WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«УДК 340.114.3 МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА Г.М. Лановая В статье с точки зрения генетически присущих черт, а также современных особенностей ...»

УДК 340.114.3

МЕХАНИЗМ ДЕЙСТВИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА

Г.М. Лановая

В статье с точки зрения генетически присущих черт, а также современных особенностей рассматривается

механизм действия уголовного права. Доказывается, что в силу изменения назначения уголовного права его

механизм в современных условиях утратил способность обеспечивать своим действием реализацию тех функций,

которые органичны для уголовного права по природе, трансформировался в механизм организации деятельности государства по решению стоящих перед ним охранительных задач. Рассматриваются негативные последствия, которые влекут за собой произошедшие в уголовном праве изменения, и определяются возможные пути их устранения.

Ключевые слова: уголовное право, природа уголовного права, назначение уголовного права, функции уголовного права, механизм действия права.

Наметившаяся тенденция к исследованию в отраслевых юридических науках механизмов действия отдельных отраслей права определяют актуальность постановки вопроса о качественной специфике таких механизмов в теоретико-правовом плане. В данной статье мы рассмотрим в теоретико-правовой плоскости механизм действия уголовного права. При этом предметом анализа станут как характеристики названного механизма, непосредственно обусловленные природой уголовного права, так и его современные особенности.

Исходным моментом в исследовании механизма действия уголовного права является решение вопроса о его назначении.



Многочисленные работы, в которых рассматриваются вопросы, связанные с историей становления и развития уголовного права [12; 13; 14; 15], свидетельствуют о том, что изначально оно зарождалось и функционировало как право, предназначенное для того, чтобы служить обеспечению справедливой компенсации потерпевшему неправомерно причиненного вреда. При этом, формируясь и развиваясь на основе талиона, древнее уголовное право изначально регулировало правоотношения, возникавшие между человеком, сделавшим выбор в пользу деяния, наносящего вред интересам другого, правомерно действующего человека, и потерпевшего от совершения этого деяния. В тех случаях, когда деяние причиняло вред государству, механизм уголовного права срабатывал тем же образом, что и в ситуации, когда речь шла о причинении ущерба частному лицу.

В целом исследования, посвященные проблеме происхождения уголовного права, свидетельствует о том, что по природе механизм действия уголовного права предстает механизмом компенсации. В правовом плане он нацелен на восстановление справедливости как первостепенно значимого правового состояния, нарушенного в результате осознанного волевого преступления границ правомерного, в социальном – на восстановление у участников правовых отношений ощущения справедливости существующего порядка как условия их психологического комфорта. При этом восстановление справедливости в уголовном праве предстает восстановлением нарушенного равновесия как сбалансированности притязаний и средств их реализации, имеющихся в распоряжении у различных субъектов права, как соразмерности и взаимности прав и обязанностей.

Исходным импульсом, приводящим уголовное право в действие, является преступление. В специальной литературе оно трактуется как «виновно совершенное опасное деяние, посягающее на публичные и частные права, свободы, законные интересы физических лиц, организаций, государства, муниципальных образований, запрещенное Уголовным кодексом … под угрозой наказания» [2, с. 110].





Однако представляется, что по своей природе преступление – это в первую очередь не деяние, объективно обладающее негативными с точки зрения правовой нормы характеристиками, а специфическая оценка такового, его специфическая субъективная интерпретация тем, интересам кого оно причиняет вред. В этой связи как о преступлении следует вести речь о таком правонарушении, которое получает со стороны пострадавшего от его совершения субъекта негативную оценку в качестве осознанного нарушения установленных правом границ его свободы, влекущего за собой неправомерное ограничение для него возможностей удовлетворения собственных правомерных притязаний.

Принципиальным моментом, обосновывающим в морально-правовом плане потребность в существовании и функционировании уголовного права, является признание правомерности притязаний действующих на в соответствии с нормами права субъектов на невмешательство в реализацию существующих у них интересов. Признание на этом основании неправового характера любого фактически имеющего место вмешательства, средств и способов, при помощи которых оно осуществляется, при условии одновременной констатации того факта, что субъектом сознательно и ответственно был сделан выбор в пользу неправомерного, становится предпосылкой негативной оценки такого выбора и требования справедливого воздаяния за него.

Если рассматривать механизм действия уголовного права с точки зрения его структуры, то базовыми элементами, придающими ему качественное своеобразие в сравнении с механизмами действия других отраслей права, выступают: 1) санкция, посредством которой устанавливается или формально-юридически закрепляется мера воздействия, применяемая к правонарушителю и предполагающая для него неблагоприятные последствия личного и (или) имущественного характера; 2) правосудие как процесс разбирательства, в ходе которого компетентным и авторитетным органом решается вопрос о правомерном или неправомерном характере реализуемого интереса, средств и способов его осуществления; 3) приговор как решение суда о виновности подсудимого и определении для него меры юридической ответственности; 4) наказание как фактическая реализация такой меры ответственности.

Для рассматриваемого механизма санкция и правосудие выступают обязательными элементами, а приговор и наказание – факультативными. При этом факультативность приговора и наказания как элементов механизма действия права предопределяется тем, что они начинают действовать только тогда, когда при рассмотрении конкретного казуса обнаруживается справедливость воздаяния (кары) за факт преступного воспрепятствовании реализации правомерного интереса. В случае, если в процессе осуществления правосудия устанавливается, что совершенное деяние не привело к нарушению справедливого порядка (например, в случае необходимой обороны или крайней необходимости) либо в силу иных причин (например, в силу отсутствия вины причинителя вреда) наказание не является справедливым, то действие уголовного права автоматически прекращается, приговор и наказание как элементы, свойственные его механизму, не «срабатывают».

Таким предстает механизм действия уголовного права по своей природе. Однако за историю своего развития уголовное право претерпело существенные изменения.

Начало его трансформации было положено тем, что государство стало на сторону потерпевшего от преступного посягательства, стремясь обеспечить реализацию его интереса в восстановлении справедливости. Постепенно и закономерно государство в уголовно-правовых отношениях заместило собой потерпевшего: действуя по собственной инициативе, оно стало субъектом, осуждающим совершенное деяние и требующим воздаяния за него вне зависимости от отношения к нему того лица, которому был причинен ущерб. Государство взяло на себя функцию определения оснований уголовной наказуемости деяний, а также установления мер ответственности за совершение конкретных преступлений.

Изменение роли государства в организации действия уголовного права предопределило то, что назначение механизма действия уголовного права как отрасли современного права оказалось отличным от того предназначения названного механизма, которое изначально было обусловлено его природой.

Сегодня непосредственным назначением механизма действия уголовного права как отрасли права уже, к сожалению, не является компенсация причиненного потерпевшему вреда в результате совершения преступления. Чаще всего, характеризуя уголовное право с точки зрения его назначения, говорят об обеспечении безопасности личности, общества и государства, об охране их «жизненно важных интересов» и (или) о защите человека, общества и государства от преступных посягательств [5, с. 3, 19; 11, с. 10]. Но признание публичного характера уголовного права указывает на то, что в действительности речь идет прежде всего о защите интересов общества и государства.

То обстоятельство, что именно защита общества и государства от преступных посягательств выступает основной целью, для достижения которой уголовное право приводится в действие, подтверждает и следующие немаловажный факт: несмотря на признание множественности функций современного уголовного права, именно то, насколько это право оказывается способным обеспечить защиту существующей системы общественных отношений от противоправных посягательств, оказывается показателем, по которому прежде всего судят об эффективности или неэффективности уголовно-правового воздействия, уголовно-правового регулирования, уголовно-правовой охраны, уголовно-правовой ответственности.

Восстановление нарушенной справедливости рассматривается в качестве функции уголовного права в редких случаях, лишь наряду с другими функциями и лишь постольку, поскольку последние эффективно осуществляются «только тогда, когда справедливо воспитание, восстановление… и предупреждение» [10, с. 192]. Одновременно в число функций, с реализацией которых связывается инструментальная ценность уголовного права, зачастую включаются такие, решение которых уголовное право вряд ли способно обеспечить по природе. В этом плане показательным является существование теоретического подхода, в рамках которого уголовное право позиционируется в качестве средства ограничения государственного принуждения и защиты прав человека в рамках отношений между преступником и государством [1, с. 11], а также мнения о том, что «в современном обществе уголовное право должно выполнять не только предупредительную (охранительную) и восстановительную функции, но и выступать в роли социального института, гарантирующего неприкосновенность чести, достоинства, имущественного благополучия человека (как законопослушного, так и преступника) от неосновательного вмешательства государства» [8, с. 6].

Очевидно, что по своей природе уголовное право вряд ли способно обеспечить своим действием реализацию указанных функций.

Характер функций, которые приписываются современному уголовному праву, свидетельствует о том, что в целом механизму действия уголовного права придается значение механизма организации решения стоящих перед государством охранительных задач.

Подтверждением постепенного превращения механизма уголовного права в инструмент организации охранительной деятельности государства, служит и то обстоятельство, что установление уголовной ответственности за то или иное деяние нередко оказывается способом обеспечения соблюдения запретов, носящих в сущности административный характер. В этом плане показательным является то, что по воле законодателя за нарушение одного и того же юридически установленного предписания или запрета может быть введена либо административная, либо уголовная ответственность.

Так наказание за несоблюдение предписания, обязывающего использовать ремни безопасности в автомобиле, например, может носить административно-правовой характер, а может быть установлено и в качестве уголовного в целях обеспечения более эффективного соблюдения названного предписания.

И в данном случае законодатель, принимая решение о криминализации деяния, следует такой логике:

«всего несколько приговоров к пяти годам лишения свободы – и мы будем соблюдать эти предписания.

Сотни человек ежегодно будут избавлены от тяжких телесных повреждений в результате соблюдения закона о привязных ремнях» [7, с. 39].

Превращение уголовного права в инструмент организации реализации стоящих перед государством охранительных задач подтверждается и использованием средств уголовно-правового воздействия для решения отдельных проблем, по своей природе являющихся не собственно правовыми, а политическими, экономическими, идеологическими и т.д. В их числе оказываются и охрана политических прав граждан, и противодействие коррупции, и обеспечение представителям животного мира таких условий их существования, которые обеспечивают сохранение их видового многообразия.

В уголовно-правовой доктрине отражением изменений, происходящих в уголовном праве, превращения его в активно используемое средство решения охранительных задач, становится представление о существовании уголовно-правовой политики как специфического направления государственно-властной деятельности [4], а также о возможности дифференциации стратегий уголовной политики, гармонизации и унификации такой политики на межгосударственном и общеевропейском уровнях [9, с. 18]. Более того, появляются аргументы, позволяющие научно обосновать мнение, что уголовное право образует собой целостную управленческую систему [3, с. 11], выступает элементом системы государственного управления [6, с. 8].

Несмотря на то, что в современных условиях назначение механизма действия уголовного права меняется в сравнении с тем предназначением, для реализации которого уголовное право исторически возникает, составляющие названный механизм базовые элементы остаются прежними. При этом попрежнему санкция и правосудие остаются обязательными элементами рассматриваемого механизма, а приговор и наказание – факультативными.

Вместе с тем, сами параметры функционирования базовых элементов, входящих в механизм уголовного права, меняются. В частности, широкое распространение представления о том, что санкция изначально, по природе своей нацелена именно на репрессию, в то время как действительная ее роль – обеспечить восстановление нарушенного справедливого равновесия, в условиях гуманизации общественной жизни вызывает попытки трансформировать существующую систему санкций, гуманизировать ее. Следствием становится широкое использование в уголовном праве современных государств санкций, не являющихся наказанием. Наказание перестает ассоциироваться прежде всего со справедливым воздаянием, исходным моментом в его понимании становится идея о том, что «посредством наказания можно управлять поведением», «некоторые виды наказания в некоторых ситуациях удерживают от совершения некоторых действий» [7, с. 36].

В условиях, когда параметры функционирования механизма уголовного права меняются, уголовное право оказывается неспособным обеспечить эффективную реализацию тех функций, на осуществление которых оно рассчитано по своей природе.

Наиболее существенным негативным последствием трансформации уголовного права становится возникновение в массовом сознании устойчивого ощущения дефицита справедливости и неспособности уголовного права в полной мере этот дефицит компенсировать. Возникновение такого ощущения подтверждается, прежде всего, непосредственно актуализацией вопроса о справедливости как принципе уголовного права и его осуществлении на практике. В идеале право всегда является носителем справедливости, и именно поэтому в «праве-идеале» «непозволительна постановка вопроса о справедливости» [11, с. 61]. Тот факт, что вопрос о реализации соответствующего принципа в существующей уголовно-правовой практике становится осознаваемым, указывает на то, что в реальности данный принцип не находит своего осуществления в той степени, в какой это необходимо обществу.

В каждой отдельно взятой правозначимой ситуации, в которой механизм компенсации срабатывает неэффективно, возникает дисбаланс интересов потерпевшего и лица, совершившего преступление. Именно этот дисбаланс воспринимается нередко как «противоречие, вытекающее … из недостаточной сбалансированность в законе интересов граждан – лиц, совершивших преступления, и лиц, от них пострадавших», как «перекос» «в сторону необоснованного и несправедливого усиления охраны интересов преступников за счет ослабления защищенности и умалении естественных прав и свобод потерпевших» [11, с. 13].

Поскольку никакой иной правовой механизм, кроме присущего уголовному праву по его природе, не способен обеспечить ни возмездие, ни компенсацию, постольку в конечном итоге ослабевает вера в то, что право, создаваемое государством и обеспечиваемое силой его принуждения, в целом может обеспечивать справедливость. Это порождает правовой нигилизм, а в случаях, когда нехватка справедливости ощущается особенно остро, побуждает участников общественных отношений систематически обращаться к неправовым средствам, позволяющим ее восстановить. Одним из неизбежных следствий такой практики является «расшатывание» существующего правового порядка.

Не будучи способным обеспечить реализацию тех функций, на осуществление которых уголовное право рассчитано по своей природе, оно одновременно не обеспечивает и решения тех организационных задач, появление которых обусловливает его трансформацию. В частности, за счет дальнейшего совершенствования уголовного законодательства и процедур его реализации не удается усилить правопорядок; степень защищенности публичных интересов, охраняемых уголовно-правовыми средствами, объективно не увеличивается; задачи правового воспитания и превенции реализуются не в полном объеме.

То, что за счет функционирования механизма уголовного права не удается решить те организационные задачи, с которыми связывается назначение уголовного права, становится предпосылкой дальнейшего совершенствования названной отрасли как недостаточно эффективной.

Однако, поскольку такое совершенствование организуется и осуществляется чаще всего без учета специфической природы уголовного права, его изначальной предназначенности, постольку оно не позволяет достигнуть ожидаемых результатов.

Обнаружение путей решения возникающих в уголовно-правовой сфере проблем составляет самостоятельный сложный вопрос, требующий глубокой проработки. Вряд ли он может быть решен исключительно в рамках правовой теории. Теоретико-правовой анализ позволяет определить лишь общие ориентиры, руководствуясь которыми, в рамках науки уголовного права можно выработать стратегию и тактику совершенствования системы уголовно-правового воздействия.

Очевидным является то, что изменения, произошедшие в уголовном праве в процессе его исторического развития, во многом носят характер необратимых, и поэтому вряд ли объективно возможным является осуществление мер, направленных на возвращение механизму действия уголовного права его изначальных свойств.

Вместе с тем, представляется, что повысить эффективность уголовного права в реализации того предназначения, которое присуще ему по природе, может активное использование средств уголовноправового воздействия, позволяющих обеспечить сбалансированность интересов, с одной стороны, лица, пострадавшего в результате совершения преступления, а с другой стороны, общества и государства.

В частности, способствовать устранению проблем, существующих в отечественной уголовноправовой практики, может: 1) признание потерпевшего самостоятельным участником уголовноправового отношения и осуществление политики, направленной на создание условий и гарантий приоритетного обеспечения его прав и законных интересов; 2) расширение (насколько это является возможным) практики частного обвинения; 3) практическое осуществление идеи восстановительного правосудия, в том числе внедрение в систему уголовного правосудия примирительных процедур.

Значимым условием повышения эффективности уголовного права в реализации того предназначения, которое присуще ему по природе, является постепенное «выведение» из круга регулируемых им отношений тех, которые не связаны непосредственно с фактом совершения преступления как деяния, требующего специфической реакции государства. Прежде всего, речь идет о регулировании отношений, возникающих вследствие совершения противоправных общественно опасных деяний в состоянии невменяемости, и применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Наконец, существенным условием повышения эффективности уголовного права в реализации того предназначения, которое присуще ему по природе, следует признать реализация мер, направленных на совершенствование отрасли административного права и административно-правовой практики. Именно осуществление таких мер может способствовать обеспечению более эффективного решения охранительных задач, стоящих перед современным государством, а значит, и исчезновению предпосылок для использования уголовно-правового инструментария для решения задач, несвойственных ему по природе.

The article from the point of view of genetically inherent features and modern peculiarities of the mechanism of action of criminal law. It is proved that due to the change of destination of criminal law, its mechanism in modern conditions have lost the ability to provide its action implementation of those functions that are organic to the criminal law, by nature, was transformed into a mechanism for the organization of the state under the decision facing him enforcement tasks. Discusses the negative consequences that entails occurred in criminal law changes, and identified possible ways to address them.

Key words: the criminal law, the nature of criminal law, the appointment of criminal law, the functions of criminal law, the mechanism of action of law.

Список литературы

1. Генрих Н.В. Предмет и метод уголовно-правового регулирования. Автореферат дисс.... докт.

юрид. наук. Рязань, 2011.

2. Епифанова Е.В. Понятие преступления и современная уголовно-правовая политика России.

Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2008.

3. Жалинский А.Э. Модернизация механизма действия уголовного права: теоретические и методологические проблемы // Уголовное право и современность. Сборник статей. М.: Гос. ун-т Высш.

шк. эк-ки, 2011. Вып. 3.

4. Иванов С.В. Уголовная политика Российской Федерации: политолого-криминологический и уголовно-правовой аспекты. Автореферат дисс.... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2006.

5. Иглин А.В. Личность как субъект уголовного права. Автореферат дисс.... канд. юрид. наук.

Казань, 2008.

6. Коваленко О.Н. Задачи и функциональные возможности уголовного права. Автореферат дисс.

... канд. юрид. наук. Самара, 2012.

7. Кристи Н. Причиняя боль. Роль наказания в уголовной политике. СПб.: Алетейя, 2011.

8. Кропачев Н.М. Механизм уголовно-правового регулирования. Дисс.... докт. юрид. наук в форме научного доклада. СПб., 2000.

9. Лахти Р. На пути к рациональной и гуманной головной политике: тенденции скандинавской уголовно-правовой мысли // Современное уголовное право и криминология. Сборник научных трудов / Отв. ред. Жалинский А.Э. М.: ИНИОН РАН, 2007.

10. Мальцев В.В. Задачи уголовного права // Правоведение. 1999. № 4.

11. Мальцев В.В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2004.

12. Мальцев Г.В. Месть и возмездие в древнем праве. М.: Норма: ИНФРА-М, 2012.

13. Мэйн Г. Древнее право. Его связь с древней историей общества и его отношение к новейшим идеям. М.: КРАСАНД, 2011.

14. Пост А.Г. Зачатки государственных и правовых отношений. Очерки по всеобщей сравнительной истории государства и права. М.: Тип. И.А. Баландина, 1901.

15. Черри Р.Р. Развитие карательной власти в древних общинах. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2012.

Похожие работы:

«Е.Е. Бодрова, Л.Л. Сотников ЦЕНООБРАЗОВАНИЕ И СМЕТНОЕ НОРМИРОВАНИЕ В СТРОИТЕЛЬСТВЕ Учебное пособие для бакалавров и магистров Москва – 2015 УДК 69.003.2 ББК 65.31 Б75 Автор: Бодрова Елена Егоровна кандидат экономических наук, доцент кафедры строительных техн...»

«K М.К. Сулейменов Е.Б. Осипов Обзор законодательной базы для инвестиций в нефтегазовом секторе Республики Казахстан Основные положения статьи Сулейменова M. K. и Осипова E....»

«/ / СЛОВАРЬ СПРАВОЧНИК ТАЕЖНОГО» ЛЕСОКУЛЬТУРНИКА Архангельский государственный технический университет Северный научно-исследовательский институт лесного хозяйства СЛОВАРЬ-СПРАВОЧНИК ТАЕЖНОГО ЛЕСОКУЛЬТУРНИКА Издание четвертое, переработанное и дополненное Рекомендовано к изданию...»

«Урок 1. Введение в естествознание Цели урока: мотивировать старшеклассников на изучение курса; раскрыть понятие «природа», как среду обитания и источник жизни человека; показать многогранность взаимоотношений человека и природы; дать понятие о роли естествознания в мировоззрении современного ч...»

«Выпуск 4 (23), июль – август 2014 Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru УДК 338.45:001.895 ББК У291.551 Чечина Оксана Сергеевна ФГБОУ ВПО «Самарский государственный техническ...»

«А.Г.КАГРАМАНЗАДЕ Прогнозирование и проектирование телекоммуникационных сетей Rqmli kommutasiyann saslar Особенности цифровых систем коммутации Техническая эксплуатация и проектирование коммутационных систем Основы менеджмента в телекоммуникации ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ТЕЛЕКОММУНИКАЦИИ АЗЕРБАЙДЖАНА Основы разви...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Поволжская государственная социально-гуманитарна...»

«Выпуск 5 (24), сентябрь – октябрь 2014 Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru УДК 007 Чохонелидзе Александр Николаевич ФГБОУ ВПО «Тверской государственный технический университет» Россия, Тверь1 Доктор технических наук, профессор a444595@pochta.ru Форгор Лемпого ФГБОУ ВПО «Тверской г...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ТУЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» 3-Я ВСЕРОССИЙСКАЯ НАУЧНОТЕХНИЧЕСКАЯ ИНТЕРНЕТ-КОНФЕРЕНЦИЯ «КАДАСТР НЕДВИЖИМОСТИ И МОНИТОРИНГ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ»...»

«СОГЛАСОВАНО: УТВЕРЖДАЮ: Технический директор Директор по развитию бизнеса ОАО «Калининградгазификация» ЗАО «3М Россия» Димаков А.Е. Кондратьев И.А. «»_ 2014 г. «»_ 2014 г. МЕТОДИКА № 3М/2230/004 закладки электронных маркеров на трассах распределительных газ...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.