WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный минерально-сырьевой ...»

-- [ Страница 3 ] --

Справедливости ради следует заметить, что в науке эстетика суще ствует и другой взгляд на природу эстетического, отрицающий его объективность и выводящий все формы эстетического исключительно из человеческого сознания.

Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет: В 2 т. Т. 1. М., 1970. С. 212.

Эстетические переживания в силу универсальности лежащих в их основе отношений способны возникать в любом виде человеческой деятельности. Однако в большинстве из них (в труде, науке, спорте, игре) эстетическая сторона является подчиненной, второстепенной. И только в искусстве эстетическое начало носит самодовлеющий характер, приобретает основное и самостоятельное значение.

Эстетика существует во всех сферах жизнедеятельности человека.

Красивыми могут быть авиалайнер, автомобиль, мост, мебель, одежда и многое другое. Красивым могут быть — футбол, теннис, шахматная игра и т.п. Эстетическое сознание тесно переплетается с сознанием нравственным. Широко известно изречение А.П. Чехова о том, что в человеке все должно быть прекрасно: не только внешний вид, но поступки и мысли. Когда говорят о «некрасивом поступке», то под этим разумеют, прежде всего, нарушение норм и принципов морали. Идеалом человеческой личности всегда считали не утонченного эстета, рафинированного ценителя красоты, а всесторонне развитую, нравственную и социально активную личность. И все же наиболее ярким выражением эстетического отношения человека к действительности является искусство.

В.С. Соловьев говорит, что обычно считают, что искусство воспроизводит не сами предметы и явления действительности, а только то, что видит в них художник.



Истинный художник видит в них их типичные, характерные черты, эстетический элемент природных явлений, пройдя через сознание и воображение художника, очищается от всех материальных случайностей и таким образом усиливается, выступает ярче, красота, разлитая в природе, в ее формах и красках, на картине является сосредоточенною, сгущенною, подчеркнутою. Суть искусства, по Соловьеву, состоит не в повторении, а «продолжении того художественного дела, которое начато природой, в дальнейшем и более полном разрешении той же эстетической задачи»5.

Возникновение искусства уходит в далекое прошлое. Люди родового общества, бесспорно, были наделены незаурядными художественными способностями. Их «художественной мастерской» была чаще всего пещера, которая освещалась лишь огнем костра. В ней Соловьев В.С. Сочинения: В 2 т. М., 1988. С. 391.

стены украшались рисунками, сюжеты которых брались из повседневной жизни. До нас дошли изображения животных, сцены охоты на них и последующих празднеств. Эти рисунки поражают точностью изображения и художественной экспрессией.

Искусство, в отличие от других видов художественного производства, апеллирует больше не к разуму, а к чувствам. Оно хоть и воспроизводит существенные и порой скрытые стороны действительности, однако пытается делать это в чувственно-наглядной форме. Это, собственно, и придает ему необыкновенную силу воздействия на человека. Отсюда проистекают и основные особенности искусства как способа освоения мира.

К ним обычно относят:

• художественные образы,

• символы как главные средства воспроизведения эстетической реальности,

• общее в искусстве не абстрактно, а предельно конкретно (любой литературный герой есть ярко выраженная индивидуальность, но одновременно и общий тип, характер);

• признание фантазии, вымысла и одновременно требование «жизненной правды» от продуктов этой фантазии;

• ведущая роль формы произведения искусства по отношению к содержанию и др. Эти особенности искусства свидетельствуют об известной самостоятельности, независимости путей развития искусства от прочих видов духовного производства.

Функции искусства Познавательная функция. Искусство может служить способом передачи опыта и информации, накопленных предшествующими поколениями. Произведения искусства и литературы рисуют широкую панораму жизни человечества, взятую в ее историческом развитии.

Они переносят нас в различные эпохи, делают соучастниками исторических событий как родной страны, так и стран всего мира. Они показывают современность и предвосхищают будущее.

Главным объектом познания в искусстве всегда был и остается человек. Вот почему искусство в целом и, в частности, художе ственную литературу именуют человековедением, учебником жизни и т.п. Тем самым подчеркивается еще одна важнейшая функция искусства — воспитательная. Лучшие произведения искусства, как классические, так и современные, формируют мировоззрение и нравственность человека, воспитывая в нем чувство прекрасного и гуманизм.

Эстетическая функция (считающаяся основной). Суть ее состоит в том, что искусство признано доставлять человеку эстетическое удовольствие и наслаждение. Если быть откровенным, то мы ходим в кино или театр не затем, чтобы нас там учили жизни или демонстрировали поучительные примеры для подражания. От произведений искусства прежде всего мы хотим получить удовольствие.

Причем не просто удовольствие, а удовольствие эстетическое. Оно отнюдь не сводится к благоприятному расположению духа от созерцания прекрасного. Природа эстетического удовольствия заключается в возбужденном, растревоженном состоянии духа, испытывающего немой восторг от безупречно исполненной работы мастеров искусств.

Эстетическое отношение человека к действительности, его стремление освоить и переустроить мир по законам красоты изучается эстетикой. Эстетическое является родовым понятием, видами которого выступают прекрасное, возвышенное, трагическое, комическое и т.п. Эстетика — философская наука, которая изучает, прежде всего, прекрасное в природе, обществе, в человеке, а также общие принципы творчества по законам красоты. Много веков в социальнофилософской и эстетической литературе продолжается спор о соотношении прекрасного в искусстве и действительности. При этом обнаруживается две основные позиции.

Согласно одной из них (Н.Г. Чернышевский), прекрасное в жизни всегда и во всех отношениях выше прекрасного в искусстве. В таком случае искусство предстает копией с типических характеров и предметов самой действительности и суррогатом действительности.

Альтернативная концепция (Г. Гегель, А.И. Герцен): прекрасное в искусстве выше прекрасного в жизни, ибо художник видит зорче, дальше, глубже, чувствует мощнее и красочнее своих будущих зрителей, читателей, слушателей и именно поэтому может их зажечь, вдохновить, выпрямить своим искусством.

Искусство служит средством самовыражения человека, и, следовательно, предметом искусства являются как отношения человека и мира, так и сам человек во всех его измерениях — психологиче ском, социальном, нравственном и даже бытовом. Гуманитарные науки — и психология, и социология, и этика и т.п. — также имеют своим предметом человека, но все они рассматривают его с какой-либо одной и притом сознательно ограниченной точки зрения.

Искусство же не только берет человека в его цельности, но и затрагивает все самые глубокие и еще не изведанные наукой пласты того удивительнейшего феномена в мире, которым является человек — тайна тайн природы. Искусство говорит с нами на своем особом языке, которому надо научиться прежде, чем он станет понятен.

Роль искусства в общественной жизни трудно переоценить.

Любое глубокое переустройство общественных порядков всегда подготавливалось при активном участии искусства. Так было и в античности, и в эпоху Возрождения. Так было и в начале 80-х гг. прошлого века, когда именно писатели как бы исподволь подготовили тот мощный взрыв социальной активности, который мы наблюдаем сегодня.

Не случайно именно искусство быстрее, чем, скажем, наука или право, отреагировало на изменение барометра общественной жизни в середине 1980-х гг., оказавшись на переднем крае главных событий времени.

Эстетическое сознание и его высшая форма — искусство являются необходимейшей частью общественного сознания, обеспечивающей его целостность и мобильность, его поисковую направленность в будущее, его нравственно-психологическую устойчивость в настоящем. Неотъемлемым аспектом эстетического сознания являются эстетические чувства. Эстетическое чувство — это чувство наслаждения красотой мира. Эстетические чувства относятся к высшим формам душевных переживаний. Они предполагают осознанную или неосознанную способность руководствоваться понятиями прекрасного для восприятия явлений окружающей действительности, произведений искусства.

Эстетические чувства возникают в единстве с нравственными и познавательными чувствами и обогащаются в связи с ними. По степени обобщенности своего предметного содержания эстетические чувства подразделяются на конкретные (например, чувства к тому или иному художественному произведению) и абстрактные (чувство трагического, возвышенного). Начиная от чувства умеренного удовольствия, человек может пройти ряд ступеней вплоть до эстетического восторга.

Эстетическое чувство развивалось и совершенствовалось, открывая перед человеком все новые и новые стороны действительности: прекрасное и безобразное, комическое и трагическое, возвышенное и низменное. Это чувство настолько глубоко дифференцировало духовный мир человека, что со временем даже устойчивые эстетические представления приобрели огромное количество оттенков. Так, объективно-комическое в системе эстетического восприятия получило такие свои оттенки, как чувство юмора, сарказма, трагикомического и т.д. В отличие от сатирического восприятия действительности чувство юмора — это способность человека добродушно подшучивать над тем, что ему дорого, проявляя в этом глубоко эстетическое отношение к этому дорогому для него объекту.

Развитое эстетическое чувство делает личность человека индивидуально неповторимой, дифференцирует его внутренний мир и вместе с тем гармонически сочетает в нем духовные качества. Человек с развитым эстетическим чувством — это человек творческого порыва, творческого отношения к жизни.

Характерно, что человек с развитыми здоровыми эстетическими потребностями надолго сохраняет не только духовную, но и физическую молодость, так как творческий активный импульс его жизни повышает общий тонус жизнедеятельности его организма. Действительно, постоянное общение с природой, умение видеть и создавать красоту в труде, в отношениях между людьми, способность глубоко чувствовать и понимать искусство — все это усиливает жизне способность человека, освобождая его от многих ненужных отрицательных эмоций и переживаний. Развитые эстетические потребности делают более высокой общую культуру чувств, очищая их от вульгарных, примитивных и грубых переживаний.

Эстетические эмоции, совершенствуя человечество, совершенствуют и каждого отдельного человека. Благодаря им духовный мир каждого человека становится глубоко индивидуальным и неповторимым. Свободное и широкое развитие эстетических потребностей человека порождает в нем только ему присущий склад эмоциональной жизни, делает его жизнь интересной и красочной, дает ему объективно возникшее ощущение своей оригинальности и социальной значимости.

Религиозные ценности и свобода совести Наряду с мифом и философией религия — одна из форм мировоззрения. Как и философия, она пришла на смену мифологическому мировоззрению, которое не смогло дать удовлетворительного ответа на вопросы, возникшие в древнем обществе при переходе от первобытно-общинных отношений к более усложненным, классовым.

Религиозное сознание, возникнув в древности и претерпев различные изменения, связанные с развитием общественных отношений, продолжает оказывать влияние на поведение и поступки очень многих людей и в наши дни.

Религия представляет собой сложное общественное образование.

В ее структуре, формирование которой завершилось в период появления классового общества, выделяют следующие элементы:

• религиозное учение,

• религиозные чувства,

• культ (обряды),

• религиозные организации (церковь, секты).

Религиозное учение представляет собой систему религиозных идей и утверждений. Религиозные учения создают и пропагандируют профессиональные служители религиозных организаций.

Неотъемлемой частью любой религии является религиозный культ, который представляет собой совокупность символических действий, с помощью которых верующие пытаются повлиять на воображаемые сверхъестественные или реально существующие объекты. К культу относятся все виды действий, связанные с религиозномистическими представлениями: обряды, таинства, ритуалы, жертвоприношения, богослужения, мистерии, посты, молитвы. Этому служат материальные предметы: храмы, святилища, священные реликвии, утварь, одеяние. Роль культа в любой религии исключительно велика. С помощью культа религиозные организации в доступной чувственно-конкретной форме доводят религиозные идеи до сознания верующих. Посещение религиозных служб и молитвенных собраний, неукоснительное соблюдение многочисленных предписаний и запретов призваны не только приобщить человека к религии, но и постоянно возобновлять и укреплять у него религиозное мироощущение. Культ способствует укреплению вероисповедного единства данной религии. В процессе общения и совместных культовых действий между верующими возникают специфические связи, укрепляется чувство их превосходства над инаковерующими и неверующими. Культ приобретает большую устойчивость, срастается с бытовыми и национальными традициями. Регулярное участие в культовых действиях ведет к формированию стойких привычек.

Существенную роль в функционировании религии играют религиозные организации, представляющие собой объединения последователей той или иной религии и возникающие на основе общности верований и обрядов. Функции религиозных организаций состоят в удовлетворении религиозных потребностей верующих, регулировании культовой деятельности, обеспечении устойчивости и целостности объединения. Особое значение приобретают религиозные организации в монотеистических религиях, как, например, в христианстве, исламе, буддизме.

Религиозное сознание (чувства, идеи, теории), религиозные культы и религиозные организации характеризуют деятельность религии как специфического социального института. Новый шаг в институционализации религиозной жизни был связан с появлением монотеистических религий. Возникает церковь — автономный, строго централизованный институт, обслуживаемый профессиональными священнослужителями. Церковь является проводником жестко фиксируемой системы вероучения и культа; ей присущи иерархический принцип управления — деление на клир, т.е. получивших специальную подготовку профессиональных служителей культа и мирян.

Объединения верующих, противопоставивших себя господствующему религиозному течению, представляют собой организации в виде различных сект. Секту отличает ряд устойчивых отличительных признаков: претензии на то, что она существует лишь для избранных; отсутствие жесткого деления на клир и мирян; сознательное вступление в общину; активная миссионерская деятельность.

На определенном этапе развития секта может превратиться в церковь, или промежуточную организацию, имеющую черты, как секты, так и церкви. В современной социологии религии промежуточная форма религиозных организаций получила название «деноминация».

Некоторые представители исторической науки утверждают, что религия существовала не всегда, а появилась примерно 30–40 тысяч лет назад, в то время как возраст человечества не менее миллиона лет. Постепенно возникнув, религия прошла долгий путь развития от многобожия к монотеизму (единобожию), от первобытных форм — к национальным, а затем к мировым религиям.

Взгляды на происхождение религии О происхождении религии ученые высказывают много различных мнений. Например, крупный психолог-религиовед конца XIX — начала XX в. У. Джемс считал религиозные представления врожденными, источником которых является нечто сверхъестественное.

Другая концепция исходит из того, что религия является порождением человеческих инстинктов, особой формой реагирования организма на окружающую среду.

Французский социолог Э. Дюркгейм относил к религии общественные идеи, представления и верования, которые носят обязательный характер для всех членов общества и тем самым связывают индивида с обществом, подчиняют его последнему.

З. Фрейд с позиций психоанализа определил религию как коллективный невроз навязчивости, как массовую иллюзию, в основе которой лежит неудовлетворительное вытеснение бессознательных влечений.

Л. Фейербах рассматривал религию как отражение человеческого бытия. Он считал, что не Бог создал человека, а человек создал Бога в своем воображении по своему образу и подобию.

Марксистская философия считает, что религия является ни чем иным, как фантастическим отражением в головах людей тех внешних сил, которые господствуют над ними в их повседневной жизни, отражением, в котором земные силы принимают форму неземных. Эта философия подчеркивает социальные причины существования религии.

Религия как общественное явление имеет свои причины возникновения и существования: социальные, гносеологические и психологические.

Главными, определяющими корнями религии как формы общественного сознания многие ученые считают социальные корни — стихийность общественного процесса, невозможность предвидеть, а тем более управлять этими процессами. Это дополняется и усиливается классовым гнетом во всех его проявлениях (экономическим, политическим, духовным, национальным).

Неблагоприятные, чуждые интересам человека социальные условия порождают особое психологическое состояние, устойчивые отрицательные эмоции (страх, страдание, подавленность, отчаяние), действующие не только на индивидуальном, но и массовой уровне.

Конечно, не каждый человек, переживающий подобные чувства, становится религиозным. Это лишь условие, предпосылка обращения к религии, ее психологические корни.

То же самое можно сказать и о гносеологических корнях религии, которые создают возможность, предпосылку для возникновения религиозных чувств и представлений. В основе религиозного одухотворения и олицетворения мира лежит логическая операция аналогии. Поскольку первобытный человек не выделял себя из природы, постольку он представлял явления природы по аналогии с собой, как живые, сознательные. Способность человека к воображению, играющая большую роль на чувственном этапе познания, образует гносеологическую предпосылку возникновения фантастических образов (ангела, черта и т.п.). Абстрагирующая и обобщающая деятельность человеческого сознания таит в себе опасность отрыва познавательных образов от реальных вещей и превращения общих понятий в самостоятельные сущности, независимые от реального мира.

Функции религии

Религия выполняет ряд функций: регулятивную, социальную, мировоззренческую.

Регулятивное воздействие религии на сознание и поведение верующих осуществляется с помощью совокупности норм и ценностей, предписаний и запретов. Церковь стремится регулировать нравственное поведение людей, опираясь на обычные общечеловеческие нормы нравственности, придавая им религиозную окраску и образует специфически религиозные понятия (понятия «греха», «загробного воздаяния» и др.).

Под социальными функциями религии понимают различные способы ее действия в обществе. Главной, специфической именно для этой формы общественного сознания, является компенсаторная функция. Религия играет незаметную роль воспитателя, компенсатора человеческой слабости, человеческого бессилия перед силами природы и враждебными, чуждыми обстоятельствами жизни в данном обществе. Мир зла и несправедливости отвергается надеждой на сверхъестественного избавителя, спасителя, ожиданием наступления «Царства Божья» как мира благодати, справедливости и вечного блаженства.

Религия имеет также мировоззренческую функцию, предлагая свое объяснение и оценку мира и места человека в нем. Специфической чертой этого мировоззрения является удвоение мира на мир «видимый» и мир «невидимый», представление о бессмертной душе, сотворенной Богом, и загробной жизни.

Религия вместе с обществом шла от несовершенных верований: фетишизма, тотемизма, магии и анимизма к современным мировым религиям.

Фетишизм — почитание различных объектов действительности, которым предписывались сверхъестественные свойства, способность помогать, исцелять, предохранять от врагов. Фетишем может быть любой предмет.

Тотемизм — вера в существование сверхъестественной связи, родства между группой людей и каким-то видом животных или растений. Тотемизм связан с охотой и собирательством.

Магия — совокупность верований и обрядов, в основе которых лежит вера в возможность воздействия на людей, а также на предметы и явления окружающего мира сверхъестественным путем, используя разнообразные приемы: заклинания, ритуальные пляски, молитвы, привораживания и т.п.

Анимизм же представляет собой веру в духовные сущности, заключенные в предметах, или существующие отдельно от них. Первобытный человек еще не отделял себя от природы, как уже отмечалось, и придавал всем объектам и явлениям те же свойства, которыми обладал сам.

На смену первобытным верованиям приходили племенные религии, которые, вырастая из древних, сохраняли все их архаичные формы.

Возникновение государств потребовало новых типов религий.

Появились национально-государственные религии, которые отражали социально-политические и другие отношения, сложившиеся в древних государствах. С укреплением государств многие народы переходили от многобожия к единобожию. Как правило, единобожие характеризуется поклонением главному божеству, наряду с которым действуют другие сверхъестественные силы: ангелы, архангелы, демоны и пр.

Более совершенными, а потому и наиболее распространенными, оказались три мировые религии: буддизм, христианство, ислам.

Главной их особенностью, позволившей перешагнуть рамки одной нации, является космополитизм. Эти религии обращены ко всем народам, в них упрощен культ, отсутствует национальная специфика.

Важнейшая идея мировых религий — равенство всех верующих перед Богом, независимо от их социального положения, цвета кожи и национальности.

Буддизм — одна из первых мировых религий. Возник в VI–V веках до н.э. Буддизм распространен среди народов Центральной и Юго-Восточной Азии, Дальнего Востока. На территории России буддизм исповедуется бурятами, калмыками, монголами, тувинцами.

Считается, что основателем этой религии стал сын индийского царя по имени Сиддхартха из рода Гауташ, которого после смерти стали называть Буддой (просветленный, достигший мудрости).

По учению буддизма, все в мире является следствием бесконечного движения «дхарм», духовно-материальных частиц. Различные их комбинации создают предметы, животных, человека, а распад ведет к смерти, после которой создаются новые комбинации и происходит перерождение. Перерождение зависит от хороших или плохих поступков в жизни. Процесс перерождения называется «колесом жизни», или сансарой. Конечной целью добродетельной жизни является слияние с Буддой, погружение в нирвану (сверхбытие), т.е.

преодоление всех желаний и страстей, разрыв в цепи перерождений, прекращение перевоплощений, абсолютный ненарушимый покой.

Христианство возникло в I в. н.э. в Восточной части Римской империи. Из небольших разрозненных сект оно к началу IV в.

превратилось в мощное идейное течение, завоевав господствующее положение сначала в Риме, затем на Ближнем Востоке, в Северной Африке и во всей Европе.

В 1054 г. произошел раскол христианства на Восточную церковь, которая стала называться Православной, и Западной, которая именуется Римско-католической. В ХVI в. от католицизма отделяется новая ветвь в христианстве — протестантизм в его разновидностях: лютеранство, кальвинизм, англиканство и др.

На Руси православие введено киевским князем Владимиром в 988 г. Окончательное оформление Русская Православная Церковь получает при Ярославе Мудром (1010–1054), когда была создана Киевская митрополия.

Церковь делилась на епархии (Киевскую, Новгородскую, Черниговскую, Ростовскую, Владимирскую и др.) — церковные области, возглавлявшиеся епископами. Границы епархий совпадали с границами княжеств. В Киеве располагался центр управления церковью во главе с митрополитом, который назначался или утверждался по представлению русских князей константинопольским патриархом. И только новгородского митрополита выбирало вече в сане архиепископа.

Ислам возник в Западной Аравии в VII в. и распространился в странах Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки, Средней Азии и других местах. Основателем ислама считается пророк Мухаммед, начинавший свою проповедническую деятельность в городах Мекке и Медине. В Мекке находится древнее святилище Кааба со святым «черным камнем», к которому мусульмане всего мира уже четырнадцать веков совершают паломничество. Ежегодно Мекку посещают 1,5–2 миллиона мусульман. Мусульманин обязан ежедневно совершать пять молитв. Мухаммед вел свои проповеди в устной форме и только после его смерти, при правлении халифа Османа (644–656), со слов людей, знавших проповеди пророка Мухаммеда наизусть, был составлен Коран. Позднее был создан сборник преданий — Сунна о поступках и изречениях пророка. Основными направлениями в исламе являются суннизм и шиизм. Образовалось множество сект: исмаилиты, ваххабиты, карматы, бабиды, кайсаниты и др. На основе Корана был разработан Шариат — свод мусульманского права. В России получил распространение среди татар, башкир, народов Северного Кавказа.

Контрольные вопросы

1. Что такое «абсолютная свобода»?

2. Что означает слово «эстетика»?

3. Назовите важнейшие функции искусства.

4. Перечислите шесть концепций возникновения религии.

5. Каковы основные функции религии?

РАЗДЕЛ V. ФИЛОСОФСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ

ТЕМА 10. ФИЛОСОФИЯ ЧЕЛОВЕКА. ЛИЧНОСТЬ И МАССЫ

Философия человека, личности, прежде всего, начинается с вопроса идентичности, идентификации. Идентификация происходит от латинского слова «identificio» – отождествляю.

Данное слово обычно используется в двух значениях:

• тождественный, равный себе, совпадающий с собой;

• тождественный как похожий на себя или на что-то другое.

Например, мы говорим, данный лист бумаги тождествен себе.

Другими словами, он равен себе, это он, тот же самый.

Также мы можем сказать: эти два листа бумаги тождественны, т.е. они одинаковые, похожие. Заметим, равный себе, похож на себя, но не наоборот. Равный себе — тот же самый, похожий, не обязательно тот же самый.

Что мы имеем в виду, когда говорим об идентификации предмета? Идентифицировать предмет значит определить его, т.е. выделить главные, сущностные свойства предмета и на основе этих свойств подвести его под некоторый класс уже известных предметов с похожими свойствами. Например, мы идентифицируем стол в качестве стола на основании его формы и той функции, которую он выполняет и которая присуща всем другим столам.

Однако этим идентификация предмета не исчерпывается.

Когда перед нами несколько идентичных (похожих) столов, мы идентифицируем каждый из них в качестве стола. Но как в таком случае идентифицировать некий конкретный стол? Только зная его некую одну или несколько особенностей. Таким образом, идентифицируя ту или иную вещь среди подобных ей вещей, мы тем самым устанавливаем и подлинность вещи (например, когда эксперт среди сотен подделок обнаруживает подлинник).

Таким образом, идентифицировать значит определять неизвестное через его соотнесение с неизвестным. Идентификация — процесс. Идентичность — то, что мы получаем в результате этого процесса. То есть идентичность – это принадлежность к какому-то классу предметов, с одной стороны, но также и уникальность предмета, непохожесть его на другие. Идентичность — это то, что сближает (делает похожим) и то, что разделяет (указывает на индивидуальные свойства). Зафиксируем для себя это противоречие.

А теперь предположим, что у нас есть автомобиль. Мы прекрасно ездили на нем целый месяц, но сегодня прокололи шину. Заменим ее на другую, точно такую же. Или, вообще, заменим колесо.

Является ли наш автомобиль тем же самым, на котором мы так удачно ездили целый месяц? Безусловно. А если мы ездили на нем целый год и в течение этого года постепенно заменили все его детали, возможно на аналогичные (та же марка, тот же производитель)? Потерял автомобиль свою идентичность или нет? Вот он перед нами, вроде точно такой же, каким был год назад. И все-таки все его составные части изменились. Но мы меняли их постепенно, месяц за меся цем, т.е. работали с тем же самым автомобилем, а не взяли и собрали новый из точно таких же частей. А если мы, скажем, половину частей нашего старого автомобиля установили на другой автомобиль, а половину частей того автомобиля — на наш? Какой из двух автомобилей будет нашим, тем же самым? Очевидно, что рассматриваемый автомобиль теперь — не тот же самый, его идентичность изменилась, вопрос же его принадлежности относится скорее к области юриспруденции.

В основе понятия «идентификация», как мы сказали, лежит слово «тождество» («тождественность»). Одно из основных значений последнего — быть тем же самым, быть равным себе, совпадать с собой. Тождественность чего- или кого-либо в этом смысле оказывается самотождественностью.

Проблема самотождественности — одна из сложнейших в философии, но мы намеренно сужаем ее рассмотрение рамками данной темы. Итак, говорить об идентичности вещи в смысле ее самотождественности (она — та же самая) мы можем, лишь фиксируя ее в определенный момент времени. Идентичность в смысле самотождественности нельзя рассматривать без учета временного контекста.

С течением времени идентичность любой вещи обязательно изменится. Точнее, идентичность каждой вещи включает в себя момент нетождественности (несамотождественности), т.е. не совпадения ее с собой. Идентичность и тождественность (тот же самый) — понятия связанные, но при этом серьезно различающиеся.

Тождественность имеет логический и онтологический смысл.

Когда мы говорим о тождественности в логическом смысле, мы говорим об одном из законов правильного мышления, согласно которому одно и то же слово в одном и том же контексте должно сохранять свое предметное и смысловое значение.

Необходимо, чтобы А было равно А, т.е. тождественно самому себе. Мы должны соблюдать закон тождества, если хотим, чтобы другие нас понимали. Онтологический смысл тождественности указывает на связь этого понятия с существованием: если мы фиксируем существование той или иной вещи, то необходимо, чтобы она была той же самой, т.е. самой собой, иначе это уже другая вещь, иначе она просто не существует. Понятие идентичности не указывает на существование вещи, а указывает на ее специфику, на то, чем она в своем существовании отличается от других вещей.

Таким образом, идентичность любой вещи включает в себя как понятие тождественности, так и понятие нетождественности. Последнее подразумевает существование вещи в качестве не той же самой.

Ее реальное существование при этом сохраняется и, пока оно сохраняется, мы можем говорить о ее самотождественности. Но в отношении собственной идентичности она изменяется, становится другой, отличной от самой себя в предшествующие моменты времени.

Все сказанное необходимо иметь в виду, если мы хотим следовать некой строгости при определении понятия «идентичность». В повседневной жизни мы почти не задумываемся над тем, какие изменения происходят с идентичностью окружающих нас вещей, людей и с нашей собственной идентичностью. Они иногда слишком незаметны, слишком постепенны, слишком наслаиваются друг на друга.

Индивидуальная (личностная) и социальная идентичность.

Коллективная идентичность Определение понятий «идентификация» и «идентичность»

значительно усложняется, когда мы рассматриваем их применительно к человеку. Предмету безразлично, что мы думаем о его идентичности. Иное дело человек.

Если мы попытаемся определить конкретного человека, соотнося его с тем знанием, которое имеем о других людях, мы сможем только подвести его под класс людей, сказать, что он имеет те же свойства, которые присущи другим людям, присуши человеку как таковому. Его же уникальность, неповторимость (особенность), — как раз то, что позволяет нам любить или ненавидеть его, от нас при этом ускользнет.

Идентифицировать человека не то же самое, что идентифицировать предмет, хотя то, что мы сказали в отношении предмета верно и по отношению к человеку, но только тогда, когда мы хотим определить его вообще.

Идентификация вещи (определяем ли мы неизвестный предмет или устанавливаем его подлинность (аутентичность) среди похожих предметов) осуществляется человеком и зависит, в конечном счете, от его жизненного — социально-культурного — опыта и знаний.

Идентифицируя предмет, мы, тем самым, устанавливаем его социальную ценность, полезность. Каждая вещь функциональна, призвана способствовать осуществлению той или иной человеческой цели. Определяя свойства и функцию вещи, ее место в социальном порядке, мы тем самым определяем и порядок ее использования.

Свойства и функции вещей могут полностью совпадать, поэтому они взаимозаменимы в процессе своего использования. Именно это и имеют прежде всего в виду, когда говорят об их тождественности или идентичности.

Если мы можем сказать, что одна вещь идентична другой, то сказать то же самое о двух людях практически невозможно. Даже клоны отличаются, не говоря уже об однояйцовых близнецах. И отличия эти определяются не их природой (телесной организацией), а их жизненной историей и опытом, их чувствами и разумом.

Что мы имеем в виду, когда говорим об идентификации конкретного человека (а не человека вообще)?

В криминалистике, например, человека идентифицируют по его телу: по отпечаткам пальцев, по сетчатке глаза и другим внешним, но свойственным только ему признакам (в отношении клонов, понятно, такая идентификация крайне затруднительна).

В социологии человека определяют по его месту в обществе, по тому, какие он играет социальные роли, к какой социальной группе принадлежит, какие социальные нормы и ценности разделяет и т.д.

В политологии человека определяют по тому, к какой партии он принадлежит, каких политических ценностей и установок придерживается, в какую политическую культуру включен и т.д.

В психологии идентичность человека раскрывается посредством таких понятий, как личность и пол, психика и сознание, норма и патология и пр. Другими словами, в отношении человека мы можем говорить о его социальной, личностной (индивидуальной), политической и прочих идентификациях.

Выделяют три основные формы человеческой идентификации.

Социальная идентификация человека указывает на его социальные характеристики, на то, что он осознанно или неосознанно заимствует (и интериоризирует — включает в себя, в свой внутренний мир) из общества, и на то, как он представлен и представляет себя в обществе. Социальная идентификация любого человека очень сложна и многогранна. Сюда входят профессионально-статусные, политические, социально-половые (тендерные), национальные и прочие характеристики. Нужно сказать, что чем более противоречивой, многосторонней является социальная реальность (как в современном обществе), тем более сложной, проблематичной становится и его идентичность.

Понятие социальной идентичности акцентирует внимание на том, что сближает нас с другими людьми и делает похожими на них.

Идентифицируя (отождествляя) себя с окружающими людьми, человек перенимает и разделяет с ними их ценности, нормы, установки, правила поведения, — одним словом, социализируется, оказывается способным жить в обществе.

Социальное бытие в своей основе — совместное бытие, т.е.

бытие, которое мы делим (разделяем) с другими людьми. Отсюда и их значение (значимость) для нашего собственного существования.

Его уникальность оказывается тесно связанной с уникальностью существования другого, других и формируется в постоянном соотнесении человека с ними. Выше мы сказали, что идентичность включает в себя два, на первый взгляд, взаимоисключающих аспекта — она суть то, что сближает с кем-то или чем-то, делает похожим, и то, что отличает, указывает на индивидуальность, особенность.

Поэтому совместность существования не лишает последнее уникальности, другие не могут прожить за нас нашу собственную жизнь, однако, будучи тесно связанными с окружающими нас людьми, осознанно или нет, мы окрашиваем свое существование в определенные (социальные) тона, подчиняем его задачам совместного бытия, проявляем его похожим (схожим) образом.

Применительно к социальной идентичности речь идет о социальном образе человека, который складывается в процессе его постоянного взаимодействия с людьми, социальными группами, обществом в целом. Поскольку это взаимодействие носит именно постоянный характер, постольку социальный образ каждого из нас все время трансформируется, видоизменяется, уточняется под влиянием определенных жизненных обстоятельств и задач.

Социальная идентичность человека тесно связана с проблемой его самоаутентичности (подлинности).

Если мы постоянно производим, конструируем свой образ, подстраиваем его под социальную реальность и под восприятие других, а во многом и руководствуемся этим восприятием, то можем ли мы говорить о том, что он отражает нашу сущность, отражает нечто подлинное и постоянное в нас? Если в нас вообще что-то подлинное, принадлежащее только нам, независимое от других? А если есть, что оно собой представляет? В преломлении нашей темы речь идет о второй форме идентичности — личностной (индивидуальной) или, проще говоря, о самоидентичности человека.

В понятии самоидентичности делается акцент не на том, что сближает человека с другими людьми, а на том, что позволяет ему оставаться уникальным и особенным. Самоидентификация — это отождествление себя с собой, с собственной самостью. Но что из себя представляет эта самость?

Если мы посмотрим вокруг себя, то обнаружим, что каждого из нас окружает множество предметов и живых существ, в том числе других людей. Но среди этого многообразия мы всегда можем указать на некий центр, которым является каждый из нас. Мы имеем некоторые знания об окружающем мире, которые позволяют адекватно ориентироваться в нем, еще больше знаний каждый из нас имеет о самом себе. Мы знаем, что чувствуем и что хотим, знаем, какие ощущения возникают у нас при соприкосновении с различными предметами, знаем, по крайней мере, предполагаем, что можно ожидать от разнообразных жизненных ситуаций. Нам не только известны наши нынешние состояния, с той или иной степенью отчетливости мы помним, о чем думали или что чувствовали год, два или даже десять лет назад. И мы узнаем себя в наших прошлых состояниях, точно так же, как мы узнаем, отождествляем с собой наши нынешние состояния.

Наш внутренний мир разнообразен не менее, чем окружающий нас внешний мир. Но мы прекрасно отличаем то, что является нашей принадлежностью от того, что принадлежит внешнему миру.

Мы отличаем себя от внешнего мира.

Что же мы сможем увидеть, если заглянем в свой внутренний мир, в тот маленький космос, которым, как говорили древние, является каждый из нас?

Бесконечные и многообразные впечатления и переживания, мысли и чувства, смутные ощущения и т.д. Они перетекают друг в друга, следуют друг за другом, и мы не можем, даже если захотим, надолго остановить их поток. Но и другие люди имеют аналогичные состояния: волнуются, радуются и мечтают, размышляют наконец, используя при этом общий язык. В чем же уникальность этих состояний? Поток наших разнообразных, отчетливых и неотчетливых состояний является упорядоченным и организованным. Мы говорим, что он принадлежит «Я», что «Я» его организует, «Я» делает его уникальным и особенным. Этот поток, говорим мы, только мой, он является только моей собственностью. Иными словами, мы предполагаем, что, наряду с нашими текучими состояниями, аналогичными состояниям других людей, в нас есть некая неизменная основа, неподвластная времени. Эта неизменная основа, наша сущность, делает нас уникальными, непохожими на других людей, именно она позволяет отличать одного человека от другого.

Но действительно ли в нас есть эта сущность?

В рамках классической философии существование данной основы (сущности) не подвергалось сомнению. Самыми известными ее определениями были разум и душа (разумная душа) человека. Ее природа трактовалась посредством понятия субстанция, а базовым принципом при объяснении бытия человека являлось «сущность предшествует существованию», т.е. существование человека оказывалось полностью зависимым от некоего субстанционального начала в нем.

С точки зрения современной философии, никакого такого начала в человеке нет, а приведенную формулу следует читать с конца:

«существование предшествует сущности».

Иными словами, то, что мы называем основой человеческой личности, самостью, «Я», формируется в процессе существования и определяется последним.

Поскольку самость человека лишается субстанциональной устойчивости, постольку появляются проблемы с самоидентичностью. Современная философия говорит, что человек получает представление о самом себе, формирует свой образ, свою идентичность на основе, во-первых, той информации, которую он получает от Других, во-вторых, на основе познания, постижения самого себя.

Главная проблема заключается в том, насколько самодостаточна и самотождественна его самость. Когда мы говорим Я, мы и имеем в виду эту самость. Но есть ли она? А если есть, то каковы ее характеристики, как она складывается?

В рамках классической философии, мы сказали, эта самость является предустановленной. Все, что относится к сфере Я, является прозрачным и очевидным. Вопрос возникает тогда, когда начинает анализироваться самосознание, процесс самополагания. Еще у Декарта сознание человека носит именно субстанциональный характер.

Но очень быстро выясняется, что все, что человек имеет в самом себе, что он называет своей принадлежностью, все то, из чего у него складываются представления о самом себе, на самом деле, поступило извне, на самом деле интериоризировано им. Оказывается, что его Я не настолько самостоятельно, как ему кажется, оно определяется как раз тем, что окружает человека, его социальным окружением.

Таким образом, самоидентификация человека — это процесс соотнесения себя с самим собой, отождествления себя с собственной самостью, но эта самость не имеет постоянного характера, поэтому мы и говорим, что идентичность человека включает в себя как моменты самотождественности, так и моменты несамотождественности, т.е. не совпадения себя с собой с прежним. Однако это не мешает нам ощущать себя цельной и уникальной личностью. Условиями (критериями) нашей цельности являются механизмы памяти (мы помним свои прежние состояния) и сознания (мы постоянно рефлексируем над собой, соотносим свои новые и прежние ментальные/психические состояния), а также наше тело, благодаря которому Другие узнают нас, даже если наша личность серьезно изменилась. Эти условия являются и условиями нашей способности к самоотожде ствлению (к самоидентичности).

Третьей формой идентичности человека является коллективная идентичность. Она характеризует не существование отдельного человека, а существование многих людей, связанных различными формами совместного бытия. Речь идет о таких социальных образованиях (обществах), которые носят достаточно устойчивый характер, т.е. обладают всеми необходимыми ресурсами для собственного воспроизводства. Коллективная идентичность поддерживается коллективной памятью людей, сознанием причастности каждого к единой для всех истории и культуре. Примером коллективной идентичности выступает национальная идентичность того или иного народа. Существует также гендерная идентичность (переживание своей личности через призму раз и навсегда установленных образцов поведения для мужчин и женщин); религиозная идентичность (переживание своей личности через призму ментальных парадигм, задающих системы норм и ценностей); экономическая идентичность (переживание своей личности через призму тех экономических обстоятельств, в которых человек находится — например, переживание себя как представителя финансовой или властной элиты, и так далее).

Идентичность в традиционном и современном (постмодерном) обществе Традиционное общество проблемы идентичности не знает и не задает вопросов о ней, поскольку не знает проблемы самости. Более того, традиционное общество является изолированным (закрытым) и в этом смысле защищенным от социально-культурных проникновений извне, что обусловливает определенную устойчивость, стабильность самоощущения и самосознания каждого его члена. Оно базируется на уважении (преклонении) перед прошлым, стариной, традициями. Положение человека в нем тесно связано с его местом в социальной иерархии и теми функциями, которые он выполняет и от которых не может отказаться. В традиционном обществе идентичность человека предзадана, ему преподносят его самость в уже готовом виде. Можно было бы сказать, что его идентичность является исключительно социальной, поскольку он имеет только тот образ самого себя, который установило для него общество. Однако это было бы не совсем верным, поскольку нельзя отказать человеку в уникальности его внутреннего мира, даже если он принадлежит к традиционной культуре, даже если он не мыслит свое существование вне конкретного общества, даже если он не противопоставляет свою индивидуальность коллективу, в котором живет. Тем не менее, социальная (коллективная) идентичность доминирует над его личностной (индивидуальной) идентичностью. Последняя является попросту неразвитой, поскольку не сформировано еще индивидуалистическое сознание.

Вопрос об идентичности возникает только в обществе модерна, что связано с серьезными социально-культурными трансформациями. Но проблемой идентичность становится лишь в современном обществе. Эта проблема связана с определенной дезориентацией человека в социально-культурном пространстве. Современный мир уже не представляет собой простую совокупность изолированных «культурных организмов», а скорее имеет вид единого организма со множеством культурных отростков. Индивидуальному сознанию легко потеряться среди открытого ему многообразия культур и образов жизни. Воспитание и социальная среда оказываются уже не столь весомыми и не имеют для личности прежнего, все определяющего значения. Этому способствует и нарастание либерализационных процессов, распространяющих в обществах культ индивидуализма и право на «свободное волеизъявление», но, вместе с тем, выталкивающих человека из удобных «преднатальных» ячеек в непосредственный жизненный круговорот.

Раньше человек просто отождествлял себя с какой-либо социальной группой, с ее культурными значениями, ценностями, нормами. Его идентичность была устойчива, она поддерживалась постоянством и однозначностью социальных связей и отношений. Сегодня человек вынужден лавировать между разнообразными ценностями, менять формы своей идентичности, приспосабливаться к игре культурных различий и стилей жизни.

Контрольные вопросы

1. Чем идентификация человека отличается от идентификации вещи?

2. Обладает ли человек неизменной основой, сущностью?

3. Что значит «идентифицировать»?

4. Приведите примеры коллективной идентичности.

–  –  –

ТЕМА 11. СОЗНАНИЕ И ПОЗНАНИЕ.

СОЗНАНИЕ, САМОПОЗНАНИЕ, ЛИЧНОСТЬ И ТВОРЧЕСТВО.

ПОЗНАНИЕ Сознание наряду с бессознательным – основной компонент психики человека. При помощи сознания человек не просто испытывает смутные психические ощущения, но и соотносит и связывает их с собой и друг с другом. В случае соотнесения их с самим собой такое сознание называют самосознанием.

Главное значение сознания: оно позволяет отличить себя от всего, что нас окружает и что вызывает в нас впечатления, а также дифференцировать это окружение и свои психические состояния.

Существует множество трактовок-интерпретаций сознания.

1. Сознание принадлежит только человеку. Оно — то, что отличает человека от животного.

2. Сознание свойственно разным живым организмам в разной степени. Но только в человеческом мире оно переходит на качественно новый уровень — уровень рефлексии (рефлексия — самосознание: я думаю о том, как я думаю, «я поймал себя на мысли»), обретает способность замечать само себя.

3. Сознание — атрибут существования как такового. Оно присуще космосу, эволюция которого в итоге оказывается эволюцией сознания. В этом случае философские и научные взгляды пересекаются с религиозными: сознание оказывается надчеловеческим образованием.

С точки зрения естествознания, сознание — это информация, особое поле, обусловливающее функционирование человеческого разума.

Религия считает иначе: «Сознание — душа, которую вдохнул Бог, могущество которого безгранично».

В истории философии существуют разные подходы к соотношению сознания (идеального) и физического (материального) в рамках объяснения природы. Их можно разделить на две большие группы.

1. Монизм. Природу образует только одно начало: материальное, либо идеальное. Например, Беркли утверждал: «вещи не суще ствуют без восприятия их субъектом, они возникают потому, что возможны в нашем сознании». Такой ход мысли называется «субъективный идеализм».

2. Дуализм. Природа двойственна. Ее образуют два несводимых друг к другу начала: материальное и духовное. Вопрос доминирования того или иного, а также взаимодействия их остается открытым. Материальное и идеальное суть различные проявления одной реальности.

В современной философии проблема материального и идеального выражена в проблеме соотношения сознания и мозга.

Сущностные характеристики сознания

1. Идеальность. Идеальность сознания означает, что оно:

• не сводимо к материальным процессам, которыми сопровождается его деятельность (физико-химические и биологические процессы);

• не зависит от них (в сознании возможно то, что невозможно во внешнем мире); оно не воспринимается органами чувств;

• оно оперирует образами мира, лишенными их реальных социоприродных свойств (то есть идеями вещей и понятиями).

Идеальное может рассматриваться в онтологическом, гносеологическом и аксиологическом смыслах. В онтологическом оно трактуется как особый вид реальности, имеющей сверхчувственный характер. В гносеологическом смысле идеальное – совокупность наших знаний о мире. В аксиологическом смысле идеальное указывает на ценностные аспекты: например, когда мы говорим о чем-то с точки зрения справедливости, добра и зла, прекрасного и безобразного.

В этом смысле идеальность чего-то оказывается идеалом, с которым человек сопоставляет наличную данность.

2. Интенциональность (от латинского «intentio» — «намерение, стремление»). Сознание интенционально, то есть оно всегда направлено на какой-то предмет, является «сознанием о…». Речь идет о предметности (содержательности) сознания. С этим его свойством связано то, что человек не может помыслить ничто (небытие).

Помимо собственного предмета (того, на что сознание направлено в данный момент), содержательность сознания подразумевает его различные модусы (то, как мы воспринимаем предмет: фантазируем, вспоминаем, оцениваем, созерцаем и т.п.). Интенциональность тесно связана с конституированием (полаганием) смысла предмета. Сознавать значит понимать то, к чему в данный момент направлено наше сознание, придавать предмету определенное значение. В качестве предмета сознания могут выступать и собственные состояния. Тогда речь идет о рефлексивности сознания.

3. Рефлексивность. Сознание не только отражает и осмысляет то, что окружает человека, но и способно направляться на самое себя. Рефлексируя (размышляя) над миром, мы в то же время рефлексируем над тем, как мы его видим, а также над тем, что беспокоит и тревожит наш ум, заставляет радоваться и печалиться.

Самосознание включает в себя не только самопознание, но и самооценку, правильность (адекватность) которой помогает человеку в его деятельности, в общении с другими людьми, придает ему уверенность во всех его начинаниях. Самосознание — своего рода центр личности, обозначаемый словом «Я» или «Мы». Вместе с тем, «Я» не выступает какой-то внешней инстанцией по отношению к сознанию и не является неким самостоятельным деятелем внутри нас. «Я» — это форма самого сознания, точнее: сознание осознает себя в форме «Я».

Когда сознание делает предметом рассмотрения самое себя, анализирует собственные состояния, изменяется, соответственно «Я» человека. Рефлексивность сознания обнаруживается и в способности человека к абстрактному мышлению и логике, в умении оперировать не только образами, но и понятиями. Оборотной стороной рефлексивности выступает критичность сознания.

Важнейшая функция самосознания — функция самоконтроля.

Познавая себя, мы учимся контролировать свою внутреннюю жизнь, свои желания, поступки и устремления. Способность к самосознании — специфическая способность человека, позволившая ему подняться над животным миром до уровня социокультурной реальности.

4. Творческая активность сознания проявляется в том, что оно не просто пассивно воспринимает информацию о мире и самом себе, а избирательно и целенаправленно «работает» с этой информацией, выстраивает на основе всевозможные модели, производит идеи, которые выступают основой деятельности человека. Степенью творческой активности определяется то, насколько человек сложился как личность. Активность сознания выражается в его непрерывном функционировании. Его работу остановить невозможно в состоянии бодрствования. В некоторых восточных учениях (буддизм) умение остановить поток сознании квалифицируется как одна из высших ступеней духовного развития.

Компоненты сознания:

• знание,

• чувственный компонент,

• эмоциональный компонент,

• волевой компонент,

• оценочный компонент и др.

Однако помимо сознания в психике человека есть еще бессознательное. Бессознательное — совокупность психических явлений и состояний, которые оказывают влияние на человека (его мысли чувства, поведение), но не осознаются им. К сфере бессознательного относятся инстинкты, подавляемые и вытесняемые желания, автоматизмы (действия, которые из-за многократного повторения уже не требуют внимания сознания и выходят из-под контроля), забываемые травмы и переживания, мимолетные, но все же записанные бессознательным ощущения и впечатления (это — фон сознания, иногда именуемый предсознанием, т.к. они могут в любой момент стать объектом сознания).

Сфера проявления бессознательного — сновидения, оговорки, гипнотические состояния, и т.п. Главная функция бессознательного (по Фрейду) — охранительная. Бессознательное защищает нашу психику от перегрузок, но может и нести опасность, либо становится одним из источников творческих озарений.

Познание Познание является одним из компонентов сознания и представляет собой совокупность процессов, процедур и методов приобретения знаний о явлениях и закономерностях объективного мира; познание — это также категория, описывающая процесс получения любых знаний путем повторения идеальных планов деятельности и общения, создания знаково-символических систем, опосредующих взаимодействие человека с миром и др. людьми.

Источники познания:

• Органы чувств (чувственное познание). В результате чувственного познания человек испытывает ощущения и воспринимает образы. Этот тип познания преобладает у детей.

• Размышление, анализ, обобщение (рациональное познание).

В результате рационального познания человек осознает значение отдельных предметов, действий, явлений; оценивает их, сравнивает между собой, высказывает суждения, делает умозаключения. Этот тип познания преобладает у взрослеющих и взрослых.

Чувственное и рациональное познание тесно связаны между собой. Они являются неотъемлемыми процессами человеческого сознания и формируют целостное знание о действительности. Оба они могут быть ошибочными.

Проблема источников познания в философии Проблема источников познания — это проблема приоритета в познавательной деятельности. В Новое время формируются две школы: эмпиризм (эмпирика — опыт) и рационализм, по-разному отвечающие на вопрос о том, какая из способностей человеческого разума является определяющей для процесса познания: чувства или разум.

Рационализм утверждает, что чувственный опыт — ненадежное основание познания. Он может быть обманчив. Именно разум придает ему адекватную форму и организует его. Критерий истинности — в человеке, а не вокруг.

Эмпиризм, напротив, считает так: «Нет ничего в разуме, чего прежде не было бы в чувствах. Опыт истинен. Ошибки возникают только на уровне интерпретации опыта разумом. Нужно избавиться от абстракций и внимательно относиться к опыту. Критерий истинности — вокруг, а не в человеке».

И рационалисты, и эмпирики считают, что знание не лежит на поверхности, оно требует концентрации сознания, усилий по преодолению пассивности.

Проблема объективности познания В философии неоднократно ставился вопрос об ограниченных возможностях человеческого познания. Отчасти эта ограниченность связана с пространственно-временными границами. Отчасти — с рядом предрассудков, иллюзий и фантазий самого человека. Они мешают видеть действительность. Знаменитый философ Ф. Бэкон назвал такие иллюзии и заблуждение «идолами», и подразделили их на пять типов.

1. Идолы рода (заблуждения, присущие человеку в силу особенностей его типа познания и познавательной привычки. Так, например, древние люди считали, что Земля плоская просто из-за того, что перед собой они наблюдали плоскость и видели горизонт.

На данном примере мы видим, сколь обманчивым может быть опыт, полученный из одного только чувственного опыта).

2. Идолы пещеры (заблуждения, свойственные человеку в связи с его причастностью к своей среде обитания. Так, живя в ней, человек с неизбежностью воспринимает и перенимает присущие ей привычки, стереотипы, убеждения (зачастую противоречивые или ложные). Тема пещеры взята здесь Бэконом для параллели с мифом о пещере Платона).

3. Идолы площади (заблуждения, связанные с влиянием на человека общественного мнения и общественных интерпретаций, зачастую обессмысливающих даже самые содержательные вещи).

4. Идолы театра (заблуждения, связанные с дискурсом влиятельных интеллектуальных систем (например, науки и философии) и идеологий. Зачастую воспринятое как абсолютная истина только по причине авторитетности источника может оказаться отнюдь не истинным, но это может так и остаться скрытым от исследователя).

Вопрос об объективности познания Вопрос об объективности познания заключается в том, может ли человек до конца избавиться от предрассудков, «идолов сознания», отражать действительность как ничем не замутненное зеркало. Или идолы сознания — неотъемлемая характеристика любого индивидуального сознания? Р. Рорти говорил: «Стремление занять позицию объективного наблюдателя скрывает в себе неосознанное желание к привилегированной позиции, по сравнению с которой все другие не принимаются в расчет. В этом смысле объективность есть замаскированная субъективность».

Важно отметить при этом, что объективность предполагает адекватное отражение мотивов, норм и смыслов, которыми руководствуются индивиды с учетом социально-исторического контекста, с учетом значений, которые сами индивиды вкладывают в свои действия, а также умение понимать представителей разных социальных групп и культур, вставать на точку зрения другого, абстрагироваться от стереотипов о «нормальном» и «ненормальном», господствующих в культурной среде, к которой принадлежит ученый.

Философские концепции познания чрезвычайно разнообразны. Понимания познания:

• аналитическое,

• феноменологическое,

• герменевтическое,

• психоаналитическое,

• трансценденталистское,

• марксистское,

• эволюционное,

• социально-антропологическое и др. понимания познания.

Помимо философских также имеют место и специально-научные концепции познания:

• психологическая,

• нейрофизиологическая,

• лингвистическая,

• социологическая,

• логическая,

• информационная,

• синергетическая, часто выступающие в единстве с некоторыми философскими учениями.

За пределами науки и философии не заканчивается рефлексия о познании. Повседневное словоупотребление стихийно формирует обыденное понимание познания; в религии и теологии идет речь о способах и формах познания Бога; магия и оккультные науки стремятся разработать методы познания таинственных субстанций, астральных влияний, демонических сил.

В целом большинство различий в истолковании и обосновании феномена познания можно свести к двум основным позициям:

• фундаментализму (эссенциализму), согласно которому опыт как деятельность, руководимая рефлексией и ищущая своего рационального объяснения в ходе бесконечного регресса оснований;

• функционализму (феноменализму), понимающему опыт как деятельность, стихийно порождающая рефлексию по мере необходимости и подчиняющая ее своим потребностям и задачам.

Водораздел между ними образуется разным пониманием человеческого опыта.

В центре познавательного процесса находится проблема взаимоотношения смысла и значения — именно они образуют его структуру как единство стабильного и изменчивого.

Путь познания — это движение от локальных и стандартных контекстов опыта ко все более разнообразным и универсальным, причем чувственные и рассудочные элементы присутствуют на каждом этапе. Познавательный процесс не означает развития абстрактно-понятийного содержания за счет сворачивания чувственнообразного; гармоническое развитие знания в целом предполагает увеличение разнообразия всех типов содержаний и прогрессивную дифференциацию типов познавательного отношения к миру.

Функция познания состоит в накладывании на мир сети обозначений — научных формул, нравственных норм, художественных образов, магических символов, позволяющих человеку упорядочить свое бытие в нем и так структурировать свою психику, чтобы придать ей мобильность и вариабельность, обеспечивая тем самым возможность продуктивной деятельности и понимающего общения.

Конструктивность — едва ли не главное отличие человеческого познания от аналогичной психической деятельности животных. Знаково-символические системы, стихийно возникая как эпифеномен деятельности и общения, приобретают затем относительную самостоятельность, и мыслительная работа с ними не только сопровождает все проявления человеческой активности, но и является условием ее возможности. Познание не есть копирование некоторой внешней познаваемой реальности, но внесение смысла в реальность, создание идеальных моделей, позволяющих направлять деятельность и общение и приводить в систему состояния сознания.

Эволюция познания является нелинейным процессом, который не может быть описан лишь как движение от дорационального к рациональному, от мифа к логосу, от мнения к знанию.

Подведем итоги.

1. Познание — неотъемлемое свойство человеческого сознания. Оно сопровождает различные виды человеческой деятельности.

2. Познавательные возможности обусловлены особенностями человеческого сознания отражать действительность, обобщать известные факты, прогнозировать развитие событий, исходя из известного; выходить за рамки известного, моделировать возможные ситуации, используя способность воображения.

Вера и знание Вера — признание чего-либо истинным, без предварительной фактической или логической проверки, единственно в силу внутреннего, субъективного непреложного убеждения, которое не нуждается для своего обоснования в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их. Слово «вера» («вероучение») также употребляется в смысле «религия», «религиозное учение» — например, христианская вера, мусульманская вера и др. «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом», — сказано в Новом завете (Евр. 11:1).

Верующий — религиозный человек, то есть представитель конкретной религии, носитель религиозной модели мира.

Объекты веры обычно не даны субъекту чувственно и выступают лишь в виде возможности. При этом объект веры представляется существующим в действительности, образно, эмоционально.

В качестве субъекта веры может выступать индивид, социальная группа и общество в целом. Вера отражает не только объект, но главным образом отношение к нему субъекта, а тем самым и обще ственное бытие субъекта, его потребности и интересы.

Основное отличие веры от знания: в самом общем смысле вера строится на безоговорочном принятии какого-то положения за истину; она не ищет объяснения, не знает, как она устроена, и как устроен ее объект; она не вопрошает — просто приемлет нечто в том виде, в каком оно о себе заявляет, в каком его принято преподносить, или в каком ее носителю по тем или иным субъективным причинам нечто хочется видеть. Знание, напротив, вырастает из вопрошания и сомнения, оно раскрывает собственное устройство, делая возможным объяснение себя другому. Знание требует доказательства, аргументации, логической мысли.

Контрольные вопросы

1. Вспомните несколько интерпретаций сознания.

2. Чем отличается монизм от дуализма?

3. Что такое эмпиризм?

4. О каких «идолах» говорит Ф. Бэкон?

5. Каковы источники познания?

ТЕМА 12. ПРОБЛЕМА ИСТИНЫ.

ПРАКТИКА.

ПОНИМАНИЕ И ОБЪЯСНЕНИЕ.

РАЦИОНАЛЬНОЕ И ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ

Истина — гносеологическая характеристика мышления в его отношении к своему предмету. Самое известное определение истины было высказано Аристотелем и сформулировано Исааком Израильтянином; от Авиценны оно было воспринято Фомой Аквинским и всей схоластической философией. Это определение гласит, что истина есть согласие интеллекта с реальной вещью или соответствие ей. В общей философии, общественно-гуманитарных и естественных, технических науках под истиной подразумевают соответствие положений некоторому критерию проверяемости — теоретической или эмпирической.

В философии понятие истины совпадает с комплексом базовых концепций, позволяющих различить достоверное и недостоверное знание по степени его принципиальной возможности согласовываться с действительностью, по его самостоятельной противоречивости или непротиворечивости.

Стадии понимания истины в философии:

1. Квинтэссенция античного понимания истины — интерпретация истины Платоном: истина есть одна из идей, которые суще ствуют независимо от человека в особом царстве мысли.

2. Средние века: истина есть Бог, она неоспорима, абсолютна и вечна, а человек лишь стремится к ней – и при этом не с помощью знания, а с помощью веры.

3. Новое время — современность: истина — не свойство бытия, а свойство знания. Ее нет в природе, она возникает только с появлением проекции человеческого сознания на окружающий мир.

Истина не может существовать без знания, а значит, и без человека.

Различные концепции истины Классическая концепция. Истина — соответствие знания действительности. Этой концепции придерживаются и материалисты, и идеалисты. Только для первых действительность — материя и природа, а для вторых — сознание и дух. В этом — различие в трактовке материалистами и идеалистами классической концепции истины.

Характеристики истины в классической концепции истины:

• объективность по содержанию (по содержанию истинное знание не зависит от познающего субъекта);

• субъективность по форме (истинное знание выражается в субъективной, индивидуальной форме, зависящей от человека; субъективность истины связана с пониманием ее как аспекта знания, а не типа бытия);

• абсолютность (в истинном знании существуют фрагменты, которые сохраняются с развитием философии и науки; это — полное знание о какой-то части реальности. Также абсолютность понимается как некий идеал знания, к которому движется человечество. Но это не значит, что абсолютно ее содержание);

• относительность (означает неполноту всякой истины, условность. В истине есть такие компоненты, которые с развитием философии и науки устраняются или ограничиваются);

• динамичность (абсолютное в ней существует через относительное, а объективное — через субъективное);

• процессуальность (истина развивается, существует в движении, она не может стать окончательной);

• конкретность (истина не существует неизменной для всех ситуаций, истинное знание спроецировано на те обстоятельства, в которых оно получено, на условия места и времени).

Конвенциональная концепция истины: истина — это соглашение между учеными.

Прагматическая концепция истины: истина — это полезность знания. Истинно только знание, ведущее к успеху.

Когерентная концепция истины: истина — согласованность знания на разных уровнях: внутри научной теории, между различными теориями в рамках одной научной дисциплины, между различными дисциплинами, между наукой в целом и другими элементами духовной культуры, и прежде всего философией. Истинно только то знание, которое вписывается в уже существующую систему общепринятого знания и не противоречит ему.

Критерии различения истинного и неистинного знания Когерентность (системность) предполагает, что новое знание должно хорошо согласовываться с уже имеющимся. Таким фундаментальным знанием, с которым согласуются новые результаты, выступают философские принципы причинности, единства мира, сохранения энергии и т.п. Критерий когерентности позволяет выбрать между двумя равнозначными, логически непротиворечивыми теориями, которые невозможно проверить на практике. Истинной из двух теорий будет та, что больше согласуется с фундаментальным знанием.

Полезность. Знание, которое ведет к успеху, можно считать истинным независимо от его содержания.

Простота. Из двух теорий предпочтительнее та, что объясняет действительность, опираясь на меньшее количество предпосылок и допущений. Пример: принцип бритвы Оккама — «Не умножай сущностей без необходимости».

Красота. Этот критерий выражает личностную удовлетворенность ученого результатами познания. Суть этого принципа в том, что хорошая теория отличается особой эстетической гармонией, элегантностью и стройностью. Несмотря на неопределенность, этот критерий применяется и в науке, и в философии.

Практика. В качестве ведущего критерия истины рассматривается практика.

Практика Практика — предметно-чувственная деятельность человека по преобразованию материальных систем. Если знание истинно, то основанная на нем практика будет успешной. Напротив, если практическая деятельность неудачна, то лежащее в ее основе знание с большой вероятностью является ложным.

Природа практики:

• объективный компонент: предметная деятельность по законам объективного мира;

• субъективный компонент: основана на знании — в ней выражаются достижения человека; через нее они воплощаются в реальность.

Структура практики:

• объект — то, на что направлено действие,

• субъект — тот, кто совершает действие,

• цель — то, ради чего совершается действие,

• результат — то, что получается по окончании действия,

• средство — то, с помощью чего осуществляется действие.

Виды практики:

• духовная практика: йога, исихазм, суфизм — практика индивидуального самосовершенствования;

• религиозная практика — практика коллективного совершенствования;

• производственная практика — практика преобразования природы;

• социальная практика — практика поддержания общества;

• революционная практика — практика преобразования социальной реальности;

• военная практика — практика преобразования геополитической ситуации;

• учебная практика — практика формирования субъектов общества;

• медицинская практика — практика преобразования человеческой природы.

Понимание и объяснение Понимание — универсальная операция мышления, представляющая собой оценку объекта (текста, поведения, явления природы) на основе некоторого образца, стандарта, нормы, принципа и т.п. Понимание предполагает усвоение нового содержания и включение его в систему устоявшихся идей и представлений.

Объекты понимания: информация; сведения, знания об окружающем или внутреннем мире субъекта; смысл, передаваемый информацией.

Проблемы понимания:

1. Понимание не является принципиально отличным от мышления самостоятельным психическим процессом. Понимание — это компонент мышления, один из образующих его процессов. Понимание обеспечивает установление связи раскрываемых новых свойств объекта познания с уже известными субъекту, формирование смысла новых свойств объекта и определение их места и роли в структуре мыслительной деятельности.

2. Для понимания нового материала (незнакомых фактов, событий и т.д.) человек всегда должен решить определенную мыслительную задачу, так как формирование понимания нового происходит в процессе мыслительной деятельности и оказывается ее результатом. Когда же субъекту нужно понять уже известное событие или явление, то понимание совершается без актуального участия мышления — это понимание-вспоминание. Любая форма данного психологического феномена при повторном обращении субъекта к породившей ее познавательной ситуации превращается в понимание-вспоминание.

3. Одни и те же три формы понимания проявляются и в таких видах мыслительной деятельности, в которых понимание составляет основное психологическое содержание, и в таких, где оно играет вспомогательною роль, оказывается компонентом деятельности. И в том и в другом случае для возникновения анализируемого феномена человек должен решить некоторую мыслительную задачу. То, какая форма понимания возникает у субъекта в конкретной ситуации, обусловлено, прежде всего, характером мыслительной деятельности:

тем, в какие объективные обстоятельства, требующие понимания, попадает человек и какую задачу он решает в этих обстоятельствах.

Проблема понимания долгое время рассматривалась в рамках экзегетики, занимавшейся толкованием древних, особенно религиозных (библейских) текстов. В XIX в., благодаря усилиям прежде всего В. Шлейермахера и В. Дильтея, начала складываться более общая теория истолкования и понимания — герменевтика.

Объяснение как подведение под общую истину и понимание как подведение под общее правило взаимно дополняют друг друга.

Они представляют собой как бы два разных видения одних и тех же объектов. Продолжительный период объяснение и понимание противопоставлялись друг другу. Неопозитивизм считал если не единственной, то главной функцией науки объяснение. Философская герменевтика ограничивала сферу объяснения естественными науками и выдвигала в качестве основной задачи социальных и гуманитарных наук понимание. Постепенно стало, однако, ясно, что операции объяснения и понимания имеют место во всех научных дисциплинах и входят в ядро используемых ими способов обоснования и систематизации знания. Более того, объяснение и понимание не являются прерогативой научного познания. Они присутствуют в каждой сфере человеческого познания и коммуникации.

Поскольку понимание есть оценка на основе некоторого образца, пониматься может все, для чего существует такой общий образец. Сфера понимания включает не только индивидуальные психические состояния, но и вовлекаемые в орбиту человеческого познания и деятельности явления живой и неживой природы.

До сих пор распространена точка зрения, что пониматься может только текст, наделенный определенным смыслом: понять означает раскрыть смысл, вложенный в текст его автором. Очевидно, что это очень узкий подход. Мы говорим о понимании не только написанного или сказанного, но и о понимании действий человека, его переживаний. понятными или непонятными, требующими размышления и истолкования, могут быть поступки, как наши собственные, так и других людей. Пониматься может и неживая природа: в числе ее явлений всегда есть не совсем понятные современной науке, а то и просто непонятные для нее.

Идея, что пониматься может только текст, будучи приложенной к пониманию природы, ведет к неясным рассуждениям о «книге бытия», которая должна «читаться» и «пониматься», подобно другим текстам. Поскольку у «книги природы» нет ни автора, ни зашифрованного им смысла, понимание и «толкование» этой «книги» является только иносказанием. Если пониматься может лишь текст, есте ственно-научное понимание оказывается пониманием в некотором переносном, метафорическом значении.

Логическая структура операций объяснения и понимания не особенно ясна. Прежде всего это касается понимания, относительно которого даже предполагается, что оно вообще лишено отчетливой, допускающей расчленение структуры и не способно быть объектом логического анализа. К этой мысли отчасти склоняет существование «нерассудочных» форм понимания, к которым относятся, в частности, интуитивное схватывание и эмоциональное (чувственное) понимание с такой его разновидностью, как эмпатия (осознанное сопереживание текущему эмоциональному состоянию другого человека, без потери ощущения внешнего происхождения этого переживания).

Как и понятийное понимание, они предполагают ценности, но не являются сколь-нибудь ясными рассуждениями. Однако понятийное, или «рассудочное», понимание имеет достаточно отчетливую логическую структуру, причем она в основе своей сходна со структурой объяснения.

Имеются три типичные области понимания:

1. понимание поведения человека, его характера и поступков,

2. понимание природы,

3. понимание языковых выражений.

Из этих областей понимание поведения представляется парадигмой понимания вообще, поскольку именно в человеческом поведении ценности, играющие центральную роль во всяком понимании обнаруживают себя наиболее явно.

Целевое понимание поведения предполагает раскрытие связи между мотивами (целями, ценностями), которыми руководствуется человек, и его поступками. Понять в этом смысле поведение индивида — значит указать ту цель, которую он преследовал и надеялся реализовать, совершая конкретный поступок. Логической формой элементарного акта целевого понимания поведения является так называемый практический силлогизм, анализировавшийся еще Аристотелем: «Агент X намеревается (желает, стремится) получить А; для достижения А нужно совершить действие В; значит, Он должен совершить действие В».

Первая посылка фиксирует цель, которую ставит перед собой действующий субъект. Вторая посылка описывает его представление о средствах, необходимых для достижения цели. В заключении указывается то конкретное действие, которое субъект должен совершить.

Понимание природы является оценкой ее явлений с точки зрения того, что должно в ней происходить, т.е. с позиции устоявшихся, хорошо обоснованных, опирающихся на прошлый опыт представлений о «нормальном», или естественном, ходе вещей. Понять какое-то природное явление — значит подвести его под стандартное представление о том, что происходит в природе.

Проблема понимания встает в естествознании, как правило, только в моменты его кризиса, когда разрушаются существующие стандарты оценки изучаемых природных явлений. В периоды нормальной науки, когда основные ценности теории, входящие в ее парадигму, не подвергаются сомнению и пересмотру, создается впечатление, что описание обязательно совпадает с оценкой («нормой»), «имеет место» — с «должно быть» и, соответственно, всякое объяснение есть одновременно понимание.

Понимание языкового выражения является подведением значений, входящих в него слов, под соответствующие контексту представления. При этом понимается всегда не отдельное слово, а текст, в котором слова взаимно ограничивают друг друга и редуцируют свои значения до представлений (ситуационных или контекстных значений).

Рациональное и иррациональное Рациональность (от лат. «ratio» — разум) — термин в самом широком смысле означающий разумность, осмысленность, противоположность иррациональности. В более специальном смысле сознание — это характеристика знания с точки зрения его соответствия некоторым принципам мышления. Использование этого термина часто связано с вниманием к различиям в таких принципах, поэтому принято говорить о различных типах рациональности.

Существуют различные модели философского рассмотрения рациональности. Так, М. Вебер различает формальную (состоит в способности осуществлять расчет в рамках принятия экономического решения) и субстантивную рациональность (относится к более обобщенной системе ценностей и стандартов, которые интегрированы в мировоззрение).

В других моделях рациональности в качестве ее основы рассматривались:

• согласованность,

• эмпирическая адекватность,

• способность к росту содержательного знания.

В плюралистических трактовках подчеркивается, что рациональность представляет собой конструкт, выполняющий роль методологического обоснования знания, но не имеющий универсального объективного референта.

Применительно к разным культурам и эпохам выделяют свои виды рациональности.

• Рациональность Нового времени

• Классическая рациональность. Она связана с такими способами постижения действительности, при которых человек полностью исключается из системы познания. Его влияние на познавательный процесс не учитывается. Наука же рассматривается как абсолютное знание, существующее вне какого-либо социального и культурного контекста.

• Неклассическая рациональность связана с осознанием того, что невозможно исключить влияние человека и его познавательных средств на процесс познания. Однако по-прежнему не осознается обусловленность научного знания мировоззрением.

• Постнеклассическая рациональность связана с пониманием того, что ценности ученого неразрывно связаны с характером его исследований. Человек влияет на результат познания хотя бы потому, что следует определенным ценностям. В этой парадигме осознается связь познания и науки с культурой. Истолкование ценностей становится предпосылкой получения объективных знаний о мире.

Для постнеклассической парадигмы также характерно развитие междисциплинарных комплексных исследований и гуманитарных наук. Современная постнеклассическая наука рассматривает мир как изменяющееся целое, законы которого едины на всех уровнях. Наука из ценностного знания становится ценностно ориентированным постижением мира, которое предполагает, что этические, эстетические и прочие нормы вплетены в ткань научного исследования и во многом его определяют. Сегодня в науке господствует постнеклассическая парадигма.

Каждой из таких рациональностей свойственен свой стиль мышления, свои проблемы и методы их решения, свой особый тип разума, порождающий такое знание, которое для данной эпохи и культуры считается рациональным. Предпринимаются и попытки выделить общие для всех видов рациональности черты.

В философии науки проблема рациональности связана с проблемой научности и выделением рациональных методов науки.

Эта проблема известна как проблема демаркации и успешного решения не имеет.

Рациональность реализует себя не только в науке, но также и в философии, искусстве, в обыденной жизни — в них тоже есть место для творчества разума. Поэтому современная философия говорит, скорее, не о рациональности, а о творческой разумности человека, о его способности к свободному действию, к порождению нового в обыденной жизни, в искусстве, в науке и в философии.

Иррационализм (от латинского «irrationalis» — «неразумный, нелогичный») — философские концепции и учения, ограничивающие или отрицающие, в противоположность рационализму, роль разума в постижении мира. Иррационализм предполагает существование областей миропонимания, недоступных разуму, и достижимых только через такие качества, как интуиция, чувство, инстинкт, откровения, вера и т.п. Таким образом, иррационализм утверждает иррациональный характер действительности.

Иррационалистические тенденции в той или иной мере присущи таким философам, как Шопенгауэр, Ницше, Шеллинг, Якоби, Кьеркегор, Бергсон. Иррационализм в своих многообразных формах представляет собой философское мировоззрение, которое постулирует невозможность познания действительности научными методами. Как утверждают сторонники иррационализма, реальность или отдельные ее сферы (такие, как жизнь, психические процессы, история и т.д.) не выводимы из объективных причин, то есть неподвластны законам и закономерностям. Все представления такого рода ориентируются на внерациональные формы человеческого познания, которые в состоянии дать человеку субъективную уверенность в сущности и происхождении бытия. Но подобные переживания уверенности зачастую приписываются лишь избранным (к примеру, «гениям искусства», «сверхчеловеку» и т.д.) и считаются недоступными для простого человека. Подобный «аристократизм духа» нередко имеет и социальные следствия.

Иррационализм как элемент философских систем Иррационализм не является единым и самостоятельным философским течением. Это, скорее, характеристика и элемент различных философских систем и школ. Более или менее явные элементы иррационализма свойственны всем тем философиям, которые объявляют недоступными для научного познания (рассудка, логики, разума) некоторые сферы действительности (Бог, бессмертие, религиозные проблемы, вещь-в-себе и т.д.). С одной стороны, рассудок осознает и ставит подобные вопросы, но, с другой стороны, к этим сферам неприложимы критерии научности. Иногда и вовсе (большей частью неосознанно) рационалисты в своих философских рефлексиях истории и общества постулируют крайне иррациональные понятия.

Влияние иррационализма на научные исследования. Философский иррационализм ориентирован с эпистемологической точки зрения на такие сферы как интуиция, интеллектуальное созерцание, переживание и т.д. Но именно иррационализм убедил исследователей в необходимости тщательно анализировать такие виды и формы познания, которые были обделены вниманием со стороны не только рационалистов, но и остались нерассмотренными во многих философских системах эмпиризма.

Условия возникновения идей иррационализма. Иррационалистическими (в узком и собственном смысле слова) считают такие мировоззренческие построения, которым в значительной мере свойственны указанные особенности. Научное мышление в таких системах заменяется определенными высшими познавательными функциями, а интуиция приходит на смену мышлению вообще. Иногда иррационализм противостоит господствующим в науке и обществе воззрениям на прогресс.

Наиболее часто иррационалистические настроения возникают в те периоды, когда общество переживает социальный, политический или духовный кризис. Так, например, в период Перестройки в России широко распространились всевозможные эзотерические течения, экстрасенсорные практики и квазиастрология. Равным образом широчайшее распространение получила православная религия.

Все эти вариации стремления к иррациональному являются своего рода интеллектуальной реакцией на общественный кризис, и, вместе с тем, попыткой преодолеть его. В теоретическом отношении иррационализм свойственен таким мировоззрениям, которые бросают вызов господству логического и рационального мышления. В философском смысле, иррационализм существует как реакция на ситуации общественного кризиса еще со времен появления рационалистических и просвещенческих систем.

Иррационализм в современных философских системах. Современная философия во многом обязана иррационализму. Явно выраженные очертания современный иррационализм имеет, прежде всего, в философии неотомизма, экзистенциализме, прагматизме и персонализме. Элементы иррационализма можно найти в позитивизме и неопозитивизме. Иррационализм обнаруживается везде, где утверждается, что существуют области, которые принципиально недоступны рациональному научному мышлению. Такие сферы можно условно разделить на субрациональные и трансрациональные.

Вопрос об иррациональном в познавательной деятельности тесно связан с проблемой рациональности. Иррациональное имеется во всех сферах культуры, в любой деятельности человека. Важно, чтобы верховенство в науке и социальном устройстве сохранялось за Разумом. Дело в том, какое место по отношению к Разуму и к духовным ценностям человека занимает иррациональное.

Философские системы, которые противопоставляют себя рационализму, не всегда являются антирационалистическими. Они могут характеризоваться как арационалистические в том случае, если утверждается, что формы познания являются чем-то иным, нежели разум и рассудок (подобно «просветлению экзистенции» — «Existenzerhellung» — у Ясперса), никак не соотносятся с последними и не могут быть сведены к ним.

В социологическом и культурологическом отношении иррационалистические воззрения часто настроены против социальных и культурных инноваций, которые воспринимаются как распространяющаяся власть науки и техники и, тем самым, утверждение просветительско-рационалистических духовных ценностей в культуре.

Сторонники иррационализма считают это признаком упадка подлинно творческого культурного начала (как, например, О. Шпенглер в работе «Закат Европы»). В Германии, к примеру, иррационализм в области политических теорий и программ обрел свои наиболее реакционные формы в так называемом младоконсерватизме и националсоциализме. Эти теории отрицают ту точку зрения, что социальная общность является саморегулирующимся посредством общественных законов коллективом. Декларируется, что общество основывается на мистически-шовинистической или расовой культуре. Вслед за этим возникает биологистический миф слепого поклонения перед «фюрером», отказывающий «массе» в праве мыслить и действовать творчески.

Сторонники иррационализма (Ф. Ницше, С. Кьеркегор, А. Шопенгауэр) полагают, что в основе наблюдаемого рационального мира лежит иррациональное начало.

Контрольные вопросы

1. Как понимал истину Платон?

2. Перечислите семь характеристик истины в классической концепции.

3. Что такое «когерентность» истины?

4. Сформулируйте принцип, который называется «бритва Оккама».

5. Приведите примеры иррационалистических философских концепций.

РАЗДЕЛ VII. ФИЛОСОФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ

ТЕМА 13. НАУЧНОЕ И ВНЕНАУЧНОЕ ЗНАНИЕ.

КРИТЕРИИ НАУЧНОСТИ.

СТРУКТУРА НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ, ЕГО МЕТОДЫ И ФОРМЫ

Наука — один из важнейших компонентов духовной культуры, в котором познаваемый элемент преобладает над ценностным. Наука — не только система знаний. Как элемент духовной культуры она представляет собой систему деятельности множества людей, а также — социальный институт. Задача научной деятельности — получение объективных знаний о мире.

Задача науки: предсказание неизвестных явлений или фактов или определение границы уже известных.

Термин «наука» употребляется в различных смыслах:

• особый род знания, обладающий собственными характеристиками, отличающими его от других видов;

• особый род деятельности по получению такого знания. Творческий процесс получения знания, направленный на раскрытие объективных законов природы, общества и человека;

• особый социальный институт, представленный различными организациями и учреждениями. В них особая группа людей (научное сообщество) осуществляет свою деятельность — получает объективное знание, попутно решая иные — не познавательные — задачи: политические, юридические, социальные.

Современная философия рассматривает науку во всех трех смыслах.

Характеристики науки как знания

• Рациональность: новые сведения формулируются и выражаются в виде непротиворечивых принципов и законов. Представления о рациональности, конечно, меняются, однако критерий логической непротиворечивости остается без изменений.

• Объективность: наука стремится постигать действительность как можно более точно, по возможности исключая субъективные моменты. Требование объективности знания в гуманитарных и социальных науках имеет свою специфику, поскольку предметом наук о духе являются культура и человек, постижение которых неизбежно окрашено субъективно.

Но объективность и субъективизм — разные свойства, поэтому требование к объективности сохраняется и в науках о духе.

• Объяснение, доказательность: научное знание не ограничивается констатацией фактов — оно есть и их объяснение.

Оно является знанием доказательным, в отличие от художественного, религиозного и мифологического знания. В науке существуют недоказанные теоремы. Но это не значит, что они принципиально недоказуемы. Также они впоследствии могут быть опровергнуты как неистинные.

• Поиск общих и необходимых законов.

• Системная организованность. Все данные науки упорядочены в теории и концепции, которые согласуются друг с другом и с господствующими философскими представлениями о бытии, человеке, возможном и невозможном.

Проблема критериев научного знания. Эта проблема была сформулирована в 20–30 гг. XX в.: было выяснено, что затруднительно обнаружить однозначные, раз и навсегда верные критерии отграничения научного знания от вненаучного. Проблема стала философской.

Критерии научного знания Критерий верифицируемости («проверяемости») — 1920-е гг.

Неопозитивисты утверждали: «Научный смысл имеют лишь те высказывания, которые можно проверить с помощью опыта. Научные положения тем лучше обоснованы, чем больше подтверждающих их фактов. Те высказывания, которые не поддаются опытной проверке, ненаучны, а значит, бессмысленны. Философия, с точки зрения позитивистов, состоит из таких бессмысленных высказываний, тогда как ее главная задача — обслуживать науку и выполнять методологическую функцию».

Критика неопозитивизма возражала: наука не может развиваться только на основе опыта. Есть высказывания о прошлом и формулировки общих законов, которые невозможно проверить с помощью верификации. Кроме того, сам принцип верифицируемости невозможно подтвердить опытом, т.е. следуя логике неопозитивистов, его нужно отнести к разряду бессмысленных и исключить из науки.

Критерий фальсифицируемости. Философ К. Поппер утверждал: «Наука — прежде всего критическое отношение к действительности. Ученый должен искать не те факты, которые подтверждают гипотезу, а те, что опровергают ее. Фальсифицируемость означает возможность опровержения гипотезы с помощью опыта. Только те теории должны быть признаны научными, которые в принципе можно опровергнуть». Проверка происходит так: из общих положений теории выводятся следствия, которые можно соотнести с опытом. Они проверяются. Опровержение одного из них опровергает, или фальсифицирует всю теорию. Поппер: «наука — система гипотез и догадок, которые используются до тех пор, пока выдерживают эмпирическую проверку. Высказывания или системы высказываний содержат информацию об эмпирическом мире только в том случае, если они обладают способностью прийти в столкновение с опытом, или более точно – если их можно систематически проверять, т.е.

подвергать проверкам, результатом которых может быть их опровержение».

Критика подхода К. Поппера состоит в следующем: этот критерий нельзя применить к тем положениям науки, которые не поддаются сопоставлению с опытом. Сама концепция Поппера также не может быть опровергнута с помощью опыта. Кроме того, в реальной научной практике ученые не отказываются немедленно от какой-то теории, если обнаружен один-единственный противоречащий ей факт. В реальной науке опровержение теории происходит не столько благодаря фальсификации, сколько путем вытеснения ее другой теорией, лучше объясняющей факты.

Таким образом, философы отказались от поиска раз и навсегда определенного критерия отделения научного знания от вненаучного.

Оказалось, что невозможно четко и окончательно провести границу между научным знанием и ненаучным, нормы и стандарты научно сти меняются с развитием знания. То, что в одну эпоху считается наукой, в другую может перестать быть ею. Для выражения этой идеи философ-постпозитивист Т. Кун ввел понятие «парадигма».

Парадигма – признанные всеми научные достижения, которые определяют модели постановки научных проблем и способы их решения, являются источником методов, проблемных ситуаций, стандартов решения задач. Когда меняется парадигма, меняются и нормы отграничения научного знания от ненаучного. Теории, сформулированные в разных парадигмах, невозможно сопоставить друг с другом, потому что они на разные стандарты научности и рациональности.

Для характеристики генезиса науки Кун определяет этапы научной революции как смену парадигм.

Ход научной революции он видит следующим образом:

1. нормальная наука — каждое новое открытие поддается объяснению с позиций господствующей теории;

2. экстраординарная наука; кризис в науке; появление аномалий — необъяснимых фактов; увеличение количества аномалий приводит к появлению альтернативных теорий; в науке сосуществует множество противоборствующих научных школ;

3. научная революция — формирование новой парадигмы.

Другой исследователь — И. Лакатос считал: в истории науки сменяют друг друга не парадигмы, а научно-исследовательские программы. Понятие научности, по его мнению, подразумевает, кроме логики и разума, набор критериев, входящих в ядро исследовательской программы. Научно-исследовательские программы меняются вместе с развитием знания, а вслед за ними меняются и критерии отграничения научного знания от ненаучного.

П. Фейерабенд стал известен благодаря своим анархистским взглядам на процесс научного познания, и утверждениям, что в науке не существует универсальных методологических правил. На основе этих идей он создал концепцию эпистемологического анархизма.

Он был влиятельной фигурой в философии науки и в социологии научного познания. Критика Фейерабенда оказала существенное влияние на развитие теорий науки Т. Куна, И. Лакатоса и др.

Стандарты научности и рациональности меняются не только от эпохи к эпохе, но и от одного ученого к другому. Ученый занимается пропагандой своей теории так же, как политик пропагандирует идеологию. Чем больше ученый преуспел в рекламе своих идей, тем больше шансов, что именно его концепция будет принята научным сообществом и получит поддержку.

В своих книгах «Против метода» и «Наука в свободном обществе» Фейерабенд отстаивал идею о том, что нет методологических правил, которые всегда используются учеными. Он выступал против единого, основанного на традиции, научного метода, обосновывая это тем, что любой такой метод ставит некоторые пределы в деятельности ученых, и, таким образом, ограничивает прогресс. Согласно его точке зрения, наука выиграла бы больше всего от некоторой «дозы» анархизма в научной теории. Он также считал, что анархизм в теории желателен, потому что это более гуманистический подход, чем другие научные системы, поскольку он не навязывает ученым жестких правил.

Фейерабенд утверждал: «Развитие науки и научная деятельность полностью иррациональны, а наука — лишь одна из форм идеологии и не связана с получением объективного знания». Концепция Фейерабенда приводит к выводам об иррациональности науки. Действительно, наука, претендующая на то, чтобы иметь единственно верный метод и единственно верное знание, превращается в род идеологии. Но не вся наука такова.

Изменение идеалов науки и научности в XX в. привело к тому, что научное знание больше не рассматривается как абсолютное и истинное. Кроме того, наука не претендует на центральное место в культуре. Наука — инструмент в руках человека, который может использовать его и во благо, и во зло, а научная деятельность имеет такую же ценность и смысл, как, например, занятия искусством.

Таким образом, философская попытка найти однозначные логические критерии научности и представить историю науки как абсолютно рациональный процесс приводит к выводу об иррациональности самой науки. Исследователи сталкиваются с парадоксом, когда им следует признать существование ненаучного и нерационального внутри самой науки.

В современной науке наряду с верификацией и фальсификацией используются такие критерии отбора знания, как простота, красота, непротиворечивость, прагматичность, системность, эвристичность, когерентность.

Структура научного знания В современной философии научное знание рассматривается как целостная система, имеющая несколько уровней.

• Эмпирический: познание заключается в описании явлений.

Основная форма знаний — научный факт и совокупность эмпирических обобщений, которые выражаются в научных высказываниях. Основные методы: наблюдение и эксперимент.

Основная роль — чувственная познавательная способность.

• Теоретический: главная задача — объяснение, т.е. раскрытие причин сущностных связей явлений. Знание фиксируется в виде законов, принципов и теорий. Основные методы: анализ, синтез, дедукция, индукция. Основная роль — рациональная способность.

• Метатеоретический. К нему философы пришли в результате поиска критериев научного знания. Метатеоретический уровень — это парадигмальное знание. Теоретический уровень организации научного знания является более низким в сравнении с метатеоретическим. Научные теории создаются в рамках определенной парадигмы, зависят от стандартов и норм, которые она задает, именно поэтому их невозможно сравнить друг с другом.

Позже Т. Кун предложил заменить понятие «парадигмы» понятием «дисциплинарные матрицы». Дисциплинарные матрицы принуждают ученого к определенному типу мышления и поведения и диктуют тот тип научности, который господствует в данную эпоху. В состав дисциплинарной матрицы входят:

• общепринятые символические обобщения;

• философские представления;

• ценности;

• образцы или признанные примеры.

И. Лакатос, в свою очередь, утверждал: основная структурная единица науки — научно-исследовательская программа.

В ее состав входят:

• жесткое ядро — совокупность норм и принципов, определяющих стиль научного мышления, принятое знание, которое рассматривается как неопровержимое;

• защитный пояс, состоящий из позитивной и негативной эвристики.

Позитивная эвристика — рекомендации предпочтительных путей исследования, негативная — рекомендации относительно того, чего следует избегать в научных исследованиях. Защитный пояс предохраняет жесткое ядро научно-исследовательской программы от изменений, а сам при этом изменяется благодаря верификации и фальсификации. Положения и принципы, составляющие жесткое ядро, также со временем опровергаются, но это происходит значительно медленнее, чем опровергаются научные теории.

Таким образом, метатеоретическое знание ничего не объясняет, но служит предпосылкой объяснений, задает его стандарты и нормы. Метатеоретический уровень научного знания выполняет нормативную функцию, предопределяет теоретические выводы и влияет на эмпирические исследования. Знание на метатеоретическом уровне выражается в виде принципов, утверждающих нечто о самой научной теории, о том, какой она должна быть.

Лакатос утверждает:

«Развитие науки происходит благодаря смене научно-исследовательских программ». Научно-исследовательские программы проходят в своем развитии две фазы: прогресс и регресс. Ученые всякий раз выбирают более прогрессивную исследовательскую программу, которая не просто объясняет известные факты и явления, но и предсказывает новые, ранее неизвестные. Смена научно-исследовательских программ называется научной революцией. Историю борьбы можно описать с помощью борьбы конкурирующих исследовательских программ и научных революций. В истории науки Лакатос выделяет следующие типы научно-исследовательских программ:

• индуктивизм;

• конвенционализм;

• фальсификационизм;

• методологию исследовательских программ (его собственная теория).

По мнению Лакатоса, именно его концепция полно и адекватно объясняет, как развивается наука, поэтому его теорию следует предпочесть.

В.С. Степин выделяет следующие элементы метатеоретического уровня науки:

• стиль мышления — идеалы и нормы научного исследования;

• картина мира — общие представления о мире, которые становятся программой эмпирического и теоретического исследования;

• философские идеи и принципы, обосновывающие нормы научного знания, они обеспечивают согласованность научных результатов с господствующим мировоззрением.

Методы и формы научного знания Научная картина (модель) мира — система представлений о свойствах и закономерностях реальной действительности, построенная в результате обобщения и синтеза научных понятий и принципов. В процессе развития науки происходит постоянное обновление знаний, идей и концепций, более ранние представления становятся частными случаями новых теорий. Научная картина мира не догма и не абсолютная истина. Научные представления об окружающем мире основаны на всей совокупности доказанных фактов и установленных причинно-следственных связей, что позволяет с определенной степенью уверенности делать способствующие развитию человеческой цивилизации заключения и прогнозы о свойствах нашего мира. Несоответствие результатов проверки теории, гипотезе, концепции, выявление новых фактов — все это заставляет пересматривать имеющиеся представления и создавать новые, более соответствующие реальности. В таком развитии — суть научного метода.

Методология — учение о методах познания и преобразования действительности, приемах получения нового знания. В современной философии науки именно методология выходит на первый план и фокусирует в себе основные проблемы. Методология состоит из двух частей: в первой, описательной, объясняется, как функционирует знание, во второй, нормативной, предписываются правила, как достичь адекватного знания, и задаются соответствующие образцы.

Метод — совокупность мыслительных и практических правил и приемов, позволяющих достичь желаемого результата. Результат применения метода: знание или изменение положения дел в действительности.

Приемы, используемые в философии науки

• Анализ — мысленное разложение целого до исходных составляющих.

• Синтез — мысленное восхождение от исходных элементов к новой целостности, объединение в единое целое отдельных сторон предмета. Анализ и синтез обычно не применяются отдельно друг от друга. Только в единстве они могут прояснить существенные связи изучаемого явления.

• Абстрагирование — отвлечение от несущественных свойств и отношений объекта или явления и сосредоточение внимания на существенных. В философии и науке используется идеализация.

• Идеализация — создание абстрактных объектов, не существующих в действительности. Идеальные объекты – не просто фикции, это крайние случаи, которые опосредованно выражают реальные связи и отношения и тем самым позволяют изучить реальные предметы и явления.

• Наблюдение — совокупность преднамеренных действий человека, которые предпринимаются для того, чтобы зафиксировать существенные свойства объекта или явления и их связи с другими объектами и явлениями. Наблюдение всегда планируется заранее и происходит в соответствии с заданной схемой, т.е. целенаправленно. Результаты наблюдения во многом зависят от того, насколько корректно составлен его план и сформулированы задачи. Наблюдение всегда избирательно. «Чистых» наблюдений, не связанных ни с какой теорией, не бывает. А. Эйнштейн говорил: «только теория определяет, что можно наблюдать».

• Эксперимент — метод, с помощью которого заранее запланированным образом изменяется исследуемый объект с целью выяснить его свойства и отношения с другими объектами. В отличие от наблюдения, эксперимент предполагает более активную роль ученого. Эксперимент проходит в точно заданных условиях, которые затем можно воспроизвести множество раз и проверить полученные результаты. Эксперимент, в отличие от наблюдения, позволяет выявить такие свойства и отношения объекта, которые в естественных условиях скрыты. Эксперимент еще более связан с теорией, чем наблюдение, он осуществляется для того, чтобы подтвердить или опровергнуть какое-либо теоретическое утверждение или гипотезу. Однако ни один эксперимент не может окончательно ни подтвердить, ни опровергнуть теорию. Особую форму эксперимента представляет мысленный эксперимент, в котором экспериментирование происходит с воображаемыми объектами. Полученные в наблюдении и эксперименте сведения ученый затем описывает.

• Описание — метод эмпирического уровня. Оно должно быть точным, достоверным и полным.

• Дедукция — вывод от общего к частному. Дедукция дает достоверное знание, но ее результаты во многом тривиальны.

Она не обеспечивает прироста знания. Этот метод эффективен только для прояснения и уточнения устоявшегося и общепринятого знания.

• Силлогизм — вид дедуктивного суждения, умозаключение, в котором из двух посылок выводится третья.

Пример: Все люди смертны; Сократ — человек; следовательно, Сократ смертен.

• Индукция — метод познания, в котором новое общее положение выводится из нескольких частных. Умозаключение от частного к общему.

• Аналогия — метод познания, позволяющий на основе сходства объектов по некоторым признакам сделать вывод об их сходстве по другим; вывод от единичного к единичному или от частного к частному. Предметы, между которыми устанавливается аналогия, могут существовать реально, или же только мыслиться.

Схема аналогии такова:

- На Солнце есть химический элемент гелий.

- Солнце и Земля относятся к одной и той же планетарной системе, у них сходный химический состав.

- Следовательно, на Земле должен быть гелий.

• Сравнение — этот метод близок к аналогии, позволяет установить не только сходство, но и различие предметов и явлений. Аналогия и сравнение не обладают большими возможностями объяснения, но они помогают установить дополнительные связи и отношения между объектами. С помощью аналогии и сравнения ученые выдвигают новые гипотезы и тем самым развивают научное знание.

• Моделирование (строится на основе аналогии) — оперирование объектом, который является аналогом другого объекта, по каким-то причинам недоступного для манипуляций.

Благодаря моделированию можно проникнуть в недоступные свойства предметов и явлений, используя их аналоги. На основе знания, полученного на модели, делают вывод о свойствах оригинала. Например, прежде чем построить здание или мост, архитекторы создают модели и изучают все возможные свойства. Модель — предмет, который сходен с оригиналом в главных свойствах, но проще и доступнее его.

В науке от метода зависит многое. Неадекватный метод может привести к исследовательской неудаче и ошибочным выводам.

Напротив, правильно выбранный метод помогает установить новые связи между предметами и явлениями, выявить новые закономерности.

Контрольные вопросы

1. Что такое наука?

2. Каковы основные характеристики научного знания?

3. Какой критерий научности предложил К. Поппер?

4. Что такое парадигма?

5. На какие уровни подразделяется научное знание?

ТЕМА 14. РОСТ НАУЧНОГО ЗНАНИЯ.

НАУЧНЫЕ РЕВОЛЮЦИИ И СМЕНЫ ТИПОВ РАЦИОНАЛЬНОСТИ

С развитием письменности в странах древних цивилизаций накапливались и осмысливались эмпирические знания о природе, человеке и обществе, возникали зачатки математики, логики, геометрии, астрономии, медицины. Предшественниками современных ученых были философы Древней Греции и Рима, для которых размышления и поиск истины становятся основным занятием. В Древней Греции появляются варианты классификации знаний. Наука в современном понимании начала складываться с XVI–XVII веков. В ходе исторического развития ее влияние вышло за рамки развития техники и технологии. Наука превратилась в важнейший социальный, гуманитарный институт, оказывающий значительное влияние на все сферы общества и культуру. Объем научной деятельности с XVII в.

удваивается примерно каждые 10–15 лет (рост открытий, научной информации, числа научных работников). В развитии науки чередуются экстенсивные и революционные периоды — научные революции, приводящие к изменению ее структуры, принципов познания, категорий и методов, а также форм ее организации. Для науки характерно диалектическое сочетание процессов ее дифференциации и интеграции, развития фундаментальных и прикладных исследований. Проблема развития науки связана с проблемами структуры научного знания и отграничения его от ненаучного знания.

Важнейшей характеристикой знания является его динамика, т.е. его рост, изменение, развитие и т.п. Эта идея, не такая уж новая, была высказана уже в античной философии, а Гегель сформулировал ее положения так, что «истина есть процесс», а не «готовый результат». Активно исследовалась эта проблема основоположниками и представителями диалектико-материалистической философии, особенно с методологических позиций материалистического понимания истории и материалистической диалектики с учетом социокультурной обусловленности этого процесса. Однако в западной философии и методологии науки XX в. фактически — особенно в годы «триумфального шествия» логического позитивизма (а у него действительно были немалые успехи) — научное знание исследовалось без учета его роста, изменения.

Характерные черты логического позитивизма:

а) абсолютизация формально-логической и языковой проблематики;

б) гипертрофия искусственно сконструированных формализованных языков (в ущерб естественным);

в) концентрация исследовательских усилий на структуре «готового», ставшего знания без учета его генезиса и эволюции;

г) сведение философии к частнонаучному знанию, а последнего — к формальному анализу языка науки;

д) игнорирование социокультурного контекста анализа знания, и т.д.

Развитие знания — сложный диалектический процесс, имеющий определенные качественно различные этапы. Так, этот процесс можно рассматривать как движение от мифа к логосу, от логоса к «преднауке», от «преднауки» к науке, от классической науки к неклассической и далее к постнеклассической и т.п., от незнания к знанию, от неглубокого, неполного к более глубокому и совершенному знанию и т.д.

В современной западной философии проблема роста, развития знания является центральной в философии науки, представленной особенно ярко в таких течениях, как эволюционная (генетическая) эпистемология и постпозитивизм. Особенно активно проблему роста (развития, изменения знания) разрабатывали, начиная с 1960-х гг., сторонники постпозитивизма К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос, П. Фейерабенд и др. Обратившись лицом к истории, развитию науки, а не только к формальному анализу ее «застывшей» структуры, представители постпозитивизма стали строить различные модели этого развития, рассматривая их как частные случаи общих эволюционных изменений, совершающихся в мире. Они считали, что существует тесная аналогия между ростом знания и биологическим ростом, т. е.

эволюцией растений и животных.

Научные революции знаменуют смену типов научной рациональности. Ряд авторов (В.С. Степин, В.В.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«АВТОМАТИКА И ВЫЧИСЛИТЕЛЬНАЯ ТЕХНИКА. 2014. No.4. С.35-43. ОБОБЩЕННЫЕ МАТРИЦЫ МЕРСЕННА И ГИПОТЕЗА БАЛОНИНА А.М. СЕРГЕЕВ, старший преподаватель Санкт-Петербургский государственный университет Аэрокосми...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОДЕЗИИ И КАРТОГРАФИИ И.А. Миртова КОСМИЧЕСКИЙ МОНИТОРИНГ ЛАНДШАФТОВ Москва 2012 г.МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ГЕОДЕЗИИ И КАРТОГРАФИИ И.А. Миртова КОСМИЧЕСКИ...»

«Поль Верлен: от рецепции текста к поэтике перевода Белавина Екатерина Михайловна Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова Филологический факультет [электронный журнал “Гуманитарные и социальные науки”, 2011, № 1] Статья касается пр...»

«С принятием Налогового кодекса Украины, механизм налогообложения налога на прибыль претерпел существенные изменения. Положительным является постепенное снижение ставки налога на прибыль: в 2010 году эта ставка была 25%, в 2...»

«VI Всероссийская научно-практическая конференция для студентов и учащейся молодежи «Прогрессивные технологии и экономика в машиностроении»2. Низкие объемы и невысокое качество нового жилого строительства обуславливают недостаточность предложений и высокую стоимость квартир на рынке жилья.3. Низкие темп...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ИСТОРИИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ «Актуальная археология: археологические открытия и современные методы исследования» Тезисы научной конференции молодых ученых Санкт-Петербурга САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» ИОНЦ «Бизнес-информатика» математико-механический факультет кафедра математической эк...»

«Соляков Артемий Александрович МЕТОДИКИ КОМПЛЕКСНОГО АНАЛИЗА АЛГОРИТМОВ КОНТРОЛЯ НАСЫЩЕНИЯ В СОСТАВЕ ЯДРА GNU/LINUX ПРИ УПРАВЛЕНИИ ИНФОРМАЦИОННЫМИ КАНАЛАМИ С ЗАДЕРЖКОЙ Специальность 05.13.01 – Системный анализ, управление и обработка информации...»

«МАСЛИЧНЫЕ КУЛЬТУРЫ. Научно-технический бюллетень Всероссийского научно-исследовательского института масличных культур. Вып. 2 (141), 2009 С.И. Баршадская1, доктор сельскохозяйственных наук А.А. Романенко2, доктор сельскохозяйственных наук А.А. Квашин1, кандидат сельскохозяйственных наук ГН...»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 15 октября 2003 г. N 5176 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО СТРОИТЕЛЬСТВУ И ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОМУ КОМПЛЕКСУ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 27 сентября 2003 г. N 170 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПРАВИЛ И НОРМ ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЛУАТАЦИИ ЖИЛИЩНОГО ФОНДА Государственный комитет Российской Федерации по строительству...»

«Международный Валютный Фонд Кыргызская Республика: Письмо о намерениях и Технический меморандум о Договоренности 12 апреля 2012 года Нижеследующий документ представляет собой Письмо о намерениях правительства Кыргызско...»

«Министерство образования Российской Федерации Санкт-Петербургская государственная лесотехническая академия им. С. М. Кирова Сыктывкарский лесной институт (филиал) Кафедра менеджмента и маркетинга МАРКЕТИНГ Методические указания по проведению практическ...»

«ПЛИСОВ ИГОРЬ ЛЕОНИДОВИЧ СИСТЕМА ЛЕЧЕБНО-РЕАБИЛИТАЦИОННЫХ МЕРОПРИЯТИЙ У ПАЦИЕНТОВ С ПАРАЛИТИЧЕСКИМ (ПАРЕТИЧЕСКИМ) КОСОГЛАЗИЕМ 14.01.07 – глазные болезни Автореферат диссертации на соискание ученой степени докт...»

«Вопросы теории ХУРГИН Владимир Михайлович – кандидат технических наук ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ «ИНФОРМАЦИЯ» В конце XX века люди овладели многими тайнами природы, сделали многочисленные открытия, разгадали взаимосвязь превращений вещества и энергии, сум...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное агентство по образованию ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ СИСТЕМ УПРАВЛЕНИЯ И РАДИОЭЛЕКТРОНИКИ (ТУСУР) НАУЧНАЯ СЕССИЯ ТУСУР – 2006 Материалы докладов Всероссийской научно-технической конференции студентов, аспира...»

«51 }bnk~0h“ hmqhr` qn0h`k|mncn qp`unb`mh“ h ecn q`mnbkemhe b pnqqhh И.А. УХАЛИНА, ассистент, Волгодонский институт (филиал) Южно-Российского государственного технического университета (Новочеркасский политехнический институт), email: uhalina@yandex.ru В статье рассматриваются проблемы социального страхования в истор...»

«Автоматизированная система охранно-пожарной сигнализации Сертификат соответствия №С-RU.АБ03.В.00017 Базовый модуль Приток-А-БМ-04 Руководство по эксплуатации ЛИПГ.421451.032 БМ-04 ЛИПГ.421451.032 РЭ СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1 ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ 1.1 ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ БМ-04 1.2 КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ БМ-04 2 ПОРЯДОК ПОДК...»

«ДБН А.2.2-3-2004 с.1 ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СТРОИТЕЛЬНЫЕ НОРМЫ УКРАИНЫ Проектирование Состав, порядок оформления, согласования и утверждения проектной документации для строительства ДБН А.2.2-3-2004 Государственный комитет Украины по строительству и архитектуре Киев 2004 ДБН А.2.2-3-2004 с.2 РАЗРАБОТАНЫ Ки...»

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ (МНИТ) Институт пути, строительства и сооружений (ИПСС) Кафедра начертательной геометрии и черчения Н.П. ГОРБАЧЕВА НАЧЕРТАТЕЛЬНАЯ ГЕОМЕТРИЯ Ортогональные проекции Рекомендовано редакционно-издатель...»

«УДК 634.965.2:634.93 ИНТРОДУКЦИЯ И ВЫРАЩИВАНИЕ ПОСАДОЧНОГО МАТЕРИАЛА PSEUDOTSUGA MENZIESSI В УСЛОВИЯХ КАШТАНОВЫХ ПОЧВ НИЖНЕГО ПОВОЛЖЬЯ Сапронова Д.В.1, Иозус А.П.2, Зеленяк А.К.1, Морозова Е.В.2 1« Всероссийский научно-исследовательский институт агролес...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ, МЕХАНИКИ И ОПТИКИ ИНСТИТУТ ХОЛОДА И БИОТЕХНОЛО...»

«Из постановления Коллегии Счетной палаты Российской Федерации от 28 декабря 2001 года № 47 (283) об отчете “Состояние и развитие металлургического комплекса (черная металлургия) в 1998-2000 годах и его влияние на формирование федерального бюджета Российской Федерации”: Утвердить отчет...»

«ISSN 2224-0187 (Print) ISSN 2410-6720 (Online) УДК 08 ББК 94 Н 347 Главный редактор: Гончарук Сергей Миронович, доктор технических наук, профессор, Академик Редактор: Маркова Александра Дмитриевна Председатель Редакционного совета: Шибаев Александр Григорьевич, доктор технических наук, профессор, Акад...»

«Перекличка эпох К 125-летию Самарской Исторической мечети (1891–2016 гг.) Мечеть на улице Алексея Толстого историческое достояние нашего многонационального города и живая и...»

«Заказчик: Комитет архитектуры и строительства администрации городского округа Город Калининград ДОКУМЕНТАЦИЯ ПО ПЛАНИРОВКЕ ТЕРРИТОРИИ ПРОЕКТ ПЛАНИРОВКИ С ПРОЕКТОМ МЕЖЕВАНИЯ В ЕГО СОСТАВЕ территории...»

«Гальков Виталий Юрьевич СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССА ПОДГОТОВКИ РУЛОНОВ СЕНАЖА ДЛЯ ПРИГОТОВЛЕНИЯ КОРМОСМЕСЕЙ 05.20.01 – Технологии и средства механизации сельского хозяйства Диссертация на соискание учёной степени кандидата технических наук Научный руководителькандидат...»

«ПП территории с ПМ в его составе в границах ул. Карташева шос. Балтийское в Центральном районе, предусматривающий размещение линейного объекта «Строительство сетей и сооружений водоснабжения, водоотведения пос. им. А. Космодемьянского». «1 этап: Строительство коллектора бытовой канализации пос. им. А. Космод...»

«ХИМИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ. 2006. №4. С. 11–16. УДК 620.193:620.197 РЕАКЦИЯ ПРИРОДНОГО ТЕРПЕНА – КАМФЕНА С ТИОЦИАНАТАМИ ПРИ КАТАЛИЗЕ ГЕТЕРОПОЛИКИСЛОТАМИ А.В. Архипова*, К.В. Малкова, Т.Н. Соколова, В.Р. Карташов @ Нижегородский государственный технический университет, у...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.