WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«Институт экономики переходного периода 125993, Россия, Москва, Газетный переулок д. 5 Тел. 629 64 13 Факс 203 88 16 ...»

-- [ Страница 1 ] --

Институт экономики переходного периода

125993, Россия, Москва, Газетный переулок д. 5

Тел. 629 64 13 Факс 203 88 16 www.iet.ru

Внутренние механизмы корпоративного управления:

некоторые прикладные проблемы

Отчет по первому этапу исследований (2006/2007 гг.)

Авторы:

Радыгин А.Д., д.э.н. (руководитель авторского коллектива)

Энтов Р.М., академик РАН

Абрамов А.Е., к.э.н.

Апевалова Е.А.

Дробышев П.Ю.

Ильясова Г.У.

Мальгинов Г.Н., к.э.н.

Трунин П.В., к.э.н.

Турунцева М.Ю.

Москва, 2007 Содержание СОДЕРЖАНИЕ 2 ВВЕДЕНИЕ 4

РАЗДЕЛ 1. ВНУТРЕННИЕ МЕХАНИЗМЫ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ:

НЕКОТОРЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ 5

РАЗДЕЛ 2. СОВЕТЫ ДИРЕКТОРОВ РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ: АКТУАЛЬНЫЕ

ПРОБЛЕМЫ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ 9

2.1. Независимость совета директоров как базовая проблема формирования внутренних механизмов корпоративного управления 9 Порядок формирования советов директоров 10 Независимые директора 14 Советы директоров в смешанных корпорациях 19

2.2. Компетенция совета директоров 22

2.3. Роль совета директоров в предотвращении и урегулировании корпоративных конфликтов 26

2.4. Решения совета директоров в области дивидендной политики 30

2.5. Деятельность членов советов директоров 33 Конфликт интересов 33 Использование инсайдерской информации 35 Выплата вознаграждения членам советов директоров 39 Ответственность членов советов директоров 42 Страхование ответственности директоров 47



2.6. Выводы 49

РАЗДЕЛ 3. ДИВИДЕНДНАЯ ПОЛИТИКА РОССИЙСКИХ КОМПАНИЙ 53

3.1. Дивидендная политика: модели и типы (краткий обзор) 53

3.2. Дивидендная политика в иностранных компаниях 58

3.3. Дивидендная политика российских компаний 64 3.3.1. Законодательное регулирование дивидендной политики российских компаний 64 3.3.2. Общие тенденции дивидендной политики российских компаний 69 3.3.3. Особенности дивидендной крупнейших российских компаний73

–  –  –

РАЗДЕЛ 4. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ВНУТРЕННИХ

МЕХАНИЗМОВ КОРПОРАТИВНОГО УПРАВЛЕНИЯ В РОССИЙСКИХ

КОМПАНИЯХ С УЧАСТИЕМ ГОСУДАРСТВА 81

4.1. Государство, как субъект корпоративного управления: эволюция базовых правовых норм и практики функционирования 83

4.2. Участие государства во внутренних механизмах корпоративного управления и его влияние на деятельность акционерных компаний 98

–  –  –

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ 144 БИБЛИОГРАФИЯ 152 ПРИЛОЖЕНИЕ 165

–  –  –

Настоящее исследование продолжает цикл работ, подготовленных в рамках проектов 2004-2006 гг. «Институциональные изменения и экономический рост», «Экономико-правовые факторы и ограничения в становлении моделей корпоративного управления», «Саморегулирование в системе корпоративных отношений», «Внешние механизмы корпоративного управления: некоторые прикладные проблемы» (ИЭПП-АМР США).

Уже не раз отмеченная потребность в фундаментальном анализе имеющихся проблем и пробелов в сфере анализа корпоративного управления обусловила значительное внимание авторов к данному вопросу. Весьма ограниченное количество в российской литературе такого рода исследований обусловливает самодостаточную ценность полученных результатов. В контексте настоящей работы основное внимание уделяется механизмам противостояния и сотрудничества в рамках корпорации (особые механизмы корпоративного управления как сложная иерархическая система сдержек и противовесов).





Дальнейшая логика исследований, осуществленных в 2006/2007 гг., предполагает – с учетом полученных теоретических результатов – выявление особенностей формирования модели корпоративного управления с точки зрения выработки адекватных внутренних механизмов корпоративного управления: советы директоров, дивидендная политика, специфика внутрикорпоративных отношений в смешанных корпорациях и ряд других. Такие самостоятельные проблемы, как банки и холдинги (материнские компании как мажоритарные акционеры) в системе внутрикорпоративных отношений, являются предметом анализа в 2007/2008 гг. в соответствии с принятой логикой и планом исследований. Значительное внимание должно быть также уделено вопросам зарубежного опыта, прежде всего с учетом реформ 2000-х гг. По итогам указанных двух этапов исследований будут подготовлены сводный итоговый отчет и монография.

Раздел 1. Внутренние механизмы корпоративного управления: некоторые теоретические подходы Проблемы отделения контроля от собственности (и возможного конфликта между ними в рамках крупной корпорации) обсуждается в экономической литературе более 60 лет - со времени публикации получившей широкую известность работы Э.

Берли и Х.

Минза (Berle, Means 1932). Важный этап в осмыслении проблем КУ знаменовали работы Коуза, закладывавшие основы современной теории фирмы (Coase 1937; 1960), и разработка нового подхода к анализу издержек, порождаемых делегированием полномочий, предложенная в статье М. Дженсена и У. Меклинга (Jensen, Meckling 1976).

Эмпирические исследования поведения управляющих, и прежде всего управляющих в крупнейших американских корпорациях (см., например, Donaldson 1984) неплохо согласовались с теоретической концепцией М. Дженсена (Jensen 1986), согласно которой управленческий персонал, действующий в рамках большой акционерной компании, стремится максимизировать не стоимость "своей" фирмы, а, скорей, free cash flow, денежные потоки, которыми он может более или менее свободно распоряжаться. Тем самым более отчетливо обозначаются конфликт интересов собственников акционерного капитала и аппарата управления а вместе с тем издержки, порождаемые делегированием полномочий в рамках корпорации.

Необходимость в корпоративном управлении возникает в связи с ограниченными возможностями использования рыночных методов (конкурентный торг и последующее соглашение купли-продажи) при установлении связей между требующимися действиями менеджера и их оплатой. Соглашение, заключаемое участниками не может, как отмечалось выше, предусмотреть всех ситуаций, которые могут возникнуть, а, кроме того, каждое из управленческих решений само по себе не может выступать в качестве непосредственного объекта рыночного торга и не может стать поводом для осуществления специальных платежей (side payments). Иными словами, в сфере корпоративного управления отсутствуют условия для полной реализации рыночных процессов, предусматриваемых теоремой Коуза (Coase 1960; Mas-Colell, Whinston, Green 1995, Chapter 11); структура акционерного контроля и управления, складывающаяся в современной корпорации, характеризует альтернативный способ организации экономических и правовых отношений.

Особую сложность порождает следующее обстоятельство - мониторинг за действиями управляющих и выработка решений в сфере корпоративного управления по существу представляют собой общественные товары (public goods); многие участники, заинтересованные в совершенствовании управления стремятся минимизировать при этом свои усилия и реализовать эффект "дарового проезда" (free-riding effect). Если учесть к тому же, что реальное участие в делах фирмы неизбежно сопряжено с существенными издержками, станет ясно, что и среди тех акционеров, которые могли бы оказать влияние на принятие решений, отнюдь не все окажутся реально вовлечёнными в указанный процесс. Как и в предложении других общественных товаров совокупные затрачиваемые усилия при отсутствии специальных административных механизмов скорее всего могут оказаться меньше оптимальных.

Сложившиеся (или складывающиеся) в развитых странах особые механизмы корпоративного управления, как правило, представляют собой сложную иерархическую систему сдержек и противовесов. В центре этой сложной системы оказываются отношения между собственниками (стратегического пакета) акций и управленческим персоналом.

К числу механизмов внутреннего контроля теория относит прежде всего мониторинг, осуществляемый обычно советом директоров (Fama, Jensen 1983). Однако число директоров в компании может быть достаточно большим. Часть директоров (особенно не относящихся к числу "исполнительных") первоначально назначается высшими управляющими (CEO, chief executive officer) и поэтому может быть достаточно тесно сращена со старым управленческим персоналом и привержена инерции прежней стратегии управления.

Принято полагать, что подлинной независимостью, необходимой для того, чтобы защищать интересы акционеров, в большей степени обладают «внешние» директора, поскольку они меньше связаны личными отношениями с действующим управленческим персоналом. В многонациональных компаниях США и Англии среди внешних директоров в последнее время увеличилось число иностранных предпринимателей (Charkham 1995).

Результаты эмпирических исследований чаще всего согласуются с этой гипотезой.

Получили известность исследования, выявившие существенную отрицательную корреляцию между движением рыночных курсов акций и частотой последующего смещения высших менеджеров (см. Coughlan, Schmidt 1985; Warner, Watts, Wruck 1988;

Barro, Barro 1990). Особенно показательны результаты расчетов М. Уайзбека, показавшего, что в фирмах, где в руководстве преобладали внешние директора (их доля составляла не менее 60%), в случае падения рыночного курса акций вероятность отстранения от дел на протяжении будущего года СЕО оказывалась втрое больше, чем у остальных компаний (Weisbach 1988)1. С этой точки зрения представляют интерес и результаты обследований, проведённых Дж. Бэрдом и К. Хикменом: при прочих равных условиях финансовые рынки выше оценивают новые акции тех корпораций, в Совете директоров которых присутствуют не просто внешние, но, насколько можно судить, независимые внешние директора (см. Byrd, Hickman 1994).

В большинстве указанных исследований фиксируется наблюдаемый факт обновление внешнего руководства в случае серьёзного ухудшения финансового положения компании. Ясно, что это не всегда может служить достаточным свидетельством перехода к более эффективному корпоративному управлению, и все же факты могут свидетельствовать о том, что приход нового управленческого персонала часто сопровождается не только реорганизацией производства и сбыта, но и перестройкой прежней системы учёта и отчетности (см., напр., Pourcian 1993). Особенно важно, повидимому, следующее обстоятельство: финансовые рынки обычно воспринимают такое обновление в качестве сигнала, укрепляющего надежды на повышение рентабельности компании, и отвечают на них последующим повышением курса соответствующих акций.

Рассматривая функционирование механизмов внутреннего контроля и обновление управленческого персонала, мы неизменно сталкиваемся со следующим обстоятельством:

указанные процессы чрезвычайно тесно переплетены с действием "внешних" (по отношению к корпорации) рыночных сил: так, чем острее конкуренция на рынке труда и, в частности, на рынке профессиональных управленческих кадров, тем больше руководителям высшего эшелона (а, следовательно, и остальным менеджерам) приходится заботиться об интересах владельцев стратегического пакета акций.

Вместе с тем совет директоров часто обнаруживает тенденцию к бюрократическому разбуханию. В теоретических моделях оптимального управления фирмой2 показаны возможные источники снижения эффективности по мере того как разрастается «представительский» в состав совета директоров.

Исследование этого вопроса на выборке американских корпораций демонстрирует значительную и устойчивую отрицательную корреляцию между частотой увольнения СЕО (высших руководителей) и численностью "Другой край" указанного спектра может характеризовать не менее часто наблюдавшаяся закономерность:

в компаниях, акции которых не имеют широкого распространения (closely held companies) и особенно в "семейных" фирмах гораздо хуже прослеживаются связи между сменой высшего управленческого персонала и предшествующим падением рентабельности (ростом финансовых затруднений) фирмы (см., напр., Allen, Punian 1982; Furtado, Karan 1990).

Обзор таких моделей приведен в Tirole 1999; Brickley, Smith, Zimmerman 1997; Holmstrom, Tirole 1989.

совета директоров; отрицательная зависимость существует и между темпами роста рыночной стоимости фирмы и общим числом директоров (Yermack 1997).

Другой механизм внутреннего контроля связан с формированием «оппозиции», выступающей против курса, осуществляемого руководством корпорации; в своем противостоянии принятой стратегии развития «диссиденты» стремятся заручиться поддержкой других акционеров (proxy contests). Но для большинства акционеров совершенствование системы корпоративного управления представляет собой, как отмечалось выше, общественный товар, поэтому инициативы некоторых из них могут наталкиваться на выжидательную позицию остальных участников (см. Ickenberry, Lakonishok 1993).

Хотя акционерам–«диссидентам» не часто удается достичь непосредственного успеха и увлечь за собой большинство акционеров3, тем не менее они могут оказывать существенное воздействие на поведение менеджмента. Отметим лишь один из возможных каналов: утечка информации, обычно имеющая место в таких случаях, не только побуждает к активным действиям совет директоров, но и пробуждает интерес крупных покупателей на рынке контроля («рейдеров»)4.

Проблемы координации действий и формирования коалиций в корпорациях, характеризующихся атомистической структурой, формулируются с помощью разработанных в последние десятилетия теоретико-игровых моделей (см. Grossman, Hart 1980; Bagnoli, Lipman 1988; Teall 1996 и др.). Один из полученных выводов представляется достаточно естественным: концентрация акционерной собственности при прочих равных условиях способствует более тщательному отбору управленческого персонала. Результаты конкретных исследований чаще всего согласуются с указанным выводом (см., например, McConnel, Servaes 1990; Denis, Serano 1996).

Сложившаяся в корпорации структура акционерной собственности (а также прочие факторы, влияющие на формирование различных коалиций и их устойчивость) определяют и характер складывающегося на этой основе корпоративного контроля.

Используя вероятностную модель голосования (подробно описана в Cubbin, Leech 1983), Д. Лич и Дж. Лихи, проанализировавшие данные по 470 английским компаниям, которые котировали свои акции на бирже, пришли к следующему выводу: чем более жесткий тип контроля удается установить акционерам, тем выше оказываются характеристики рентабельности (доля прибыли в цене) у соответствующей компании (Leech, Leahy 1991).

Специфические особенности внутреннего корпоративного управления в немалой степени зависят от того, кем оказываются владельцы стратегического пакета акций и какие цели они преследуют. В первой половине двадцатого столетия преобладающая часть акций в США находилась в собственности индивидуальных лиц; к настоящему времени распоряжение огромным числом акций хотя бы частично контролируется компаниями, а среди них, прежде всего финансовыми посредниками. На протяжении длительного периода формировались финансово-промышленные группы, в рамках которых банки и другие финансовые посредники могут выступать в роли владельца крупного пакета акций и стратегического инвестора или института, в той или иной степени контролирующего распоряжение этими акциями. Наибольшую роль мониторинг и контроль финансовых учреждений играют в Германии, Японии и некоторых переходных экономиках.

По данным некоторых выборочных обследований американских компаний (1962-1978 гг.) этого удавалось добиться в среднем лишь в каждом пятом случае (Dodd, Warner 1983).

В США на протяжении 60 дней, предшествовавших публикации сведений о намечающихся «сражениях» в «Wall Street Journal», дополнительные доходы по акциям соответствующих фирм повышались в среднем почти на 12%. Далее из всех обследованных фирм было выделено 39 корпораций, в которых «оппозиционеры» потерпели поражение. На протяжении трех лет после появления первых известий об инициативе акционеров, выступающих против стратегии руководства, в 20 из указанных 39 фирм последовало около сорока отставок СЕО, президентов или председателей правления соответствующих корпораций (что намного превышало средние показатели по всей выборке) – см. De Angelo, De Angelo 1988.

С появлением институтов, сосредотачивающих контроль над крупными пакетами акций ряда компаний, неизбежно возник вопрос о роли "внешних" собственников.

Широкое распространение в теоретической литературе получила гипотеза, согласно которой сравнительно лучшая информированность менеджеров, влияние непрерывных колебаний рыночных курсов акций и угроза частой смены внешних владельцев неизбежно приводят к преобладанию в стратегии фирмы краткосрочных целей ("short-termism" effect).

Так, утверждается, что сталкиваясь с угрозой агрессивного перехвата контроля, менеджеры подвержены моральному риску (moral hazard): они склонны к принятию неоптимальных решений, подчинённых задаче краткосрочного повышения рыночного курса акций своей компании (Stein 1988; 1989; см. также von Thadden 1995). Указанная тенденция особенно усиливается в связи с тем, что финансовые посредники, выступающие в качестве (со)владельцев корпорации склонны к сравнительно короткие сроки менять состав своего портфеля5, и потому они часто заинтересованы в краткосрочном повышении рыночного курса акций.

Приведенные соображения могут фиксировать некоторые важные тенденции в развитии корпоративного управления, но развитие указанных тенденций неизбежно наталкивается на объективные границы, порождаемые самими рыночными силами.

Ограничимся лишь следующим соображением. Предположение, согласно которому рассматриваемые финансовые рынки обладают большей или меньшей информационной эффективностью, означает, что цены акций отражают практически всю наличную информацию о реальных возможностях долгосрочного развития компании и "конъюнктурные" действия, нацеливаемые руководством фирмы лишь на краткосрочный эффект и наносящий ущерб интересам длительного хозяйственного роста, вряд ли могли бы систематически смещать рыночные оценки фундаментальных характеристик этой компании (что, разумеется, не исключает краткосрочных манипуляций с рыночной ценой акций, к которым может прибегать руководство корпорации, заинтересованное в краткосрочных эффектах).

Эмпирическая проверка подобных гипотез представляется весьма сложной6. Однако некоторые расчеты все же, по-видимому, могут косвенно свидетельствовать об отсутствии четко выраженной закономерности (тенденции), согласно которой на фондовом рынке недооценёнными оказывались бы те компании, которые предполагают особенно крупные долгосрочные вложения (см., напр., статью Chan, Martin, Kensinger 1990, исследующую движение американских ценных бумаг, а также исследование английского фондового рынка Miles 1993).

Вместе с тем с точки зрения теории можно, по-видимому, утверждать: чем больше концентрированы собственность и контроль в рамках корпорации и, что представляется особенно существенным, чем более стабильны эти структуры контроля, тем большие возможности открываются для осуществления долгосрочной инвестиционной политики.

Обследования показали, что в Великобритании финансовые учреждения, владеющие акциями, хранят их в среднем на протяжении примерно семи лет (см. The New Palgrave, vol.3, p. 450) Не все величины фигурирующие в гипотезах "шорт-термизма", в принципе могут быть наблюдаемы, поэтому характеристика данного эффекта подчас носит почти мистический характер. Так, один из наиболее активных сторонников указанной концепции Дж. Стайн пишет, что в отличие от некоторых других форм защиты о поглощений, близорукая стратегия менеджеров "практически невидима. Она может иметь место "за кулисами" в большом числе тех фирм, которые никогда не выступали в качестве объекта поглощения;

чрезвычайно трудной может оказаться попытка наблюдать её в чистом виде, а ещё труднее доказать в суде с помощью документов наличие указанной тенденции" (Stein 1988, p. 75).

Сам автор ссылается (p. 77) на наблюдение Макконелла и Маскарелла (McConell, Muscarella 1985), согласно которому рыночные курсы акций американских компаний положительно реагируют на объявление об увеличении их капиталовложений. Нетрудно показать, однако, что подобная реакция фондового рынка может быть вполне совместима не только с гипотезой близорукости, но и с гипотезой нормальной оценки - а при определенных предпосылках - и дальнозоркости рынка.

Раздел 2. Советы директоров российских компаний: актуальные проблемы нормативно-правового регулирования В настоящее время, когда интерес к выходу на мировой рынок проявляет всё большее количество российских компаний, когда место первых собственников, появившихся в результате приватизации, всё чаще занимают профессиональные инвесторы, привычные методы управления не всегда способны обеспечить достижение новых поставленных целей.

В такой ситуации становится очевидной необходимость в новых внешних и внутренних механизмах корпоративного управления, обеспечивающих адекватный уровень эффективности и прозрачности деятельности акционерного общества для его акционеров и инвесторов. В связи с этим наблюдается повышение интереса к институту совета директоров, как важнейшему элементу внутренней структуры управления акционерного общества, способного– по крайней мере, в теории – обеспечивать соблюдение интересов акционеров и инвесторов компании, а также осуществлять контроль над деятельностью исполнительных органов.

Значение совета директоров как одного из центральных внутренних механизмов корпоративного управления особенно велико в существующих условиях, когда внешние механизмы корпоративного управления финансовые рынки, институт банкротств и другие

– слаборазвиты или не достаточно эффективны в контексте задач корпоративного управления - и не способны скорректировать все дисбалансы внутреннего контроля.

Соответственно, значение совета директоров как одного из центральных внутренних механизмов корпоративного управления резко возрастает. Согласно результатам исследования7, проведённого в 2003 году, в ходе которого были опрошены 200 инвесторов, в распоряжении которых находится около 9 трлн. Долл. Активов в 30 странах, качество корпоративного управления в совете директоров расценивается как инвестиционный критерий, а роль советов директоров на формирующихся рынках особенно важна. Причём, в России инвесторы были готовы заплатить на 38% больше за компанию с более высоким уровнем корпоративного управления.

В настоящем разделе будут рассмотрены наиболее актуальные проблемы института совета директоров в РФ и возможные способы их разрешения.

2.1. Независимость совета директоров как базовая проблема формирования внутренних механизмов корпоративного управления Специфика института совета директоров в России и проблемы его функционирования в значительной степени обусловлены особенностями сложившейся российской модели корпоративного управления8, характеризующейся в первую очередь высоким размером концентрации собственности. Согласно выводам9, сделанным агентством S&P по результатам проведённого в 2006 г. исследования информационной прозрачности российских компаний, уровень концентрации собственности в 70 крупнейших корпорациях очень высок: только 1(2) компании (в зависимости от использованной методики оценки концентрации собственности) имеют дисперсную структуру собственности, при которой крупнейший пакет акций составляет менее 25%.

Остальные 68(69) компаний имеют по крайней мере 1 крупного акционера, владеющего Фелтон Р., руководитель департамента по глобальному корпоративному управлению McKinsey.

Выступление на Международной конференции «Корпоративное управление экономический рост в России.

Материалы. М., 2004, с.115-116.

См. подробнее: Радыгин А.Д, Энтов Р.М., Межераупс И.В. Особенности формирования национальной модели корпоративного управления. М., ИЭПП, 2003, с. 59 См. подробнее: “Исследование информационной позрачности российских компаний в 2006 г.: скромные успехи на фоне всеобщего стремления к IPO”/ www.nccq.ru-file.ru более, чем 25% акций, а 53(59) компаний из 70 являются контролируемыми, то есть имеют контрольный пакет акций более 50%, принадлежащий одному акционеру, или контролируемый группой акционеров, заключивших соглашение между собой. При этом на долю компаний с контрольным пакетом акций приходится 87% совокупной рыночной капитализации всех 70 компаний, включенных в исследование10.

Слияние функций менеджмента и собственника в условиях высокого уровня концентрации собственности, при неполноценности существующих внешних механизмов корпоративного управления порождает абсолютную зависимость совета директоров от крупного собственника, которая является в настоящее время одной из ключевых проблем корпоративного управления, особенно если рассматривать эту проблематику в контексте задач оптимизации баланса интересов различных типов акционеров.

Минимальное разделение функций собственности и управления порождают проблемы, связанные с управлением акционерным обществом в интересах контролирующего акционера или их группы, отсутствием учёта интересов миноритарных акционеров, что ведёт к снижению интереса российских граждан и юридических лиц ко внутренним инвестициям, снижает привлекательность российских компаний для иностранного капитала, препятствует развитию финансовых рынков и замедляет темп экономического роста. Значительную роль в этом играет ограниченность прав акционеров, обусловленная их правовым статусом, вытекающим из понятия «акция», определённого ст.2 «О рынке ценных бумаг». Фактически сегодня закон определяет акционера не как участника общей долевой собственности, а как лицо, обладающее по отношению к обществу обязательственным правом требования и правом участия в управлении обществом, что существенно ограничивает их права и возможности их защиты.

Еще в 2004 году Комитетом РСПП по корпоративному управлению был подготовлен доклад “Состояние корпоративного управления в России: самооценка и факты 2004 vs 2003”, основанный на проведенном опросе 1000 российских компаний на тему корпоративного управления11. Согласно полученным данным, “планы по разделению функций собственника и менеджмента обсуждаются в 30% компаний, которые указывают эту меру в числе десяти первоочередных задач. В 22% от общего числа опрошенных компаний этот процесс уже завершен. Одной из приоритетных мер при разделении функций собственника и менеджмента для 39% компаний является изменение структуры состава совета директоров и введение независимых представителей. Таким образом, проблемы, стоящие перед российскими компаниями в области корпоративного управления, сейчас аналогичны тем, которые стояли перед американскими компаниями 1930-х годов: кто же, собственно, ими управляет. Однако, в России вопросы управления компаниями пока не относятся к числу широко обсуждаемых обществом, в связи с небольшой продолжительностью существования финансового рынка, его небольшим размером и невовлечённостью значительного числа граждан страны в размещение своих активов в акции компаний в связи с высокими рисками и недоверием как компаниям, так и государству.

Порядок формирования советов директоров

Согласно выводам Standard&Poors, выборка из 70 крупнейших компаний может быть не репрезентативна с точки зрения всех российских компаний, так как опыт проведения исследований информационной прозрачности свидетельствует о положительной корреляции между размером компании и ее прозрачностью.

Вместе с тем, поскольку на долю компаний, включенных в исследование, приходится примерно 90% совокупной капитализации российского фондового рынка, с точки зрения активов и объема операций исследуемые компании представляют значительную часть российской экономики.

См. здесь и далее: www.kommersant.ru, 16.11.2004 г.

Одним из факторов, способствующих зависимому положению совета директоров от крупного собственника, является предусмотренный законом «Об акционерных обществах» (ФЗ «Об АО») порядок его формирования. Он предусматривает, что совет директоров формируется общим собранием акционеров, который определяет его количественный состав, избирает его членов и досрочно прекращает их полномочия (ст.47 ФЗ «Об акционерных обществах», ст.103 Гражданского кодекса РФ).

Согласно ст.103 ГК РФ, в обществе с числом акционеров более 50 совет директоров создаётся в обязательном порядке. В обществе с числом акционеров - владельцев голосующих акций менее 50, в котором не создан совет директоров, его функции осуществляются общим собранием акционеров. Такие общества могу создавать совет директоров по своему усмотрению.

Количественный состав совета директоров акционерного общества определяется уставом общества, но не может быть менее 5 членов. Для общества с числом акционеров

– владельцев голосующих акций общества более 1000 количественный состав совета директоров (наблюдательного совета) общества не может быть менее 7 членов, а для общества с числом акционеров – владельцев голосующих акций общества более 10 000 – менее 9 членов (п.3 ст.66 ФЗ «Об акционерных обществах»). В международной практике в настоящее время наблюдается тенденция к сокращению численности советов. Так, например большинство крупных американских и британских компаний имеют не более 9директоров.12 Это связано как с желанием увеличить вероятность принятия решения, так и с оптимизацией административных затрат.

Предусмотренный в настоящее время для всех акционерных обществ порядок избрания членов совета директоров путём кумулятивного голосования (п.4 ст.66 ФЗ “об АО”), в отличие от ранее действовавшего13, когда владелец 51% акций мог избрать всех членов совета директоров, всё же допускает возможность представительства миноритарных акционеров. Однако, во-первых, она далеко не всегда может быть реализована, а во- вторых представительство в данном случае означает возможность влияния на принятие решения по достаточно ограниченному кругу вопросов, требующих единогласного голосования всех членов совета.

К числу таких вопросов относится, например, принятие решения об увеличении уставного капитала общества путём размещения дополнительных акций (абз.2 п.2 ст.28); принятия решения о размещении обществом облигаций, конвертируемых в акции (абз.2 п.2 ст.33), и то только в том случае, если рассмотрение этих вопросов отнесено к компетенции совета директоров. В противном случае решения выносятся общим собранием акционеров. Поэтому изменение порядка избрания членов совета директоров, носят достаточно формальный характер. В связи с этим взаимоотношения крупного и мелких акционеров обусловлены в настоящее время главным образом “доброй волей, степенью культуры и воспитанности главного собственника”14. На практике отсутствие эффективного механизма, обеспечивающего учёт крупным акционером интересов мелких акционеров ведёт к возникновению корпоративных конфликтов, нередко разрешаемых путём недружественных слияний и поглощений.

Закон «Об АО» (п.2 ст. 66) содержит ограничения участия в совете директоров генерального директора и членов правления общества: так, число членов правления не может составлять более состава совета директоров (наблюдательного совета) См.: Иконников А. Искусство создания совета директоров ХХI века. - В: Современная практика корпоративного управления в российских компаниях. Под. Ред. А.А. Филатова и К.А. Кравченко.,АНД., М., 2007, с. 115 До 15.03.2004 г. кумулятивное голосование при избрании членов совета директоров было обязательным только для акционерных обществ, где число владельцев голосующих акций более 1000. /Федеральный закон от 24.02.2004 №5-ФЗ «О внесении изменений в ФЗ «Об акционерных обществах».

Потанин В., председатель Национального совета по корпоративному управлению, Выступление на Международной конференции “Корпоративное управление и экономический рост в России” 3-4- июня 2004 г. Материалы, с. 47 общества», а генеральный директор ( лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа)не может быть одновременно председателем совета директоров (наблюдательного совета) общества. Такая формулировка закона позволяет стать председателем совета директоров любому другому лицу, работающему в компании и подчинённому генеральному директору, то есть исполнение требований закона в этой части не обеспечивает даже минимальной независимости совета директоров. Таким образом, можно говорить только о формальном выполнении требований Закона, что значительно снижает подотчетность менеджеров совету директоров и объективность оценки их деятельности15.

Кроме того, Кодекс корпоративного поведения (п. 2.3.1.) предусматривает, что акционеры должны иметь возможность получить полный объем информации о кандидатах в члены совета директоров. В частности, акционерам рекомендуется предоставить информацию о лице (группе лиц), выдвинувших данную кандидатуру, возрасте, образовании кандидата, сведения о занимаемых им за последние 5 лет должностях, должности, занимаемой на момент выдвижения, о характере его отношений юридических лицах, а также о выдвижении в члены советов директоров или для избрания (назначения) на должность в других юридических лицах, сведения об отношениях с аффилированными лицами и крупными контрагентами общества, а также иную информацию, связанную с имущественным положением кандидата или способную оказать влияние на исполнение им обязанностей члена совета директоров.

В этой связи обществу, исходя из требований, предъявляемых к членам совета директоров, рекомендуется определить в уставе общества перечень тех сведений о кандидате, которые должны предоставляться акционерам. При этом лицам, выдвигающим кандидатов, рекомендуется раскрывать акционерам информацию об отказе кандидата предоставить все или часть таких сведений. Кроме того, обществу рекомендуется разработать перечень информации, подлежащей раскрытию членами совета директоров после их избрания, в том числе информации, позволяющей установить аффилированность члена совета директоров с акционерами или с контрагентами общества, а также с их аффилированными лицами. Такая информация должна раскрываться в форме личного заявления избранного члена совета директоров.

Фактически вышеприведённые правовые нормы отражают интересы контролирующего компанию собственника, позволяя сформировать совет директоров по своему усмотрению, с минимальными ограничениями. Предусмотренная законодателем либеральная модель формирования совета директоров имеет целый ряд существенных недостатков. Будучи во многом заимствованной в законодательстве США (которое в свою очередь исходит из распылённой структуры капитала, исключающей возможность управления обществом в интересах одного акционера или их группы, сформировавшихся традиций и обычаев предпринимательской деятельности), она в существующих российских условиях может быть оценена как низко эффективная.

В условиях высокой концентрации акционерного капитала, фрагментарных мер в сфере государственного регулирования по созданию условий, благоприятных для ведения бизнеса, и уменьшения теневой составляющей бизнеса, не принятия значительной частью предпринимателей “честности” как необходимого условия ведения бизнеса, уважения к акционерам, работникам, государству и ответственности перед ними, максимально либеральная модель внутреннего корпоративного управления обществом не может обеспечить эффективного функционирования предприятий - в интересах всех акционеров.

Европейские страны, в которых структура корпоративного контроля (уровень концентрации капитала) близка к современной российской (Германия, Франция и др.), Кирилин А.В. Совет директоров и исполнительный орган акционерного общества: компетенция и ответственность// www.businessmix.ru осуществляя правовую регламентацию деятельности по формированию совета директоров, закладывают механизмы обязательного участия в его составе лиц, представляющих интересы других, помимо контролирующего акционера, групп заинтересованных лиц: миноритарных акционеров, работников (независимо от того, являются ли они акционерами или нет), специалистов-экспертов, обладающих необходимыми акционерными обществу знаниями и авторитетом16(аналог независимых директоров).

Именно такие механизмы вкупе с увеличением количества решений совета директоров, для принятия которых требуется единогласное голосование, будут способствовать формированию независимого органа, действующего в интересах всех акционеров.

В целях формирования более независимого совета директоров представляется необходимым законодательное закрепление обязательного представительства миноритариев, представителей зависимых обществ в совете директоров в совокупности с расширением круга вопросов, решение по которым принимается советом директоров единогласно. При этом процедура принятия решений советом директоров по вопросам, требующим единогласного решения, должна предусматривать, что в случае непринятия советом директоров решения определяется срок для согласования интересов.

В случае непринятия решения в пределах определённого срока совет директоров должен быть расформирован.

В качестве альтернативы такому составу совета директоров может быть предусмотрено законодательное закрепление за миноритариями права «вето» при принятии наиболее значимых корпоративных решений.

К числу таких решений могут быть отнесены:

- определение приоритетных направлений деятельности общества; а также изменение направлений деятельности общества, связанное с использованием более 30% активов общества на иные цели;

- увеличение уставного капитала общества путём размещения обществом дополнительных акций ;

- размещение обществом облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;

- создание филиалов и открытие представительств общества;

- утверждение регистратора общества и условий договора с ним, а также расторжение договоров с ним;

- определение цены (денежной оценки) имущества, цены размещения и выкупа эмиссионных ценных бумаг;

- образование исполнительного органа общества и досрочное прекращение его полномочий, если Уставом общества это отнесено к компетенции совета директоров.

Кроме того, необходимо законодательное закрепление обязанности заключения между контролирующим акционером либо их группой и миноритарными акционерами соглашений, в силу которых у мажоритарных акционеров возникает обязательство приобрести акции, принадлежащих миноритарным акционерам, по требованию последних в случае получения прибыли, дивидендов ниже согласованного размера.

В настоящее время согласно ч.1 ст.75 ФЗ «Об акционерных обществах» акционеры – владельцы голосующих акций вправе требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в двух случаях:

- реорганизации общества или совершения крупной сделки, решение об одобрении которой принимается общим собранием акционеров (в соответствии с пунктом 3 статьи 79 настоящего Федерального закона), если акционеры голосовали против принятия решения о его реорганизации или одобрении указанной сделки либо не принимали участия в голосовании по этим вопросам;

Долинская В.В. Акционерное право: основные положения и тенденции. М., Волтерс Клувер.2006, с.529

- внесения изменений и дополнений в устав общества или утверждения устава общества в новой редакции, ограничивающих их права, если они голосовали против принятия соответствующего решения или не принимали участия в голосовании.

Оба вышеуказанных основания лишь частично способны защитить интересы миноритариев и прямо не гарантируют защиту их прав в случае нарушения одного из главных интересов акционера – права на получение им дивидендов.

Дискуссионным в настоящее время является вопрос о вхождении в совет директоров представителей менеджмента и генерального директора. Некоторые компании, например «МДМ Групп», полагают, что менеджеры не должны входить в совет. По мнению некоторых исследователей17, допускаемое законом «Об акционерных обществах»

«одновременное членство (п. 2, ст. 66) в совете директоров (наблюдательном совете) и в правлении как коллегиальном исполнительном органе, осуществляющем руководство текущей деятельностью общества и организующем выполнение решений общего собрания акционеров и совета директоров (ст. 69), на практике означает невозможность осуществлять объективный и эффективный контроль за деятельностью основных звеньев структуры управления общества.

Однако, существует и другая позиция которую разделяют представители Ассоциации независимых директоров, полагающие, что в ситуации, когда генеральный директор является простым исполнителем, можно столкнуться с отсутствием мотивации и должной инициативы снизу, безответственностью и неготовностью менеджмента к реализации сложных задач. Следует отметить, что необходимая мотивация менеджмента может достигаться не за счёт участия в деятельности совета директоров, а за счёт системы получения вознаграждения, зависящего от эффективности деятельности компании.

Независимые директора

Поскольку проблема привлечения независимых директоров является в настоящее время одной из наиболее обсуждаемых, остановимся на ней более подробно. В рамках теоретических подходов к корпоративному управлению независимые директора должны обеспечивать объективность принимаемых решений, баланс интересов различных групп акционеров, не допускать создания каких- либо преимуществ в отношении отдельных групп акционеров.

На практике же привлечение «чужих» директоров в компанию чаще всего связано со стремлением повысить уровень корпоративного управления перед выходом на IPO. Тем более что такое стремление подстегивается ужесточившимися требованиями со стороны регулирующих органов. Так, на американских биржах повышенные требования к составу советов директоров и независимости их членов начали вводить в 2002 году – после бухгалтерских скандалов в США.

В России эта тенденция стала относительно явственной в середине 2000-х гг.18 В конце лета РТС одобрила новые правила листинга, по которым каждая компания, желающая включить свои акции в котировальные списки или уже котирующаяся на бирже, должна среди прочего иметь в своем составе от одного до трех независимых директоров. Все остальные российские фондовые биржи обязаны последовать примеру РТС и внести соответствующие изменения в правила листинга – таково требование Иншакова А.О. Сравнительный анализ российского и немецкого законодательства об акционерных обществах: некоторые аспекты. Автореферат на соискание учёной степени кандидата юридических наук// law.edu.ru См.: «Секрет фирмы», 20.09.2004 г.

ФСФР19. Так что объявившие о желании провести IPO предприятия заранее должны подыскивать себе независимых кандидатов в совет директоров.

С 8 августа 2004 г. без наличия таковых осуществить листинг на РТС им не позволяют. Тем же, кто уже включен в котировальные листы РТС, дана отсрочка до 1 января следующего года – к этому времени эти компании обязаны пополнить свои советы директоров независимыми членами.

В связи с тем, что инициатива привлечения независимых директоров исходила сверху и в значительной степени ориентирована на увеличение инвестиционной привлекательности российских компаний, требование об их включении в состав советов директоров многими компаниями выполняется формально, как необходимое условие листинга либо в целях привлечения иностранных инвесторов. По результатам опроса, проведённого Ассоциацией по защите прав инвесторов совместно с Ассоциацией менеджеров России, в российских компаниях независимых директоров считают «слабым, бесполезным звеном, мало заинтересованным в работе. По мнению респондентов, в большинстве случаев независимый директор – это одновременно и «свадебный генерал», и малоквалифицированный директор, зачастую нарушающий конфиденциальность и провоцирующий рынок на негативные публикации». Сторонники другого мнения, например, начальник управления корпоративных программ ХК «Интеррос» С.

Поршакова, считают, что «присутствие квалифицированных независимых директоров повышает эффективность управления и репутацию компании, способствует урегулированию корпоративных конфликтов». 20 Эффективность деятельности независимого директора в значительной степени зависит от двух факторов: от возможности его влияния на принимаемые решения, наличие или отсутствие которой заложено в учредительные и внутренние документы общества, регламентирующие компетенцию и порядок принятия решений советом директоров; а также от его личной компетенции.

С формальной точки зрения, независимым директором признаётся (согласно абз.2 п.3 ст.83 ФЗ «Об АО»), член совета директоров (наблюдательного совета) общества, не являющийся и не являвшийся в течение одного года, предшествовавшего принятию решения:

- лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа общества, в том числе его управляющим, членом коллегиального исполнительного органа, лицом, занимающим должности в органах управления управляющей организации;

- лицом, супруг, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные которого являются лицами, занимающими должности в указанных органах управления общества, управляющей организации общества либо являющимися управляющим общества;

- аффилированным лицом общества, за исключением члена совета директоров (наблюдательного совета) общества.

Следует отметить, что требования, достаточные для признания независимости директора, минимальны и сами по себе не способны реально обеспечить соблюдение лицом принципов фидуциарной ответственности. Однако и введение более жёстких критериев в настоящее время не целесообразно в связи с тем, что и исполнение «Перечень требований, соблюдение которых является условием включения акций в котировальные списки А фондовой биржи», «Перечень требований, соблюдение которых является условием включения облигаций в котировальные списки А фондовой биржи», «Перечень требований, соблюдение которых является условием включения акций в котировальные списки Б,В фондовой биржи» Приложения N 1-3 к Положению о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг, утверждённому Приказом ФСФР от 15.12.2004 г. №04-1245/пз-н «Об утверждении положения о деятельности по организации торговли на рынке ценных бумаг».

См.: Современная практика корпоративного управления в российских компаниях. Под. Ред. А.А. Филатова и К.А. Кравченко. АНД, М., 2007, с.33, 116 минимальных требований к независимости директоров в настоящее время не обеспечено со стороны государства. Кроме того, при существующей структуре акционерного капитала и порядке формирования совета директоров, велика вероятность того, что независимые директора будут отражать интересы контролирующего собственника либо не будут иметь достаточного влияния.

Значительно сложнее определить критерии оценки профессионализма, которым должен удовлетворять кандидат на роль независимого директора, и оценить соответствует ли им кандидат. Одной из проблем, с которой столкнулись компании, решившие привлечь независимых директоров, поиск подходящих кандидатур, имеющих значительный профессиональный опыт и авторитет в сфере ведения бизнеса. На практике российские компании часто привлекают иностранных директоров, что в значительной степени обусловлено тем, что они не аффилированны с российским бизнесом, у них нет конфликта интересов. Кроме того, они лучше понимают западные стандарты и фактически свои присутствием подтверждают приверженность компании западным ценностям.

Практика выдвижения и избрания независимых директоров впервые была инициирована Ассоциацией по защите прав инвесторов (АПИ) в 1999 году, когда первый представитель, поддержанный голосами портфельных инвесторов, объединенных АПИ, вошел в Совет Директоров РАО ЕЭС21. В 2000 г. таких компаний, где были избраны представители инвесторов или независимые директора стало 25, в 2001 – 39, в 2002 – 55.

Согласно данным, полученным рейтинговым агенством Standard&Poors, в ходе исследования информационной прозрачности российских компаний в 2006 г. 22 у 13 из 70 крупнейших российских компаний, вошедших в выборку, внешние 23 директора имеют треть и более мест в совете директоров. В 4-х компаниях («Амтел», «НОВАТЭК», «Аптечная сеть 36,6» и «Вимм-Билль-Данн») внешние директора составляют большинство, хотя во всех этих компаниях имеются мажоритарные акционеры. Лишь в 3 компаниях («Пятерочка», «ВымпелКом», «Калина») совет директоров возглавляется внешним председателем совета директоров.

В разные периоды 2002-2007 гг. независимые директора входили в составы советов директоров таких компаний, как “Норильский никель”, в котором независимых директоров избирают начиная с 2002 г., а также другие компании группы «Интеррос», стальной группы “Мечел”, “Вимм-Билль-Данн”, “НОВАТЭК”. При этом в компаниях «Норильский никель» и «Открытые инвестиции» 4 из 9 членов совета директоров являются независимыми, в «Силовых машинах» - 5 из 8; в «Росбанке» и ОАО «Полюс Золото» - 3 из 9. Кроме того, в ОАО «Аэрофлот» - 3 независимых директора, причём все они являются представителями одного миноритарного акционера, в ОАО «СУЭК»- 5.

С 2004 года обсуждается вопрос об избрании независимых директоров в компаниях, контролируемых государством.

Кодекс корпоративного поведения при определении конкретных требований к независимому директору рекомендует исходить из того, что такой директор должен быть способен выносить независимые суждения. Это предполагает отсутствие каких-либо обстоятельств, способных повлиять на формирование его мнения.

В связи с этим независимыми директорами рекомендуется признавать членов совета директоров:

См. здесь и далее: Радыгин А. Д., Межераупс И.В. О проблемах использования института независимых директоров, 14.05.2005 г./ monitoring, www.iet.ru См. подробнее: Исследование информационной позрачности российских компаний в 2006 г.: скромные успехи на фоне всеобщего стремления к IPO/ www.nccq.ru-file.ru В целях настоящего исследования под термином «внешние директора» подразумевается совокупность двух групп директоров: «формально независимых» - директоров, которые удовлетворяют критериям независимости, приведенным в Кодексе корпоративного поведения, выпущенном в 2002 г. ФСФР, а также в «Пособии по корпоративному управлению» Международной финансовой корпорации (МФК); и «представителей миноритарных акционеров» — директоров, обеспечивающих соблюдение интересов портфельных инвесторов (держателей менее чем 10% голосующих акций).

(1) не являвшихся в течение последних 3 лет и не являющихся должностными лицами (управляющим) или работниками общества, а также должностными лицами или работниками управляющей организации общества;

(2) не являющихся должностным лицом другого общества, в котором любое из должностных лиц общества является членом комитета совета директоров по кадрам и вознаграждениям;

(3) не являющихся аффилированными лицами должностного лица (управляющего) общества (должностного лица управляющей организации общества);

(4) не являющихся аффилированными лицами общества, а также аффилированными лицами таких аффилированных лиц;

(5) не являющихся сторонами по обязательствам с обществом, в соответствии с условиями которых они могут приобрести имущество (получить денежные средства), стоимость которого составляет 10 и более процентов совокупного годового дохода указанных лиц, кроме получения вознаграждения за участие в деятельности совета директоров;

(6) не являющихся крупным контрагентом общества (таким контрагентом, совокупный объем сделок общества с которым в течение года составляет 10 и более процентов балансовой стоимости активов общества);

(7) не являющихся представителями государства.

Независимый директор по истечении 7-летнего срока исполнения обязанностей члена совета директоров общества не может рассматриваться как независимый (п. 2.2.2).

Чтобы независимые директора могли реально влиять на решения, принимаемые советом директоров, и им была бы обеспечена возможность формирования широкого спектра мнений по обсуждаемым вопросам, они должны составлять не менее одной четверти состава совета директоров. В любом случае, в уставе общества рекомендуется предусмотреть, чтобы в совете директоров было не менее 3 независимых директоров (п.

2.2.3)24.

Отдельные российские компании последовали рекомендациям Кодекса корпоративного поведения и закрепили в своих кодексах корпоративного управления/поведения положения, касающиеся порядка назначения и требований, предъявляемых к независимым директорам. Тем не менее, в Кодексах корпоративного управления некоторых компаний установлено иное понятие независимого директора, чем в Кодексе корпоративного поведения.

В частности, как следует из Кодекса корпоративного управления РАО «ЕЭС

России», независимый член Совета директоров РАО «ЕЭС России» не должен:

- быть представителем акционера – владельца двух и более процентов голосующих акций общества;

- быть связан с компанией какими-либо отношениями (трудовыми, договорными) кроме как участие в работе Совета директоров и владение акциями компании в количестве, не превышающем 0,5 % голосующих акций;

- оказывать РАО “ЕЭС России” и ее аффилированным лицам правовые, консультационные, или иные платные услуги;

- быть связан с РАО “ЕЭС России” и ее аффилированными лицами трудовыми отношениями в течение 5 лет до момента избрания в Совет директоров РАО “ЕЭС России” и в течение срока исполнения своих полномочий;

- быть представителем органов государственной власти.

Следует также отметить, что, хотя в Кодексах некоторых компаний и установлены требования о наличии в составе совета директоров независимых директоров, четко О критериях независимости директоров, закреплённых в кодексах корпоративного управления европейских стран и США см. подробнее: А. Д. Радыгин, И.В. Межераупс. О проблемах использования института независимых директоров, 14.05.2005 г./ monitoring, www.iet.ru определенных критериев независимости членов совета директоров не установлено. В частности, как следовало из Устава корпоративного управления ОАО «Сибнефть», «независимые директора должны быть независимы от высшего руководства компании и свободны от всякого рода материальных ограничений и условностей, которые могут влиять на независимость их суждения. Независимые Директора должны соответствовать определённому уровню, обладать опытом и знаниями в области глобальных промышленных проблем и международных рынков, в полной мере владеть финансовой и / или другой деловой информацией для того, чтобы иметь возможность внести наибольший вклад в развитие компании». При этом никаких четких критериев независимости в Уставе корпоративного управления ОАО «Сибнефть» установлено не было.

В некоторых других кодексах критерии независимости установлены, но не установлено обязательное количество независимых директоров в составе совета директоров, как, например, в Кодексе корпоративного поведения ОАО НПО «Сатурн», в котором лишь закреплено общее положение, в соответствии с которым «для обеспечения объективности принимаемых решений и поддержания баланса между интересами различных групп акционеров в состав совета директоров должны входить независимые директора».

Международная практика вырабатывает свои стандарты для выбора независимого директора, так Нью-йоркская фондовая биржа обязывает иметь для руководства комитетом по аудиту независимого директора с финансовым образованием. Член совета директоров группы компаний «ПИК» У.Андрич считает, что независимый директор должен быть в состоянии «безболезненно для своего бюджета инвестировать 100 000 долларов США в компанию, где он работает, разделив тем самым риски с её акционерами25.

В 2006 году рабочей группой Экспертного совета по корпоративному управлению при Федеральной службе по финансовым рынкам подготовлены дополнения в определение понятия «независимый директор», содержащегося в Кодексе корпоративного поведения26. Так, в частности предлагается в число факторов, не позволяющих отнести того или иного члена совета директоров к независимым директорам, включить не только работу на протяжении последних трёх лет в данной компании, но также и в её дочернем и/или зависимом обществе. В связи со сделанными экспертами выводами о нецелесообразности ужесточения критериев определения «независимого директора», было решено исключить рекомендацию не считать независимым члена совета, имевшего такой статус непрерывно на протяжении 7 лет. Однако, несмотря на рост числа компаний, в советы директоров которых избраны независимые директора, в целом количество таких компаний достаточно невелико, поэтому основной задачей, по мнению экспертного совета, остаётся расширение использования этого института на большее число компаний.

В целом же институт совета директоров, будучи весьма мало эффективен в существующих российских условиях (в частности, при наличии контролирующего собственника), обеспечить баланс интересов различных групп акционеров в связи со следующим:

- “формальностью” критериев независимости, соблюдение которых не гарантирует действительной независимости члена совета директоров;

- порядком формирования членов совета директоров, который позволяет контролирующему собственнику провести “своих” директоров;

См.: Андрич У. Курс на корпообративное управление. – В: Независимый директор, лето 2006 г., с.2/ www.nand.ru См.: Беликов И.В. Вопросы деятельности совета директоров в новой редакции кодекса корпоративного поведения. – В: Акционерное общество: вопросы корпоративного управления, 2006,№3,с.4-9

- порядком принятия решений советом директоров, которые позволяют принимать большинство наиболее значимых решений без учёта голосов независимых директоров;

- невовлечённостью в ряде случаев независимых директоров, особенно иностраных граждан, в процесс корпоративного управления и малой степенью влияния.

Советы директоров в смешанных корпорациях

Другим аспектом отсутствия независимости советов директоров является зависимость (или усиление позиций государства в органах управления) советов директоров ряда обществ от государства (см. также раздел 4 настоящей работы).

Согласно выводам доклада “Российская корпорация на 20-летнем горизонте”27, роль государства как менеджера и собственника усилилась, компаний с государственным участием стало больше. Количество денег, привлекаемых ими на фондовом рынке постепенно растёт. Через 5-7 лет, по мнению авторов доклада, роль государства как менеджера и собственника станет ещё более важной. Госкомпании усилят свои позиции в “стратегических” секторах (нефте- и газодобыче, производстве вооружений, авиа- и энергомашиностроении), доступ иностранцев туда будет ограничен. В крупнейших компаниях государству будет принадлежать более 50%, и они будут выходить на фондовый рынок только ради имиджа. Возможно, у таких компаний будут стратегические иностранные партнеры с долей в 10-20% и портфельные инвесторы с 5-10% акций.

Остальное отойдет компаниям, аффилированным с руководством и чиновниками, мелким частным и портфельным инвесторам. Государство расширит свое неформальное влияние на политику компаний. Эта модель, не будучи всеобщей, является типичной для стратегических отраслей.

Аналогичные выводы были сделаны рейтинговым агенством Standard&Poors при исследовании информационной прозрачности российских компаний в 2006 г. 28, согласно которому в 2006 году наблюдается рост концентрации государственной собственности.

Так, если в 2005 году на долю крупных (25%) пакетов акций, находящихся во владении государства (напрямую или опосредовано), приходилось 54% совокупной капитализации 33 компаний, то в 2006 г.

их доля составила 59%. Рост соответствующей доли только контрольных пакетов акций (50%) составил 7% (с 53% до 60%). Причиной этого эффекта является включение в число крупнейших 70 компаний нескольких новых государственных компаний («Роснефти» и ряда энергогенерирующих компаний — «дочек» РАО ЕЭС). Другая важная тенденция, выявленная в процессе исследования, — это сокращение общей относительной доли частного капитала по сравнению с долей государственного капитала в группе крупнейших и наиболее ликвидных российских компаний. Вклад в снижение удельного веса частного капитала внесли изменения в структуре собственности «Сибнефти» (ныне «Газпром нефть»), ОМЗ, «ВСМПОАВИСМА» (и косвенно «АВТОВАЗа»), заключавшиеся в переходе крупных, ранее находившихся в частной собственности пакетов под контроль государства (прямой или косвенный), и опережающий рост рыночной стоимости компаний, контролируемых государством. В общем, на долю компаний с крупными частными пакетами приходится 31% совокупной рыночной капитализации. Эта цифра упала на 27 % с прошлогоднего уровня в 58%. В то же время суммарная рыночная капитализация компаний, где государство напрямую владеет пакетами более 25%, как доля от совокупной рыночной капитализации составила 53%, по сравнению с 35% в прошлом году.

Подобные выводы были сделаны и Ассоциацией независимых директоров (АНД) в ходе исследования деятельности советов директоров крупнейших российских акционерных обществ с государственным участием. Как отмечает исполнительный См.: Будущее компаний.”Ведомости”,19.01.2007 г., №8 См. подробнее: “Исследование информационной позрачности российских компаний в 2006 г.: скромные успехи на фоне всеобщего стремления к IPO”/ www.nccq.ru-file.ru директор АНД А.Филатов, государственный контроль над советами директоров за последние 5 лет значительно возрос.

Основное противоречие, возникающее между государством и частными акционерами, по мнению Генерального директора ОАО “Аэрофлот – Российские авиалинии” В.Окулова, 51% акций которой принадлежит государству, сводится к стремлению государства решать в первую очередь социальные вопросы, а частных акционеров – получать наибольшую прибыль.

В компаниях, акционером которых является не само государство, а общество, контролируемое государством, проблема конфликта интересов стоит менее остро. Так, например, генеральный директор “Ленэнерго” А.Лихачёв отмечает, что члены РАО «ЕЭС России», представляющие государственную позицию «гораздо в большей степени ведут себя как акционеры, чем как чиновники».

Тем не менее, и тем, и другим хорошо известны сложности, возникающие в деятельности советов директоров с участием представителей государства, в связи с голосованием последних исключительно по директивам. В одних случаях, государственные органы своевременно не вырабатывают директивы по голосованию для своих представителей в советах директоров. Так, например, 30 августа 2006 года из-за отсутствия директивы правительства РФ совет директоров РАО «ЕЭС России» не смог принять решение о созыве внеочередного собрания акционеров, которому предстояло решать, в частности вопрос о реорганизации РАО «ЕЭС России» путём выделения из его состава пилотных генерирующих компаний ОГК-5, ТГК-5 и об определении цены акций, которые могут быть предъявлены акционерами к выкупу. В результате собрание акционеров, которое должно было быть проведено до 21 сентября было перенесено на декабрь 2006 года. По этой же причине несколько раз откладывалось годовое общее собрание акционеров ОАО «Связьинвест» в 2005 году 29, снят с обсуждения на совете директоров 15 сентября 2006 года вопрос об одобрении сделки по покупке ОАО «Аэрофлот» 22 дальнемагистральных самолётов Boeing 787 (при этом именно 15 сентября 2006 года истёк срок действия оферты Boeing, предполагающей поставку самолётов со значительной скидкой).

В других случаях директива не принимается вовсе, так как вопрос, вынесенный на рассмотрение совета директоров, не касается государства, несмотря на то, что он может быть важен для компании и других акционеров.30 Это зачастую создаёт проблемы для компании, особенно когда есть какая-то сделка с заинтересованностью, когда необходимо, чтобы голосовали все члены совета. Представители акционерных обществ в таких ситуациях вынуждены специально договариваться на уровне министров, чтобы, чтобы представители министерства проголосовали по вопросу, несмотря на отсутствие директивы.

Жёсткая правовая регламентация деятельности представителей государства в советах директоров акционерных обществ со смешанной формой собственности, действительно имеет место 31. Без решения заместителя руководителя Росимущества и обоснования начальника Управления Росимущества, предлагаемого проекта решения по каждому директивному вопросу повестки дня, голосование представителя государства в См.: Современная практика корпоративного управления в российских компаниях. Под. Ред. А.А. Филатова и К.А. Кравченко. АНД., М., 2007, с. 101-102, с.105,108 См.: Корпоративное управление и экономический рост в России. Материалы международной конференции, М., 2004, с.143 См. «Положение об управлении находящимися в федеральной собственности акциями открытых акционерных обществ и использовании специального права на участие РФ в управлении открытыми акционерными обществами («золотой акции)», утверждённое Постановленим Правительства РФ от 03.12.2004 г. №738 (в редакции постановления правительства РФ от 21.03.2007 г. №166); а также «Примерная форма директив представителям интересов РФ в советах директоров открытых акционерных обществ, акции которых находятся в собственности РФ». Приложение №1 к Приказу Росимущества от 26.07.2005 г. №228 совете директоров действительно невозможно. Такие административные меры затрудняют деятельность совета директоров и затягивают принятие решений, однако, представляются на настоящем этапе необходимой мерой, способной усложнить принятие решений с коррупционной составляющей.

Неформальное влияние государства на политику компаний, безусловно, наиболее очевидно проявляется в “стратегических” секторах, привлекаемых для реализации различных политических проектов. По некоторым данным, размер коррупционных выплат олигархами средней руки может достигать до 50% прибыли компании 32. Помимо этого, существующая конъюнктура цен на нефть позволяет государству решать возникающие экономические проблемы путём приобретения, иногда через аффилированных либо подставных лиц, пакетов акций, необходимых для осуществления контроля над деятельностью компании.

Наиболее причудливые формы влияния государства на политику компаний наблюдаются в регионах, характеризующихся подконтрольностью бизнеса региональной власти. Так, например, в Татарстане компаниям рекомендовано выплачивать дивиденды за 2006 год в размере не мене 30% от чистой прибыли. Эксперты связывают такую позицию местных с властей с желанием возместить доходы, понесённые в связи с завершением в 2006 году федеральной целевой программы «Социально-экономическое развитие Республики Татарстан». За время ее действия (с 2002 года по 2006й) Республика Татарстан получила из федерального бюджета не менее 70 млрд. рублей, а в 2007 году — когда срок действия программы закончился — бюджет республики стал меньше примерно на 9 млрд рублей. Учитывая культурные особенности республики, можно быть уверенными, что рекомендации будут исполняться всеми хозяйствующими субъектами, аналогично тому, как безоговорочно исполнялось распоряжение об уплате «добровольного сбора» в размере 1% с оборота, введённого руководством республики в целях получения средств для ликвидации ветхого жилья. Как стало известно, треть от чистой прибыли за 2006 год направят на выплату дивидендов «Нижнекамскнефтехим», Казанский оптико-механический завод, «Элекон», «Казанькомпрессормаш», «Холод», Бугульминское авиапредприятие33.

Другой проблемой, характерной для акционерных обществ, контролируемых государством, является закрытая процедура назначения высших менеджеров. При этом практически на всех уровнях государство в советах директоров представляют министры и заместители министров, руководитель президентской администрации, зам.

Руководителя президентской администрации, вице- премьеры. Фактически лица, обязанные по должности определять цели отрасли, осуществляют и функцию её реализации в отдельно взятой компании. Такое совмещение функций порождает очевидный конфликт интересов.

В целях снижения коррупции и увеличения эффективности акционерных обществ, контролируемых государством, многие из которых имеют стратегическое значение, необходимо введение запрета на совмещение государственной службы и участия в органах управления компаниями, имеющими акции, принадлежащие государству или контролируемым государством акционерным обществам. В качестве альтернативы можно предложить избрание независимых директоров.

Очевидно, что такой порядок управления компаниями, контролируемыми государством, особенно в стратегических отраслях, обеспечивает максимальный контроль государства над поступлением доходов в государственный бюджет, над сырьевыми внутренними рынками, а также является гарантией поддержания модели управления, формирующейся в 2000-е гг.

Вместе с тем необходимо учитывать тот факт. что, когда неэффективность управления такими компаниями станет очевидной и избранные методы Здесь и далее: Выступление Г.Сатарова на международной конференции «Корпоративное управление и экономический рост в России». Материалы. М.2004 г., с.280-283 Газизова Е., Сахаров Ю. Дивиденды для бюджета. Эксперт Волга, № 18, 14.05.2007 г.

контроля перестанут обеспечивать выполнение государственных задач, особенно в условиях снижения цен на нефть либо снижения объёмов её поставок на запад, ситуация с управлением в компаниях, контролируемых государством, начнёт меняться в сторону увеличения прозрачности управления.

Другой причиной неэффективности управления акционерными обществами, контролируемыми государством (госкомпаниями), является отсутствие системы специализированного публичного контроля. В настоящее время они не могут контролироваться ведомствами, которые ставят им цели, потому что эти же ведомства участвуют в их управлении. Существует система отношений, носящих неформальный характер, поэтому реального контроля в них нет. Не может его осуществлять и Счётная палата, поскольку госкомпании не оперируют бюджетными средствами.

2.2. Компетенция совета директоров

Компетенция совета директоров общества определяется ст.65 и некоторыми другими статьями ФЗ «Об акционерных обществах».

Основными направлениями деятельности совета директоров являются:

- определение приоритетных направлений деятельности общества и осуществление стратегического руководства;

- определение финансово- хозяйственной политики общества;

- контроль деятельности исполнительного органа в интересах акционеров.

Реализовывая свою компетенцию, совет директоров должен:

- определять стратегию развития общества;

- ежегодно утверждать финансово- хозяйственный план;

- утверждать процедуры внутреннего контроля;

- разрешать вопросы, связанные с подготовкой и проведением общего собрания акционеров;

- определять цену (денежную оценку) имущества общества, а также цену размещения или цена выкупа эмиссионных ценных бумаг общества (ст.77) (в том числе вносимое в оплату дополнительных акций (абз.2 п.3 ст.34), определять цену оплаты дополнительных акций, размещаемых посредством подписки (абз.2 п.1 ст.36), и цену выкупа акций обществом по требованию акционеров (п.3 ст.75); при совершении крупных сделок ( п.2 ст.78);

- одобрять крупные сделки, предметом которых является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов общества (п.2 ст.79);

- принимать решения о приобретении размещенных обществом акций, облигаций и иных ценных бумаг в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом (п.8 ст.65 ФЗ «об АО»);

- принимать решения об использование резервного фонда и иных фондов общества (п.12 ст.65 ФЗ «Об АО»);

- принимать решения о создании филиалов и открытии представительств общества (п.14 ст.65 ФЗ «Об АО»).

а также выполнять некоторые другие обязанности, предусмотренные ст.65 ФЗ «Об АО».

В теории права эта часть компетенции совета директоров именуется абсолютной исключительной компетенцией34, т.е. не подлежащей передаче другим органам общества.

Помимо этого к компетенции совета директоров относятся “иные вопросы, предусмотренные настоящим Федеральным законом и уставом общества” (подп.18 п.1 ст.65 ФЗ “Об АО”. При возникновении вопроса о том, что может быть отнесено к Корпоративное право, под. Ред. И.С. Шиткиной, М. Волтерс Клувер, 2007, с.332 компетенции совета директоров уставом общества, некоторые авторы приходят к выводу, что при отсутствии прямого указания в законе и (или) уставе вопросов компетенции совета директоров трудовой договор, заключаемый с генеральным директором, является “последней инстанцией”, из которой вытекают в виде “прав и обязанностей” генерального директора вопросы “текущей деятельности” и вопросы “общего руководства”, т.е.

компетенции совета директоров.(п.3 ст.69, п.1.2 ст.65 ФЗ «Об АО»).

При этом определенный законом минимальный перечень вопросов, отнесённых к компетенции совета директоров, может быть расширен уставом акционерного общества.

Причём расширение полномочий может быть реализовано либо за счёт дополнительной компетенции, состоящей из решения вопросов, не входящих в исключительную компетенцию других органов общества, а также за счёт вопросов, которые могут входить в компетенцию общего собрания акционеров, не отнесённых к исключительной компетенции этого органа.

К ним относятся, например:

- образование исполнительного органа общества и прекращение его полномочий (п.3 ст. 69 ФЗ «Об АО»);

- право принятия решений об увеличении уставного капитала путём размещения дополнительных акций(абз.2 п.2 ст.28);

- право принятия решения о размещении обществом облигаций, в том числе конвертируемых в акции, и иных эмиссионных ценных бумаг (п.2 ст.33 ФЗ «Об АО»).

Кроме того, по предложению совета директоров может быть принят ещё целый ряд решений общего собрания акционеров (если иное не предусмотрено уставом). К числу наиболее значимых из них (помимо ранее указанных) относятся дробление и консолидация акций, принятие решений об одобрении ряда сделок, приобретение обществом размещённых акций, утверждение внутренних документов общества и некоторые другие (п.3 ст.49). Аналогично регламентируется законодателем и порядок принятия решения относительно размера дивидендов, подлежащих выплате. Так, «размер дивидендов не может быть больше рекомендованного советом директоров» (п.3 ст.42).

При этом решение о выплате (объявлении) дивидендов, их размере и форме выплаты по акциям каждой категории принимается общим собранием акционеров.

Компетенция исполнительных органов управления, не только в части заключения различных сделок, заметно сужена за счет расширения полномочий совета директоров.

Однако Федеральным законом не регламентируется приоритетность рассмотрения вопросов советом директоров, их обязательность или периодичность, вопросы контроля над деятельностью менеджмента также отдельно не выделены в законе. Возможно, этот факт послужил причиной тому, что уставы, за редким исключением, также не регламентируют данный вопрос. Как следствие, механизмы такого контроля в уставах и внутренних документах обычно не определены35.

Предусмотренная законодателем гибкая структура распределения полномочий между органами управления обществом является составной частью заимствованной в США модели корпоративного управления, о непреемлемости которой для России подробно писалось выше (см. раздел «Порядок формирования советов директоров»).

Такой порядок определения компетенции совета директоров на практике ведёт к наделению его максимально широкими полномочиями, что в условиях неэффективности механизмов контроля (таких, как финансовый рынок, административный контроль, институт независимых директоров) нередко становится причиной принятия решений, нарушающих права и несоответствующие интересам инвесторов и/или миноритарных акционеров.

Кирилин А.В. Совет директоров и исполнительный орган акционерного общества: компетенция и ответственность// www.businessmix.ru Некоторые авторы 36 отмечают «предельно ограниченные возможности участия мелких акционеров в руководстве АО» и «чрезмерно широкие полномочия совета директоров (наблюдательного совета)» как особенности российского законодательства об акционерных обществах.

По мнению других исследователей 37, решением совета директоров нередко оформляют решения крупнейших акционеров, т.е. “решения в совете директоров принимаются “по праву сильного” и, как правило, в его пользу. При этом структура совета директоров нередко отражает структуру капитала и “баланс интересов”, а члены совета директоров – представители или проводники позиции определенных групп».

При этом миноритарии, инвесторы в случае нарушения их прав и интересов далеко не всегда могут рассчитывать на административный либо судебный контроль за совершёнными сделками, как способ восстановления нарушенных прав, что нередко связано со слиянием государства и крупного бизнеса, в результате которого интересы крупного бизнеса лоббируются чиновниками, одобряющими совершение большинства значительных сделок.

Не меньшим препятствие для восстановления нарушенных прав акционеров и инвесторов является формально-юридический подход, доминирующий в правовой системе, который позволяет оставить в силе по сути незаконное решение при условии соблюдения контролирующим собственником формальных требований закона при его принятии. Принципы фидуциарной ответственности не действуют.

Иными словами, фактически деятельность контролирующего собственника, в лице совета директоров, нередко направлена на достижение собственных целей, не совпадающих с целями других акционеров, для реализации которых используется, в том числе и существующая модель правового регулирования в части распределения компетенций органов управления.

Существенное изменение правовой регламентации компетенции совета директоров в сторону расширения прав неконтролирующих акционеров представляется в настоящее время маловероятным, что в значительной степени связано с проведением государственной экономической политики, направленной на усиление контроля доходов от продажи энергоресурсов, обеспечивающих выполнение государством экономических и социальных обязательств. Реализация такой экономической политики осуществляется в том числе путём сохранения непрозрачности и недоступности для вмешательства миноритариев в процесс корпоративного управления компаний. Кроме того, в последнее время стало традиционным, что новации, существенно затрагивающие экономические интересы государства и его отдельных представителей, даже в случае регламентации деятельности частно-правовых институтов, таких как акционерное общество, в первую очередь обеспечивают публично-правовые интересы государства.

Таким образом, мы имеем дело с ситуацией, когда «наиболее состоятельные собственники оказываются незаинтересованными в неизбирательной и прочной защите прав собственности»38, когда имеющие преимущества (в том числе в виде связей с чиновниками) контролирующие собственники не имеют стимулов лоббировать создание «хороших» государственных институтов, а представители среднего класса не имеют такой возможности в силу «незначительности его доли в экономике и высоких издержек координации» 39.

Иншакова А.О. Сравнительный анализ российского и немецкого законодательства об акционерных обществах: некоторые аспекты. Автореферат на соискание учёной степени кандидата юридических наук// law.edu.ru Кирилин А.В. Совет директоров и исполнительный орган акционерного общества: компетенция и ответственность// www.businessmix.ru См.: Российская экономика в 2006 году: тенденции и перспективы, М., ИЭПП, 2007, с.586 Гуриев С., Сонин К. Богатство и рост. Эксперт,2003,№24,с.46-47 Это объясняет тот факт, что целый ряд механизмов, направленных на обеспечение равных прав акционеров, защиту миноритариев, российский законодатель не использует.

Так, в Германии, например, сама структура органов управления и контроля акционерных обществ, установленная императивными нормами Акционерного закона, способствует защите прав миноритарных акционеров. Наиболее сильную позицию занимает исполнительный орган (правление), обладающий реальными возможностями по управлению деятельностью общества и несущий ответственность за управление им (§ 76(1) Акционерного закона), в то время как общее собрание акционеров фактически не имеет какого-либо существенного влияния на политику общества. По вопросам, связанным с ведением дел общества, общее собрание может принимать решение только по требованию правления. Самостоятельно оно вправе принимать решения по наиболее значимым корпоративным вопросам, указанным в Акционерном законе (§ 119) или уставе акционерного общества (назначение членов наблюдательного совета общества из числа акционеров, использование подлежащей распределению прибыли, внесение изменений в устав, реорганизация, ликвидация общества). Таким образом, крупные акционеры не могут управлять обществом исключительно в целях удовлетворения собственных интересов, что, учитывая характерную для Германии концентрацию акционерного капитала обществ в руках нескольких крупных акционеров, имеет особое значение для защиты прав миноритарных акционеров. Кроме того, дополнительной гарантией прав акционеров служит осуществление наблюдательным советом акционерного общества, состоящим из представителей акционеров и работников общества, контроля над деятельностью правления (§§ 84, 90, 111 Акционерного закона).

Реализуемая в настоящее время Концепция развития корпоративного законодательства до 2008 года, разработанная Минэкономразвития и утверждённая Правительством РФ, предусматривает принятие мер, направленных на предоставление российским компаниям двух моделей управления на выбор (двухзвенной и однозвенной структуры совета директоров). Такое изменение правового регулирования, безусловно, сделает существующую систему управления обществом ещё более гибкой, однако не будет способствовать ни увеличению независимости совета директоров, ни защите интересов миноритарных акционеров, ни развитию финансовых рынков.

В настоящее время одной из рабочих групп Экспертного совета по корпоративному управлению при Федеральной службе по финансовым рынкам подготовлены изменения и дополнения в главу Кодекса корпоративного поведения по вопросам работы советов директоров 40.

Учитывая, что ряд рекомендаций Кодекса корпоративного поведения, принятого в апреле 2002 года, к настоящему времени включены в действующие нормативно- правовые акты, предлагаемые новации вполне можно расценивать как некий вектор возможного развития законодательства в этой части:

а) Предлагается сделать более чёткий акцент на стратегической функции совета директоров и детально её прописать, заменив «утверждение финансово- хозяйственного плана» на обсуждение и утверждение ключевых показателей деятельности, основных бизнес – целей компании, оценку и одобрение стратегии и бизнес- планов по основным операциям. При этом стратегия и бизнес – планы должны содержать ясные критерии по которым будут отслеживать реализацию стратегии и бизнес – планов на протяжении года, а также промежуточные контрольные показатели.

б) Предлагается включить положения, делающие акцент на функции совета директоров по обеспечению создания в обществе системы управления рисками и внутреннего контроля. Во внутренних документах общества рекомендуется закрепить обязанность членов совета оценивать социальные, этические. Экологические и иные нефинансовые риски, которым подвержена компания, устанавливать пределы таких рисков и требовать от исполнительного органа отчёта об управлении этими рисками.

См.: Беликов И.В. Вопросы деятельности совета директоров в новой редакции кодекса корпоративного поведения. «Акционерное общество: вопросы корпоративного управления», 2006, №3, с.4-9

в) в число рекомендованных функций совета директоров также предлагается включить следующие:

- выработка политики замещения членов исполнительного органа общества;

- утверждение условий договоров с генеральным директором (управляющей организацией, управляющим) и членами правления общества.

Кроме того, ряд авторов предлагает дополнить функции совета директоров отдельным положением о защите прав миноритарных акционеров41. Однако утверждение о том, что при этом «станет неизбежным включение в совет директоров представителя миноритарных акционеров по аналогии с представителем владельца “золотой акции», представляется ошибочным, поскольку расширение функций совета директоров не влечёт за собой необходимость увеличения его состава. Представляется более целесообразным введение правовой нормы об обязательном представительстве интересов миноритарных акционеров в совете директоров, количество которых должно определяться исходя из численности акционеров и доли миноритарных акционеров.

2.3. Роль совета директоров в предотвращении и урегулировании корпоративных конфликтов Проблема конфликтов интересов, возникающих между акционерами и органами или лицами, входящими в органы управления общества, является одной из наиболее актуальных по причинам отсутствия независимости совета директоров от крупного акционера, отсутствия устоявшихся традиций ведения бизнеса, о которых писалось выше, а также отсутствия эффективных правовых механизмов, закрепляющих обязанность согласования интересов различных групп заинтересованных лиц. По оценкам некоторых экспертов, стоимость 82 компаний, вовлеченных в корпоративные конфликты в 2006 году, превысила 5,2 млрд долларов. Наиболее конфликтные отрасли — ТЭК и ДПИ, телекоммуникации и машиностроение. За период с 1 января по 10 марта 2007 года текущих корпоративных конфликтов уже 104 — на сумму (оценочно) 6,9 млрд долларов42.

Основное возникающее противоречие конфликта интересов менеджеров и акционеров сводится к стремлению акционеров к максимизации стоимости акций и/или получению значительных дивидендов, а менеджеров (лиц, входящих в органы управления общества) – к увеличению расходов на выплату вознаграждений, а также увеличению возможностей своего влияния на бизнес 43. При этом менеджеры в силу своего служебного положения обладают конфиденциальной информацией и осведомлены значительно лучше акционеров о положении дел, в том числе в отношении прибыли. А акционеры могут получить отчет об их деятельности только на годовом общем собрании.

В такой ситуации менеджеры остаются недосягаемыми для реального контроля со стороны акционеров. В такой ситуации основную роль в обеспечении контроля над деятельностью исполнительных органов призван играть совет директоров.

Совет директоров, являясь центральным звеном внутреннего корпоративного управления общества, безусловно, способен в ряде случаев предотвратить и урегулировать корпоративный конфликт. Для решения этих задач кодекс корпоративного поведения рекомендует (п.2.1.2.) совету директоров сформировать из числа своих членов специальный комитет по урегулированию корпоративных конфликтов.

При этом отмечается, что основной задачей органов общества в процессе урегулирования корпоративного конфликта является поиск такого решения, которое, являясь законным и обоснованным, отвечало бы интересам общества. Работу по См. Горчаков В. Акционерная мелочь.//ac.tulanews.ru «Эксперт», №15, 16.04.2007.

См.: Кирилин А.В. Совет директоров и исполнительный орган акционерного общества: компетенция и ответственность// www.businessmix.ru урегулированию конфликта рекомендуется проводить при непосредственном участии акционера путем прямых переговоров или переписки с ним.

В случае необходимости между обществом и акционером может быть подписано соглашение об урегулировании корпоративного конфликта. (п.2.1.3.).

На практике некоторые акционерные общества принимают внутренние документы, предусматривающие возможность заключения между обществом и акционером соглашения об урегулировании корпоративного конфликта, например АКБ «Банк Москвы»44; ОАО «Чепецкий механический завод»45; ОАО Машиностроительный завод г.

Электросталь»46 Однако, чаще всего они не предусматривают механизмов урегулирования конфликтов, ограничиваясь общими нормами аналогичными тем, что рекомендованы Кодексом корпоративного поведения. Что касается фактов урегулирования корпоративных конфликтов посредством заключения таких соглашений, то в общедоступных источниках такая информация отсутствует.

Одним из путей решения урегулирования корпоративных конфликтов между акционерами является подробное и эффективное урегулирование процедуры поглощения компании, то есть приобретения одним лицом или группой связанных между собой лиц контрольного или хотя бы крупного пакета акций компании. Механизм такого регулирования должен обеспечить соблюдение баланса интересов приобретателя акций, «старых» акционеров и менеджмента компании. При грамотном выстраивании подобного механизма можно добиться того, что недобросовестный захват станет более затратным и рискованным, а значит, менее выгодным мероприятием, чем правомерное, юридически чистое поглощение.

Именно в целях создания механизма урегулирования корпоративных конфликтов в январе 2006 г. был принят Федеральный закон №7-ФЗ от 05.01.2006 г.

«О внесении изменений в ФЗ «Об акционерных обществах», суть которых состоит в следующем:

- совершение публичной оферты акционерам со стороны лица, имеющего намерение приобрести более 30% общего количества обыкновенных и привилегированных акций, в том числе перечень информации, предоставление которой является обязательным (ст.84.1);

- совершение обязательного предложения о приобретении акций открытого акционерного общества для лица, которое приобрело более 30% общего количества акций, с учётом акций принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам, в течение 35 дней с момента внесения соответствующей приходной записи по счёту депо (ст. 84.2);

- направление конкурирующего предложения о покупке акций ( ст.84.5);

- совершение обязательного выкупа акций лицом, ставшим владельцем более 95% общего количества акций, по требованию их владельцев (ст.84.7);

- право лица, ставшего владельцем более 95% общего количества акций ( с учётом акций принадлежащих этому лицу и его аффилированным лицам) выкупить остальные акции (ст.84.8).

Детальный анализ принятых норм не может быть осуществлён в рамках настоящей работы, однако последней новелле, закрепляющей механизм принудительного выкупа акций у миноритарных ационеров, хочется уделить особое внимание. Идея принудительного выкупа не нова, такой механизм используется во Франции, Германии и некоторых других странах. Однако её российское воплощение содержит целый ряд существенных особенностей.

Во-первых, она позволяет лишить акционера собственности без решения суда, что противоречит ч.3 ст. 35 Конституции РФ. Не вызывает сомнений, что норма статьи 84.8 ФЗ “Об акционерных обществах” в части касающейся выкупа акций миноритариев без их См.п.1.2.3 главы 9 «Кодекса корпоративного поведения АКБ «Банк Москвы»//www.mmbank.ru См. п.5.8.«Кодекса корпоративного поведения ОАО «Чепецкий механический завод»// www.chmz.net/ru См. п.5.8. «Кодекса корпоративной этики и поведения ОАО «Чепецкий механический завод»//www.elemash.ru согласия, при отсутствии соответствующего судебного решения, будет со временем признана неконституционной. Кроме этого, при принудительном отчуждении акций нарушается признанное гражданским законодательством (ст.1 ГК РФ) равенство участников правоотношений, свобода договора – возможность определять условия заключаемой сделки и избирать своего партнёра.

Во- вторых, механизм реализации права выкупа акций владельцем более чем 95%го пакета акций допускает возможность выкупа акций по заниженной цене в связи с тем, что цена выкупа осуществляется “по цене не ниже рыночной стоимости”, однако на какой момент не указано, что в случае существенного изменения цен позволит рассчитать исходя из максимально низкой, и возможно случайной цены. Кроме того, выбор момента, с учётом колебаний курса акций, также позволит мажоритарному акционеру минимизировать расходы на выкуп. Кроме того, выбранные величины, меньше которых не может быть цена выкупаемых акций, а именно - цены, по которой ценные бумаги приобретались на основании добровольного или обязательного предложения, наибольшей цены, по которой лицо, приобрело либо обязалось приобрести эти ценные бумаги после истечения срока принятия добровольного или обязательного предложения, также могут не отражать рыночной ситуации на момент продажи. Кроме того, рыночная цена легко может быть “сформирована” профессиональными игроками на “нужном” уровне.

Оценка акций, которые не включены в котировальные списки бирж, будет сопряжена со значительными злоупотреблениями, в связи с тем, что манипулирование финансовой отчётностью, в том числе с целью уменьшения размера активов обществ, носит массовый характер и не контролируется государством. Помимо этого, оценивая механизм выплаты стоимости принудительно выкупаемых у миноритарного акционера акций, нельзя не учитывать тот факт, что мажоритарные акционеры в России практиковали различные способы уменьшения стоимости компаний. Например, за счет трансфертного ценообразования из многих компаний прибыль выводилась в течение нескольких лет. Поэтому, даже когда оценщик действует непредвзято, оценка будет максимально низкой.

В-третьих, административный контроль за совершением сделок по принудительному выкупу акций не способен защитить права миноритариев, во всяком случае тех, которые владеют акциями, не включёнными в котировальные списки бирж, так как предложение о выкупе, направляемое акционерам может быть отправлено одновременно с уведомлением в органы ФСФР о предстоящей сделке (ст.84.9). Так что действия органов ФСФР в случае нарушения прав акционеров не могут носить в данном случае превентивного характера, а будут направлены на минимизацию последствий незаконных действий. Следует отметить, что права миноритариев, владеющих акциями, продаваемыми на бирже, будут защищены куда лучше, поскольку мажоритарному акционеру надлежит после уведомления органа ФСФР подождать 15 дней и только в случае отсутствия предписания об устранении нарушений направлять предложение акционерам.

Именно такой способ правового регулирования предопределён значимостью для государства того, как перераспределяются активы наиболее крупных российских компаний, а также значительным числом иностранных компаний, владеющих мелкими пакетами акций крупных российских компаний.

В-четвёртых, право на судебную защиту владельца ценных бумаг, не согласившегося с ценой выкупаемых ценных бумаг, может быть реализовано “в течение шести месяцев со дня, когда такой владелец ценных бумаг узнал о списании с его лицевого счета (счета депо) выкупаемых ценных бумаг. Предъявление владельцем ценных бумаг указанного иска в арбитражный суд не является основанием для приостановления выкупа ценных бумаг или признания его недействительным” (абз5 п.4 ст.84.8).

Реально владелец акций ставится перед фактом о том, что акциями он уже не владеет, их стоимость составляет энную сумму, и он может оспорить уже совершённую сделку. Здесь важно понимать, что лишившееся акций лицо должно понести расходы в связи с обращением в суд, акции могут быть неоднократно переданы третьим лицам, что существенно затруднит или сделает невозможным их истребование, присуждённая компенсация не обязательно будет выплачена и не факт, что она компенсирует все понесённые издержки.

Кроме того, весной 2007 года в Государственной думе РФ прошёл первое чтение правительственный пакет поправок, направленный на совершенствование корпоративного законодательства, разработанный Минэкономразвития. Основной целью предложенных новаций является противодействие рейдерской деятельности. Внесённый законопроект направлен на совершенствование действующего арбитражного процессуального законодательства в части разрешения и предотвращения корпоративных споров, а также нормативно правового регулирования деятельности акционерных обществ, товариществ и кооперативов в части разрешения и предотвращения корпоративных споров.

Наиболее важные предлагаемые им новации 47 таковы:

- введение понятия “корпоративный спор” и выделение корпоративных споров в отдельную категорию дел;

- ограничение введения возможности обеспечительных мер по корпоративным спорам – только судом арбитражным судом по месту нахождения юридического лица;

- обязательное соединение в одно производство тесно связанных между собой требований, вытекающих из одного корпоративного спора. Кроме того, на заявителей и истцов налагается обязанность уведомлять о готовящемся или инициированном судебном разбирательстве, связанном с корпоративным спором;

-сокращение сроков исковой давности при оспаривании решений органов управления общества;

- предварительный судебный контроль за проведением внеочередного собрания акционеров, предусматривающий прерогативу суда обязать созвать общее собрание, в случае неправомерного отказа советов директоров в его созыве.

Новые поправки в данный законопроект подготовлены ко второму чтению (осень 2007 г.) Минэкономразвития совместно с Высшим арбитражным судом (ВАС) и Комитетом по собственности. Новые поправки касаются в первую очередь процессуальной части АПК и реестра акционеров. Планируется более четко прописать, что такое реестр и что такое договор на ведение реестра. Помимо этого будут определены права административных и правоохранительных органов на выдачу реестра и выписки из него, а также введена повышенная ответственность самого реестродержателя. Уточняется также правовое регулирование процедур обжалования решений органов управления организации, а также оспаривания крупных сделок и сделок с заинтересованностью.

Кроме того, поправки касаются определения понятия “корпоративный спор”, исключения “произвольной” подсудности, как по территории, так и по подведомственности, устранение противоречивости принимаемых судебных решений.

Предполагается, что данные новации во многом устранят благоприятные условия для ведения корпоративных войн с использованием "административного ресурса" и позволят вывести корпоративное право как цельную систему отношений на другой уровень. Оценивая предложенные новации, необходимо отметить, что в случае качественной проработки и подготовки закона они будут способствовать созданию более простой и более прозрачной системы норм, регулирующих в том числе порядок рассмотрения корпоративных споров. Они усложнят решение задач по враждебному поглощению, однако не смогут их предотвратить в силу специфики институциональной среды в целом.

“Российская газета”, 23.01.2007 г.

2.4. Решения совета директоров в области дивидендной политики Одним из наиболее актуальных и обсуждаемых в настоящее время является вопрос принятия советом директоров решений в области дивидендной политики (см. также раздел 3). Особенностью российской модели корпоративного управления является то, что основной доход, извлекаемый крупным акционером, связан с управлением финансовыми потоками, а не с получением дивидендов. В связи с этим советы директоров большинства компаний, являясь проводниками интересов крупных акционеров, принимают решения о выплате последних эпизодически. В такой ситуации миноритарный акционер оказывается не только устраненным от реального управления предприятием, что свойственно и для стран с более развитой системой корпоративных отношений, но ограниченным в другом своем базовом праве – получении дивиденда.

Если учитывать, что численность российских миноритариев сопоставима сейчас с численностью трудоспособного населения страны, то можно утверждать, что именно решения советов директоров (крупнейших акционеров, что чаще всего синонимично) в области дивидендной политики являются одним из серьёзных препятствий на пути развития финансового рынка и привлечения внутренних инвестиций.

Правовой основой существования такой ситуации является наделение правомочиями по принятию решения о выплате (объявлении) размера дивидендов, их размере и форме выплаты общее собрание акционеров (п. 3 ст.42 ФЗ «Об АО») с одновременным их ограничением относительно размера дивидендов, рекомендациями совета директоров (п.9 ст.65).

Кодекс корпоративного поведения (п. 1.1.2.) рекомендует акционерным обществам, принимая Положения о дивидендной политике, исходить из необходимости обеспечения прозрачности механизма определения размера дивидендов и их выплаты. Поэтому в Положении рекомендуется формулировать не только общие задачи но и конкретные основанные на законах и подзаконных актах правила, регламентирующие порядок расчета чистой прибыли и определения части прибыли, направляемой на выплату дивидендов, условия их выплаты, порядок расчета размера дивидендов по акциям, размер дивидендов по которым уставом общества не определен, минимальный размер дивидендов по акциям разных категорий (типов), порядок выплаты дивидендов, в том числе сроки, место и форма их выплаты.

В Положении о дивидендной политике рекомендуется также установить порядок определения минимальной доли чистой прибыли общества, направляемой на выплату дивидендов, и условия, при которых не выплачиваются или не полностью выплачиваются дивиденды по привилегированным акциям, размер дивидендов по которым определен в уставе общества.

Кроме того, акционерным обществам рекомендуется (п. 1.1.3.) информировать акционеров и иных заинтересованных лиц о своей дивидендной политике, учитывая ее большое значение для принятия инвестиционных решений. В этих целях сведения о дивидендной политике общества и вносимых в нее изменениях рекомендуется публиковать в периодическом издании.

Рассмотрим, как российские акционерные общества на практике регламентируют размер выплачиваемых дивидендов, на нескольких примерах:

1. ОАО «ЛУКОЙЛ» является первой российской компанией, опубликовавшей положение о своей дивидендной политике. Действующее в настоящее время положение предусматривает, что «Совет директоров Компании при определении рекомендуемого общему собранию акционеров размера дивиденда (в расчете на одну акцию) и соответствующей доли чистой прибыли Компании, направляемой на дивидендные выплаты, исходит из того, что сумма средств, направляемая на дивидендные выплаты, должна составлять не менее 15% чистой прибыли, определяемой на основе консолидированной финансовой отчетности ОАО «ЛУКОЙЛ», составленной в соответствии с Общепринятыми Принципами Бухгалтерского Учета (ОПБУ) США и пересчитанной в рубли по курсу ЦБ РФ на конец отчетного периода»48.

2. ОАО «Уралсвязьинформ» в своём Положении о дивидендной политике предусматривает, что «Сумма, рекомендуемая Советом директоров Общества в качестве дивиденда по каждой обыкновенной акции составляет не менее 10 процентов от чистой прибыли Общества по итогам последнего финансового года, разделенная на число обыкновенных акций Общества, по которым в соответствии с действующим законодательством РФ могут быть начислены дивиденды»49.

3. ОАО «Фондовая биржа РТС», регламентирует порядок определения размера дивидендов следующим образом:

«4.2. Доходность дивидендов, рассчитывающаяся как отношение общей суммы дивидендов к номинальной стоимости акций всех категорий (типов), не может превышать доходности (рентабельности) собственного капитала Общества, рассчитываемой как отношение чистой прибыли к собственному капиталу.

4.3. Условия п. 4.2. могут быть изменены Советом директоров Общества в случае, если его выполнение оказывает существенное препятствие росту капитализации.

4.4. Общая сумма начисленных годовых дивидендов должна составлять не менее 10 (Десяти) процентов чистой прибыли, полученной Обществом за отчетный финансовый год».50

4. ОАО Концерн «Калина» г. Екатеринбург. Положение о дивидендной политике общества предусматривает, что «Совет директоров Общества при определении рекомендуемого Общему собранию акционеров размера дивиденда (в расчете на одну акцию) и соответствующей доли чистой прибыли Общества, направляемой на дивидендные выплаты, исходит из того, что на выплату дивидендов направляется не менее 20% чистой прибыли Общества. При этом Совет директоров Общества вправе рекомендовать Общему собранию акционеров дивиденды в размере ниже указанного уровня в случаях возникновения не предусмотренных годовым финансовым планом Общества обстоятельств, которые могут оказать существенное влияние на финансовые результаты и финансовое состояние Общества, (2) необходимости финансирования стратегических проектов по дальнейшему развитию Общества51.

Тем не менее, не редки случаи, когда, принимая положения о дивидендной политике, акционерные общества не определяют минимальных размеров дивидендов, подлежащих выплате в случае наличия чистой прибыли. Так, например, определяется порядок выплаты дивидендов в ОАО «Новосибирский завод химконцентратов».52 Некоторые российские компании выплатили значительные дивиденды своим акционерам (хотя типичные в 2002– 2005 гг. для некоторых компаний миллиардные дивиденды никак не связаны с улучшением корпоративной практики)53.

В абсолютном выражении размер выплаченных дивидендов некоторыми из российских компаний выглядят следующим образом:

Так, Совет директоров ОАО “ТАГМЕТ” рекомендовал годовому собранию акционеров принять решение о выплате дивидендов по результатам деятельности в 2006 году в размере 0,02 руб. на одну обыкновенную акцию номиналом 1 руб., или 10,174 млн руб. в общей сумме.54 Совет директоров ОАО “Седьмой континент” рекомендовал собранию акционеров выплатить по итогам 2006 г. дивиденды в размере 5 руб. на акцию.

Общий объем выплат составит 375 млн руб.55 Совет директоров “Колэнерго” См. п.3.2 «Положения о дивидендной политике ОАО «ЛУКОЙЛ»// www.lukoil.ru См. п.2.2. «Положения о дивидендной политике ОАО «Уралсвязьинформ»//www.permonline.ru См. «Положение о дивидендной политике ОАО «Фондовая биржа РТС»//fs.rts.ru См. п.3.2 «положения о дивидендной политике ОАО Концерн «Калина» г. Екатеринбург//www.kalina.org Www.nccp.ru Cм. Здесь и далее: «Российская экономика в 2005 году: тенденции и перспективы» ИЭПП, с.470-471 Www.rusbonds.ru Www.nqs.ru рекомендовал годовому общему собранию акционеров компании, назначенному на 13 июня, выплатить дивиденды за 2006 г в размере 0,1285103 руб на 1 обыкновенную акцию номиналом 1 руб и 0,1285103 руб на 1 привилегированную акцию номиналом 1 руб.56 Совет директоров РАО “ЕЭС России” (EESR) рекомендовал годовому общему собранию акционеров компании принять решение не выплачивать дивиденды акционерам за 2006 г.

Как говорится в сообщении компании, такая рекомендация акционерам объясняется тем, что компания в результате переоценки своих финансовых вложений /акций дочерних и зависимых обществ, которые котируются на торговых площадках РТС и ММВБ/ по итогам 2006 г получила чистую прибыль в размере 745,088 млрд руб. Из них 717,657 млрд руб – доходы от переоценки, являющиеся “бумажной” прибылью, которые не обеспечены реальными денежными средствами57.

С 1 декабря 2006 года все госкомпании, существующие в форме акционерных обществ, должны были привести свою дивидендную политику в соответствие с постановлением правительства РФ, подписанным 29 мая 2006 года. Согласно этому постановлению, они обязаны теперь рассчитывать дивиденды, исходя из консолидированной чистой прибыли. При этом теперь определять, какую именно часть прибыли направлять на дивиденды будет правительство, а не компании как это было раньше.

Для изменения ситуации в области дивидендной политики 16.05.2007 года был принят федеральный закон. №76-ФЗ «О внесении изменений в статьи 224,275 и 284 части второй налогового кодекса». Он вступает в законную силу с 01.01.2008 года и предусматривает различные размеры налоговых ставок для различных групп налогоплательщиков, получающих дивиденды.

Так, в частности:

- Налоговая ставка доходов, получаемых физическими лицами, не являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации, в виде дивидендов от долевого участия в деятельности российских организаций, составляет 15 процентов(п. 3 ст.224 Налогового кодекса РФ в ред. Федерального закона от 16.05.2007 N 76-ФЗ)

- Налоговая ставка в отношении доходов от долевого участия в деятельности организаций, полученных в виде дивидендов физическими лицами, являющимися налоговыми резидентами Российской Федерации составляет 9% (п. 4 ст.224 Налогового кодекса, в ред. Федерального закона от 16.05.2007 N 76-ФЗ)

- К налоговой базе (по налогу на прибыль организаций), определяемой по доходам, полученным в виде дивидендов, применяются следующие налоговые ставки:

1) 0 процентов – по доходам, полученным российскими организациями в виде дивидендов при условии, что на день принятия решения о выплате дивидендов получающая дивиденды организация в течение не менее 365 дней непрерывно владеет на праве собственности не менее чем 50-процентным вкладом (долей) в уставном (складочном) капитале (фонде) выплачивающей дивиденды организации или депозитарными расписками, дающими право на получение дивидендов, в сумме, соответствующей не менее 50 процентам общей суммы выплачиваемых организацией дивидендов, и при условии, что стоимость приобретения и (или) получения в соответствии с законодательством Российской Федерации в собственность вклада (доли) в уставном (складочном) капитале (фонде) выплачивающей дивиденды организации или депозитарных расписок, дающих право на получение дивидендов, превышает 500 миллионов рублей.

При этом в случае, если выплачивающая дивиденды организация является иностранной, установленная настоящим подпунктом налоговая ставка применяется в отношении организаций, государство постоянного местонахождения которых не включено в утверждаемый Министерством финансов Российской Федерации перечень государств и территорий, предоставляющих льготный налоговый режим налогообложения Www.advis.ru Www.sia.ru, 28.04.07 и (или) не предусматривающих раскрытия и предоставления информации при проведении финансовых операций (офшорные зоны);

2) 9 процентов – по доходам, полученным в виде дивидендов от российских и иностранных организаций российскими организациями, не указанными в подпункте 1 настоящего пункта;

3) 15 процентов – по доходам, полученным в виде дивидендов от российских организаций иностранными организациями.

(п.3 ст.284 Налогового кодекса РФ, в ред. Федерального закона от 16.05.2007 N 76ФЗ).

При этом ст.275 Налогового кодекса РФ изменяется порядок исчисления налоговой базы по доходам в виде дивидендов при исчислении налога на прибыль организаций.

Фактически тем самым отменён налог на прибыль с дивидендов для крупных российских инвесторов, владеющих акциями и долями в российских и зарубежных компаниях, не менее одного года, при условии, что местом постоянного нахождения компании, выплачивающей дивиденды, не является одна из офшорных зон. Фактически такая ставка налога будет действовать для крупнейших российских холдингов.

По заявлению замминистра финансов РФ С. Шаталова, в результате введения такой нормы бюджет лишится 30 млрд рублей, однако он «надеется, что принятие закона сделает выгодным создание холдингов в России, управление бизнесом из России, а также снизит привлекательность ведения бизнеса через офшоры»58.

В целом правовую регламентацию дивидендной политики акционерных обществ следует оценить как неудовлетворительную. Реализация важнейшего правомочия акционера – права на получение дивидендов - не обеспечена государством. Нормы о необходимости принятия положения о дивидендной политике, содержащего прозрачный механизм определения размера дивидендов, и их выплаты носят рекомендательный характер и потому соблюдаются, нередко частично, лишь узким кругом компаний, включённых в котировальные списки бирж либо проводящих прозрачную корпоративную политику, что не является характерным для большинства российских акционерных обществ.

В целях развития финансового рынка и защиты прав инвесторов и миноритарных акционеров представляется необходимым:

- законодательное закрепление обязанности принятия акционерным обществом положения о дивидендной политике, содержашего прозрачный механизм определения их размера;

- наделение акционеров правом обжалования решений, принятых в области дивидендной политики, нарушающих их интересы.

2.5. Деятельность членов советов директоров Конфликт интересов Конфликта интересов в деятельности членов советов директоров в западном его понимании в России не существует, что в значительной степени связано с наличием контролирующего акционера и порядком формирования совета директоров, о котором подробно писалось выше. Члены совета директоров, представляющие интересы контролирующего акционера, реализуют его волю, то есть в том случае, если интересы контролирующего акционера и акционерного общества совпадают, то член совета директоров представляет их. Если же они различны, то он чаще представляет интересы «Эксперт Online», 22.09.2006 г.

контролирующего акционера, пренебрегая интересами других акционеров. Что касается личного интереса члена совета директоров, то он чаще увязывается с интересами контролирующего акционера перед избранием, в том числе путём неформальных договорённостей.

Вообще следует отметить, что неформальные договорённости в компаниях, где работает в основном российский менеджмент, продолжают оставаться теми пружинами, которые в значительной степени обеспечивают работу всего механизма, что, однако, не исключает соблюдения формальностей, которые считают необходимыми иностранные менеджеры, инвесторы или собственники, а также российские менеджеры, ориентированные на работу с западом и/или размещающие свои акции на бирже.

Что касается нормативно-правового регулирования этого вопроса, то сам термин “конфликт интересов” в ФЗ “Об акционерных обществах” отсутствует, частично вопросы разрешения конфликта интересов урегулированы в разделе XI “Заинтересованность в совершении обществом сделки”.

Ст. 81 ФЗ “об АО”, закрепляет круг лиц и критерии определения “заинтересованности в совершении сделки”. Так, к числу лиц, которые могут иметь заинтересованность в совершении сделки могут быть отнесены помимо членов совета директоров и лиц, осуществляющих функции единоличного исполнительного органа общества, (в том числе управляющей организации или управляющего, члена коллегиального исполнительного органа общества ), акционера общества, имеющего совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества, лица, имеющего право давать обществу обязательные для него указания.

Вышеуказанные лица признаются заинтересованнымив совершении обществом сделки в случаях, если они, их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица:

являются стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

владеют (каждый в отдельности или в совокупности) 20 и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке;

занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной, выгодоприобретателем, посредником или представителем в сделке, а также должности в органах управления управляющей организации такого юридического лица;

в иных случаях, определенных уставом общества.

Ст.

82 ФЗ “Об АО” закрепляет обязанность вышеуказанных лиц довести до сведения совета директоров (наблюдательного совета) общества, ревизионной комиссии (ревизора) общества и аудитора общества информацию:

о юридических лицах, в которых они владеют самостоятельно или совместно со своим аффилированным лицом (лицами) 20 или более процентами голосующих акций (долей, паев);

о юридических лицах, в органах управления которых они занимают должности;

об известных им совершаемых или предполагаемых сделках, в которых они могут быть признаны заинтересованными лицами.

Ст.83-84 ФЗ “Об АО”предусматривают особый порядок заключения таких сделок и последствия несоблюдения требований к сделке, в совершении которой имеется заинтересованность.

Кроме того, имеется общее требование ч. 1 ст.71 ФЗ “Об АО” о том, что “члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества (директор, генеральный директор), временный единоличный исполнительный орган, члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно управляющая организация или управляющий при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества, осуществлять свои права и исполнять обязанности в отношении общества добросовестно и разумно”.

Согласно п. 2.1. 2 Кодекса корпоративного поведения «основанием сомневаться в том, что член совета директоров будет действовать в интересах общества, является наличие у него конфликта интересов. В частности, не рекомендуется избирать в совет директоров лицо, являющееся участником, генеральным директором (управляющим), членом органа управления или работником юридического лица, конкурирующего с обществом. К возникновению конфликта интересов, может привести заключение сделок, в которых член совета директоров прямо или косвенно заинтересован, приобретение акций (долей) конкурирующих с обществом юридических лиц, а также занятие должностей в таких юридических лицах либо установление с ними договорных отношений.

Поэтому Кодекс корпоративного поведения рекомендует (п.3.1.4.) членам совета директоров воздерживаться от действий, которые приведут или потенциально способны привести к возникновению конфликта между их интересами и интересами общества, а в случае наличия или возникновения такого конфликта – раскрывать информацию о нем совету директоров и принимать меры к соблюдению порядка совершения действий или заключения сделок, в которых у члена совета директоров есть заинтересованность. Кроме этого, члену совета директоров рекомендуется воздерживаться от голосования по вопросам, в принятии решений по которым у него имеется личная заинтересованность.

Формальные требования кодекса корпоративного поведения крупные компании предпочитают соблюдать, однако заключение сделок, в которой член совета директоров прямо или косвенно заинтересован, продолжают оставаться обычной российской практикой.

По мнению ряда исследователей, конфликт интересов члена совета директоров возникает в любом случае, если он является членом исполнительного органа акционерного общества в связи с совмещением лицом функций контроля и исполнения.59 Их оппоненты, считают, что, только включив членов исполнительных органов в состав совета директоров, можно обеспечить их заинтересованность в достижении целей и реализации задач, поставленных советом директоров. Следует отметить, что заинтересованность членов исполнительных органов может быть обеспечена за счёт опционов на покупку акций компании либо за счёт определения вознаграждения в зависимости от результатов деятельности компании.

В целом до изменения порядка формирования советов директоров и/или существенного изменения уровня концентрации акционерного капитала “конфликт интересов” члена совета директоров является лишь оборотом речи, используемым для демонстрации приверженности России западным стандартам наилучшей практики корпоративного управления.

Использование инсайдерской информации

Одним из наиболее важных и актуальных вопросов, касающихся деятельности членов совета директоров, является вопрос использования в личных интересах или в интересах третьих лиц конфиденциальной информации об обществе и инсайдерской информации. Его актуальность обусловлена развитием финансового рынка, дальнейшее развитие которого требует принятия и реализации мер, направленных на защиту интересов российских и иностранных инвесторов, деловой репутации компаний, акции которых торгуются на бирже, обеспечение равной конкуренции участников рынка.

Инсайд в настоящее время является одним из наиболее прибыльных нерыночных способов получения прибыли. Генеральный директор финансовой компании «Файнекс»

См. здесь и далее: Дедов Д.И. Конфликт интересов. М, Волтерс Клувер, 2004, с.167 (Омск) С.Гаранина считает, что инсайд — характерная черта российского фондового рынка, «…причем наибольшая опасность, которая выражается в утечке информации, исходит именно от государственных органов». В то же время, по мнению М.Шмелева, главного экономиста «Банковского дома «Лугинин и партнеры» (Новосибирск), «наиболее успешные инвестиционные решения на фондовом рынке на 20% базируются на инсайде, а на 80% — на анализе рынка. В сделках по слияниям и поглощениям он используется систематически»60.

В качестве примера менеджерского инсайда «Эксперт» называет ажиотаж вокруг акций «Газпрома» и «Сибнефти» за две недели перед заявлением об их слиянии.

В результате к моменту официального сообщения об этом их котировки выросли существенно. Директор ЗАО «Октан-Брокер» (Омск) С.Золотарев отмечает странное поведение акций «Сибнефти» перед поглощением «Газпромом»: «Буквально за день отмечались взлеты и падения, волатильность в десятки процентов — понятно, что информация была на рынке и кто-то умело ей воспользовался». По мнению исполнительного директора ФК «ИНТЕЛЛЕКТ-КАПИТАЛ» (Кемерово) П.Тарасова, члены совета директоров «Газпрома» заработали на инсайде 10–15% от суммы инвестиций (так как котировки выросли примерно на столько же).

В качестве примера использования инсайдерской информации часто приводится приводит «дело ЮКОСа». 61 В 2003 году, сразу после ареста главы ЮКОСа М.

Ходорковского, рынок мгновенно обрушился на 18%. Позитивные заявления чиновников после этого события вызывали краткосрочный рост котировок акций компании. Знание заранее точного времени появления такой информации способно было обеспечить получение значительного дохода от разницы котировок.

Между тем в России привлечь к ответственности за инсайдерскую торговлю сегодня невозможно62, хотя любой участник рынка осведомлён о фактах совершения таких операций. В законодательстве нет определений понятий «инсайдер» и «инсайдерская информация». Вместо них в законе «О рынке ценных бумаг» существует понятие «служебной информации» (ст.31), под которой понимается «любая не являющаяся общедоступной информация об эмитенте и выпущенных им эмиссионных ценных бумагах, которая ставит лиц, обладающих в силу своего служебного положения, трудовых обязанностей или договора, заключенного с эмитентом, такой информацией, в преимущественное положение по сравнению с другими субъектами рынка ценных бумаг».

Статья 33 запрещает совершение сделок с ее использованием.

К лицам, располагающим служебной информацией, статья 32 ФЗ «О рынке ценных бумаг» относит:

- членов органов управления эмитента или профессионального участника рынка ценных бумаг, связанных с этим эмитентом договором;

- аудиторов эмитента или профессионального участника рынка ценных бумаг, связанных с этим эмитентом договором;

- служащих государственных органов, имеющих в силу контрольных, надзорных и иных полномочий доступ к указанной информации.

При этом позиция ФСФР, характерная для последних лет, состоит в том, что понятие «служебной информации» является слишком узким, а штрафы за ее использование – слишком маленькими, а полномочия самой ФСФР по выявлению нарушений в этой сфере очень ограниченными.

Одним из примеров недобросовестной торговли является манипулирование ценами со стороны крупных или особо активных участников рынка. Манипулирование способствует неадекватному формированию спроса на ценные бумаги или их Цит. по: Эксперт Сибирь, № 9. 06.03.2006 См., например: Купцова А. Доходная информация. Эксперт Сибирь, № 9. 06.03.2006 См. здесь и далее: «Закон «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком»- повышение доверия к российскому финансовому рынку /www.fcsm.ru предложения, что нарушает справедливость ценообразования и, в конечном счете, влечет убытки инвесторов.

Согласно ч.2 ст.51 ФЗ «О рынке ценных бумаг», под манипулированием ценами понимаются «действия, совершаемые для создания видимости повышения и/или понижения цен и/или торговой активности на рынке ценных бумаг относительно существующего уровня цен и/или существующей торговой активности на рынке ценных бумаг, с целью побудить инвесторов продавать или приобретать публично размещаемые и/или публично обращаемые ценные бумаги, в том числе:

- распространение ложной или недостоверной информации;

- совершение сделок с ценными бумагами на торгах фондовых бирж и иных организаторов торговли на рынке ценных бумаг, в результате которых не меняется владелец этих ценных бумаг;

- одновременное выставление поручений на покупку и продажу ценных бумаг по ценам, имеющим существенное отклонение от текущих рыночных цен по аналогичным сделкам;

- соглашение двух или нескольких участников торгов или их представителей о покупке (продаже) ценных бумаг по ценам, имеющим существенное отклонение от текущих рыночных цен по аналогичным сделкам.

Совершение указанных действий профессиональными участниками рынка ценных бумаг является основанием для приостановления или аннулирования выданного им разрешения, а также иных санкций, предусмотренных для членов саморегулируемых организаций».

Законопроект «Об инсайдерской информации» был внесён в Государственную думу ещё в октябре 2000 г., однако в июне 2004 года он был отклонён постановлением № 668IV-ГД. При этом в заключении на законопроект было отмечено, что отношения, подлежащие регулированию в соответствии с законопроектом, могут быть урегулированы посредством внесения изменений в ФЗ «О рынке ценных бумаг». Однако до настоящего времени такие изменения в закон не внесены.

В связи с этим Федеральная служба по финансовым рынкам определяет разработку проекта закона «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком» в качестве одного из приоритетов законотворческой деятельности. Закон должен прежде всего определить понятие «инсайдерская информация» (причем определение должно быть четким, но не чрезмерно узким); закрепить точный перечень запретных действий с использованием инсайдерской информации в числе которых: противоправность прямого осуществления сделок с ценными бумагами на основе такой информации, а также передачи ее третьим лицам для совершения ими подобных сделок.

Кроме того, подлежит определению и понятие «инсайдер». По мнению ФСФР, к ним должны быть отнесены прежде всего, сами компании-эмитенты, их должностные лица и члены органов управления, их сотрудники, имеющие в силу своих служебных обязанностей доступ к важной и необщедоступной информации о компании, а также крупные акционеры. Далее, это служащие государственных органов, которые могут располагать очень важными сведениями, недоступными для участников рынка. Это также аудиторы, оценщики, консультанты, андеррайтеры и другие профессиональные участники рынка ценных бумаг, в силу договорных отношений с компанией знающие о ней больше, чем широкая публика, а равно и сотрудники таких организаций. Необходимо определить права и обязанности этих лиц в отношении инсайдерской информации – например, эмитенты будут обязаны раскрывать такую информацию.

Следующий блок проблем, подлежащий урегулированию в рамках закона «Об инсайдерской информации и манипулировании рынком», связан с полномочиями регулятора. ФСФР России сознает опасность слишком жесткого регулирования и считает необходимым четко определить меру своих полномочий, чтобы иметь право проверять инсайдеров, получать от них объяснения, истребовать документы. С другой стороны, наряду с выявлением и пресечением нарушений необходимо также направить усилия на предотвращение инсайдерской торговли.

Что касается манипулирования ценами, то оно до некоторой степени урегулировано действующим законом «О рынке ценных бумаг», однако это регулирование также недостаточно. Определение манипулирования в законе слишком узко, полномочия ФСФР России по выявлению и доказыванию фактов манипулирования недостаточны, а ответственность за эти нарушения ограничена только лишь приостановлением или аннулированием лицензии профессионального участника рынка ценных бумаг, - не предусмотрены даже административные штрафы, не говоря уже об уголовной ответственности.

Необходимо дать более широкое определение манипулирования ценами, расширить перечень его признаков. В частности, ФСФР в качестве примеров манипулирования приводит следующие ситуации: в торговой системе одновременно присутствуют заявки на покупку и на продажу от одного лица по одинаковой цене (или цена покупки выше, чем цена продажи); участник торгов регулярно выставляет заявки на покупку с максимальной ценой или заявки на продажу с минимальной ценой, что ведет к существенному росту (или, соответственно, падению) цен, и т. п. Следует определить перечень лиц, имеющих возможность манипулирования ценами, а также полномочия регулятора по выявлению и пресечению подобной практики.

Во избежание незаконного использования инсайдерской информации Кодекс корпоративного поведения рекомендует (п.3.3) членам совета директоров принимать меры для защиты такой информации.

К числу таких мер относится:

- запрет для членов совета директоров, имеющих доступ к конфиденциальной информации об обществе, сообщать ее иным лицам, не имеющим доступа к такой информации, а также использовать ее в своих интересах или в интересах других лиц, закреплённый во внутреннем документе общества;

- ответственность за несоблюдение этого требования в договоре с членом совета директоров;

- обязанность членов совета директоров письменно уведомлять совет директоров, в частности, о намерении совершить сделки с ценными бумагами общества или его дочерних (зависимых) обществ, а также раскрывать информацию о совершенных ими сделках с такими ценными бумагами в порядке, установленном для раскрытия информации о существенных фактах;

- обязанность членов советов директоров не разглашать конфиденциальную и инсайдерскую информацию в течение 10 лет после завершения работы в обществе, закреплённая в договорах с членами совета директоров.

Число акционерных обществ, принявших положения об инсайдерской информации, на сегодняшний день невелико, значительную часть среди них составляют энергоснабжающие и энергосбытовые компании, в числе которых ОАО «Тамбовэнерго»

63, «Ленэнерго», «Иркутскэнерго», «Вологодская сбытовая компания»», «Мосэнерго» и другие.

В настоящее время правительством РФ подготовлен законопроект, увеличивающий штрафы за манипуляции рынком ценных бумаг, в числе которых использование инсайдерской информации. В настоящее время размер административного штрафа для должностных лиц составляет от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда (ст.15.21 Кодекса об административных нарушениях). Если поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП) будут приняты, штраф за недобросовестную конкуренцию составит для должностных лиц- 200 МРОТ (20 тыс. руб.), а для юридических – 10 тыс. МРОТ (1 млн. руб.). Между тем, по словам заместителя председателя комитета Государственной думы по кредитным организациям и финансовым См. подробнее: Положения об инсайдерской информации//te.tmb.ru рынкам А.Аксакова, недобросовестные биржевики и чиновники зарабатывают на инсайде десятки миллионов долларов ежегодно 64. Таким образом, проблема несоответствия выгод получаемых от нарушения закона и размера штрафных санкций за его нарушение очевидна и, безусловно, требует своего решения.

Кроме того, разработанные ещё весной 2006 года поправки к уголовному кодексу и Кодексу об административных нарушениях, предусматривающие уголовные и административные санкции против инсайдеров, по словам А. Аксакова “до сих пор не согласованы с экспертами Минфина и Минэкономики и поэтому не выносятся на рассмотрение”.

За 2005 год ФСФР России было возбуждено 395 дел об административных правонарушениях в области финансовых рынков. В результате принимаемых мер в 2005 году с юридических лиц, совершивших административные правонарушения на рынке ценных бумаг в 2005 году, взыскано 2 585 000 рублей65. При этом данных о количестве правонарушений в сфере незаконного использования инсайдерской информации и о размере взысканных по ним штрафов не приводится. Однако, учитывая количество и специфику составов административных нарушений, отнесённых в подведомственности ФСФР, доля правонарушений, связанных с использованием инсайдерской информации, не может быть значительной. По данным ФСФР, в 2006 году большинство нарушений (59,2%) совершается в области раскрытия информации. На втором месте (22,1%) нарушения, касающиеся недобросовестной эмиссии.66 Отдельного внимания заслуживает использование инсайдерской информации, связанной с повышением рейтинга России международным агентством Standard & Poor’s 27 января 2004 года. За 25 минут до этого события на российских биржах внезапно стали покупать акции и государственные ценные бумаги. Интерес к российскому фондовому рынку резко возрос и на европейских фондовых площадках, где повысился спрос на еврооблигации. Когда на официальном сайте была опубликована информация о том, что кредитный рейтинг России по обязательствам в иностранной валюте повышен до уровня ВВ+, а по обязательствам в национальной валюте — до низшей ступени инвестиционного уровня ВВВ — / А-3, уровень продаж резко возрос. В такой ситуации говорить о перспективе сколько-нибудь серьёзной защиты инвесторов, акционеров, компаний от инсайдеров пока не представляется возможным.

Выплата вознаграждения членам советов директоров

Согласно результатам исследования информационной прозрачности, проведённого рейтинговой компанией Standard&Poors, в ходе которого оценивались 70 российских компаний, наименее раскрываемым российскими предприятиями компонентом информации являются сведения о вознаграждении директоров.67 Так, информация о процессе принятия решений о выплате вознаграждения членам Совета директоров была раскрыта 67% компаний, о форме вознаграждения членов Совета директоров – 58% компаний, об особенностях вознаграждения членов Совета директоров – 54% компаний, включённых в рейтинг.

Вознаграждение и (или) компенсация расходов, связанных с исполнением членами советов директоров своих функций может быть выплачено по решению общего собрания акционеров. Размеры таких вознаграждений и компенсаций устанавливаются решением См.: Новые известия, 06.10.2006 Отчёт о результатах деятельности ФСФР в 2005 году// www. Fcsm.ru РБК 01.12.2006// www.tpprf См.: Исследование информационной позрачности российских компаний в 2006 г.: скромные успехи на фоне всеобщего стремления к IPO/ www.nccq.ru-file.ru общего собрания акционеров (п.2 ст.64 ФЗ «Об акционерных обществах»). Правовая природа этого вознаграждения законом не определена в отличие от того, как это сделано в отношении генерального директора и членов правления общества (п.3 ст.69).

Законодательство допускает возможность и безвозмездного исполнения обязанностей члена совета директоров. По мнению некоторых авторов, вознаграждение членов совета должно быть предусмотрено, причём его размер должен быть таким, чтобы подчинить интересы членов совета исключительно интересам общества и никому больше68.

Кодекс корпоративного поведения рекомендует, чтобы вознаграждение членов совета директоров было равным для всех членов совета директоров; чтобы размер вознаграждений всех членов совета директоров был единым независимо от того, является ли член совета директоров исполнительным, неисполнительным или независимым директором. Критерии определения размера вознаграждения членов совета директоров должны разрабатываться комитетом совета директоров по кадрам и вознаграждениям и одобряться советом директоров. Поскольку данные критерии оказывают существенное влияние на деятельность совета директоров, рекомендуется включить их во внутренний документ общества, регулирующий деятельность совета директоров. Тем самым, согласно выводам Кодекса корпоративного поведения, будет создан прозрачный и доступный для акционеров механизм контроля за деятельностью членов совета директоров и назначения им вознаграждения. А в годовом отчете общества рекомендуется отражать результаты оценки деятельности совета директоров, а также информацию об общей сумме, выплаченной в качестве вознаграждения и (или) компенсаций членам совета директоров.

На практике в подавляющем большинстве компаний существует лишь компенсация затрат, связанных с исполнением неисполнительными директорами своих обязанностей69.

Вознаграждения за работу в совете директоров его членам, как правило, не выплачиваются или выплачиваются в крайне незначительном размере. Основной причиной является непосредственное участие крупных контролирующих собственников в управлении. В советах директоров таких компаний большинство членов советов составляют представители менеджмента и контролирующие акционеры, полагающие, что участие в совете является частью их обязанностей по отношению к компании, а вознаграждение за эту работу – частью общего вознаграждения.

Тем не менее небольшая группа российских компаний, особенно прошедших листинг на западных биржах или готовящихся к публичному размещению своих акций, стала менять своё отношение к вопросам выплаты вознаграждения. Главным образом это связано с желанием привлечения значительных средств западных портфельных инвесторов и расширения своей деятельности на глобальном уровне. «Норильский Никель» первым публично раскрыл размер вознаграждения каждого члена совета индивидуально, РАО «ЕЭС» первым внедрило правила сделок с акциями компании, участниками которых являются ее высшие менеджеры и члены совета директоров.

По мнению экспертов, компании, ожидающие от членов своих советов директоров реального вклада в обеспечение успешного развития компании должны учитывать следующие факторы:

- сопоставимость уровня вознаграждений членов советов директоров компании с размерами вознаграждений членов советов директоров в компаниях- конкурентах;

- зависимость размера вознаграждения члена совета директоров от результатов деятельности компании и личного вклада в работу совета директоров каждого члена совета;

- зависимость размера вознаграждения членов совета директоров как от краткосрочных, так и долгосрочных показателей деятельности компании.

Брилон Н.В. Финансирование деятельности совета директоров общества. - Акционерное общество:

вопросы корпоративного управления», 2005, № 3, с. 36 См.: Беликов И.В., Коротецкий И.В. Практика выплаты вознаграждений членам совета директоров. Акционерное общество: вопросы корпоративного управления, 2005, № 3, с. 21-25 Рассмотрим, как на практике акционерные общества определяют размер вознаграждений и компенсаций, выплачиваемых членам советов директоров на нескольких примерах.

Открытое акционерное общество «Тамбовэнерго». «Положение о выплате 1) членам совета директоров ОАО «Тамбовэнерго» вознаграждений и компенсаций»

предусматривает следующий порядок70:

- За участие в заседании Совета директоров, проводимого в заочной форме (путем заполнения опросного листа) члену Совета директоров Общества выплачивается вознаграждение в размере суммы, эквивалентной 3 минимальным месячным тарифным ставкам рабочего первого разряда, установленным отраслевым тарифным соглашением в электроэнергетическом комплексе РФ (далее – Соглашение) на день проведения заседания Совета директоров Общества, с учетом индексации, установленной Соглашением, в течение семи календарных дней после проведения заседания Совета директоров Общества.

- За участие в заседании Совета директоров, проводимого в форме совместного присутствия, члену Совета директоров Общества выплачивается вознаграждение в размере суммы, эквивалентной 6 минимальным месячным тарифным ставкам рабочего первого разряда, установленным отраслевым тарифным соглашением в электроэнергетическом комплексе РФ (далее – Соглашение) на день проведения заседания Совета директоров Общества, с учетом индексации, установленной Соглашением, в течение семи календарных дней после проведения заседания Совета директоров Общества.

Членам Совета выплачивается дополнительное вознаграждение за показатель чистой прибыли Общества по данным годовой бухгалтерской отчетности, утвержденной общим собранием акционеров Общества.

Размер вознаграждения, выплачиваемый каждому члену Совета, определяется по следующей формуле:71 ЧП * n, где S= 200 *x * m S – сумма дополнительного вознаграждения одного члена Совета директоров по результатам финансового года;

ЧП – утвержденный решением годового общего собрания акционеров размер чистой прибыли Общества;

n – количество заседаний Совета директоров Общества, в которых принимал участие член Совета директоров (независимо от формы их проведения) за год, по результатам деятельности в котором получена чистая прибыль Общества;

x – число членов Совета директоров Общества по Уставу;

m – количество заседаний Совета директоров Общества за год, по результатам деятельности в котором получена чистая прибыль Общества.

Кроме этого, согласно п. 4.3. Членам Совета директоров выплачивается дополнительное вознаграждение в случае увеличения размера рыночной капитализации См. подробнее: «Положение о выплате членам совета директоров ОАО «Тамбовэнерго» вознаграждений и компенсаций»//te.tmb.ru Коэффициент «200» применяемый в п.п. 4.2.1. и 4.2.2. настоящего Положения может быть изменен по решению Общего собрания акционеров Общества исходя из особенностей финансово-экономического состояния Общества в интервале от «50» до «1000» включительно при утверждении Положения или при внесении в Положении изменений, касающихся размера указанного коэффициента Общества за период работы Совета директоров (период с момента избрания члена Совета директоров до момента избрания нового состава Совета директоров Общества). 72 Размер дополнительного вознаграждения каждого члена Совета директоров, выплачиваемого в соответствии с пунктом 4.3., составляет 0,0175 процента от прироста рыночной стоимости Общества за вычетом прироста чистых активов Общества, рассчитанного за период с момента избрания члена Совета директоров до момента избрания нового состава Совета директоров Общества.

2) Ст. 2 Положения о вознаграждении членов совета директоров ОАО «Объединённые машиностроительные заводы (группа Уралмаш- Ижора),утверждённого общим собранием акционеров, протокол от 27.06.2005 г., предусматривает следующие условия:

«Вознаграждение члена Совета директоров Общества за полный срок исполнения им своих обязанностей составляет 450 000 (Четыреста пятьдесят тысяч) рублей, а в случае исполнения членом Совета директоров обязанностей Председателя комитета, созданного по решению Совета директоров – 1 130 000 (Один миллион сто тридцать тысяч) рублей».

«Каждый член Совета директоров имеет право на компенсацию расходов, произведенных им в связи с исполнением своих функций. В состав расходов, подлежащих компенсации, входят документально подтвержденные расходы на оплату авиационных и железнодорожных билетов, приобретенных на имя члена Совета директоров, независимо от класса пассажирского места и иные расходы на проезд до места назначения и обратно;

представительские расходы; расходы по проживанию в гостиницах (отелях), а также иные расходы по найму жилого помещения; сборы за услуги аэропортов, комиссионные сборы, расходы на проезд в аэропорт или на вокзал в местах отправления, назначения или пересадок, на провоз багажа, оплате услуг связи, получению и регистрации служебного заграничного паспорта, получению виз, а также расходы, связанные с обменом наличной валюты или чека в банке на наличную иностранную валюту.

При непредставлении документов, подтверждающих оплату произведенных расходов, такие расходы компенсируются, исходя из рыночной стоимости аналогичных услуг и сборов»73.

Ответственность членов советов директоров

Вопрос ответственности лиц, осуществляющих руководство компанией, является сегодня одними из наиболее важных. В условиях высокой концентрации акционерного капитала и подконтрольности совета директоров крупному акционеру, интересы общества и мелких акционеров не могут быть защищены без эффективной системы мер гражданскоправовой, административной, уголовной ответственности в отношении лиц, входящих в органы управления акционерного общества.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования «Белорусский государственный университет информатики и радиоэлектроники» Научно-технологическая ассоциация «Инфопарк» Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионал...»

«ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА УДК 340.13 СУЩНОСТЬ КОРРЕЛЯЦИИ МЕХАНИЗМА ПРАВОВОГО СТИМУЛИРОВАНИЯ И ПРАВОСТИМУЛИРУЮЩЕЙ ПОЛИТИКИ ГОСУДАРСТВА Е. Н. Лебедева Саратовская государственная юридическая академия Посту...»

«БРЕКОТКИНА Елена Сергеевна СИТУАЦИОННОЕ УПРАВЛЕНИЕ ВУЗОМ КАК СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОДСИСТЕМОЙ РЕГИОНА Специальность 05.13.10 – Управление в социальных и экономических системах АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание у...»

«ОПТИЧЕСКИЙ РЕФЛЕКТОМЕТР FOD-7005 (Модификация FOD-7005-035) Руководство по эксплуатации АПБР.418233.010РЭ АПБР.418233.010РЭ СОДЕРЖАНИЕ Введение 1. Назначение 2. Технические характеристики 3. Состав рефлектометра 4. Маркировка и упаковка 5. Общ...»

«Приложение 3.1 Материально-техническое обеспечение дисциплины: Для реализации программы по дисциплине на кафедре имеются: анатомический зал, трупохранилище; лаборатория по соматометрии, оснащенная оборудованием, позволяющим измерять тело челов...»

«Центр стандартизации и сертификации лесоматериалов ООО ЛЕСЭКСПЕРТ Телефон: +7 499 717 55 25 +7 916 150 05 32 mail@lesexpert.ru http://lesexpert.org Почтовый адрес: 124617, г. Москва, К-617, г. Зеленоград, корп. 1451, кв. 36 Член технического комитета по стандартизац...»

«Закрытое акционерное общество Микроэлектронные датчики и устройства ЗАО МИДАУС МЕ65 ОКП 42 1281 ДАТЧИКИ ДАВЛЕНИЯ МИДА-13П-М Руководство по эксплуатации МДВГ.406233.034 РЭ СОДЕРЖАНИЕ 1 ОПИСАНИЕ И РАБОТА 1.1 Назначение и область применения 1.2 Технические харак...»

«Министерство сельского хозяйства РФ ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет» Кафедра «Тракторы, автомобили и техническая механика» ЛОГИКА И МЕТОДОЛОГИЯ НАУКИ (методические материалы) Краснодар Логика и методология науки: Методические материалы / В. С. Курасов, В. В. Куцеев. Краснодар: КубГА...»

«Договор № /В-4 долевого участия в строительстве многоквартирного дома г. Санкт-Петербург 2016 г. Общество с ограниченной ответственностью «Лиговский канал», ОГРН 1074720001400, в лице граждан...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СЫКТЫВКАРСКИЙ ЛЕСНОЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЛЕСОТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ С. М. КИРОВА» (СЛ...»

«Малиновская В.М. Таможенное право России / В.М. Малиновская // Учебник по публичному и частному праву в 2-х томах. Т.1: Публичное право. М.: Статут, 2008. С. 371-487. В.М. Малиновская ТАМОЖЕННОЕ ПРАВО РОССИИ Оглавление Глава 1. Понятие таможенного дела и таможенного пр...»

«Тихомиров А.В. Проблемы судебного правоприменения в сфере охраны здоровья //Главный врач: хозяйство и право. – 2010. – № 6. С.36-51. Резюме: показано, что проблемы судебного правоприменения в спорах о причинении вреда здоровью...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых» (...»

«Программа дисциплины «Русловые процессы» Автор – проф. Р.С.Чалов Цель освоения дисциплины: изучение механизмов и закономерностей формирования и транспорта наносов в реках, русловых процессов, форм их проявлений; освоение методов расчета и прогноза русловых деформации, в том ч...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» ИОНЦ «Информационная безопасность» матем...»

«МАСЛИЧНЫЕ КУЛЬТУРЫ. Научно-технический бюллетень Всероссийского научно-исследовательского института масличных культур. Вып. 2 (141), 2009 А.С. Бушнев, кандидат сельскохозяйственных наук, доцент ГНУ ВНИИ масличных культур Россельхозакадемии Россия, 350038, г. Красно...»

«2 Общие положения 1. Основания для проведения негосударственной экспертизы 1.1. Заявление от 04.12.2015 № 1290/07 ЗАО «ЮИТ Уралстрой» на проведение негосударственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий объекта капитального строительства: «VI очер...»

«Техническая нота 3560A Автомобиль Наименование Twingo X06X Kangoo XC0X Clio II XB0X Master XD0X Mascott XC0X ДИАГНОСТИКА ДЕКОДЕРА И БЛОКА РЕЛЕ ВРЕМЕННОЙ ЗАДЕРЖКИ ТИП ЭБУ: № ПРОГРАММЫ: № ВЕРСИИ ПРОГРАММНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ: 77 11 306 893 ОКТЯБРЬ 2001 EDITION RUSSE Ме...»

«Введение Моделирование представляет собой метод исследования свойств одного объекта посредством изучения свойств другого объекта, более удобного для исследования и находящегося в определенном соответствии с первым объектом. То есть при моделировании экспериментир...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины СД.02.02. «Механизация животноводства» для бакал...»

«Center for Scientific Cooperation Interactive plus Вильянова Виктория Андреевна магистрант Лихобабин Виктор Константинович доцент, канд. экон. наук ГАОУ ВО «Астраханский государственный архитектурно-строительный университет» г. Астрахань, Астраханская область МОТИВАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОС...»

«224 УДК 541.183/49 + 502.55 (204) Влияние оксиэтилидендифосфоновой кислоты (ОЭДФ) на сорбцию тяжелых металлов гетитом Антонова А.C., Кропачева Т.Н., Дидик М.В., Корнев В.И. Удмуртский государственный университет, Ижевск Поступила в редакцию 10.10.2013 г. Аннотация Представлены результаты изу...»

«Московский государственный технический университет имени Н.Э. Баумана С. А. Лебедев Курс лекций по методологии научного познания УДК 140.8 (075.8) ББК 87я73 Л33 Издание доступно в электронном виде на портале ebooks.bmstu.ru по адресу: http://ebooks.b...»

«Михаил Гаёхо gayoho@newmail/ru Улица генерала или Гмырь Действующие лица: Филипп Лариса (его жена) Ипполит Человек в халате (вариант в камуфляже) Механический голос с улицы Детский голос из-за двери Голоса полицейских (два или три голоса, произвольно чередующиеся, или звуча...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет» (ННГАСУ) Кафедра педагогического дизайна Орнамент Методические рекомендации для преподавателей Нижн...»

«Выпуск 5 (24), сентябрь – октябрь 2014 Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru УДК 378.14, 638.1 Булганина Светлана Викторовна ФГБОУ ВПО «Нижегородский государственный педагогический университет имени К. Минина» Россия, Н...»

«Слива С.С., Войнов И.Д., Слива А.С. ЗАО «ОКБ «Ритм», г. Таганрог Стабилоанализаторы в адаптивной физической культуре и спорте В 2000 г. в ОКБ «РИТМ» был разработан компьютерный стабилограф, ориентированный на испо...»

«2014 Казахстанская ассоциация сохранения биоразнообразия АСБК стремится к устойчивому сохранению разнообразия животного мира на научной основе, развивая партнерство с национальными и международными организациями, поддерживая местные инициа...»

«Справочно-методические материалы по общему конструированию РЭС 3 Типовой порядок разработки технических систем Разработал Бобков Н. М. Сокращения ЕСКД – Единая система конструкторской документации ЕСЗКС – Единая система защиты от коррозии и старения ЕСТПП – Единая система техн...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.