мемнон из Гераклеи.

Еще одним соперником Антиоха I, оспаривавшим как территории Малой Азии, так и некоторые владения Келесирии, был Птолемей II. О войне Антиоха с Птолемеем также известно немногое. В историографии этот конфликт получил название Первой Сирийской войны. Однако первые столкновения двух царей, имевшие место в 280–279 годах, не принято в широком смысле считать частью Первой Сирийской войны, хотя безусловная связь между ними очевидна. Говоря о природе этого конфликта, важно отметить, что пограничная между Птолемеями и Селевкидами территория Келесирии и Палестины изначально, еще при основателях обоих государств, считалась спорной. Результатом этого станет извечное противостояние двух династий, продолжавшееся с разным успехом более ста пятидесяти лет. Однако кроме Восточного Средиземноморья интересы двух державы пересекались на Западном побережье Малой Азии5.

Именно в этом регионе и начался конфликт Антиоха I и Птолемея II.

Еще в 280 году Птолемей Керавн заключил союз со своим сводным братом и царем Египта Птолемеем II. В том же году последний развернул боевые действия против находившегося в сложнейшем положении Антиоха. Удары Птолемея приходились главным образом по побережью Карии, Ликии, Киликии и Ионии. Организовать оборону всего этого обширного региона Антиох не мог, и инициатива перешла к Птолемею. Так в 279 г. до н.э. египетскими войсками был занят важнейший город Ионии Милет. В том же году ПтолеGrainger J.D. The Syrian Wars. Leiden–Boston, 2010. P. 77–80. Также см. статью, посвященную Первой Сирийской войне, на www.livius.org.

мей захватывает и Дамаск в Сирии. Вероятно, в связи со вторжением галатов и сопутствующими событиями война была временно прекращена.

В 274 г. до н.э. начинается новый этап противостояния. Причиной для нового этапа войны стал конфликт правителя Кирены Магаса с Птолемеем.

Вероятно, еще в 280 году Антиох I выдал свою старшую дочь Апаму замуж за Магаса, родственника царя Птолемея (Paus. I. 7. 3). Магас, который планировал захват власти в Египте, был не столь успешен в своих действиях, поэтому вовлечение в борьбу Антиоха могло сыграть решающую роль 6. Павсаний отмечает, что Антиох быстро нарушил договор своего отца Селевка с Птолемеем I и даже начал приготовления к вторжению в Египет. Однако, как повествует тот же автор, Птолемей II перехитрил сирийского царя и попытался разжечь войну между народами его огромной державы. Что конкретно имел в виду Павсаний, неизвестно, однако допустимо, что речь может идти об очередном конфликте в Малой Азии.

В ответ на стремление Антиоха вторгнуться в Египет, Птолемей II начал войну на опережение и ударил первым. Египетский царь, располагавший большим флотом, надежно контролировал морские пути и организовывал регулярные атаки на селевкидские порты. Вероятно, наступление Птолемея было вполне успешным. В тексте известной Питомской стелы говорится, что царь Птолемей достиг Палестины. Из вавилонского астрономического дневника за 274 год известно, что царь Антиох выступил навстречу египетским войскам из Сард (ADRTB –273). Подробности дальнейших событий остаются для нас неизвестными. Как кажется, между царями так и не состоялось решающей битвы. Антиох был не слишком уверен в своем успехе и вел осторожную войну, а Птолемей был отвлечен рядом внутренних проблем – таких, как, например, восстание галатских наемников. Очередное наступлении ПтоGrainger J.D. The Syrian Wars. P. 83–84.

лемея II в Малой Азии было сдержано Понтийским и Каппадокийским царями, которые могли выступать в качестве союзников Антиоха 7.

Одним из эпизодов финала Первой Сирийской войны является, сохранившейся в повествовании Полиэна, рассказ о взятии Дамаска (Polyaen. 4.

15). Как повествует источник, неприступная крепость Дамаска стала непреодолимой преградой для Антиоха. Находясь на грани отчаяния, Антиох прибег к военной хитрости. Он приказал всем своим войскам прекратить осаду и удалиться от города. После этого царь устроил роскошные торжества по случаю какого-то персидского праздника и пребывал в праздном веселье до тех пор, пока не узнал, что начальник гарнизона Дамаска Дион, прослышав о праздниках, ослабил оборону. Как только весть об этом дошла до Антиоха, он приказал своим войнам срочно налегке выступать в поход, взяв с собой только четырехдневный паек. Преодолев пустыню, Антиох быстрым приступом взял Дамаск.

Когда и чем завершилась Первая Сирийская война, неизвестно. Наиболее вероятно, что сирийский и египетский цари заключили мирный договор, не видя дальнейшего смысла в противостоянии. Произошло это около 272 года до н.э. Эта война стала серьезным испытанием для Антиоха I. Истощенная предшествующими войнами, царская казна нуждалась в срочных пополнениях. Для этого царь Антиоха пошел на экстраординарные меры. В вавилонском астрономическом дневнике за 274/273 год повествуется о введении в Вавилонии медной монеты (вероятно, в эквивалент серебряной). Для Вавилонии, где прежде в широком использовании ходили только серебряные и золотые деньги, это было серьезным ударом. Автор дневника с горечью пишет о бедствиях, постигших его край: голод, эпидемии, нищета. В этом же дневнике упоминаются и сборы, которые проводят два высокопоставленных чиновника: сатрап Вавилона и, по всей вероятности, стратег «верхних сатрапий». Сатрап собирает серебро и все необходимое для войны, а стратег верЖигунин В.Д. Международные отношения. С. 72.

бует войско и дожидается прибытия двадцати слонов, отправленных сатрапом Бактрии. С войском стратег выдвигается в Сарды, где прибывает царь вместе со своей семьей. В дневнике недвусмысленно речь идет о войне с Египтом.

Но кроме войн за наследство своего отца и борьбы с Птолемеем II, царствование Антиоха I было омрачено и внутрисемейными конфликтами. Так, из источников известно о бунте, который поднял против Антиоха его старший сын и наследник Селевк8. У Антиоха и Стратоники было четверо известных нам детей. Дочь Апама была выдана замуж за киренского правителя Магаса, младшая – Стратоника уже после смерти отца вышла за македонского царевича Деметрия. Старший сын Селевк был с первых дней царствования Антиоха I объявлен наследником отца и являлся соправителем.

Большинство официальных документов этого времени подписаны от имени двух царей:

Антиоха и Селевка. Младший сын Антиох, будущий царь Антиох II, первоначально не занимал видного положения и находился в тени своего брата. В соответствии с уже сложившейся практикой, соправитель был назначен на руководство восточными сатрапиями державы. Как протекало совместное правление Антиоха и Селевка, мы не знаем. Из краткого отрывка «Прологов»

к труду Помпея Трога известно лишь, что Селевк так и не стал царем, а был убит своим отцом (Prol. XXVI). Вероятной причиной этого стал мятеж, поднятый Селевком против своего отца. Датировать это событие затруднительно. В клинописных документах эллинистического времени мы часто обнаруживаем датировку, соответствующую определенному году селевкидской эры;

вдобавок к этому в документе указывалось имя правящего царя. В периоды соправительства отмечались имена обоих монархов. Так, формула «цари Антиох и Селевк» была вполне типична. В документе от августа 266 года упомянуты оба сына Антиоха – Селевк и Антиох, в другой табличке от октября того же года только Антиох и его сын Антиох. Такое быстрое исчезновение Grainger J.D. Seleukid Prosopography and Gazetteer. Leiden–New Yokr–Kln, 1997. P. 10.

Селевка дает возможность предположить, что соправитель поднял против своего отца мятеж, за что и был казнен. Однако в астрономическом дневнике за 262 год упоминается какая-то военная активность, связанная с человеком по имени Селевк или с его полководцами (ADRTB –261). Из текста становится ясно, что сторонники Селевка были разбиты царскими войсками. Связать эти два события не удается. Допустить, что в текст более позднего дневника вкралась устаревшая информация практически невозможно – дневники велись с астрономической точностью. Так что вопрос о времени и обстоятельствах гибели Селевка пока что следует оставить открытым.

После смерти Селевка его место занял младший брат – Антиох. Имя старшего брата было вычеркнуто из анналов дома Селевкидов и уже христианский автор Иоанн Малала, живший в Антиохии на Оронте и хорошо осведомленный об истории древней Сирии, уточняет, что Селевк умер еще в детстве (VIII. 20) – видимо именно такова была официальная версия событий.

Важно отметить, что царь Антиох I вел активную внутреннюю политику. Именно Антиоху I принадлежит заслуга учреждения в государстве Селевкидов царского культа. По легенде (App. Syr. 63), после гибели отца Антиох возвел в его честь храм, который назвал Никаторейон. Многие города, такие как Эритры или Илион, последовали примеру царя и учредили поклонение Селевк. Также именно Антиох навсегда связал царский дом с культом Аполлона. Наиболее наглядно эту связь демонстрировал новый сюжет селевкидских монет, выпускавшихся при Антиохе I. На лицевой стороне помещалось изображение самого царя, а на оборотной - различные атрибуты Аполлона или же изображение божества, сидящего на омфале. Безусловно, Аполлон символизировал связь Востока и Запада, которую олицетворяло само государство Селевкидов и его царь Антиох I.

Одной из сторон внутренней политики Антиоха было поддерживание добрососедских отношений с различными восточными народами, населявшими его державу. Будучи наполовину иранцем, Антиоху, как кажется, не испытывал больших затруднений в обнаружении общего языка с представителями восточной аристократии. Еще будучи соправителем, Антиох участвовал в ритуальных вавилонских торжествах, демонстрируя дружеские намерения своего отца Селевка. В 268 году Антиох принял участие в ритуале восстановления Эзиды – храма Набу в Борсиппе. В память об этом событии в основании фундамента храма был заложен глиняный цилиндр с текстом, сохранившийся до наших дней (BM 36277). В тексте цилиндра, получившего название «цилиндр Антиоха», сирийский царь именуется древними персидскими и вавилонскими титулами: царь царей, могущественный царь, царь Вавилона, царь всех стран. Для царя Антиоха этот ритуал, безусловно, был высокой честью, для вавилонской знати – знаком царской лояльности.

Восточные сатрапии державы были для Антиоха столь же важными, как и западные ее области. Известно, что царь Антиох находился в контактах со своим главным восточным соседом – индийским царем Биндусарой, наследником известного Чандрагупты Маурья. Один из «друзей» Антиоха полководец Деймах был отправлен ко двору Биндусары на смену географу Мегасфену. По одной из легенд, Биндусара однажды просил царя Антиоха прислать ему греческого вина, высушенных фиг и философа. На это Антиох ответил, что фиги и вино он готов с радостью отправить в Индию, а вот философа купить за деньги не возможно (Athen. 652 f).

Весьма Активно Антиох I занимался строительством. В период его царствования было основано несколько важнейших селевкидских колоний.

Апамея, Лаодикея в Мидии, Стратоникея.

Двор Антиоха I бурлил внутренней жизнью. При царе жили различные ученые, поэты, музыканты. Находилось место и для откровенных нахлебников, которые были в каком-то смысле обязательным атрибутом царского эллинистического двора. Некоторое время при дворе жил известный поэт Арат из Сол.

Конец правления Антиоха I был омрачен еще одним военным поражением. На этот раз против Антиоха выступил наследник Филетера, правителя некогда дружественного Селевкидам Пергама. Возможно, пергамский правитель действовал при поддержке египетского царя Птолемея II. Как повествует Страбон (XIII. 4. 2) в сражении у Сард войско Эвмена разгромило войско Антиоха. Вероятно, Антиох лично принимал участие в этой битве9. Эта победа означала для Эвмена обретение полной независимости от Селевкидов, а для Антиоха – очередную неудачу его малоазийской политики. Разочарованный столь неожиданным поражением, Антиох I умер в возрасте 63 лет.

Антиох II Правление Антиоха II (261–246) и его сына-наследника Селевка II многими исследователями характеризуется вполне однозначно – период упадка государства Селевкидов. К середине III века до н.э. сирийская монархия переживала тяжелые дни, связанные с потерей потомками Селевка Никатора влияния в Малой Азии, Южной Сирии и на востоке. Измотанная конфликтами внутри царской семьи и борьбой придворных аристократических группировок, держава Селевкидов несла постоянные территориальные потери. В современной историографии, однако, уже не так категорично как раньше, вина за эти события возлагается на очередных царей - Антиоха II и Селевка II.

Сейчас в ослаблении державы Селевкидов в сер. III в. до н.э. принято видеть больше несовершенство модели государственного устройства державы в целом, нежели неумелую политику двух царей, правивших в совокупности 36 лет.

Антиох II был младшим сыном царя Антиоха I. Как мы уже отмечали, его старший брат Селевк, некогда получивший от отца должность соправителя, попытался отложиться от него, за что был казнен. После поистине этих Климов О.Ю. Пергамское царство. Проблемы политической истории и государственного устройства. СПб., 2010. С. 55.

драматических событий (ок. 262 г. до н.э.) новым соправителем и преемником царя стал Антиох. Как кажется, Антиоха сначала не готовили к такой высокой миссии. По всем правилам царем должен был стать старший брат – Селевк, а младший довольствовался либо придворным постом, либо владениями в какой-нибудь из сатрапий. Видимо, и брак Антиоха с Лаодикой, дочерью Ахея Старшего, также соответствовал тому второстепенному положению, которое должен был занять младший сын Антиоха Сотера. Тем не менее, союз Антиоха и Лаодики был важным политическим событием, поскольку семья Ахея Старшего играла не последнюю роль в малоазийской политике.

Говоря о фигуре Ахея Старшего, да и в целом о «доме Ахея», исследователи сходятся только в одном – эта династия малоазийских правителей была тесно связана с Селевкидами. Собственно, на этом единодушие заканчивается, ибо кто такой Ахей Старший - абсолютно неизвестно. В одной из надписей из Лаодикеи на Лике, времени Антиоха I (267 года до н.э.), он упомянут как правитель области 10. Из этой же надписи известно, что Ахей принимал участие в конфликтах с галатами, ведя, вероятно независимую политику.

Наследники Ахея имели большое влияние в регионе. Его сын Александр был сатрапом Сард – одной из царских селевкидских резиденций и крупной военной базой (Porphyr. F. 32. 6). Существует предположение, что Ахей был внебрачным сыном Селевка I11, вместе со своим отцом или без него принимал участие в военных кампаниях на востоке, даже основал город Ахеию в Арии, а после получил в управление какую-то области в Малой Азии. Данная версия красива, но, к сожалению, не вполне доказуема. Идея родственной связи между Ахеем и Селевком вполне реальна: ономастика обоих семейств имеет чрезвычайно много общих элементов (в первую очередь по женской линии).

Однако это вовсе не означает, что Ахей был именно сыном Селевка. В принWrrle M. Antiochos I., Achaios der lter und die Galater // Chiron. Bd. V. 1975. P. 59–87.

См. по этому поводу статью и библиографию на www. seleucid-geneology.com ципе он мог приходиться ему любым родственником – племянником, или же сыном Птолемея, сына Селевка, предположительно дяди Селевка I, т.е.

двоюродным братом. Все же нельзя отрицать, что влияние Ахея и его наследников на Селевкидов было весьма значительным, и династическая политика последних строилась не без участия «дома Ахея».

Правление Антиоха II началось с военного конфликта с Египтом, известного как Вторая Сирийская война. Причины этого противостояния, скорее всего, кроются в геополитической ситуации в Западной части Малой Азии, представлявшей собой зону особых интересов как Селевкидов, так и Птолемеев. Политическая обстановка здесь на протяжении всего III и II вв.

до н.э. была остро напряженной. После Первой Сирийской войны, завершившейся, как кажется, установлением условного паритета между сирийскими и египетскими царями, это напряжение только нарастало. К концу правления Антиоха I власть Селевкидов в регионе уже не была достаточно прочной для того, чтобы твердо сохранять свое влияние. По всей видимости, поражение Антиоха I в войне с Пергамом, а впоследствии и его смерть привели к тому, что у египетского царя Птолемея II появился реальный шанс оттеснить Селевкидов за Таврский хребет.

Как конкретно началась эта война, неизвестно. Своеобразным прологом к ней послужило восстание Птолемея Сына – наследника Птолемея II и его соправителя, правившего в Эфесе (Trog. Prol. XXVI). По мнению Дж.

Грейнджера, назначение Птолемея Сына соправителем в Эфес произошло не раньше 262 года до н.э., т.е. еще при жизни Антиоха I12. В 260 году Птолемей Сын поднял мятеж против своего отца, опираясь на силы многочисленных наемников. К этому же времени в Ионию прибыл и молодой сирийский царь Антиох II, вероятно обеспокоенный конфликтностью ситуации. Восстание Птолемея Сына продолжалось недолго: сам мятежный наследник был убит наемниками, а власть в Милете захватил его сподвижник Тимарх, объявивGraindger J.D. The Syrian Wars. P. 121 ший себя тираном города. В сложившейся ситуации Антиох II предпринял удачную попытку захватить власть в Милете, устранив Тимарха. За освобождение города от тирании Тимарха милетяне стали называть Антиоха Богом (App. Syr. 65). Так Милет – город, занимавший особое место в системе ценностей царского дома Селевкидов, в 259 году вновь был включен в сферу влияния сирийской династии.

В качестве ответной меры в конфликт вмешался Птолемей II, обозначив тем самым начало Второй Сирийской войны. По всей видимости тогда же в 258 году Антиох, решив развить свои успехи в Ионии, захватил еще один важный для Птолемеев город – Эфес (Front. Strat. III. 9. 10). Однако на этом успехи Антиоха закончились. Птолемей II, используя свое главное оружие – превосходный флот, организовал атаки сразу в нескольких областях сирийской державы, и оставшиеся шесть лет войны Антиох вел по большей части оборонительную войну. Так, египетские войска вторглись в Сирию и Киликию. Известны несколько монетных кладов птолемеевских монет из этих областей, относящихся примерно к 257 году13. В Сирии Птолемей смог на некоторое время даже захватить Дафну – пригород селевкидской столицы Антиохии на Оронте.

Тем не менее, в столь трудный момент Антиох все же мог рассчитывать на помощь союзников. Так, на стороне Селевкидов в этой войне выступил Родос, располагавший, подобно Египту, значительным флотом, что в свою очередь могло хотя бы отчасти сковать некоторые силы Птолемея II.

Более того, вероятны сторонников Антиоха выступал македонский царь Антигон II Гонат, имевший чрезвычайно плохие отношения с Египтом. И если между Антиохом и Антигоном не существовало твердого договора, то наличие общего врага волей неволей делало этих царей союзниками. Успехи Антигона были внушительными. В 255 году у острова Кос македоняне разгромили египетский флот. Однако, отвлеченный восстанием в Коринфе, АнтиGraindger J.D. The Syrian Wars. P. 122–123.

гон не смог развить свой успех. В число потенциальных союзников Антиоха необходимо отнести и Магаса, правителя Кирены, сохранившего дружеские отношения с Селевкидами. Об участии Магаса в этой войне ничего не известно, но все же стоит предположить, что Птолемей II вел войну, как бы «оглядываясь» на своего западного соседа.

О каких-либо крупных баталиях или продолжительных осадах наши источники ничего не упоминают. Около 254 года из войны вышел Антигон Гонат, а в 253 году был заключен мир между Антиохом и Птолемеем. Результатом этого противостояния стало признание Египтом прав Селевкидов на Милет и Эфес.

Но стоит отметить, что влияние Селевкидов в Малой Азии не ограничивалось присоединением этих двух городов. Скорее всего в ходе войны Антиох сумел присоединить к своему царству Ионию, Киликию и Памфилию 14.

Так, уже после завершения Второй Сирийской войны Антиох получил возможность значительно расширить сферу своего контроля в регионе. Вопервых, Антиох породнился с двумя влиятельными малоазийскими правителями – царем Каппадокии Ариаратом III и царем Понта Митридатом II, выдав за них своих дочерей. Во-вторых, Антиох продолжил покровительство «дому Ахея». Старший сын Ахея Александр был назначен на должность сатрапа Сард – важнейшего города Малой Азии (Porphyr. 32. 6), а дочь Ахея Антиохида была выдана замуж за Аттала, правителя Пергама (Strabo. XIII. 4. 2).

В сферу влияния Антиоха II вошли многочисленные малоазийские города, среди которых можно назвать Эритры, Приену, Эги и Магнезию-уСипила. Также известно об основании царем Антиохом II Лаодикеи на Лике.

Иосиф Флавий (Ant. Iud. XII. 3. 2) отмечает, что Антиох состоял в хороших отношениях с ионийскими городами и даровал им какие-то гражданские права. Что конкретно имел в виду иудейский историк, неясно, но можно предпоHeinen H. The Syrian-Egyptian Wars. P. 419.

ложить, что речь идет о предоставлении полисам традиционных привилегий автономии.

Политика Антиоха II в Малой Азии была настолько результативной, что впервые после смерти Селевка I Селевкидам удалось даже распространить свое влияние на Фракию. Так, известно, что Антиох захватил Кипселы, заполучив при этом огромные богатства (Polyaen. IV. 16), осаждал Византий и установил дружеские отношения с Лисимахией. Все это безусловно свидетельствует о серьезных успехах внешней политики Антиоха II в целом.

Однако столь удачные приобретения на западе державы Селевкидов были омрачены потерями на востоке. Сконцентрировав свое основное внимание на регионе Малой Азии, Антиох упустил стратегическую инициативу на востоке, где власти Селевкидов угрожал сепаратизм местных сатрапов.

Примерно к 250 году относится отделение от Селевкидов Парфии и Бактрии, во главе которых стояли местные сатрапы – Андрагор и Диодот15.

Одним из условий мира между Птолемеем II и Антиохом II стал брачный союз сирийского царя и Береники, египетской принцессы (Polyaen. VIII.

50; Porphyr. F. 43.). Первая жена Лаодика получила развод и была удалена в Эфес. Положение Лаодики после 253 года вызывает в историографии множество дискуссий. Будучи первой женой Антиоха II и дочерью Ахея Старшего, Лаодика сохранила чрезвычайное влияние в Малой Азии. Вероятно, что Лаодика не утратила титула «царица», однако «отставное» положение не делало ей большой чести. Дж. Грейнджер в целом не считает результатом развода Антиоха и Лаодики ссылку царицы в Эфес и утрату ею политического влияния16.

По всей видимости, разрыв союза Антиоха и Лаодики был чрезвычайно тяжелым событием для сирийского царя. Кроме того, что от Лаодики Антиох уже имел двух сыновей – Селевка и Антиоха – будущих наследников его Подробнее см. соответствующий раздел.

Grainger J.D. Seleukid Prosopography. P. 14.

царства. Развод с Лаодикой был чреват для Антиоха разделом царского домена, сообщения о котором сохранились в нескольких источниках. Так, нам известны несколько надписей, объединенных в так называемое «дело царицы Лаодики» (RC 18–20). В них идет речь о продаже Антиохом II своей бывшей жене (на чрезвычайно выгодных условиях) некоторых земельных владений.

При этом в качестве исполнителя царских поручений выступает высокопоставленный чиновник – сатрап Метрофан. К процессу раздела царского домена стоит отнести и знаменитый «текст Лемана» – клинописный документ эллинистического времени, содержащий информацию о правлении нескольких царей династии Селевкидов. В этом документе упоминается, что царь Антиох II отдал своей супруге Лаодике и сыновьям Селевку и Антиоху часть доменных владений, которые они в свою очередь подарили жителям Вавилона, Борсиппы и Куты 17. В целом какая-то активность Лаодики в Вавилонии продолжает быть заметной и после развода с Антиохом (ADRTB – 245; 247).

После развода с Лаодикой Антиох остался в Антиохии со своей новой женой, которая вскоре родила ему сына Антиоха. Придворная жизнь царя Антиоха II проходила в праздном веселье и постоянных попойках. Как свидетельствует Гегесандр в передаче Афинея (19 d), при дворе царя Антиоха жили мимы и танцовщики. Филарх же (Athen. 438 c–d) повествует, что царь Антиох слыл большим пропойцей и практически все государственные дела решал, будучи пьяным. Редкий день можно было видеть царя трезвым. Более того, всеми делами при нем управляли два киприота Арист и Фемисон, которые к тому же находись в интимных отношениях с самим царем.

Финал правления Антиоха II был весьма трагичным. После смерти Птолемея II в январе 246 года, Антиох решил вернуться к своей первой жене Лаодике. Как сообщают источники (Euseb. Chron. 95), царь Антиох, уехал в Эфес, вероятно оставив Беренику в Антиохии. Однако возвращение к бывшей супруге не было радужным. Лаодика, оскорбленная разводом, отомстила Саркисян Г.Х. О городской земле в Селевкидской Вавилонии //ВДИ. 1953. №1. С. 62–63.

Антиоху. В результате третий царь династии Селевкидов пал жертвой козней собственной жены и был отравлен своими приближенными (Porphyr. F. 43).

Принято считать, что Антиох был похоронен неподалеку от Эфеса. Место его возможного захоронения, т.н. мавзолей в Белеви, представляет собой прекрасный образец эллинистической архитектуры. Отчасти копируя знаменитый Галикарнасский Мавзолей, монумент в Белеви был весьма внушительным строением. Архитектурно мавзолей имел как греческие, так и персидские черты, возможно подчеркивая особую идеологию династии Селевкидов, связывавшую восток и запад. Элементами декора храма были фигуры львов и настенные рельефы со сценами кентавромахии 18.

Умерев еще совсем не старым (царю было 40 лет), Антиох оставил после себя весьма беспокойное наследство. Новым царем был объявлен старший сын Антиоха Селевк II. Однако фактически власть принадлежала матери Селевка – ревнивой царице Лаодике. Она решила расправиться со второй женой Антиоха Береникой и ее потомством. Юстин красочно описывает (XVII.

1. 1–10) первые месяцы после смерти Антиоха. Селевк, подстрекаемый Лаодикой, отправил убийц в Антиохию к Беренике. Однако она узнала об этом и бежала в Дафну, где в святилище Аполлона, особо чтимом Селевкидами, находилось убежище. На помощь Беренике были посланы отряды из многих малоазийских городов, прежде находившихся во власти Птолемеев. Также для спасения своей сестры из Египта во главе войска лично вышел Птолемей III. Однако убийцы, посланные Селевком, настигли царицу раньше, и Береника вместе с Антиохом были умерщвлены. О столь скором убийстве Антиоха, сына Береники, отмечается и в одной из вавилонских хроник (BCHP 10).

В результате этого убийства новый царь Селевк II был вынужден вступить в новый конфликт с Египтом, едва не стоивший ему царства.

Селевк IV См. описание и фотографии памятника на www.livius.org Селевк IV является одним из самых «незаметных» царей сирийской династии Селевкидов. Его недолгое правление (187–175 годы до н.э.) стало временем своеобразной политической депрессии, наступившей после полного взлетов и падений правления отца Селевка – великого завоевателя Антиоха III Великого. Неожиданная смерть Антиоха III в восточных сатрапиях стала потрясением для всего государства. Теперь тяжелейшее бремя восстановления территориальной целостности, политической и экономической стабильности было возложено на человека, не обладавшего с виду какими-то выдающими государственными талантами. Тем более Селевку должно быть было крайне тяжело принять правление после своего отца, прославившегося на весь мир своими амбициями. Планка, заданная Антиохом III, оказалась для Селевка (да, впрочем, и для всех остальных Селевкидов) непреодолимо высока, поэтому новый царь волей-неволей находился в тени своего отца.

Современники хорошо осознавали это и наградили Селевка IV подходящим эпитетом – Филопатр, т.е. любящий отца.

Селевк IV был средним сыном Антиоха III и не должен был унаследовать царскую власть, которая изначально предназначалась его старшему брату – Антиоху. Антиох, которого Полибий не раз называет Антиохом младшим, родился около 221 года до н.э. (Polyb. V. 55. 4). Из Вавилонского царского списка» известно, что в 210 году Антиох младший был назначен соправителем своего отца 19. Начиная с 208 года (ADRTB –207) датировка астрономических дневников и других документов ведется уже от имени «царя Антиоха и его сына Антиоха». Вероятно, Антиох III имел большие планы на своего сына и повсеместно привлекал его к государственным и военным делам, как это было заведено у Селевкидов. Так, Антиох-младший сыграл решающую роль в битве с войсками египетского полководца Скопаса у Пания в Келесирии (Polyb. XVI. 18.5–19.11). Однако в 193 году Антиох неожиданно скончался (Liv. XXXV. 15. 2), что, вероятно, стало для царя Антиоха III Del Monte G.F. Testi dalla Babilonia Ellenistica. Roma–Pisa, 1997. P. 208–211.

сильным ударом. В результате наследником был объявлен следующий по старшинству сын – Селевк.

По сложившейся традиции, Селевк стал соправителем своего отца и в этой должности принял участие в войне Антиоха III против Рима. Селевк регулярно выступал в качестве посла (Polyb. XVIII. 51.8; Liv. XXXVIII. 13. 8–

10) и полководца. Возможно, Селевк уже как-то фигурировал в европейских планах своего отца. Полибий свидетельствует (XXI. 6. 1–6) о том, что Антиох задумывал сделать город Лисимахию постоянным местом пребывания своего сына, а Дион Кассий (XIX. 20. 1) повествует о присутствии наследника престола в этом городе в 192 году. В 191 и в 190 годах Селевк, лично руководя войском, предпринял нападение на пергамские земли. Как свидетельствуют источники, Селевк имел значительный успех и даже осадил сам Пергам (App.

Syr. 26; Liv. XXXVII. 18–22). Однако у молодого полководца явно не хватало опыта для успешного завершения войны и, вскоре после вторжения, Селевк был побежден пергамским полководцем Диофаном, а затем изгнан из владений Атталидов. В знаменитой битве при Магнезии Селевк командовал левым крылом сирийской конницы (App. Syr. 33).

Судя по нашим источникам, вряд ли можно назвать молодого принца бездейственным или слабохарактерным. Его явный полководческие способности должны были развиться дальше, однако в силу объективных причин этого не произошло. Селевк не сопровождал Антиоха III в его восточном походе: это наводит на мысль, что Селевк был намеренно оставлен в Сирии и замещал своего отца. После гибели Антиоха III в 187 году до н.э. Селевк без трудностей унаследовал престол.

Пожалуй, главной задачей всего правления Селевка стала проблема выплаты контрибуции в пользу Рима (15 тыс. талантов) и Пергама (500 талантов). Это тяжелое бремя являлось одним из условий Апамейского договора. Усиление влияния Рима и особенно главного римского союзника в Азии, Пергама, сковывали внешнюю политику Селевка IV. Так, нам известно лишь об одном случае, когда Селевк попытался начать открытый военный конфликт. Из отрывочного сообщения Диодора (XXIX. 24) известно, что Селевк намеревался начать войну с Пергамом и даже стянул войска к Тавру – границе между двумя государствами. Однако в решающий момент сирийский царь предпочел отступить. Так же Диодор свидетельствует, что Селевк в данном случае являлся союзником своего троюродного брата понтийского царя Фарнака I, открыто выступавшего против Пергама. Некоторые исследователи склонны связывать с этим событием и сообщение Полибия (Fr. 96) о сумме в 500 талантов, якобы предложенной Фарнаком Селевку. Ни точное время, ни планы сторон нам абсолютно неизвестны. Возможность же союза между понтийским и сирийским царем вполне допустима, учитывая общность их внешнеполитических интересов. Как кажется, главной причиной так и не состоявшейся кампании Селевка против Пергама являлась угроза новой войны с Римом, которая могла привести к полному уничтожению независимости Селевкидов.

Продемонстрированная «нерешительность» нового сирийского царя не означала, тем не менее, что государство Селевкидов при Селевке IV занимало второстепенное международное положение. Отнюдь: дипломатические контакты и союзы, носившие порой открытый антиримский характер, были обычным явлением внешней политики Селевка Филопатора. Наиболее ярким примером этого стал брак дочери Селевка Лаодики с македонским царем Персеем, решительно настроенным на борьбу с Римом. Это событие имевшее место около 178 года, Тит Ливий описывает (XLII. 12. 3–4) как триумф антиримской дипломатии. Римский историк сообщает, что условием брака Персея и Лаодики были какие-то «просьбы» Селевка IV, которым должен был уступить македонский правитель. Что это были за просьбы, источник не уточняет, но допустимо предположить, что они могли касаться общих для Персея и Селевка внешнеполитических интересов. Примечательно, что роль своеобразного посредника в формировании этого союза сыграл Родос. По сообщению Полибия (XXV. 4. 8–10; ср. App. Mac. XI. 2), именно родосцы, славившиеся своими мореходами, перевезли Лаодику из Сирии в Македонию.

Нет сомнений, что Родос как влиятельнейшая сила в регионе был включен в орбиту внешнеполитических планов Селевка IV.

Кроме этого в начале своего правления Селевк установил дружеские отношения с Ахейским союзом (Polyb. XXII.9. 4, 12. 13; Diod. XXIX. 17).

Этот политический ход Селевка был достаточно глубокомысленным и имел явную антиримскую и антипергамскую подоплеку. Сюжет соперничества Селевка с Пергамом нашел отражение в повествовании Полибия, где главным конкурентом посольства Селевка, отправленного к ахеянам, ставится дипломатическая миссия пергамского царя Эвмена II. Важно заметить, что в результате ахеяне отдали предпочтение союзу с Селевком IV. Также Селевк имел дружеские отношения с Афинами.

Но активная дипломатия не могла решить главной для Селевка Филопатора проблемы – выплаты римской контрибуции. Разоренная войнами Антиоха III царская казна не могла удовлетворить римских требований, поэтому постоянный поиск денег стал лейтмотивом правления Селевка IV. Надо отметить, что в этих поисках Селевк придерживался той же политики, что и его отец – несмотря на ее печальный для Антиоха Великого итог. Первым делом Селевк обратил внимание на храмовые сокровищницы. Они могли единовременно предоставить весьма крупные суммы, однако изъятие денег из этих хранилищ представлялось делом далеко не простым, хотя царь имел право покуситься на сокровища всех святилищ, находившихся на территории его государства. Такая политика центральной власти может трактоваться поразному. В литературной традиции она получила название «ограбление храмов». Однако можно считать такую практику лишь взиманием чрезвычайных средств, что в целом было нормой эллинистического времени. Новейшие исследования показывают, что регулярные вложения и посвящения в храмы, которые делали селевкидские цари, со временем накапливались и могли быть изъяты в случае крайне необходимости 20. Таким образом, храмовые сокровищницы использовались царями как надежные хранилища для долгосрочных вкладов.

Ярким примером одной из таких попыток изъятия храмовых сокровищ является знаменитый случай с Гелиодором, зафиксированный в иудейской литературной традиции. Фигура Гелиодора, главного придворного Селевка IV, его правой руки и «серого кардинала», крайне загадочна. О его происхождении неизвестно ничего. Существует мнение, что Гелиодор не был греком или македонянином и принадлежал к числу эллинизированной локальной (финикийской) аристократии. В делосской посвятительной надписи (IG XI. 4.

1112) Гелиодор, сын Эсхила, назван совоспитанником царя Селевка, а в надписи из Израиля, известной как «стела Гелиодора» он имеет высочайший титул – «брат царя»21. Карьера Гелиодора началась еще при Антиохе III. В надписи из Хефзибаха (195 г. до н.э.) он упоминается в должности диойкета (чиновник, занятый в экономической сфере) в связи с какими-то делами в КелеСирии и Палестине. При Селевке IV он уже занимает высший пост «управляющего делами». В тексте «стелы Гелиодора» царь Селевк вновь обращается к нему для решения каких-то проблем региона Келесирии. На этот раз царь назначает на должность «управляющего святилищами» области некоего Олимпиодора. Гелиодор полностью контролирует этот процесс. Однако наибольшую известность Гелиодору принесла не регулярная переписка с Селевком IV и даже не высокая должность, которую он занимал, а с виду незначительная экспедиция в Иудею.

В 180 г. до н.э. стратег Келесирии и Финикии Аполлоний сообщил царю Селевку о богатствах храма, располагающегося столице Иудеи Иерусалиме. Безусловно, царь заинтересовался этим святилищем, а точнее сказать Massar N. 2004: Le role des richesses dans les relation entre le souverain, la “maison du roi” et les savants de cour // TOPOI. 2004. Suppl. P. 196 Cotton H.M., Wrrle M. Seleukos IV to Heliodoros. A New Dossier of Royal Correspondence from Israel // ZPE. 2007. P. 191–205.

его сокровищницей, ценность которой составляла 400 талантов серебра и 200 золота. Для изъятия богатств храма был отправлен сам Гелиодор, человек буквально «специализирующейся» на данном регионе и хорошо знавший ситуацию и местную специфику (II. Macc. 3. 8). Гелиодор прибыл в Иерусалим, где был принят первосвященником Онией III. Однако выполнить царский указ он так и не смог. Вторая Маккаейская книга повествует (3. 9–40) о страшном бедствии, постигшем Гелиодора и его приближенных, пытавшихся вынести храмовые деньги. Ангелы не пустили Гелиодора в храм, сам он был сражен явившемся всадником и находился между жизнью и смертью. И только раскаяние и молитва вернули Гелиодору жизнь, после чего он предпочел покинуть Иерусалим.

Разумеется, красочный рассказ автора Второй Маккавейской книги скрывает некое реальное событие, произошедшее с Гелиодором и его спутниками в Иерусалиме в 180 году до н.э. Вероятнее всего, селевкидский чиновник попыткой «ограбить» храмовую казну спровоцировал в Иерусалиме серьезные волнения. Более того, часть денег, находившихся в храме, принадлежала частным лицам, в частности Гиркану, сыну Тобии, представителю знатного рода из Заиорданья. Мотив искупления вины через признание иудейской религии является распространенным сюжетным топосом иудейской литературной традиции. В качестве примера можно вспомнить знаменитую молитву Набонида. Таким образом, экспедиция Гелиодора окончилась провалом.

Как и отец, Селевк IV содержал масштабный двор. При дворе жили родственники царя, многочисленные придворные, актеры, ученые, музыканты, художники. Из эпиграфических источников мы знаем имена нескольких наиболее приближенных к царю фигур, которые (как, например, Гелиодор) оказывали чрезвычайное влияние на Селевка и проводимую им политику.

Конец правления Селевка IV был трагическим. Незадолго до смерти (около 177 или 176 года до н.э.) царь сумел договориться с римским Сенатом об обмене заложников из числа царских родственников, находившихся в Риме. Так, вместо брата царя Антиоха, в Рим отправился старший сын Селевка

– Деметрий. Младший сын, Антиох, оставался вместе с отцом. Однако освобожденный царский брат Антиох так и не застал Селевка в живых. В 175 г.

до н.э., когда Антиох посещал Афины, самый близкий придворный царя Селевка Филопатора, уже упоминавшийся Гелиодор, в результате заговора убил его и провозгласил себя опекуном и регентом при малолетнем Антиохе (App.

Syr. 45). Так закончилось правление Селевка IV. Государство Селевкидов вступало в эпоху смут и усобиц, из которых выбраться ему уже было не суждено.

Антиох IV Сирийский царь династии Селевкидов Антиох IV Эпифан является едва ли ни самым известным персонажем эпохи эллинизма. Этот правитель, который царствовал всего одиннадцать лет, надолго запомнился потомкам как самый неординарный представитель «дома Селевка». Не обладая особыми политическими талантами, Антиох искренне желал вывести государство Селевкидов из глубокого кризиса и превратить его в ведущую Средиземноморскую державу. Он с фанатизмом вторгался во внутренние дела своей гигантской державы и проводил широкомасштабную реорганизацию. Но почти все рвения и поступки Антиоха были бессистемны и непостоянны, поэтому многие его начинания так и остались лишь проектами. Характер царя, его поведение и поступки порой вводили в ужас всех приближенных. Жители Антиохии – столицы империи Селевкидов – были чрезвычайно потрясены неординарностью личности своего царя. Как сообщает Полибий (XXVI. 1), антиохийцы даже придумали своеобразную издевку: вместо эпитета «Эпифан»

(явленный бог), принятого царем, стали называть его «Эпиман» (сумасшедший).

Когда точно родился Антиох, мы не знаем. Известно лишь, что при рождении он получил имя Митридат, в честь своего деда – понтийского царя (SEG XXXVII. 859). Впоследствии, ввиду политических причин, мальчик получил родовое имя Антиох. Вероятно, никто не подозревал, что Антиох когда-нибудь станет царем, поскольку у его отца, прославленного Антиоха III Великого было трое сыновей, и Антиох Эпифан был из них самым младшим.

Однако судьба распорядилась так, что старший сын, также Антиох, умер еще при жизни своего отца. Средний сын – Селевк Филопатр – правил после своего отца кратко и невзрачно. На момент смерти Селевка, его наследники не могли занять престол: первый сын Деметрий находился в Риме в качестве заложника, а второй – Антиох – был еще слишком юн. В результате к власти пришел Антиох Эпифан.

Антиох стал царем уже в зрелом возрасте. О его жизни до царствования мы знаем не так много. С юношеского возраста будущий царь был вовлечен в круговорот большой политики. В отличие от братьев, он не находился при своем отце постоянно. Более того, Антиох не был удостоен чести быть соправителем своего отца. По всей видимости все детство и юношество он провел при дворе, пользуясь безграничным расположением придворных. Тем не менее, в самых важных поездках и военных походах Антиох находился при отце. Так, Антиох Эпифан вместе со своими братьями и отцом участвовал в войне против Рима.

Впрочем, война с Римом действительно сыграла решающую роль в жизни Антиоха. Но поворотным событием стало не какое-либо сражение, а скорее наоборот – мирные переговоры. Апамейский мир, подведший итог продолжительной войне Антиоха III с Римской республикой, лег тяжелым бременем на плечи Селевкидов. Кроме гигантской суммы контрибуции и тяжелейших условий по разоружению, Антиох III обязался предоставить Риму заложников, в числе которых оказался и его младший сын Антиох (App. Syr.

39).

Так Антиох попал в Рим, где провел следующие семнадцать лет своей жизни – лучшие юношеские годы. Чем конкретно занимался Антиох в этом «плену», представить несложно. Будучи почетным заложником, он вряд ли испытывал нужду в чем-либо. В Риме Антиох получил хорошее образование.

Вероятно, он выучил латинский язык, посещал собрания философов, слушал выдающихся римских ораторов. Возможно, Антиоха также не оставило равнодушным политическое и военное устройство Рима. Позднее, будучи царем, Антиох попытается провести в своем государстве некоторые «преобразования в римском духе», так сказать, перенимая опыт победоносной республики.

В Риме Антиох приобрел и нужные политические связи. Его любознательность и способности, безусловно, должны были привлечь внимание ведущих политиков той поры - в том числе и представителей дома Сципионов, которые впоследствии благоволили племяннику Антиоха – Деметрию. По всей видимости, именно кому-то из «покровителей» Антиоха и принадлежала инициатива в 175 году до н.э. обменять уже зрелого Эпифана на более молодого заложника. Так, в Рим был отправлен Деметрий, сын Селевка Филопатора, а Антиох должен был вернуться обратно в Сирию.

Возвращение Антиоха в Сирию совпало с новыми потрясениями в государстве Селевкидов. Находясь в Афинах, на полпути на родину, Антиох узнал, что его брат – царь Селевк Филопатр – убит одним из своих любимчиков – Гелиодором. Деметрий, старший сын Селевка, был в этот момент уже в Риме и не мог вернуться обратно, чтобы принять власть. Младший сын – Антиох, получивший прозвище «Мальчик», будучи всего пяти лет отроду, самостоятельно править был не в силах. Пока Антиох Эпифан добирался до Антиохии, Антиох «Мальчик» был объявлен царем и правил вместе со своей матерью Лаодикой под строгим надзором того же Гелиодора. На помощь Эпифану пришли пергамские царь Эвмен и его брат Аттал. Они обеспечили его всем необходимым для скорейшего возвращения в Сирию и, как кажется, предоставили гарантии помощи, если таковая потребовалась бы Антиоху в борьбе за престол. Вероятно, именно поддержка Пергама сыграла решающую роль. Как пишут древние авторы, по возвращении Антиох ликвидировал Гелиодора и стал царем вместе со своим племянником Антиохом «Мальчиком». Понятно, что такое совместное правление сильно тяготило Антиоха. Он понимал, что в данном тандеме ведущая роль принадлежала именно ему, однако присутствие второго царя – наследника его старшего брата – делала царствование самого Антиоха явлением временным. Именно поэтому, воспользовавшись удобным случаем, в 170 году до н.э. царь Антиох приказал одному из своих приближенных по имени Андроник убить Антиоха «Мальчика» (Diod. XXX. 7. 2). С этого момента Антиох стал править единолично.

Убийство Антиоха «Мальчика» совпало с началом первого египетского похода – амбициозного плана Антиоха Эпифана по покорению Птолемеевского Египта. Политическая ситуация в Египте делала планы Анитоха более реальными.

После смерти Птолемея V власть в стране делили два его сына:

Птолемей VI и Птолемей VII. Оба они были слабыми политиками. Осенью 170 г. до н.э. Птолемей VI вторгся в пределы Келесирии, но был разбит в сражении у горы Кассий. В ответ Антиох сосредоточил крупное войско на границе с Египтом и даже без труда смог захватить пограничную крепость Пелусий (Diod. XXX. 18. 2). По всей видимости, уже зимой 169 года войско Антиоха достигло стена Александрии, где заперся один из братьевПтолемеев. Второй же – Птолемей VI – вступил с Антиохом в союз и перешел на его сторону. Взять Александрию Антиоху не удалось, но им был захвачен древний город Мемфис – столица фараонов. В Мемфисе Антиох объявил себя фараоном и даже царем Египта (Porhyr. F. 49 a). После длительных переговоров осенью 169 года Антиох вернулся обратно в Сирию.

Однако уже весной 168 года Антиох повторил свой завоевательный поход. Сирийский флот быстро захватил Кипр. Александрия вновь оказалась в осаде и сирийские войска уже готовы были штурмом взять столицу Египта.

Однако развязка этой войны наступила неожиданно. Пока Антиох, расположившись в небольшом городке Элевсин в предместьях Александрии, вынашивал планы по захвату города, в Египет прибыло римское посольство. Его возглавил Гай Попилий Ленат, который имел четкие указания от римского Сената – во что бы то ни стало завершить войну и не позволить царю Антиоху захватить и уничтожить Египет. Придя в Элевсин, Ленат поспешил изложить Антиоху требования Сената. Древние авторы передают красивую историю о находчивости римского посла. На берегу Антиох встретил Попилия Лената, держащего в руке свиток с посланием Сената, и трость. Антиох хотел дружески приветствовать посла (вероятно, оба были знакомы еще со времен пребывания Антиоха в Риме), но Ленат заявил, что сначала Антиох должен ознакомиться с содержанием свитка. Сенат требовал от Антиоха немедленно покинуть Египет. В случае отказа Рим объявлял Антиоху войну. Помня о сокрушительном поражении своего отца, царь Антиох смутился и, стараясь уйти от однозначного ответа попросил совета своих приближенных. Но находчивый Лента очертил тростью на песке круг вокруг царя и потребовал дать ответ, не выходя за пределы этого круга. Антиох вынужден был подчиниться и гарантировать Египту мир (Polyb. XXIX. 27; App. Syr. 66; Liv. LXIV. 19.

13–14). Так, совершив два грандиозных похода и поставив Египет на грань уничтожения, Антиох потерпел самое сокрушительное дипломатическое поражение от Рима. Это событие получило название «день Элевсина».

Однако сам Антиох IV не спешил широко разглашать о своем поражении. Скорее наоборот. По возвращении в Сирию царь организовал крупные торжества, посвященные «удачному» египетскому походу22. Эти празднества были проведены в Дафне, пригороде столицы Антиохии на Оронте. Полибий (XXX. 25–26), описавший их в полной мере, поражался роскоши и размаху этих торжеств. Центральной частью праздников в Дафне, посвященных Аполлону – покровителю династии Селевкидов – являлся военный парад, соGrainger J.D. The Syrian Wars. P. 23 бравший цвет сирийской армии. В этом шествии прошла македонская фаланга, элитные отряды конницы, национальные отряды, а также боевые слоны и колесницы. Кроме этого были устроены богатые пиры и многочисленные игры. Все это выглядело как демонстрация силы и могущества сирийского царя. Безусловно, это было так, ведь на праздниках присутствовали римские послы, живо интересующиеся состоянием дел Сирийской державы. Более того, как сообщает все тот же Полибий, устраивая праздники в Дафне, Антиох мыслил «посоревноваться» с Эмилием Павлом, который немного ранее также устроил торжества в честь своей победы над Македонией. И действительно, несмотря на то, что царь Антиох вынужден был потратить на эти торжества чуть ли не все трофеи, завоеванные в Египте, внешний эффект имел серьезный результат.

Провал войны с Египтом заставил Антиоха отказаться от большой политики в Восточном Средиземноморье. Как и последующие Селевкиды, опасавшиеся вмешательства Рима в любые конфликты между эллинистическими государствами, Антиох IV переключил вектор своей внешней политики с Запада на Восток. После 168 года Антиоха больше интересуют восточные дела.

Кроме того у царя появились и новые проблемы внутри самой державы. И самая известная из них – это, разумеется, конфликт в Иудее.

С точки зрения греко-римской литературной традиции, Антиох IV Эпифан - всего лишь один из представителей династии Селевкидов, полтораста лет правившей в Восточном Средиземноморье. Однако в историю этот правитель вошел не столько благодаря своей принадлежности к славной династии, сколько чудаковатому и взрывному характеру. Историк Полибий, пораженный «выходками» царя Антиоха, даже попытался объединить наиболее известные анекдоты о сирийском правителе в небольшой рассказ, вкрапленный в ткань его главного труда – «Истории». Уцелевшие в разрозненных сообщениях боле поздних авторов, они до сих пор потрясают воображение.

Так Полибий пишет, что Антиох любил ночью гулять по улицам своей столицы без сопровождения охраны, мылся в общественных банях, пытался ввести в своем государстве некоторые методы римского правосудия. Любовь к Риму и римскому образу жизни Антиох сохранил до конца своих дней. Тит Ливий сообщает, что Антиох устраивал гладиаторские бои, а Полибий пишет, что сирийский царь одевался на манер римских сенаторов в тогу с пурпурным подбоем. Восхищался Антиох и римской «военной машиной»: не случайно в параде в Дафне шествие открывал специальный отряд юношей, одетых в римские доспехи. В народе царь Антиох слыл гулякой и пьяницей.

По всей видимости, уже с первых лет пребывания Антиоха на престоле столичные жители окрестили его Эпиман (сумасшедший), передразнивая его официальный титул Эпифан (явившийся бог). По свидетельству Афинея, Антиох Эпифан пожелал чтобы все жители столицы забылись в пьяном веселье.

Для этого он отдал приказ разбавлять вино водой (как было принято в древности), наливая вино прямо в родники.

Однако в отличие от народной молвы и многочисленных легенд, которыми порядком оброс образ Антиоха IV, официальная пропаганда позиционировала царя как героя и даже бога. Для такого прославления божественности царя использовались различные методы и главный из них – монетная чеканка. Как хорошо известно, кроме своих прямых экономических функций монета (и деньги в широком смысле) имеет и важнейшее политическое значение. Сам факт выпуска собственной монеты подчеркивает независимость того или иного правителя. Безусловно, монетное изображение, а тем более легенда монеты, должны иметь ключевое значение. Монеты в государстве Селевкидов выпускались по общему принципу: на лицевой стороне чаще всего размещался портрет правителя (реже голова какого-нибудь божества), на оборотной же - фигура одного из богов-покровителей династии, к примеру, Аполлона или Зевса. Начиная примерно с середины III в. до н.э., основным сюжетом оборотной стороны селевкидских монет стал сюжет «Аполлон, сидящий на омфале». Так было и в первые годы правления Антиоха IV. Однако уже в 173 году до н.э. царь Антиох провел, как выразился О. Мёркхольм, настоящую монетную революцию в государстве Селевкидов – он впервые поместил на монету свои божественные эпитеты.

Культ правителя – одна из характерных черт эллинистической монархии. У Селевкидов он долгое время оставался вне государства. Только в 193 г. до н.э. Антиох III, отец Антиоха IV установил государственный культ царей. Однако, имея собственных жрецов и даже официальные дни поклонения, Селевкиды открыто не называли себя богами. В 173 году монетный двор Антиохии на Оронте впервые отчеканил монеты с легендой «царя Антиоха бога явленного». До того легенда была по традиции крайне проста: «царя Антиоха». После египетских походов было введено сразу два новшества.

Вновь претерпела изменения легенда: она увеличилась до «царя Антиоха бога явленного победоносного». Кроме того, традиционный сюжет оборотной стороны – «Аполлон, сидящий на омфале», был заменен новым, характерным для монет основателя династии Селевка I – «Зевс, держащий Нику»23. Таким образом, царская пропаганда Антиоха IV должна была подчеркнуть его связь с легендарными предками, основавшими государство Селевкидов, а через них и с самим Александром Македонским. Подражая им, Антиох организовал даже восточный поход, окончившийся, впрочем, гибелью самого царя.

Однако, как мы уже замечали, у Антиоха Эпифана было достаточно проблем и внутри государства. Одной из них стал конфликт в Иудее. Имя Антиоха Эпифана было широко известно не только в греко-римском мире.

Как «корень греха», дьявола, выражение порока и безумия оно вписано в иудейские анналы. Из иудейской литературы эллинистического времени (главным образом Маккавейских книг и сочинений Иосифа Флавия) образ Антиоха, одержимого царя, воплощения зла и даже антихриста, перекочевал и в христианскую литературу. Имя Антиох Эпифан фактически стало нарицаБикерман Э. Государство Селевкидов. М., 1985. С. 224–225; Mrkholm O. Studies on the Coinage of Antiochus IV of Syria. Copenhagen, 1963. P. 69–71.

тельным и синонимом абсолютного зла. Всему виной политика царя Антиоха, проводимая им в Иудее в 168–164 годах.

Иудейское общество середины II в. до н.э. было поражено глубоким внутриполитическим кризисом, вызванным главным образом борьбой нескольких группировок за должность первосвященника - фактически главы всей Иудеи. Кризисные явления в Иудее известны еще до времени Антиоха, однако центральная власть, за исключением случая с Гелиодором, относилась к внутренним иудейским конфликтам сдержанно и не проявляла активности. Важно отметить, что издревле Иудея пользовалась у Селевкидов большими льготами. Маккавейские книги – бесценный иудейский источник, сочетающий в себе черты глубоко духовного и светского исторического повествования, особо отмечает, что начиная с самого Александра Македонского, все цари Сирии благоволили Иудее. В общем вся Иудея была расколота на две группы: «традиционалистов» – поборников иудаизма в его чистом виде и «эллинистов», для которых проникновение эллинизма в Иудею стало вполне привычной нормой, что отразилось в некоторой степени и на некоторых обрядах и ритуалах. Борьба между этими группами проходила в целом мирно. Изредка вовлекая в споры центральную власть, стороны не смущались предлагать высшим чиновникам, а порой и самому царю, крупные взятки, добиваясь тем самым расположения «сверху» 24.

Как отмечал известный французский историк Э. Виль, Иудея была пожалуй самым эллинизированным регионом государства Селевкидов25. Действительно, находясь между Селевкидами и Птолемеями, эта маленькая область впитала все самые передовые достижения эллинистической мысли.

Так, по инициативе первосвященника Ясона в Иерусалиме был построен гимнасий, открыт ипподром (I Macch. 1. 14). Многие «эллинистиы» поспешили принять греческие имена и перенять некоторые обычаи.

Mittag P.F. Antiochos IV. Eine politiche Biographie. Berlin, 2006. S. 230–247.

Will E. Histoire politique du monde hellnistique (323-30 av. J.-C.). Nancy, 1982. T. 2. P. 341 Однако ситуация с Антиохом была принципиально иной. Возвращаясь в 168 году до н.э. из Египта и, безусловно, испытывая тяжкие переживания от своего дипломатического поражения, царь Антиох Эпифан с жестокостью подавил поднятое в Иерусалиме антиправительственное восстание. Сокровищница Храма была разграблена, тысячи людей были убиты или проданы в рабство, а торжественное богослужение фактически прекращено (II Macch. 5.

11–14). Такое безрассудное поведение Антиоха потрясло все иудейское общество, которое на время даже было согласно забыть о внутренних конфликтах.

Таким образом, ликвидировав мятеж в Иудее, Антиох отправился в Сирию. Однако бедствия Иудеи на этом не закончились. Как повествуют Маккавейские книги, царь Антиох прислал несколько чиновников, которые должны были «угнетать» иудейский народ. В Иерусалиме, который незадолго до того стал греческим полисом под названием Антиохия, был размещен греческий гарнизон во главе с Аполлонием. Посланниками царя (эпистатами) в Иудее стали Филипп Фригиец и Андроник. Иерусалимский Храм был превращен в святилище Зевса Олимпийского, в котором проводились многочисленные греческие праздники, в том числе и день рождения самого царя Антиоха (II Macch. 6. 1–7). Однако вопрос о запрете на исповедание иудаизма, о котором нарочито повествую Маккавейские книги, остается в историографии открытым. В последнее время все действия селевкидской администрации принято считать лишь попыткой реформы иудаизма, осуществляемой при участии группы иудейской аристократии из числа «эллинистов». Так новая религия должна была быть более открытой для неиудеев, привлекая в иудаизм представителей других народов.

Реакция ортодоксальной части иудейского общества не заставила себя ждать. Уже в 167 году в среде провинциального жречества зарождаются первые зачатки будущего антигреческого движения. Если верить иудейской традиции, первым, кто открыто выступил простив бесчинств греческих властей был священник Маттафия из небольшого селения Модин (I Macch. 2. 25). Его сыновья вслед за отцом возглавят национально-религиозную борьбу. И первым из них был Иуда Маккавей. Собрав большие силы, Иуда сумел добиться серьезных успехов в борьбе с Селевкидами. Уже в 166 году до н.э. ему удалось одержать уверенную победу над Никанором, селевкидским стратегом, а затем и над Тимофеем и Бакхидом. В результате этих побед Иерусалим был освобожден, Храм очищен, а богослужения в нем восстановлены. По сути, для Антиоха IV иудейский вопрос остался нерешенным, что автоматически перекладывало все заботы на плечи наследников царя, которые, впрочем, не всегда с ответственностью относились к нему.

Последние годы правления Антиоха IV отмечены как крупными военными успехами, так и горькими поражениями. После праздников в Дафне царь Антиох отправился в восточный поход, целью которого было возвращение могущества Селевкидов на Востоке. Угроза со стороны Парфянской державы в середине II в. до н.э. становилась все более реальной: многие восточные сатрапии уже перешли во власть парфян и теперь в опасности были уже Мидия и Вавилония – ключевые регионы в составе империи Селевкидов.

Первый удар Антиох нанес по отложившемуся армянскому наместнику Артаксию. Поход в Армению оказался успешным: регион вновь признал власть Селевкидов, а сам Артаксий попал в плен. Далее Антиох, пройдя через Месопотамию, спустился в Вавилонию и дальше к Персидскому заливу, где также подчинил отложившиеся от него территории. Совершил царь экспедицию и в Персиду, которая также входила в состав его государства лишь номинально. Однако в Эламе царь Антиох был неожиданно убит. Такая поспешная кончина уже в древности обросла множеством домыслов. Среди версий преобладает идея, что Антиох (как, впрочем и некогда его отец) попытался ограбить святилище местной богини, но был убит восставшими местными жителями. Автор Маккавейских книг пишет о том, что царь на полном ходу выпал из колесницы и тем самым получил сильные увечья. Однако скоропостижность гибели Антиоха Эпифана, которая безусловно присутствует и в иудейской традиции, рассматривается здесь как не что иное как кара за все грехи, которые Антиох совершил против иудейского народа. Для усиления эффекта автор Маккавейских книг, в соответствии с литературной традицией, даже подчеркивает, что Антиох раскаялся перед смертью, признав иудейского бога единственным истинным.

Столь скорая гибель царя создала в государстве Селевкидов конфликт власти. Лисий, оставленный Антиохом Эпифаном «заместителем» царя при малолетнем Антиохе V, пытался защищать интересы молодого царя. Однако у того было немало противников, в том числе представителей старшей линии династии Селевкидов – наследников старшего брата Антиоха IV – Селевка IV. Итогом этого стала перманентная борьба за престол, приведшая в итоге к окончательному падению могущества Селевкидов и ликвидации их государства.

ГРЕКО-БАКТРИЙСКОЕ ЦАРСТВО

Диодот I и Диодот II Одним из наиболее удаленных и периферийных государств эллинистического востока было Греко-Бактрийское царство. Оно появилось в середине III в. до н.э. в регионе Средней Азии и Северного Афганистана в результате ослабления здесь власти Селевкидов. Ввиду своего географического положения, эллинская держава в Бактрии находилась в эпицентре греко-варварских этнокультурных контактов, что придало ее государственности уникальный характер.

Греко-бактрийское царство полностью соответствовало стандартам эллинистической государственной модели. В системе управления центральное место занимал институт царской власти. Важную роль играло войско и придворное общество, а также многочисленные полисы, населенные главным образом греками и македонянами. Несмотря на то, что именно эллины занимали главенствующие посты в государстве, стоит отметить чрезвычайную роль местных элит, оказывавших сильное влияние на государственную политику.

Еще одной важной особенностью греко-бактрийского государства был его пограничный характер. Относительно небольшая Бактрия находилась в соседстве с величайшими цивилизациями Индии и Китая. Северная граница государства регулярно подвергалась атакам кочевников, что по сути превратило Бактрию в своего рода «заслон» для эллинистического мира.

Экономика Греко-Бактрии базировалась главным образом на сельском хозяйстве, обеспечивающем государству регулярные налоговые поступления.

Большое значение имели разработки золотых и серебряных месторождений, которыми изобиловал регион Бактрии. Именно обработка драгоценных металлов и монетная чеканка стали «фирменным» ремеслом, отличающим греко-бактрийских мастеров. До наших дней сохранились потрясающие своей изящностью, тонкостью и реализмом работы монеты греко-бактрийских царей. Среди них самая большая монета, произведенная в античности – декадрахма Эвтидема I. Значительную роль в экономике региона занимала торговля. Владения греко-бактрийских царей располагались не просто на пограничье эллинистического мира. По территории Бактрии проходил один из важнейших торговых путей древности – Великий шелковый путь, соединявший Китай со странами Восточного Средиземноморья.

Периферийное положение Бактрии вовсе не означало, что греческое население этого региона было «оторвано» от эллинистического мира. Как отмечает Ф. Хольт1, греки Бактрии состояли в постоянных контактах со своими сородичами из региона Восточного Средиземноморья. Более того, Бактрия находилась в центре культурных контактов эллинистического мира и неэллиниских государств Востока (Китая и Индии) и испытывала сильное влияние с обеих сторон. Так, Бактрия стала одним из немногих эллинистических государств, упомянутых в китайских источниках. Известный китайский историк Чжан Цзянь лично посетил Бактрию (Да-ся), которая на момент его поездки уже была завоевана кочевниками юэчжи, предками тохаров. Позднее другой историк Сыма Цянь, создатель знаменитых «Ши-цзи» («Исторических записок»), использовал воспоминания Чжан Цзяня о далекой Бактрии.

*** Появление Греко-Бактрийского царства связано с именем первого царя державы Диодот I. Личность Диодота I крайне загадочна. Нам неизвестно ни происхождение этого человека, ни политическая карьера. Вероятнее всего, Holt F. Thundering Zeus. The Making of the Hellenistic Bactria. Berkley–Los Angeles– London, 1999. P.52.

Диодот был греком или македонянином. Считается, что Диодот был селевкидским сатрапом Бактрии. У. Тарн полагал, что Диодот был сатрапом еще при Антиохе I2, однако доказать это практически невозможно. В подходящий момент, когда держава Селевкидов была ослаблена войнами и внутренними конфликтами, Диодот объявил себя царем независимого греко-бактрийского государства.

Начало бактрийской государственности вызывает множество споров.

Сочинение Помпея Трога, эпитомированное позже Юстином, который является единственным нашим источником по этому вопросу, отмечает (XLI. 4.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



Похожие работы:

«Тема: “Обязательства по оказанию юридических и фактических услуг” ЛИТЕРАТУРА.1. Конституция РФ.2. ГК РСФСР, ст.ст. 242, 356, 396-433, 412.3. ГК РФ, ст.ст. 37-38, гл.10.4. Основы, ст.ст. 116-121.5. ГПК РФ, ст.ст. 43-48, 374-376, 395-398.6. Закон РФ от 20 февраля 1992 г. “ О товарных биржа...»

«Алла Юрьевна Осипова Настольная книга гипертоника. Лечение и профилактика Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=604575 Осипова А. Настольная книга гипертоника. Лечение и профилактика: Центрполиграф; Москва; ISBN 978-5-227-02035-2 Аннотация Эта книга поможет вам лучше по...»

«Анна Михайловна Прихожан Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3935305 Психология тревожности: дошкольный и школьный возраст: Питер; СПб.:; 2009...»

«БАХМУТОВ Антон Вячеславович ИМУЩЕСТВЕННЫЕ ПРАВА НЕДЕЕСПОСОБНЫХ И ОГРАНИЧЕННО ДЕЕСПОСОБНЫХ ГРАЖДАН Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кан...»

«дет изменить – это будет видно только после того, как он заработает в полную силу. И если возникнет необходимость внести изменения, а это представляется неизбежным, то они будут внесены. Только хотелось бы, чтобы выводы делались не поспешно, а лишь...»

«ВЕСТНИК САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ Н АУ Ч Н Ы Й Ж У РН А Л ОСНОВАН В ЯНВАРЕ 1995 г. В Ы Х ОД И Т 6 РА З В Г ОД · 2015 № 1 (102) ISSN 2227-7315 РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: Журнал включен Высшей аттес...»

«Уильям Индик Психология для сценаристов. Построение конфликта в сюжете Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8220963 Психология для сценаристов: Построение конфликта в сюжете/Уильям Индик: Альпина нон-фикшн; Москва; 2014 ISBN 978-5-9614-3257-2 Аннотация Работа над сце...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ» «УТВЕРЖДАЮ» Первый проректор, проректор по учебной...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ...»

«42 П РА В О В А Я К У Л ЬТ У РА 2 0 15 № 4 ( 2 3 ) Сергей Юрьевич Бытко Доцент кафедры уголовного права и процесса Поволжского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России) в г. Сарат...»

«69 Андрей Рудольфович Пустовалов Доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Ижевского института (филиала) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), кандидат юридичес...»

«Сан Лайт Антивирусный блок сознания Серия «Мистерия Изобилия» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6525046 Сан Лайт Антивирусный блок. Мантры против психовирусов. : Вектор; СПб; 2013 ISBN 978-5-9684-2026-8 Аннотация Мост, соединяющий человека с миром – его сознание. Все что мы ощущаем, ч...»

«Тамара Руцкая Полный справочник пчеловода Серия «Подворье» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6649423 Тамара Руцкая. Полный справочник пчеловода: АСТ; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-082714-5 Аннотация О том, как организо...»

«Вел. Кн. Александр Михайлович. Книга воспоминаний. // «Иллюстрированная Россия», 1933 ОТ АВТОРА Моя книга воспоминаний впервые увидела свет на английском языке в Нью-Йоркском издании Феррер и Рейнхерт. Теперь я с удовольствием иду навстречу желанию издательства «Иллюстрирова...»

«ВОЛОДИНА Светлана Вячеславовна МНОГОПАРТИЙНОСТЬ КАК ОСНОВА КОНСТИТУЦИОННОГО СТРОЯ РОССИИ 12.00.02 — конституционное право; конституционный судебный процесс; муниципальное право Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель — доктор юриди...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КРЫМ О регулировании некоторых вопросов в области жилищных отношений в Республике Крым Принят Государственным Советом Республики Крым 26 июня 2015 года Настоящий Закон н...»

«© 1996 г. А.Н. КУЛИКОВ МОДЕЛИРОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ КУЛИКОВ Александр Николаевич офицер отдела военно-социологических и правовых исследований Главного управления воспитательной работы Министерства обороны РФ, подполковник. Имеется несколько подходов, дающих возможност...»

«Journal of Siberian Federal University. Engineering & Technologies 3 (2015 8) 355-361 ~~~ УДК 622.271.63:622.236.73 Score Influence of Water Saturation Conditions on Highly Clay Sands of Noble Metals for Subsequent Disintegration Natalya Р. Кhrunina* and Аnton Yu. Cheban Institute of Far Eastern Branch RAS 5 Ussuriyskiy b-r, Khabarovsk, 68000...»

«ЛИТВИНА Елена Сергеевна НАКАЗАНИЕ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ ПРАВА ЗАНИМАТЬ ОПРЕДЕЛЕННЫЕ ДОЛЖНОСТИ ИЛИ ЗАНИМАТЬСЯ ОПРЕДЕЛЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ Специальность 12.00.08. – уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Томск 2003 Работа выпо...»

«Игорь Д. Озёрский Трилогия садизма: Одиночество. Деструктивность. Любовь Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9334712 Озёрский И. Д. Трилогия садизма:...»

«Ксения Разумовская Александр Морок Графология Информация предоставлена правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6147925 Графология: Научная книга; 2013 Аннотация Каждому наверняка знакомо желание увидеть будущее, узнать, что случится завтра или через год, и юная ч...»

«КРАСНОВА Светлана Анатольевна ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ИНЫХ ВЕЩНЫХ ПРАВ ПОСРЕДСТВОМ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ВЛАДЕНИЯ Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Томск 2007 Работа выполн...»

«УДК 343 ШТРАФ КАК ВИД УГОЛОВНОГО НАКАЗАНИЯ В США FINE AS A FORM OF PUNISHMENT IN THE UNITED STATES ШАГИДУЛЛИНА Ж.В., аспирант кафедры «Уголовное право и уголовный процесс», Университет управления «ТИСБИ» Тел.: 8(987)415-04-54 Е-mail: shagidullina82@mail.ru SHAGIDULLINA Z.V., a post graduate student of...»

«Международная конференция труда, 96-я сессия, 2007 г. Доклад VI Содействие жизнеспособным предприятиям Шестой пункт повестки дня Международное бюро труда Женева ISBN 978-92-2-418143-6 ISSN 0251-3730 Первое издание, 2007 Названия, соответствующие принятой в Организации Объединенных Наций практике, и изложение материала в настоящей публи...»

«Уолтер Айзексон Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9740253 Альберт Эйнштейн: его жизнь и его Вселенная / Уолтер АЙЗЕКСОН ; пер. с англ. И. Кагановой и Т. Лисовской.: АСТ: CORPUS; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-079635-9 Аннотация Уолтер Айзексон, автор знаменитой...»

«Анна Власова Михаил Винницкий Алексей Капуста Владислав Бурда Шохам Адизес Сергей Быстрин Татьяна Кузнецова Инна Примак Методология Адизеса. Реальный опыт внедрения Текст предоставлен правообл...»

«Роджер Мартин Алан Лафли Игра на победу. Как стратегия работает на самом деле Текст предоставлен правообладателем. http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6133205 Лафли А., Мартин Р. Игра на победу. Как стратегия работает на самом деле : Манн, Иванов и Фербер;...»

«Владимир Александрович Спивак Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2860085 Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие / В. А. Спивак.: Э...»

«Октябрина Алексеевна Ганичкина Александр Владимирович Ганичкин Справочник умелого садовода Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6741277 Справочник умного садовода / Ганичкина О.А., Ганичкин А.В.: Эксмо; Москва; 2014 ISBN 978-5-699-60627-6 Аннотация Эта книга основана на м...»







 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.