WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«О.Л. Габелко. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ПРАВИТЕЛИ: ЛИЧНОСТЬ, ВЛАСТЬ И ПРАВО (вместо введения) Ю.Н. Кузьмин. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ МАКЕДОНИЯ Птолемей, сын Лисимаха Деметрий Антигон Досон Персей И.А. ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ МИР:

Государства и правители

Отв. ред. О.Л. Габелко

ОГЛАВЛЕНИЕ

О.Л. Габелко. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ПРАВИТЕЛИ: ЛИЧНОСТЬ, ВЛАСТЬ И ПРАВО

(вместо введения)

Ю.Н. Кузьмин. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ МАКЕДОНИЯ

Птолемей, сын Лисимаха

Деметрий

Антигон Досон

Персей

И.А. Ладынин. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ ЕГИПЕТ

Птолемей III и Береника

К.В. Кузьмин. Птолемей VI, Клеопатра II и Птолемей VIII

С.В. Смирнов. ЦАРИ ГОСУДАРСТВА СЕЛЕВКИДОВ

Антиох I

Антиох II

Селевк IV Антиох IV

ГРЕКО-БАКТРИЙСКОЕ ЦАРСТВО

Диодот I и Диодот II Эвкартид Менандр I

ПАРФЯНСКОЕ ЦАРСТВО

Митридат I и Митридат II О.Л. Габелко. ГОСУДАРСТВА ЭЛЛИНИСТИЧЕСКОЙ МАЛОЙ АЗИИ Никомед I Вифинский Ариарат V Филопатор Е.В. Смыков. Дейотар, властитель галатов Заключение Иллюстрации Список сокращений О.Л. Габелко

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ПРАВИТЕЛИ:

ЛИЧНОСТЬ, ВЛАСТЬ И ПРАВО (ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ)

Эпоха эллинизма, чаще всего трактуемая в современной науке как время между походами Александра Македонского и римским завоеванием Восточного Средиземноморья, принесла греческому миру грандиозные преобразования. И дело не только в том, что он многократно расширился в территориальном отношении, хотя масштабы этого расширения действительно поражают – греко-македонские государства возникли на огромных территориях, протянувшихся от Балкан вплоть до современных Афганистана и Северной Индии. Важнее другое: кардинально изменилось само греческое общество. Если ранее, на протяжении нескольких веков, его «несущей конструкцией» являлась суверенная община свободных граждан полис, вне которого обычный грек, как правило, не мыслил своего существования, то в новом мире ведущая роль перешла к государственным образованиям иного, монархического типа.

Нельзя сказать, что идея единоличного правления была совершенно чужда эллинам (причем речь идет здесь не только о хорошо известной им еще с эпохи архаики тирании и о «варварских» формах монархии, наиболее полным выражением которых являлась, разумеется, Персидская империя Ахеменидов). Царская власть «в чистом виде» продолжала сохраняться в некоторых периферийных регионах самого греческого мира – например, на Кипре; существовала она и у родственных грекам эпиротов и македонян. Для абсолютного же большинства греков она ассоциировалась, скорее, с феноменом исторической памяти, в которой продолжали жить яркие воспоминания о подвигах великих гомеровских героев – царей Микен, Аргоса, Пилоса. Заново формировавшаяся царская власть имела мало общего с прежней «героической» басилейей – еще довольно примитивной властью вождей различных греческих племен XI-IX вв. до н.э. Тем не менее, общественное сознание эллинов оказалось вполне подготовленным к частичному (по крайней мере) отказу от полисных ценностей – свободы, автономии и экономической самодостаточности – в пользу признания суверенитета одного правителя.

Основания ктому возникли по большей части в период кризиса греческого полиса IV в. до н.э., одним из симптомов которого стало появление в различных областях Эллады тиранических режимов – так называемой «младшей» тирании. Это «второе издание» хорошо известного грекам явления оказалось довольно неоднозначным: среди тиранов IV в. до н.э.

были и значительные государственные деятели, и откровенные авантюристы, стремившиеся к захвату и удержанию власти любой ценой, но в целом младшая тирания наглядно показала грекам, сколь многого в изменившихся исторических условиях может добиться амбициозный политик, опирающийся на преданных ему (или, чаще, хорошо оплачиваемых) солдат.

Эти изменения в общественно-политической жизни проходят и через стадию теоретического осмысления. Лучшие умы Греции – Ксенофонт, Исократ, Аристотель – в своих произведениях обосновывают законность и благодетельность монархической власти для эллинов, и такие идеи овладевают сердцами как рядовых граждан, так и политических деятелей. Этим с успехом воспользовались македонские цари Филипп II, фактически объединивший всю Грецию под своей властью, и Александр Великий, создавший мировую империю, а затем и провозгласившие себя царями в 306– 305 гг. до н.э. (так называемый «год царей») диадохи – бывшие полководцы Александра. Отчасти все происходившее было связано с традицией собственно македонской монархической власти - а Македония, так или иначе, на протяжении нескольких столетий находилась в тесных контактах с собственно Грецией. Однако во многом становление эллинистической царской идеологии объяснялось заимствованием восточных (иранских, месопотамских, египетских) устоев, связанных, прежде всего, с абсолютизацией власти монарха, а в крайней степени – даже его обожествлением. И это придает ей совершенно особую специфику.

Редкое исследование, посвященное истории эллинистических монархий, обходится без цитирования фразы из византийского словаря Х века «Суда»: «Царствование – это неограниченная власть… Ни происхождение, ни право не предоставляют людям царской власти, но умение командовать войском и разумно управлять делами. Таков был Филипп и преемники Александра». Между тем, в этой фразе далеко не все так просто и ясно.

Почему в ней не фигурирует сам Александр? Не слишком ли категоричен автор сентенции, отрицая значение происхождения монарха и легальных основ его власти? Возможно, на некоторые из этих вопросов удастся ответить при обращении к материалу, помещенному в этой книге.

Монархическая форма правления предоставляла энергичным личностям гораздо больше возможностей для самореализации, нежели полисный строй. Действительно, уже в условиях непрерывных войн за раздел империи Александра от каждого из их участников требовались недюжинные личные качества – способности военачальника, дипломата и администратора, храбрость и выдержка, решительность и расчетливость… Но, вместе с тем, понятно, что в этой жестокой борьбе невозможно было обойтись и без хитрости, жестокости и коварства, нередко приносивших успех в достижении желанной цели. Пожалуй, примеров проявления этих темных сторон человеческой натуры история эллинизма дает гораздо больше, нежели противоположных качеств. В идеале эллинистический правитель должен был являть собой образец благородства, великодушия и справедливости к подданным, благочестия и щедрости – в отношениях с богами, мужества и доблести – на поле битвы. Нельзя сказать, что монархи эллинистического мира полностью игнорировали эти ожидания или же относились к ним сугубо формально, ставя во главу угла исключительно собственные корыстные интересы; однако отвечать подобным запросам в полной мере им, естественно, удавалось крайне редко. Поэтому среди героев данной книги вряд ли можно найти тех, чье жизнеописание можно было бы поместить в серию ЖЗЛ с безоговорочным знаком «плюс». Располагая огромными военными, человеческими, финансовыми ресурсами, постоянно пребывая в атмосфере раболепства, интриг и борьбы за власть, эллинистические монархи (особенно достигнув успеха) легко поддавались гордыне; может быть, уверовав в самом деле в свою божественную сущность, они нередко совершали безрассудные, жестокие и безнравственные поступки, предоставляя историкам-моралистам прекрасные образцы для критических оценок. Тем более ценными и важными выглядят те случаи, когда герои книги не шли на поводу низменных страстей, а поступали в соответствии с велениями чести, руководствовались чувством долга перед своими друзьями, подданными, союзниками – и такие случаи, разумеется, тоже имели место в истории эллинизма.

Процесс формирования системы эллинистических государств и самого института эллинистической монархии занял не одно десятилетие, так что «год царей» был подготовлен всем предшествующим ходом событий в Средиземноморье и на Переднем Востоке. Вопрос о методах и средствах легитимации вновь обретенной и находящейся в процессе становления власти диадохов, «постепенно превращающихся» в эллинистических монархов, пожалуй, принадлежит к одному из наиболее важных для понимания сущности эллинистической государственности. Не вдаваясь здесь в подробное рассмотрение этой поистине глобальной проблемы, ограничимся для начала простым перечислением ее аспектов, представляющихся наиболее существенными. Это (отнюдь не в порядке убывания значимости) - личностная 1, династическая2, военная 3, экономическая4, территориВопрос о личностных качествах эллинистического монарха, собственно, и делающих его таковым, во многом связан с пресловутой проблемой харизмы.

альная5, религиозная 6, правовая7 составляющие. Разумеется, такое разделение не может не быть признано сугубо механистичным, ибо все названные В данном случае имеется в виду не только наличие у правителя лояльного и деесп особного наследника (или наследников), кому можно было бы предать власть, но и возможность стабилизировать и упрочить положение своего рода посредством выгодных матримониальных альянсов. Наиболее подробная сводка материала о династической политике эллинистических держав содержится в книге: Seibert J. Historische Beitrge zu den Dynastischen Verbindungen in hellenistischer Zeit. Wiesbaden, 1967. Допустимо ориентироваться также на монографию Д. Огдена: Ogden D. Polygamy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London; Swansea, 1999, несмотря на серьёзные претензии, которые могут быть к ней предъявлены (см. Ладынин И.А., Габелко О.Л., Кузьмин Ю.Н. Новая концепция династической истории эллинизма? Размышления по поводу монографии Д. Огдена (Ogden D. Polygamy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London; Swansea: Duckworth – The Classical Press of Wales, 1999. XXXIV, 317 p.) // АМА. 2009. Вып. 13. С. 120–148).

Идеальным поводом к принятию царского титула, разумеется, была крупная военная победа, одержанная над противником, уже провозглашенным царем. См.

наиболее обстоятельную работу относительно военного характера эллинистической монархии:

Gehrke H.-J. Der siegreiche Knig. berlegungen zur Hellenistischen Monarchie // Archiv fr Kulturgeschichte 1982. Bd. 64. S. 247-278.

Литература о механизмах сакрализации власти эллинистических монархов поистине необъятна; см. для примера новую коллективную монографию: More Than Men, Less Than Gods. Studies on Royal Cult and Imperial Worship. Proceedings of the International Colloquium Organized by the Belgian School at Athens (November 1-2, 2007) / Ed. by P.P.

Iossif, A.S. Chankowski, C.C. Lorber. Leuven, 2011.

Для раннеэллинистической истории довольно распространённым является феномен «царя без царства»: примеры его можно наблюдать в деятельности Деметрия Полиоркета, Антигона Гоната, Птолемея – сына Лисимаха (биография последнего приводится в этой книге). Кстати, показательной и достаточно любопытной в данном случае оказывается аналогия с «полисом на кораблях», примеры чему даёт история Афин (см. хотя бы: Суриков И.Е. Античная Греция: Политики в контексте эпохи. Година междоусобиц.

М., 2011. С. 246-247), наглядно демонстрирующая трансформацию основ греческой государственности на протяжении перехода от классики к эллинизму. Однако перед любым правителем, оказавшимся в подобном положении, рано или поздно (и чаще – рано!) возникала проблема «территориализации» собственной власти. Персональный и экстерриториальный характер господства правителей периода раннего эллинизма – и самих диадохов, и в особенности их азиатских современников - отнюдь не следует преувеличивать.

Показательно, что описание «царской экономики» занимает, например, заметное место в трактате Псевдо-Аристотеля «Экономика», созданном в эпоху раннего эллинизма;

см. Descat R. Qu’est-ce que l’conomie royale? // L’Orient mditerranen de la mort d’Alexandre aux campagnes de Pompe (Actes du colloque international de la SOPHAU) / Collectif coordonne par M.-T. Le Dinahet. Nantes, 2003. P. 149–168.

Сюда следует отнести не только знаменитое «право копья», но и целый комплекс других правовых норм, легитимирующих вновь обретенную царскую власть: учреждение династического летоисчисления, признание со стороны других субъектов межгосударственных отношений и пр. Какие-то правовые основания должны были существовать и для соображений династического престижа, которыми обосновывалось принятие царского титула при отсутствии такого непосредственного повода к тому, как военная поэлементы формирующегося монархического правления в действительности составляли неразрывное единство и именно в таком виде рассматривались и воспринимались как самими правителями, так и их подданными и вообще современниками.

По мере становления системы эллинистических государств вырабатывались основные средства и методы, с помощью которых цари управляли подчиненными им землями и населением. Формируется система управления, местная администрация и чиновничество, складывается корпус «друзей царя» - непременного атрибута любого монарха того времени. Для цели данного исследования особое значение имеет рассмотрение так называемого «придворного общества» - категории, особенно активно изучаемой в последние годы в зарубежном антиковедении 8. К ней, помимо самого монарха и его близких – семьи и родственников – относятся лица, составляющие непосредственное окружение царя: его советники, должностные лица высшего ранга, полководцы, фавориты, приближенные, телохранители, слуги, наложницы. При том, что всю полноту власти в эллинистических державах концентрировал в своих руках сам царь, представители придворного общества имели множество возможностей влиять на ход государственных дел – как вполне официальных, вытекающих из выполнения своих непосредственных функций и обязанностей, так и сугубо неформальных.

Общеизвестно, что «короля играет свита», и представленный в книге материал дает тому немало примеров: в царских дворцовых покоях часто вынашивались и осуществлялись планы заговоров, узурпаций и переворотов, предопределялись малопонятные, на первый взгляд, зигзаги во беда. Э. Бикерман назвал это «законом подражания» применительно к диадохам (Бикерман Э. Государство Селевкидов. М., 1985. С. 14); нечто подобное можно усмотреть и во взаимоотношениях государств «второго ранга» (Габелко О.Л. Критические заметки по хронологии и династической истории Понтийского царства // ВДИ. 2005. № 4.

С. 129-131).

Достаточно упомянуть чрезвычайно представительную конференцию, посвященную проблемам эллинистического царского эллинистического царского двора, проведенную в феврале 2011 г. в Эдинбургском университете. Ее материалы скоро будут опублик ованы.

внутренней и внешней политике. Придворное общество, таким образом, не только создает тот фон, на котором происходила государственная деятельность и повседневная жизнь монархов, но и выступает как вполне значимая величина, прямо причастная наиболее важным событиям политической истории эллинистического мира.

Для авторов книги, разумеется, одним из наиболее важных стал вопрос отбора «героев» их коллективного исследования. Следовало решить двуединую задачу: с одной стороны, поскольку книга рассчитана на массовую образованную публику, то персонажи, о которых ведется речь, должны быть известны не только профессиональным специалистам; с другой стороны, необходимо было учесть, чт именно на данный момент может служить для любознательного читателя источником информации подобного плана, дабы избежать возможных повторов. Первый, поистине неисчерпаемый кладезь таких сведений – это, разумеется, «Сравнительные жизнеописания» Плутарха. Несмотря на то, что великий биограф, пожалуй, не пользуется у современных любителей истории той популярностью, которую он снискал у домохозяек дореволюционной России, его произведения известны широкому кругу поклонников древности достаточно хорошо.

«Эллинистические» биографии Плутарха – это рассказы о жизни Александра Великого, Демосфена, Эвмена, Фокиона, Пирра Эпирского, Деметрия Полиоркета, Агида и Клеомена, Арата, Филопемена; немаловажное место эллинистическая тематика занимает и в биографиях римских политических деятелей – Катона, Фламинина, Эмилия Павла, Мария, Суллы, Лукулла, Сертория, Помпея, Цезаря, Марка Антония, чьи жизненные пути напрямую или косвенно пересекались в том числе и с судьбами некоторых персонажей данной книги. Конечно же, современная наука может представить иные подходы к жизнеописанию всех названных исторических лиц, однако конкурировать с конкурировать с классиком биографистики авторы не имели никакого желания; поэтому перечисленные выше политики эпохи эллинизма закономерно не вошли в число персонажей данной книги.

Необходимо учитывать также, что современное российское антиковедение испытывает значительный дефицит исследований по эллинистической истории, особенно работ биографического плана (за исключением, разумеется, книг об Александре Македонском) 9. Можно назвать лишь работу Е.А. Молева, посвященную Митридату Евпатору10, и недавние монографии Р.В. Светлова 11 и С.С. Казарова12 об эпирском царе Пирре. Имеется также ряд переводных исследований – такие, как довольно многочисленные (и разного качества) биографии Клеопатры VII 13. Однако особо должна быть отмечена книга, написанная одним из ведущих исследователей эллинистической истории, немецким ученым Германом Бенгтсоном – «Правители эпохи эллинизма» (М., 1982; русский перевод немецкого оригинала 1975 г.). В ней автором представлены исторические портреты таких выдающихся политических деятелей эллинистического мира, как Птолемей I, Селевк I, Деметрий Полиоркет, Пирр, Птолемей II и Арсиноя, Антигон Гонат, Клеомен III, Антиох III, Филипп V, Эвмен II, Митридат VI, Клеопатра VII. Книга Г. Бенгтсона, выполненная на высоком научном уровне и, вместе с тем, написанная хорошим литературным языком (следует отметить прекрасное качество перевода, осуществленного профессором Э.Д. Фроловым) – единственное на сегодняшний день издание на русском языке, тематически и композиционно близкое к данной работе и задающее определенные концептуальные ориентиры в написании произведения научнопопулярного жанра на материале эллинистической эпохи. Наличие такого исследования также избавляет авторов от необходимости рассматривать Биографический момент достаточно отчетливо выражен в книге: Шофман А.С. Распад империи Александра Македонского. Казань, 1984.

Молев Е.А. Властитель Понта. Нижний Новгород, 1995.

Светлов Р.В. Пирр и военная история его времени. СПб., 2006.

Казаров С.С. История царя Пирра Эпирского. СПб., 2009.

Например: Фрэн И. Клеопатра. М., 2001.

биографии этих исторических лиц (без сомнения, ведущих персонажей эллинистического периода), проанализированных немецким исследователем.

Однако в данном издании авторы попытались воссоздать более масштабный исторический фон (в книге Г. Бенгтсона он обрисован достаточно лаконично, что отчасти компенсировано за счет написанного Э.Д. Фродовым предисловия), для чего каждая группа жизнеописаний предваряется кратким обзором истории того или иного эллинистического государства (иногда, впрочем, оно непосредственно включено в текст биографии). В данном отношении авторы в значительной мере взяли за образец недавнюю трехтомную работу И.Е. Сурикова «Античная Греция: политики в контексте эпохи»14, которая представляется оптимальным сочетанием биографического и общеисторического подходов. Кроме того, по мысли авторов, значительно большее количество персонажей, представляющих к тому же и большее количество государств (по сравнению с книгой Г. Бенгтсона), сделает возможным создание более плотного и насыщенного контекста, в который будет помещена каждая из биографий.

По указанным выше причинам, среди основных действующих лиц книги можно выделить фигуры в основном второй и даже третьей величины. Это могут быть цари ведущих эллинистических держав, чья жизнь в силу каких-то обстоятельств оказалась недостаточно освещена источниками, или же правители второстепенных государств, априорно привлекавшие меньшее влияние античных авторов и по объективным причинам оставившие меньшее количество свидетельств своей деятельности в виде монет, эпиграфических документов и пр. Подобный подход отчасти избран совершенно сознательно: может быть сопоставлен с довольно популярным в современной исторической науке исследованием «человека второго плаСуриков И.Е. Античная Греция: Политики в контексте эпохи. Архаика и ранняя классика. М., 2005; он же. Античная Греция: Политики в контексте эпохи. Время расцвета демократии. М., 2008; он же. Античная Греция: Политики в контексте эпохи. Година междоусобиц.

на»15, который порой позволяет взглянуть на исторические события и их участников в нетрадиционном ракурсе. Для целей этой книги масштаб деяний того или иного правителя играет, пожалуй, меньшую роль, нежели то, насколько ярко в его деятельности воплотился сам дух эпохи – нестабильной, динамичной, сочетающей в себе разнообразные крайности и, как следствие - очень непростой для живущих тогда, но столь интересной для нас.

Количество и характер источников далеко не всегда позволяют представить персонажей данной книги как живых людей с их характерами, мыслями, чувствами: чаще всего они предоставляют нам только сухую фактологическую выжимку, и выход за ее рамки порой чреват возможным уклоном в «популярность» в ущерб научности. В таких случаях приходилось компенсировать недостаток материала использованием подхода, противоположного тому, которым прославился Плутарх: писать не биографию, но историю. Однако историю, воспринимаемую именно через призму интересов, поступков и тех или иных эпизодов жизни персонажей, о которых ведется повествование – так сказать, «личностно ориентированную»

историю. Это, как представляется, позволяет рассчитывать, что включенные в книгу политические биографии правителей, взятые в сумме (причем нередко тесно переплетенные между собой, что требует взгляда на них «с разных сторон»), сыграют роль отдельных элементов в восстановлении более или менее целостной и достоверной картины взаимоотношений эллинистических государств или хотя бы ее отдельных фрагментов.

См., например: В тени великих: образы и судьбы (Серия «Человек второго плана в истории») / Отв. ред. Л.П. Репина. СПб., 2010.

Ю.Н. Кузьмин

ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ МАКЕДОНИЯ

После смерти Александра Великого (323 г. до н.э.) Македония, оказавшаяся на периферии его начавшей рушиться державы, была вынуждена бороться не только за сохранение статуса великого государства, но несколько раз даже и за само свое существование.

После отстранения от власти и гибели династии Аргеадов в Македонии утвердился диадох Кассандр (316–297 гг. до н.э.), но его сыновья не смогли удержать власть (Кассандра и его сыновей некоторые исследователи выделяют в династию Антипатридов, что представляется вполне обоснованным). После убийства Антипатрида Александра V в стране несколько лет царствовал Антигонид Деметрий I Полиоркет (294–288 гг. до н.э.), но в итоге он лишился власти после комбинированного нападения Пирра и Лисимаха. Последние поделили Македонию, однако позднее Лисимах изгнал Пирра и включил всю страну в состав своей фракийско-малоазийской державы.

Лисимах погиб в 281 г. до н.э. в битве при Корупедионе, сражаясь с Селевком I Никатором, который стремился к захвату Македонии. Однако сам Селевк вскоре был убит Птолемеем Керавном ок. г. Лисимахия. Керавн захватил Македонию, но его царствование оказалось очень кратким;

чуть более года спустя он погиб во время кельтского нашествия (начало 279 г. до н.э.). В Македонии началась борьба за трон, а потом наступил период «анархии». Одним из претендентов на трон в этот период был Птолемей, сын диадоха Лисимаха, биография которого включена в настоящее издание.

В середине 70-х гг. III в. до н.э. к власти в Македонии в лице Антигона II Гоната (283–239 гг. до н.э.) пришла династия Антигонидов, основанная в 306 г. до н.э. его дедом и отцом – диадохами Антигоном I Монофтальмом и Деметрием I Полиоркетом. В 277 г. до н.э. Гонат разгромил один из кельтских отрядов при Лисимахии, а затем совершил вторжение в Македонию, вытеснив оттуда других претендентов. Но лишь после разгрома и гибели эпирского царя Пирра в 272 г. до н.э. Гонат окончательно утвердился в Македонии. Антигониды правили вплоть до римского завоевания страны в 168 г. до н.э.

Плутарх (Demetr. 3) отмечает удивительную для эллинистических династий внутреннюю стабильность царского дома Антигонидов до конца царствования Филиппа V (221–179 гг. до н.э.), когда произошел конфликт между его сыновьями Персеем и Деметрием, завершившийся гибелью последнего. Все цари из династии Антигонидов после ее утверждения в Македонии были более или менее деятельными правителями, а некоторых из них – Антигона II Гоната, Антигона III Досона и Филиппа V можно назвать и выдающимися деятелями эпохи эллинизма.

При дворе Антигона Гоната побывали многие представители греческой интеллектуальной элиты (поэт Арат Солийский, философ-стоик Персей и др.). Впрочем, Пелла, главная резиденция Антигонидов, конечно, не могла соперничать с птолемеевской Александрией в качестве центра развития культуры и науки, хотя, например, известно о богатой библиотеке македонских царей, попавшей после разгрома последнего Антигонида Персея в Рим.

В данном разделе будут представлены очерки о трех царях из династии Антигонидов – Деметрии II (239–229 гг. до н.э.), Антигоне III Досоне (229–221 гг. до н.э.) и Персее (179–168 гг. до н.э.).

До рубежа III–II вв. до н.э. Македония оставалась одним из великих эллинистических государств (наряду с царством Селевкидов и начавшим слабеть несколько ранее царством Птолемеев). В III в. до н.э. Антигониды претендовали не только на роль ведущего государства на Балканах, но имели и притязания на Эгеиду, а также на некоторые западные районы Малой Азии. Главным соперником Антигонидов в этот период выступала держава Птолемеев; на Балканах же ведущими оппонентами македонских царей стали Этолийский и Ахейский союзы.

За последние десятилетия было опубликовано немало важных надписей, которые позволили лучше понять суть внутренней организации Македонии при Антигонидах.

Судя по всему, формально власть царей Македонии никак не ограничивалась, вопреки распространенному мнению о важной политической роли собрания македонян, которое имело, видимо, лишь представительские и религиозные функции.

Македония Антигонидов отличалась от монархий Селевкидов и Птолемеев. В первую очередь это было связано с территориально-этническими аспектами. Также в Македонии времени Антигонидов не было официального царского культа.

При Антигонидах Македония была стабильным и хорошо организованным государством, важнейшим элементом которого являлись города. В настоящее время в связи со значительными успехами археологических исследований и расширением корпуса эпиграфических источников уже нет сомнений в том, что развитие городов в Македонии и, что особенно важно, их политических институтов началось довольно рано и шло гораздо активнее, чем считалось прежде. По крайней мере, со времени преобразований Филиппа II (359–336 гг. до н.э.) эти процессы стали значительно более интенсивными.

В эпоху эллинизма македонские полисы обладали достаточно широкой автономией, в них наличествовали народные собрания, советы, коллегии магистратов. Македонские полисы даровали гражданские права и проксению, а также признавали асилию и назначали гостеприимцев (теородоков) для авторитетнейших общеэллинских святилищ. Но вести самостоятельную внешнюю политику города, конечно же, не могли.

Города образовывали более крупные военно-административные единицы, хотя существование общемакедонского при Антигонидах остается предметом дискуссий. Несмотря на автономию городов (как она понималась в эпоху эллинизма для полисов в составе монархий), их граждане были одновременно и подданными царей со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

В 215 г. до н.э. началась серия войн между Македонией и Римом, которые завершились в 168 г. до н.э. ликвидацией монархии Антигонидов после разгрома римлянами царя Персея. Двадцать лет спустя Македонию попытался захватить Андриск, объявивший себя одним из сыновей Персея, но в итоге после первых успехов он был разгромлен и пленен; затем началась интеграция Македонии в римскую провинциальную систему.

Птолемей, сын Лисимаха Одной из самых загадочных фигур в истории эллинистического мира в III в. до н.э., несомненно, был родившийся в первые годы этого столетия Птолемей, сын диадоха Лисимаха и Арсинои (впоследствии ставшей супругой своего брата Птолемея II Филадельфа – знаменитой Арсиноей II Филадельфой) 1.

Устройство брака Лисимаха и Арсинои, дочери Птолемея I Сотера и его второй супруги Береники 2, было связано с дипломатией диадохов после битвы при Ипсе (301 г. до н.э.), разгрома Антигонидов (Монофтальма и Полиоркета) и уничтожения их державы.

Volkmann H. Ptolemaios (13) // RE. Hb. 46. Stuttgart, 1959. Sp. 1596–1597; idem.

Ptolemaios (23) // DKP. Bd. 4. Mnchen, 1979. Sp. 1222.

Об Арсиное II см.: Carney E.D. Arsino of Egypt and Macedon. A Royal Life. Oxf., 2013.

Арсиноя родила Лисимаху трех сыновей; Птолемей, герой данной главы, был старшим из них, его младшими братьями были Лисимах и Филипп. Арсиноя приложила все усилия для того, что бы именно ее сын Птолемей стал престолонаследником вместо Агафокла, сына Лисимаха и Никеи. Агафокл, по матери приходившийся внуком Антипатру, знаменитому полководцу и политику времени Филиппа II и Александра Великого, во второй половине 280-х гг. до н.э. был уже взрослым человеком, не раз отличившимся на военном поприще (особо следует отметить его кампанию против Деметрия Полиоркета в Малой Азии в 286–285 гг. до н.э.).

С. Дмитриевым были сделаны интересные наблюдения по поводу возможных причин усиления влияния Арсинои при дворе Лисимаха во второй половине 280-х гг. до н.э. Все это исследователь связал с провозглашением в 285 г. до н.э. будущего Птолемея II Филадельфа, родного брата Арсинои, соправителем и преемником Птолемея I, вследствие чего возрос престиж Арсинои и детей, рожденных ею Лисимаху, старший из которых, Птолемей, был уже достаточно взрослым 3.

Активность Арсинои против Агафокла могла быть связана с приближением пятнадцатилетия ее сына Птолемея; вероятно, это был возраст «совершеннолетия» в Македонии. В 15 лет македонские юноши вносились в списки граждан4, о чем свидетельствует закон (или, может быть, царский указ) из Кавалы (античный Неаполь, гавань Амфиполя) и уже могли призываться на военную службу5.

Результатом интриг при дворе Лисимаха стало санкционированное царем убийство Агафокла (ок. 283/2 г. до н.э.), который, возможно, был обвинен в заговоре против отца – неизвестно, мнимом или реальном. Согласно указанию гераклейского историка Мемнона (FGrH. 434. F 5. 6), Dmitriev S. The Last Marriage and the Death of Lysimachus // GRBS. Vol. 47. 2007. P.

135–149; особенно – P. 146–149.

Hatzopoulos M.B. L’organisation de l’arme macdonienne sous les Antigonides: problmes anciens et documents nouveaux. Athnes, 2001. P. 100.

Ibid. P. 100, 123–127 + Append. pigraph. 4 (ср.: SEG. LI. 907).

убийцей был Птолемей Керавн – один из «хрестоматийных» злодеев эллинистической эпохи. Впрочем, Х. Хайнен убедительно обосновал мнение, которое поддержали и другие антиковеды, что убийцей Агафокла мог быть именно Птолемей, сын Лисимаха и Арсинои 6. Так, следует отметить, что Керавн был родным братом Лисандры, жены Агафокла (Керавн и его сестра были детьми Эвридики, первой жены Птолемея Сотера, в то время как Арсиноя была рождена Береникой). Представляется сомнительным, чтобы Керавн действовал в интересах Арсинои и ее сына, принадлежавших к враждебной ему линии Птолемеев.

Возможно, что именно после убийства Агафокла Птолемей, сын Лисимаха сделал посвящение статуи своей матери царицы Арсинои в Феспии в Беотии (ISE I 67)7. Что интересно, посвящение было сделано за «отца царя Лисимаха». Возможно, это была демонстрация нового статуса сына Лисимаха, как его наследника8. Также многочисленные посвящения Птолемея засвидетельствованы на Делосе (это были статуи его матери Арсинои, картина, хитон, щит – ID 1412, 1417, 1426). Впрочем, некоторые из посвящений явно относились к более позднему времени (см. далее) 9.

Следует заметить, что в делосских инвентарных списках (все они более позднего времени, чем сами посвящения) упоминаются: 1) «Птолемей, сын царя Лисимаха»10; 2) «царь Птолемей, сын Лисимаха» 11; 3) «Птолемей, сын Лисимаха». Возможно, что имеющиеся разногласия вызваны тем, что Heinen H. Untersuchungen zur hellenistischen Geschichte des 3. Jahrhunderts v. Chr. Wiesbaden, 1972. S. 11–17; ср.: Hammond N.G.L., Walbank F.W. A History of Macedonia. Vol.

3. Oxf., 1988. P. 239–240. Not. 4; Lund H. Lysimachus. L. – N.Y., 1992. P. 188; Ogden D.

Polygamy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London – Swansea, 1999. P. 61;

Делев П. Лизимах. София, 2004. С. 257, 326–327; Carney E.D. Op. cit. P. 53, 154. Not. 63;

156. Not. 20.

Robert L. Notes d’pigraphie hellnistique. XL. Inscription de Ptolme fils de Lysimaque // BCH. T. 57. 1933. P. 485–491.

Ср.: Carney E.D. Op. cit. P. 43.

ID 1417A Col. I, 9–10, 12–13, 24–25, 29–30 = Schenkungen hellenistischer Herrscher an griechische Stdte und Heiligtmer Tl. 1. Zeugnisse und Kommentare / Hrsg. von K.

Bringmann, H. von Steuben. B., 1995. S. 188. № 120–124.

Ср.: ID 1426A Col. II, 24–26.

Ср.: ID 1412H, 6–7 (восстановление).

посвящения были сделаны в разное время (соответственно можно говорить о разном «протокольном» статусе Птолемея, сына Лисимаха), или же все можно списать на небрежность резчиков. Первый вариант предпочтительнее, т.к. резчики, вероятно, использовали записи из архива, которые должны были содержать точную «протокольную» информацию, синхронную или близкую ко времени, когда делались посвящения12.

Смерть Агафокла привела к острому династическому кризису, ставшему одним из факторов, подорвавших стабильность государства Лисимаха. Вдова Агафокла Лисандра, ее брат Керавн, а также многие друзья и сторонники Агафокла бежали к Селевку. От Лисимаха отложился ряд городов в Малой Азии.

Вскоре началась последняя война эпохи диадохов, Селевк выступил против Лисимаха. Неизвестно, сражался ли Птолемей вместе со своим отцом в роковой для него и его державы битве при Корупедионе в 281 г. до н.э. Жена Лисимаха и мать Птолемея Арсиноя в это время находилась в Эфесе, откуда она бежала после получения известий о разгроме армии Лисимаха и его гибели. После этого резиденцией Арсинои стала Кассандрия.

Победитель Лисимаха Селевк направился в Европу, но ок. г. Лисимахия на полуострове Херсонес Фракийский (совр. Галлиполи) он был убит

Птолемеем Керавном. По выражению Э. Кэрни «убийство Керавном Селевка было, вероятно, первым из его решительных насильственных дейстВпрочем, высказывались предположения, что «Птолемеем, сыном Лисимаха», фиг урирующим в надписи ID 1417 (A Col. I, 29–30), мог быть не сын диадоха, а гипотетичный племянник египетского царя Птолемея III Эвергета (246–221 гг. до н.э.) (например:

Von Stern E. Ptolemaios «der Sohn», und // Hermes. Bd. 50. 1915. S. 441–444). О Лисимахе, брате Птолемея Эвергета имеются упоминания у Полибия, а также в схолиях к «Идиллиям» Феокрита, но в источниках нет информации о детях этого человека (Polyb. XV. 25. 2; Schol.

in Theocr. XVII. 128). Выше уже упоминалась надпись на постаменте статуи царицы Арсинои из Феспий в Беотии (ISE I 67), посвященной в конце 280-х гг. до н.э., именно «Птолемеем, сыном Лисимаха», несомненно, героем данной главы. На схожесть «титулатур» Птолемея, сына диадоха Лисимаха в надписи из Феспий и одного из Птолемеев, сделавших посвящение на Делос, обратил внимание еще Л. Робер (Robert L. Op. cit. P.

490. Not. 4).

вий, а не вторым» (здесь подразумевается то, что к убийству Агафокла был причастен все же Птолемей, сын Лисимаха, а не Керавн) 13.

После убийства Селевка Керавну удалось утвердиться в Македонии.

Птолемей, сын Лисимаха, если до этого он находился в Македонии, был вынужден покинуть страну, в то время как его младшие братья Лисимах и Филипп, были убиты по приказу Керавна после заключения им брака с Арсиноей, своей сводной сестрой (Iust. XXIV. 3. 7–8). Можно признать интересным предположение о том, что на самом деле судьбу младших сыновей Арсинои решила не жестокость Керавна, а то, что Птолемей, сын Лисимаха, бежав из Македонии, выступил против Керавна вместе с иллирийским царем Монунием 14.

Подробности этой войны, упоминаемой лишь в оглавлениях к труду Помпея Трога (Prol. 24), неизвестны. Однако с ней можно связать интересный артефакт. В начале XX в. в районе Охридского озера на границе Македонии и Иллирии был найден шлем с надписью в тыльной части « » (т.е. «царя Монуния»), хранящийся сейчас в Пергамском музее в Берлине 15. Не ясно, указывает ли надпись на владельца, т.е. иллирийского царя Монуния, или же на производство шлема в царской мастерской 16. В пользу первой версии можно привести аналогию со шлемом, найденным в Болгарии в гробнице ок. Казанлыка, вероятно, принадCarney E.D. Op. cit. P. 53.

Heinen H. Op. cit. S. 81–83; Hazzard R.A. Imagination of Monarchy: Studies in Ptolemaic Propaganda. Toronto – Buffalo – London, 2000. P. 84.

Wiegand Th. Ein Helm des Knigs Monunios von Illyrien // Amtliche Berichte aus den Kniglichen Kunstsammlungen. Jg. 33. № 1. 1911. Sp. 20–21 = IG X 2 2. 352; ср.: Wilkes J.

The Illyrians. Oxf., 1992. P. 146.

По поводу централизованного производства оружия и доспехов за царский счет в Македонии, а также в соседних балканских государствах свидетельствуют надписи на щитах. См., например: Juhel P., Temelkoski D. Fragments de «boucliers macdoniens» au nom du roi Dmtrios trouvs Staro Bone (Rpublique de Macdoine) // ZPE. Bd. 162.

2007. P. 170–171; Кузьмин Ю.Н. Заметки о щитах «македонского типа»: литературная традиция, археология, эпиграфика // Воин. Военно-исторический журнал. № 13 (31).

М., 2010. С. 2–4; Bull. pigr. 2011. 405.

лежавшей фракийскому царю Севту III (на шлеме имеется надпись «» – «Севта»)17.

Впрочем, Птолемей Керавн царствовал совсем недолго, чуть более года; он погиб в самом начале 279 г. до н.э. во время кельтского вторжения в Македонию, захлестнувшего на несколько лет Балканы и Малую Азию.

После гибели Керавна Македония стала ареной борьбы ряда претендентов на трон одним из которых был и Птолемей, сын Лисимаха (Diod. XXII. 4.

1; Euseb. Chron. I. 235–236 Schoene).

Возможно, что Птолемей, сын Лисимаха, даже одержал победу над кельтами, впрочем, явно незначительную. Среди прочих посвящений, сделанных им в разные годы на о. Делос, в длинном инвентарном списке ID 1417 упоминается и «…другой кавалерийский фирей, позолоченный, имеющий выжженный знак, посвящение царя Птолемея, сына Лисимаха»18. Судя по типу щита (фирей, т.е. двереобразный овальный щит), он был именно кельтским19.

Очень важно то, что щит был посвящен «царем Птолемеем, сыном Лисимаха». Можно предложить несколько объяснений, если оставить в стороне возможность того, что это не ошибка в порядке слов, допущенная резчиком ( вместо 20). Если Птолемей, сын Лисимаха, был впоследствии усыновлен и стал соправителем Птолемея II Филадельфа (см. далее), то титул мог отражать его статус в державе Лагидов; однако это Димитрова Е. Съкровището на Севт III. София, 2011. С. 5.

ID 1417A Col. I, 24–25:,, (слово здесь пропущено, т.к. несколькими строками выше упоминаются пехотные и кавалерийские фиреи, посвященные другими людьми).

См. подробнее: Кузьмин Ю.Н. Птолемей – сын Лисимаха и кельтский щит // Celtogalatica. Очерки политической, военной, этнической истории восточных кельтов в эллинистическом мире. СПб., 2014 (в печати).

Ср.: Kobes J. «Kleine Knige». Untersuchungen zu den Lokaldynasten im hellenistischen Kleinasien (323–188 v. Chr.). St. Katharinen, 1996. S. 254.

очень маловероятно, т.к. в качестве «отца» здесь должен был бы фигурировать Филадельф.

Можно допустить, что столкновение Птолемея, сына Лисимаха с кельтами произошло где-то в Малой Азии, уже после его бегства из Македонии, но до вероятного усыновления Филадельфом. Вполне возможно, но не более того, что Птолемей, в традициях эллинистических правителей именуя себя «царем» без определенной территориальной привязки, попытался захватить какой-то из осколков прежних малоазийских владений своего отца Лисимаха, где он и мог столкнуться с кельтами, переправившимися в Малую Азию в 278 г. до н.э.

Однако наиболее вероятно, что Птолемей, бывший одним из претендентов на македонский трон в период «анархии» – ок. 277–276 гг. до н.э. – (Euseb. Chron. I. 235–236 Schoene), мог именовать себя царем, как законный наследник Лисимаха (в состав державы которого Македония входила с середины 280-х гг. до н.э.), что и нашло отражение в одном из делосских посвящений21. При этом следует заметить, что у Георгия Синкелла сохранился фрагмент из труда Диодора (XXII. 4. 1), из которого может следовать и то, что некий Птолемей некоторое время правил в Македонии, а скорее – в какой-то ее части, в период «анархии» 22. Наиболее вероятно, что это был именно Птолемей, сын Лисимаха. Если учитывать последовательность имен правителей и претендентов на власть в этом фрагменте сочинения Диодора, то недолгое правление Птолемея, сына Лисимаха следует относить ко времени после смерти стратега Сосфена летом 277 г. до н.э.23 Впрочем, вскоре в Македонию вторгся сын Деметрия Полиоркета Антигон II Гонат, разгромивший и вытеснивший из страны ряд других претендентов, среди которых был и Птолемей, сын Лисимаха. Неизвестно, когда точно Птолемей покинул Македонию (не пролегал ли его путь через Ср.: Von Stern E. Op. cit. S. 443.

Ср.: Hammond N.G.L. The Macedonian State. Origins, Institutions and History. Oxf., 1989.

P. 303.

Разбор хронологии: Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 581.

Делос?), но, как уже было отмечено выше, еще до этого он мог одержать победу над одним из кельтских отрядов и сделать посвящение трофейного кавалерийского щита-фирея на Делос, в чем вполне можно видеть попытку легитимации его претензий на царскую власть и создания столь актуального для тех лет образа борца с варварами 24.

Дальнейшая судьба Птолемея, сына Лисимаха оказалась связанной с царским домом Птолемеев 25. К этому времени его мать Арсиноя уже прибыла в Египет и вышла замуж за своего родного брата Птолемея II Филадельфа (285–246 гг. до н.э.). Согласно популярной концепции, сын Лисимаха по настоянию Арсинои был не только усыновлен своим дядей Филадельфом, но и некоторое время, с 267 по 259 гг. до н.э., даже являлся его официальным соправителем, загадочным «Птолемеем сыном»26. Другими кандидатами на роль «Птолемея сына» являются: 1) сын Филадельфа и Арсинои I – будущий Птолемей III Эвергет; 2) гипотетичный старший брат Эвергета; 3) сын Филадельфа и наложницы; 4) гипотетичный родной рано умерший сын Филадельфа и Арсинои II27. Впрочем, проблему «Птолемея сына» в контексте данной работы лучше обойти, хотя то, что это был именно сын Лисимаха, представляется наиболее вероятным. Если это так, Ср.: Bringmann K. Geben und Nehmen: Monarchische Wohlttigkeit und Selbstdarstellung im Zeitalter des Hellenismus. B., 2000. S. 71.

Прибежище у Птолемея II Филадельфа нашел и еще один неудачливый претендент на македонский трон – племянник царя Кассандра (316–297 гг. до н.э.) Антипатр, прозванный Этесием (Pap. Cair. Zen. I 59019, 6).

Сама Арсиноя II усыновила детей Филадельфа, рожденных ему Арсиноей I, дочерью Лисимаха, первой супругой египетского царя, отправленной в изгнание (Schol. in Theocr. XVII. 128; ср.: OGIS I 54–56; 60–61; 65 – в преамбулах данных надписей Птолемей III Эвергет именуется сыном царя Птолемея II и царицы Арсинои II –

– хотя его биологической матерью была Арсиноя I). См. также: Mller S. Das hellenistische Knigspaar in der medialen Reprsentation: Ptolemaios II. und Arsinoe II. Berlin – New York, 2009. S. 100–101. Против мнения об усыновлении Птолемея, сына Лисимаха, Филадельфом выступила Э. Кэрни (Carney E.D. Op. cit. P. 125).

См. обстоятельный раздел о «Птолемее сыне» на странице К. Беннетта «Egyptian Royal Genealogy»: www.tyndalehouse.com/egypt/ptolemies/genealogy.htm.

то изображение Птолемея, сына Лисимаха, показанного вместе с Филадельфом и Арсиноей II, можно увидеть на т.н. «мендесской стеле» 28.

До настоящего времени популярно мнение о том, что Филадельф под влиянием Арсинои хотел посадить Птолемея, сына Лисимаха на македонский трон, результатом чего стала неудачная для Египта Хремонидова война (ок. 268–262 гг. до н.э.) против Антигона Гоната29. Данное предположение допустимо, но следует помнить, что в его основе лежит только упоминание в «Псефисме Хремонида» о том, что Птолемей II, следуя «наставлению () предков и сестры являет заботу об общей свободе эллинов» (SVA III 476, 16–18). В этих словах, отражающих в первую очередь пропаганду Птолемеев в их соперничестве с Антигонидами за гегемонию в Греции и Эгеиде, вполне можно видеть и указание на определенную роль Арсинои во внешней политике ее царственного брата и мужа30, но предположение о намерении сделать сына Лисимаха македонским царем – это не более чем дедукция31.

Лишь гипотезами являются и построения, согласно которым Птолемей, сын Лисимаха сыграл важную роль в Хремонидовой войне, затем, в начале 250-х гг. до н.э., поднял мятеж против своего приемного отца Филадельфа, но в итоге примирился с ним, сохранив важный статус в Малой Clarysse W. A Royal Journey in the Delta in 257 B.C. and the Date of Mendes Stele // Chronique d’gypte. T. 82. 2007. P. 204–205.

Например: Lehmann-Haupt C.F. Hellenistische Forschungen. 2. Zur attischen Politik vor dem chremonideischen Kriege // Klio. Bd. 5. 1905. S. 386; Ferguson W.S. Hellenistic Athens.

L., 1911. P. 170; Tarn W.W. Antigonos Gonatas. Oxf., 1913. P. 444; Huss W. gypten in hellenistischer Zeit: 332–30 v. Chr. Mnchen, 2001. S. 311–312; O’Neil J.L. A Re-examination of the Chremonidean War // Ptolemy II Philadelphus and his World / Ed. by P. McKechnie, Ph. Guillaume. Leiden – Boston, 2008. P. 66–67; Van Oppen B. The Death of Arsinoe II Philadelphus: The Evidence Reconsidered // ZPE. Bd. 174. 2010. P. 148–149.

О возможной роли Арсинои II в развязывании Хремонидовой войны см.: Hauben H.

Arsino II et la politique extrieure de l’gypte // Egypt and the Hellenistic World / Ed. by E.

Van’t Dack et al. Leuven, 1983. P. 114–119; Paschidis P. Between City and King.

Prosopographical Studies on the Intermediaries between the Cities of the Greek Mainland and the Aegean and the Royal Courts in the Hellenistic Period (322–190 BC). Athens, 2008. P.

167–170 (критические замечания по поводу концепции о влиянии Арсинои II на внешнюю политику Птолемея II).

Ср.: Carney E.D. Op. cit. P. 125.

Азии и получив в управление г. Тельмесс, а в середине 240-х гг. до н.э.

сражался во главе птолемеевской эскадры при Андросе против своего старого соперника Антигона Гоната, потерпев поражение. Наиболее масштабно данную версию разработал В. Хусс, считающий, что многочисленные упоминания источников (как античных, так и египетских) о некоем «сыне» Филадельфа относятся к усыновленному им Птолемею, родному сыну Лисимаха32.

Однако определенно можно говорить лишь о том, что в 50–40-х гг. III в. до н.э. Птолемей, сын Лисимаха засвидетельствован в Тельмессе в западной Ликии33, где он получил земельные пожалования () и основал под протекторатом Птолемеев локальную «династию» 34.

Кстати, уже незадолго до августа – сентября 282 г. до н.э., в месяце дие четвертого года царствования Филадельфа35, жители Тельмесса опасаHuss W. Ptolemaios der Sohn // ZPE. Bd. 121. 1998. S. 229–250.

Критика мнения Хусса:

Tunny J.R. Ptolemy «the Son» Reconsidered: Are There Too Many Ptolemies? // ZPE. Bd.

131. 2000. P. 83–92; Domingo Gygax C. Zum Mitregenten des Ptolemaios II. Philadelphos // Historia. Bd. 51. 2002. S. 49–56 (ответ Хусса: Huss W. Noch einmal: Ptolemaios der Sohn // ZPE. Bd. 149. 2004. S. 232).

Segre M. Iscrizioni di Licia. I. Tolomeo di Telmessos // Clara Rhodos. Vol. 9. 1938. P. 183 (декрет тельмессцев в честь Леймона, сына Антипатра, друга Птолемея, сына Лисимаха; строки с датировкой повреждены, но документ был принят в двадцатые годы царствования Птолемея II Филадельфа – […] – 265–256 гг. до н.э., возможно, в 258–256 гг. до н.э.: Wrrle M. Epigraphische Forschungen zur Geschichte Lykiens. II. Ptolemaios II. und Telmessos // Chiron. Bd. 8. 1978. S. 220; Huss W. gypten. S.

312); OGIS I 55 = TAM II 1 (декрет тельмессцев в честь Птолемея, сына Лисимаха принятый в седьмой год царствования Птолемея III Эвергета – 240 г. до н.э.).

О Лисимахидах – тельмесской «династии» (Птолемей [I], сын Лисимаха; Лисимах, сын Птолемея [I]; Птолемей [II], сын Лисимаха) и характере ее власти см.

подробнее:

Segre M. Op. cit. P. 181–208; Bagnall R.S. The Administration of the Ptolemaic Possessions outside Egypt. Leiden, 1976. P. 106–107; Wrrle M. Telmessos in hellenistischer Zeit // Actes du colloque sur la Lycie antique. P., 1980. S. 68–71; Savalli I. Les pouvoirs de Ptolme de Telmessos // Annali della Scuola normale superiore di Pisa. Ser. 3. Vol. 17.1. 1987. P. 129– 137; Billows R.A. Kings and Colonists. Aspects of Macedonian Imperialism. Leiden, 1995. P.

100–104; Kobes J. Op. cit. S. 58–63, 78–80, 96–97, 111, 145–156, 195–203, 241–244, 253– 255.

Птолемей II Филадельф, став единоличным правителем в 282 г. до н.э., начал исчислять свое царствование с 285 г. до н.э., когда он был провозглашен соправителем Птолемея I: Hazzard R.A. The Regnal Years of Ptolemy II Philadelphos // Phoenix. Vol. 41.2.

1987. P. 140–158 (особенно – P. 146); ср.: Huss W. gypten. S. 254; Mller S. Op. cit. S.

31–32.

лись, что город может стать «дарением» (), о чем говорится в их письме египетскому царю, который в итоге гарантировал неприкосновенность Тельмесса36. Обычно считают, что именно сам Птолемей II и планировал подарить кому-то город 37, отказавшись, однако от этого после просьбы тельмесских послов.

Есть мнение, что распорядиться судьбой Тельмесса, подарив его кому-то из приближенных или родственников, хотел еще Птолемей I Сотер незадолго до своей смерти, после которой жители города добились от его наследника Филадельфа отказа от этого плана 38.

Однако совсем недавно Э. Мидоуз предположил, что до конца 280-х гг. до н.э. Тельмесс принадлежал не Птолемеям, а Лисимаху, который после убийства Агафокла, решил подарить по настоянию Арсинои город своему новому наследнику Птолемею, герою данной главы. Все это происходило на фоне кризиса, охватившего державу Лисимаха и начавшейся войны с Селевком. Жители Тельмесса, узнав о своей возможной участи, еще до августа – сентября 282 г. до н.э. перешли на сторону Филадельфа после чего он и дал Тельмессу гарантии неприкосновенности 39.

Можно предложить еще одно объяснение: предполагавшееся дарение Тельмесса могло быть связано с дипломатией эллинистических монархов на фоне последней войны диадохов, т.е. город планировалось передать кому-то из царей. Впрочем, отношения Селевка I и Птолемея II с одной стороны, и Лисимаха и Птолемея II с другой в это время не очень ясны, как и вопрос о том, кому принадлежал до 282 г. до н.э. Тельмесс, и кто мог на него претендовать. Но впоследствии Филадельф (или его преемник ЭверНадпись: Wrrle M. Ptolemaios II. S. 201–202; SEG XXVIII 1224.

Wrrle M. Telmessos. S. 65. По мнению А.Л. Зелинского, высказанному в частной переписке, Птолемеи могли получить Тельмесс ок. середины 280-х гг. до н.э. в качестве приданного со стороны Лисимаха, отца Арсинои I – первой жены Филадельфа.

Hauben H. A Phoenician King in the Service of the Ptolemies: Philocles of Sidon Revisited // Ancient Society. Vol. 34. 2004. P. 37–38.

Meadows A. Deditio in Fidem: The Ptolemaic Conquest of Asia Minor // Imperialism, Cultural Politics, and Polybius / Ed. by Ch. Smith, L.M. Yarrow. Oxf., 2012. P. 118–133.

гет), забыв об обещаниях, передал город именно Птолемею, сыну Лисимаха.

Если герой данной главы был соправителем Филадельфа до начала 250-х гг. до н.э., то получение им Тельмесса, вероятно, было связано с изменением его статуса при дворе; видимо это была своеобразная компенсация.

В тельмесском декрете в честь Птолемея, сына Лисимаха (OGIS I 55 = TAM II 1), датированном седьмым годом царствования Птолемея III Эвергета (240 г. до н.э.)40, говорится о том, что чествуемый получил город, находившийся в плохом состоянии из-за войн, от «царя Птолемея, сына Птолемея», провел здесь ряд финансовых мероприятий, направленных на улучшение положения жителей, удостоившись за это различных почестей.

Согласно распространенной точке зрения, в «войнах», упоминаемых в этом декрете, следует видеть Третью Сирийскую войну (246–241 гг. до н.э.)41; соответственно Птолемей, сын Лисимаха, до этого имевший в районе Тельмесса лишь земельные пожалования, получил сам город от Эвергета только в конце 240-х гг. до н.э.42 Однако вполне вероятно, что это произошло еще при Филадельфе 43, на царствование которого приходится несколько военных конфликтов, затронувших юго-запад Малой Азии.

Возможно, что в декрете в честь Птолемея, сына Лисимаха имеются аллюзии на Вторую Сирийскую войну (ок. 260–253 гг. до н.э.)44, т.к. Птолемей, сын Лисимаха впервые упоминается в связи с Тельмессом уже между 265 и 256 гг. до н.э.45 На то, что это был именно Эвергет указывает титулатура и упоминание имен родителей царя.

Brard V. Inscriptions de Telmessos // BCH. T. 14. 1880. P. 165.

Например: Segre M. Op. cit. P. 188, 208; Wrrle M. Telmessos. S. 68; Billows R.A. Op.

cit. P. 101; Meadows A. Op. cit. P. 128.

Ср.: Bagnall R.S. Op. cit. P. 107; Huss W. Ptolemaios. S. 247; Mller S. Op. cit. S. 99. Титулатура дарителя («царь Птолемей, сын Птолемея») не исключает того, что это был Филадельф.

Kobes J. Op. cit. S. 145–146.

Segre M. Op. cit. P. 183.

Надписи из Тельмесса фиксируют имя Птолемея, сына Лисимаха и его потомков без царского титула. Тоже самое можно сказать и про монеты.

Известны три экземпляра бронзовых монет, чеканившихся от имени «тельмессцев», несущих также монограмму ПТ. Эти монеты, на аверсе которых показан портрет Александра Великого, а на реверсе лев, имеют параллели с изображениями на серебряных и бронзовых монетах диадоха Лисимаха. Дж. Хилл предположил, что данные тельмесские монеты чеканились при Птолемее, сыне Лисимаха, и монограмма ПТ должна расшифровываться как «» (т.е. – Птолемея)46. Идентификация Дж.

Хилла подверглась критике со стороны А. Придика47, однако сейчас точка зрения о том, что Птолемей, сын Лисимаха чеканил в Тельмессе медную монету, не оспаривается 48.

Говоря о статусе Птолемея, сына Лисимаха, можно назвать его «династом». Именно такой термин присутствует в упоминавшийся выше надписи из Тельмесса по поводу предоставления Филадельфом гарантий неприкосновенности городу, который не должен был стать дарением «ни от царя, ни от царицы, ни от кого-либо из династов»49.

Последнее точное упоминание именно о Птолемее, сыне Лисимаха относится к 240 г. до н.э. (в это время ему было чуть менее 60 лет), а о его потомках - к 190-м – началу 180-х гг. до н.э.50 После Сирийской войны и разгрома Антиоха III римляне передали Тельмесс, в течение некоторого Hill G.F. Some Coins of Southern Asia Minor // Anatolian Studies Presented to Sir William Mitchell Ramsay / Ed. by W.H. Buckler, W.M. Calder. Manchester – London – New York,

1923. P. 211–212.

Pridik A. Op. cit. S. 75–83 (ответ Дж. Хилла: Hill G.F. Ptolemaios, son of Lysimachos // Klio. Bd. 26. 1933. P. 229–230).

Например: Billows R.A. Op. cit. P. 102; Kobes J. Op. cit. S. 241–244; Meadows A. Op. cit.

P. 129.

Wrrle M. Ptolemaios II. S. 201–202; SEG XXVIII 1224.

Лисимах, сын Птолемея [I] (Segre M. Op. cit. P. 181); Птолемей [II], сын Лисимаха – вторая половина 190-х – первая половина 180-х гг. до н.э. (ID 427, 15; 1441A Col. I, 28– 29; Segre M. Op. cit. P. 190; Liv. XXXVII. 56. 4); Береника, дочь Птолемея [II], сына Лисимаха – 193 г. до н.э. (OGIS I 224 = RC 36, 19–20).

времени контролировавшийся Селевкидом 51, пергамскому царю Эвмену II, в связи с чем упоминаются и земли, «принадлежавшие Птолемею Тельмесскому», которым был внук Птолемея, сына Лисимаха (Liv. XXXVII. 56. 4).

Остается под вопросом, были ли добавлены земли, принадлежавшие Лисимахидам, к территориям, переданным Эвмену II52, или же – Птолемею [II] удалось сохранить свой домен, либо какую-то его часть53.

Неясно, был ли Птолемей, сын Лисимаха – «Птолемеем, сыном царя Филадельфа» – человеком, убитым в храме Артемиды в Эфесе взбунтовавшимися фракийскими воинами (Athen. XIII. 593a–b; ср. Pap. Haun. 6).

Деметрий Македонский

В свое время уже И.Г. Дройзен возражал против того, что Деметрия II (239–229 гг. до н.э.) «новейшие историки называют самым незначительным правителем из династии Антигонидов»54. Подобные оценки Деметрия, а его царствования, как времени упадка Македонии восходят еще к трудам Б.Г. Нибура 55. Тем не менее, и в работах современных антиковедов Тельмесс попал под власть Антиоха III в 197 г. до н.э. Птолемей [II], сын Лисимаха, видимо, сохранил свои владения рядом с городом, а его дочь Береника стала одной из жриц Лаодики, супруги Антиоха (OGIS I 224 = RC 36, 19–20; в этой надписи упоминается даже о родстве () Лисимахидов и Селевкидов, но подробности, к сожалению, не известны); ср.: Roos A.G. Remarques sur un dit d’Antiochos III roi de Syrie // Mnemosyne. Ser. 4. Vol. 3.1. 1950. P. 57–63; Wrrle M. Telmessos. S. 70; Ma J. Antiochos III and the Cities of Western Asia Minor. Oxford – New York, 1999. P. 84, 93–94.

. Magie D. Roman Rule in Asia Minor to the End of the Third Century after Christ. Vol. 2.

Princeton, 1950. P. 762–764; Walbank F.W. A Historical Commentary on Polybius. Vol. 3.

Oxf., 1979. P. 173–174; Ma J. Op. cit. P. 94. Not. 151.

Briscoe J. A Commentary on Livy. Books XXXIV–XXXVII. Oxf., 1981. P. 387–388; Billows R.A. Op. cit. P. 103–104; Kobes J. Op. cit. S. 255.

«Demetrios, den neuere Historiker den unbedeutendsten Frsten aus der Dynastie der Antigoniden nennen» (Droysen J.-G. Geschichte des Hellenismus. Bd. 3. Tbingen, 1955. S.

319). Ср.: Васильевский В.Г. Политическая реформа и социальное движение в древней Греции в период ее упадка. СПб., 1869. С. 179.

Например: Niebuhr B.-G. Kleine historische und philologische Schriften. Bd. 1. Bonn,

1828. S. 231; idem. Lectures on Ancient History, from the Earliest Times to the Taking of Alexandria by Octavianus. Vol. 3. Philadelphia, 1852. P. 307.

доминирует взгляд на Деметрия как на самого незначительного Антигонида, что часто мотивируется плохой сохранностью источников56.

Следует отметить и то, что в античной литературной традиции сочинения, в которых содержится больше всего информации о политической деятельности Деметрия II, принадлежат перу Полибия и Плутарха – авторам, в целом враждебно настроенным по отношению к Антигонидам и Деметрию в частности57. Это обстоятельство во многом и привело к складыванию «традиционного» образа Деметрия II. Показательно, что из династии Антигонидов только Деметрию II пока не посвящена специальная монография 58. Далее будет предпринята попытка воссоздать картину, иллюстрирующую жизнь и политическую деятельность Деметрия II, царя македонян.

*** Представляется весьма сложным определить даже год рождения Деметрия, родителями которого были македонский царь Антигон II Гонат (283–239 гг. до н.э.) и Фила, царевна из династии Селевкидов, дочь Селевка I Никатора и сводная сестра Антиоха I Сотера. Согласно анонимному жизнеописанию поэта Арата Солийского, посетившего свадьбу Антигона и Филы, их брак был заключен после 277–276 гг. до н.э., когда Антигон заНапример: Errington R.M. A History of Macedonia. Berkeley – Los Angeles – London,

1993. P. 175.

Основными источниками для истории жизни и царствования Деметрия II являются труды Полибия, Плутарха и Помпея Трога (в сокращении Юстина). Разрозненные, но важные сведения можно найти в сочинениях Тита Ливия, Полиэна, Иосифа Флавия, Павсания, Страбона, Евсевия, Стефана Византийского, анонимном оглавлении к «Historiae Philippicae» Помпея Трога, а также в ряде надписей.

О Деметрии II и истории Македонии в годы его царствования см.: Hammond N.G.L., Walbank F.W. A History of Macedonia. Vol. 3. Oxford, 1988. P. 317–336; Hammond N.G.L.

The Macedonian State. Oxford, 1989. P. 315–318; Errington R.M. Op. cit. P. 173–175. Изучению, в том числе, и царствования Деметрия II была посвящена и неопубликованная диссертация К. Эрхардта (Ehrhardt Chr.T.H.R. Studies in the Reigns of Demetrius II and Antigonus Doson. PhD Diss. Vol. 1–2. S.U.N.Y., Buffalo, New York, 1975).

хватил власть в Македонии 59. Для установления времени рождения Деметрия можно привлечь и сообщение римского историка Юстина (III–IV вв.

н.э.), который, упоминая о сыне Антигона Гоната во время событий примерно второй половины Хремонидовой войны (ок. 268–262 гг. до н.э.), говорит о нем как о подростке (puer admodum – Iust. XXVI. 2. 11). Данное определение и контекст рассказа Юстина свидетельствуют о том, что Деметрий в это время был уже вполне дееспособным, но, по всей видимости, еще не достиг шестнадцатилетнего возраста 60. Таким образом, сын Антигона Гоната и Филы Деметрий, названный в честь своего знаменитого деда

– царя Деметрия I Полиоркета, должен был родиться во второй половине 270-х гг. до н.э. Возможно, это произошло уже ок. 275–274 гг. до н.э.61 Деметрий родился, вероятно, несколько ранее последнего нападения на Македонию в 274 г. до н.э. знаменитого эпирского царя Пирра, который разгромил Антигона Гоната и вынудил его бежать в Фессалонику (Plut.

Pyrrh. 26. 8–9; Paus. I. 13. 2; Iust. XXV. 3. 7). Вероятно, что именно здесь находилась и семья царя. Однако вскоре Пирр покинул Македонию, что позволило Антигону восстановить контроль над страной. Последняя схватка между Гонатом и Пирром, завершившаяся гибелью эпирского царя, состоялась на Пелопоннесе в сражении на улицах Аргоса осенью 272 г.

до н.э.

У Антигона Гоната был еще один сын, старший сводный брат Деметрия Алкионей, матерью которого была афинская гетера Демо (Athen. XIII.

578). Высказывались предположения, что изначально именно Алкионей мог рассматриваться Антигоном как наследник трона62. Впрочем, говорить Vita Arati IV. P. 19–20 Martin; см. также: Tarn W.W. Antigonos Gonatas. Oxf., 1913. P.

173–174. N. 20; Gabbert J.J. Antigonus II Gonatas: A Political Biography. London – New York, 1997. P. 28; Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М., 1982. С. 179.

Ср. с сообщением Юстина (XXVIII. 3. 9), где о девятилетнем сыне Деметрия II Филиппе говорится как о parvulo admodum.

Ср.: Ehrhardt Chr.T.H.R. Op. cit. Vol. 1. P. 198.

Tarn W.W. Op. cit. P. 247. Not. 92; 248; Dow S., Edson Ch.F. Chryseis: A Study of the Evidence in Regard to the Mother of Philip V // HSCPh. Vol. 48. 1937. P. 162; Ogden D. Polygоб этом следует только с очень большой осторожностью, т.к. в источниках нет прямых указаний на статус Алкионея при дворе Антигона. Из сообщения Плутарха известно о том, что в 272 г. до н.э. Алкионей вместе с отцом участвовал в кампании против Пирра на Пелопоннесе. В битве на улицах Аргоса, завершившейся гибелью царя эпиротов, сын Антигона Гоната командовал одним из македонских отрядов. Именно Алкионей бросил голову Пирра к ногам Антигона (Plut. Pyrrh. 34. 7–10). Вполне вероятно, что положение Алкионея при дворе Антигона было важным не только в то время, когда он был его единственным сыном, но и после рождения Филой будущего Деметрия II.

Однако старший сын Антигона Гоната не пережил отца:

Алкионей погиб в каком-то сражении (Plut. Moral. 119 c–d; Ael. VH. III. 5), может быть, во время Хремонидовой войны, так что вопрос о его правах на престол остается открытым.

О детских годах и воспитании Деметрия сложно сказать что-либо определенное. Но не вызывает сомнений, что Антигон Гонат, бывший весьма образованным человеком, проявлявшим интерес ко многим философским учениям (хотя царем-философом, каким его хотели бы видеть многие антиковеды63, он, конечно же, не был), должен был стремиться дать соответствующее образование и своему наследнику. Так, при дворе Антигона, кроме других побывавших там представителей греческой интеллектуальной элиты, долгое время находился и философ-стоик Персей, ученик Зенона Китийского (Diog. Laert. VII. 36; Vita Arati IV. P. 20 Martin). Согласно сообщению Диогена Лаэртского (VII. 36), Персей был наставником Алкионея. Но, вполне может быть, что позже Персей выступал учителем и Деметрия.

amy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London – Swansea, 1999. P. 178–179;

Carney E.D. Women and Monarchy in Macedonia. Norman, Oklahoma, 2000. P. 181–182.

Наиболее последовательно взгляд на Гоната как на «царя-философа» представил еще сто лет назад У. Тарн в монографии «Антигон Гонат». См. также: Тарн В. Эллинистическая цивилизация. М., 1949. С. 30; Green P. Alexander to Actium. Berkeley – Los Angeles, 1990. P. 61–62, 141–143, 199.

Возможно, что именно к Деметрию относилось сохранившееся в «Пестрых историях» Элиана (II. 20) знаменитое высказывание Антигона Гоната, который, обращаясь к своему «сыну» 64, охарактеризовал царскую власть, как «благородное рабство» 65.

*** Первое упоминание о Деметрии в источниках относится ко времени Хремонидовой войны (ок. 268–262 гг. до н.э.)66, когда Македония, пытавшаяся возродить свое влияние в Элладе и Эгеиде, была вынуждена противостоять коалиции ряда греческих государств (Афины, Спарта и др.) и египетского царства Птолемеев 67. В то время, когда Антигон Гонат руководил военными операциями в Аттике и районе Истма, в Македонию совершил вторжение эпирский царь Александр II, сын знаменитого Пирра 68.

Получив новости из Македонии, Антигон Гонат вернулся в страну, однако, согласно сообщению Юстина, в состоявшемся сражении он был разбит эпирским царем. После этого Антигон исчезает из рассказа римского историка, и войну против Александра продолжает уже сын македонского царя Деметрий (Iust. XXVI. 2. 9–11). По всей видимости, неудачи Антигона и успехи Александра II были приумножены склонным к драматическим преувеличениям Юстином, и Антигон счел возможным возобновить боевые Впрочем, кто из сыновей Антигона упоминается у Элиана, точно неизвестно. Многие исследователи склонны думать, что им был не Деметрий, а Алкионей.

Ср.: Lane Fox R. «Glorious Servitude...»: The Reigns of Antigonos Gonatas and Demetrius II // Brill’s Companion to Ancient Macedon: Studies in the Archaeology and History of Ma cedon, 650 BC – 300 AD / Ed. by R. Lane Fox. Leiden – Boston, 2011. P. 498.

Mikrogiannakis E. Chremonidean War and Demetrius II // Ancient Macedonia–VI.2. 1999.

P. 753–761.

Лучшим исследованием, посвященным Хремонидовой войне, остается вторая часть монографии Х. Хайнена: Heinen H. Untersuchungen zur hellenistischen Geschichte des 3.

Jahrhunderts v. Chr. Wiesbaden, 1972. S. 95–213; см. также: Will d. Histoire politique du monde hellnistique (323–30 av. J.-C.). 2me d. T. 1. Nancy, 1979. P. 219–233; Walbank F.W. Macedonia and Greece // CAH. 2 nd ed. Vol. 7.1. 1984. P. 236–240; Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 280–289; Жигунин В.Д. Международные отношения эллинистических государств в 280–220–е гг. до н.э. Казань, 1980. С. 92–98.

Iust. XXVI. 2. 9. Подробный разбор у Х. Хайнена (Op. cit. S. 175–177).

действия в Греции, доверив продолжение войны с эпиротами своему сыну69.

В отсутствие отца Деметрий разгромил Александра и изгнал его из Македонии (Just. XXVI. 2. 11). Согласно Евсевию, победа Деметрия над царем эпиротов имела место при Дердии, по всей видимости, где-то в Западной Македонии, где в области Элимиотида в V–IV вв. до н.э. было несколько правителей с именем Дерда70. Затем, как говорит Юстин (XXVI. 2.

11–3. 1), Деметрий во главе македонской армии совершил вторжение в Эпир, вынудив Александра бежать из своего царства в соседнюю Акарнанию. Победа Деметрия обеспечила безопасность границ Македонии, позволив Антигону Гонату сконцентрировать внимание на разгроме антимакедонской коалиции в южной Греции.

Конечно, юный возраст Деметрия (в это время ему должно было быть только около двенадцати лет) вызывает сомнения в том, что именно он лично возглавил македонскую армию и разгромил эпирского царя. В связи с этим, долгое время высказывались предположения, что Юстин мог спутать будущего Деметрия II с Деметрием Красивым71, сводным братом Антигона Гоната, позже правившим в Кирене 72. Однако подтверждение информации Юстина можно найти и в «Хронике» Евсевия (I. 243 Schoene), который также упоминает о победе Деметрия, сына Антигона Гоната Некоторыми историками отрицается полная достоверность традиции о разгроме Александром Антигона: Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 285. Not. 4, 6 (точка зрения Ф. Уолбанка); см., однако, возражения Н. Хэммонда: Hammond N.G.L. Op. cit. P.

310 + N. 52.

Euseb. Chron. I. 243 Schoene; о локализации см.: Дройзен И.Г. История эллинизма. Т.

3. СПб., 1999. С. 412. Прим. 120; Tarn W.W. Op. cit. P. 304; Heinen H. Op. cit. S. 176.

Anm. 333.

Известен случай, когда Евсевий (или, может быть, уже его источник – Порфирий) явно смешивает Деметрия II и Деметрия Красивого (Euseb. Chron. I. 237–238. Schoene).

Дройзен И.Г. Указ. соч. С. 101, 411. Прим. 119; Соколов Ф.Ф. Афинское постановление в честь Аристомаха Аргосского // ЖМНП. 1879. Ноябрь. С. 397; Oberhummer E.

Akarnanien, Ambrakia, Amphilochien, Leukas im Altertum. Mnchen, 1887. S. 147; Kaerst J. Demetrios (35) // RE. Hbd. 8. 1901. Sp. 2793; Tillyard H.J.W., Wace A.J.B. Lakonia II.

Geraki. Historical Note. § 1. The History of Demetrius the Fair // ABSA. Vol. 11. 1904–1905.

P. 117.

(Demetro Antigoni filio) над эпирским царем (правда, Евсевий путает Александра с его отцом Пирром). Следует отметить, что это не единственный случай такого рода; согласно Титу Ливию (XXXI. 28. 5; 33. 3), во время II Македонской войны тринадцатилетний сын царя Филиппа V Персей при помощи друзей отца командовал частью армии, защищая северо-запад Македонии. Скорее всего, что и рядом с Деметрием находились опытные стратеги, но вся честь победы досталась именно царскому сыну. Таким образом, победу над Александром II Эпирским следует связывать с именем сына Антигона Гоната Деметрия. Таков был громкий военно-политический дебют Деметрия.

В 50-х гг. III в. до н.э. состоялся первый из трех или четырех браков сына Антигона Гоната. Деметрий женился на Стратонике, дочери селевкидского царя Антиоха II Теоса73. Вполне может быть, что брак Деметрия и Стратоники был связан с брачным союзом между ее братом Антиохом II и Береникой, дочерью Птолемея II, заключенным после завершения Второй Сирийской войны (ок. 253 г. до н.э.).

Следующее упоминание о Деметрии появляется в 248 г. до н.э. на 36 году царствования Антигона Гоната. Этим временем датирована найденная в Берое – одном из важнейших городов Македонского царства, стела с тремя письмами Деметрия Гарпалу, бывшему, по всей видимости, эпистатом (чиновником, отвечавшим за связь с царем и выполнение его распоряжений) (EKM I. 3)74. В этих письмах Деметрий, которым безо всяких Euseb. Chron. I. 249 Schoene; Agatharchid. ap. Jos. Flav. C. Apion. I. 206; Iust. XXVIII. 1.

1–2. См. подробнее: Габелко О.Л., Кузьмин Ю.Н: Матримониальная политика Деметрия II Македонского: новые решения старых проблем // ВДИ. № 1. 2008. С. 142–151 (в этой работе показано, что Стратоника, ставшая супругой Деметрия, была дочерью, а не сестрой Антиоха Теоса, как о ней говорится в источниках).

Гарпал принадлежал к видной семье, игравшей важную роль как в Берое, так и в общегосударственной администрации державы Антигонидов (см.: Кузьмин Ю.Н. Македонская аристократическая семья из Берои // ВДИ. 2008. № 3. С. 152–161; он же. Аристократия Берои в эпоху эллинизма. М., 2013. С. 66–76; Kuzmin Yu.N. The Macedonian Aristocratic Family of Harpaloi-Polemaioi from Beroea / Ruthenia Classica Aetatis Novae. A Collection of Works by Russian Scholars in Ancient Greek and Roman History / Ed. by A.

Mehl, A.V. Makhlayuk, O. Gabelko. Stuttgart, 2013. P. 123–132).

сомнений был именно сын Антигона Гоната, от своего имени отдает вполне царские распоряжения в отношении храмовых доходов, посвящений сосудов в храм вольноотпущенниками, а также дарует ателию (освобождение от налогов) жрецам Геракла Кинегида (Охотника). Все это свидетельствует о его весьма широких властных полномочиях при жизни отца.

В 1950 г. была опубликована еще одна надпись из Берои (текст манумиссии), позволяющая делать предположения о том, что Деметрий мог быть не только соправителем Антигона, но и носить при этом царский титул (EKM I. 45). Это стало возможным из-за датировки данной надписи 27 годом царствования некоего Деметрия, в котором большинство антиковедов совершенно справедливо увидели именно Деметрия II75. Однако, согласно сведениям вполне авторитетных источников, сын Антигона Гоната царствовал только десять лет (Polyb. II. 44. 2; Euseb. Chron. I. 237–238 Schoene; ср.: Plut. Aem. 8; SVA III 498) и умер в 229 г. до н.э. Соответственно, лучше всего датировку манумиссии из Берои можно объяснить только тем, что Деметрий II, самостоятельно царствовавший десять лет (239–229 гг. до н.э.), до этого мог быть соправителем отца и, возможно, именоваться царем не позднее, чем с 256 г. до н.э.76 В связи с этим стоит упомянуть, что привлечение наследников к управлению, а иногда и дароПопытки Р.М. Эррингтона и Э. Гржибека увидеть в Деметрии из беройской манумиссии Деметрия I Полиоркета не могут быть признаны убедительными (Errington R.M. An Inscription from Beroea and the Alleged co-rule of Demetrius II // Ancient Macedonia–II.

1977. P. 114–122; Grzybek E. Eine Inschrift aus Beroia und die Jahreszhlweisen der Diadochen // Ancient Macedonia–V.1. 1993. S. 521–527); см. подробнее: Кузьмин Ю.Н.

Аристократия Берои. С. 111–117.

Например:.., 1950.. 18–21;

Manni E. Antigono Gonata e Demetrio II: punti fermi e problemi aperti // Athenaeum. N.S.

Vol. 34. 1956. P. 266. Not. 2; ISE II. P. 94–96; Cabanes P. L’pire de la mort de Pyrrhos la conqute romaine (272–167 av. J.-C.). P., 1976. P. 58–65; 88; Will d. Op. cit. P. 343–344, 347; Tataki A.B. Ancient Beroea: Prosopography and Society. Athens, 1988. P. 64. Not. 73;

Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 317–318; Hatzopoulos M.B. Un nouveau document du rgne d’Antigone Gonatas //, 1990. P. 144–147; Corsten T. Der Hilferuf des Akarnanischen Bundes an Rom // ZPE. Bd. 94. 1992. S. 199–201; Кузьмин Ю.Н. Деметрий II – соправитель Антигона Гоната // AAe. Вып. 1. Казань – Н. Новгород

– Саратов, 2005. С. 59–71 (ср.: SEG LV. 677); Lane Fox R. Op cit. P. 498, 512, 518.

вание им царских титулов, было обычной практикой эллинистических монархов.

Однако все другие эпиграфические источники, относящиеся к 40-м гг.

III в. до н.э., и в первую очередь уже упомянутые «письма Деметрия Гарпалу» показывают, что Деметрий все же официально не именовался царем при жизни Антигона, хотя наверняка участвовал в управлении государством77. На настоящий момент разрешить проблему датировки манумиссии из Берои, к сожалению, не представляется возможным. Но она точно отражает видную роль Деметрия в государственном управлении в два последних десятилетия царствования Антигона Гоната78.

Как было показано выше, «письма Деметрия к Гарпалу» свидетельствуют о том, что в 248 г. до н.э. Деметрий, видимо, в отсутствие отца, самостоятельно управлял государством, издавая указы от своего имени. Где же мог быть в это время царь Антигон? В свое время некоторые исследователи посчитали возможным связать вероятное отсутствие Антигона Гоната в Македонии с мятежом его племянника Александра, сына Кратера 79. Известно, что ок. 250–249 гг. до н.э. Александр, представлявший интересы Антигона в Элладе, объявил себя независимым правителем (его резиденцией был Акрокоринф – важнейший стратегический пункт на Истме) 80. В оглавлениях к «Истории» Помпея Трога и нескольких аттических надписях сохранились упоминания о войне, которую Антигон и его союзники (АрСм. также декреты четырех македонских городов, признавших в 243 г. до н.э. асилию храма Асклепия на Косе: Rigsby K.J. Asylia: Territorial Inviolability in the Hellenistic World. Berkeley – Los Angeles – London, 1996. P. 134–140 (№ 23, 25–27). В них мы не находим ни одного упоминания о Деметрии, а постановление Амфиполя датировано царствованием (41 год) только одного Антигона. Совсем недавно было опубликовано письмо жителя Пифия в Перребии Филоксена Деметрию II, где упоминается шестой год его царствования (Tziafalias A., Helly B. Inscriptions de la Tripolis Perrhbie. Lettres royales de Dmtrios II et Antigone Dsn // Studi ellenistici. Vol. 24. 2010. P. 72–73).

См. подробнее: Кузьмин Ю.Н. Аристократия Берои. С. 108–123.

Chambers M. The First Regnal Year of Antigonus Gonatas // AJPh. Vol. 75.3. 1954. P.

390–391.

См. подробнее: Кузьмин Ю.Н. К истории III в. до н.э.: мятеж Александра, сына Кратера // Studia historica. Т. 3. М., 2003. С. 63–73.

гос и Афины) вели против Александра (Trog. Prol. XXVI; ISE I 23; Syll.3 I 454).

Но вернуть контроль над Коринфом и Акрокоринфом Антигон смог только после смерти Александра путем династического брака (ок. 245 г. до н.э.). Македонский царь устроил женитьбу своего сына Деметрия на вдове Александра Никее, которая после смерти супруга контролировала его владения. Красочные описания свадьбы, восходящие, по всей видимости, к несохранившейся «Истории» Филарха, автора III в. до н.э., имеются в сочинениях Плутарха и Полиэна. Оба они отмечают, что Никея была старше Деметрия, которому в это время должно было быть ок. 28–29 лет.

В разгар брачных торжеств, когда в театре перед гостями должен был выступать знаменитый кифаред Амебей, Антигон, воспользовавшись царившей суетой, занял укрепления Акрокоринфа. О дальнейшей судьбе брака Деметрия и Никеи ничего неизвестно. Некоторыми исследователями высказывались предположения, что этот брачный союз был разорван сразу же после занятия Акрокоринфа царским гарнизоном, или даже не состоялся81. Так или иначе, но Никея больше ни упоминается в источниках в связи с Деметрием. Впрочем, возможно, что именно после утраты Никеей Коринфа и ее «брака» с Деметрием имели место ее романтические отношения с известным халкидскми поэтом Эвфорионом (Suda s.v. ).

Возвращение Акрокоринфа и Коринфа стали одним из последних успехов политики Антигона Гоната. Все оставшиеся несколько лет его царствования ознаменовались ослаблением внешнеполитической активности государства Антигонидов. Во второй половине 240-х гг. до н.э. контроль Лагидов был установлен над рядом территорий в районе Геллеспонта и южной Фракии, в непосредственной близости от границ Македонии, а в 243 г. до н.э. ахейцы во главе с Аратом захватили Акрокоринф и Коринф.

Tarn W.W. Macedonia and Greece // CAH. Vol. 7. 1928. P. 223; Gabbert. Op. cit. P. 57.

*** В 239 г. до н.э. после смерти Антигона Гоната Деметрий в возрасте примерно 35 лет наследовал македонский трон. Это произошло на фоне коренного изменения обстановки в Греции, где еще недавно враждовавшие Ахейский и Этолийский союзы договорились объединить усилия для борьбы против царства Антигонидов и его вытеснения из Эллады (Polyb.

II. 44. 1; Plut. Arat. 33. 1). В сложившейся ситуации Деметрий должен был уделять самое пристальное внимание защите сферы влияния Македонии в Греции, основой которой в это время являлись Эвбея и Аттика. Также Деметрий поддерживал несколько тиранических режимов на Пелопоннесе.

По словам Полибия, Деметрий II был для греческих единоличных правителей (т.е. тиранов) как бы «хорегом и поставщиком жалования» (Polyb.

II. 44. 3: … ), однако далеко не все пелопонесские тираны этого времени были ставленниками Деметрия или его отца 82.

Имея хоть какие-то свидетельства о внешней политике Деметрия II, к сожалению, сложно сказать что-либо определенное о его внутренней политике. Однако в одном из поздних источников сохранилось интересное упоминание о градостроительной деятельности наследника Антигона Гоната. Согласно сообщению Стефана Византийского Деметрием II на р. Пеней был основан город Фила, названный в честь его матери (Steph. Byz. s.v.

). Этот город находился в районе Темпейского ущелья, видимо, при впадении Пенея в Фермейский залив (Liv. XLII. 67. 2; XLIV. 2. 12; 3. 7; 7– 12; 8. 1–9; 34. 10)83.

До сих пор не идентифицированы монетные выпуски Деметрия II.

Ему могла принадлежать медная чеканка с монограммой имени См.: Сизов С.К. Тирании на Пелопоннесе в эллинистическое время (272–229 гг. до н.э.) // Социальная борьба и политическая идеология в античном мире. Л., 1989. С. 76– 96.

Cohen G.M. The Hellenistic Settlements in Europe, the Islands, and Asia Minor. Berkeley – Los Angeles – London, 1995. P. 100.

в центре щита «македонского типа» 84, но, возможно, что этот тип относился к правлению в Македонии Деметрия I Полиоркета85. В годы царствования Деметрия II, видимо, продолжалась чеканка серебряных номиналов Антигона Гоната и, может быть, тетрадрахм александровского типа86.

Практически ничего не известно о дворе Деметрия. Впрочем, у Плутарха (Moral. 736f) сохранилось упоминание об одном из царских пиров, на котором присутствовали Деметрий и его маленький сын Филипп. Неизвестно, где состоялся этот пир: залы для симпосиев открыты археологами во всех дворцах, использовавшихся Антигонидами (в Пелле, Эгах и Деметриаде). Несомненно, что, как и другие македонские цари, Деметрий II участвовал в охоте – одном из любимых занятий монархов и аристократии.

Недавно были опубликованы две важные надписи из Перребии времени правления Деметрия II: письмо гетайра Филоксена из «хилиархии Филиппа» царю по поводу земельного пожалования, а также письмо Деметрия о возвращении в казну надела некоего Павсания из г. Пифия, умершего без завещания87.

Со времени Александра Великого обычной практикой эллинистических правителей стало обожествление. Однако в Македонии официальный общегосударственный культ царей, судя по всему, при Антигонидах не устанавливался 88. На это указывает отсутствие жрецов царского культа 89, официальных божественных эпитетов у монархов и т.д. Впрочем, в Македонии посвящения в честь Антигонидов, в которых имена царей в ряде Mrkholm O. Early Hellenistic Coinage. Cambr., 1991. P. 135.

Newell E.T. The Coinages of Demetrius Poliorcetes. Oxf., 1927. P. 119.

Например: Seltman Ch. Greek Coins. 2nd ed. London, 1955. P. 324; Mrkholm O. Op. cit.

P. 135.

Tziafalias A., Helly B. Op cit. P. 72–73, 85 (ср.: Bull. pigr. 2011. № 399).

Mari M. The Ruler Cult in Macedonia // Studi ellenistici. Vol. 20. 2008. P. 251–266.

В период правления в Македонии Лисимаха (ок. 285–281 гг. до н.э.) жрец царского культа засвидетельствован в Кассандрии в качестве эпонима (Syll. 3 I. 380; SEG XXXVIII. 619). При Антигонидах в документах из Кассандрии указывается только имя жреца-эпонима без привязки его к конкретному культу. Не вызывает сомнений, что почитание Лисимаха прекратилось после его гибели в битве при Корупедионе в 281 г. до н.э.

случаев сопровождались эпитетами и упоминались наряду с божествами (например, Зевсом и Исидой), делались, по крайней мере, частными лицами, о чем свидетельствуют надписи (сводка: SEG LVII. 569). Не вводя царский культ в Македонии, Антигониды тем не менее получали божеские и равные им почести в союзных и зависимых государствах. Прижизненный культ Деметрия II, как и культ его отца Антигона Гоната, точно засвидетельствован в Аттике90.

*** В самом начале 230-х гг. до н.э. на фоне становления этоло-ахейского антимакедонского союза произошло сближение Македонии и Эпира, где после смерти Александра II фактически правила его вдова Олимпиада.

Эпир был заинтересован в союзе с Македонией, т.к. после смерти Александра этолийцы начали наступление на владения царского дома Эакидов в Акарнании, которую в свое время эпирский царь и этолийцы разделили между собой. Вероятный союз между Македонией и Эпиром был скреплен династическим браком: Деметрий II женился на Фтие, дочери Александра II и Олимпиады (Just. XXVIII. 1. 1–4).

Брак Деметрия и Фтии не может быть датирован временем до 246 г.

(смерти Антиоха Теоса), как считают некоторые исследователи91. Юстин упоминает, что в связи со свадьбой Деметрия и Фтии предыдущая жена Антигонида уехала из Македонии (ср.: Jos. CAp. I. 206–207) к своему «брату Антиоху» (Just. ХXVIII. 1. 2–4). Согласно традиционной точке зрения, предшественница Фтии – а ею в данном случае могла быть только Стратоника – отправилась к Антиоху Теосу, который умер в 246 г. (отсюда и помещение брака Деметрия с Фтией до этого времени). Однако Стратоника, ISE I 25; Syll.3 I 485; Хабихт Х. Афины. История города в эллинистическую эпоху.

М., 1999. С. 163–166.

Например: Cabanes P. Op. cit. P. 60–64; Corsten T. Op. cit. S. 201; Ogden D. Polygamy, Prostitutes and Death. The Hellenistic Dynasties. London – Swansea, 1999. P. 179; Lane Fox R. Op. cit. P. 516–518.

вероятно, была дочерью Теоса, и в «брате» следует видеть, скорее всего, Селевка II или его брата и соперника Антиоха Гиеракса 92.

Согласно Юстину, Деметрий женился на Фтии только после смерти ее отца, эпирского царя Александра II (Just. XXVIII. 1. 1–4), датировка кончины которого была предметом долгой дискуссии. Однако сравнительно недавно среди документов о признании асилии храма Асклепия он о. Кос был опубликован декрет Левкады, входившей в царство Александра II, датированный именем этого эпирского царя (год царствования, к сожалению, не сохранился) (IG XII 4 1. 220V, 64–71). Впрочем, известно, что теоры с Коса посетили Балканы летом 243 (или 242) г. (так, время пребывания теоров в Македонии известно благодаря датировке декрета из Амфиполя сорок первым годом царствования Антигона Гоната – ок. 284/83–240/39 гг.).

Таким образом, Александр II Эпирский еще был жив в конце 240-х гг., и, соответственно, нет никаких оснований датировать брак его дочери и Деметрия II более ранним временем 93. Соответственно, Фтия стала супругой Деметрия II где-то в самом начале его царствования в 239 г., родив царю наследника – будущего Филиппа V в 238 г.94 Здесь же необходимо затронуть вопрос о еще одном возможном браке Деметрия II95. Из сообщения Евсевия известно, что Деметрий «… женился на одной из пленниц, и назвал ее Хрисеидой, а от нее у него был сын Филипп, который первый воевал с римлянами и (тем самым) оказался приО дальнейшей судьбе Стратоники, ее возвращении на родину, а также проблемах интерпретации сведений о ее мятеже против Селевка II и гибели (Jos. CAp. I. 206–207) см.: Габелко О.Л., Кузьмин Ю.Н. Указ соч. С. 150–151; Gabelko O.L., Kuzmin Yu.N. A Case of Stratonices: Two Royal Women between Three Hellenistic Dynasties // Seleukeia.

Studies in Seleucid History, Archaeology and Numismatics in Honor of Getzel M. Cohen / Ed. by R. Oetjen, F. Ryan. Berlin, 2014 (в печати).

Ср.: Hatzopoulos M.B. Dcrets d’asylie, de Macdoine et d’Epire // pire, Illyrie, Macdoine: Mlanges offerts au Professeur Pierre Cabanes. Clermont-Ferrand, 2007. P. 272– 274; Кузьмин Ю.Н., Габелко О.Л. Заметки о матримониальной политике Антигонидов в 50–20-е гг. III в. до н.э. // ПИФК. 2012. № 1. С. 34.

Walbank F.W. Philip V of Macedon. Cambr., 1940. P. 295–299.

Еще в середине 230–х гг. до н.э. именно Фтия упоминается в надписях как законная супруга Деметрия II (Syll.3 I 485, 11–12; IG II.2 790, 16–17).

чиной бедствий для македонян» (Euseb. Chron. I. 238. Schoene). Статус последней супруги Деметрия II вызывает удивление, что позволяет многим исследователям считать эту часть сообщения Евсевия малодостоверной.

Возможный последний брак Деметрия II связан и с одной из сложнейших проблем династической истории дома Антигонидов – вопросом о том, кто же была мать сына Деметрия, будущего царя Филиппа V – Фтия или Хрисеида, т.к. в ряде поздних источников именно последняя фигурирует как его мать.

Разбирая проблему идентификации личности матери Филиппа V, необходимо обратиться к династической истории Вифинского царства. Одним из сыновей вифинского царя Прусия II (ок. 182–149 гг. до н.э.) во втором браке (с дочерью или сестрой царя фракийцев-кенов Диэгила – Арр.

Mithr. 6) был человек, носивший имя Прусий и странное прозвище «Однозубый» ()96. Появление этого прозвища античные авторы объясняют тем, что Прусий имел весьма своеобразный стоматологический дефект: его верхние зубы срослись между собой и образовывали как бы одну кость.

Описание точно такой же особенности строения зубов (только несколько более развернутое) встречается и в написанной Плутархом биографии знаменитого эпирского царя Пирра: «Зубы у него не отделялись друг от друга: вся верхняя челюсть состояла из одной кости, и промежутки между зубами были намечены лишь тоненькими бороздками» (Plut.

Pyrrh. 3. 6. Пер. С.А. Ошерова) 97. Не могло ли стоять за этим совпадением Liv. Per. L; Val. Max. I. 8. 12; Plin. N.H. VII. 69; Solin. I. 70; Tzetz. Chil. III. 950 = Arr.

Bithyn. FGrH 156 F. 29.

Ср.: Lvque P. Pyrrhos. P., 1957. P. 683–684. Описанный Плутархом стоматологический дефект невозможно рассмотреть на сохранившихся изображениях Пирра; увы, на них он показан с закрытым ртом (обзор портретов Пирра, многие из которых, впрочем, сомнительны, имеется в классической монографии П. Левека: Lvque. Op. cit. P. 683– 689).

стоматологических дефектов у Пирра и Прусия «Однозубого» нечто большее, нежели простая случайность 98?

Срастание между собой нескольких зубов – хорошо известный стоматологический феномен 99. Различные формы этого явления носят названия геминация и шизодонтия. Особое значение должно иметь то, что срастание зубов имеет генетический фон. С учетом данного обстоятельства возможность независимого возникновения такой стоматологической аномалии в двух эллинистических династиях, эпирской и вифинской, следует, вероятно, исключить, т.к. встречается она довольно редко. Все это позволяет предположить, что признак «однозубости» мог быть передан «по наследству» от Пирра к Прусию.

Родство (хотя и достаточно отдаленное) между эпирским и вифинским царскими домами могло возникнуть, кажется, только при посредстве македонской династии Антигонидов. Известно, что Прусий I, отец Прусия II и, соответственно, дед Прусия «Однозубого», до 209 г. до н.э. заключил союз с македонским царем Филиппом V, подкрепленный браком с кем-то из представительниц династии Антигонидов, скорее всего сестрой царя Апамой. Полибий (XV. 22. 1) называет Филиппа шурином () Прусия I, а Страбон упоминает о том, что Прусий переименовал захваченный Филиппом в 202 г. до н.э. и переданный ему город Мирлею в честь своей жены в Апамею (Strabo XII. IV. 3 100; ср.: Hermipp. FHG III F. 72). Таким обСр.: Eberhardt A. Zu Ianuarius Nepotianus Epitome des Valerius Maximus // Hermes. Bd

8. 1874. S. 99 (Jan. Nep. IX. 24): praedictus Pyrrhus, et Pausanias, unum os pro dentibus habuit (видимо, вместо Pausanias должно быть Prusias, как в сочинении Валерия Максима – I. 8. 12).

Чаще всего сросшиеся зубы встречаются в детской стоматологии, однако известны примеры, когда на месте сросшихся молочных зубов затем прорезались аналогичные коренные (Killian С.М., Kroll Th.P. Молочный и постоянный сдвоенный резец в одном сегменте зубной дуги. Клиническое наблюдение // Квинтэссенция. Международный стоматологический журнал. № 1. 1991. С. 17–19). Видимо, именно такие случаи имели место у Пирра и Прусия «Однозубого».

Согласно сообщению Стефана Византийского, Мирлея была переименована в Апамею в честь матери Никомедом Эпифаном, сыном Прусия II (Steph. Byz. s.v. ;

). Первая супруга Прусия II, которую звали Апама была дочерью Филиппа V.

разом, сестра Филиппа V могла передать ген шизодонтии, унаследованный от ее прадеда Пирра 101, своему внуку Прусию «Однозубому». Если эти рассуждения верны, то появляется возможность уточнить генеалогию династии Антигонидов еще в одном случае: многие антиковеды считают, что супруга Прусия I Апама была дочерью Деметрия II и его первой жены селевкидского происхождения – Стратоники102, что, очевидно, неверно, так как в этом случае генетический признак Пирра не был бы закреплен в вифинской династии.

*** Главным событием в истории Македонии и Эллады в 30-е гг. III в. до н.э. стала названная по имени нашего героя т.н. Деметриева война (Polyb.

II. 44. 1; 46. 2: ) в которой царство Антигонидов и его союзники противостояли этоло-ахейскому альянсу (ок. 238–229 гг. до н.э.)103. Война началась в год афинского архонта-эпонима Лисия, о чем сообщает аттическая надпись, славящая стратега Аристофана, возглавлявшеОднако более вероятным представляется, что прав Страбон, приписывающий переим енование Мирлеи Прусию I.

Проявление этого гена с большой степенью вероятности должно было быть закреплено у Фтии благодаря тому обстоятельству, что ее родители, Александр II и Олимпиада, как указывалось выше, были единокровными братом и сестрой, их отцом был Пирр (Syll.3 I. 393, 453). Александр был сыном Ланассы; кто была мать Олимпиады неизвестно. По мнению некоторых исследователей, ею была Антигона, первая жена Пирра; другие историки не столь категоричны, но подчеркивают, что вряд ли можно полагать, будто Олимпиада также была рождена Ланассой (см.: Cabanes P. Op. cit. P. 40–74; особ.

– С. 64).

Например: Geyer F. Stratonike (9) // RE. 2. R. Bd IVA.1. Stuttgart, 1931. Sp. 321; Le Bohec S. Les reines de Macdoine de la mort d’Alexandre celle de Perse // Cahiers du Centre G. Glotz. T. 4. P. 231. Особняком стоит явно ошибочное мнение У. Тарна о том, что Апама, жена Прусия I, была селевкидского происхождения (Tarn W.W. Queen Ptolemais and Apama // CQ. Vol. 23.3–4. 1929. P. 140).

О Деметриевой войне см.: Costanzi V. // Saggi di storia antica e di archeologia. Roma, 1910. P. 59–79; Urban R. Wachstum und Krise des Achischen Bundes. Wiesbaden, 1979. S. 63–96; Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 324–336;

Сизов С.К. Ахейский союз. М., 1989. С. 40–48; Хабихт Х. Указ. соч. С. 162–165;

Grainger J.D. The League of the Aitolians. Leiden – Boston – Kln, 1999. P. 217–239;

Scholten J.B. The Politics of Plunder. Aitolians and their Koinon in the Early Hellenistic Era, 279–217 B.C. Berkeley – Los Angeles – London, 2000. P. 131–163.

го гарнизоны в Элевсине, Панакте и Филе (Syll.3 I 485, 57–58). Возможно, что накануне или во время Деметриевой войны союзником этолийцев стал египетский царь Птолемей III Эвергет, скульптурную группу с изображениями семьи которого Этолийский союз установил в Ферме, своем религиозном центре104.

С первого взгляда Деметриеву войну можно считать для греков безусловно освободительной, однако, на самом деле, ситуация была более сложной, т.к. под лозунгами освобождения зависимых от Македонии эллинских государств ахейцы и этолийцы на самом деле стремились расширить свои федерации, в чем они весьма преуспели ко времени завершения войны. Птолемей Эвергет, поддерживая противников Македонии на Балканах, стремился ослабить своего главного соперника в борьбе за влияние в Элладе и Эгеиде.

Видимо, именно в связи с началом войны против этоло-ахейского альянса Деметрий II ок. 237 г. до н.э. заключил союз с Гортиной на Крите, о чем свидетельствует найденный там текст договора, датированного третьим годом царствования «Деметрия, сына Антигона» (SVA III 498). Крит издавна славился наемниками, которые, несомненно, были нужны и в армии Деметрия. Возможно, что в Деметриевой войне принимал участие критянин Этеарх, сын Пирра, сделавший в 220-х гг. до н.э. в Деметриаде посвящение в честь Антигона III Досона и его приемного сына Филиппа, родного сына Деметрия II (SEG XII. 308 = ISE II. 106).

Из немногих эпизодов Деметриевой войны известно, например, о разгроме ахейцев во главе с Аратом царским стратегом Битием при Филакии, о чем упоминает Плутарх (Arat. 34. 2–4). Датировка и локализация места этой битвы остаются предметом дискуссий, но скорее ее следует относить к стратегии Арата в 237/6 или 235/4 гг. до н.э. Местом сражения могла стать Аттика, на что указывает общая канва повествования ПлутарIG IX.12 1. 56. По поводу датировки см.: Bennett Ch. The Children of Ptolemy III and the Date of the Exedra of Thermos // ZPE. Bd. 138. 2002. P. 141–145.

ха, или, может быть, Пелопоннес, где в Аркадии имелось местечко, называвшееся Филака (Paus. VIII. 54. 1–2).

Аттика, подвергавшаяся регулярным нападениям ахейцев, была одним из главных театров военных действий. Также известно, что на аттическое побережье совершали рейды этолийские пираты 105. Сведения о положении на северо-востоке региона ок. середины 230-х гг. до н.э. (при архонте-эпониме Экфанте) дает рамнунтский декрет в честь царского стратега в Эретрии на Эвбее Дикеарха, защищавшего жителей Аттики (ISE I 25).

В 236 г. до н.э. македонские войска во главе с Деметрием II вторглись в Беотию, которая после поражения от этолийцев при Херонее в 245 г. до н.э. стала вынужденной союзницей Этолии. После македонского вторжения беотийцы приняли сторону Антигонидов 106.

Установление македонского контроля над Беотией могло иметь два последствия. Так, в 40-х гг. XX в. М. Фейель высказал предположение о том, что в ходе Деметриевой войны македонянам удалось занять не только Беотию, но также и Мегариду, которая с 243/2 г. до н.э. находилась в составе Ахейского союза. Гипотеза Фейеля была основана на новой интерпретации им сведений из серии мегарских декретов, в ряде которых фигурирует имя некоего «царя Деметрия» (IG VII 1 [= Syll.3 I 331], 5–6: … ). По мнению французского антиковеда, этим Деметрием был не Деметрий Полиоркет, как считалось ранее, а именно царь Деметрий II107.

В афинском постановлении начала 220-х гг. до н.э. в честь кидонийца Эвмарида, сына Панклея, упоминается о случившемся за несколько лет до этого набеге на Аттику некоего Букриса, который разорил страну и увез на Крит множество пленников (Syll. 3 II 535, 4–7). Этим человеком был, по всей видимости, Букрис из Навпакта, который н есколько раз появлялся в списках дельфийских гиеромнемонов среди этолийских представителей, а также стал проксеном делосцев (Syll. 3 I 494; 498; 500).

Polyb. XX. 3. 5. Подробное обоснование датировки вторжения Деметрия в Беотию на основании надписи Syll.3 I 485 см. в работе: Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P.

326–329.

Feyel M. Polybe et l’histoire de Botie au III-e sicle avant notre re. Paris, 1942. P. 85– 100.

Предположения М. Фейеля были приняты некоторыми учеными 108, но одновременно стали объектом критики со стороны других исследователей109. Так, против версии о том, что в какой-то момент Деметриевой войны македонянам удалось занять Мегары, может свидетельствовать то, что ахейцы, видимо, в течение всего времени конфликта могли беспрепятственно совершать через Мегариду набеги на Аттику. Однако совсем недавно серьезные аргументы в поддержку версии М. Фейеля о захвате Мегары Деметрием II представил П. Пасхидис110.

Высказывались предположения и о том, что именно Деметрий II был «Деметрием, прозванным Этоликом» (… ), который, согласно краткому упоминанию Страбона (X. 2. 4), разорил окрестности г. Плеврон в Этолии111. Впрочем, многие антиковеды склонны видеть в нем опять же Деметрия I, воевавшего с этолийцами в 289 г. до н.э., а Э. Кирстен высказывал мнение, что им мог быть даже иллирийский династ Деметрий Фарский112.

Можно отметить, что наиболее вероятными кандидатурами на эту роль являются все же Деметрий Полиоркет и его внук Деметрий II. Вполне может быть, что разорение окрестностей Плеврона относится ко времени именно Деметриевой войны113. Перенос жителями Плеврона поселения вглубь материка с побережья указывает на то, что город пострадал в ходе нападения с моря.

Will Ed. Op. cit. P. 346, 348; Жигунин В.Д. Указ. соч. С. 142.

Etienne R., Knoepfler D. Hyettos de Botie et la chronologie des archontes fdraux entre 250 et 171 avant J.-C. Athnes – Paris, 1976. P. 323–330; Urban R. Op. cit. S. 66–79; Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 329.

Paschidis P. Between City and King. Prosopographical Studies on the Intermediaries between the Cities of the Greek Mainland and the Aegean and the Royal Courts in the Hellenistic Period (322–190 BC). Athens, 2008. P. 295–299.

Woodhouse W.J. Aetolia. It’s Geography, Topography and Antiquities. Oxford, 1897. P.

124, 127. Not. 3; 135; Hammond N.G.L., Walbank F.W. Op. cit. P. 323–324; Жигунин В.Д.

Указ. соч. С. 142.

Kirsten E. Pleuron // RE. Bd XXI.1. 1951. Sp. 243.

См. подробнее: Lippman M.B. Strabo 10.2.4 and the Synoecism of «Newer» Pleuron // Hesperia. Vol. 73.4. 2004. P. 497–512; Кузьмин Ю.Н. Загадка Деметрия «Этолика» // Исседон. Альманах по древней истории и культуре. Вып. 4. Екатеринбург, 2007. С. 59–66.

Тем не менее, даже вероятное македонское вторжение в Этолию не изменило баланс сил в пользу царства Антигонидов. На Пелопоннесе, наоборот, ахейцы достигли крупных успехов, добившись присоединения к своему союзу Мегалополя и Орхомена. Правда, Арату не удалось «освободить» Аргос, где после гибели тирана Аристиппа в сражении с ахейцами при помощи царских войск свою власть утвердил его брат Аристомах (Plut.

Arat. 29. 6), и Афины, к чему ахейский политик очень стремился.

Со второй половины 230-х гг. до н.э. основное внимание Деметрия II было приковано к северо-западным границам Македонского царства, где участились нападения иллирийского племени дарданов (Trog. Prol. XXVIII;

Liv. XXXI. 28. 2). В это же время, на фоне усиления экспансии этолийцев в Акарнании, в Эпире, в результате внутренних смут пала молосская династия Эакидов (ок. 233–232 гг. до н.э.). После этого в Эпире сложилось федеративное государство с неустойчивой внешней политикой. В свою очередь, акарнаны из эпирской части воссоздали свой союз и продолжили борьбу против этолийской экспансии.

В 231 г. до н.э. за помощью к Деметрию обратились жители акарнанского города Медиона, который был осажден этолийскими войсками. Македонский царь, занятый в это время, по всей видимости, войной против дарданов, и не имея возможности оказать поддержку акарнанам, подкупил царя иллирийцев-ардиэев Агрона, обязавшегося помочь медионянам. Выполняя условия соглашения, Агрон направил к Медиону десант, разгромивший этолийцев (Polyb. II. 2–3). Участие в судьбе Медиона стало последней известной из источников внешнеполитической акцией Деметрия II.

Конец царствования Деметрия ознаменовался поражением македонской армии, разгромленной дарданами (Trog. Prol. XXVIII). Точное время, место и обстоятельства битвы неизвестны. Скорее всего, она произошла в 230–229 гг. до н.э. где-то на северо-западных границах Македонского царства. Из сочинения Ливия известно, что царем дарданов, с которым воевал Деметрий II в последние годы своего царствования, был некий Лонгар (Liv. XXXI. 28. 2).

Весной 229 г. до н.э., вероятно вскоре после поражения от дарданов, Деметрий II умер в возрасте ок. 45 лет, оставив трон Антигонидов своему сыну, девятилетнему Филиппу114. Деметрий не погиб в битве – подобная точка зрения иногда встречается 115, но источники на это не указывают, а скончался, видимо, через некоторое время после поражения.

Смерть Деметрия II привела к почти полной дезорганизации системы македонского влияния в Элладе. На 229–228 гг. до н.э. приходится череда падений последних ориентировавшихся на Македонию пелопонесских тиранических режимов (в Аргосе, Гермионе и Флиунте) и освобождение Аттики от царских гарнизонов. В это же время произошло и поддержанное этолийцами кратковременное отпадение от державы Антигонидов Фессалии. Нестабильной была обстановка и внутри государства, что заставило верхушку македонской аристократии призвать к власти в качестве «опекуна и стратега» при малолетнем сыне Деметрия Филиппе царского родственника Антигона, прозванного впоследствии Досоном. Через некоторое время Антигон принял царский титул, но при этом официально признал Филиппа своим наследником. К концу 220-х гг. до н.э. Антигону III Досону удалось восстановить и заметно укрепить позиции Македонии в Элладе и Эгеиде. В 221 г. до н.э. после смерти Антигона Досона на македонский трон взошел сын Деметрия II Филипп V.

Согласно Полибию (II. 44. 2), Деметрий II умер: «…около времени первого перехода римлян в Иллирию», т.е. в течение весны – начала лета 229 г. до н.э.; ср.: Хилинский К.В.

Хронография и хронология македонских царей после Александра Великого // ЖМНП.

1905. Сентябрь. С. 50–51; Holleaux M. Rome, la Grce et les monarchies hellnistiques au III–e sicle avant J.–C. (273–205). Paris, 1935. P. 101. Not. 7; Walbank F.W. A Historical Commentary on Polybius. Vol. 1. Oxf., 1957. P. 238; Gruen E.S. The Hellenistic World and the Coming of Rome. Vol. 2. Berkeley – Los Angeles, 1984. P. 359, 366. Not. 38.

Например: Green P. Op. cit. P. 254.

АНТИГОН III ДОСОН

Антигон III Досон, правивший только девять лет (с 229 по 221 гг. до н.э.), тем не менее, стал одним из самых выдающихся македонских монархов эллинистической эпохи. Он вошел в историю как спаситель Македонии, стоявшей на грани катастрофы после разгрома Деметрия II дарданами и его смерти, а также победитель спартанского царя Клеомена III и создатель Эллинского союза, объединившего на два с половиной десятилетия под гегемонией Антигонидов большую часть греческих государств на Балканах116.

Антигон Досон был внуком знаменитого Деметрия I Полиоркета и принадлежал к боковой ветви дома Антигонидов. Ок. 286 г. до н.э. Полиоркет, утративший власть в Македонии и отправившийся в свой последний «анабасис» в Малую Азию, женился в Милете на Птолемаиде, дочери Птолемея I Сотера и Эвридики (договоренность об этом браке была заключена еще более чем за десять лет до этого). Птолемаида родила сына, получившего имя Деметрий и прозванного впоследствии Красивым (Plut. Dem. 32.

6; 46. 5–6; 53. 8; Iust. XXVI. 3. 3).

Позднее, живя при дворе своего старшего сводного брата македонского царя Антигона II Гоната, Деметрий Красивый женился на Олимпиаде, дочери Поликлета из знатного фессалийского рода, происходившего из города Ларисса. Таким образом, сын Деметрия Красивого Антигон Досон был связан как с Антигонидами и Птолемеями, так и с фессалийской аристократией.

Лучшая специальная работа, посвященная Антигону Досону, была написана французской исследовательницей С. Ле Боэк (Le Bohec S. Antigone Dsn, roi de Macdoine.

Nancy, 1993).

Судьба отца Досона Деметрия Красивого интересна и трагична.

Где-то в начале 240-х гг. до н.э.117 по решению Антигона Гоната он покинул Македонию и отправился в северную Африку в Кирену. Поводом для этого стала просьба Апамы, сестры селевкидского царя Антиоха I и вдовы умершего киренского царя Мага, которая искала мощного союзника, который мог бы гарантировать сохранение независимости Кирены.

В конце жизни Маг нормализовал до этого времени враждебные отношения с Египтом, и возникла угроза, что после планировавшейся свадьбы его единственной дочери Береники и наследника Птолемея II Филадельфа (будущего Птолемея III Эвергета) Кирена может быть возвращена в состав царства Лагидов. Стремясь заручиться поддержкой могущественной Македонии, Апама предложила Антигону женить свою дочь и единственную наследницу Мага Беренику на сводном брате македонского царя Деметрии Красивом118. Таким образом, у Гоната появилась возможность через своего родственника укрепить влияние в непосредственной близости от царства Лагидов, соперника Македонии в борьбе за влияние в Эгеиде и Элладе. Договоренность о заключении брака была достигнута, и Деметрий отправился в Африку (Plut. Dem. 53. 8; Iust.

XXVI. 3. 4; Trog. Prol. XXVI; Diog. Laert. IV. 41).

В Кирене Деметрий Красивый был провозглашен царем. Об этом свидетельствуют некоторые надписи, упоминающие сына Деметрия, Согласно Евсевию, Деметрий Красивый погиб ок. 259/8 г. до н.э. Впрочем, есть серьезные основания датировать смерть Деметрия примерно десятилетием спустя.

Данные датировки основываются на исправлении даты смерти Деметрия в тексте «Хроники» Евсевия со второго года 130 Олимпиады, на второй год 132 Олимпиады. У Юстина (XXVI. 3. 1–8) о поездке Деметрия в Кирену и его гибели рассказывается после упоминания о возвращении Александра II в Эпир (кон. 260-х гг. до н.э.). Следующая книга (XXVII) начинается уже с рассказа о смерти Антиоха II Теоса (246 г. до н.э.). В оглавлениях «Истории» Помпея Трога (XXVI) деятельность Деметрия Красивого в Кирене помещается между восстанием «сына царя Птолемея» вместе с Тимархом (в начале 250-х гг. до н.э.) против Птолемея II и смертью Антиоха II и воцарением Селевка II Каллиника (246 г. до н.э.).

Iust. XXVI. 3. 3.

Антигона Досона, в которых рядом с именем его отца стоит царский титул119.

Однако против политики Апамы и Деметрия, видимо, выступало прежнее окружение Мага, разделявшее его политические воззрения последних лет и предпочитавшее искать сближения с Лагидами, а не враждовать с ними. В противовес им Деметрий искал поддержки у Апамы, т.к. его супруга Береника, по всей видимости, сочувствовала «проегипетской группировке». В итоге возник заговор и Деметрий Красивый был убит 120. Согласно античной традиции это произошло при самом активном участии Береники, «подвиг» которой впоследствии был воспет знаменитым поэтом Каллимахом в произведении «Локон Береники».

Оно не сохранилось, но известно благодаря переложению, сделанному римлянином Катуллом (LXVI. 27)121.

Гибель Деметрия Красивого привела к крушению планов Антигона Гоната, попытавшегося включить Кирену в сферу внешнеполитических интересов Македонии. Несколько позже, после все же состоявшегося брака Птолемея III и Береники, Кирена была вновь инкорпорирована в состав царства Лагидов.

Отправляясь в Кирену, Деметрий Красивый оставил в Европе свою первую жену Олимпиаду (если она еще была жива в это время) и двух сыновей. Одним из них был герой данной главы Антигон, родившийся в 263 г. до н.э. Год его рождения определяется благодаря указанию Евсевия о том, что Антигон Досон, умерший в 221 г. до н.э., прожил сорок два года (Euseb. Chron. I. 239, 243). Брата Досона звали Эхекрат (Liv. XL. 54. 4), но кроме имени о нем нет никакой информации. О других детях Деметрия Syll.3 I 518 = IG XI.4. 1097; ISE I 46. Ср.: Tillyard H.J.W., Wace A.J.B. Lakonia II.

Geraki. Historical Note. § 1. The History of Demetrius the Fair // ABSA. Vol. 11. 1904–1905.

P. 117; Le Bohec S. Op. cit. P. 76–77. Сомнения Ч. Эдсона по поводу царского титула Деметрия Красивого вряд ли обоснованы (Dow S., Edson Ch.F. Chryseis: A Study of the Evidence in Regard to the Mother of Philip V // HSCPh. Vol. 48. 1937. P. 131).

Iust. XXVI. 3. 8; Trog. Prol. XXVI.

Ellis R. A Commentary on Catullus. Oxf., 1876. P. 291–293, 299–300.

Красивого и Олимпиады ничего не известно. Нет никаких оснований считать, что сыновья Деметрия Красивого были вместе с ним в Кирене.

Антигон Досон не упоминается в источниках до смерти своего предшественника на македонском троне Деметрия II. Однако не вызывает сомнений, что он играл важную роль при дворе. Также, Досон наверняка участвовал в Деметриевой войне. Приход Досона к власти после смерти Деметрия II, конечно же, не был случайным.

*** Антигон III зафиксирован в источниках с тремя прозвищами, объяснение двух из которых вызывает затруднения. Исключением является прозвище, Эпитроп (), т.е. Опекун, засвидетельствованное для Антигона уже его современником Филархом, писателем второй половины III в. до н.э., (Phylarch. ap. Athen. VI. 58. 251b = FgrHist. IIA. 81. Fr. 46 [лат. Tutor – Liv. XL. 54. 5]). Оно отражало отношения между царем и Филиппом V, а также, может быть, и первоначальный официальный статус Антигона (до принятия им царского титула), как опекуна маленького Филиппа (Plut.

Aem. 8. 2).

Объяснение самого известного прозвища Антигона III – Досон (), как «много обещающий, но мало дающий», приводит Плутарх в экскурсе о династии Антигонидов в биографии Эмилия Павла (Plut. Aem.

8. 3; ср.: Coriolan. 11. 3). Иное объяснение имеется в византийском словаре «Etymologicum Magnum» – то, что Антигон, наоборот, много давал (s.v.

: …, ). Некоторые исследователи склонны связывать прозвище «Досон» с тем, что Антигон III, выполняя обет, передал (точнее – завещал) трон Филиппу V122.

Ogden D. Polygamy, Prostitutes and Death: the Hellenistic Dynasties. London – Swansea,

1999. P. 182–183.

У Евсевия Антигон III упоминается с прозвищем Фуск (), которое обычно комментируют, как «загадочное», «трудное для понимания» и т.д.123 Есть мнение, что оно имеет связь со словом (Фискон

– «Пузатый» – прозвище, засвидетельствованное для Птолемея VIII Эвергета II – Polyb. XXXIV. 14. 7)124. Однако слово имеется в словаре Гесихия, который объясняет его как «остроголовый» ()125.

Впрочем, проверить данную версию не представляется возможным, т.к.

идентифицированных изображений Антигона III нет.

*** Досон стал царем в кризисной ситуации, когда после смерти в 229 г.

до н.э. Деметрия II его наследнику – будущему Филиппу V, было только около восьми лет. По сообщениям Плутарха, Юстина, Евсевия и ряда других авторов, Досон женился на матери Филиппа и сперва стал его опекуном, а затем был провозглашен царем. Так, по словам Плутарха: «опасаясь анархии, первые из македонян призвали Антигона, двоюродного брата умершего, и, женив его на матери Филиппа, провозгласили сначала опекуном и стратегом, затем же, убедившись в его умеренности и общей пользе его дел, – царем»126.

Женитьба Досона на матери наследника умершего Деметрия II и его усыновление, несомненно, были частью процедуры принятия Досоном царского титула и легитимации его нового статуса.

В 1930-х гг. американский антиковед Ч. Эдсон предложил теорию о том, что период регентства Досона без царского титула был достаточно продолжительным – около трех лет. Основой этой концепции были указаНапример: Ehrhardt C. Demetrius and the Antigonid Nicknames // Hermes.

Bd. 106.1. 1978. P. 253.

Hammond N.G.L., Walbank F.W. A History of Macedonia. Vol. 3. Oxf., 1988. P. 337 + Not. 5.

Данное наблюдение сделал О.Л. Габелко.

Plut. Aem. 8. 3.

ния античных и византийских авторов о первоначальном статусе Досона как «опекуна», а также датировка его правления Евсевием 12 годами ()127, хотя Досон, несомненно, правил только девять (с 229 по 221 гг. до н.э.). С другой стороны, в списке фессалийских правителей Евсевий отводит Досону именно девять лет (annis IX)128. Следует упомянуть, что, следуя Евсевию, 12 лет правления Досона упоминает и Георгий Синкелл, хотя он же следом приводит и версию Диодора о девяти годах 129.

Ч. Эдсон допустил, что Евсевий к девяти годам правления Досона в целом приплюсовал три года регентства (которые должны были быть включены в этот срок), отсюда ошибочно получилось 12 лет 130. Данная концепция (иногда с некоторыми уточнениями) популярна вплоть до настоящего времени131.

В пользу того, что Досон в начале своего правления не именовался царем, приводят и свидетельство Полибия, который, упоминая инцидент, случившийся около беотийских берегов во время экспедиции флота Досона в Карию, использует выражение «Антигон, который после смерти Деметрия был опекуном Филиппа»132. Однако в терминологии Полибия не стоит искать юридической точности в обозначении статуса Антигона ок.

Euseb. Chron. 239–242 Schoene.

Euseb. Chron. 243, 247 Schoene.

Sync. 267b, p. 508 Dindorf:

, [Diod. XXV. 18] (ср: Sync. 282a, p. 535 Dindorf).

Dow S., Edson Ch.F. Op. cit. P. 172–176 (сомнения: Treves P. Rev.: Walbank’s Philip V of Macedon // JHS. 1943. Vol. 63. P. 120).

Walbank F.W. Philip V of Macedon. Cambr., 1940. P. 11. Not. 4; Bengtson H. Die Strategie in der hellenistischen Zeit. Mnchen, 1944. Bd. 2. S. 387. Anm. 1; Ehrhardt C.T.H.R.

Studies in the Reigns of Demetrius II and Antigonus Doson. Diss. S.U.N.Y. Buffalo, 1975.

Vol. 1. P. 10, 142; Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М., 1982. С. 249; Hammond N.G.L., Walbank F.W. A History of Macedonia. Vol. 3. Oxf., 1988. P. 344–345; Walbank F.W. Antigonus Doson’s Attack on Cytinium (REG 101 (1988), 12–53) // ZPE. 1989. 76. P.

191–192; Errington R.M. A History of Macedonia. Berkeley etc., 1993. P. 176–177.

Polyb. XX. 5. 7:, … (Антигон, который после смерти Деметрия был опекуном Филиппа, плыл по каким-то делам … в Азию). См.: Walbank F.W. Antigonus. P. 191.

227 г. до н.э.; Полибий явно имел в виду лишь фактическое положение дел, т.к. Досон, усыновив Филиппа, оставался его опекуном до своей смерти и после принятия царского титула.

До недавнего времени было известно только два эпиграфических документа датированных именем Досона, оба они относятся к седьмому году его царствования: это декрет из Фессалоники 133, а также письмо царя боттеатам и жителям г. Бероя134. В принципе, семь лет «царствования» Досона, если допустить, что эти две надписи относились к последнему году его правления, можно соотнести с концепцией Ч. Эдсона.

Еще в одной надписи (найденной в Ликии) – письме жителей г. Китиний в Дориде ксанфянам (датированном 206 г. до н.э.), упоминается вторжение в Фокиду и Дориду армии «царя () Антигона», которым, несомненно, был именно Досон. Вторжение македонян в Среднюю Грецию в начале правления Антигона Досона (ок. 228 г. до н.э.) было связано с завершением войны против Этолийского союза (см. далее) 135. Впрочем, жители Китиния, составившие письмо, примерно через 20 лет после упомянутого в нем нападения Досона, конечно же, могли именовать его «царем» post factum (так считают некоторые сторонники теории того, что в это время Досон еще был регентом 136, и в этом с ними можно в принципе согласиться137).

Однако в свете недавно опубликованных писем Антигона Досона из Перребии, датированных восьмым и девятым годами его правления, теория о продолжительном регентстве без царского титула должна быть отIG X 2 1. 2.

EKM I. 4. Боттия была одним из военно-административных округов Македонского царства.

SEG XXXVIII. 1476d, 93–98.

Walbank F.W. Antigonus. P. 191–192.

Тоже самое можно сказать и про сообщение Фронтина о разгроме «царем Антигоном» этолийцев (Strat. II. 6. 5), который, вероятно, предшествовал его вторжению в Среднюю Грецию, упомянутому в надписи из Ксанфа (SEG XXXVIII. 1476d, 93–98).

вергнута. В крайнем случае – период регентства был очень непродолжительным138 и не сказался на датировке царских документов 139.

*** Далее необходимо рассмотреть проблему женитьбы Досона на матери Филиппа V и идентификации ее личности. Обращаясь к данному сюжету (несмотря на то, что выше, в биографии Деметрия II мнение по этому вопросу уже было высказано), стоит напомнить основные точки зрения140.

1. Матерью Филиппа была Хрисеида, возможно, являвшаяся наложницей Деметрия II, на которой после смерти царя женился его преемник Антигон Досон (наиболее подробно данная концепция была обоснована в 1930-х гг. Ч. Эдсоном)141.

2. Филипп был сыном Деметрия II и эпирской царевны Фтии; после ее смерти или же разрыва с ней Деметрий мог жениться на Хрисеиде, коСр.: Le Bohec S. Op. cit. P. 113–133 (Досон мог быть опекуном только несколько месяцев).

Комментируя имеющиеся в письмах Антигона Досона датировки (восьмым и девятым годами), Б. Элли предположил, что Досон был царем не с 230/29 по 222/21 (это наиболее распространенная датировка), а с 229/28 по 221/0 гг. до н.э. (Tziafalias A., Helly B. Inscriptions de la Tripolis Perrhbie. Lettres royales de Dmtrios II et Antigone Dsn // Studi ellenistici. Vol. 24. 2010. P. 95–96, 106–112) Однако анализ датировок и содержания рассматриваемых надписей из Перребии, ряда других эпиграфических памятников, а также литературных источников, в сравнении с хронологией правлений предшественников Антигона III Досона – Антигона II Гоната и Деметрия II, – показывает, что царствование Досона продолжалось все же с 230/29 по 222/21 гг. до н.э. (ср. с критическими комментариями М. Хадзопулоса по поводу мнения Б. Элли: Bull. pigr.

2011. 399).

Подробную библиографию см.: Габелко О.Л., Кузьмин Ю.Н. Матримониальная политика Деметрия II Македонского: новые решения старых проблем // ВДИ. № 1. 2008.

С. 158.

Dow S., Edson Ch.F. Op. cit. P. 162–163. Ср.: Seibert J. Historische Beitrge zu den Dynastischen Verbindungen in hellenistischer Zeit. Wiesbaden, 1967. S. 38–39; Ogden D. Op.

cit. 1999, 179–182; Carney E.D. Women and Monarchy in Macedonia. Norman, Oklahoma,

2000. P. 190–192, 230.

торая, судя по всему, усыновила Филиппа (после смерти Деметрия II на Хрисеиде женился Антигон III Досон) 142.

3. Фтия и Хрисеида – это одна и та же женщина, – лишь прозвище эпирской царевны Фтии (поздняя теория У. Тарна, воспринятая и многими другими антиковедами)143.

4. Филипп V был сыном Фтии, на которой после смерти Деметрия II женился Досон; позднее его супругой стала Хрисеида, которая никак не была связана ни с Деметрием, ни с Филиппом144.

Как было показано выше, в биографии Деметрия II Македонского, Филиппа V, вероятно, родила именно Фтия. Самым же важным свидетельством в пользу историчности Хрисеиды является сообщение Полибия, упоминающего ее как жену () Антигона Досона 145, который, как известно из других источников, после смерти Деметрия II женился на «матери» его сына Филиппа V (имя которой при этом не называется) и усыновил мальчика (Plut. Aem. 8. 3; Paus. VII. 7. 4; Iust. XXVIII. 3. 9–10).

Но лишь в позднеантичной и византийской традиции Хрисеида фигурирует как супруга Деметрия II, именуясь при этом «пленницей», и мать Филиппа, на которой женился Антигон Досон (Porphyr. ap. Euseb. Chron. I.

237–238 Schoene; Synk. 340 Mosshammer; ср.: Etym. Magn. s.v. ). Однако представляется, что совершенно не обязательно видеть гомеровские Tarn W.W. Philip V. and Phthia // CQ. Vol. 18.1. 1924. P. 17–23; Macurdy G.H. Hellenistic Queens. Baltimore, 1932. P. 71; Fine J.V.A. The Mother of Philip V of Macedon // CQ.

Vol. 28. 1934. P. 99–104.

Tarn W.W. Phthia-Chryseis // Athenian Studies Presented to W.S. Ferguson. Cambr., Mass., 1940. P. 483–501. Кстати, под влиянием гипотезы У. Тарна о том, что Фтия имела прозвище Хрисеида, Ч. Эдсон отказался от своего мнения, что матерью Филиппа V была Хрисеида (частное письмо Эдсона по этому поводу упомянуто Ф.

Уолбанком:

Walbank F.W. Philip V of Macedon. Cambr., 1940. P. 9–10. Not. 3).

Le Bohec S. Phthia, mre de Philippe V: examen critique des sources // REG. T. 91.1.

1984. P. 34–46.

Polyb. V. 89. 6–7 (Антигон Досон и его жена Хрисеида фигурируют среди правителей, оказавших помощь Родосу после землетрясения). Вероятно, источником Полибия в этом случае была родосская историография в основе которой лежали официальные эпиграфические документы, зафиксировашие имена людей, помогавших жителям острова (Walbank F.W. A Historical Commentary on Polybius. Vol. 1. Oxf., 1957.

P. 616).

аллюзии в имени Хрисеида (т.е., что Деметрий II, имитируя Ахилла, назвал пленницу Хрисеидой), которое, стоит отметить, было весьма редким – особенно в Средней и Северной Греции (LGPN III–IV s.v., ). Вполне допустимо, что «пленницей» Хрисеиду сделал Евсевий (или же его источник Порфирий), решивший блеснуть эрудицией в «гомеровском вопросе» (добавив к имени женщины, связанной с Деметрием, статус, которого она никогда не имела). С другой стороны, может быть, в сообщениях Евсевия (Порфирия) и следующего им Синкелла о том, что Хрисеида, которую они называют матерью Филиппа V, была «пленницей», вообще следует видеть влияние проримской традиции, т.е. источника, где в целях очерения Филиппа говорилось о низком происхождении его матери146. Подобные инвективы были распространенным приемом пропаганды в римско-эллинистическом мире. Показательно, что в пассаже Евсевия, где говорится о происхождении Филиппа V от «одной из пленниц, прозванной Хрисеидой», акцентируется внимание на том, что Филипп «первым воевал с римлянами и [тем самым] оказался причиной бедствий для македонян» (Euseb. Chron. I. 237-238 Schoene).

В конце можно предложить объяснение того, как могла возникнуть традиция именно о Хрисеиде, как о матери Филиппа V, даже в случае того, если она не являлась таковой ни биологически, ни в связи с возможным усыновлением ею Филиппа147. Важно то, что Хрисеида, согласно ПолиГабелко О.Л., Кузьмин Ю.Н. Указ. соч. С. 154. Прим. 66.

По мнению С. Ле Боэк, Антигон Досон после смерти Деметрия II женился на его вдове Фтие, матери Филиппа V, а затем, вслед за ее смертью (или после разрыва с ней), взял в жены Хрисеиду (о статусе которой при македонском дворе французская исследовательница предпочитает не рассуждать), что и породило путаницу в источниках ( Le Bohec S. Phthia. P. 44–46; eadem. Antigone. P. 143–149). В данной версии вызывает определенные сомнения то, что два брака Антигона Досона должны быть разделены очень небольшим промежутком времени – от смерти Деметрия II в 229 г. до какого-то момента, близкого к землетрясению на Родосе (ок. 228–227 гг.), после которого Антигон и Хрисеида среди прочих правителей оказали помощь жителям острова (Polyb. V. 89. 7).

Впрочем, исключать вероятность версии С. Ле Боэк не следует. Интересным представляется то, что Хрисеида в этой акции предстает достаточно самостоятельным лицом, сделавшим дар наряду со своим супругом. Показательно и то, что в списке царей и дибию, действительно была супругой Досона в какой-то момент после знаменитого землетрясения на Родосе (ок. 228–227 гг.), т.е. в то время, когда Филипп V уже был усыновлен Досоном, и позиционировался как его наследник.

Антигон Досон, усыновивший Филиппа, родного сына Деметрия II148, фактически был его вторым отцом. И, что весьма интересно, став царем, Филипп при необходимости упоминал именно Досона, как своего отца ()149, не называя, впрочем, его по имени 150. Об этом свидетельствует не только Полибий (IV. 24. 7; ср.: IV. 87. 6), но и, что особенно важно, некоторые эпиграфические документы. В первую очередь это надписи из Лабраунды в Карии – царские письма Филиппа V жителям Миласы и стратегу Олимпиху – в которых упоминаются решения «отца» царя (таковым мог быть только Антигон Досон, совершивший ок. 227 г. экспедицию в Карию)151. Видимо, именно Досон упоминается без имени, как «отец» и в письме Филиппа V, найденном в Амфиполе (SEG XXVII. 245; XXXIII.

499)152.

Таким образом, именно ситуация с тем, что даже в официальной македонской традиции Филипп V фигурировал как сын двух отцов, супругой настов, оказавших помощь Родосу, Полибием упоминается жена только Антигона Досона.

Полибий (IV. 2. 5) отмечает, что Филипп V был родным ( ) сыном Деметрия II.

Ср.: Le Bohec S. Antigone. P. 330.

В подавляющем большинстве случаев в эпиграфических источниках Филипп V фигурирует именно как «сын Деметрия»; например: EKM I. 17 (Бероя); IG X 2 1. 25 (Фессалоника); IG IV. 427 (Сикион); IG IV.2 590, 1–2 (Эпидавр); SEG XXXVIII. 603, 15 (Дий); Syll.3 573–575 (Делос); Lindos II. 2, 128–129 (Линд); Hatzopoulos M.B. Macedonian Institutions under the Kings. Vol. 2. Epigraphic Appendix. Athens, 1996. P. 48–49. № 27–28 (Пелла); 53. № 34 (Самофракия).

Цитаты из надписей и комментарий: Le Bohec S. Antigone. P. 329–330.

Hatzopoulos M.B. Macedonian Institutions under the Kings. Vol. 1. Athens, 1996. P. 404;

Piejko F. A Letter of Philip V to Amphipolis // ZPE. Bd. 50. 1983. P. 225–226. Что весьма интересно, надписи, в которых Антигон Досон фигурирует как «отец» Филиппа V, относятся к первым годам его царствования (3-й год в письмах Олимпиху и в Амфиполь), т.е. к тому времени, когда политическое наследие Досона, в том числе и его относительно частные решения (которые и упоминаются в этих документах), были еще весьма актуальны.

второго из которых – Досона - действительно была Хрисеида, могла привести к тому, что именно эту женщину в достаточно поздних источниках стали называть матерью Филиппа, даже если она ей и не была или же стала таковой лишь после усыновления ею мальчика.

Филипп при жизни Антигона Досона не носил царский титул, но литературные источники (Euseb. Chron. I. 237–238 Schoene; Paus. VI.16.3), а также, что особенно важно, надпись из Деметриады однозначно указывают на то, что Филипп позиционировался Досоном и воспринимался окружающими именно как его преемник (SEG XII. 308 = ISE II.

106:

[] ).

*** Антигон Досон получил тяжелое наследие. Незадолго до смерти Деметрия II македоняне были разгромлены дарданами. Со смертью царя весной 229 г. до н.э. одноименная с ним война в Греции не завершилась, фактически превратившись в этоло-македонский конфликт. Неудачи македонской внешней политики продолжались, и вскоре после смерти Деметрия еще несколько пелопоннеских тиранов, оставшихся без поддержки со стороны Антигонидов, испытывая сильное давление со стороны ахейцев, были вынуждены присоединить свои города к Ахейскому союзу 153. В это же время македонский стратег в Аттике Диоген, получив от афинян и Арата 150 талантов, вывел царские гарнизоны из Пирея, Мунихии, Саламина и Рамнунта154. Этот шаг Диогена ярко иллюстрирует обстановку весны – лета 229 г. до н.э., когда Македония, не имея сил отстаивать свои интересы в средней и южной Греции, стояла на грани внешнеполитической катастроЭто были Аристомах в Аргосе, Ксенон в Гермионе и Клеоним во Флиунте (Polyb. II.

44. 2).

Paus. II. 8. 5; Plut. Arat. 34; Хабихт Х. Афины. История города в эллинистическую эпоху. М., 1999. С. 172. Для Диогена был учрежден культ в рамках которого он получил эпитет Эвергет (Благодетель): Oikonomides A.N. The Cult of Diogenes «Euergetes» in Ancient Athens // ZPE. Bd. 45. 1982. P. 118–120.

фы. На южных македонских границах ситуация усугубилась еще и тем, что Этолийский союз, видимо, в первые месяцы после смерти Деметрия II захватил часть фессалийских территорий (Гестиэтиду, Фессалиотиду и Фтиотидскую Ахайю), получив прямой выход к Пагасейскому заливу 155.

Отсюда этолийцы уже могли угрожать Деметриаде, форпосту Македонии в Фессалии.

На фоне всех этих событий, в критической для государства обстановке, македонский трон наследовал девятилетний сын Деметрия II Филипп V. В связи с юным возрастом нового царя встал вопрос о назначении регента, который смог бы эффективно управлять государством в сложившейся тяжелой обстановке. Можно обратить внимание на то, что в это время в Македонии имела место ситуация, весьма схожая с положением дел в 359 г. до н.э., когда после гибели царя Пердикки III (365–359 гг. до н.э.) в битве с иллирийцами опекуном его малолетнего наследника Аминты IV стал младший брат погибшего царя – впоследствии знаменитый Филипп II (Iust. VII. 5. 9). Так и после смерти Деметрия II один из царских родственников, Антигон, стал регентом при малолетнем Филиппе V, получив полномочия опекуна и стратега, но вскоре приняв царский титул.

Впрочем, права Филиппа V как престолонаследника были особо оговорены.

Первой задачей, которую предстояло решить Антигону Досону, был разгром дарданов. Именно в связи с продолжением борьбы против них Досон был вынужден признать захват Этолией Гестиэтиды, Фессалиотиды и Фтиотидской Ахайи156. Этот шаг позволил ему перебросить войска из Фессалии на север государства, завершив войну на два фронта. Видимо, еще до наступления осени 229 г. до н.э. Антигону Досону удалось разгромить Fine J.V.A. The Problem of Macedonian Holdings in Epirus and Thessaly in 221 B.C. // TAPhA. Vol. 63. 1932. P. 134, 147.

Fine J.V.A. Op. cit. P. 134.

дарданов и вытеснить их из Македонии (Iust. XXVIII. 3. 14). На некоторое время угроза варварских вторжений с севера была ликвидирована.

Разбив дарданов, Антигон смог возобновить боевые действия против этолийцев. Признав примерно за год до этого аннексию ими трех фессалийских областей, Досон, вынужденный к этому существовавшей тогда угрозой с севера, видимо, весной 228 г. до н.э. решил положить конец могуществу Этолийского союза вблизи южных границ Македонии. Союзником этолийцев в «войне с Антигоном» выступал египетский царь Птолемей III Эвергет (Pap. Haun. 6)157. Впрочем, прямую военную помощь Египет явно не оказывал; очевидно, это была лишь финансовая поддержка.

Антигон вторгся в Фессалию и нанес тяжелое поражение этолийцам (Front. Strat. II. 6, 5; Trog. Prol. XXVIII). Описанный Фронтином разгром «царем Антигоном» этолийской армии, несомненно, относится к войне 228 г. до н.э., т.к. при Антигоне Гонате в отношениях между Македонией и Этолийским союзом сохранялась если, конечно, и не дружба, то нейтралитет. В результате фессалийской кампании Гестиэтида и Фессалиотида вновь были вновь присоединены к царству Антигонидов 158. Фтиотидская Ахайя была возвращена под контроль Македонии уже только при Филиппе V в 217 г. до н.э.159 Разгромив этолийцев в Фессалии, Антигон Досон двинулся дальше на юг и совершил кратковременное вторжение в Дориду и Фокиду - области, уже непосредственно входившие в Этолийский союз. Возможно, что ожидалось даже нападение македонян на Дельфы, куда «на подмогу» отправились юноши из Китиния, чем воспользовался Антигон, разрушивший стены города, ранее уже пострадавшие от землетрясения, и сжегший дома (SEG XXXVIII. 1476d, 93–99). Однако завоевательная политика в тот моSchwartz J. Athnes et l’Etolie dans la politique lagide ( la lumire du P. Haun. 6) // ZPE.

Bd. 30. 1978. P. 97–98; Habicht Chr. Bemerkungen zum Pap. Haun. 6 // ZPE. Bd. 39. 1980.

S. 1–2.

Fine J.V.A. Op. cit. P. 141, 143, 146, 148, 155.

Fine J.V.A. Op. cit. P. 155.

мент не отвечала интересам Македонии, еще незадолго до этого стоявшей на грани военной катастрофы, и македонские войска вернулись домой.

Первые успехи Досона в 229–228 гг. до н.э., несомненно, должны были поднять его авторитет среди македонян, однако известно о мятеже против Антигона, рассказ о котором сохранился только у Юстина (XXVIII.

3. 11–16). Согласно римскому автору, Антигон был осажден во дворце, откуда он вышел и обратился к мятежникам, сняв перед этим диадему. Неизвестно, где и когда имели место эти события. В правления Антигонидов царскими резиденциями, где раскопаны дворцы, были Пелла, Эги и Деметриада. Однако укреплен был лишь дворец в Деметриаде, что косвенно можно соотнести с тем, что, согласно Юстину, Антигон был осажден во дворце. Впрочем, археологи считают, что дворец в Деметриаде обрел фортификацию лишь при Филиппе V160.

Причина мятежа против Антигона неизвестна. Было бы соблазнительным связать его с принятием Досоном царского титула, но судя по информации Юстина, на тот момент у Антигона уже была диадема. В речи перед бунтовщиками Антигон Досон перечислил свои успехи: он говорил о победе в борьбе против дарданов, об усмирении фессалийцев и отложившихся союзников (Iust. XXVIII. 3. 14). Это свидетельствует о том, что мятеж вряд ли имел место ранее 228 г. до н.э. Так или иначе, мятеж против Антигона не имел серьезных последствий; казнив зачинщиков, Досон успешно правил до своей смерти.

*** Из сообщения Полибия известно о том, что в начале своего правления Антигон Досон примкнул к антиахейскому пакту этолийцев и лакедеNielsen I. Hellenistic Palaces. Tradition and Renewal. Aarhus, 1994. P. 93–94.

монян (Polyb. II. 45. 1–5)161. Наиболее полные аргументы в поддержку версии Полибия привел Р. Де Лэ. Он считает, что этот союз действительно имел место с весны 229 г. до н.э., и примерно до 228 г. до н.э., когда Антигон Досон начал боевые действия против этолийцев в Фессалии. 162 Однако значительная часть исследователей склонна отрицать историческую достоверность этого сообщения Полибия163.

Возможность существования антиахейского пакта очень маловероятна, даже если исключить из него Македонию, которая в 229–228 гг. до н.э., как представляется, просто не могла в нем участвовать. Весной 229 г.

до н.э. Антигон Досон должен был в первую очередь возобновить борьбу против дарданов. Нет никаких оснований предполагать, что македонский правитель в той критической для государства обстановке мог думать о перспективах раздела Ахейского союза вместе с этолийцами, с которыми он находился в состоянии войны, и спартанцами. Как видно из всех последующих событий, именно против этолийцев, составлявших после разгрома дарданов наибольшую угрозу для Македонии, а не ахейцев, развернул в 228 г. до н.э. боевые действия Досон. Таким образом, единственным соглашением между Македонией и Этолийским союзом весной 229 г. до н.э.

могло быть подписание только перемирия, или, возможно, двухстороннего мирного договора. Возможность этоло-спартанского сближения в это время также представляется маловероятной 164.

О точках зрения на эту проблему подробнее см.: Сизов С.К. Тайная дипломатия в годы Клеоменовой войны // Из истории античного общества. Горький, 1988. С. 69.

Прим. 1–4.

De Laix R.A. Polybius’ Credibility and the Triple Alliance of 230/229 B.C. // CSCA. 1969.

V. 2. P. 82-83.

См., например: Klatt M. Forschungen zur Geschichte des Achaischen Bundes. Berlin,

1877. S. 40–45; Fine J.V.A. The Background of the Social War of 220–217 B.C. // AJPh. Vol.

61.2. 1940. P. 134–135; Сизов С.К. Ахейский союз. М., 1989. С. 96, 103; Он же. Тайная дипломатия. С. 63, 64, 69.

Еще в 220 г. до н.э. действовал этоло-ахейский договор 239 г. до н.э. (Polyb. IV. 7. 4;

IV. 15. 2), а весной 229 г. до н.э. ахейцы и этолийцы провели совместную морскую оп ерацию в Адриатике (Polyb. II. 9. 8–9). О причинах, заставивших Полибия, судя по всему, придумать этот «тройственный альянс», см.: Сизов С.К. Тайная дипломатия. С. 64– 69.

*** Ок. 227 г. до н.э.165 на Родосе произошло сильное землетрясение 166 разрушившее стены города, верфи, а также статую Гелиоса – знаменитого колосса, возведенного по обету, данному во время осады города Антигонидом Деметрием Полиоркетом.

Родосцы обратились за помощью ко многим государствам. Среди правителей, оказавших помощь Родосу, были и Антигон Досон, а также его жена Хрисеида: «Антигон дал им десять тысяч кольев длиною от восьми до шестнадцати локтей на сваи, пять тысяч семилоктевых балок, три тысячи талантов железа, тысячу талантов смолы и тысячу метретов смолы в сыром виде, сверх того обещал сто талантов серебра.

Супруга его Хрисеида подарила сто тысяч артаб хлеба, три тысячи талантов свинца» (Polyb. V. 89. 6–7. Пер. Ф.Г. Мищенко). Подобная акция имела важное пропагандистское значение.

Также стоит отметить, что дарения Родосу свидетельствуют о стабильности македонской экономики и благополучии царской казны. С другой стороны, возможно, что Досон не учредил собственную серию тетрадрахм. Тип тетрадрахм, чеканившихся от имени «царя Антигона» с изображениями Посейдона (аверс) и Аполлона, сидящего на носу боевого корабля (реверс), который часто связывают с Досоном 167, мог относиться к концу царствования Антигона Гоната (впрочем, при Досоне могли продолжать чеканиться как тетрадрахмы этого типа, так и появиться серебряные драхО датировке землетрясения на Родосе и дарений его жителям, сделанных различными эллинистическими царями и династами см.: Walbank F.W. A Historical Commentary.

P. 616.

Cейсмическая активность в это время затронула и Балканы. В надписи SEG XXXVIII. 1476d (стк. 93–99) упоминается разрушение в результате землетрясения стен города Китиний в Дориде где-то в начале 220-х гг., что помогло Досону захватить город (см. выше).

Mrkholm O. Early Hellenistic Coinage. Cambr., 1991. P. 135; Le Bohec S. Antigone. P.

54–55.

мы с изображением Посейдона на аверсе и Афины Алкидемы на реверсе)168.

Возможно, что помощь Родосу была связана и с интересом Досона к сопредельному региону, Карии. Согласно информации, сохранившейся в оглавлениях к труду Помпея Трога, Антигон Досон «подчинил Карию», область на юго-западе Малой Азии169. Плавание Досона в Азию упоминает Полибий (Polyb. XX. 5. 7). Важную информацию о политике Досона в Карии дали несколько надписей из Лабраунды.

Точная датировка экспедиции Досона в Азию затруднительна. Очевидно, что она имело место не раньше 228 г. до н.э., когда царю удалось обезопасить Македонию, и до 226 г. до н.э., т.к. позднее главным направлением внешней политики Досона стал Пелопоннес.

Неясны и цели плавания Досона в Карию. Судя по всему, эта акция не была напрямую направлена против Птолемеев, Селевкидов или Атталидов. Сама Кария в это время не входила целиком ни в одну из эллинистических держав. Однако интересно предположение К. Эрхардта, что македонский царь был приглашен Олимпихом, бывшим селевкидским стратегом, который к тому времени стал независимым династом 170. Связи Антигонидов с Олимпихом фиксируются до конца III в. до н.э.

Македонский флот, базировавшийся, вероятно, в Деметриаде, вышел в море и из Пагасейского залива через пролив Эврип направился к берегам Аттики. Из сообщения Полибия известно, что в районе Лоримны в водах между Эвбеей и Беотией часть македонских судов во время отлива села на мель, при этом флоту Антигона угрожала конница Беотийского союза. Однако ее командир Неон не атаковал македонского царя, что явно было Panagopoulou K. The Antigonids: Patterns of a Royal Economy // Hellenistic Economies.

London – New York, 2001. P. 244–245, 263.

Trog. Prol. XXVIII.

Ehrhardt C.T.H.R. Studies in the Reigns of Demetrius II and Antigonus Doson. Diss.

S.U.N.Y. Vol. 1. Buffalo, 1975. P. 244–245.

следствием связей между семьей Неона и династией Антигонидов (Polyb.

XX. 5. 7–11). Преодолев трудности, македонский флот направился в Азию.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«ЩЕРБАКОВ АНДРЕЙ БОРИСОВИЧ Договоры комиссии и агентирования: сравнительно-правовое исследование, соотношение с договором поручения Специальность 12. 00. 03 гражданское право; предпринимательское право;...»

«© 1999 г. М.И. БЕЗАЕВ ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ О КРИМИНОГЕННОЙ ОБСТАНОВКЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ БЕЗАЕВ Михаил Иванович старший научный сотрудник Волжского отдела ВНИИ МВД России. Происходящие в стране пере...»

«Кристина Александровна Кулагина Панкреатит – предупреждение, диагностика и лечение традиционными и нетрадиционными методами Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=300532 Панкреатит – предуп...»

«Виктория Самойловна Токарева Муля, кого ты привез? (сборник) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8970300 Муля, кого ты привез? : Рассказы: Азбука, Азбука-Аттикус; Санкт-Петербург; 2015 ISBN 978-5-389-09609-7 Аннотаци...»

«Наталья Георгиевна Замятина Кухня Робинзона. Рецепты блюд из дикорастущих растений и цветов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6060199 Кухня Робинзона. Рецепты блюд из дикорастущих растений и цветов / Н.Г. Замятина; [ил. Н.Г. Замятиной].: Центрполиграф; Мо...»

«12. Тимашев Н.С. Развитие социологии права и ее сфера // Беккер Г., Босков А. Современная социологическая теория в ее преемственности и изменении. М., 1961. С. 488-489.13. Тимашев Н.С. Советское право в американском освещении // Новый журнал. Нью-Йорк, 1951. Кн. XXVI. С. 294-295, 302 (курсив наш).14. Полторацкий Н....»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2000 • № 1 В ОНС № 5 за 1999 год была опубликована статья профессора И.Л. Петрухина Право на жизнь и смертная казнь. В ней акцент сделан на защите права на жизнь; приводятся данные, свиде...»

«Теодор Шварц Большая книга тайных знаний. Нумерология. Графология. Хиромантия. Астрология. Гадания Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=422942 Большая книга тайных знаний. Нумероло...»

«Джей Папазан Гэри Келлер Хочу. совершить прорыв! Удивительно простой закон феноменального успеха Серия «Выбор редакции. Время действовать!» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10215295...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КРЫМ О стратегическом планировании в Республике Крым Принят Государственным Советом Республики Крым 20 мая 2015 года Глава 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Статья 1. Предмет регулирования настояще...»

«Жан-Мишель Кинодо Читая Фрейда. Изучение трудов Фрейда в хронологической перспективе Серия «Библиотека психоанализа» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9367620 Читая Фр...»

«ЗАКОН РЕСПУБЛИКИ КРЫМ Об административных правонарушениях в Республике Крым Принят Государственным Советом Республики Крым 17 июня 2015 года Настоящий Закон в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Кодексом Российской Федерации об адми...»

«Владимир Александрович Спивак Управление персоналом для менеджеров: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2860085 Управление персоналом для...»

«Эд Уит Гей Уит Предназначено для отрады. Тайна, открытая двоим Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=2447475 Предназначено для отрады: Тайна, открытая двоим : Мирт; СПб; 2004 ISBN 5-88869-174-7 Аннотация Книга ра...»

«Дело Совтрансавто-Холдинг против Украины ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА РЕШЕНИЕ 25.07.2002 Дело Совтрансавто-Холдинг против Украины Заявление N 48553/99 (Неофициальный перевод с французского языка. Публикуется с сокращениями) Принимая во внимание вмешательство органов...»

«К 60-летию В.В. Витрянского Исследовательский центр частного права имени С.С. Алексеева при Президенте Российской Федерации О договорах Сборник статей к юбилею В.В. Витрянского УДК 347.44 ББК 67.404.201 О 11 Составитель – доктор юридических наук, магистр частного права, профессор Рос...»

«Институт Государственного управления, Главный редактор д.э.н., профессор К.А. Кирсанов тел. для справок: +7 (925) 853-04-57 (с 1100 – до 1800) права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Интернет-журнал...»

«Маргарита Александровна Шевченко Психологические цветовые и рисуночные тесты для взрослых и детей Серия «Реальная психология» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10423381 Психологические цвето...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ СТАТИСТИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ ГАРАНТИРУЕТСЯ ПОЛУЧАТЕЛЕМ ИНФОРМАЦИИ Нарушение порядка представления статистической информации, а равно представление недостоверной статистической информации влечет ответственность, уста...»

«#25 |12-26 декабря 2016 года Проект федерального закона № 1009061-6 принят Госдумой РФ в третьем чтении 21.12.2016 Одобрен Советом Федерации 23.12.2016 ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельн...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.