WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Коллектив авторов Защита детей от жестокого обращения Текст предоставлен правообладателем Защита детей от ...»

Коллектив авторов

Защита детей от жестокого обращения

Текст предоставлен правообладателем

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11104315

Защита детей от жестокого обращения / Под ред. Е. Н. Волковой.: Питер; Санкт-Петербург;

ISBN 978-5-91180-151-5

Аннотация

В книге впервые в России представлен концептуально обоснованный, обобщенный,

структурированный материал о состоянии и перспективах развития системы защиты

детей от насилия и жестокого обращения, основанный на научно-исследовательской и практической деятельности коллектива авторов. Представленные в книге материалы необходимы различным специалистам: практическим психологам, педагогам, социальным педагогам, педиатрам, инспекторам по делам несовершеннолетних, сотрудникам КДН и всем, кто работает с семьей и детьми.

Как учебное пособие книга ориентирована на студентов гуманитарных вузов, обучающихся по специальностям «Психология», «Социальная педагогика», «Педагогика», магистров и аспирантов.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Содержание Предисловие 5 Часть 1 9 Глава 1 9 Глава 2 14 Глава 3 17 Глава 4 22 Глава 5 26 Литература 30 Часть 2 31 Глава 1 31

1.1. Общие представления о физическом насилии над 31 детьми

1.2. Индикаторы физического насилия над ребенком 33 Конец ознакомительного фрагмента. 36. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Защита детей от жестокого обращения Под редакцией Е. Н. Волковой



Авторский коллектив:

Е. Н. Волкова, Т. Н. Балашова, В. В. Волков, О. В. Глуздова, О. М. Исаева, О. В. Ладыкова, Л. Б. Морозова, И. А. Серегина. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Предисловие Истинная духовная гигиена заключается в том, чтобы не погружаться в мир зла, а сосредоточиться на добре, на видении света… Любовь есть утверждение жизни.

Н. Бердяев Эта книга посвящена чрезвычайно важной и в научном, и в практическом отношении проблеме воспитания человека как человека. Несомненным ее достоинством является гуманистический пафос, реализованный в практической работе.

Помните, у A. M. Горького в рассказе «Рождение человека» есть пронзительные строки: «Новый житель земли русской, человек неизвестной судьбы, лежа на руках у меня, солидно сопел». И эта судьба в значительной степени определяется той культурной средой, которая с момента рождения окружает ребенка.

Каждый родившийся ребенок по своему социальному и природному предназначению является продолжателем рода человеческого и его деяний. Появившийся на свет человек одарен природой и социумом возможностью индивидуального развития в социальном и культурном контексте эпохи. Основной характеристикой такого контекста является сформулированное Л. С. Выготским понятие социальной ситуации развития. Ее основу, как известно, составляет переживание ребенком среды своего обитания и себя в этой среде. Если эти переживания позитивны, среда обладает развивающим эффектом и в ней возможна реализация и укрепление психического и психологического здоровья ребенка.

Мы знаем, что, помимо потребностей в еде, тепле, заботе, человеку присущи три великие базовые потребности:

в познании того мира, куда он попал;

в любви и установлении контактов с людьми, его окружающими;

в понимании самого себя и своего места в обществе людей и мире природы, культуры, созидания и творчества.

Иными словами, это потребности стать человеком, реализовать себя как человека. И все, что препятствует удовлетворению этих потребностей, есть насилие, в результате чего возникают депривации различного рода, которые ведут к нарушению психического и общего здоровья ребенка (страхи, неуверенность, агрессивность, забитость и пр.), тормозят, искажают путь становления человеческой личности.

Ребенок в общении со взрослыми и под их постоянным руководством и влиянием постепенно овладевает разнообразными видами деятельности, отношений, способами поведения, приобретает жизненный опыт той или иной ценностно-эмоциональной направленности, учится быть человеком.

Ф. М. Достоевский очень тонко заметил:

«Любопытно проследить, как самые сложные понятия прививаются к ребенку совсем незаметно, и он, еще не умея связать двух мыслей, великолепно иногда понимает самые глубокие жизненные вещи» (Дневник писателя. – СПб, 1999. – С. 19).

Поэтому так важно, какие взрослые окружают ребенка, прежде всего в его семье, а также в детском саду, школе, в обществе в целом.

К сожалению, мы являемся свидетелями беспрецедентного роста насилия в наше как будто бы цивилизованное время. При этом рост насилия идет рука об руку с падением культуры.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Кардинальные и стремительные изменения в политической, социальной, экономической, духовной жизни нашего общества, социальная и экономическая нестабильность приводят к увеличению конфликтности, напряженности, неуверенности и озлобленности людей, их агрессивности, которые проявляются на всех уровнях социальной жизни. Они проявляются как в обществе в целом, так и в любом отдельном учреждении (в том числе образовательном – от детского сада до школы и вуза), в отдельной семье.

Все это служит благодатной почвой для развития самых разных форм насилия, которое становится определяющей характеристикой реальности современного общества России. По В. Далю, насилие – это принуждение, неволя, действие стеснительное, обидное, незаконное. Цель насилия – господство и контроль путем оскорбления, запугивания, шантажа и др.

Насилие, по сути дела, прямо отождествляется со злом вообще (все формы физического, психологического, экономического подавления) и провоцирует ложь, ненависть, лицемерие и пр. Самое страшное при этом, что в пучину насилия все в большей мере вовлекается молодое поколение страны.

Многие дети и подростки постоянно живут и растут в контексте негативных социальных, психологических, экономических явлений, их окружающих. Сейчас много детей-сирот, детей, лишенных попечения родителей, ставших в силу обстоятельств безнадзорными, детей из неблагополучных семей с низким уровнем культуры, экономической обеспеченности, с аморальной или криминальной атмосферой и пр. У многих детей и подростков глубокая неудовлетворенность потребности в личностном общении с взрослыми, обида на их безразличие, непонимание. Это ведет к развитию повышенной тревожности, чувства неуверенности в себе, неустойчивой самооценке, к сложностям в становлении личности, к предрасположенности к асоциальным действиям, осложняет нормальное протекание процессов социализации и индивидуализации. Получив богатейший дар развития от природы и социума, многие дети находятся в «зоне риска», они рискуют не стать личностями, индивидуальностями. В «зону риска» загоняют ребенка взрослые, которые не выполняют своих обязанностей по отношению к детям. Поэтому защита детей и подростков от разных негативных явлений современной жизни – приоритетная задача общества, обязанность всех взрослых, составляющих это общество.

Авторы знают о насилии не только по литературным источникам, статистическим справкам и житейским наблюдениям: они много лет занимаются решением этой проблемы и как организаторы, и как практики. При этом работают не только в большом городе, но и в районных центрах, в отдаленных поселках. Хорошо знают жизнь современных детей и жизнь тех взрослых, в общении с которыми растут и взрослеют дети.

Книга не случайно имеет подзаголовок – рабочая книга, это не просто дань модному в наши дни названию. Книга предоставляет всем заинтересованным в этом лицам необходимые материалы для практической работы как по предупреждению насилия, жестокого обращения с детьми, так и по оказанию помощи детям, подвергнутым или подвергаемым насилию. Каждая страница книги насыщена конкретным глубоким содержанием, требует внимания и размышлений. Отмечу несколько моментов, наиболее значимых, пожалуй, для понимания проблемы организации системы защиты детей и подростков от насилия.

1. В книге впервые в таком полном объеме скрупулезно представлены все документы, составляющие основу современной законодательной базы и нормативно-правового обеспечения системы защиты детей от насилия и жестокого обращения в России. Авторы подробно анализируют и содержательно интерпретируют систему правовых норм, регулирующих вопросы защиты прав ребенка в нашей стране, знакомят читателя с опытом организации и правового обеспечения защиты детей от насилия в других странах.





2. Здесь представлен глубокий анализ самих понятий «насилие», «жестокое обращение с детьми». Авторами подробно описаны такие виды насилия, как физическое, сексуальное,. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

эмоциональное, социальное. Вскрыты причины и источники возникновения насилия в контексте медицинского (психиатрического), психологического, социологического подходов к их пониманию.

3. Пожалуй, впервые так содержательно определены факторы риска применения насилия к ребенку, подробно описаны признаки и последствия пережитого ребенком насилия или жестокого обращения с ним. Раскрыта психологическая сущность такого страшного социального явления как массовые беспризорность и бродяжничество, которые являются следствием пренебрежения нуждами детей и подростков, жестокого обращения с ними. Убедительно показано негативное влияние насилия не только на ребенка, его пережившего, но и на ребенка, ставшего свидетелем жестокого обращения с другими людьми: как с детьми, так и со взрослыми, как дома, так и в детском саду, в школе, на улице, на экране телевизора и пр.

Иными словами, показано, что любая ситуация насилия, в которой оказывается ребенок (объект ли он или свидетель насилия), носит негативный характер, тормозит или искажает развитие его еще только-только формирующейся личности, является причиной многих психологических и социально-психологических проблем, которые могут сопровождать человека всю жизнь. Вовлеченность ребенка в той или иной форме в ситуацию насилия приводит к развитию таких психологических свойств личности, как, с одной стороны, хамство

– грубость, хулиганство, неумение вести себя, неуважение и оскорбление другого человека, и, с другой стороны, лакейство – подхалимство, лицемерие, раболепствование. Ю. М. Лотман рассматривал эти свойства как стороны одной медали. Он считал, что это симптомы социально-психологической болезни. За этими симптомами, писал он, скрывается психология человека, которого унижали, который поэтому сам себя не уважает и стремится компенсировать свое внутреннее неуважение унижением других людей или рабским подчинением другому.

4. Проблемная область феномена насилия в этой книге представлена как область взаимообусловленного научного и практического знания о различных видах, истоках и проявлениях насилия. Эта область находится на перекрестке многих наук и практик, прежде всего, психологии, педагогики, социологии, этнографии, юриспруденции, криминологии.

Авторы четко понимают проблему защиты детей от насилия как проблему междисциплинарную и доказывают, что для эффективного обучения специалистов, работающих с детьми, необходимо не просто специальное обучение, важно, чтобы это обучение носило междисциплинарный характер. Они справедливо утверждают, что решение проблемы жестокого обращения с детьми возможно только при организации совместной, серьезной и целенаправленной работы профессионалов разных специальностей, знающих и понимающих суть и специфику этой проблемы и готовых к взаимодействию, к освоению новых междисциплинарных технологий работы, к принятию совместных решений.

5. На основе глубокого изучения современной социально-психологической литературы и социально-психологической практики в книге раскрывается научная сущность феномена «междисциплинарная команда специалистов», рассматриваются модели таких команд, принципы и этапы их создания, анализируется эффективность их деятельности как в нашей стране, так и за рубежом.

Авторами разработан алгоритм создания и управления междисциплинарной командой специалистов, работающих в области предотвращения насилия и жестокого обращения с детьми. Этот алгоритм здесь подробно описан, он представляет собой реальное руководство по подготовке специалистов к работе в парадигме междисциплинарного взаимодействия и осуществлению ими совместной деятельности в направлении решения обсуждаемых проблем.

6. И конечно, большую научную и практическую ценность имеют представленные в книге программы профилактики и реабилитации. Специалисты междисциплинарКоллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

ной команды по профилактике насилия получают апробированные программы для работы с детьми, подростками, юношами, родителями, воспитателями, студентами. Каждая программа подробно описана: сформулированы ее цели, определены условия реализации, даны подробные рекомендации по использованию.

7. Авторы обращают серьезное внимание на то обстоятельство, что создание системы защиты детей от насилия (особенно на региональном и федеральном уровнях) требует не только определения содержательной и методической работы системы, но и тщательной разработки механизмов управления этой системой.

Справедливо отмечается, что у реально существующей в настоящее время сети ведомств, занимающихся решением проблемы насилия, отсутствует межведомственное взаимодействие, нет спланированной стратегии в координации работы данных ведомств. Все это снижает эффективность работы многих сотрудников, учреждений и, главное, не решает вопроса помощи детям, попавшим в неблагоприятную ситуацию своего существования.

Размышление над содержанием книги приводит к еще одному важному выводу. Искать пути решения проблемы насилия следует не только на уровне междисциплинарных связей педагогики, психологии, социологии и других наук, но и на уровне современного взаимодействия различных наук и форм общественного сознания, таких, как культура, искусство, мораль, религия, право. Современный уровень практики требует работы в межпредметном поле. Необходимо повышать уровень психологической и правовой культуры у всех специалистов, работающих над проблемой, воспитателей, учителей, родителей, студентов.

Материал, представленный в этой книге, весьма актуален. Он акцентирует наше внимание на глобальной проблеме – ответственности общества за молодое поколение, и через свое содержание вносит весомый вклад в решение этой проблемы.

Чтение этой книги закономерно приводит к вопросу: не теряет ли наше общество способности обеспечить всем детям стартовые возможности стать человеком?

Авторы напоминают, что становление российского гражданского общества начинается с гражданского становления ребенка. Поэтому государству выгодно обеспечить защиту детей от несправедливости, оскорблений, унижающих человеческое достоинство, от всех форм эксплуатации и насилия над личностью. Хочется надеяться, что так оно и будет, причем в недалеком будущем.

И. В. Дубровина доктор психологических наук, профессор. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

–  –  –

Глава 1 Исторические аспекты проблемы насилия и жестокого обращения В последние десятилетия разрушался один из наиболее устойчивых мифов о том, что дети – это единственный привилегированный класс в нашем обществе, охраняемый и оберегаемый государством и обществом. Еще совсем недавно считалось, что случаи жестокого обращения с детьми в нашей стране встречаются редко и связаны с психическим заболеванием или алкоголизмом родителей, их нравственной неразвитостью или моральной дефектностью. В силу, прежде всего, идеологических и ряда других причин проблема насилия над детьми до недавнего времени была закрыта для обсуждения. Сейчас мы начинаем пожинать плоды такого подхода и осознавать масштабы и серьезность этой проблемы. Уже ни для кого не секрет, что ребенок может столкнуться с насильственными действиями в любое время и в любой ситуации: в школе, на отдыхе, в общественном месте. Даже семья не является здесь исключением, несмотря на то, что данный социальный институт призван обеспечивать безопасность, которая является необходимым фактором для нормального развития ребенка.

Сегодня мы можем утверждать, что насилие – определяющая характеристика общественной реальности в России. Речь идет не только о теперь уже постоянных «горячих точках», где гибнут люди, тема насилия становится центральной для средств массовой информации, для обыденного общения и обращения с детьми. Оно незаметно поселилось в наших семьях, проявляясь в самых разных формах (от угрожающих интонаций до бесконтрольных действий), оно прокралось в школы и детские сады, заполнило улицы.

Однако было бы несправедливо полагать, что насилие над детьми – современная проблема, характерная только для нашей страны. К сожалению, жестокое отношение к детям пронизывает всю историю развития человечества, тенденция роста насильственных действий в отношении детей отмечается сегодня во всем мире.

Американский историк Ллойд Демоз в своей работе «Психоистория» приводит примеры того, что «история детства – это кошмар, от которого мы только теперь стали пробуждаться. Чем глубже в историю – тем больше у ребенка вероятность быть убитым, брошенным, избитым, терроризированным и сексуально оскорбленным» [7]. Дети, если им удавалось вырасти, воспроизводили механизмы взаимоотношений взрослых и детей, повторяя ужасы собственного детства.

Вплоть до IV века н. э. детоубийство не считалось нарушением правовых и моральных норм. Первобытные родители приносили собственных детей в жертву, сами съедали их.

Главнейшим «методом» воспитания была жестокость. За непослушание детей в античности швыряли в реку, в помойную яму, сажали в кувшин, чтобы уморить голодом, оставляли на обочине дороги. Ребенка, который не был безупречен по форме или размерам своего тела,. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

который слишком много или слишком мало кричал или просто был не нужен, как правило, убивали. Детей приносили в жертву, замуровывали в стены домов и городов.

Считается, что христианство принесло в историю человечества новое мировоззрение и новое отношение к детям. Умерщвление детей стало рассматриваться европейским законом как убийство в 374 году н. э. Церковь противодействовала детоубийству, считая недопустимой встречу их души с душами родителей – их убийц. Однако в христианской Европе в течение длительного времени сохранялось жестокое и пренебрежительное отношение к детям. Ребенка рассматривали как нежелательный результат половых связей: бремя греха и вины лежало на младенце. Детей избивали за малейшую провинность, чтобы изгнать дьявола, называя их «одержимыми». Заброшенность, телесные наказания детей и продажа их в рабство или крепостную зависимость известны в истории.

В XVI веке сохранялась торговля детьми, использование их в качестве залога исполнения политических или долговых обязательств. В России жестокое обращение с ребенком считалось вполне допустимым. М. В. Ломоносов описал процедуру домашнего крещения, на которой он присутствовал: «…большой каменный зал дома, где должно было произойти крещение, не отапливался сутки, а воду взяли прямо из колодца. ребенок кричал как резаный, из всех сил, прерываясь только в короткие промежутки, когда переводил дух после полного погружения. Он впал в бессознательное состояние, развились судороги и лихорадка.».

Во время крещения в проруби священники, бывало, роняли детей в воду. Матери при этом должны были ликовать, так как считалось, что при этом младенец попадал прямо на небеса [12].

Чтобы держать детей под контролем, чтобы «сделать их менее опрометчивыми и непослушными», часто прибегали к запугиванию. Перед детьми держали изображения ночных демонов и ведьм, всегда готовых их украсть, съесть и разорвать на куски.

Обычной практикой вплоть до ХХ века считалось воспитание и развитие ребенка не собственными родителями, а в семьях кормилицы или воспитателей. Известное воспитательное и, как считалось, прогрессивное учреждение для детей в XIX веке в России – Царскосельский Лицей – представляло собой закрытый интернат, где воспитывались мальчики с 6 лет, практически лишенные контактов с матерью и отцом. Насколько эмоционально тяжело было находиться в Лицее, можно только догадываться по ряду косвенных данных, таких, например, как попытки воспитанников к самоубийству.

В XVIII–XIX веках в Европе бедных детей отдавали в зависимость в работные дома. В романах Чарльза Диккенса описываются ужасные условия, в которых работали дети. Дети должны были работать наравне со взрослыми: 5-6-летние дети работали нередко по 14–16 часов в день. Хозяин использовал длинные, острые колья, чтобы маленькие полусонные работники не заснули.

Мнение, что младенцы и дети – всего лишь нечувствительная «движимость», которая не может реагировать на что-либо или помнить, сохранялась до начала XX века [4].

Считается, что в XX веке возникло иное отношение к детям, которые достойны лучших условий существования, заботы и всесторонней защиты со стороны каждого государства.

Однако действительность не оправдала этих надежд. Первая и Вторая мировые войны, гражданская война в России, социальные потрясения, голод, разруха – таковы главные вехи

XX века, повлекшие за собой:

огромное количество детей-сирот;

массовую беспризорность и безнадзорность;

еще более жестокое обращение с детьми.

Именно в начале XX века во многих странах стали предприниматься попытки к созданию действенной системы защиты детей от насилия и жестокого обращения. Основными. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

предпосылками создания такой системы явились организационные и правовые меры мирового сообщества, направленные на защиту права ребенка на полноценную жизнь.

В 1924 году Лига Наций принимает Женевскую декларацию, призывающую мужчин и женщин всего мира создавать для ребенка условия для его нормального духовного и физического развития.

В 1945 году Генеральная Ассамблея ООН создает Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ).

В 1948 году Генеральная Ассамблея ООН принимает Всеобщую декларацию прав человека, провозгласившую право на защиту семьи со стороны общества и государства и что дети имеют право на особую заботу и помощь.

В 1959 году Генеральная Ассамблея ООН принимает Декларацию прав ребенка, где предусматриваются наиболее важные принципы:

ребенок, ввиду его физической и умственной незрелости, нуждается в специальной охране и заботе, включая надлежащую правовую защиту, как до, так и после рождения;

равенство прав всех без исключения детей без различия или дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства, касающегося самого ребенка или его семьи;

ребенок имеет права гражданские (право на имя, гражданство, обязательное и бесплатное образование), а также на первоочередную помощь и защиту – особенно от небрежного отношения, жестокости и эксплуатации;

ребенок «…для полного и гармоничного развития его личности нуждается в любви и понимании. Он должен, когда это возможно, расти на попечении и под ответственностью своих родителей и во всяком случае в атмосфере любви и моральной и материальной обеспеченности». Малолетний ребенок не должен, кроме тех случаев, когда имеются исключительные обстоятельства, быть разлучаем со своей матерью;

на обществе и органах публичной власти должна лежать обязанность осуществления особой заботы о детях, не имеющих семьи, и о детях, не имеющих достаточных средств к существованию [6].

В 1989 году принята Конвенция ООН «О правах ребенка», ратифицированная Съездом народных депутатов СССР в 1990 году.

Конвенция занимает особое место в силу ряда причин:

во-первых, ее основные положения касаются общечеловеческих проблем. Не случайно ее называют «Великой хартией вольности для детей» или «Мировой Конституцией прав ребенка»;

во-вторых, она имеет особое значение для России – позволяет возродить понимание семьи как непреходящей ценности, а также изменить сложившееся веками патриархальное представление о подчиненном положении несовершеннолетнего в семье;

в-третьих, принципиальные положения Конвенции явились основой для разработки норм Семейного, Уголовного и Гражданского кодексов некоторых государств – членов ООН, в частности – России;

в-четвертых, юридическая техника составления норм Конвенции настолько гибка, что позволяет государству любого уровня развития, учитывая свои особенности и возможности, обеспечивать права каждого ребенка. Так, в 1996 году Конвенцию ратифицировали 90 % всех государств-членов ООН.

Первые научные исследования проблемы насилия появились в Европейском Средневековье. Теологи – Блаженный Августин, Фома Аквинский пытались разъяснить прихожанам, как необходимо использовать насилие, чтобы оно не расходилось с христианскими заповедями, при этом насилие, связанное с уничтожением еретиков (колдунов, демонов и пр.), таковым не считалось и было широко распространено в Европе в XIII–XVIII веках.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Из светских исследований насилия в позднем Средневековье можно назвать работы Н. Макиавелли, который признавал насилие как одно из важнейших средств для объединения разрозненной страны под властью одного правителя. Т. Гоббс считал, что, для того чтобы сохранить с таким трудом добытый мир и безопасность, ограничить эгоизм человеческого поведения, государь может и должен использовать все средства, в том числе и насилие.

Различные аспекты проблемы насилия рассматривались в работах Ч. Ломброзо, Р. КрафтЭббинга, Ф. Ницше, З. Фрейда, О. Бланки, М. Бакунина, К. Маркса, Ф. Энгельса и др. [4].

В 1920-х годах начала интенсивно развиваться детская психология, раскрывающая основные закономерности развития ребенка в норме и патологии. Российскими учеными, среди которых, несомненно, наиболее значительным считается Л. С. Выготский, было показано, что нормальное развитие ребенка связано с удовлетворением основных его потребностей в познании, общении и содержательной активности. Большое внимание в работах отечественных и зарубежных ученых уделялось изучению психолого-педагогических условий развития ребенка в семье, детском доме, школе, детском саду.

Основы современных научных представлений о проблеме насилия над детьми были заложены в 1961 году, когда на ежегодном собрании Американской академии педиатрии H.

Kempe провел всесторонний анализ синдрома избитого ребенка. В своей фундаментальной работе автор подробно представил педиатрические, психиатрические, рентгенологические и юридические аспекты проблемы и впервые привел сводные статистические данные о распространении насилия над детьми в США [18]. После того как была установлена природа так называемых необъяснимых повреждений у детей, к жестокому обращению были отнесены и другие виды насилия над детьми, в том числе: сексуальное, психологическое насилие и пренебрежение основными нуждами ребенка.

Во второй половине XX века на Западе сложилась самостоятельная научная дисциплина валейнсология, изучающая насилие, с отдельными направлениями: социологическим, психологическим, юридическим, международным.

В настоящее время в мировой литературе опубликованы статьи, монографии, руководства по тем разделам медицины, социологии, юриспруденции, которые отражают специфику проблемы насилия и жестокого обращения с ребенком. С 1970-х годов появились специальные научные исследования, посвященные изучению проблемы насилия и жестокого обращения с детьми. Эти исследования направлены на изучение состояния и причин насилия над детьми, разработку программ терапии, направленных на предотвращение насилия в семье, разработку и проведение программ помощи детям, пережившим психическую травму, детям с посттравматическим синдромом, разработку программ ранней профилактики насилия.

В современной зарубежной и отечественной литературе жестокое обращение рассматривается как одна из ведущих причин асоциального детства (С. А. Беличева, Е. Н. Волкова, Е.

М. Вроно, И. Н. Григович, В. Е. Дружинин, P. H. Клайберг, А. А. Реан, А. А. Северный, Б. Ю.

Шапиро, Т. И. Шульга, G. G. Conger, A. Guggenbuhl, R. Soonets, A. C. Huston, G. Kagan). Как определенные последствия различных видов насилия изучаются особенности детей, которые остаются вне семьи, беспризорных и безнадзорных детей (С. А. Беличева, А. В. Бабушкин, М. И. Буянов, А. Я. Варга, Н. В. Вострокнутов, Е. М. Вроно, С. Н. Ениколопов, И. В.

Дубровина, А. А. Реан, В. С. Собкин и др.), детей, имеющих недостатки в психическом и физическом развитии (Б. Л. Альтшуллер, Л. Ю. Данилова, Р. П. Дименштейн, Н. М. Иовчук, А. Л. Лихтар-ников, В. И. Лопатина, М. Роомелди, А. А. Северный, В. В. Стребиж, Н. Л.

Хананашвили, Т. И. Шульга и др.), детей с девиантным и делинквентным поведением (Б. Н.

Алмазов, Г. Беккер, К. Бэйли, Р. Джонсон, Э. Дюркгейм, Ж. Кетле, Л. Леви-Брюль, Г. Кайзер, Дж. Кауфман, Г. Кэплан, Р. К. Мертон, А. М. Прихожан, М. Раттер, Ф. Райс, А. А. Реан, А. Р.

Ратинов, Н. Н. Толстых, Д. И. Фельдштейн, Г. Фигдор, Д. Халаган) [12].

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

В настоящее время мировое сообщество признает проблему насилия, жесткого обращения и пренебрежения нуждами детей как одну из самых острых и актуальных проблем современного мира. Всемирная организация здравоохранения и Международное общество по предупреждению насилия над детьми и пренебрежения их нуждами (ISPCAN) объединяют усилия специалистов для безопасности создания действенной системы защиты детей.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Глава 2 Определение общих понятий

Говоря о насилии по отношению к детям, часто употребляют два основных понятия:

собственно насилие над детьми (англ. abuse – насилие, злоупотребление) и жестокое обращение с детьми (англ. maltreatment – плохой, недостаточный уход). Эти термины применяются в Х Международной классификации болезней и причин смерти, по которой кодируются документы лечебных учреждений в России.

В России нет единого подхода к определению понятий «насилие» и «жестокое обращение», более того, существует большое количество других понятий, используемых при описании одной и той же проблемы. Например, злоупотребление, принуждение, эксплуатация, синдром опасного обращения с детьми, управление и манипуляция их поведением. Имеется много ошибочных представлений, когда люди испытывают насилие и не считают это насилием, потому что воспринимают силу как норму. В большинстве случаев люди склонны относить к насилию лишь незначительную часть случаев, которые наносят ущерб здоровью человека, то есть попадают под действие уголовного кодекса.

Термин «жестокое обращение с детьми» как конкретное юридическое понятие впервые появился в Кодексе о браке и семье РСФСР в 1968 году. В нем жестокое обращение с детьми было включено в перечень оснований для лишения родительских прав, но содержание самого понятия не раскрывалось. Разъяснение этого понятия для семейного, но не уголовного права было дано в п. 14 постановления № 9 Пленума Верховного Суда СССР от 7 декабря 1979 года «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» и без существенных изменений воспроизведено через 20 лет в п. 11 постановления № 10 Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей». Из этих разъяснений следует, что под жестоким обращением с детьми понимаются такие насильственные действия, которые нарушают права ребенка, но еще не являются уголовно наказуемыми.

В 1996 году в Уголовный кодекс РФ была включена новая ст. 156, которая впервые предусматривала ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних, сопряженное с жестоким обращением. Однако отсутствие в этой статье четкого и однозначного определения, что есть жестокое обращение с несовершеннолетним с точки зрения уголовного права, затрудняет применение данной нормы на практике. Международные правовые акты не дают конкретного определения жестокого обращения с ребенком. Так, в ч. 1 ст. 19 Конвенции ООН о правах ребенка сказано, что государства-участники должны принять все необходимые меры, в том числе и законодательные, для защиты ребенка от всех форм физического и психического насилия, оскорбления или злоупотребления, грубого обращения или эксплуатации. Однако при этом не раскрывается содержание понятий «насилие», «злоупотребление», «оскорбление», «эксплуатация». Указанные понятия должны конкретизироваться в национальном законодательстве каждой страны с учетом ее традиций и культуры. Таким образом, отсутствие определения жестокого обращения с ребенком в российском уголовном законодательстве следует считать очевидным пробелом [12].

В самом общем виде под насилием понимают форму принуждения со стороны одной группы людей (одного человека) по отношению к другой группе (отдельному человеку) с целью приобретения или сохранения определенных выгод и привилегий, завоевания политического, экономического и любого другого господства [15]. «Насилие, – отмечает один из исследователей этого понятия Г. Н. Киреев, – особый тип отношений между людьми, слоКоллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

жившийся на базе противоположного отношения к природным, объективным условиям их существования, и, несмотря на то, что субъективный фактор опосредован и определен материальными отношениями, насилие существует там, тогда и постольку, где, когда и поскольку имеет место присвоение, подавление, подчинение воли субъекта, господство над ней» [11, с. 18].

Формы насилия многообразны, условно их можно подразделить на экономические, социальные, политические, идеологические, физические и др.

Насилие может иметь вид физического, эмоционального и вербального, психического и сексуального. Эти виды насилия включают широкий диапазон различных действий.

Физическое насилие – это нанесение физических повреждений ребенку или риск таких повреждений. Физическое насилие включает в себя такие действия, как удары кулаком, избиение, удары ногой, «трясение», кусание, поджигание, удушение, погружение в горячую воду, вызывающие внешние (синяки, переломы костей, шрамы, ожоги, кровоизлияния сетчатки) или внутренние повреждения.

Психологическое насилие – это постоянно повторяющиеся унижения, оскорбления, издевательства или терроризирования (угрозы, подвергание опасности) ребенка. Часто психологическое насилие обозначают как эмоциональное насилие (по направленности на эмоциональную сферу психического) и вербальное насилие (по способу нанесения травмы).

Эмоциональное и вербальное насилие характеризуется присвоением кличек, оскорблением, угрозой физической расправы или ущерба, криком и проявлением гнева, отказом во взаимоотношениях (эмоциональная и вербальная изоляция), давлением или принуждением выполнять то, что человек выполнять не хочет.

Сексуальное насилие – это сексуальное поведение взрослого, вовлекающего в сексуальные действия ребенка, или сексуальная эксплуатация ребенка. Сексуальное насильственное поведение может включать другие действия, кроме изнасилования. Его диапазон широк и включает нежелательные сексуальные комментарии и взгляды; словесные оскорбления и скабрезные замечания; эксгибиционизм (демонстрация половых органов); нежелательные прикосновения и ощупывания частей тела; вуайеризм (систематическое подглядывание);

обман (особенно в отношении детей и подростков) и запугивание, шантаж и принуждение к близости через физический вред или угрозу вреда семье, друзьям; настойчивое давление и принуждение к проституции; сообщение информации, несоответствующей возрасту, и инцест; демонстрация порно и развратные действия, а также непристойные телефонные звонки. Крайней степенью сексуального насилия является изнасилование.

Сексуальное насилие в отношении детей включает большое количество действий и дополняется такими из них, как принуждение или поощрение ребенка совершать сексуально окрашенные прикосновения к телу взрослого или ребенка, принуждение ребенка к обнажению, вовлечение в оргии и ритуалы, сопровождаемые сексуальными действиями. Отметим, что не все сексуальные насильственные действия включают раздевание и прикосновения. Принципиально важным при определении сексуального насилия является тот факт, что при сексуальном насилии вовлечение ребенка в ситуацию производится взрослым человеком или кем-то значительно старшим по возрасту или положению, находящимся в позиции власти или доверия. Ребенок не способен осознанно дать согласие на какие-либо сексуальные отношения со взрослым и часто не воспринимает ситуацию сексуального насилия как насильственную. Более того, многие взрослые люди, например, считают, что если нет физического ущерба ребенку и если ребенок сам согласился на сексуальные действия со взрослыми, то такие случаи не относятся к сексуальному насилию.

Пренебрежение нуждами детей – это неисполнение родителем или лицом, его заменяющим, обязанностей по надзору, защите и обеспечению основных потребностей ребенка, наносящее значительный вред нормальному развитию ребенка или создающее серьезный. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

риск этого. Различают пренебрежение физическими потребностями (потребность в пище, одежде, приюте, недостаток присмотра или защиты от опасности), пренебрежение медицинскими нуждами, пренебрежение потребностью в образовании и психологическое пренебрежение. Психологическое пренебрежение – это постоянное невыполнение родителем или лицом, его заменяющим, минимальной потребности ребенка в поддержке, внимании и любви.

Насилие – это также пренебрежение родителей своими обязанностями, невнимание, эмоциональная холодность, грубость по отношению к детям, унижение человеческого достоинства и любое нарушение внутренней границы личностных переживаний.

Зарубежные специалисты пришли к заключению, что понятие «насилие» по отношению к человеку очень широко и кроме преступлений также включает действия:

принуждение или поощрение совершать действия или поступки, которые человек совершать не хочет; вовлечение человека в деятельность с помощью обмана, шантажа, манипуляций, угрозы физической расправы или материального ущерба и т. д.;

препятствие выполнению того, что человек выполнять хочет;

злоупотребление властью. Причем власть рассматривается широко: как власть возраста (например, взрослые над детьми), власть силы, власть популярности, власть принадлежности к полу (например, мужчины над женщиной) и другие виды власти. Использование власти с целью доминирования над другим нарушает права человека.

Насилие и жестокое обращение следует отличать от агрессии, хотя, безусловно, эти феномены имеют много общего.

Агрессию можно определить как целенаправленное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), причиняющее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт.

Жестокое обращение с детьми – это умышленное или неосторожное обращение или действия со стороны родителей/лиц, их заменяющих, или других людей, которые привели к травмам, нарушению в развитии, смерти ребенка, либо угрожают правам и благополучию ребенка.

Насилие чаще всего трактуется как физическое, психическое, социальное воздействие на человека со стороны другого человека, семьи, группы или государства, вынуждающее его прерывать значимую деятельность и исполнять другую, противоречащую ей, либо угрожающую его физическому или психическому здоровью и целостности.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Глава 3 Причины и источники насилия над детьми Несмотря на то что насилие сопровождает почти всю историю человечества, было бы ошибочным утверждать, что насилие имманентно присуще любому человеческому сообществу и группе. Распространенность случаев насилия над детьми, по результатам исследований разных авторов, составляет от 3 % до 30 % от общего количества детского населения, и данная статистика заставляет считать эту проблему весьма актуальной как для современного мира в целом, так и для современной России в частности.

Большинство теоретических объяснений причин и источников насилия над детьми позволяет выделить две основные группы факторов, приводящих к насилию.

К первой группе относят особенности общества, в котором проявляется насилие:

характер социально-экономической формации, уровень безработицы, бедность, наличие гражданских войн и локальных военных действий, уровень преступности, слабость законов, отсутствие целостной и действенной системы защиты детей, а также особенности установок общества с точки зрения терпимости к насилию по отношению к детям, убеждение, что физические наказания являются эффективным способом воспитания.

Отличительной особенностью российского менталитета, по мнению специалистов, является терпимое отношение к насилию и жестокому обращению. К. А. Абульханова, рассматривая исторические и современные особенности российского менталитета, отмечает, что именно христианское принятие страдания, терпение являются ключевыми для характера русского народа [1].

Жертвенность признается одной из ведущих социальных установок в обществе. Более того, проявление насилия часто понимается как знак внимания («Бьет, значит, любит» – хорошо известная российская поговорка). В силу этого существует известное сопротивление признанию проблемы насилия над детьми на уровне как широких социальных установок, так и на уровне установок среди специалистов: общество в целом и многие специалисты помогающих профессий в России не считают насилие и жестокое обращение с ребенком проблемами, требующими безотлагательного решения, и, следовательно, не стремятся прилагать большие усилия для их преодоления. Отрицание того, что жестокое обращение с детьми случается слишком часто в нашем обществе, или отрицание того, что эта проблема является серьезной, приводит к тяжелым последствиям. Это означает, что предотвращение, вмешательство и терапевтическая помощь имеют в своем распоряжении слишком мало средств и поддержки для противостояния насилию. Это, в свою очередь, означает, что жестокое обращение с его многочисленными жертвами и правонарушителями может продолжаться еще целые поколения без разоблачения и вмешательства.

Известно, что смена социально-экономической формации, приводя к разного рода социальным потрясениям, наиболее остро отражается на положении детей. Иллюстрацией этого положения может служить ситуация в странах Восточной Европы, включая Россию, где с начала 1990-х годов отмечается устойчивая тенденция ухудшения положения детей.

Вот лишь самые краткие данные медико-демографической статистики, характеризующие положение детей в Российской Федерации.

За 1995–2005 годы детско-подростковое население нашей страны сократилось более чем на 4 млн человек. Здоровье детского населения ухудшается: каждый пятый ребенок рождается больным или заболевает сразу после рождения; более 1 млн детей являются практически инвалидами;

за время школьного обучения число физически здоровых детей сокращается. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

в пять раз. Лишь 14 % выпускников средней школы можно считать действительно здоровыми.

Не менее красноречивы показатели «социального здоровья» детей и подростков. Около 2,5 млн детей школьного возраста нигде не обучаются (на них приходится 40 % всей «несовершеннолетней» преступности). Более 2 млн детей и подростков бродяжничают; число детей-сирот превысило 650 тыс. (причем 95 % из них – это так называемые социальные сироты, имеющие живых родителей). 40 % детей подвергаются насилию в семьях, в школах 16 % учащихся испытывают со стороны педагогов физическое, а 22 % – психологическое насилие. За последние 10 лет смертность от самоубийств среди детей и подростков выросла на 100 %. В 1996 году покончили с собой 2756 детей и подростков, уже отмечаются самоубийства среди детей 5–9 лет. К 17 годам половина подростков составляет группу риска по алкоголизму в связи с частым употреблением алкогольных напитков (причем девушек среди них на 10 % больше, чем юношей). Заболеваемость сифилисом среди детей до 14 лет за последние три года выросла в 2,4 раза, а среди подростков – более чем в 20 раз! Растет заболеваемость туберкулезом, СПИДом [12], [19].

Уже в возрасте до трех лет 9,6 % детей имеют явную психическую патологию; среди дошкольников лишь у 45 % отсутствуют признаки болезненных отклонений в психике, которые продолжают расти ежегодно на 8-12 %; среди школьников распространенность нервно-психических расстройств достигает 70–80 % [12]. Среди детей со школьной дезадаптацией у 93–95 % выявляются те или иные психические нарушения. Среди детей-бродяг, ставших в последнее время лавинообразно нарастающей проблемой, психически здоровыми могут быть признаны не более 6 %, а нуждаемость в различных видах психотерапевтической помощи у сирот, длительно живущих в детских домах, достигает 100 %.

80 % попадающих в учебно-воспитательные учреждения для девиантных детей требуют срочной психокоррекционной помощи. Но только 10 % всех нуждающихся в психиатрической помощи детей получают ее в государственной системе охраны психического здоровья.

С каждым годом увеличивается число детей и подростков с проблемами развития и поведения или дезадаптацией – от 48 до 63 % по данным разных авторов [16].

Как правило, развитая и целостная система защиты детей1 позволяет нивелировать многие из этих негативных эффектов.

Напротив, слабость этой системы, отсутствие тех или иных ее элементов могут не только не способствовать защите детей, но и выступать своеобразным фактором насилия по отношению к ним.

Так, например, рост количества учреждений закрытого типа для детей (куда можно отнести и интернатные учреждения, и приюты, и колонии для несовершеннолетних преступников и правонарушителей, и даже специализированные закрытые школы, лицеи) сам по себе не гарантирует максимально благоприятных условий для развития детей, попавших в трудную или особую жизненную ситуацию. Принудительная социальная изоляция, характеризующаяся различными правоограничениями, ограничениями свободы выбора и Состояние и перспективы развития системы защиты детей от насилия и жестокого обращения в России будут рассмотрены в следующих главах.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

действия, вызывает у детей переживания различной глубины и силы, накладывая отпечаток на развитие системы отношений к самому себе, миру, другим людям. Культ насилия является доминирующей тенденцией в отношениях детей друг с другом и в отношениях между детьми и взрослыми в закрытых учреждениях. Ведущей детерминантой нормального развития ребенка в этих условиях выступает конструктивное взаимодействие (прежде всего, со взрослыми), ориентированное на преодоление последствий социальной депривации.

Среди источников насилия одним из наиболее влиятельных являются средства массовой информации. В классической серии экспериментов А. Бандура и его сотрудники убедительно показали, что сцены насилия на телевидении и киноэкране увеличивают количество проявлений агрессивного поведения и в отношении детей, и у самих детей [3], [17].

Это касается не только фильмов. Особенно разрушительным эффектом обладают передачи реалистичного содержания, такие, как прямые трансляции поединков агрессивных видов спорта (например, профессионального бокса, боев без правил) и различные криминальные хроники. Основным механизмом как насильственного поведения в этом случае, так и поведения жертвы выступает механизм подражания: чем младше ребенок, тем легче он усваивает модель жертвенного и/или насильственного поведения. Кроме того, просмотр телевизионных передач, содержащих сцены насилия, не только ведет к росту агрессивности человека, но и вызывает своеобразное онемение чувств у людей, сталкивающихся с насилием, так что возникает известный в психотерапии эффект «усталости от сочувствия», «сенсорной перегрузки».

Вторая группа причин насилия над детьми связана с особенностями семьи и характером семейных отношений, в которых воспитывается ребенок.

Современная наука по-разному относится к тем изменениям, которые сегодня претерпевает семья как социальный институт. Существуют две противоположные точки зрения на глубину и направленность семейных изменений (открытая система формирования брака, эмансипация женщин, эмансипация детей от родителей, рост личной свободы, смещение отношений на супружество). Представители одной точки зрения рассматривают семейные изменения как выражение глобального кризиса семейного образа жизни, упадка семьи как социального института, отражение ценностного кризиса в обществе в целом. Авторы этой кризисной парадигмы считают, что все больше современных людей хотят удовлетворять свои потребности не внутри семьи, а вне ее. Удовлетворение потребности личности в самоактуализации как наиболее полной реализации своего потенциала все больше концентрируется на внесемейной деятельности, семья и родительство становятся неконкурентоспособными по сравнению с такими ценностями, как повышение социального статуса, уровня образования, квалификации, материального благополучия. Согласно другой точке зрения, изменения в институте семьи являются в целом позитивным процессом демократизации в семейной сфере, отражающим общемировые тенденции. Несмотря на трансформацию института семьи, ее приспособление к новым условиям, обострившееся противоречие между семейными и внесемейными ценностями, общечеловеческая значимость семьи, безусловно, сохраняется. Отношения «муж-жена», «мать-ребенок», «брат-сестра» и т. д. естественны и жизненно необходимы для каждого человека. Семья и ее ценности уникальны и не могут быть заменены ничем другим.

Между тем специалисты в области психологии семьи, семейной политики, социологии отмечают специфические особенности российской семьи конца XX – начала XXI веков, прежде всего, утрату семьей изначальных функций любви, заботы и поддержки или сведение их только к экономической модальности. Социализация детей в современной российской семье сопровождается изменением ее структуры, стиля родительско-детских отношений, ростом конфликтов. Многие конфликты имеют ярко выраженный насильственный характер.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Искажение семейных отношений породили такое распространяющееся явление, как «социальное сиротство» – утрата детьми родительской помощи и заботы при живых родителях. Для многих современных детей родительский дом никогда и не был спасительной гаванью, поскольку жестокое обращение с детьми нередко является основной причиной, заставляющей их бежать из дома и искать спасения на улице.

Кризис семьи подтверждается и тем, что в настоящее время в отделениях внутренних дел на социально-профилактическом учете состоит свыше 200 тыс. взрослых лиц, не выполняющих своих родительских обязанностей. Ежегодно выявляется более 100 тыс.

детей, оставшихся без попечения родителей. Общее число детей-сирот на сегодня составляет 740,5 тыс. человек.

Ребенок, явившийся жертвой жестокого обращения, не усваивает норм социально-положительных отношений в общении с людьми, не может в дальнейшем должным образом приспособиться к жизни, создать семью, жестоко относится к своим детям, легко решается на применение насилия к другим людям, доведенный до крайней степени унижения превращается из жертвы в преступника. Исследования Ю. М. Антоняна [2] показали, что подавляющее большинство преступников – это в прошлом подростки, отвергнутые семьей.

Уже тогда мир стал для них враждебным и от него необходимо было защищаться. Педагогам и психологам известно, что, если дети не имели возможности избежать насилия внутри семьи, они развивали свои формы сопротивления, чтобы отвратить насильника от себя или от своего тела.

Всякое насилие приводит к чувству ожидания опасности или беспокойства. Дети и подростки, которые испытали насилие, чувствуют боль, страх, бессилие, испуг и замешательство, смущение и стыд, они часто обвиняют себя в том, что случилось, чувствуют себя соучастниками или виновниками.

Многие, наоборот, чувствуют вину матери, так как они не могли довериться ей из страха. В глубине души некоторые дети сознают, что это не их вина, но большинство всетаки считает, что насильственное обращение с ними обусловлено их поведением, их характером или их положением в семье. Поэтому они вынуждены постоянно все скрывать и молчать, что, в свою очередь, усугубляет последствия насилия.

По материалам НИИ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского, источником насилия чаще всего выступают следующие семьи:

1) семьи с условиями неправильного, неадекватного психофизическим или личностным возможностям ребенка стиля воспитательных и внутрисемейных отношений (эмоциональное отвержение ребенка, хронические разнонаправленные со стороны родителей конфликтные отношения, гиперопека или гипоопека, сохраняющаяся вера в воспитательный потенциал физических наказаний, отсутствие прародительской семьи);

2) нестабильная (полная, неполная) семья с ситуацией развода, длительным раздельным от родителей проживанием детей;

3) асоциальная, дезорганизованная семья с систематической алкоголизацией и наркотизацией, аморальным образом жизни, криминальным поведением родителей и старших членов семьи, проявлениями немотивированной семейной жестокости [12].

В таких семьях насильниками чаще всего выступают близкие и хорошо знакомые ребенку люди: родители, отчим/мачеха, старшие братья и сестры.

Данные статистики (исследование в г.

Москве – 2003 г.) показывают, что насильниками являются:

родители – в 38 % случаев;

сверстники – в 44,5 %;

учителя – в 10,5 %;

другие взрослые – в 17 %.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Факты насилия по отношению к детям, совершенные маньяками-преступниками, становятся достоянием гласности и потрясают воображение общественности. Но такие случаи, когда насилие совершает посторонний и незнакомый ребенку человек, составляют лишь небольшой процент преступлений. Большая часть насильственных действий совершается членами семьи и близкими родственниками детей: родителями, старшими братьями или сестрами, дядями и тетями.

Насилие со стороны близкого, в котором ребенок всегда пытается найти опору и поддержку, наносит больший психологический и физический ущерб, чем насилие со стороны постороннего. В данном случае нарушается основной принцип семьи – безопасное существование любого ее члена.

По данным научных исследований, насилие в той или иной форме наблюдается в каждой четвертой семье. Около 30 % от общего числа умышленных убийств совершается в семье. Половине всех преступлений, связанных с бытовыми мотивами (ревностью, алкоголизмом, хулиганством), предшествуют длительные семейные конфликты.

Исследования не смогли выявить личностные особенности родителей, склонных к жестокому обращению с детьми. Единственный факт, который удалось установить, заключается в том, что многие взрослые, проявлявшие жестокость в обращении с детьми, сами в детстве подвергались подобному обращению.

Нет однозначного объяснения, почему жестокое обращение передается из поколения в поколение. Один из возможных механизмов этого – воспроизводство родительских ролевых моделей, с которыми ребенок сталкивался в детстве. Другой механизм формируется при попытке родителя, в детстве страдавшего от жестокости, общаться с ребенком противоположным (по отношению к собственным родителям) способом. И в этом случае родитель ориентируется не на конкретного ребенка с его особенностями и потребностями, а на свои представления о том, как нужно его воспитывать, что приводит (когда ребенок не отвечает этим представлениям) к попыткам втиснуть его насильно в определенные рамки. Иногда родители, пережившие в семье жестокость, склонны вытеснять и подавлять нормальные негативные эмоции, могущие возникнуть во взаимодействии с детьми. Накопление таких переживаний в определенных условиях может приводить к малоконтролируемым вспышкам агрессии в адрес ребенка.

Основными мотивами насилия над ребенком со стороны родителей и членов семьи являются следующие:

бессознательная потребность перенести на другого унижение, которому подвергались когда-то сами;

потребность дать выход подавленным чувствам;

потребность обладать и иметь в своем собственном распоряжении живой объект для манипулирования;

перенос собственного детского опыта, обусловленный потребностью идеализировать свое детство и собственных родителей посредством догматического приложения родительских воспитательных методов на своего собственного ребенка;

реванш за боль, которую родитель когда-то пережил.

10 % детей, переживших насилие в подобных семьях, погибают, у остальных развиваются физические и психические отклонения. Основная часть детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подвергалась в семьях различным видам насилия.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Глава 4 Факторы риска насилия и жестокого обращения с детьми В настоящее время существует много работ обобщающего характера, раскрывающих факторы насилия и жестокого обращения с детьми. Ниже мы приводим результаты некоторых исследований, содержащиеся в данных работах, имеющих отношение к обсуждаемому вопросу.

Авторы ранних исследований «синдрома избиваемого ребенка» пытались определить поведенческие характеристики и личностные черты родителей, избивающих своих детей. Такие родители характеризовались как импульсивные, незрелые, ригидные, родители-тираны или хронически агрессивные, зависимые и нарциссические, отгороженные от семьи и друзей и испытывающие супружеские трудности.

Более точные данные о личностных особенностях и психопатологии родителей, избивающих своих детей, получены из наблюдений при их психиатрическом лечении и во время взаимодействия с детьми. Подчеркивалась важность родительской идентификации с грубой, отвергающей матерью, что является постоянным при злоупотреблении детьми. Большинство родителей, жестоко обращающихся с детьми, часто переживали физическое жестокое обращение, отвержение, депривацию и пренебрежение со стороны родителей в период своего детства.

Исследователи на основании стационарного обследования 150 детей, переживших жестокое обращение, пришли к выводу, что 60 % родителей этих детей имели различные психиатрические расстройства (депрессии, тяжелые тревожные расстройства, острые бредовые реакции, алкоголизм и др.), социально-экономические и связанные с ними проблемы, а также тяжелую депривацию и насилие в собственном детстве.

Во многих исследованиях прослежена сильная связь между физическим насилием и алкоголизмом, наркоманией. Показательно, что среди семей, в которых наблюдался инцест, 35 % – семьи алкоголиков. Такие родители имеют низкую самооценку, они теряют уверенность в своих родительских способностях, чувствуют себя неудачниками. Матери боятся быть покинутыми. Отцы с отрицательным чувством самооценки могут проявлять насилие в ярости, чувствуя себя отвергнутыми.

Исследования последних лет показали, что депрессия родителей, как и низкая самооценка, может способствовать жестокому обращению с детьми, выступая как фактор риска насилия, являясь в то же время результатом перенесенного ранее насилия.

Роль ребенка в вопросе о физическом жестоком обращении представляет существенный интерес.

Обычно только единственный ребенок в семье избирается «козлом отпущения» и по отношению к нему допускаются злоупотребления. Этот ребенок расценивается как наиболее трудный или обременительный. Период младенчества и раннего детства, во время которого ребенок наиболее беспомощен и зависим от воспитателей, бывает самым стрессовым временем для большинства родителей и особенно для тех, кто «склонен к злоупотреблению». Согласно имеющимся данным большинство случаев физического жестокого обращения с детьми случалось в первые два года жизни. Чрезмерный, непрекращающийся крик и раздражительность младенца могут оказывать негативное влияние на взаимосвязь между родителем и ребенком. Если мать не могла переносить крик своего младенца, она уходила от ребенка, оставив его одного. С другой стороны, младенцы, для которых характерна пассивность, сонливость и отставание в развитии, могут в такой же мере способствовать проявлениям физического жестокого обращения со стороны матери.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Дети с физическими и психическими отклонениями также уязвимы для злоупотребления. Дети-инвалиды с видимыми физическими дефектами, врожденными аномалиями, умственной отсталостью или хроническими психическими заболеваниями не только обременительны для родителей, но действительно рассматриваются как постоянное уязвление самолюбия. В некоторых исследованиях отмечается, что в обычной популяции детей распространенность умственной отсталости составляет 2–3 %, а в популяции детей, подвергающихся жестокому обращению, эти цифры доходят до 20–40 %.

Младенцы, родившиеся преждевременно и имеющие низкий вес при рождении, также занимают большое место в статистике физического жестокого обращения. Это можно объяснить тем, что такие младенцы обычно рассматриваются как «непривлекательные» и, как правило, более раздражительны, чем их нормальные сверстники. У них чаще отмечаются различные медицинские проблемы и задержка развития. Они часто требуют специальной техники кормления в связи с нарушениями питания. Их социальная неотзывчивость может быть особенно фрустрирующей для «склонных к злоупотреблению» родителей с большими надеждами в отношении своих детей. Длительная разлука матери с ребенком в ранний послеродовой период также препятствует нормальному развитию привязанности и материнских «уз». Исследования показали, что матери, находившиеся в более тесном контакте с детьми, лучше заботились о детях, чем те, кто был лишен этого контакта. Отмечено, что недоношенные дети, взятые из интенсивной терапии, на первом году жизни в восемь раз чаще подвергаются физическому насилию, чем родившиеся в срок.

Ребенок может способствовать физическому насилию своей агрессивностью, гиперактивностью и импульсивным поведением, являющимися, однако, общим результатом плохого обращения. Гиперактивные дети более импульсивны и менее охотно выполняют правила.

Это фрустрирует родителей, склоняет к насилию и фактически может привести к нему. Ребенок подражает насильственному поведению своих родителей, проявляя тот же самый тип агрессивности и возбудимости, чтобы предотвратить жестокое обращение по отношению к себе, и таким образом создается порочный круг плохого поведения и злоупотребления.

Тот факт, что многие дети, подвергшиеся физическому злоупотреблению, оставшиеся без попечения родителей, сами «подстрекают» такое плохое обращение к ним, становясь «козлами отпущения» в воспитательных учреждениях, свидетельствует об их провоцируемости.

Нередко возникают сложности определения того, является ли плохое поведение результатом насилия или способствующим ему фактором. По данным национального исследования США, проведенного в 1988 году, оказалось, что почти у 25 % детей были трудности поведения в течение года до насилия. Но это же является и симптомом плохого родительского обращения.

Изучение средовых факторов риска в последние годы показало, что несовершеннолетние родители и родители до 21 года составляют особую группу риска и нуждаются в осуществлении специальных превентивных программ семейной поддержки. Важен не молодой возраст родителей сам по себе, а те факторы, которые присутствуют в такой семье: тяжелая финансовая ситуация, неадекватные знания о ребенке, его развитии, более низкий уровень образования, плохая социальная поддержка.

В эту же группу высокого риска в отношении насилия над ребенком входят и материодиночки, чему часто сопутствуют финансовая необеспеченность, отсутствие необходимой социальной поддержки. Для родителей группы риска свойственны социальная изоляция, низкий уровень информационного обеспечения, чувство одиночества. Авторами также отмечается, что люди, подвергающие насилию детей, чаще вступают в драки друг с другом.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Национальное исследование США, проведенное в 1988 году, показало, что среди родителей, жестоко обращающихся с детьми, более высокий уровень стрессов в жизни и меньше информации о программах социальной поддержки, чем у нормальных родителей [4], [5].

На основании этого исследования можно выделить несколько основных факторов риска насилия по отношению к ребенку.

Факторы риска, связанные с особенностями семьи в целом.

Семьи с низким материальным уровнем жизни, для которых характерна систематическая неспособность или нежелание родителей обеспечить основные потребности ребенка в пище, одежде, медицинском уходе и т. д.

Многодетные семьи. Здесь играет важную роль материальный фактор (материальный уровень жизни таких семей, как правило, не очень высок). В данной ситуации важно оценить осознанность многодетности: нередко многодетность является следствием отсутствия планирования рождаемости и асоциального образа жизни матери. В такой семье родители, как правило, оказываются неспособными обеспечить детям полноценную жизнь.

Неполные или конфликтные семьи. Тяжелая, напряженная обстановка в семье, нереализованность ожиданий женщины от брака и другое, может негативно сказываться на отношении к ребенку и способам взаимодействия с ним.

Семьи, где есть усыновленные дети. Особенно в случае, если есть свои родные дети: здесь учитывается тот факт, что существует много мотивов для установления попечительства, например, получение материальных дотаций. При других мотивах усыновления ребенка нередко оказывается, что особенности и поведение усыновленного ребенка не соответствуют ожиданиям. Такого рода семья, как правило, не является благоприятной средой для развития ребенка, и по отношению к нему со стороны приемных родителей может совершаться насилие.

В семьях, где применяются особенно жестокие наказания, как правило, плохо распределяются семейные роли. Вся власть либо концентрируется у одного из родителей, либо отмечается хаотическое распределение ролей.

Факторы риска, связанные со здоровьем родителей.

Алкоголизм одного или обоих родителей. В таких семьях если не физическому, то психическому состоянию ребенка наносится вред. Статус родителей низкий, деньги спускаются, ребенок обделен и т. д. В семьях, где оба родителя злоупотребляют алкоголем, дети зачастую беспрерывно подвергаются как физическому, так и эмоциональному насилию, и сам образ их жизни становится фактором насилия. Несмотря на это, часто существует эмоциональная привязанность ребенка к таким родителям.

Умственная отсталость родителей. Накладывает отпечаток на личность ребенка.

В США существует модель выведения ребенка из такой семьи, но каждый случай должен рассматриваться отдельно.

Душевные заболевания. Шизофрения, депрессивные заболевания – нарушения эмоциональности, при которых человек не может нормально эмоционально контактировать с окружающими, в том числе и с ребенком. Психиатрический диагноз неравноценен лишению родительских прав, однако такие родители нуждаются в психологической и социальной поддержке.

Факторы риска, связанные с личностными и характерологическими особенностями родителей, а также с родительскими установками:

агрессивность;

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

сниженный уровень самоконтроля;

стремление к доминированию;

повышенный уровень раздражительности;

неуверенность в собственных силах, неадекватная самооценка;

нереалистично высокий уровень ожиданий по отношению к ребенку;

неоправданные ожидания родителей родившегося ребенка: его физическими (включая пол) и интеллектуальными возможностями, способностями и т. п.;

искаженное восприятие ребенка, страх того, что ребенок «испортится»;

преувеличение ценности физических наказаний (для некоторых родителей такой стиль обращения с детьми укладывается в представление о правильном воспитании);

собственный детский опыт, связанный с насилием (родители, которые в детстве сами подвергались физическому или эмоциональному насилию, значительно чаще склонны жестоко наказывать своих детей).

Кроме того, родители иногда бывают не готовы к поведению детей в подростковом возрасте, и им бывает трудно не применять в этот период насилие. Все, что формирует у родителей представление о себе как о «плохом родителе», становится фактором, повышающим риск жестокого обращения с детьми.

Значимым фактором применения насилия по отношению к ребенку является переживаемый родителем стресс. Стресс, фрустрация становятся предпосылкой к агрессии взрослого по отношению к ребенку и являются одной из причин применения физических наказаний. Исследования показывают, что фрустрация часто провоцирует агрессию, но все же создание ребенком «помех» родителю не всегда приводит к тому, что последний жестоко наказывает ребенка, чаще, кроме высокого уровня стресса, этому способствуют определенные личностные особенности взрослого, перечисленные выше.

Факторы риска, связанные с особенностями ребенка. Некоторые особенности поведения детей также могут провоцировать наказания.

Гиперкинетический синдромом, чрезмерная подвижность, сниженная способность к концентрации внимания. Такое поведение «изматывает» родителя, и он начинает физически наказывать ребенка. В случаях, когда нарушение поведения ребенка обусловлено другими причинами, физическое насилие усугубляет проблему.

Нелюбимый или «нежеланный» ребенок. Например, дети от «плохого секса» – родившиеся в результате изнасилования, случайных, нежелательных связей и т. д.

Физические и психические отклонения ребенка. Дети с физическими и умственными аномалиями чаще оказываются объектами жестокого обращения.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Глава 5 Общие последствия пережитого насилия Степень тяжести последствий перенесенного насилия зависит от тяжести самого насилия. Т. Я. Сафонова, Е. И. Цымбал [14] различают ближайшие и отдаленные последствия жестокого обращения и невнимательного отношения к детям.

К ближайшим последствиям относятся физические травмы, повреждения, а также рвота, головные боли, потеря сознания, кровоизлияние в глазные яблоки, характерные для синдрома сотрясения, развивающегося у маленьких детей, которых сильно трясут. К ближайшим последствиям относятся также острые психические нарушения в ответ на любой вид насилия. Эти реакции могут проявляться в виде ответной агрессии, возбуждения, стремления куда-то бежать, спрятаться, либо в виде глубокой заторможенности, внешнего безразличия. Однако в обоих случаях ребенок охвачен острейшим переживанием страха, тревоги и гнева. У детей старшего возраста возможно развитие тяжелой депрессии с чувством собственной ущербности, неполноценности.

Среди отдаленных последствий жестокого обращения с детьми выделяются нарушения физического и психического развития ребенка, различные соматические заболевания, личностные и эмоциональные нарушения, социальные последствия.

Нарушения физического и психического развития. У большинства детей, живущий в семьях, в которых применяются тяжелые физические наказания, эмоциональное или другие виды насилия, имеются признаки задержки физического и нервнопсихического развития. Дети, подвергшиеся жестокому обращению, часто отстают в росте, массе или и в том и другом от своих сверстников. Они позже начинают ходить, говорить, реже смеются, они значительно хуже успевают в школе, чем их одногодки. У таких детей часто наблюдаются «дурные привычки»: сосание пальцев, кусание ногтей, раскачивание, занятие онанизмом.

Да и внешне дети, живущие в условиях пренебрежения их интересами, физическими и эмоциональными нуждами, выглядят по-другому, чем дети, живущие в нормальных условиях:

у них припухлые, «заспанные» глаза, бледное лицо, всклокоченные волосы, неопрятность в одежде, другие признаки гигиенической запущенности – педикулез, сыпи, плохой запах от одежды и тела.

Различные заболевания как следствие жестокого обращения. Заболевания могут носить специфический для отдельного вида насилия характер. Например, при физическом насилии имеются повреждения частей тела и внутренних органов различной степени тяжести, переломы костей и др. При сексуальном насилии могут быть заболевания, передающиеся половым путем: инфекционно-воспалительные заболевания гениталий, сифилис, гонорея, СПИД, острые и хронические инфекции мочеполовых путей, травмы, кровотечения из половых органов и прямой кишки, разрывы прямой кишки и влагалища, выпадение прямой кишки.

Независимо от вида и характера насилия у детей могут наблюдаться различные заболевания, которые относятся к психосоматическим: ожирение или, наоборот, резкая потеря веса, что обусловлено нарушениями аппетита. При эмоциональном (психическом) насилии нередко бывают кожные сыпи, аллергическая патология, язва желудка, при сексуальном насилии – необъяснимые (если никаких заболеваний органов брюшной полости и малого таза не обнаруживается) боли внизу живота. Часто у детей развиваются такие нервно-психические заболевания, как тики, заикание, энурез (недержание мочи), энкопрез (недержание кала), некоторые дети повторно поступают в отделения неотложной помощи по поводу случайных травм, отравлений.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Психические особенности детей, пострадавших от насилия. Практически все дети, пострадавшие от жестокого обращения и пренебрежительного отношения, пережили психическую травму, в результате чего они развиваются дальше с определенными личностными, эмоциональными и поведенческими особенностями, отрицательно влияющими на их дальнейшую жизнь.

Дети, подвергшиеся различного рода насилию, сами испытывают гнев, который чаще всего изливают на более слабых: младших по возрасту детей, на животных. Часто их агрессивность проявляется в игре, порой вспышки их гнева не имеют видимой причины.

Некоторые из них, напротив, чрезмерно пассивны, не могут себя защитить. И в том, и в другом случае нарушается контакт, общение со сверстниками. У заброшенных, эмоционально депривированных детей стремление любым путем привлечь к себе внимание иногда проявляется в виде вызывающего, эксцентричного поведения.

Дети, пережившие сексуальное насилие, приобретают несвойственные возрасту познания о сексуальных взаимоотношениях, что проявляется в их поведении, в играх с другими детьми или с игрушками. Даже маленькие, не достигшие школьного возраста дети, пострадавшие от сексуального насилия, впоследствии сами могут стать инициаторами развратных действий и втягивать в них большое число участников.

Наиболее универсальной и тяжелой реакцией на любое, а не только сексуальное, насилие является низкая самооценка, которая способствует сохранению и закреплению психологических нарушений, связанных с насилием. Личность с низкой самооценкой переживает чувство вины, стыда, для нее характерны постоянная убежденность в собственной неполноценности, в том, что «ты хуже всех». Вследствие этого ребенку трудно добиться уважения окружающих, успеха, общение его со сверстниками затруднено.

Чувствуя себя несчастными, обездоленными, приспосабливаясь к ненормальным условиям существования, пытаясь найти выход из создавшегося положения, дети и сами могут стать шантажистами. Это, в частности, относится к сексуальному насилию, когда в обмен на обещание хранить секрет и не ломать привычной семейной жизни, дети вымогают у взрослых насильников деньги, сладости, подарки.

Среди этих детей, даже когда они становятся взрослыми, отмечается высокая частота депрессий. Это проявляется в приступах беспокойства, безотчетной тоски, чувстве одиночества, в нарушениях сна. В старшем возрасте, у подростков, могут наблюдаться попытки покончить с собой или завершенные самоубийства.

Социальные последствия жестокого обращения с детьми.

Можно выделить два проявляющихся одновременно аспекта этих последствий: вред для жертвы и для общества.

Дети и подростки являются наиболее уязвимой, незащищенной частью нашего общества. Жестокое обращение с ними, пренебрежение их интересами не только наносят непоправимый вред их здоровью, и физическому, и психическому, но также имеют тяжелые социальные последствия. Результаты криминологических и психологических исследований показывают, что в силу особенностей возраста, личностной несформированности и незащищенности несовершеннолетние обладают повышенной виктимностью – субъективной «предрасположенностью» стать при определенных обстоятельствах жертвой преступлений.

Дети, пережившие любой вид насилия, испытывают трудности социализации: у них нарушены связи со взрослыми, нет соответствующих навыков общения со сверстниками, они не обладают достаточным уровнем знаний и эрудицией, чтобы завоевать авторитет в школе, и др. Решение своих проблем дети-жертвы насилия зачастую находят в криминальной, асоциальной среде, а это сопряжено с формированием у них пристрастия к алкоголю, наркотикам, они начинают воровать и совершать другие уголовно наказуемые действия.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Как говорилось выше, ребенок, явившийся жертвой жестокого обращения, не усваивает норм социально-положительных отношений в общении с людьми, не может в дальнейшем должным образом приспособиться к жизни, создать семью, жестоко относится к своим детям, легко решается на применение насилия к другим людям, доведенный до крайней степени унижения, превращается из жертвы в преступника.

Любой вид насилия формирует у детей и подростков такие личностные и поведенческие особенности, которые делают их малопривлекательными и даже опасными для общества.

Девочки нередко начинают заниматься проституцией, у мальчиков может нарушаться половая ориентация. И те, и другие впоследствии испытывают трудности при создании собственной семьи, они не могут дать своим детям достаточно тепла, поскольку не решены их собственные эмоциональные проблемы.

Каковы же общественные потери от происходящего насилия над детьми? Это, прежде всего, потери человеческих жизней в результате убийств детей и подростков или их самоубийств, это потери в их лице производительных членов общества вследствие нарушения их психического и физического здоровья, низкого образовательного и профессионального уровня, криминального поведения. Это потери в их лице родителей, способных воспитать здоровых в физическом и нравственном отношении детей. Наконец, это воспроизводство жестокости в обществе, поскольку бывшие жертвы сами часто становятся насильниками.

Опыт насилия в детстве в некоторых случаях приводит к ранней и глубокой интериоризации паттерна отношений «насильник – жертва», к фиксации этого паттерна на физиологическом уровне с последующей трансформацией базовых потребностей, которые могут оформиться в таких психических и поведенческих расстройствах, как садомазохизм и серийные убийства.

Правонарушения и преступления подростков как последствия насилия. Дети, живущие в семьях группы риска, вынуждены сами заботиться об удовлетворении своих потребностей, порой избирая для этого противоправные действия. Испытав на себе жестокое обращение и насилие, дети и подростки сами совершают насилие, им свойственна агрессия, антисоциальное и неконтролируемое поведение, и как результат – они оказываются на скамье подсудимых.

Результаты исследования Кочетковой С. В. [12] вынуждают сделать не очень утешительный прогноз развития ситуации на ближайшее будущее. В связи с ухудшением социально-экономической обстановки в стране практически неизбежен рост числа семейнобытовых конфликтов и как следствие этого – проявление насилия в семье (различных видов

– и физического, и психологического). Причем значительная часть правонарушений, связанных с насилием и направленных на членов семьи, может носить скрытый характер. «На поверхности», скорее всего, будут наиболее тяжкие из них, то есть преступления против жизни и здоровья, требующие вмешательства правоохранительных органов. Такой вид насилия в семье, как эмоциональное (психологическое) насилие, труднее выявить.

Социологические исследования свидетельствуют о том, что несовершеннолетние преступники, как правило, вырастают в семьях, которые отличает низкий уровень материальной обеспеченности, частые конфликты, родительский алкоголизм, напряженные отношения между членами семьи, что создает хроническую психотравматическую индивидуальность ребенка, которая в ситуации дисгармоничного воспитания, повторяющихся социально-отрицательных реакций детерминирует личность, придает ей антиобщественную направленность. Пострадавшие от насилия дети рано приобщаются к употреблению алкоголя и наркотиков, легко становятся участниками криминальных акций. Бывшие жертвы превращаются в насильников, и происходит процесс воспроизводства жестокости. Данные зарубежных. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

исследований показывают, что 90 % заключенных, осужденных за насильственные преступления, подвергались в детском возрасте различным формам жестокого обращения.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Литература

1. Абульханова К. А. Российская проблема свободы, одиночества и смирения // Психологический журнал, 1999. Т. 20. – № 5.– C.5-14.

2. Антонян Ю. М. Жестокость в нашей жизни. – М., 1995.

3. Арансон Э. Общественное животное. Введение в социальную психологию. – М., 1998.

4. Ардашева С. В., Борозинец Н. М., Евмененко Е. В., Козловская Г. Ю. Психолого-педагогические проблемы насилия над детьми: учебно-методическое пособие. – Ставрополь, 2003.

5. Асанова Н.А. Обретение радости. Игровая психоаналитическая терапия в лечении детей, подвергшихся плохому обращению // Прикладная психология и психоанализ, 1997. – № 1.– С. 54–66.

6. Волков В. В. Правовые аспекты защиты прав ребенка. Информационно-методическое издание. – Нижний Новгород, 2004.

7. Демоз Л. Психоистория. – Ростов-на-Дону, 2002.

8. Григович И. Н. Синдром жестокого обращения с ребенком: Общие вопросы и физическое насилие. – Петрозаводск, 2000.

9. Защита детства: институт уполномоченного по правам ребенка в Российской Федерации. Информационно-методическое издание. – Ижевск, 2003.

10. Клейберг Ю.А. Психология девиантного поведения подростков. – М., 2001.

11. Киреев Г. Н. Сущность насилия. – М., 1990.

12. Ладыкова О. В. Психологические особенности взаимодействия команды специалистов, работающих по предотвращению насилия и жестокого обращения с детьми. Дисс… канд. психол. наук. – М., 2004.

13. Рутман А. Оказание медико-психологической и правовой помощи детям и подросткам, пострадавшим от насилия. Методические рекомендации. – Ярославль, 1996.

14. Сафонова Т. Я., Цымбал Е. И. Жестокое обращение с детьми. – М., 1993.

15. Ситаров В. А., Маралов В. Г. Педагогика и психология ненасилия в образовательном процессе: учебное пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / Под ред. В. А. Сластенина. – М., 2000.

16. Шульга Т.И, Олиференко Л.Я., Быков А. В. Социально-психологическая помощь обездоленным детям: опыт исследований и практической работы. – М., 2003.

17. Bandura A., Ross D, Ross S. Transmission of aggression through imitation of aggressive models. Journal of Abnormal and Social Psychology. 1961. – № 63. – P. 575–582.

18. Kempe R. S, Kempe C. H. Child Abuse. – London, 1978.

19. Volkova E. N. The Interdisciplinary Approach to the solution of Asocial Childhood Problems. Xth ISPCAN European Regional Conference on Child Abuse and Neglect «New Developments in Science and Practice: Influences on Child Protection». – Germany, Berlin, 11– 14 September, 2005.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

–  –  –

1.1. Общие представления о физическом насилии над детьми Физическое насилие – преднамеренное или неосторожное нанесение ребенку родителями или лицами, их заменяющими, воспитателями или другими какими-либо лицами физических травм, различных телесных повреждений, которые причиняют ущерб здоровью ребенка, нарушают его развитие и лишают жизни.

В некоторых семьях в качестве дисциплинарных мер используют различные виды физического наказания – от подзатыльников и шлепков до порки ремнем. Физическое насилие может осуществляться в форме избиения, истязания, сотрясения, в виде ударов, пощечин, прижигания горячими предметами, жидкостями, зажженными сигаретами, в виде укусов и с использованием самых различных предметов в качестве орудий изуверства.

Физическое насилие включает также вовлечение ребенка в употребление наркотиков, алкоголя, дачу ему отравляющих веществ или медицинских препаратов, вызывающих одурманивание (например, снотворных, не прописанных врачом), а также попытки удушения или утопления ребенка.

Физическое насилие может проявляться в виде совершения действий, которые причиняют вред здоровью или представляют угрозу жизни ребенка: родители или лица, их заменяющие, выгоняют ребенка в мороз на улицу без теплой одежды; раздевают маленького ребенка и растворяют настежь двери и окна в доме; запирают на длительное время (в кладовке, туалете), лишая еды и питья, и т. д. Кроме того, к физическому насилию можно отнести такие действия, как грубое нарушение необходимого режима: например, ребенка часто будят ночью, заставляя выполнять какие-либо приказы, и др.

Физическое насилие – одна из самых распространенных форм насилия над детьми.

В нашей стране физические наказания до сих пор являются обычной практикой. До сих пор многим кажутся допустимыми и оправданными наказание ребенка за провинности ремнем, пощечины, подзатыльники, тычки, избиение различными, случайно оказавшимися под рукой предметами: сковородками, шнурами и т. п. Само слово «насилие» вызывает ассоциацию с насильником – монстром, получающим удовольствие от страданий своей жертвы, а семья, в которой такое происходит, представляется крайне деструктивной и часто алкоголизированной. Действительно, детей регулярно избивают в подавляющем большинстве в алкоголизирующихся, экономически, психологически и социально неблагополучных семьях.

Однако факты физического насилия над ребенком не редки в обычных, «благополучных»

семьях. Если в случае пьющих родителей знакомые, соседи или родственники еще могут привести ребенка в соответствующее учреждение, чтобы помочь ему, то рядом с ребенком из непьющей семьи зачастую нет никого, кто бы мог вмешаться.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Специальные исследования отношения взрослых к применению различных видов насилия над детьми, проведенные отечественными и зарубежными учеными и практиками, позволили установить, что 60 % опрошенных родителей были убеждены в оправданности использованных мер физического воздействия и считают, что физическое наказание является необходимым и эффективным средством контролирования детского поведения. Многие родители прибегают к нему хотя бы однажды в жизни в тех ситуациях, когда, по их убеждению, ребенок нарушил правила, установленные взрослыми. Дети, которых наказывают за проступок, считают себя виноватыми или боятся, что их обвинят. «Вмешаться» в жизнь такой семьи и помочь ребенку подчас становится невозможным. Нередко окружающие считают, что «родители вправе воспитывать ребенка так, как считают нужным», а сами родители, применяющие физическое наказание, – что помогают ребенку «набраться умаразума» [3].

Среди основных причин, провоцирующих взрослых применять меры физического воздействия по отношению к детям, указываются следующие: плохое поведение, школьная неуспеваемость, невыполнение домашних обязанностей и т. п.

Достаточно часто родители непреднамеренно используют физическое насилие: из желания сделать как лучше, в состоянии сильного гнева, раздражения, стресса. Как говорилось ранее, стресс, фрустрация становятся предпосылкой к агрессии взрослого по отношению к ребенку и являются одной из причин применения физических наказаний. Исследования показывают, что фрустрация часто провоцирует агрессию, но все же создание ребенком «помех» родителю не всегда приводит к тому, что последний жестоко наказывает ребенка, чаще кроме высокого уровня стресса этому способствуют определенные личностные особенности взрослого: сниженный уровень самоконтроля, раздражительность, иногда неадекватная самооценка, стремление к доминированию и др. В случаях, когда нарушение поведения ребенка обусловлено другими причинами (особенностями развития, например, гиперактивность), физическое насилие только усугубляет проблему. В результате образовывается замкнутый круг: нарушение поведения ребенка – физическое насилие по отношению к нему – усиление поведенческих нарушений.

Данные проведенных исследований позволяют сделать выводы о том, что физическое насилие над детьми достаточно распространено, так как дети находятся в зависимом положении. И, как правило, чем жестче наказываются дети, тем менее они склонны говорить об этом [3].

Физические последствия таких избиений, как правило, не столь страшны, а психологические не осознаются. Между тем каждый случай физического наказания означает для ребенка, что он плохой, ненужный, нелюбимый, а частые сопутствующие наказанию утверждения, что это делается «для твоей же пользы», эмоционально не воспринимаются. Дети, с которыми так обращаются, лишены неоценимого чувства безопасности, которое необходимо для нормального развития ребенка.

Как показывают исследования, до 90 % людей воспринимают физическое насилие как меру воспитания. Наказывают, как правило, родственники мужского пола. До 10 % детей получают тяжелые травмы (из них – 10 % в возрасте до двух лет).

Самый высокий процент детей, пострадавших от физического насилия в семье, приходится на подростковый возраст (12–17 лет). Наиболее низкий – отмечается у дошкольников (до пяти лет).

Физическое насилие негативно отражается на формировании личности на последующих этапах ее развития. Впоследствии могут проявиться такие особенности характера и поведения, как повышенная агрессивность, тревожность, неумение сопереживать, заниженная самооценка, низкий социальный статус, пристрастие к алкоголю, наркомании.

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Ребенок, подвергшийся физическому насилию, получает информацию от значимых для него людей (и прежде всего, на невербальном уровне) о том, что:

люди, которые меня больше всего любят, – это те, которые меня бьют;

у меня есть право бить других членов семьи;

я могу применять физическое насилие, когда другие методы воздействия не действуют.

В результате такого обращения дети могут испытывать достаточно противоречивые чувства: страх, боль, стыд, обиду, ненависть, унижение, чувство вины и др. Последствия физического насилия зависят от возраста ребенка.

В детском возрасте последствия жестокого обращения в основном выражаются в задержке психофизического развития, появлении различной неврозоподобной симптоматики: расстройствах сна, аппетита. У многих детей, которых физически наказывали, выявляется энурез, энкопрез, различные тики, ночные страхи и т. п. У ребенка, подвергшегося физическому насилию в возрасте от трех до шести лет, может наблюдаться следующая симптоматика: примирение со случившимся, отсутствие сопротивления, пассивная реакция на боль, болезненное отношение к замечаниям, критике, заискивающее поведение, чрезмерная уступчивость, псевдовзрослое поведение (внешне копирует поведение взрослых), негативизм, агрессивность, лживость, воровство, жестокость по отношению к животным, склонность к поджогам.

В младшем школьном возрасте у детей наблюдается стремление скрыть причину повреждений и травм, ощущение одиночества, отсутствие друзей, боязнь идти домой после школы и даже странные пищевые пристрастия (штукатурка, кал, листочки, улитки, жучки и т. д.).

В подростковом возрасте, периоде взрослости, в семейной жизни лица, подвергавшиеся физическому насилию в детстве, могут быть жестоки с окружающими. Подростки склонны давать отчетливые протестные реакции на наказания родителей, типичны также уходы из дома, поиск поддержки в асоциальных компаниях, иногда суицидальное поведение. Очень важным отличием жертв во взрослом возрасте является неспособность справляться с проблемами, а также искать и получать помощь от окружающих людей. Когда ребенок-жертва не получает помощи от собственных родителей, это подрывает его способности к поиску помощи и взаимоотношениям с людьми в будущем.

Взрослые, пережившие в детстве насилие, так же, как и большинство жертв жизненных травматических событий, страдают либо от пониженного, либо от повышенного контроля за своими чувствами, импульсами, уровнем тревоги. Оказалось, что, когда дети-жертвы достигают взрослости, имеется существенный риск, что у них обнаружится психопатология.

Следующие черты характеризуют взрослого человека, не справившегося с травмой насилия в детстве, и его семью:

хаотичная или дезорганизованная семья;

жестокость, насилие, неумение проявлять заботу в семье;

потеря интереса к ребенку в семье или его неприятие;

низкое качество общения членов семьи между собой;

саморазрушающее поведение.

1.2. Индикаторы физического насилия над ребенком Проблема физического насилия по отношению к детям со стороны родителей достаточно редко является непосредственной причиной обращений к каким-либо специалистам.

Чаще насилие обнаруживается в процессе работы с другими проблемами: нарушениями

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

поведения, школьной дезадаптацией, конфликтами в семье и др. Инициаторами обращения в таких случаях обычно выступают родители, сами дети редко обращаются за помощью.

В большинстве случаев при обращениях по поводу проблем с поведением или учебой выявляется, что родители используют «обычные» наказания ремнем, подзатыльниками, шлепками и т. п. Практика такого рода обращения с ребенком почти закономерно приводит к появлению нарушений у ребенка в других сферах его жизни – в школе, общении со сверстниками либо к усугублению уже имеющихся проблем.

Однако в последнее время участились случаи выявления более жестокого обращения с детьми. Когда наказания становятся опасными для жизни и здоровья ребенка, выходят за рамки семьи, по поводу детей обращаются знакомые, родственники, родители одноклассников и т. п.

Общими особенностями для той и другой категории случаев физического насилия являются некоторые особенности родителей:

неспособность родителей справиться с ситуацией;

отсутствие критики к собственным действиям;

повышенная ориентировка на нормативность без попытки понять, что происходит с ребенком: «в нашем доме не было воров», «он только так что-нибудь понимает», «его побьешь – он, как шелковый» и т. д.

В процессе работы с родителями часто выявлялось наличие физических наказаний или бытового насилия в детстве (например, конфликты между родителями с применением силы).

Интересно, что даже во взрослом возрасте физические наказания со стороны родителей мало рефлексируются, к ним сохраняется некритичное отношение. Наказания, как правило, являются лишь одним из факторов деформации семейных отношений. Паттерн поколений является одним из наиболее сильных механизмов формирования склонности человека применять физическое насилие по отношению к своим детям.

При выявлении физического насилия по отношению к ребенку помощь ведется в трех направлениях:

медицинская — заживление травм;

психотерапевтическая — и для жертвы, и для насильника;

социальная — разделение насильника и жертвы (хотя бы временно).

При всех обращениях, когда выявляется физическое насилие, одной из важнейших задач является диагностика случая и оценка необходимой степени интервенции. Очень важен при этом возраст детей: чем меньше ребенок, тем больше он нуждается в защите.

Во всех случаях, когда угроза физическому и психическому здоровью ребенка достаточно высока, основное усилие должно быть сконцентрировано на обеспечении безопасности ребенка, вплоть до изъятия его из семьи.

Однако учреждения, оказывающие помощь таким детям, должны учитывать не только актуальную ситуацию, но, принимая решения, думать о будущем жизнеустройстве ребенка.

Изъятие ребенка из семьи само по себе может быть причиной психологической травмы для ребенка. Кроме того, ребенок, подвергшийся насилию и получивший физическую и психологическую травму, без проведения реабилитационных мероприятий сразу поступает в учреждение интернатного типа. Отсутствие реабилитационной работы, достаточного количества тепла и внимания, а также то, что он может подвергнуться насилию со стороны сверстников или старших ребят, лишь ухудшает ситуацию.

Изменившийся семейный статус также вызывает растерянность и тревогу, так как дети обычно не представляют, как решится их дальнейшая судьба и от чего она зависит.

Часто ребенок чувствует себя виноватым перед родителями, что усугубляет травматизацию.

Таким образом, на практике изъятие ребенка из семьи нередко приводит к тому, что он либо поступает в детский дом, что часто является ухудшением его ситуации, либо возвращается. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

в семью, где мало что изменилось. При этом родители часто начинают испытывать еще больше негативных чувств к ребенку, из-за которого, по их мнению, они выглядят в глазах окружающих плохими родителями. Вместе с тем без изъятия ребенка из семьи помощь зачастую оказать невозможно.

В качестве медицинских маркеров физического насилия над ребенком выделяют прежде всего различные виды травм и повреждений (раны, синяки, ссадины, ущипы, ожоги, сотрясение мозга и т.

д.):

в разных частях тела (например, на спине и груди одновременно);

разные по времени возникновения;

непонятного происхождения;

имеют особую форму предмета (например, форму пряжки ремня, ладони, прута);

а также нарушения в органах чувств, задержка развития, малоподвижность, которая происходит при повреждении любых органов тела.

Некоторые примеры травм и повреждений, полученных ребенком в результате физического насилия, приводятся ниже.

Царапины и рубцы. Царапины у любого ребенка, особенно на лице. Царапины на спине, царапины необычной формы, свидетельствующие о применении инструментов, укусы, ссадины, нанесенные каким-либо инструментом или рукой, ссадины на различных стадиях лечения.

Ожоги. Ожоги от погружения в горячую жидкость, сигаретные ожоги, след от веревки, сухой ожог, как если бы ребенка заставили сесть на горячую поверхность или что-то горячее приложили к коже.

Ссадины. На губе, глазу или другой части лица, любая ссадина на внешних половых органах.

Травмы скелета. Переломы ребер, переломы челюсти, черепные травмы, перелом или травма позвоночника, повторная травма одного и того же места, травмы, причиненные вследствие сильного выкручивания или вытягивания, радиологические знаки (такие, как смещение суставов, и др.).

Травмы головы. Отсутствие волос и синяки, кровоподтеки на коже головы, гематомы на черепе, полученные в результате сильного удара, кровоизлияния на сетчатке глаза или отслоение сетчатки, переломы челюсти и носа, расшатанные или выбитые зубы.

Внутренние травмы в результате ударов по животу. Кровоизлияния в кишечнике, разрыв брюшной вены, перитонит, разрыв (ушиб) печени, селезенки и поджелудочной железы, травма почек, напряженность брюшины или мягкость брюшной полости.

Ушибы тела, ягодиц или головы. Патогномонично «типичные» повреждения: синяки на ягодицах или ниже спины; синяки в области гениталий; могут быть другие повреждения, которые нанесены в связи с тем, что ребенок мочится или грязный.

Наиболее яркими поведенческими и психологическими индикаторами физического насилия над ребенком являются следующие особенности в поведении детей:

малоподвижность, пассивность, слабая эмоциональная реакция (может проявляться начиная с 6 месяцев);

негативная ориентация на группу детей (настороженность и агрессия на любые изменения в группе);

стеснительность, избегание контактов со сверстниками;

поведение «маленького старичка»;

. Коллектив авторов. «Защита детей от жестокого обращения»

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам

Похожие работы:

«Светлана Владимировна Плотникова Развитие лексикона ребенка Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=635295 Развитие лексикона ребенка: учеб. пособие / С.В. Плотникова.: ФЛИНТА, Наука; Москва; 2011 ISBN 97...»

«Виктор Борисович Зайцев Мгновенный гипноз. Сила внушения, приемы, техники Серия «Ваша тайна» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6358445 Мгновенный гипноз. Сила внушения, приемы, техники / В....»

«Анна Волкова Книга имен Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6528204 Книга имен / Анна Волкова: ACT, Сова; Москва, Санкт-Петербург; 2011 ISBN 978-5-17-073826-7 Аннотация Выб...»

«Теодор Шварц Большая книга тайных наук. Имена, сновидения, лунные циклы Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=585855 Большая книга тайных наук. Имена, сновидения, лунные циклы: Питер; СПб.; 2010 ISBN 978-...»

«ЕВРОПЕЙСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Факультет международного права Смирнов Антон Евгеньевич Учебно-методическое пособие по курсу МЕЖДУНАРОДНОЕ ТОРГОВОЕ ПРАВО Вильнюс УДК 341.241.8(075) ББК 67.412.2я7 С50 Р е коме ндо ва но к из да нию : Академическим советом бакалаврских про...»

«Коллектив авторов Большая книга праздничных блюд Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=567275 Большая книга праздничных блюд. : Эксмо; Москва; 2011 ISBN 978-5-699-45214-9 Аннотация Праздничный стол – всегда приятное событие, хотя и хлопотное, и утомительное для тех, кто его готовит. Подготовить п...»

«Шимкович Марина Николаевна, Академия управления при Президенте Республики Беларусь, кафедра гражданского и хозяйственного права, кандидат юридических наук, доцент Государственное регулирование страховой деятельности в Республике Беларусь Дер...»

«Вестник Томского государственного университета. Право. 2013. №1 (7) УДК 343.74 Л.В. Ведерникова К ВОПРОСУ О ПРЕДМЕТЕ ПРИСВОЕНИЯ ИЛИ РАСТРАТЫ ВВЕРЕННОГО ИМУЩЕСТВА Изучение научной литературы и судебной практики позволило сделать вывод о необходимости при...»

«Александра Бурбелло Александр Шабров Современные лекарственные средства http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=166300 Современные лекарственные средства: Клиникофармакологический справочник практического врача (4е издание, переработанное и дополненное)...»

«Маргарита Александровна Шевченко Психологические рисуночные тесты для детей и взрослых Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8373033 Психологические рисуночные тесты...»

«Наталья Георгиевна Замятина Кухня Робинзона. Рецепты блюд из дикорастущих растений и цветов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6060199 Кухня Робинзона. Рецепты блюд из дикорастущих растений и цветов / Н.Г. Замятина; [ил. Н.Г. Замятиной].: Центрполиграф; Мос...»

«Леонид Пантелеев Честное слово (сборник) Текст книги предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6601309 Честное слово: Дет. лит.; Москва; 2014 ISBN 978-5-08-005221-7 Аннотация В эту книгу, написанную автором знаменитой «Республики Шкид», вошли рассказы о...»

«Михайлов Александр Александрович ИЗМЕНЕНИЕ ПРОКУРОРОМ ОБВИНЕНИЯ И ОТКАЗ ПРОКУРОРА ОТ ОБВИНЕНИЯ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ 12.00.09 – уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность Авто...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САРАТОВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ» «УТВЕРЖДАЮ» Первый проректор, прорект...»

«Глеб Погожев Борис Васильевич Болотов Аптека здоровья по Болотову Серия «Жизнь по Болотову» «Текст предоставлен правообладателем» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181493 Аптека здоровья по...»

«Елена Филипповна Архипова Ранняя диагностика и коррекция проблем развития. Первый год жизни ребенка Серия «Библиотека программы «От рождения до школы»» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5816265 Ранн...»

«Введение Пособие по оценке систем уголовного правосудия УПРАВЛЕНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ ПО НАРКОТИКАМ И ПРЕСТУПНОСТИ Вена Введение Пособие по оценке систем уголовного правосудия ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ Нью-Йорк, 2010 год Употребляемые обоз...»

«Николай Горькавый Космические сыщики Серия «Научные сказки» Текст книги предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6602176 Космические сыщики. Научные сказки: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-22152-3 Аннотация Огромную Вселенную невозможно понять, не изучив устройство крошечных атомов и...»

«Уильям Индик Психология для сценаристов. Построение конфликта в сюжете Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8220963 Психология для сценаристов: Построение конфликта в сюжете/Уильям Индик: Альпина нон-фикшн; Москва; 2014 ISBN 978-5-9614-3257-2 Аннотация Работа над сценарием, как и вс...»

«Анатолий Геннадьевич Маклаков Познавательные психические процессы: Хрестоматия Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=583045 Познавательные психические процессы: Хрестоматия / Сост. А. Маклаков.: Питер; СПб.; 2002 ISBN 5-318-00614-0 Аннотация Издание...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ Государственное автономное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования Свердловской области «Институт развития образования»ОРГАНИЗАЦИЯ ПРАВОВОГО ВОСПИТАНИЯ ОБУЧАЮЩИХ...»

«Дмитрий Леонидович Шукуров Русский литературный авангард и психоанализ в контексте интеллектуальной культуры Серебряного века Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9740451 Д. Шукуров. Русский литературный авангард и психоанализ в контексте интеллектуальной культу...»

«Георгий Леонидович Багиев Валентина Михайловна Тарасевич Маркетинг: Учебник для вузов Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=428182 Маркетинг: Учебник для вузов. 3-...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Экстремальные ситуации Серия «Справочник практического психолога» текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=174636 Экстремальные ситуации: Эксмо; Москва; 2006 ISBN 5-699-07805-3 Аннотация Книга представляе...»

«ВЕСТНИК ТОМСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011 Право №2 ПРОБЛЕМЫ ЧАСТНОГО ПРАВА УДК 347.9 Г.Л. Осокина НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ДОКАЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА (ДИСКУССИОННЫЕ АСПЕКТЫ) Дается критическая оце...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.