WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ СТРАХОВАНИЯ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Уральский юридический институт

На правах рукописи

Маслов Вилли Андреевич

УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

ЗА МОШЕННИЧЕСТВО В СФЕРЕ СТРАХОВАНИЯ

Специальность 12.00.08 – уголовное право и криминология;

уголовно-исполнительное право

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата юридических наук

Научный руководитель

Заслуженный юрист Российской Федерации доктор юридических наук, профессор Сабанин С.Н.

Екатеринбург – 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение…………………………………………………………………………..3 Глава 1. Уголовно-правовая характеристика мошенничества в сфере страхования …………………………………………………………….15 § 1. Обоснованность дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования.……………………………………….15 § 2. Особенности объективных признаков мошенничества в сфере страхования............…....……………….…………….37 § 3. Особенности субъективных признаков мошенничества в сфере страхования................………………….…………….68 Глава 2. Отдельные вопросы применения норм об ответственности за мошенничество в сфере страхования ……………………………………….85 § 1. Особенности юридической оценки мошенничества в сфере страхования при наличии квалифицирующих признаков……...........85 § 2. Вопросы квалификации мошенничества в сфере страхования, связанные с разграничением от гражданско-правовых деликтов и смежных преступлений………………………………………………………109 § 3.


Вопросы регламентации санкций и практика назначения наказания за мошенничество в сфере страхования………………….……….129 Заключение……………………………………………………………………...155 Список использованных источников………………………………………….171 ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Необходимым критерием для причисления Российской Федерации к правовым государствам с функционирующим гражданским обществом и развитой экономической сферой является гарантированная и эффективная система защиты имущественных интересов физических и юридических лиц.

Страхование как особый вид экономических отношений во все времена признавалось важнейшим сектором, как мировой, так и национальной финансовой системы. В период неустойчивой экономической ситуации меры страховой защиты приобретают особую значимость для поддержания стабильности при возникновении непредвиденных ситуаций.

В Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ на период до 2020 года указывается, что для эффективного и динамичного экономического роста необходимо стимулирование развития страхового рынка с одновременным совершенствованием требований к инвестированию страховых резервов1.

Выполнение поставленных задач осуществляется посредством внедрения на страховом рынке перспективных правил и условий страхования, повышения общей культуры договорных отношений и развития здоровой конкуренции. Однако нормальному функционированию страхового рынка существенно препятствует преступность в сфере страхования.

Необходимость охраны сферы страхования уголовно-правовыми средствами вызвана, помимо прочего, тем, что преступления в сфере страхования затрудняют или блокируют выполнение основных задач страхования, а также тем, что они имеют своим результатом не основанное на объективных экоРаспоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р (ред. от 08.08.2009) «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» // Собрание законодательства Российской Федерации (далее – СЗ РФ). 2008. № 4. Ст. 5489.

номических расчетах увеличение страхового тарифа для всех потребителей страховых услуг.

Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» дополнил Уголовный кодекс РФ рядом новых составов преступлений, среди которых ст. 159 5 УК РФ «Мошенничество в сфере страхования». Появление данной нормы в уголовном законодательстве обозначило переход на новый уровень противодействию преступлениям в сфере страхования, однако получило неоднозначную оценку среди ученых и практиков2.

В контексте данных неоднозначных оценок очевидной является востребованность исследования обоснованности проведенной дифференциации ответственности за мошеннические посягательства.

Возникли требующие разрешения проблемы разграничения нового состава мошенничества в сфере страхования с гражданско-правовыми отношениями и смежными составами.

Необходим анализ данного законодательного подхода к наказуемости мошеннических посягательств, заключающийся в исключении из санкций основных составов «специальных норм» о мошенничестве наказания в виде лишения свободы при сохранении без изменений остальных видов наказаний.

Следует отметить, что, в настоящее время отсутствуют научнообоснованные исследования системы наказаний, предусмотренных за мошенничество в сфере страхования, что затрудняет оценку эффективности уголовно-правового воздействия в отношении виновных лиц.

См. например, Решняк М.Г. О некоторых вопросах временного уголовно-правового законотворчества // Российский следователь. 2014. № 3. С. 28; Минская В.С. Современное законодательное регулирование уголовной ответственности за мошенничество и вопросы квалификации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 10. С. 36; Кленова Т.В. О разграничении смежных и конкурирующих составов преступлений (на примере мошенничества) // Уголовное судопроизводство. 2014. № 1. С. 25; и др.

Особого внимания заслуживает тот факт, что специальная норма о мошенничестве в сфере страхования существует в уголовном законодательстве ряда зарубежных государств, что позволяет провести сравнительно-правовое исследование уголовно-правовых мер противодействию мошенничеству в сфере страхования в отечественном и зарубежном законодательстве.

Все вышеизложенное указывает на актуальность темы выбранного диссертационного исследования.

Степень научной разработанности проблемы исследования.

Мошенничеству как уголовно-правовому феномену уже значительный промежуток времени уделяется существенное внимание со стороны ученых.

Среди исследований, раскрывающих проблемы борьбы с мошенничеством и пути их решения, следует выделить труды: А.И. Алгазина, Д.И. Аминова, Г.Н. Борзенкова, А.И. Бойцова, В.В. Векленко, Б.В. Волженкина, Н.Ф. Галагузы, Л.Д. Гаухмана, Н.Д. Ковбенко, В.Д. Ларичева, Н.А. Лопашенко, Н.Н.

Лунина, С.В. Максимова, Р.Б. Осокина, М.Е. Покровского, Р.А. Сабитова, Ю.И. Степанова, Т.Н. Тиминой, В.И. Тюнина, В.В. Эльзессера, П.С. Яни и др.

Отдельным аспектам мошенничества в сфере страхования посвящены работы В.Н. Агрененко «Предупреждение преступлений, совершаемых в сфере страхования» (Москва, 2003); А.В. Балян «Противодействие преступлениям, совершаемым на рынке страхования» (Москва, 2006); Р.Н. Боровских «Криминальные проявления в страховой деятельности: анализ и противодействие» (Омск, 2009); Ю.М. Быкова «Мошенничество в сфере страхования: криминологические и уголовно-правовые проблемы» (Москва, 2006);

С.В. Прометова «Ответственность за посягательства в сфере страхования: законодательство, юридический анализ, квалификация, причины и меры предупреждения» (Нижний Новгород, 2008).

Уголовно-правовые и криминологические аспекты страхового мошенничества в конкретных сферах исследовались Д.Ю. Беляковым «Противодействие мошенничествам, совершаемым в сфере автострахования: криминологический и уголовно-правовой аспекты» (Москва, 2007); Д.Б. Дмитриевым «Мошенничество в сфере обязательного социального страхования» (Ростовна-Дону, 2004); В.В. Елисеевым «Предупреждение преступлений, посягающих на собственность страховых организаций при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Москва, 2006); А.В. Филипповым «Уголовная ответственность за мошенничество в сфере страхования автотранспортных средств» (Москва, 2010).

В работах перечисленных авторов имеются важные теоретические и практические выводы относительно вопросов ответственности за мошенничество в сфере страхования, вносящие существенный вклад в уголовноправовую науку. Однако следует отметить, что данные исследования касались преимущественно криминологических аспектов мошенничества в сфере страхования, а также проводились до внесения изменений в уголовное законодательство и дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования.





Цель и задачи исследования.

Цель диссертационного исследования заключается в разработке на основе комплексного анализа уголовно-правовых норм и сложившейся судебно-следственной практики предложений и рекомендаций по совершенствованию и эффективному применению уголовного законодательства, регламентирующего ответственность за мошенничество в сфере страхования.

Достижение указанной цели обусловило постановку и решение следующих задач:

– исследовать дифференциацию ответственности за мошенничество в сфере страхования на предмет ее обоснованности;

– охарактеризовать особенности объективных признаков состава мошенничества в сфере страхования;

– раскрыть особенности субъективных признаков состава мошенничества в сфере страхования;

– определить особенности юридической оценки мошенничества в сфере страхования при наличии квалифицирующих признаков;

– выявить проблемы квалификации мошенничества в сфере страхования и предложить рекомендации для их разрешения;

– проанализировать санкции и практику назначения наказания за мошенничество в сфере страхования;

– предложить меры по совершенствованию законодательства и практики применения норм, регламентирующих ответственность за мошенничество в сфере страхования.

Объект и предмет исследования.

Объект диссертационного исследования - ответственность за мошенничество в сфере страхования по законодательству Российской Федерации.

Предметом исследования являются закономерности и наиболее противоречивые вопросы уголовной ответственности за мошенничество в сфере страхования, а также специфика применения уголовно-правовой нормы предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере страхования.

Методология и методика исследования. При проведении исследования, исходя из особенностей его объекта, предмета, поставленной цели и задач, в качестве методологической основы был избран диалектическоматериалистический метод познания явлений и процессов социальной реальности, являющийся базисом всей методологии исследований, суть которого состоит в объединении диалектического подхода к познанию окружающего мира с его материалистическим пониманием.

Кроме того, использовались частнонаучные методы: системноструктурный (при раскрытии уголовно-правовых особенностей объективных и субъективных признаков мошенничества в сфере страхования), логический (при анализе санкции за совершение мошенничества в сфере страхования и практики назначения наказания за мошенничество в данной сфере), классификации (при анализе объективных признаков состава преступления, предусмотренного статьей 1595 УК РФ), метод сравнительного правоведения (при исследовании нормативной регламентации ответственности за мошенничество в сфере страхования в отечественном и зарубежном уголовном законодательстве), метод анализа документов и иных источников, а также статистический метод исследования (при исследовании и обобщении материалов судебно-следственной практики, при обработке данных Главного информационноаналитического центра Министерства внутренних дел РФ, а также при изучении Обзоров судебной практики Верховного Суда РФ).

Теоретическая база исследования базируется на научных трудах в области философского знания, теории государства и права, истории права, уголовного права, гражданского права и криминологии.

Нормативную базу исследования составляют: Конституция Российской Федерации; федеральное законодательство Российской Федерации:

Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, законодательство, регулирующее отношения в сфере страхования; постановления Правительства РФ;

постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации; уголовное законодательство ряда зарубежных государств (Австрии, Болгарии, Дании, КНР, Нидерландов, Польши, ФРГ, Швейцарии).

Эмпирическая база исследования представлена статистическими данными ГИАЦ МВД России о состоянии преступности на территории РФ за период с 2003 по 2015 гг., разъяснениями Верховного Суда РФ по материалам обобщения судебной практики, а также материалами опубликованной судебной практики. Кроме того, изучено 189 уголовных дел о мошенничестве, из них 107 уголовных дел – о мошенничестве в сфере страхования судов республики Татарстан, Пермского края, Белгородской, Калужской, Московской, Новосибирской, Челябинской областей, и других субъектов Российской Федерации.

Научная новизна диссертационного исследования.

Впервые на уровне диссертационного исследования проводится комплексный анализ норм об ответственности за мошенничество в сфере страхования. Посредством системного анализа существующих точек зрения, накопившейся за последние годы судебной практики и собственного видения вопроса, автором выработаны рекомендации по совершенствованию уголовноправовых мер противодействия мошенничеству в сфере страхования. Предложен авторский вариант редакции статьи, предусматривающей ответственность за мошенничество в сфере страхования. Разработаны критерии отграничения мошенничества в сфере страхования от смежных составов преступлений.

Научную новизну диссертационного исследования определяют следующие основные положения, выносимые на защиту:

На основе анализа уголовно-правовых оснований дифференциации ответственности, а также ряда криминологических, экономических и иных факторов, опровергнута имеющая место в науке точка зрения о нецелесообразности выделения мошенничества в сфере страхования в отдельной норме УК РФ.

Основываясь на целях дифференциации ответственности, с учетом специфики объекта и предмета мошенничества в сфере страхования и в целях его конкретизации, предлагается в диспозиции ч. 1 ст. 159 5 УК РФ формулировку «чужого имущества» заменить сочетанием слов «имущества страховщика».

Необходимым является дополнение диспозиции ст. 1595 УК РФ 3.

признаком специального субъекта, каковым выступает «страхователь» или «выгодоприобретатель», что является последовательным в контексте дифференциации ответственности за мошенничество, подтверждается мнением отечественных правоведов, и позволит правоприменителю более эффективно использовать уголовный закон.

Требуется исключение из ст. 1595 УК РФ такого квалифицирующего признака как «совершенное с причинением значительного ущерба гражданину», поскольку данная норма охраняет исключительно правомочия страховых организаций, а также ввиду отсутствия критериев «значительности» ущерба и, как следствие, невозможности учета направленности умысла виновного.

Предлагается предусмотреть в качестве наказания за мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, наказание в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, что повысит эффективность противодействия данным деяниям.

Разработаны критерии разграничения мошенничества в сфере 6.

страхования со смежными составами преступлений, а также рекомендации по квалификации при совокупности с другими преступлениями, отражающие специфику сферы страхования.

В целях учета общественной опасности мошенничества в сфере 7.

страхования, совершенного с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, необходимо внести изменения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2007 г. № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», изложив п. 7 в следующей редакции:

«7. Деяния, предусмотренные частью 1 статьи 1595 УК РФ, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, подлежат квалификации по совокупности части 1 статьи 1595 УК РФ и части 3 статьи 327 УК РФ. В иных случаях хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватываются составом мошенничества и не требуют дополнительной квалификации по статье 327 УК РФ.»

С целью выполнения поставленных перед наказанием целей, учета типовой личности мошенника в сфере страхования, а также приведения судебной практики за мошенничество в сфере страхования в единообразное состояние, необходимо внесение в дополнение к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» п.

29 следующего содержания:

«29. Для судов при назначении наказания за преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 1595 УК РФ, с учетом личности виновного предпочтительным является избрание наказания в виде штрафа. О необходимости избрания данного вида наказания может свидетельствовать, к примеру, совершение преступления лицом впервые, отсутствие опасности лица для общества, отсутствие необходимости отбытия виновным реального наказания и т.п.»

Помимо вышеизложенного, на основании обобщения положений и выводов исследования предлагается изложить ст. 1595 УК РФ в следующей редакции:

«Статья 1595 «Мошенничество в сфере страхования».

Мошенничество в сфере страхования, то есть хищение страхователем или выгодоприобретателем имущества страховщика путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу, – наказывается … То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному 2.

сговору, – наказывается …

3. Деяния, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, – наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо принудительными работами на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью сроком до 3 лет либо без такового, со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового и с ограничением свободы на срок до полутора лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере, – наказываются…»

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Полученные результаты, теоретические выводы и практические рекомендации, сформулированные в диссертации, дополняют ряд аспектов доктринального толкования и практики применения современной науки уголовного права. Использование новых и обобщение известных материалов теоретического, уголовно-правового, гражданско-правового и страхового характера расширяет сферу научного знания в области уголовной ответственности за мошенничество в сфере страхования.

Материалы исследования могут быть использованы:

– в научно-исследовательской деятельности при дальнейшем изучении мошенничества в сфере страхования;

– в законотворческой деятельности по совершенствованию уголовного законодательства;

– в учебном процессе при подготовке и выпуске курсов лекций, учебных и методических пособий, иной учебной литературы образовательных организаций высшего образования юридического профиля, при повышении квалификации практических работников и подготовке научнопедагогических кадров в области юриспруденции, в частности, при преподавании курса уголовного права по теме: «Преступления против собственности». Отдельные выводы и предложения могут заинтересовать специалистов в области страхового, гражданского и уголовно-процессуального права;

– в правоприменительной деятельности правоохранительных органов и судов при применении норм об ответственности за мошенничество.

Апробация результатов исследования проходила в виде его рецензирования и обсуждения на кафедре уголовного права Уральского юридического института МВД России, в докладах и сообщениях автора на следующих научно-представительских мероприятиях: всероссийская научнопрактическая конференция «Проблемы современного российского законодательства» (Екатеринбург, 2012); научно-практическая конференция «Проблемы борьбы с преступностью и подготовки кадров для правоохранительных органов» (Минск, 2012); международная научно-практическая конференция «Право в современном мире» (Екатеринбург, 2012); вузовская конференция «Тенденции развития уголовного права России» (Екатеринбург, 2012); научно-практическая конференция молодых ученых «Современность в творчестве вузовской молодежи (Актуальные вопросы права и безопасности на современном этапе) – 2013» (Иркутск, 2013); IX международная научнопрактическая конференция молодых исследователей «Современные проблемы юридической науки» (Челябинск, 2013); межведомственный круглый стол «Актуальные вопросы расследования отдельных видов преступлений»

(Екатеринбург, 2013); вузовская конференция «Актуальные правовые проблемы обеспечения национальной безопасности» (Екатеринбург, 2013); вузовский круглый стол «Современные уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью» (Екатеринбург, 2013); всероссийская молодежная научно-практическая конференция «Инновационный потенциал молодежи: патриотическое сознание и практика гражданского участия» (Екатеринбург, 2013); международная научно-практическая конференция «Право в современном мире: 20-лет Конституции РФ» (Екатеринбург, 2013); межвузовская научно-практическая конференция «Актуальные вопросы совершенствования российского уголовного законодательства на современном этапе развития общества» (Екатеринбург, 2013); межведомственный круглый стол «Экономическая безопасность региона: основные угрозы, способы противодействия» (Екатеринбург, 2014); всероссийская научнопрактическая конференция «Уголовное законодательство: вчера, сегодня, завтра» (Санкт-Петербург, 2014); всероссийская конференция «Актуальные проблемы государственно-правового развития на современном этапе» (Екатеринбург, 2015).

Результаты диссертационного исследования изложены в семнадцати научных публикациях общим объемом 5,8 п. л., в том числе четырех статьях в научных журналах, включенных в перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук.

Структура диссертации.

Структура определена целью и задачами исследования и включает введение, две главы, шесть параграфов, заключение, список использованной литературы и приложения.

ГЛАВА I. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ СТРАХОВАНИЯ

–  –  –

Указание в статье 39 Конституции РФ на поощрение добровольного социального страхования, создания дополнительных форм социального обеспечения и благотворительности, по мнению В.Д. Зорькина, позволяет рассматривать в качестве обязанности государства создание благоприятного правового режима для становления и развития негосударственных форм социального обеспечения, принятие организационно-правовых и финансовых мер, направленных на стимулирование участия граждан, юридических лиц в их создании и деятельности3. Поддерживая данную позицию, следует отметить, что обеспечение такого благоприятного правового режима невозможно без регуляции данной сферы посредством различных правовых средств, в том числе посредством установления уголовно-правовых запретов на посягательство на собственность страховых организаций.

Значимость сферы страхования на федеральном уровне подтверждается положениями Концепции долгосрочного социально-экономического развития РФ до 2020 года. Правительство РФ при определении основных приоритетов социальной и экономической политики устанавливает необходимость создания эффективной пенсионной системы на принципах страхования и накопления. В сфере развитие человеческого потенциала ставится цель развития системы страхования гражданской ответственности в сфере функционирования потенциально опасных объектов. В приоритетном направлении разСм.: Комментарий к Конституции Российской Федерации (постатейный) / под ред. В.Д.

Зорькина. М.: Норма, 2011.

вития здравоохранения указывается на необходимость модернизации системы обязательного медицинского страхования и развития системы добровольного медицинского страхования. Также в данном документе устанавливается приоритет предоставления на добровольной основе дополнительных мер защиты от безработицы на страховых принципах, к каковым относится возмещение утраченного из-за потери работы заработка, определяемого в соответствии с периодом оплачиваемой занятости и размером страховых отчислений4.

Федеральный закон от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» дополнил Уголовный кодекс РФ 5 рядом новых составов преступлений, среди которых ст. 1595 УК РФ «Мошенничество в сфере страхования».

Пояснительная записка к проекту вышеуказанного федерального закона позволяет раскрыть цель данного законодательного решения, сообщая о том, что «в целом законопроект направлен на дифференциацию различных видов мошенничества»6.

Ведя речь о таком явлении, как дифференциация, следует отметить, что в общем виде под дифференциацией (франц. differentiation – от лат. differentia – разность, различие) понимается разделение целого на различные части, формы и ступени7.

О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года: распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р // СЗ РФ. 2008. № 47. Ст. 5489.

Автором перечислены лишь некоторые направления активизации и совершенствования сферы страхования в различных областях общественных отношений, тогда как в самом документе их в несколько раз больше.

Далее – УК РФ.

О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части дифференциации мошенничества на отдельные составы): законопроект № 53700-6. URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/ %20%28SpravkaNew%29?OpenAgent&RN=53700-6&02 (дата обращения: 04.12.2014).

См.: Большой энциклопедический словарь. СПб.: Норинт, 1997. С. 272.

Применительно к науке уголовного права под дифференциацией понимается градация, разделение ответственности в уголовном законе, в результате которой законодателем устанавливаются различные уголовно-правовые последствия в зависимости от характера и типовой степени общественной опасности преступления и личности виновного8.

При этом Т.А.

Лесниевски-Костарева выделяет следующие значимые признаки дифференциации уголовной ответственности, позволяющие определить ее сущность и отграничить от индивидуализации:

1) субъектом ее является национальный законодатель, местом – уголовный закон;

2) сущность ее – разделение, расслоение уголовной ответственности;

3) основание – типовая степень общественной опасности содеянного и типовая степень общественной опасности лица, совершившего преступление;

4) средства дифференциации ответственности регламентированы в институте квалифицированных и привилегированных признаков состава преступления и в институте освобождения от уголовной ответственности;

5) процесс дифференциации детерминирован порядком применения ее средств.

Л.Л. Кругликов и А.В. Васильевский, в свою очередь, дифференциацию ответственности определяют как осуществляемое законодателем разделение ответственности, дозировка с учетом определенного рода обстоятельств, целью которого является создание для правоприменителя желаемого режима при определении меры (вида и размера) ответственности за совершенное правонарушение9.

Следует отметить импонирующую нам точку зрения указанных выше авторов о том, что дифференциация уголовной ответственности представляет собой «одно из генеральных направлений уголовно-правовой политики люСм.: Уголовное право: словарь-справочник / авт.-сост. Т.А. Лесниевски-Костарева.

М.:

Норма-Инфра-М, 2000. С. 54.

См.: Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Дифференциация ответственности в уголовном праве СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 62.

бого цивилизованного общества в сфере борьбы с преступностью»10, а также «принцип, руководящую идею права»11.

Дифференциация уголовной ответственности является одной из ключевых составляющих обеспечения принципа справедливости, провозглашающей главенствующую идею соответствия наказания характеру и степени общественной опасности преступления обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Прежде чем перейти к анализу обоснованности дифференциации уголовной ответственности за мошенничество в сфере страхования, считаем необходимым акцентировать внимание на том, что в научных кругах данное решение законодателя вызвало неоднозначную оценку.

К примеру, по мнению некоторых авторов, решение законодателя о выделении специальных норм о мошенничестве с точки зрения объектов охраны, конструкции составов преступления, новой терминологии и др. представляется необоснованным12.

Л.Д. Гаухман утверждает социальную необоснованность и непродуманность данных дополнений УК РФ13.

Говоря об эффективности дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования, следует особое внимание обратить на основания дифференциации, поскольку отсутствие данных оснований будет свидетельствовать о нецелесообразности такого процесса.

Как верно отмечают Л.Л. Кругликов и А.В. Васильевский, вопрос об основаниях дифференциации ответственности в уголовном праве относится к дискуссионным14. Превалирующей точкой зрения об основаниях уголовной ответственности является мнение Т. А. Лесниевски-Костаревой. Данная точТам же. С. 48 Лесниевски-Костарева Т. А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М.: НОРМА, 2000. С. 54.

См.: Голик Ю., Коробеев А. Прошлогодние трансформации уголовного закона: реплика // Уголовное право. 2013. № 2. С. 16–17.

См.: Гаухман Л. Д. Мошенничество: новеллы уголовного законодательства // Уголовное право. 2013. № 3. С. 25–27.

См.: Кругликов Л.Л., Васильевский А.В. Указ. соч. С. 64.

ка зрения ранее уже упоминалась в контексте сути дифференциации, позволим себе остановиться на этом аспекте подробнее. Основанием дифференциации уголовной ответственности выступает:

1) типовая степень общественной опасности содеянного;

2) типовая степень общественной опасности лица, совершившего преступление15.

Вместе с тем Л.Л. Кругликов и А.В. Васильевский вполне обоснованно, по нашему мнению, дополняют данные основания характером общественной опасности преступления.

Соглашаясь с данным дополнением, отметим, что причисление характера общественной опасности к основаниям дифференциации ответственности может быть обосновано такими факторами, как:

1) положения о категоризации преступлений (ч. 1 ст. 15 УК РФ), в соответствии с которыми категории преступлений определяются в зависимости от характера и степени общественной опасности деяния;

2) дифференциация ответственности в уголовном праве охватывает и дифференциацию оснований уголовной ответственности, о чем достаточно подробно рассуждают вышеуказанные авторы.

Исходя из вышеизложенного, можно сформулировать уголовноправовые основания дифференциации уголовной ответственности:

1) характер и типовая степень общественной опасности деяния;

2) типовая общественная опасность субъекта преступления.

Говоря об общественной опасности преступления, считаем заслуживающей внимания точку зрения И.А. Солодкова, который считает, что общественная опасность преступления – это причиненный вред или угроза его причинения, исходящие от лица, обязанного воздерживаться от посягательства на охраняемый уголовно-правовой нормой объект, а также его злонамеренность, отражающая уровень потенциальной возможности совершения им нового преступления. Соответственно, общественная опасность преступления слагается из двух компонентов: вреда и злонамеренности лица, его приСм.: Лесниевски-Костарева Т. А. Указ. соч. С. 368.

чинившего16. Данная точка зрения предоставляется верной, если рассматривать общественную опасность конкретного факта действительности, имеющего признаки преступления.

Мы же склонны согласится с точкой зрения А.И. Марцева, согласно которой под общественной опасностью понимается «возможность отрицательного влияния преступлений на социальные условия функционирования человека»17.

Сущность общественной опасности, по мнению В.С. Прохорова, «заключена в том, что преступление приносит вред обществу, посягает… на такие ценности, которые жизненно важны для его нормального функционирования»18. Именно способность преступления нанести вред наиболее важным общественным отношениям, на наш взгляд, должна служить определяющим фактором при разграничении общественно вредных и общественно опасных деяний.

Необходимо отметь тот факт, что в теории уголовного права нет единства мнений о том, выступает ли общественная опасность признаком, присущим только преступлению, либо данный признак можно отнести и к другим видам правонарушений. Так, к примеру, А.И. Мурзинов считает что «сущность преступления, а также любого другого правонарушения, состоит в том, что они являются общественно опасными деяниями».19 Данная точка зрения превалировала в советский этап развития отечественного уголовного права20.

В настоящее время общественная опасность выступает в роли признака, позволяющего отграничить преступления от иных правонарушений. Административные правонарушения, гражданско-правовые деликты, несомненСм.: Солодков И.А. Общественная опасность преступления и ее уголовно-правовое измерение: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2013. С. 12.

Марцев А.И. Общие вопросы учения о преступлении Омск, 2000. С. 7.

Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Л., 1984. С. 20.

Мурзинов А.И. Преступление и административное правонарушение. М., 1985. С. 28.

См.: Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение для квалификации.

Свердловск, 1977. С. 28; Шуберт Л. Об общественной опасности преступного деяния / под ред. М.А. Гельфер; пер. Р.П. Разумова. М.: Госюриздат, 1960. С. 23; и др.

но, являются вредными для общества или конкретного лица, а также асоциальными, но не общественно опасными21.

«Общественная опасность – имманентное объективное свойство (качество) преступления, означающее способность причинить существенный вред общественным отношениям, поставленным под охрану уголовного закона»22.

С точки зрения уголовно-правовой науки, общественная опасность выражается в качественном и количественном показателях, именуемых, соответственно, «характер» и «степень» общественной опасности.

Проецируя данное суждение на вышесказанное, стоит отметить, что характер и типовая степень общественной опасности деяния может быть определена посредством анализа:

– значимости общественных отношений, которым данным деянием причиняется вред или создается угроза причинения вреда (объект преступления);

– сущность (внешняя сторона) деяния, а также причиненный данным деянием вред, а также способ его причинения (объективная сторона преступления).

Типовая общественная опасность субъекта преступления, в свою очередь, складывается из таких факторов, как:

– характеристика типового субъекта преступления;

– характеристика типовой субъективной стороны преступления.

Следует отметить, что для признания дифференциации уголовной ответственности обоснованной не обязательно наличие всех вышеуказанных оснований. Необходимым является именно существенное (значимое) изменение, хоть и нескольких из оснований.

Также необходимо уточнить тот момент, что дифференциация ответственности в случае с мошенничеством в сфере страхования произошла при См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / под ред. Н.Ф.

Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М., 2002. С. 131 и др.

Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учебник / под ред. А.И. Рарога. М.:

ТК Велби, Проспект, 2008. С. 33.

сохранении общей нормы о мошенничестве (ст. 159 УК РФ), и при анализе обоснованности данного решения законодателя сопоставление общественной опасности будет происходить именно с данной нормой.

В свете вышесказанного уместно привести точку зрения М.Г. Решняк, которая считает, что «одной из основных причин негативных отзывов о ст.

ст. 1591–1596 УК РФ является явная несогласованность их санкций с санкциями ст. 159 УК РФ. То есть данные статьи УК РФ необоснованно предусматривают привилегированные виды мошенничества, тогда как необходимость соответствующих дополнений уголовного закона могла бы быть обоснована необходимостью повышения строгости ответственности за обман или злоупотребление доверием в сферах предпринимательства, страхования и т.д.»23 Схожей точки зрения придерживается В.С. Минская, утверждая, что «при росте уровня преступности этого вида в 2012 году Федеральным законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ законодатель дополнил гл. 21 УК РФ шестью новыми, специальными по отношению к составу, предусмотренному ст.

159 УК РФ, составами преступлений, предусматривающими, как правило, более мягкую уголовную ответственность за мошенничество, совершенное либо в разных сферах жизни общества...»24.

Т.В. Кленова, в свою очередь, говорит о том, что нормы о специальных видах мошенничества казуистичны и не отражают характера и степени общественной опасности25.

Таким образом, можно заключить, что в научной среде нет единства мнений по вопросу соответствия общественной опасности мошенничества в сфере страхования и наказуемости данного деяния, определенного в санкции Решняк М.Г. О некоторых вопросах временного уголовно-правового законотворчества // Российский следователь. 2014. № 3. С. 28.

Минская В.С. Современное законодательное регулирование уголовной ответственности за мошенничество и вопросы квалификации // Законы России: опыт, анализ, практика.

2013. № 10. С. 38.

См.: Кленова Т.В. О разграничении смежных и конкурирующих составов преступлений (на примере мошенничества) // Уголовное судопроизводство. 2014. № 1. С. 25.

ст. 1595 УК РФ, являющейся привилегированной по отношению к ст. 159 УК РФ.

Как уже было сказано, общественная опасность деяния определяется, помимо прочего, значимостью общественных отношений, охраняемых уголовной нормой. Говоря о значимости общественных отношений, которым мошенничеством в сфере страхования причиняется вред или создается угроза причинения вреда (объекте преступления), заметим, что общий, родовой и видовой объекты ст. 159 и 1595 УК РФ тождественны26. Различие наблюдается в непосредственном объекте. Так, непосредственным объектом общеуголовного мошенничества27 признаются общественные отношения по охране правомочий собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом, принадлежащим им на праве собственности. В то же время непосредственным объектом мошенничества в сфере страхования являются общественные отношения по охране правомочий страховщиков по владению, пользованию и распоряжению имуществом, принадлежащим им на праве собственности. Как мы видим, непосредственный объект мошенничества в сфере страхования значительно уже и не предполагает наличие в качестве потерпевшего физического лица.

Как известно, с момента вступления в силу УК РФ 1996 г. градация значимости той или иной сферы претерпела существенные изменения. Так, если в соответствии с УК РСФСР 1960 г. первоочередной признавалась охрана государства, общества и только затем – охрана прав и свобод личности, то в соответствии с положениями УК РФ акцент сместился в прямо противоположную сторону.

В данном параграфе мы обращаемся к объективным признакам состава мошенничества в сфере страхования лишь в контексте необходимости рассмотрения вопроса характера и типовой степени общественной опасности анализируемого деяния. Более подробный анализ объективных признаков состава ст. 1595 проведен в § 2 диссертационного исследования.

Здесь и далее под «общеуголовным мошенничеством» понимается мошенничество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ.

Первоочередными в настоящее время признаются личность человека, его права и свободы, далее следуют интересы общества в целом, затем интересы государства и в заключение – интересы мирового сообщества.

Проецируя вышесказанное на рассматриваемую нами сферу, мы приходим к выводу, что значимость прав личности, охраняемых ст. 159 УК РФ, признается несколько выше, нежели аналогичные права организаций, охраняемые ст. 1595 УК РФ. Соответственно, посягательства на право собственности страховой организации является менее общественно опасными, с точки зрения объекта уголовно-правовой охраны, нежели посягательство на собственность физического лица.

Заметим, что мы не склонны считать, что высказанное нами положение нарушает провозглашенный в Конституции РФ принцип равной защиты всех форм собственности. Данный тезис лишь отражает приоритеты в государственной и уголовной политике.

Касаясь вопроса о характере и типовой степени общественной опасности деяния, следует также сказать несколько слов о правовой и организационной защищенности сопоставляемых объектов уголовно-правовой охраны.

Так, физическое лицо в случае совершения в отношении него хищения путем обмана или злоупотребления доверием, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, имеет среди механизмов правовой защиты лишь право обращения в компетентные государственные органы с заявлением.

Страховая организация, в свою очередь, имеет, помимо права обращения в компетентные органы, такие механизмы правовой защиты, как:

1) собственные службы безопасности;

2) перестрахованность собственных рисков;

3) имущественные резервы;

4) зависимость страховых тарифов от соотношения количества заключенных договоров страхования и количества страховых случаев28. Не углубляясь в экономическую составляющую вопроса, отметим лишь то, что тариф, устанавливаемый страховой организацией, должен покрывать расходы страховщика, формировать запасные резервы страховщика и обеспечивать прибыль.

Сопоставляя вышеуказанные меры правовой защиты, можно с уверенностью говорить о том, что характер и типовая степень общественной опасности деяния, ответственность за которое, предусмотрена ст. 1595 УК РФ, ниже, нежели данные показатели ст. 159 УК РФ.

Раскрытие характера и типовой степени общественной опасности дифференцируемых деяний будет неполным без рассмотрения сущности (внешнего выражения) деяния, а также причиненного данным деянием вреда, а также способа его причинения (объективная сторона преступления).

Сопоставляя типовую степень общественной опасности деяний, ответственность за которые предусмотрена ст. 159 и 1595 УК РФ, мы приходим к выводу об их тождественности. В обоих случаях деянием признается хищение чужого имущества.

Анализируя способ совершения преступления как одно из оснований дифференциации уголовной ответственности, мы приходим к выводу о том, что таковым в обеих нормах выступает обман. Однако же понятие обмана, ответственность за который предусмотрена ст.

1595 УК РФ, в соответствии с диспозицией заужено и касается двух альтернативных фактов:

– либо наступления страхового случая;

– либо размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу.

Тогда как обман, ответственность за который предусмотрена ст. 159 УК РФ, может касаться много большего количества фактов.

Об утверждении «Методики расчета тарифных ставок по рисковым видам страхования»: распоряжение Росстрахнадзора от 08.07.1993 № 02-03-36 // Финансовая газета. 1993.

№ 40.

В то же время следует отметить, что такое различие не свидетельствует о различии при определении типовой степени общественной опасности способов совершения анализируемых преступлений.

Заключительным элементом при раскрытии вопроса типовой степени общественной опасности деяния являются преступные последствия. В качестве преступных последствий, характерных для преступлений против собственности, выступает имущественный вред.

Чтобы дать точную оценку значимости данного вреда, необходимо рассматривать данный вред не в абсолютных показателях, а относительно значимости для собственника указанного имущества. Данное обстоятельство предопределено факторами, ранее уже упоминавшимися при раскрытии объекта преступного посягательства. В свете вышесказанного не вызывает сомнений различная значимость одинаковых в абсолютном выражении сумм для физического лица и страховой организации.

Так, к примеру, хищение путем обмана суммы в 100 000 рублей для большинства граждан будет является, по меньшей мере, существенным уменьшением фондов собственника, тогда как хищение аналогичный суммы у страховой организации в виде страхового возмещения, несомненно, менее значимо, как с уголовно-правовой точки зрения, так и с позиции самой страховой организации.

Таким образом, можно сделать определенный промежуточный вывод о том, что по такому основанию дифференциации уголовной ответственности, как характер и типовая степень общественной опасности деяния, по ряду позиций прослеживается значимое снижение общественной опасности деяния, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, по сравнению с деянием, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ.

Следующим уголовно-правовым основанием дифференциации уголовной ответственности является типовая степень общественной опасности субъекта преступления.

На данном этапе следует разграничить значение характеристики субъекта преступления при дифференциации ответственности и индивидуализации ответственности.

Мы являемся сторонниками позиции, согласно которой характеристика личности преступника является одним из обстоятельств, влияющих на индивидуализацию ответственности. В данном случае подлежат учету смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства, влияние наказания на исправление осужденного и другие обстоятельства.

В то же время в контексте дифференциации уголовной ответственности личность субъекта преступления также имеет значение, но лишь те особенности личности, которые могут быть признаны типовыми.

Использование данного основания при дифференциации ответственности можно проиллюстрировать примерами формирования составов со специальным субъектом: квалифицированные составы ряда преступлений против половой свободы (половой неприкосновенности), имеющие в своей основе дифференциацию ответственности в зависимости от наличия судимости ранее за аналогичные преступления; мошенничество в сфере кредитования по ст. 1591 УК РФ, дифференцировавшей ответственность с учетом, помимо прочего, личности субъекта преступления – заемщика.

Типовая личность субъекта мошенничества в сфере страхования характеризуется такими особенностями, как29:

1) отсутствие противоправной (асоциальной) установки;

2) отсутствие судимости;

3) относительное социальное благополучие.

Раскрывая такой признак типовой личности субъекта мошенничества в сфере страхования, как отсутствие противоправной установки, стоит отметить, что в 69 % случаев одним из детерминирующих совершение преступлеСтатистические показатели получены по результатам собственного авторского анализа 107 уголовных дел по ст. 1595 УК РФ, рассмотренного в § 3 главы 2 диссертационного исследования, посвященной вопросам регламентации санкций и практики назначения наказания за мошенничество в сфере страхования.

ния факторов служит стечение обстоятельств. В данных случаях лицо на момент заключения договора страхования не имеет умысла на совершение обманных действий. Ввиду вышеуказанных обстоятельств можно заключить, что для данных лиц менее характерен такой элемент, как планирование преступной деятельности.

В сравнение с типовой личностью субъекта преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, следует отметить, что лиц, осуждаемых за общеуголовное мошенничество, совершенное организованной группой, а также лиц, в деятельности которых содержится более 5–10 эпизодов преступной деятельности, в несколько раз больше. Приговоры за совершение мошенничества в сфере страхования, совершенное организованной группой носят единичный характер и составляют не более 2 % от общего количества приговоров по ст. 1595 УК РФ.

Таким образом, можно заключить, что мошенничество в сфере страхования менее привлекательно для организованной преступности, в отличие от общеуголовного мошенничества.

Признак отсутствия судимости говорит сам за себя, стоит лишь указать, что доля лиц, совершающих преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, и не имеющих судимостей, составляет 87 %.

При этом характерно, что и в оставшихся 13 % случаев подавляющее большинство судимостей за преступление небольшой или средней тяжести и, что важно, не за преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ.

Признак относительного социального благополучия тесно связан с вышеописанными признаками и характеризует типовую личность субъекта мошенничества в сфере страхования как лицо:

1) имеющее работу (83 % постоянную);

2) имеющее средства к существованию;

3) вступающие в договорные отношения со страховщиком.

Анализ типовой общественной опасности личности субъекта мошенничества в сфере страхования будет неполным без рассмотрения субъективных аспектов его действий.

С точки зрения уголовного законодательства, субъективная сторона и мошенничества, и мошенничества в сфере страхования состоит из прямого умысла и как у преступления против собственности дополняется таким признаком, как корыстная цель.

Однако же тот факт, что ст. 1595 УК РФ регулирует более узкий круг общественных отношений, позволяет заключить, что общественная опасность данного деяния в контексте субъективной стороны ниже, нежели данный показатель общеуголовного мошенничества.

Логика рассуждений в какой-то степени совпадает с суждениями, высказанными чуть ранее при анализе вопросов характера и типовой степени общественной опасности деяния, и выглядит следующим образом: поскольку потерпевшим по ст.

1595 УК РФ выступает исключительно страховая организация, то лицо, совершающее мошенничество в сфере страхования, осознавая данный факт, равным образом осознает и то, что:

– данными действиями конкретному физическому лицу вред не причиняется;

– имущественный ущерб причиняется страховой организации;

– исключена возможность поставить потерпевшего в тяжелое материальное положение, причинить моральный вред и т.п.

Подводя итог рассмотрению уголовно-правовых оснований дифференциации уголовной ответственности за мошенничество в сфере страхования, отметим, что по таким основаниям, как характер и типовая степень общественной опасности деяния, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, а также типовая общественная опасность субъекта данного преступления, наблюдается значимое изменение данных показателей, что свидетельствует об уголовно-правовой обоснованности дифференциации.

Признавая за уголовно-правовыми основаниями дифференциации уголовной ответственности первоочередное значение, считаем необходимым рассмотрение дополнительных условий, обуславливающих необходимость дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования.

Одним из данных условий является декларируемое в Российской Федерации направление уголовной политики, состоящее в либерализации и гуманизации законодательства. Законодатель признает тот факт, что ужесточение наказаний не является единственно верным вариантом решения проблем борьбы с преступностью, равно как и то, что сдерживание преступности и удержание е на социально приемлемом уровне является первоочередной целью уголовной политики.

Поддерживая идею гуманизации отечественного уголовного законодательства как приоритетного направления уголовной политики, отметим, что данная деятельность отнюдь не означает безосновательного снижения сроков и размеров наказаний по всем преступлениям.

Наша точка зрения состоит в том, что дифференциация ответственности, в частности, в виде снижения ответственности по специальной норме, должна проводиться с учетом всестороннего анализа деяния, ответственность за которое предлагается снизить, на предмет несоответствия общественной опасности наказуемости деяния и иных обстоятельств, имеющих существенное значение.

Как ранее было указано, характер и типовая степень общественной опасности мошенничества в сфере страхования, а также типовая общественная опасность личности мошенника в сфере страхования, ниже аналогичных показателей общеуголовного мошенничества. Данное обстоятельство позволяет нам утверждать, что дифференциацию уголовной ответственности за мошенничество в сфере страхования следует причислять к положительным примерам гуманизации уголовного законодательства.

К дополнительным условиям, обуславливающим необходимость дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования, относится также направление, получающее все большую поддержку в последнее время, суть которого – в изменении приоритетов при назначении наказаний с учетом целей наказания, зарубежного опыта и соответствия уголовноисполнительной системы постоянно изменяющимся общественным отношениям.

Суть данного процесса – в смещении акцента при избрании вида и размера наказания за совершенное преступление в определенных случаях с лишения свободы на меры, не связанные с лишением свободы, в первую очередь, на штраф.

Так, согласно точке зрения Н.А. Модестовой, применение штрафа как основного наказания в качестве альтернативы лишению свободы становится актуальным в отношении лиц, впервые совершивших преступления небольшой или средней тяжести, а также тяжкие преступления, не нуждающихся в исправлении, а следовательно, и в изоляции от общества30.

По мнению А.И. Сикаева, целесообразно более широкое применение наказания в виде штрафа к тем осужденным, для которых совершенное преступление стало следствием случайного стечения обстоятельств, и которые не опасны на улицах и в других общественных местах31. Присоединяясь к вышеуказанным позициям, следует отметить, что, анализируя типовую личность субъекта мошенничества в сфере страхования, можно с уверенностью прийти к выводу, что данные лица не являются опасными в общественных местах.

А.Д. Антонов считает, что «с учетом весьма низкой эффективности кратких сроков лишения свободы представляется, что уголовную репрессию См.: Модестова Н.А. Проблемы законодательного закрепления и правового регулирования назначения и исполнения уголовного наказания в виде штрафа в России и Франции: дис. … канд. юрид. наук: Красноярск, 2005. С. 169 и др.

См.: Сикаев А.И. Система наказаний по уголовному праву России: История и современность: дис. … канд. юрид. наук. Казань, 1999. С. 49.

в таком случае целесообразно применять лишь в крайних ситуациях, но применять жестко»32.

Криминологические исследования утверждают, что существенное ужесточение политики применения санкций не способно не только понизить уровень преступности, но и удержать ее в определенных пределах, а также влечет увеличение числа осужденных. И.А. Подройкина в связи с этим делает вполне обоснованный вывод о том, что «…зарубежные государства сокращают количество наказаний, направленных на лишение свободы, увеличивая применение санкций, связанных с возмещением ущерба. Сегодня применение наказаний, не связанных с лишением свободы, продолжает свое развитие во всех западных государствах, в их числе все большее распространение получает штраф…»33.

Изучение практики назначения наказания в виде штрафа во Франции позволяет отметить следующие особенности: стабильную динамику увеличения наказаний в виде штрафа взрослым преступникам и снижение частоты применения наказания в виде штрафа, назначенного несовершеннолетним осужденным. Так, в 1995 г. судами было назначено 21,6 % наказаний в виде штрафа от всех уголовных наказаний, в 1997 г. – 30 %, в 1998 г. – 31,4 %, в 1999 г. – 33 %, в 2000 г. – 35 %, в 2001 г. – 49 %, в 2002 г. – 54 %. Таким образом, суды во Франции в 8–9 раз чаще, чем в России, назначают наказание в виде штрафа взрослым преступникам, что свидетельствует о том, что уголовная система Франции держит курс на либерализацию и смягчение наказаний»34.

О необходимости более широкого применения штрафа в качестве уголовного наказания в ежегодном послании в свое время говорил В.В. Путин:

«…по действующему законодательству у судов есть возможность вместо Антонов А. Д. Теоретические основы криминализации и декриминализации: дис. … канд. юрид. наук. М., 2001. С. 18.

Подройкина И.А. Штраф как вид наказания в современном уголовном праве: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. Ростов н/Д., 2004. С. 6.

Модестова Н.А. Указ. соч.

лишения свободы применять штрафы и другие, более гуманные меры наказания. Однако этой возможностью они пользуются редко. Считаю, что применение наказаний, не связанных с лишением свободы, – там, где, конечно, это обосновано, там, где есть основания для этого, – должно стать широкой судебной практикой»35.

Мы солидарны с точкой зрения Т.В. Васильевой о том, что «востребованность штрафа в современный период обусловлена также экономическими и социальными факторами: во-первых, штрафы – один из источников пополнения государственного бюджета; во-вторых, механизм исполнения штрафа не требует значительного финансирования из государственной казны; в-третьих, назначение в качестве наказания штрафа позволяет избежать утраты осужденным социально-полезных связей, отрыва от профессиональной деятельности, его дальнейшей криминализации, что снимает многие проблемы ресоциализации36».

Говоря о пополнении бюджета, следует привести цифру в 1 778 136,4 тыс. рублей (более 1,7 млрд рублей). Именно такая сумма была взыскана в федеральный бюджет Российской Федерации в качестве штрафов с лиц, виновных в совершении преступлений, а также в возмещение ущерба имуществу за 2013 год37. Для сравнения: содержание одного осужденного к лишению свободы обходится ежемесячно в 30–40 тыс. рублей38. Уместным является также сказать о том, что, по данным Федеральной службы исполнения наказаний, по состоянию на 1 января 2015 г. в учреждениях Уголовноисполнительной системы содержалось 671,7 тыс. человек39.

Послание Президента Федеральному Собранию Российской Федерации 18.04.2002.

(дата обращения:

URL: http://archive.kremlin.ru/text/appears/2002/04/28876.shtml 04.12.2014).

Васильева Т.В. Назначение и исполнение уголовного наказания в виде штрафа:

Социально-правовые проблемы : автореф. дис. … канд. юрид. наук. Рязань, 2004. С. 18.

Об исполнении федерального бюджета за 2013 год: Федеральный закон от 04.10.2014 № 280-ФЗ // Рос. газета. 2014. 10 окт.

Интервью начальника ГУФСИН России по Самарской области 28.11.2014. URL:

http://63.ru/text/person/870860.html (дата обращения: 28.01.2015).

Официальный интернет ресурс Федеральной службы исполнения наказаний. URL:

http://фсин.рф/ (дата обращения: 28.01.2015).

Акцентируем внимание, что вышесказанное не свидетельствует о необходимости сколь-либо коренного изменения системы исправления осужденных, однако, с учетом уже исследованной общественной опасности мошенничества в сфере страхования, а также типовой общественно опасной личности мошенника, мы склонны утверждать обоснованность исключения из наказаний по ч. 1 ст. 1595 УК РФ лишения свободы.

Следующим дополнительным условием, обуславливающим необходимость дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования, является экономическая составляющая исследуемого вопроса.

За 2012 год объем рынка добровольного и обязательного страхования (за исключением обязательного медицинского страхования) в России составил более 800 млрд рублей (809 059 774 тыс. рублей), за 2013 г. данный количественный показатель составил уже более 900 млрд рублей (904 429 830 тыс. рублей)40. Общий объем доходов бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2013 год составил 1 101 351 388,3 тыс. рублей (более одного трлн рублей)41. Для сравнения: бюджет Свердловской области за 2013 год составил чуть более 151 миллиарда рублей (151 736 378,2 тыс. рублей)42, бюджет Московской области 286 млрд рублей (286 176 507 тыс. рублей), а общий объем доходов федерального бюджета РФ за 2013 год составил чуть более 13 трлн рублей (13 019 939 484,9 тыс. рублей)43.

Из данных количественных показателей можно сделать два вывода: вопервых, наблюдается тенденция к ежегодному росту объемов рынка страхования в России (на уровне, превышающем 10 % в год); во-вторых, в количественном выражении объем рынка страхования значителен и сопоставим с 15 % федерального бюджета России. Бесспорно, столь внушительная сумма Профессиональный правовой портал «Страхование сегодня». URL: http://www.insurinfo.ru/ (дата обращения: 16.10.2014).

Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2013 год: Федеральный закон от 14.10.2014 № 296-ФЗ // Рос. газета. 2014. 17 окт.

Об областном бюджете на 2013 года и на плановый период 2014 и 2015 годов:

законопроект Свердловской области // Рос. газета. 2012. 13 нояб.

Об исполнении федерального бюджета за 2013 год: Федеральный закон от 04.10.2014 № 280-ФЗ // Рос. газета. 2014. 10 окт.

свидетельствует о необходимости контроля со стороны государства за сферой страхования.

Говоря об экономической составляющей вопроса дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования, необходимо уточнить такой значимый момент, как экономическая выгодность для бюджета данной дифференциации. О данной выгоде ранее было уже отчасти сказано при раскрытии вопроса о штрафе как виде уголовного наказания, наиболее предпочтительном за совершение мошенничества в сфере страхования. Однако было бы неверным не указать тот факт, что, говоря о типовой личности субъекта мошенничества в сфере страхования, было указано на его трудовую занятость.

Соответственно, в случае назначения данным лицам наказаний, не связанных с лишением свободы, можно говорить о том, что не произойдет отрыва данных лиц от их естественной среды, данные лица будут продолжать работать, выплачивать установленные налоговым законодательством платежи и т.п.

На наш взгляд, рассмотрение вопроса обоснованности дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования будет неполным без анализа последствий данной дифференциации. Отметим, что данные последствия носят преимущественно криминологический характер.

Криминологические учения свидетельствуют о том, что своевременные и качественные меры по профилактике и предупреждению преступлений впоследствии, несомненно, дают положительные результаты в борьбе с преступностью. В свою очередь, для данных мер необходимы точные данные о количественных и качественных показателях преступности. До дифференциации ответственности за мошенничество невозможно было проведение количественного анализа мошенничества в сфере страхования, выявление детерминирующих его факторов, поскольку вне зависимости от совершаемой сферы все преступные деяния квалифицировались по общей норме – ст. 159 УК РФ. Установление ответственности в отдельной норме позволило проведение систематического анализа криминогенной обстановки в сфере страхования.

Рассматривая возможность позитивного воздействия уголовноправового запрета хищения страховой выплаты путем обмана, следует также упомянуть превентивную функцию уголовного законодательства. Как известно, предупреждение совершения преступлений является одной из основных целей наказания. В то же время само по себе появление новой нормы, конкретизирующей общую, а также указание в названии статьи «сферы страхования», является мерой воздействия на сознание людей.

В контексте вышесказанного, можно привести данные о том, что в 2012 г. число регистрируемых мошеннических деяний, следствие по которым обязательно, возросло на 11,9 % к аналогичному периоду 2011 г. (112 609). В 2013 г. число таких преступлений зарегистрировано в количестве 96 292. Из данных количественных показателей И.А. Александрова делает обоснованный вывод о том, что прирост официально фиксируемых преступлений по фактам мошенничества прекратился44.

Уместным будет привести точку зрения И.А. Александровой о том, что «…после вступления в силу ФЗ-207 произошел взрывной рост числа уголовных дел в отношении лиц, совершивших деяния, квалифицированные по ст. 1592 УК РФ. Из этого следует, что острие уголовной политики по противодействию мошенничеству теперь переместилось на иную категорию граждан, а именно тех, кто незаконно получал от государства социальные выплаты. Очевидно, ранее эта сфера была не менее криминализирована, но на практике к уголовной ответственности лица, совершавшие такого рода действия, не привлекались или привлекались редко. Появление специальной статьи активизировало правоприменителей, тем более что особых сложностей в раскрытии такого рода преступлений нет»45.

Из вышесказанного можно сделать вывод о том, что дифференциация ответственности является, помимо прочего, инструментом уголовной полиСм.: Александрова И.А. Новое законодательство о мошенничестве в свете разъяснений Президиума Верховного Суда РФ. Ст. 2: Новейшая практика применения ст. 159, ст. 1591– 1596 УК РФ – взгляд криминолога // Российский следователь. 2012. № 2. С. 30.

Александрова И.А. Указ. соч. С. 34.

тики, посредством которого законодатель имеет возможность указать правоприменителю на необходимость более пристального внимания к отдельным сферам общественных отношений.

Подытоживая рассмотрение вопроса обоснованности дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования, следует отметить что, по нашему мнению, данное решение законодателя отнюдь не является казуистичным законотворчеством, не отражающим характер и степень общественной опасности рассматриваемых деяний.

Исследование уголовно-правовых оснований дифференциации применительно к мошенничеству в сфере страхования позволяет заключить, что характер и типовая общественная опасность деяния, равно как и типовая общественная опасность личности субъекта мошенничества в сфере страхования, значимо отличаются от данных показателей общеуголовного мошенничества.

Анализ иных значимых причин и последствий дифференциации позволяет также утверждать обоснованность и соответствие существующим реалиям идеи дифференциации ответственности за мошенничество в сфере страхования.

§ 2. Особенности объективных признаков мошенничества в сфере страхования С вступлением в силу Уголовного кодекса РФ в 1997 г., один из моментов, на котором сосредоточились взгляды правоведов, заключался в структурном изменении Особенной части. Как известно, приоритеты уголовноправовой защиты выстроились иначе, нежели в действовавшем ранее УК РСФСР. На первый план вышли защита прав и свобод личности, собственности, а охрана общественной безопасности, общественного порядка и интересов государства были признаны, в свою очередь, несколько менее значимыми.

При построении Особенной части законодателем использовался критерий значимости той или иной сферы общественных отношений, необходимость защиты которой уголовно-правовыми средствами является наиболее приоритетной. Как известно, сфера общественных отношений, охраняемая уголовным законом, которым причиняется вред или создается реальная угроза причинения вреда, именуется объектом преступного посягательства46.

Необходимость определения объекта преступления не вызывает споров, равно как и устоявшаяся в теории уголовного права классификация объекта по широте круга общественных отношений, на которые происходит воздействие, на общий, родовой, видовой и непосредственный объекты.

Общий объект преступления ограничивает сферу действия уголовного закона, устанавливает приоритеты уголовно-правовой охраны и дальнейшего развития уголовного законодательства. Под общим объектом понимается вся совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств, в наиболее обобщенном виде очерченная законодателем в ч. 1 ст. 2 УК РФ, – права и свободы человека и гражданина, собственность, общественный порядок и общественная безопасность, окружающая среда, конституционный строй Российской Федерации, мир и безопасность человечества.

Расположение ст. 1595 УК РФ в разделе VIII Особенной части УК РФ свидетельствует нам о том, что родовым объектом анализируемого состава преступления являются общественные отношения, охраняющие экономическую составляющую сферы общественных отношений.

По вопросу уместности размещения данного состава преступления именно в указанном разделе, как правило, споров не возникает. Данное обстоятельство вызвано тем фактором, что страхование относится к сфере эко

<

См.: Уголовное право России. Общая часть / под ред. А.И. Рарога. М., 2009. С. 82.

номической деятельности, и правоотношения в сфере страхования имеют под собой экономическую составляющую.

Так, в соответствии с Законом РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»47 одной из задач страхования является установление принципов страхования и формирование механизмов страхования, обеспечивающих экономическую безопасность граждан и хозяйствующих субъектов на территории Российской Федерации.

Кроме того, говоря об экономической составляющей сферы страхования, необходимо отметить что, в соответствии со ст. 2 Закона РФ № 4015-1, под страхованием понимаются «отношения по защите интересов физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований при наступлении определенных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков».

Из данной дефиниции можно сделать вывод, что сфера страхования как объект уголовно-правовой охраны является одной из экономических составляющих сферы общественных отношений.

Видовой объект состава преступления, предусмотренного ст. 159 5 УК РФ включает в себя общественные отношения по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ, а также правомочия страховых организаций по владению, пользованию и распоряжению своим имуществом.

В данном случае мы исходим из размещения ст. 1595 УК РФ в главе 21 УК РФ, охраняющей правомочия собственников, к каковым в соответствии с Гражданским законодательством РФ традиционно относятся права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Об организации страхового дела в Российской Федерации: Закон РФ от 27.11.1992 № 4015-1 // Рос. газета. 1993. 12 янв. (далее – Закон РФ № 4015-1).

Говоря о сфере страхования как объекте уголовно-правовой охраны, следует отметить, что нормативную основу отношений между лицами, осуществляющими виды деятельности в сфере страхового дела, или с их участием, а также отношений по осуществлению надзора за деятельностью субъектов страхового дела, а также иных отношений, связанных с организацией страхового дела, составляют положения Гражданского кодекса РФ, Закона РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», Федерального закона от 29 ноября 2010 г. № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», Федерального закона от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», Федерального закона от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», а также ряда других законов и подзаконных актов.

Необходимо понимать, что непосредственный объект может совпадать с родовым по форме собственности и совокупности правомочий собственника, но он всегда отличается от родового объемом общественных отношений собственности, которым причиняется вред, нормальное функционирование которых нарушается при совершении преступления. Указание же на конкретную форму собственности лишь конкретизирует субъекта общественных отношений, но не обозначает их объем. В этой связи следует согласиться с Л.Д. Гаухманом, который отмечает, что общественные отношения первичны и нарушаются преступлением в конечном счете, тогда как право собственности (и, соответственно, его форма) – вторичны и нарушаются как бы «попутно»48.

Непосредственным объектом мошенничества в сфере страхования являются общественные отношения по охране правомочий страховщиков по Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная: учебник / под общ. ред. проф. Л.Д.

Гаухмана, проф. Л.М. Колодкина и проф. С.В. Максимова. М.: Юриспруденция, 1999. С.

184.

владению, пользованию и распоряжению имуществом, принадлежащим им на праве собственности.

Для раскрытия сути общественных отношений, охраняемых ст. 1595 УК РФ, признаем необходимым последовательно проанализировать такие категории, как «страховщик» (страховая организация), «имущество страховщика», а также «правомочия страховщика по распоряжению имуществом, принадлежащим ему на праве собственности».

Гражданский кодекс РФ в ст. 938 определяет, что в качестве страховщиков договоры страхования могут заключать юридические лица, имеющие разрешения (лицензии) на осуществление страхования соответствующего вида.

Под страховщиками в соответствии со ст. 6 Закона РФ № 4015-1 понимаются страховые организации и общества взаимного страхования, созданные в соответствии с законодательством Российской Федерации для осуществления деятельности по страхованию, перестрахованию, взаимному страхованию и получившие лицензии на осуществление соответствующего вида страховой деятельности в установленном порядке.

Таким образом, для целей уголовно-правовой науки имеют значение два ключевых признака страховщика:

– организационно-правовая форма юридического лица;

– полученная в установленном законодательством порядке лицензия на право осуществления страховой деятельности.

Переходя к вопросу об имуществе страховщика, отметим что имущество, принадлежащее страховщику на праве собственности, именуется страховыми резервами. Комплексный анализ страхового законодательства позволяет выделить три источника формирования страховых резервов.

1. Собственный капитал (собственные средства страховой организации), формируемый, в свою очередь, за счет взносов учредителей и за счет получаемой прибыли.

2. Страховые взносы страхователей.

3. Доходы от инвестиционной деятельности.

В отношении данного имущества страховая организация имеет правомочия собственника, под которыми традиционно понимается право владения, пользования и распоряжения.

Под правом владения применительно к ст. 1595 УК РФ понимается возможность удержания вещи во владении страховщика (фактическое обладание денежными средствами, находящимися у страховой организации).

Право распоряжения имуществом страховой организации характеризуется возможностью изменять принадлежность, отчуждать данное имущество (выплачивать в качестве страхового возмещения, использовать в текущих расходных операциях и т.п.).

Право пользования имуществом страховой организации означает возможность извлечения из данного имущества доходов и иных полезных свойств (размещение данного имущества в качестве инвестиций).

Так, в соответствии с Указаниями Банка России от 16 ноября 2014 г.

№ 3445-У страховщики инвестируют собственные средства (капитал) в следующие виды активов:

– государственные ценные бумаги Российской Федерации и ценные бумаги, исполнение обязательств по которым гарантировано Российской Федерацией (в том числе путем гарантирования исполнения обязательств, вытекающих из банковских гарантий и (или) поручительств, обеспечивающих исполнение обязательств, вытекающих из указанных ценных бумаг);

– государственные ценные бумаги субъектов Российской Федерации;

– муниципальные ценные бумаги и т.п.49 Следует отметить, что существует точка зрения, согласно которой непосредственным объектом мошенничества в сфере страхования выступают отношения собственности, а дополнительным объектом – отношения в сфере О порядке инвестирования собственных средств (капитала) страховщика и перечне разрешенных для инвестирования активов: указание Банка России от 16.11.2014 № 3445-У // Вестник Банка России. 2014. № 114.

страхования50. Мы склонны не согласиться с данным утверждением, основываясь на следующих аргументах.

Во-первых, наименование статьи 1595 УК РФ «Мошенничество в сфере страхования» является своеобразным ориентиром и само по себе направляет нас на непосредственный объект, охраняемый данной нормой.

Во-вторых, целью появления ст. 1595 УК РФ является дифференциация ответственности за мошеннические посягательства, совершаемые именно в сфере страхования, о чем свидетельствует пояснительная записка к законопроекту, ранее нами рассмотренная.

В-третьих, следует иметь в виду более узкий круг правоотношений, охраняемый данной нормой, тогда как причисление к непосредственному объекту отношений собственности не позволит в полной мере разграничить общую норму о мошенничестве и специальную норму о страховом мошенничестве.

Говоря о дополнительном объекте преступления, мы обращаемся к устоявшейся в теории уголовного права так называемой «классификации объектов преступления по горизонтали». В данном случае речь принято вести в первую очередь о сложных преступлениях, конструкция которых включает в себя два и более объекта, вследствие чего выделяется основной и дополнительный объект. Отметим, что критерием такого выделения служит не значимость объекта, а общая направленность деяния51.

Дополнительный объект, в свою очередь, может быть обязательным или факультативным. Обязательный объект прямо закреплн в диспозиции соответствующей уголовно-правовой нормы ввиду того, что при совершении некоторых преступлений помимо основного объекта неизбежно ставится в опасность причинения вреда еще какой-либо сфере общественных отношений. Факультативный объект, в свою очередь, в статье не указывается либо См.: Уголовное право. Особенная часть: учеб. пособие / Н.В. Вишнякова, О.Н.

Расщупкина. Омск, 2013. С. 105.

См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / под ред. Н.Ф.

Кузнецовой и И.М. Тяжковой. С. 215.

указывается в альтернативной форме. В первом случае он выступает обстоятельством, влияющим на назначение наказания, во втором – основанием уголовной ответственности будет причинение вреда любому из названных объектов, даже если другим объектам вреда не причиняется52. Поддерживая данные утверждения, необходимо отметить тот факт, что факультативный объект, не являясь необходимым элементом соответствующего состава преступления, в определенных случаях влияет на повышение степени общественной опасности совершенного преступления.

С учетом вышеизложенного, резюмируем, что дополнительного обязательного объекта в рассматриваемой нами норме нет, поскольку ст. 1595 УК РФ направлена исключительно на защиту одного объекта, каковым выступают правомочия собственника страховой организации.

Осознавая повышенную общественную опасность мошенничества в сфере страхования, совершаемого лицом с использованием своего служебного положения, законодатель признал данное обстоятельство квалифицирующим и закономерно закрепил в ч. 3 ст. 1595 УК РФ повышенную уголовную ответственность за данное деяние.

Данное обстоятельство позволяет нам утверждать тот факт, что факультативным объектом рассматриваемого нами преступления выступают общественные отношения, охраняющие:

1) интересы службы в коммерческих и иных организациях;

2) нормальную деятельность конкретного звена публичного аппарата управления в лице:

– государственных органов;

– органов местного самоуправления;

– государственных и муниципальных учреждений.

Говоря об интересах службы в коммерческих и иных организациях как факультативном объекте мошенничества в сфере страхования следует указать, к примеру, случаи злоупотребления сотрудниками страховых организаСм.: Уголовное право Российской Федерации. Общая часть / под ред. Л.В. ИногамовойХегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2005. С. 104.

ций при заключении договоров страхования «задним числом», то есть после наступления страхового случая. В данном случае указанные должностные лица коммерческих организаций используют свои полномочия по оформлению договоров страхования вопреки интересам службы.

Интересы службы в коммерческих организациях ставятся под угрозу при выдаче служащим экспертной организации заведомо ложного экспертного заключения по значимым для решения вопроса о выплате страхового возмещения фактам. К данным фактам относятся оценка стоимости восстановления застрахованного имущества, наличие в конкретной ситуации оснований для страховой выплаты и т.п.

Иллюстрацией нарушения нормальной деятельности государственных органов при совершении мошенничества в сфере страхования является уголовное дело, рассмотренное Краснокутским районным судом Саратовской области. В соответствии с обстоятельствами, изложенными в приговоре, Ч., являясь сотрудником правоохранительных органов, управляя принадлежащим ему на правах собственности автомобилем, допустил совершение дорожно-транспортное происшествия, в результате которого его автомобилю были причинены механические повреждения. Достоверно зная, что страховая компания осуществляет страховые выплаты по договорам обязательного страхования, Ч. решил похитить денежные средства, принадлежащие указанной организации, путем обмана, а именно путем инсценировки дорожнотранспортного происшествия с участием вышеуказанного автомобиля и предоставления в страховую компанию не соответствующих действительности сведений о наступлении страхового случая с последующим незаконным получением страховой выплаты. С целью реализации задуманного Ч. сообщил подчиненному ему сотруднику ДПС отделения ГИБДД Отдела внутренних дел по Краснокутскому муниципальному району Саратовской области Ф. о необходимости инсценировки дорожно-транспортного происшествия с участием принадлежащего ему в тот момент времени автомобиля. Таким образом, суд признал Ч. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 1595 УК РФ как мошенничество в сфере страхования с использованием своего служебного положения, поскольку Ч., состоя в должности начальника МОБ ОВД Краснокутского района, дал указание инспектору ДПС Ф. инсценировать дорожно-транспортное происшествие и составить необходимые документы, представил в страховую компанию ложные сведения и незаконно получил страховую выплату53. Таким образом, виновное лицо помимо причинения вреда непосредственному объекту ст. 1595 УК РФ в виде хищения имущества страховой организации причинило вред интересам государственной службы, нарушив нормальную деятельность (установленный законом порядок) деятельности ОВД (порядок регистрации и оформления ДТП).

Посягательство на нормальную деятельность государственных и муниципальных учреждений как факультативный объект мошенничества в сфере страхования происходит, к примеру, при заведомо незаконной выдаче листка нетрудоспособности лицу, намеревающемуся получить по данному документу страховую выплату. В данном случае работник, к примеру, муниципального медицинского учреждения, использует полномочия по выдаче больничных листков вопреки интересам службы в муниципальном учреждении.

Таким образом, завершая рассмотрение вопроса объекта преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, отметим, что непосредственным объектом мошенничества в сфере страхования являются общественные отношения по охране правомочий страховщиков по владению, пользованию и распоряжению имуществом, принадлежащим им на праве собственности. В ряде случаев факультативным объектом рассматриваемого нами преступления выступают общественные отношения, охраняющие интересы службы в коммерческих и иных организациях, а также нормальная деятельность конкретного звена публичного аппарата управления в лице госуПриговор Краснокутского районного суда Саратовской области от 26.05.2014 по делу № 1-36/2014. URL: http://oblsud.sar.sudrf.ru (дата обращения: 04.12.2014).

дарственных органов, органов местного самоуправления, а также государственных и муниципальных учреждений.

Характеристика объекта преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, будет неполной без рассмотрения вопроса о его предмете.

Рассматривая точку зрения И.В. Кузнецова о том, что предмет преступления имеет значение признака не во всех составах преступлений, а лишь в тех, когда на его необходимость указывает соответствующая уголовноправовая норма54, следует отметить, что для преступлений, непосредственным объектом которых выступают общественные отношения по охране правомочий собственника, установление предмета является первостепенной задачей.

Мошенничество в сфере страхования, о чем уже было сказано, относится к преступлениям против собственности. С учетом данного обстоятельства следует указать точку зрения Н.В. Вишняковой о том, что предметом преступлений против собственности является чужое, обладающее экономической стоимостью, не изъятое из гражданского оборота (преимущественно не ограниченное в обороте) имущество, составляющее объект права собственности55.

Для того чтобы стать предметом преступления, ответственность за которое закреплена в ст. 1595 УК РФ, имущество должно обладать рядом обязательных свойств (признаков).

1. Материальность – предмет мошенничества в сфере страхования является частью материального мира, обладает признаком вещи. Данный признак наиболее актуален для преступлений, посягающих на интеллектуальную собственность, компьютерных преступлений и ряда иных составов. ПримеСм.: Кузнецов И.В. Понятие и виды предметов преступлений в уголовном праве России:

дис. … канд. юрид. наук. Челябинск, 2007. С. 32.

См.: Вишнякова Н.В. Объект и предмет преступлений против собственности: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2003. С. 6.

нительно к преступлениям против собственности относительно признака «материальности» споров, как правило, не возникает.

2. Экономический (социальный) признак, означающий, что:

– предметом мошенничества в сфере страхования может быть только такая вещь, которая имеет определенную экономическую ценность;

– предметом мошенничества в сфере страхования может быть только такая вещь, в которую вложен труд человека. Данный признак имеет существенное значение при отграничении хищений от ряда экологических преступлений (ст. 256, 258, 260 УК РФ и т.п.).

3. Юридический признак имущества как предмета мошенничества в сфере страхования означает, что данное имущество является чужим и лицо, совершающее хищение путем обмана, знает о том, что не имеет никакого права на это имущество (действительного или предполагаемого).

Считаем необходимым остановиться на данном признаке подробнее.

Ранее мы уже приводили ряд доводов, подтверждающих позицию о правомочиях страховой организации как непосредственном объекте ст. 159 5 УК РФ.

В контексте вопроса о предмете мошенничества в сфере страхования позволим себе указать их повторно, не раскрывая суть:

– наименование статьи «Мошенничество в сфере страхования» как целевой ориентир;

– сущность дифференциации ответственности за мошенничество, подразумевающая наличие отличий в дифференцируемых составах, в частности в объективных признаках;

– более узкий круг правоотношений, охраняемый ст. 1595 УК РФ, в сравнении с общей нормой о мошенничестве.

Логичным умозаключением из вышеизложенного является то, что предмет мошенничества в сфере страхования будет отличным от предмета общего состава мошенничества. Наша точка зрения состоит в том, что предметом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, является имущество страховщика, выплачиваемое в качестве страхового возмещения.

Кроме вышеизложенных аргументов, уместным считаем привести точку зрения В. Тюнина, согласно которой «…потерпевшей стороной (по ст.

1595 УК РФ. – Авт.) является страховщик – организация, осуществляющая страхование»56. Причисление к потерпевшему исключительно страховой организации является вполне оправданным и соответствующим целям дифференциации ответственности за мошенничество суждением. Исходя из данного положения, можно сделать вывод и о предмете мошенничества в сфере страхования, каковым будет имущество страховой организации.

Также аргументом в пользу тезиса об имуществе страховой организации как предмете мошенничества в сфере страхования является зарубежное законодательство:

– диспозиция ст. 328 УК Голландии, содержащая указание о направленности преступного умысла, целью которого является причинение ущерба страховщику;

– указание в ст. 198 УК Китайской Народной Республики на конечный результат обмана в сфере страхования, каковым выступает получение страховой суммы;

– ст. 151 Уголовного кодекса Австрии, закрепляющая страховую выплату как единственно возможный вариант формы причиняемого вреда.

Избранные зарубежными законодателями формулировки свидетельствуют о том, что предметом мошенничества в сфере страхования в данных государствах является имущество страховщика.

Таким образом, отметим что, с учетом вышеизложенных обстоятельств, таких как специфика объекта преступления, цель дифференциации ответственности, а также зарубежного опыта, предметом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, необходимо считать Тюнин В. «Реструктуризация» уголовного законодательства об ответственности за мошенничество // Уголовное право. 2013. № 2. С. 39.

имущество страховщика. В то же время в диспозиции анализируемой нормы содержится формулировка «чужого имущества». Данная формулировка признается оправданной в том случае, когда объективно существуют различные вариации предмета преступления. В данном же случае предмет преступления строго определен, в качестве него выступает имущество страховщика.

Основываясь на указанных выше аргументах, с учетом требований законодательной техники, а также в целях разграничения общей нормы о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) и специальной нормы о мошенничестве в сфере страхования (ст. 1595 УК РФ), считаем необходимым замену формулировки «чужого имущества» на «имущества страховщика».

Следующим за объектом обязательным элементом состава преступления, который необходимо рассмотреть, является объективная сторона мошенничества в сфере страхования.

Объективная сторона преступления может быть определена как «процесс общественно опасного и противоправного посягательства на охраняемые законом интересы, рассматриваемый с его внешней стороны, с точки зрения последовательного развития тех или иных событий и явлений, которые начинаются с преступного действия (бездействия) субъекта и заканчиваются наступлением преступного результата»57. Кроме того, объективная сторона может характеризоваться помимо указанных признаков также наличием факультативных признаков (способ, время, место, обстановка, орудия и средства совершения преступления), которые в случае указания их в диспозиции соответствующих статей Особенной части УК РФ становятся обязательными.

Общественно опасное действие (бездействие) является обязательным признаком объективной стороны любого преступления и поэтому всегда указано в уголовно-правовой норме.

Следует отметить, что при конструировании ст. 1595 УК РФ законодатель отошел от «классической» модели мошенничества при описании деяния.

Кудрявцев В. Н. Объективная сторона преступления. М., 1960. С. 9.

Дело в том, что в ст. 159 УК РФ содержится указание на два возможных варианта действий: хищение и приобретение права на имущество, тогда как в диспозиции ст. 1595 УК РФ находит свое отражение лишь хищение.

По нашему мнению, целесообразность существования такого способа совершения мошенничества, как «приобретение права на имущество», исходит, в первую очередь, из специфики предмета мошенничества. Ввиду невозможности как такового изъятия недвижимого имущества законодатель счел необходимым введение альтернативного способа совершения мошенничества.

С учетом специфики страховых отношений, охраняемых нормой 159 5 УК РФ, мы склонны признать обоснованным указание в диспозиции на хищение как единственно возможный вариант действий мошенников.

Как уже было сказано, деяние в диспозиции ст. 1595 УК РФ сформулировано с помощью термина «хищение». Признаки данного термина позволяет раскрыть примечание к ст. 158 УК РФ, согласно которому под «хищением в статьях настоящего Кодекса понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

Проецируя признаки хищения на ст. 1595 УК РФ, можно сформулировать определение мошенничества в сфере страхования, под которым понимается совершенное с корыстной целью путем обмана относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу, противоправное безвозмездное изъятие имущества страховой организации в виде страхового возмещения в пользу виновного или других лиц, причинившее ущерб страховой организации.

Изъятие и обращение при мошенничестве в сфере страхования включают в себя обманные действия, посредством которых виновный вводит представителя страховой организации в заблуждение, а также непосредственное получение страхового возмещения.

Отметим, что для признания изъятия и обращения имущества страховой организации уголовно наказуемым необходимо наличие таких признаков, как противоправность и безвозмездность.

Признак противоправности означает, что хищение осуществляется не только действиями, запрещенными законом (объективная противоправность), но и при отсутствии у виновного прав на похищаемое имущество (субъективная противоправность). Отсюда следует, что завладение страховой выплатой, на которую страхователь имел право, не является хищением, даже если оно совершено путем обмана или злоупотребления доверием.

В правоприменительной практике возникают определенные сложности при квалификации действий страхователя, который, полагая, что в результате страхового случая он не обладает правом на страховую выплату (тогда как объективно такое право у него есть), фальсифицирует какие-либо обстоятельства.

Данное заблуждение нельзя считать юридической ошибкой, как необоснованно полагают некоторые правоприменители. В такой ситуации лицо из корыстных побуждений совершает действия направленные на введение в заблуждение представителя страховщика. Объективно данные действия не способны повлечь уменьшение фондов страховщика больше, нежели если бы мошенник действовал в рамках правового поля. С другой стороны, умысел у лица направлен именно на совершение мошенничества в сфере страхования.

Исходя из данного факта, в его действиях есть общественная опасность именно по признаку «возможности» причинения вреда охраняемым уголовных законом интересам, и, соответственно, обоснованным будет такие действия квалифицировать как покушение на мошенничество в сфере страхования.

Признак безвозмездности хищения имущества страховой организации означает, что виновный завладевает имуществом страховщика без соответствующего возмещения. Говорить о несоразмерном возмещении в случае с мошенничеством в сфере страхования не приходится, поскольку, завладевая страховой выплатой, виновное лицо не производит абсолютно никаких выплат в счет похищаемого имущества. Не вызывает дискуссии тот факт, что страховую премию (страховой взнос), а также плату за проведение различных экспертиз в обоснование права на страховое возмещение, нельзя причислять к суммам, уплачиваемым в счет возмещения имущества.

Следующим обязательным признаком объективной стороны мошенничества в сфере страхования являются преступные последствия, под которыми понимается уменьшение фондов страховой организации. Данное уменьшение фондов, в свою очередь, свидетельствует о лишение страховщика фактической возможности владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом по своему усмотрению.

Неотъемлемым элементом преступлений с материальным составом, к каковым относится и мошенничество в сфере страхования, является причинная связь между хищением имущества страховщика и наступившими в результате него общественно опасными последствиями.

Исследование объективной стороны мошенничества в сфере страховании будет неполным без рассмотрения такого обязательного признака, как способ совершения преступления, – обман. Об обязательности данного признака нам свидетельствует указание его в диспозиции ст. 159 5 УК РФ. Кроме того на его значимость справедливо указывает Т.Н. Тимина, утверждая что в процессе эволюции законодательства уголовно-правовые признаки мошенничества понимались неоднозначно, однако наиболее важным его признаком всегда признавался обман как способ совершения преступления58.

Среди всех факультативных признаков состава именно способ совершения преступления наиболее часто получает отражение в законодательных конструкциях уголовно-правовых норм. Способ совершения преступления – это совокупность используемых при его совершении примов и методов, поТимина, Т.Н. Уголовно-правовые и криминологические аспекты мошенничества (на материалах Северо-Западного федерального округа России): автореф. дис. … канд. юрид.

наук / Т.Н. Тимина. – Санкт-Петербург, 2007. С. 8.

следовательность совершаемых преступных действий, применения средств воздействия на предмет посягательства59.

Следует отметить, что в данном случае законодатель в очередной раз ушел от альтернативности при определении способов совершения мошенничества в сфере страхования по сравнению со ст. 159 УК РФ.

Вопрос об отнесении такого способа совершения мошенничества, как злоупотребление доверием, к формообразующим является дискуссионным, отметим, что импонирующей нам точкой зрения является та, в соответствии с которой злоупотребление доверием не отнесено к самостоятельному способу мошенничества60.

Для раскрытия обмана как способа совершения мошенничества в сфере страхования считаем необходимым провести краткий исторический экскурс в отечественное уголовное законодательство. Так, сущность обмана впервые была раскрыта в Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. В данном нормативном документе содержалась статья 187, устанавливающая ответственность за мошенничество, то есть получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана. К данной статье существовало примечание, которое гласило, что «обманом считается как сообщение ложных сведений, так и заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение о которых было обязательно».

С вступлением в силу УК РСФСР 1926 г. законодатель счел данное примечание излишним и исключил его, попутно в какой-то степени терминологически изменив и саму норму о мошенничестве (ст. 169 УК РСФСР 1926 г.). Согласно данной норме под мошенничеством понималось злоупотребление доверием или обман в целях получения имущества или права на имущество или иных личных выгод.

См.: Курс уголовного права. Общая часть. Т. 1: Учение о преступлении / под ред. Н.Ф.

Кузнецовой и И.М. Тяжковой. С. 257.

См.: Красикова А.А. Приобретение права на чужое имущество и хищение чужого имущества путм обмана или злоупотребления доверием: дис. … канд. юрид. наук.

Екатеринбург, 2013. С. 174; Хмелева М.Ю. Уголовная ответственность за мошенничество:

автореф. дис. … канд. юрид. наук. Омск, 2008. С. 13.

УК РСФСР 1960 г. ввиду изменения политической составляющей и построения коммунизма счел необходимым дифференцировать ответственность за мошенничество в зависимости от принадлежности имущества, на которое происходит посягательство. Сущность обмана как способа мошенничества в данном нормативном документе также не раскрывается.

Действующий в настоящее время УК РФ 1996 г. также не позволяет нам в полной мере установить сущность обмана как способа совершения мошенничества.

Резюмируя вышесказанное, можно заключить, что с 1926 г. законодатель пришел к выводу о нецелесообразности включения определения обмана в текст уголовного закона. О данном законодательном подходе существуют различные точки зрения. Так О.С. Беляк считает необходимым ввести примечание к ст. 159 УК РФ следующего содержания: «Под обманом в статьях настоящего Кодекса понимаются искажение истины или умолчание о ней, приведшие к введению потерпевшего в заблуждение, ставшие необходимой предпосылкой причинения ущерба собственнику, иному законному владельцу имущества»61. Такого же мнения придерживается Р.Б. Осокин предлагая свою редакцию примечания к ст. 159 УК РФ: «Обман как способ совершения мошенничества представляет собой введение в заблуждение лица, в собственности или владении которого находится имущество, путем сообщения заведомо ложных сведений либо несообщения сведений с целью добровольной передачи имущества в пользу виновного или других лиц»62. О необходимости законодательного закрепления непосредственно в диспозиции нормы таких понятий как «обман» и «злоупотребление доверием» в целях устранения разночтений и правильной квалификации содеянного говорит Т.Н. Тимина63.

Беляк О.С. Ответственность за мошенничество по уголовному праву России: автореф.

дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 14.

Осокин Р.Б. Уголовно-правовая характеристика способов совершения мошенничества:

автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 16.

Тимина, Т.Н. Уголовно-правовые и криминологические аспекты мошенничества (на материалах Северо-Западного федерального округа России): автореф. дис. … канд. юрид.

наук / Т.Н. Тимина. – Санкт-Петербург, 2007. С. 15.

Наша точка зрения по данному вопросу сводится к тому, что конечная цель законодателя состоит в том, чтобы нормативно-правовой акт содержал в себе все необходимые дефиниции и данные дефиниции содержали в себе ключевые признаки. Излишество дефиниций или их низкое качество (путем включения не имеющих уголовно-правового значения признаков либо излишняя казуистичность норм и т.п.), несомненно, не способствуют выполнению возложенных на законодательство функций.

Для уяснения сути обмана необходимо обратиться к руководящим разъяснениям Верховного Суда РФ. Так, п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате64» (Далее Постановление Пленума ВС РФ № 51): гласит «Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена статьей 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение».

Наиболее точно суть обмана как способа совершения мошенничества отразил А.И. Бойцов, указав что под обманом следует понимать сообщение заведомо ложных сведений либо несообщение о сведениях, которые лицо должно было сообщить, с целью введение в заблуждение лица, в собственности или владении которого находится имущество, чтобы побудить его к «добровольной» передаче имущества в пользу обманщика или других лиц65.

О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27.12.2007 № 51 // Рос. газета. 2008.

12 янв.

Полный курс уголовного права. Т. III: Преступления в сфере экономики / под ред. А.И.

Коробеева.– Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2008. С. 114.

На добровольность передачи имущества как специфическую черту мошеннического обмана указывает также М.Е. Покровский, говоря о том, что в отличие от других форм хищения, при мошенничестве собственник «добровольно» передает свое имущество преступнику, полагая, что тот имеет право получить его. Но эта добровольность носит чисто внешний характер, поскольку сам потерпевший, исходя из ситуации, неправильно оценивает свои действия и их последствия66.

Как справедливо отмечает Ю.И. Степанов, психологическая характеристика обмана состоит в специфическом воздействии на человеческую психику, в умышленном формировании в сознании обманываемого неправильных представлений о фактах вещах, явлениях, событиях, либо сознательном поддерживании уже имеющихся заблуждений с целью определенного варианта поведения, необходимого виновному при совершении им общественно опасных деяний67.

Обман в сфере страхования характеризуется тем, что он обязательно предполагает кроме обманывающего также и «объект» воздействия – лицо, вводимое в заблуждение, которым выступает представитель страховщика.

Обман – это информационное, интеллектуальное воздействие одного человека на сознание и волю другого. Обман в сфере страхования всегда рассчитан на ответное поведение, то есть обманывают, главным образом, не столько, чтобы ввести в заблуждение, сколько для того, чтобы склонить обманываемого к определенному поведению, каковым, выступает осуществление страховой выплаты.

Что характерно, объективные признаки обмана в сфере страхования выражаются только в деянии (действии или частичном бездействии). Заблуждение потерпевшего как последствие не является признаком обмана, так как Покровский, М.Е. Мошенничество в финансово-кредитной сфере: автореф. дис. … канд.

юрид. наук / М.Е. Покровский. – Санкт-Петербург, 2006. С. 12.

Степанов, Ю.И. Уголовно-правовая характеристика обмана как признака преступлений в сфере экономики : дис. … канд. юрид. наук / Ю.И. Степанов. – Санкт-Петербург, 2001.

С. 4.

обман – это поведение, деятельность обманывающего, а заблуждение – это психическое состояние обманутого, которое возникает и является следствием деятельности обманывающего, а причиной возникновения заблуждения служит обман. Таким образом, заблуждение потерпевшего выступает как своего рода результат обмана, который, впрочем, не возникает с механической неизбежностью вслед за обманом.

Обман в целом, равно как и обман, ответственность за который закреплена в ст. 1595 УК РФ, как и любое деяние, имеет содержание и форму.

В содержание обмана при мошенничестве в сфере страхования входят обстоятельства, относительно которых виновный вводит в заблуждение потерпевшего.

Различают обманы относительно внешних, объективных факторов и внутренних, субъективных68. Применительно к анализируемой норме к объективным факторам можно отнести, к примеру, обманы относительно фактических обстоятельств страхового случая. К субъективным факторам классически отнесены намерения, мотивы и цели субъекта.

Типовые обманные действия при мошенничестве в сфере страхования могут быть:

1) в отношении личности (существования, тождества, особых свойств личности), к примеру, указание другого лица в качестве лица управлявшего транспортным средством, тогда как фактически в момент дорожнотранспортного происшествия водитель был в состоянии алкогольного опьянения либо был лишен права управления транспортным средством и т.п.;

2) относительно различных предметов (их существования, тождества, размера, количества, цены), примерами которого может служить завышение стоимости объекта страхования, заключение договора страхования в отношении несуществующего имущества и т.п.;

См.: Григорьев В.П. Мошенничество: Уголовно-правовой и криминологический анализ:

автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2005. С. 11.

3) по поводу различных событий и действий, каковыми могут выступать, к примеру, инсценировки краж застрахованного имущества, инсценировки грабежей, разбойных нападений, причинения ущерба застрахованному имуществу в результате хулиганских действий и т.п.;

4) обманы в намерениях, примером которых выступает одновременное страхование одного объекта у нескольких страховщиков без уведомления их об этом, с целью последующего получения страховой выплаты у каждого из них.

Отметим, что данная группировка в основе отражает типовые виды обмана и не является исчерпывающей, поскольку внутри каждой из перечисленных групп возможно создание соответствующих подгрупп.

Кроме того, необходимо понимать, что обман в сфере страхования зачастую касается нескольких обстоятельств одновременно. Например, нередко обманы в отношении личности или относительно различных предметов выступают в сочетании с обманами в намерениях. В подобных ситуациях обстоятельства, в отношении которых вводит в заблуждение страхователь, могут служить мнимым основанием для передачи страховой выплаты. Другие обстоятельства, не являясь основанием для осуществления страховой выплаты, используются виновным для того, чтобы создать возможность (условия) для другого обмана или вызвать доверие к себе, а затем с большей легкостью завладеть имуществом. Такие обстоятельства также входят в содержание мошеннического обмана, поскольку обманутое лицо учитывает их при принятии решения о передаче имущества. Примерами обстоятельств, не являющихся основанием для передачи имущества и используемых мошенниками при мошенничествах в сфере страхования, могут служить факты, сообщаемые представителю страховщика, но при этом не относящиеся непосредственно к основаниям для производства страховой выплаты.

В уголовно-правовой теории устоявшейся является классификация обмана по формам внешнего выражения, к каковым относятся активная и пассивная формы. Активная форма обмана, в свою очередь, может быть выражена в устном, письменном, словесном обмане или обмане в форме действий69.

Поскольку любой обман признается мошенническим независимо от формы, которую он принимает, так как в ст. 1595 УК РФ конкретные формы обмана не указаны, мы считаем, что мошеннический обман может быть совершен в любой форме: устно, письменно, путем различных действий.

Следует отметить, что законодатель, учитывая специфику сферы страхования, уточнил суть обмана в диспозиции ст. 1595 УК РФ. Под обманом как способом совершения мошенничества в сфере страхования, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, следует понимать сознательное введение в заблуждение представителя страховщика относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с договором либо законом страхователю или иному лицу.

Страховым случаем в соответствии со ст. 9 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации»70 является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам.

В соответствии со ст. 10 вышеуказанного Закона под страховой выплатой понимается денежная сумма, которая определена в порядке, установленном федеральным законом и (или) договором страхования, и выплачивается страховщиком страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю при наступлении страхового случая. Далее, в данном нормативно-правовом См.: Полный курс уголовного права. Т. III: Преступления в сфере экономики / под ред.

А.И. Коробеева.– Санкт-Петербург: Юридический центр Пресс, 2008. С. 117; Осокин Р.Б.

Уголовно-правовая характеристика способов совершения мошенничества: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 17; Мерзогитова Ю.А. Ответственность за мошенничество в сфере финансово-кредитных отношений: Уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1998. С. 12.

Об организации страхового дела в Российской Федерации: Закон РФ от 27.11.1992 № 4015-1 // Рос. газета. 1993. 12 янв.

акте термин «страховая выплата» употребляется одновременно с термином «страховое возмещение», что можно трактовать как тождественность данных категорий.

В то же время Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»71 в ст. 1 содержит указание на «осуществление страховой выплаты» как обязанность, возникающую в случае наступления гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства.

Статья 929 Гражданского кодекса РФ содержит термин «страховое возмещение» как обязанность страховщика возместить страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие страхового случая убытки.

Таким образом, можно заключить, что в отечественном законодательстве в настоящее время под выплатой, осуществляемой по договору страхования в случае наступления страхового случая, понимается как «страховая выплата», так и «страховое возмещение».

Энциклопедические издания содержат указание на страховое возмещение как денежную компенсацию, выплачиваемую страхователю или выгодоприобретателю при наступлении страхового случая из страхового фонда для покрытия ущерба в имущественном страховании и/или в страховании гражданской ответственности72.

Одновременное использование терминов «страховое возмещение» и «страховая выплата», по всей видимости, объясняется тем фактом, что страховое возмещение возможно не только в денежной форме (форме выплаты), но и в натуральной форме. В данном случае речь идет об имущественном страховании, когда после страхового случая страхователю предоставляется Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств: Федеральный закон от 2.04.2002 № 40-ФЗ // Рос. газета. 2002. 7 мая.

См.: Глоссарий страховых терминов, используемых при проведении страховых операций. М.: МФК, 2008. С. 168.

аналогичное имущество, либо восстановительные работы производятся в специальной мастерской, и оплата, как таковая, страхователю не производится.

Представляется целесообразным охарактеризовать обман как способ совершения мошенничества в сфере страхования в зависимости от этапа страховой деятельности.

Так, при заключении договора страхования выделяются противоправные действия страхователей, совершаемые путем обмана страховщика вследствие:

1) заявления страховой суммы выше действительной стоимости объекта страхования;

2) многократного и одновременного страхования объекта у разных страховщиков;

3) несообщения всех обстоятельств, имеющих существенное значение для определения страхового риска, вопреки требованиям ГК РФ и закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Так, к обстоятельствам, имеющим значение при заключении договора страхования, ГК РФ в ст.

942 относит: при заключении договора имущественного страхования данные:

а) об определенном имуществе либо ином имущественном интересе, являющемся объектом страхования;

б) о характере события, на случай наступления которого осуществляется страхование (страхового случая);

в) о размере страховой суммы;

г) о сроке действия договора.

При заключении договора личного страхования существенными условиями выступают данные:

а) о застрахованном лице;

б) о характере события, на случай наступления которого в жизни застрахованного лица осуществляется страхование (страхового случая);

в) о размере страховой суммы;

г) о сроке действия договора.

В период действия договора страхования совершаются различные противоправные действия, приводящие к инсценируемым страховым случаям, которые условно можно разделить в зависимости от сферы страхования.

1. При имущественном страховании данные действия осуществляются в зависимости от объекта страхования и вида застрахованного имущества путем: поджога; фиктивного уничтожения имущества; инсценировки аварий с макетами или с уже поврежденными автомобилями; страхования одного имущества с последующей инсценировкой страхового случая с другим имуществом; искусственного увеличения размера ущерба, причиненного застрахованному имуществу в результате страхового события.

2. При личном страховании мошеннические действия осуществляются путем: фальсификации наступления страхового случая вследствие подделки документов, сговора с работниками медицинских учреждений, причинения увечий собственной застрахованной личности.

Отметим, что приведенный выше перечень обманных действий, совершаемых страхователями, не претендует на исчерпываемость, он служит определенным ориентиром при разграничении уголовно наказуемого обмана от обмана, не предусматривающего уголовную ответственность.

Значимость разграничения данных категорий можно проиллюстрировать примером. Так, при оформлении добровольного страхования недвижимого имущества от различных рисков (частичное или полное уничтожение и т.п.) одним из обстоятельств, влияющих на страховую премию, является семейное положение страхователя. Исходя из данного обстоятельства, умышленное сообщение ложных сведений касаемо своего семейного положения страховщику влечет причинение имущественного ущерба фондам страховщика в виде неполученных денежных средств. Данный обман внешне схож с обманом при мошенничестве в сфере страхования, однако причисление его к рассматриваемой нами сфере будет неверным.

Разграничение в данном случае должно происходить по таким признакам, как:

– умысел страхователя: при мошенничестве в сфере страхования умысел направлен на получение страхового возмещения, тогда как в рассматриваемой нами ситуации умысел виновного направлен на уменьшение суммы страховой премии;

– форма вреда: при мошенничестве в сфере страхования причиняется имущественный вред в виде фактического уменьшения фондов страховой организации; в рассматриваемом нами примере ущерб заключается в упущенной имущественной выгоде страховщика (недополучении денежных средств, которые страховая организация должна была получить);

– объективная сторона: при совершении преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ обман должен быть связан со страховым случаем или размером страхового возмещения; в рассматриваемом нами случае обман связан с обстоятельством, влияющим исключительно на страховую премию и никаким образом не сказывающимся ни на размере страхового возмещения, ни на характеристике страхового случая.

Говоря об обмане как способе совершения мошенничества в сфере страхования имеет смысл проанализировать зарубежное уголовное законодательство на предмет определения в диспозициях норм способов совершения мошенничества.

Общая тенденция зарубежного законодательства в сфере борьбы с мошенничеством свидетельствует о приоритетности перечисления конкретных обманных действий в диспозициях норм о мошенничестве в сфере страхования. Так, § 265 УК Федеративной Республики Германия в качестве обманных действий указывает повреждение, нанесение ущерба пригодности, утрату или кражу вещи, застрахованной от гибели, а также укрывательство или передачу ее другому лицу.

В соответствии со ст. 328 УК Голландии страховой мошенник подлежит ответственности в случае поджога или уничтожения собственности, застрахованной от указанных рисков.

В соответствии со ст. 151 УК Австрии в качестве возможных обманных действий признаются уничтожение, повреждение или создание видимости кражи застрахованного от указанных рисков имущества.

Статья 298 УК Республики Польша к обманным действиям относит лишь создание происшествия, которое явится основанием для выплаты компенсации по договору страхования.

УК Республики Болгария, в свою очередь, при определении обманных действий при мошенничестве в сфере страхования в ст. 213 предусматривает альтернативно: разрушение, повреждение или уничтожение застрахованного имущества.

Надо сказать, что подавляющее большинство уголовных законодательств зарубежных стран в качестве обманных действий признает уничтожение или повреждение имущества, застрахованного от указанных рисков. В ряде случаев данные формы дополнены укрывательством (созданием видимости кражи) указанного имущества либо причинением вреда здоровью или жизни застрахованного лица.

С учетом данных обстоятельств можно заключить, что зарубежное законодательство в полной мере не охватывает всех возможных вариантов обманных действий в сфере страхования. Так, ни в одном законодательстве в качестве обстоятельств обмана не указывается размер страхового возмещения. Равно признаются не соответствующими правилам законодательной техники формулировки диспозиций, включающие в себя объемный перечень возможных вариантов действий. Такое законотворчество является строго ситуативным и не отвечает требованиям абстракции.

Из данных обстоятельств следует заключить, что отечественное законодательство, с точки зрения законодательной техники, при формулировании диспозиции нормы о мошенничестве в сфере страхования более совершенно и отвечает существующим реалиям общественной жизни.

Кроме того, с учетом вышеизложенного, можно заключить, что заужение обстоятельств, относительно которых могут производиться обманные действия, до таких обстоятельств, как «наступление страхового случая» либо «размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или иному лицу», является вполне оправданным. Данные обманные действия охватывают все возможные варианты обстоятельств, введение в заблуждение относительно которых является сферой страхования. В то же время указание на данные обстоятельства является одним из признаков, позволяющих отграничить мошенничество в сфере страхования от общеуголовного мошенничества.

Подводя итог рассмотрению объективных признаков мошенничества в сфере страхования, можно сделать следующие выводы.

Непосредственным объектом мошенничества в сфере страхования являются общественные отношения по охране правомочий страховщиков по владению, пользованию и распоряжению имуществом, принадлежащим им на праве собственности.

Дополнительный объект в составе преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, отсутствует.

Факультативным объектом мошенничества в сфере страхования выступают общественные отношения, охраняющие интересы службы в коммерческих и иных организациях, а также нормальную деятельность конкретного звена публичного аппарата управления в лице государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений.

Предметом мошенничества в сфере страхования, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, выступает имущество страховой организации, выплачиваемое в качестве страхового возмещения.

С учетом данного обстоятельства, целей дифференциации ответственности, а также специфики объекта преступления, предлагается в диспозиции ч. 1 ст. 1595 УК РФ заменить формулировку «чужого имущества» на «имущества страховщика».

Использование термина «страховщик» в диспозиции обосновывается рябом обстоятельств, среди которых можно особо выделить: во-первых, формулировка «чужое имущество» признается оправданной в том случае, когда объективно существуют различные вариации субъектного состава обманываемой стороны, тогда как в данном случае потерпевший строго определен, в качестве него выступает страховщик; во-вторых, предметом преступления выступают денежные фонды страховщика, которые и призвана охранять от преступных посягательств ст. 1595 УК РФ; в-третьих, определение субъектного состава мошенничества в сфере страхования в диспозиции позволит выделить еще один критерий при разграничении ст. 1595 УК РФ со смежными нормами (в первую очередь ст. 159 УК РФ).

Объективная сторона мошенничества в сфере страхования состоит в хищении путем обмана имущества страховой организации, наступившими вследствие этого преступными последствиями в виде уменьшения фондов страховой организации, а также причинно-следственной связи между хищением и наступившими преступными последствиями.

Под обманом как способом совершения мошенничества в сфере страхования, ответственность за которое предусмотрена ст. 1595 УК РФ, следует понимать сознательное введение в заблуждение представителя страховщика относительно наступления страхового случая, а равно размера страхового возмещения, подлежащего выплате в соответствии с законом либо договором страхователю или другому лицу.

§ 3. Особенности субъективных признаков мошенничества в сфере страхования Субъект преступления является одним из обязательных элементов состава преступления. Установление юридических признаков, которые представляют собой характеристику субъекта как элемента состава преступления и дают возможность ставить вопрос об уголовной ответственности и квалификации по определенной статье УК РФ действий лица, совершившего преступление, является в каждом случае обязательным. Этими признаками в соответствии со ст. 19 УК РФ являются такие:

во-первых, субъект преступления – это физическое лицо. Уголовная ответственность юридических лиц в отечественном уголовном законодательстве не предусмотрена;

во-вторых, субъект преступления – это вменяемое лицо, то есть лицо, которое во время совершения преступления осознавало фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) и руководило ими. Если лицо во время совершения общественно опасного деяния находилось в состоянии невменяемости, то в соответствии со ст. 21 УК РФ оно не является субъектом и не подлежит уголовной ответственности;

в-третьих, субъект преступления – это лицо, достигшее определенного возраста. Применительно к мошенничеству в сфере страхования субъект должен достичь шестнадцатилетнего возраста (ст. 20 УК РФ).

Анализируя объективные признаки мошенничества в сфере страхования, мы пришли к выводу о том, что данная норма является специальной по отношению к ст. 159 УК РФ. Кроме того, данная норма позволяет нам говорить о состоявшейся дифференциации уголовной ответственности за мошенничество в зависимости от сферы, в которой происходит посягательство.

Говоря о дифференциации ответственности в зависимости от сферы правоотношений, отметим, что любая сфера, являющаяся более узкой, нежели охраняемая общей нормой, является несхожей с ней по некоторым качественным характеристикам. Данная особенность нашла свое отражение в непосредственном объекте и предмете мошенничества в сфере страхования, которые, как мы ранее выяснили, являются отличными от общеуголовного мошенничества.

В контексте вышесказанного уже не выглядит неожиданным тезис о возможном отличии субъектного состава мошенничества в сфере страхования от общей нормы о мошенничестве.

Говоря о данном отличии, стоит отметить, что для случаев, когда преступление может совершить лишь определенный, ограниченный круг субъектов, в уголовном праве предусмотрена такая теоретическая конструкция, как «специальный субъект преступления».

Данная конструкция на протяжении значительного периода времени представляет определенный интерес в теории уголовного права73. Следует отметить значимость данных научных трудов, а также тот факт, что до настоящего времени в уголовном законодательстве термин «специальный субъект преступления» отсутствует. Однако в уголовно-правовой литературе специальному субъекту преступления уделяется достаточно пристальное внимание.



Pages:   || 2 | 3 |


Похожие работы:

«ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРИМЕНЕНИЮ Монофокальная торическая акриловая интраокулярная линза для имплантации в капсульный мешок. Регистрационное удостоверение Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития № ФСЗ 2011/10048 от 12.07.2011г. Инструкция по при...»

«Изготовитель оставляет за собой право вносить изменения в конструкцию и принципиальную схему изделия, не ухудшающие его характеристик. СОДЕРЖАНИЕ 1. Назначение 2. Комплект поставки 3. Технические характеристики 4. Конструкция 5. Принцип работы СИГНАЛИЗАТОР УРОВНЯ 6. Указание мер безопасности РСУ-1. 7. Монтаж...»

«Эдвард де Боно Искусство думать. Латеральное мышление как способ решения сложных задач Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9370055 Искусство думать: Латеральное мы...»

«Система управления сайтами NetCat версия 3.1 Руководство разработчика Компания «АИСТ» Москва, 2008 г. Внимание! Право на тиражирование программных компонентов и документации принадлежит компании «АИСТ». Приобретая систем...»

«ОБЗОР рассмотрения споров, связанных с установлением фактов, имеющих юридическое значение 1. Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подлежит оставлению без рассмотрения, если т...»

«Доступ женщин к правосудию в Казахстане: определение препятствий и потребности в переменах ® Доступ женщин к правосудию в Казахстане: определение препятствий и потребности в переменах. © Международная комиссия юристо...»

«Лисса Рэнкин Исцеление от страха Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12627581 Рэнкин, Л. Исцеление от страха: Попурри; Минск; 2015 ISBN 978-985-15-2581-8 Аннотация Немногие серьезные медики верят в то, что страх может привести к болезни. Но даже скептики согласны: если страх игнорировать, он серь...»

«Руководство по использованию кредитных средств в государственном секторе Управление администрирования операций Юридический департамент Январь 2013 РУКОВОДСТВО ПО ИСПОЛЬ...»

«А. С. Максяшин ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ И НАРОДНОЕ ИСКУССТВО: ИХ СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ Учебное пособие Екатеринбург 2012 УДК 745/749(075.8) ББК Щ12я73 М 17 Рецензент доктор искусствоведения, профессор Л. М Кадцын, ФГАОУ ВПО «Российский государственный профессионально-педагогич...»

«Ричард Докинз Расширенный фенотип: длинная рука гена Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6989616 Расширенный фенотип: длинная рука гена/ Ричард Докинз: АСТ: CORPUS; Москва; 2014 ISBN 978-5-17-084909-3 Аннотация Ричард Докинз – крупный британский биолог, автор теории мемов. Его блест...»

«М О С КО В СКИ Й ГОСУДАРСТВЕННЫ Й УНИ В ЕРС И ТЕТ _ П У Т Е Й С О О Б Щ Е Н И Я (М И И Т )_ Кафедра «Философия и культурология» Н.А. НЕКРАСОВА, С.И. НЕКРАСОВ ФИЛОСОФИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ ТЕМАТИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК Реко...»

«Православие и современность. Электронная библиотека Иеромонах Аристарх (Лоханов) Что надо знать о православном церковном этикете По благословению Преосвященного Симона, Епископа Мурманского и Мончегорского © Новая книга, Ковчег, 1999 г. Соде...»

«ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЙ МИР: Государства и правители Отв. ред. О.Л. Габелко ОГЛАВЛЕНИЕ О.Л. Габелко. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКИЕ ПРАВИТЕЛИ: ЛИЧНОСТЬ, ВЛАСТЬ И ПРАВО (вместо введения) Ю.Н. Кузьмин. ЭЛЛИНИСТИЧЕСКАЯ МАКЕДОНИЯ Птолемей, сын Лисимаха Деметрий Антигон Досон Персей И.А. Лады...»

«КОЛЛИЗИИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Ерицян И.Н. Научный руководитель – доцент Шорников Д.В. Юридический институт Иркутского государственного университета Исследование проблематики юридических коллизий имеет не только теоретикоприкладной смысл. Изучение их основ и овладение навыками коллизионных и конфликтных си...»

«ПРИ ПОДДЕРЖКЕ ГУБЕРНАТОРА ПЕРМСКОГО КРАЯ Пермский государственный национальный исследовательский университет Юридический факультет Общероссийская общественная организация «Ассоциация юристов России» Издательство «Статут» Региональная общественная организация «Пермск...»

«КОРРУПЦИОННОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ КАК ВИД ПРОТИВОПРАВНОГО ДЕЯНИЯ В РОССИЙСКОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ Парфиненко С. И. Научный руководитель – доцент Евдокимов К. Н. Иркутский юридический институт Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации В настоящее время одним из самых сложных вопросов в Российской Федерации является вопрос о про...»

«Иван Александрович Ильин О сущности правосознания текст преоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=177394 И. А. Ильин. Собрание сочинений в 10 томах. Том 4: Русская книга; Москва; 19...»

«Лекция №4 Направления информатизации государственного управления Целевая установка: 1. Дать характеристику терминам Федеральных законов в области информационных технологий.2. Раскрыть основное содержание Концепции управления государственн...»

«ПРАВО И ДЕМОКРАТИЯ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ Выпуск 13 ПРАВО И ДЕМОКРАТИЯ СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ Выпуск 13 МИНСК БГУ УДК 340(082) ББК 67я43 П68 Сборник основан в 1988 году Редакционная коллегия: В. Н. Бибило (отв. реда...»

«28 августа 2009 года Информационный №25 бюллетень (565) Издание зарегистрировано в Минпечати РФ, свидетельство Эл. №77 8295 от 23.09.2003 В НОМЕРЕ В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ В области правового регулирования Интернета не планиру...»

«Тема 6.Процедуры активизации, аккумуляции, дефаззификации. Методы дефаззификации: метод центра тяжести, метод биссектрисы площади, метод левого и правого модальных значений. Основные алгоритмы нечеткого вывода. Алгоритм Мамдани, алгоритм Сугено, алгоритм Цукамото (2 часа)...»

«T H ES AU RU S, 2015 5. Лупинская, П.А. Решения в уголовном судопроизводстве: теория, законода­ тельство и практика / П.А. Лупинская // Восстановительное правосудие. М. : Зна­ ние, 2012. 78 с.6. Неделя...»

«Екатерина Николаевна Шапинская Избранные работы по философии культуры Серия «Академическая библиотека российской культурологии» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9528808 Избранные работы по философии культуры. / Шапинская Е.Н. : Согласие, А...»

«Георгий Валерьевич Варламов Валерий Алексеевич Варламов Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12034784 Противодействие полиграфу и пути их нейтрализации: ПЕР СЭ-Пресс; Москва; 2005 ISBN 5-98549-007-6 Аннотация В книге ведущих полиг...»

«I смена 1 «А» (государственно-правовой профиль, кафедра теории государства и права) № Ф.И.О. студента Салимгареев Ильнур Илшатович 1. Гусев Евгений Сергеевич 2. Хасаншина Яна Руслановна 3. Исмагилова Гузель Хайдаровна 4. Агапова Яна Александровна 5. Шамсутдинова Зухра Фанзилевна 6. Нурмухаметова...»

«Василий Иванович Борщ Огород круглый год: календарь огородника Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11084608 Огород круглый год: календарь огородника...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования Российской Федерации Л.С. Гребнев 12.02.2003 г. Номер государственной регистрации 557 иск/сп ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ОБЛА...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.