WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«А.И. Пригожин Патологии политического лидерства в России Социально-психологические механизмы формирования и выдвижения политических лидеров — одна из ...»

А.И. Пригожин

Патологии политического лидерства в России

Социально-психологические механизмы формирования и выдвижения

политических лидеров — одна из точек стратегического риска в нашей стране.

Извращения становятся нормой, и цена риска возрастает до предела.

Россия относится к лидерскому типу обществ. Это значит, что у нас не развит

социальный порядок, т. е. договорные нормы, цели и связи, сознательно выработанные и всеми признанные. Традиций и обычаев тут недостаточно, ибо они устаревают и просто не полны, не содержат некоторых важных регуляторов.

Недостаток социального порядка компенсируется лидерством (монарха, диктатора, харизматика). Поэтому лидерское общество чрезвычайно зависимо от личных особенностей главы страны. Это надо понять и принять: будь то Горбачев, Ельцин, кто-то еще — их не следует винить в наложении их индивидуальности на состояние дел в обществе, поскольку в обществе такого типа это будет всегда, как всегда у президента будут свои недостатки.

Российское общество относится также и к типу обществ синкретических, где ценность человека определяется не столько его качествами, сколько принадлежностью к конкретному социальному целому: профессии, нации, классу, организации. Подобные надындивидуальные сущности в синкретическом обществе выступают как высочайшие ценности. Не надо удивляться поэтому, что на алтарь державности многие наши сограждане готовы принести эффективность, благосостояние, даже жизнь.

Синкретическим ценностям противостоят ценности индивидуализма, усматривающие конечную цель, самоцель в человеке, благу которого должны служить упомянутые надындивидуальные сущности. Россия не знала Ренессанса, коллективное у нас все еще подавляет индивидуальное. Вот почему приватизация проходит в виде всеобщего акционирования, что не меняет отношение микроакционера к ранее государственной собственности.

Со временем как лидерский, так и синкретический характер нынешнего российского общества будет преодолен с переходом к гражданскому обществу.

Пока же, поскольку процветание экономики и демократии возможно только на основе высвобождения индивида из общины, решение многих проблем страны будет заторможено этой особенностью.

Исторические типы политического лидерства в России Преобразования в обществе лидерско-синкретического типа прямо связаны со сменой лидера, точнее, со сменой типа политического лидерства. И он меняется.

История российского (и советского) государства знает следующие типы политического лидерства, если за основу типологии принять способ получения лидирующей позиции в обществе:

Пригожин Аркадий Ильич — доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социологии и психологии Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации.

—наследование, т. е. принятие власти по родству через смену поколений или другими близкими родственниками монарха;

—самозванство, т. е. захват власти насильно, нелегитимно без принятия обществом, без выбора [ 1];

—уступающий тип лидерства М. Горбачева, связанный с тем, что спасение системы стало возможным через ее преобразование под напором новых мировых и страновых реалий;

—инверсионный тип лидерства, который проявляется в признании лидера не столько в соответствии с его собственными идеями и заслугами, сколько благодаря его преследованиям от предыдущей власти (именно таков «ельцинизм»);

—конструктивный тип лидерства, т. е. сформировавшийся и признанный легально на основе своей позитивной программы.

Первый из названных типов лидерства — наследование — был когда-то самым распространенным и устойчивым. Второй — самозванство — в России встречался чаще, чем в других странах. С кратковременным успехом (Лжедмитрий), без успеха (Е. Пугачев), с долговременным успехом (большевики).

После достаточно длительного господства самозванства большевиков страна вступила в период политических и экономических перемен. С этим состоянием связаны следующие — уступающий и инверсионный — типы лидерства, являющиеся сугубо переходными. Особо ярко в последние годы проявил себя инверсионный тип лидерства. Отступление самозванства в сторону демократии, появление возможности свободного волеизъявления на выборах привели у нас к появлению наивного голосования «от противного», т. е. за кого-то, противостоящего старой системе. Однако такой подход к выборам лидера не может быть признан соответствующим сути демократии.

Для развитой демократии характерен лишь конструктивный тип политического лидерства, при котором избиратель оценивает главным образом содержание программ претендентов. К этому мы, конечно, придем. Но еще предстоит трудный переход, на протяжении которого в механизм политического лидерства могут быть вплетены элементы высокого риска. Что и как может случиться?

Специфика переходности

При оценке тенденций и перепадов в политическом лидерстве современной России следует принять во внимание следующие отличия переходного состояния общества от стабильного.

Радикальные изменения обычно требуют применения принципа «сначала хуже». Ремонт дома всегда связан с временными ухудшениями жизни. Да и локомотив начинает движение тяжелого состава толчком назад. В экономике и государстве приходится сначала пройти через дезинтеграцию и даже через многие разрушения, потери и чрезвычайные затраты. Так, разоружение оказывается дороже, чем производство вооружения в прежнем объеме. Восстановление испорченных в результате хищнической системы земледелия черноземов дороже закупки зерна за рубежом. Поддерживать функционирование нерентабельных шахт оказывается дешевле, чем их закрытие. А по мнению некоторых экономистов, преодоление инфляции возможно через ее усиление (крупная эмиссия для увеличения производства).

Переходность отягощается господством прошлого труда над трудом живым.

В советское время было понастроено много гигантских предприятий — от крупнейших заводов до коровников, — которые, как показала жизнь, не эффективны в условиях рынка. Но они уже существуют, и нынешним их хозяевам приходится приспосабливаться к наличным мощностям и помещениям. Например, отечественный рыболовецкий флот на единицу продукции сжигает огромное количество топлива. Если затраченное топливо продать за границу, то можно купить в два-три раза больше рыболовецкой продукции, чем было с его помощью произведено. Но чей-то труд уже материализован во множество судов, и рыбаки вынуждены ими пользоваться.

Исторические перемены вызывают огромное психическое напряжение народа.

Оно проявляется в массовых истероидных реакциях на митингах и демонстрациях, в прессе, в разбегании людей по своим группам; вбивании их в общности на наиболее естественных (даже биологических) основаниях: национальных, географических, возрастных; в разбухании когда-то малозначащих границ между ними (посмотрите, как сплачиваются даже сексуально нестандартные группы!).

Ущемленные социальные группы вырабатывают самосознание жертвы, видя источник своих проблем в заговорах извне (ЦРУ, сионизм, Запад). У русских все это отягчается ощущением унижения великой нации, восприятием национального унижения как личного.

Промежуточное состояние требует широкой реидеологизации населения, смены его ценностных ориентации. Здесь стоит выделить две болевые точки.

Одна из них — справедливость как сильнейшая нравственная ценность нашего народа — оказывается под небывалым давлением. Справедливость, наверное, самая кровавая и разрушительная из нравственных категорий, поскольку она сугубо партийна: то, что справедливо в глазах одних, выглядит совершенно наоборот в глазах других. (Хотя, конечно, переориентация со справедливости по результату на справедливость по праву несколько модернизирует эту категорию.) Другая болевая точка — неопределенность. Это касается и среды, и собственного положения, и будущего, и т. д. Неопределенность становится определенностью, т. е. постоянным качеством жизни. Ощущение неопределенности воспринимается людьми, вышедшими из общества, где все шаги были расписаны, где человек занимал отведенную ему нишу и в соответствии с этим строил свои жизненные планы, как огромная потеря, утрата привычных социальных гарантий.

В будущем отношение к неопределенности положения, разумеется, изменится:

она станет восприниматься не столько как бедствие, сколько как шанс для собственного выбора. Пока же она мучительно непривычна для большинства.

Для переходного общества характерен также стихийный поиск новых идеалов.

Однако такой поиск с неизбежностью воспроизводит и архаику, казачество, дохристианские культы, гипертрофию церковности и т. д.

Переходность — это время активных меньшинств. Социально активный элемент присущ любому обществу, нации, региону, организации. В составе населения любой страны он занимает 10—15%, но реально осуществляет инновации. Понятно, что этот элемент имеет разнородную направленность, в том числе и преступную. Но это именно те группы, которые больше всего выигрывают в процессах изменений. Их отличает преобладание ориентации на достижение успеха над ориентацией на избегание неудач, а также то, что на них больше влияют не стимулы, а возможности. Социально-активный элемент составляет базу реформ при соответствующем взаимодействии с ним.

Говоря о специфике переходности и состоянии общества, проявляющемся, в частности, в тенденциях политического лидерства, нельзя не вспомнить о таком факторе, как трудности переходных решений. Эти решения, как правило, подвергаются резкой критике. Хотя они далеко не всегда плохи, но обычно не популярны и достаточно болезненны. Вслед за принятием любого решения выдвигается масса альтернативных предложений, сопровождающихся дискредитацией официально принятой программы и отстаивающих ее людей.

Такая ситуация не может не сказываться на отношении общества к лидерам, проводящим непопулярные решения.

При этом не учитывается, что возможности маневрирования в переходный период совсем не столь велики, как часто кажется. История — не только субъективное дело. Вопросы типа «в чьих интересах?» применимы здесь лишь отчасти.

Глобализация истории есть небывалая еще зависимость развития любой страны от движения человечества, любой национальной экономики — от экономики мировой, государственного права — от международного и т. п. Несовместимость местного с глобальным обычно решается в пользу второго. Нынешние преобразования — это прежде всего системная реакция страны на противоестественность внутреннего и внешнего дореформенного состояния. Реформа есть функция системы, выраженная властным субъектом. Его собственный, лично-групповой выигрыш при этом ничтожен по сравнению с системными результатами.

Самое ценное, что совершили реформы Е. Гайдара, — переход от пассивного риска к риску активному. Правительства Н. Рыжкова, В. Павлова и И. Силаева бесконечно откладывали назревшие уже тогда изменения, медленно стягивая повязку, прилипшую к язвам общества. Это грозило взрывом. Подоспевшие реформы обошлись серией небольших участковых взрывов, предотвратив главный. Сегодня известны и достижения, и мерзости сделанного. Конкуренты же обещают свои достижения, но не описывают неизбежно связанные с ними другие мерзости.

Самый тяжелый и долговременный просчет в ходе реформирования — извращения социального порядка, вызванные властными действиями или бездействиями. Пример первого — чрезмерные налоги. Они формируют в деловом мире установку на сокрытие доходов как на справедливую защиту предпринимательства от парализующего его налогового гнета. Но постепенно такая установка и порожденная ею практика становятся привычными, они не исчезнут даже тогда, когда налоги станут умеренными. Пример второго — бездействие государства в отношении рэкета. От него некуда деваться, он становится тотальным при попустительстве властей. В результате постепенно рэкетиры превращаются в единственных силовых защитников своих «клиентов», когда последним угрожают разбой иного рода и даже неплатежи партнеров. Бандитизм получает свое оправдание в глазах деловых кругов и заменяет правоохранительные органы. Ужас ситуации в том, что таким образом подобные криминальные нормы входят в культуру, т. е.

становятся обычными и постоянными. И «вынуть» их потом из культуры будет чрезвычайно трудно.

Самое неизбежное тягостное следствие любых реформаторских решений — социальная цена, которую общество вынуждено платить за них. Реформы такого масштаба могут проводиться только за счет народа. Любое правительство отступало бы перед давлением социально сильных групп, а выбитые ими уступки компенсировали бы социально слабые. К несчастью, известный цинизм предопределен здесь логикой вещей. И темпы, и глубина реформ во многом связаны с границами терпения пострадавших групп. Сегодня власть пользуется резервами лояльности, заложенными еще в советское время, когда масштабы реальной защиты были огромны, но мало заметны в безгласности, а покорность надежно привилась большинству.

Программы и решения должны также учитывать, что нет прямой связи между улучшением (ухудшением) экономики и общественными настроениями. Сознание неадекватно и несинхронно реагирует на объективные изменения. Благосостояние и удовлетворенность людей не совпадают. Здесь мы сталкиваемся с очередным парадоксом переходности: благосостояние населения на каком-то этапе начинает расти, а удовлетворенность его существующим положением снижаться.

Отсюда — непредсказуемые результаты выборов.

Типы лидерских патологий Температура переходного времени разогревает реликтовые и новые образы массового сознания, метания электората. Лидерство есть функция среды, т. е. в той или иной степени выбор, который активно или пассивно (ибо уклонение от голосования, протеста — тоже выбор) делает электорат по поводу носителя центральной власти, будь то привлекательная личность, команда или программа.

В процессе этого массового выбора случаются разные заблуждения, просчеты.

А в условиях перехода от тоталитаризма к стабильной демократии, в историческом промежутке между ними патологии политического лидерства возникают большей частью вследствие соблазнов. Политический соблазн есть нерациональное стремление найти простые решения сложных проблем, обойти неизбежные трудности, сократить время на достижение желаемого состояния.

Такое стремление часто оказывается иллюзией решения проблем и приводит к большим жертвам:

истреблению людей, экономической и культурной отсталости, угнетению духа и неизбежности разочарований, раскаянию, даже самоненавистничеству.

Попробуем выделить некоторые типы политического лидерства, основанные на подобных соблазнах. Можно сгруппировать их в две разновидности: идеалистические и прагматические типы патологии.

Идеалистические типы патологии политического лидерства возникают и выражаются в виде иллюзорных идеалов, в извращенных ценностях (светские культы, лесть массе, обманные символы), в чрезмерных преувеличениях, привлекательных, но недостижимых целях. Обычно это позиция учительства, духовного отцовства по отношению к стране.

Можно привести следующие примеры:

— тип «я — идеал» выражается во внушении лидером массе своего превосходства над другими, эксплуатацией массовой склонности к олицетворению в ком-то своих надежд и ценностей. Фома Фомич Опискин из «Села Степанчиково»

Ф. Достоевского — образ именно такой патологии;

— тип «вы — идеал» можно представить как возвеличивание народа в целом или какой-то его части (классовой, национальной, религиозной), придание им черт избранности, приписывание им свойств, выгодно выделяющих их как в человеческом, так и в политическом, государственном отношениях. Возникает преимущество одних перед другими не столько в силу каких-то их собственных заслуг, сколько благодаря самому факту их рождения, принадлежности к определенной макрогруппе. Таковы нацисты и крайне левые;

— тип «за идеалом» строится на абсолютизации доктрины, выдвигающей образ, систему «великого будущего» без нынешних проблем и даже без проблем вообще. Призыв «следовать за носителями доктрины» приобретает иногда квазирелигиозный характер, с делением на приверженцев и врагов. Ф. Искандер в «Кроликах и удавах» изобразил этот феномен так: в кроличьем королевстве власть бесконечно обещает народу вывести богатейший сорт цветной капусты, чем и держится;

— тип «норма — идеал», в рамках которого чаще других в качестве поруганных норм объявляются справедливость, равенство и т. п. Нормы эти, как я уже упоминал, сугубо партийны, т. е. то, что видится справедливым одной группе, выглядит как нечто обратное с точки зрения другой группы. Буквальное понимание идеалов приводит к чисто управленческому, практическому их воплощению в жизнь, к колоссальным усилиям и жертвам без ожидаемого результата;

— тип «от имени идеала» выражается в том, что право на трактовку соблазнительного учения и на его реализацию принимают на себя группы или отдельные лица. Когда эти группы или лица оказываются у власти, то на невозможность осуществить идеал они реагируют требованиями жертв для преодоления трудностей, которые всегда объявляются «временными», и проникающим контролем за массовым сознанием и поведением. В «Легенде о великом инквизиторе» Достоевского речь идет именно о таком случае.

Итак, идеалистические типы патологии политического лидерства возникают на разрыве «идеал — повседневность». Известный идеализм нашего народа дает много возможностей для производства или привития идеологических соблазнов.

Но земные, конкретные предложения легких решений для трудных проблем соблазняют меньше. Практически ориентированные сектора сознания тоже формируют массовый спрос и получают свой набор лидерских предложений.

Прагматические типы патологии политического лидерства вырастают из самой повседневности и, скорее, «подбирают» образующиеся там образцы решений, чем вносят их туда.

Можно также выделить несколько типов патологии политического лидерства в соответствии с разными типам прагматического поведения:

— тип прямого действия предполагает установку лидера на решительное и скорейшее снятие наиболее болезненных проблем жизни большинства. При этом предполагается, например, преступников расстреливать на месте, рост цен запретить и т. п.;

— тип предельных обещаний предполагает немедленное обещание всего всем.

Сугубо адресные обращения делаются к разным макрогруппам населения с их специфическими нуждами: к женщинам, военным, пенсионерам, учащимся и т. д.;

— тип следования личному примеру опирается на лозунг: «Я преуспел и вы со мной». Например, разбогатевший предприниматель предлагает свой вариант успеха не столько для каждого в отдельности, сколько для страны в целом;

— тип «другие хуже» также можно отнести к прагматическим. Он предполагает достижение цели не благодаря собственным эффективным действиям, а через критику других;

— тип насильственных действий также нередко считают весьма практичным с управленческой точки зрения (даже по отношению к самим себе, а тем более по отношению к другим) не так уж мало людей. Идеализация своего народа и презрительные оценки его же как-то сочетаются в разных пластах русской интеллигенции, крестьянства и иных. Удержание силой одних качеств для активизации других, так, наверное, может быть понято столь распространенное у нас признание кулачного права.

Конечно, прагматическое сознание предполагает рассудочное, рациональное отношение к жизни. Но такое отношение в большей степени присуще сфере решения проблем своего дома, хозяйства и т. п. Вне их, на общественном уровне, где нет опыта самостоятельных политических суждений, где способность к воображению ниже, наши сограждане проявляют больше готовности реагировать лишь на жест и лозунг.

Что из этого следует?

Возможности инверсионного типа лидерства у нас пока не исчерпаны. Похоже, успех КПРФ на думских выборах 1995 года именно это и подтверждает. Действует типичная инверсионная логика: их недавно прогнали, опозорили, обобрали...

власть их поносит, значит, «они за народ». Хотя ничего конкретного коммунисты не предлагают, да и нет еще у народа навыков политического выбора. Когда-то жили идеализацией будущего, теперь — идеализацией прошлого. Эта идеализация стала непременным фактором, подкрепляющим традиционное желание поддержать «гонимых». Без такого подкрепления, без такой связки инверсия ныне не срабатывает. Например, А. Руцкой и вовсе в тюрьме страдал, но остался без признания.

И все же компартия получила аванс, точнее — отчасти израсходовала его.

Поэтому новый инверсионный круг, скорее всего, завершается. Но произойдет ли это раньше или позже президентских выборов лета 1996 года, сегодня, в феврале, я сказать не берусь. В то же время с завершением инверсионного круга шансы на успех конструктивного типа лидерства возрастут.

Что же касается патологий политического лидерства, то в настоящее время значительно снижается опасность идеалистических ее вариантов. Поиск «светлого будущего» в нацистских вариантах типа «русского порядка» не стал чем-то массовым, разговоры о специфической российской цивилизации тоже «не пошли в дело», а классовые приоритеты размылись. Поэтому более вероятны патологии прагматического толка, хотя и в разной степени.

Вариант «прямого действия» был привлекателен при первом появлении. Затем все более стало заметно отсутствие у подобного типа лидеров ясных ответов на прямой вопрос «как*. Люди стали понимать, что простые решения непрактичны, а их обещания подозрительны. Вообще обещания как жанр выходят в России из употребления. Они больше воспринимаются как манипуляции для ловли голосов, чем как программа.

На выборах в Думу 1993 года вариант «личного примера» еще действовал:

некоторые «новые русские» продвинулись к власти именно так. В 1995 году Партия самоуправления трудящихся С. Федорова, делавшая ставку именно на подобные принципы, оказалась неконкурентоспособной.

Похоже, что выделенный мною вариант «другие хуже» имеет пока больше всего шансов. Разочарование, последовавшее за завышенными ожиданиями, и острый дефицит лидерских фигур склоняют избирателя к подобному патологическому выбору. Голосуют не столько за коммунистов, сколько за идеализированное прошлое, не столько за Ельцина, сколько против коммунистов.

Странно, что именно лидерское общество обнаружило такую скудость в отношении лидеров... Что ж, мы имеем тут дело с бедностью уже социальной.

ЛИТЕРАТУРА

1. Пригожин А. Осмысление механизма политического лидерства сопряжено с труднейшими историческими признаниями // Общественные науки. 1989. № 2.

Похожие работы:

«О. А. Быковский. Решение гравитационного парадокса методами матаппарата механики Ньютона. С понятием Гравитационный Парадокс, связано два разных физических явления. Первое, это обсуждаемое в последнее время, кажуще...»

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ И ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОМУ КОМПЛЕКСУ ПРИКАЗ от 15 декабря 1999 г. N 153 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ СОЗДАНИЯ, ОХРАНЫ И СОДЕРЖАНИЯ ЗЕЛЕНЫХ НАСАЖДЕНИЙ В ГОРОДАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В целях приведения основ...»

«Теория. Методология © 1999 г. В.И. ЗУБКОВ РИСК КАК ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ЗУБКОВ Владимир Иванович кандидат социологических наук, начальник цикла, старший преподаватель факультета военного обучения...»

«РАЗРАБОТАНА УТВЕРЖДЕНА Кафедрой мировой экономики и Ученым советом факультета мировой финансов экономики и управления 05.03.2015 г. 12.03.2015 г. протокол № 8 протокол № 7 ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ для поступающих на обучение по программам подготовки научнопедагогических кадров в аспи...»

«СХЕМА ПРОФЕССИОГРАММЫ 1. Общие сведения о профессии (специальности, штатной должности).1.1. Наименование и назначение профессии. Наименование профессии, ее отношение к виду, роду, назначение, распространенность, связь с другими профессиями, некоторые аспекты истории и перспективы развития.1.2. Х...»

«Ряполова Ксения Витальевна ФОРМИРОВАНИЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ РЕГИОНАЛЬНОГО ЭНЕРГОМАШИНОСТРОИТЕЛЬНОГО КЛАСТЕРА (на примере Алтайского края) Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (экономика, организация и управление предпр...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уфимский государственный авиационный технический...»

«ЩРО 8505 Техническое описание Щитки распределения энергии групповых силовых и ТУ 16-97 ИУКЖ.656331.053 ТУ осветительных сетей ЩРО 8505 ГОСТ Р 51321.1 (МЭК 60439-1-92) ГОСТ Р 51321.3 (МЭК 60439-3-90) Те...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.