WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Время определяет судьбу большинства научных открытий и технологических прорывов. То, что для нынешнего поколения является авантюрой и крамолой, ...»

ИНДУЦИРУЮЩАЯ АЛЛОТРАНСПЛАНТАЦИЯ ГЛАЗА

(принципы, подходы, отдаленные результаты)

Шарипов А.Р.,

зам. генерального директора по диагностике и реабилитации

Всероссийского центра глазной и пластической хирургии

Время определяет судьбу большинства

научных открытий и технологических

прорывов. То, что для нынешнего поколения

является авантюрой и крамолой, для

следующего становится научным

достижением, а для наших внуков и вовсе может стать повседневной реальностью, без которой и жизнь-то немыслима. Поэтому, как Э.Р. Мулдашев, Т.Н. Горбачева А.Р. Шарипов (фото O. Минаевой) писал известный ученый и писатель – фантаст Айзек Азимов, для понимания истинной ценности достигнутого научного результата требуется не менее двух поколений. Только по прошествии как минимум пятидесяти лет мы сможем реально оценить те или иные достижения современной науки.

Путь к истине извилист, ведь наука это не набор готовых знаний и не просто система способов «что-то где-то открыть…». На самых острых, передовых своих рубежах наука – это полная противоречий деятельность конкретных людей, в которую всегда вплетены особенности конкретной личности с ее порывами, мыслями, страстями, сложными отношениями с коллегами и соперниками от которых, во многом зависит оценка результатов.

И как часто эта оценка основывается на «уже давно известных фактах», как часто имеющиеся знания делают исследователей слишком осторожными… Осторожными до такой степени, что все реальные и мнимые трудности на пути к новому превращаются в непреодолимые барьеры.



С завидным постоянством эти знания превращаются в догму, в оковы не позволяющие сделать последний, решающий рывок к открытию. Но когда кто-то совершает научную революцию, то нам кажется, что непреодолимые горы и пропасти были всего лишь небольшими кочками и трещинами на пути к истине. Остается только восклицать: «Ну почему именно он, а не я?!..

Почему именно ему, а не мне удалось это совершить?!..»

Все вышеизложенное имеет непосредственное отношение к истории одной непростой офтальмологической проблемы, которую обсуждают вот уже 6 лет. Ее официальное название «индуцирующая аллотрансплантация глаза», которую в масс-медиа обычно по-простому обозначают как «пересадку глаза».

Сейчас, обращаясь к событиям более чем шестилетней давности, мы переносимся в

–  –  –

Конечно, наука не стоит на месте и во всем мире ведется поиск альтернатив. Наибольшие успехи достигнуты в направлениях бионического протезирования и трансплантологии Справка: Бионическое протезирование – «вживление технотронной зрительной системы» предполагает внутричерепную имплантацию эелектронных стимулирующих устройств, связанных со светочувствительной матрицей. Проблемы медицинского характера (безопасность внутричечрепного имплантанта, травматичность оперативного вмешательства, продолжительность «жизни» имплантанта, проблемы биологической совместимости) серьезно осложняют работу над искусственными зрительными системами, и без того непростыми технически. Совершенно не изучены долгосрочные эффекты постоянного ношения металлических «электродов - шипов» в голове. Только сегодня концептуальные решения, назревшие еще полвека назад, начинают воплощаться не в схемах, а в конкретных экспериментальных конструкциях протезов. Понятно, что создание системы с параметрами, способными обеспечить удовлетворительные характеристики зрения даже сейчас –дело не близкое. И пока природный глаз остается для человека лучшим оптическим устройством.





Другую альтернативу могла бы предложить трансплантология. Однако, прямая аллогенная трансплантация глаза помимо чисто технических трудностей (почти нереально сшить мельчайшие кровеносные сосуды, обеспечить прорастание аксонов ганглиозных клеток трансплантированной сетчатки в зрительный нерв, преодолеть высокую антигенность структур глаза – прежде всего, хориоидеи) имеет существенные отрицательные эффекты: пожизненная иммуносупрессия, дефицит донорских органов, сложность подбора оптимального донора по всем антигенам гистосовместимости и др.

Более перспективными представляются технологии создания органов de novo – органогенез.

Справка (Органогенез (от орган и...генез) — образование и развитие органов. Различают онтогенетический О., изучаемый эмбриологией и биологией развития, и филогенетический О., исследуемый сравнительной анатомией. Изучение развития формы органов в связи с их функцией привело к открытию основных закономерностей филогенетического О. Таковы принципы дифференциации и интеграции, а также смены функций как руководящего начала в филогенетическом преобразовании органов.

Причинное исследование О. доступно благодаря возможности применения экспериментального метода Прогресс в этом направлении непосредственно связан с выделением и культивированием т.н. стволовых клеток. В 1999 году журнал Science признал открытие стволовых клеток человека третьим по важности событием в биологии ХХ века ( после открытия двойной спирали ДНК и программы "Геном человека"). Эти кульминационные события вокруг стволовых клеток в последние годы ХХ века были подготовлены не столько методическим прорывом в их культивировании, сколько успехами функциональной геномики, клеточной трансплантации и тканевой инженерии, создающих основу регенеративной медицины.

Уникальные свойства эмбриональных стволовых клеток (ЭСК), их практически неограниченная способность к пролиферации (размножению) и дифференцировке (специализации) в любой тип соматических клеток взрослых органов (тотипотентность) сделали эти замечательные творения природы объектом номер один для научных и прикладных исследований (а так же для многих откровенно шарлатанских спекуляций). Наши представления о границах и барьерах, привычно разделяющих органы и ткани, подверглись существенному пересмотру с помощью трансплантации ЭСК и их производных. Возможность получения любых клеток организма — главное преимущество эмбриональных стволовых клеток перед другими их типами. Однако перспективы применения эмбриональных стволовых в клинике существенно ограничиваются целым рядом нерешенных проблем.

Во-первых, традиционно для поддержания культур ЭСК необходимы так называемые фидерные (питающие) клетки — фибробласты мышиных эмбрионов, без которых эмбриональные стволовые клетки могут самопроизвольно превращаться в специализированные. Их очень сложно хранить, и они весьма подвержены генетическим нарушениям, а при введении в организм, как правило, вызывают опухоли. Необходимы и другие компоненты, выделенные из животных, так что возникает риск заражения патогенами материала, предназначенного для пересадок больным.

До сих пор недостаточно исследованы эпигенетические характеристики (долговременные изменения активности генов) ЭСК. Есть и этические препятствия к использованию эмбриональных стволовых клеток.

Бластоциста, из которой их извлекают, при введении в матку может превратиться в человека. Следует ли считать его убийством разрушение бластоцисты?

С другой стороны в организме реально существует универсальный механизм восстановления структурной целостности основанный на использовании внутреннего клеточного резерва — соматических (стромальных) стволовых клеток. Эти клетки могут превратиться в любые другие клетки, попав в соответствующий отдел организма. Стромальные клетки начинают поступать в повреждённый участок, когда получают соответствующий сигнал из центральной нервной системы. Достигнув места повреждения, они под действием определённых сигнальных молекул превращаются в недостающие клетки повреждённой ткани.

Во Всероссийском центре глазной и пластической хирургии решили пойти именно этим путем. Идея была достаточно революционной – создать in vivo своеобразный «макет» органа по которому организм сможет восстановить глаз и его функции т. е. индуцировать органогенез у взрослого пациента. Эта путь представлялся наиболее перспективным еще и потому, что в Центре для его реализации были созданы весьма весомые предпосылки.

Во-первых - к 2000 году уже был накоплен огромный (многолетний) опыт использования (применения) особого биоматериала «Аллоплант».

Аллоплант был изобретен в России (Э.Р. Мулдашев с соавт., 1975, 1976, 1978, 1981, 1982, 1986, 1987, 1994, 1996, 1998) около 20 лет назад. Вначале были созданы сравнительно простые виды Аллоплантов, предназначенные для пластической хирургии, далее научные исследования привели к разработке более сложных видов Аллоплантов для восстановления структур глазного яблока Этот биоматериал обладает совершенно удивительными свойствами – он не лежит «заплаткой» на поврежденном органе и не отторгается, как инородное тело, но замещается собственными тканями организма пациента.

При этом, в зависимости от вида Аллопланта, а также способа, характера и места его применения удается вызвать управляемую регенерацию различных тканей, включая высоко специализированные.

Во-вторых, к этому моменту выкристаллизовались и нашли научное подтверждение основные положения принципиально нового подхода, получившего название «регенеративная медицина с применением биоматериалов серии «Аллоплант». Оказалось, что Аллопланты служат своеобразными аттракторами макрофагов и активаторами соматических (стромальных) стволовых клеток. Более того, было показано, что аллопланты, при определенных условиях могут способствоват трансформации соматических стволовых клеток в плюрипотентные (способные запустить органогенез) стволовые клетки В третьих - предварительные операции на животных убедительно продемонстрировали что хорео-ретино-витреальный комплекс, пересаженный от одного кролика к другому и окруженный аллоплантом способен не только переживать иммунную атаку организма реципиента, но и регенерировать, восстанавливая собственную структуру.

Кроме того, использование специализированных Аллоплантов в пластической хирургии дефектов со всей очевидностью показало, что замещение пересаженного биоматериала происходит не произвольным образом, а в строгом соответствии с «формообразующими силами»

организма, своеобразной «программой» того, что должно появиться на месте аллопланта, компенсирующего дефект. При этом Аллоплант служит своеобразным индуктором регенеративных процессов. Он препятствует грубому рубцовому перерождению ткани, временно замещая дефект (имитирует поведение рубцовой ткани) и позволяет организму сразу перейти к фазе рассасывания рубца, активизируя макрофагальное звено иммунитета.

И, наконец, в Центре была создана уникальная по своей полноте система индивидуальной реабилитации пациентов, позволяющая подобрать те самые «соответствующие сигналы из центральной нервной системы»

способствующие активизации регенеративного потенциала организма.

Таким образом, идея индуцирующей трансплантации глаза явилась результатом интеграции различных научных подходов и концепций, некоторые из которых пока еще носят, к сожалению, умозрительный характер, но большая часть — подтверждена экспериментальными исследованиями и клинической практикой.

И все же, все же… ни одно истинное нововведение не может быть конкретизировано абсолютно точно и во всех деталях — таков уж характер научного познания.

Учитывая это и понимая отсутствие альтернативы, профессор Мулдашев с коллегами, тем не менее, решились произвести индуцирующую трансплантацию глаза на человеке. Использование регенеративной технологии Аллоплант позволило им разработать комбинированную технику операции трансплантации глаза не в виде цельного органа, но сконструировать его по слоям с использованием как биоматериалов Аллоплант, так и донорских тканей глаза умершего человека.

Предполагалось, что структурную информацию для регенерации обеспечат пересаженные донорские ткани, а Аллоплант оградит их от иммунной атаки реципиента, обеспечит стимуляцию регенеративных процессов, и питание внутриглазных структур.

Было решено склеру воссоздаваемого глаза «сделать» из Аллопланта, изготовленного из тканей подошвы умершего человека, которые Схема комбинированного глазного яблока обладают большей плотностью и способны механически удерживать форму глаза. Сосудистую оболочку глаза было решено воссоздать из Аллопланта, изготовленного из аллогенной висцеральной фасции с высоким содержанием хондроитинсульфата, обладающего свойством интенсивной васкуляризации.

Кроме того, планировалось подведение кровеносных сосудов орбитальных тканей (теноновой капсулы) к этому Аллопланту.

Воссоздать сетчатку глаза из Аллопланта не представляется возможным, поэтому Мулдашев с коллегами посчитали целесообразным произвести тотальную пересадку сетчатки трупного глаза. В мировой литературе имеется некоторый опыт трансплантации сетчатки (Seaton A., Turner J., 1992), хотя результаты этих экспериментальных операций оказались сомнительными, исследователи надеялись, что донорская сетчатка, отгороженная от тканей реципиента Аллоплантом, будет в меньшей степени подвержена иммунной атаке и сможет сохранить свою функциональную активность на время, достаточное для «доставки» стромальных стволовых клеток.

Полость воссозданного глазного яблока планировалось восполнить специальным гелеобразным Аллоплантом, который должен был заместить стекловидное тело глаза. Разработка этого Аллопланта заняла 7 лет научных лабораторных изысканий; вначале был создан жидкий Аллоплант со свойствами как ингибиции активности бурно-пролиферирующих фибробластов, приводящих к росту рубца, так и стимуляции регенеративной активности дифференцированных клеток.

Далее жидкий Аллоплант удалось загустить до гелеобразного состояния. Долго изучали вопрос — будет ли гелеобразный Аллоплант стимулировать регенерацию гиалоцитов и тем самым приводить к регенерации стекловидного тела глаза? Конкретного ответа на этот вопрос нам до сих пор получить не удалось ввиду объективных трудностей морфологического изучения гиалоцитов. Тем не менее, положительные данные при экспериментальном изучении глаз после введения гелеобразного Аллопланта в полость стекловидного тела позволило применить этот Аллоплант в воссоздаваемом глазу для замещения стекловидного тела. Хрусталик, цилиарное тело и радужку глаза было решено не восстанавливать и, как показало будущее – скорее всего – напрасно. Роговицу было решено тоже взять из донорского глаза.

Очень трудно было найти пациента. Во-первых, пациент должен был обладать здоровыми сердцем, почками, желудком. Во-вторых, быть оптимистом и верить в благополучный исход операции. Тамара Горбачева сама подошла к Эрнсту Рифгатовичу и сказала: "У меня все равно нет глаз. А так – если даже ничего и не получится – хоть один будет. Пусть даже и слепой...".

Операция по пересадке глаза продолжалась семь часов.

Уже через несколько часов, когда Тамара очнулась от наркоза, она попросила профессора Глаз Т. Горбачевой после операции "посмотреть свой глаз". Мулдашев (январь 2000 г.) поднес к лицу пациентке офтальмоскоп, и Тамара закричала: "Сколько света! Я с ума сойду!" Вначале этому никто не поверил, даже сам профессор. Слишком это было неожиданно. Но через некоторое время Тамару привели в темную комнату, сняли повязку с глаза, а из специального проектора в потолок пустили луч света. "Что ты теперь видишь?" – спросил Мулдашев. "Солнечного зайчика",

– ответила Тамара. А когда ширину пучка увеличили, она сообщила, что "зайчик вырос". Глаз оживал постепенно. 6-го февраля, то есть через семь дней после того, как Горбачева увидела "зайчика", при просвечивании глаза офтальмоскопом внутри сетчатки появилось розовое свечение. Это означало, что глаз полностью ожил. Тамаре разрешили три раза в день на 15 минут снимать повязку, чтобы привыкала к свету. На следующий день соседка Тамары по палате прибежала в кабинет Мулдашева и сообщила, что Горбачева все видит: лампу над потолком, деревья за окном, дом и свет в его окнах. 8 февраля Тамара смогла сосчитать и различить пальцы на руке профессора.

За первые 5 дней спал отек, каркас из Аллопланта, начал обрастать эпителиальной тканью, ВГД сохранялось в норме. Наблюдалось изменение цвета рефлекса глазного дна. Одновременно происходили драматические изменения формы глаза и его оптических характеристик. Примерно на 10 сутки прозрачные среды глаза неожиданно стали опалесцировать ярко красным цветом. На 15 сутки эта цвет опалесценции стал ярко оранжевым, а на 20 – лимонно-желтым. К 25 дню реакции иммунной системы характеризуются состоянием «не нашим не вашим». Как человек, который стоит на распутье и не знает принимать предложенное или отказаться. Это неустойчивое иммунной системы не могло продолжаться вечно и должно было что-то произойти… Через полтора месяца пересаженная роговица начала мутнеть, а через 2,5 мес. стала втягиваться вглубь глаза. И это при сохранном ВГД.

Резюмируя клинические дневники, профессор Мулдашева можно сказать, что в глазу идут какие-то процессы, природа которых не ясна, но можно со всей очевидностью утверждать, что отторжения не происходит.

Более того – неожиданно пришло объяснение странного впячивания роговицы — организм начал использовать «модель» глазного яблока сформированную Мулдашевым для регенерации глаза, но не прямо, а повторяя уже однажды пройденный путь – путь эмбриогенеза органа. При этом донорская роговица втянулась аналогично тому, как в процессе эмбриогенеза поверхностная эктодерма инвагинирует в полость глазного бокала и от нее «отшнуровывается» хрусталик.

И действительно в дальнейшем, когда «глазной бокал» стал вновь уплощаться, внимательное офтальмоскопирование и, особенно фотографирование с подавлением бликов позволило выявить под передней стенкой вновь сформированного глаза овальное образование, напоминающее хрусталик.

Не смотра на столь динамичные изменения глазного яблока, спустя месяц после операции, было принято решение назначить курс психофизиологической коррекции зрения. К этому времени стало понятно – орган зрения не отторгается, и у Тамары возникают элементарные зрительные ощущения: вспышки света, движение, мелькания, которые могут совпадать или не совпадать с наличием внешнего стимула. В дневниках Мулдашева мы находим цифру совпадений ответов Тамары с внешним воздействием света (25%), что не превышает вероятность случайного угадывания. Конечно, все радовались тому, когда ей удавалось правильно угадывать. Это позволяло создать позитивную атмосферу и желание Тамары совершенствоваться. Наверное, не совсем справедливо было бы по отношению к Тамаре в тот момент сказать эту «статистическую правду».

Акцентирование же внимания на успехах стимулировало дальнейшую активность на пути к совершенствованию навыков зрения.

На момент моего первого знакомства с Тамарой расклад сил был таков:

сознательно пациентка страстно хочет видеть, позиция ее бессознательного непонятна, как говорят психологи амбивалентна, «и хочется и колется».

Иммунная система находится в состоянии неустойчивого равновесия и ждет однозначной команды от бессознательного: либо признать орган своим (хочется), либо отторгнуть как инородное тело (колется). Тем более что у ее иммунной системы имелся опыт отторжения именно собственного глаза. С помощью Аллопланта удавалось удержать отторжение, но как долго продлится это состояние - не известно. Очевидно, что на этом этапе любые резкие изменения даже в лучшую сторону способны столкнуть неустойчивое равновесие в направлении реакции отторжения. С другой стороны без восстановления функции глаз обречен на отторжение и гибель. Проблема здесь не в том, что кто-то что-то злоумышляет, а в том, что питание в организме устроено по социалистическому принципу: «кто не работает, тот не ест». Как бы мы не подкармливали орган искусственно снаружи, если орган не будет работать, сам организм кормить его не станет. Организм перекроет краны сосудов, они запустеют и орган начнет отмирать.

С другой стороны существовала и опасность ускоренного развития зрения. Более чем 10-летний опыт психофизиологической коррекции зрения, убедил меня, что быстрый результат, полученный пациентом на не готовом, ослабленном или пораженном органе, приводит в лучшем случае к отказу пациента от терапии, а в худшем – истощает и без того небольшие физиологические ресурсы органа. Иными словами, стегая загнанную лошадку можно заставить ее бежать быстрее, но не долго. Подсознательно Тамара и сама догадывалась о рискованности форсированного развития зрительных функций. Ее слова, сказанные после операции «как много света, я сойду с ума» косвенно подтверждают это. В нашем случае проблема осложнялась и тем, что годами вокруг нее была сплошная тьма, и в этой тьме утонули за ненадобностью многие зрительные образы. А с предметами, которые продолжали все эти годы существовать в ее повседневной жизни, случилась метаморфоза. Она привыкла узнавать их на ощупь, на звук, по запаху, интуитивно. И даже те вещи, чьи "картинки" сохраняются в памяти, оказываются не связанными с тем, что называется «сенсорной реальностью»

с внешними специфически зрительными стимулами. Мозг, структурированный длительным опытом пребывания в темноте «настроенный» на другие, не зрительные источники информации, просто отказывается перестраиваться. Во многих ситуациях длительной слепоты мы четко видели, что неготовность мозга «переваривать» поступающую в него информацию приводила к снижению чувствительности рецепторов, а то и к их полному отключению. У нас были пациенты, которые просто угробили свои глаза, изо всех сил пытаясь улучшить зрение. Напичканные абстрактными эталонами, стандартами хорошего зрения, желающие видеть мир так как видят другие, а не так как он дан лично им, они пытались подогнать свое видение мира под стандарт, путем хирургических операций, не задумываясь о причинах и смысле снижения их зрения. Результатом явилось, то, что кратковременное увеличение объема информации, поступающей в мозг, приводило к невозможности ее полноценной обработки (усвоению, перевариванию). Мозг, спасая себя от перегрузки, применял более сильное средство, ограничивающие приток информации (портил зрение) уже более радикально. Если пациент предпринимал, не обращая на это внимание, новые попытки улучшить зрение «отдача» мозга была еще более сильной. Например, пациентка начинала с банальной близорукости, и, с целью улучшения зрения производила операцию кератотомии. Зрение улучшалось, но мозг перестал справляться с поступающей информацией и отдавал команду клеткам иммунной системы или эндокринным железам ограничить приток информации любыми доступными средствами. В данном случае таким средством явилась отслойка сетчатки. Конечно, неприятно, но не смертельно. Пациентке укрепляют сетчатку лазером и зрение восстанавливается на достаточно высоком уровне. Однако теперь и этот уровень зрения оказывается избыточным и мозг отторгает уже глаз в целом.

Начинаются атрофические процессы (мутнеет стекловидное тело, снижается ВГД, возникают очаги дегенерации на сетчатке). Зрение резко падает. В таком состоянии пациентка внезапно осознает наличие глубинных проблем и настоятельную необходимость разобраться в себе. Вот уж действительно, чтобы донести до сознания очевидное, мозгу нужна темнота. Возможно, именно этим объясняется особая притягательность темноты, даже для зрячих людей.

Подобные явления не редкость, к сожалению, а учитывая природу заболевания Тамары, приведшего ее к слепоте, можно было ожидать, что ее мозг не сразу согласится воспринимать ставшую принципиально новой для него зрительную информацию.

С учетом всех этих обстоятельств был разработан поэтапный план развития зрительной системы и восстановления зрительных функций.

На первом этапе требовалось склонить организм к принятию вновь сформированного органа, включить его в «схему тела» в виде нейро-иммунобиохимической модели и, запустив регенеративные процессы, сделать его истинно своей частью, постепенно замещая трансплантаты собственными тканями.

После того, как будут достигнуты отчетливые эффекты принятия органа как части тела, предполагалось давать строго дозированную нагрузку, которая будет сигнализировать организму о его функциональной дееспособности.

На заключительном этапе следовало развить функциональные возможности «прижившегося» органа связав его функциональную активность с мозговыми механизмами переработки информации Сначала у нас с Тамарой возникло непонимание друг друга. Это было довольно естественной и вполне типичной реакцией пациента на начало терапии, когда его ожидания и представления о том «как должно быть»

сталкиваются с реальным процессом коррекции. Она уверяла меня, что это ее глаз, и тут же проговаривалась, заявляя: « Это наш с Мулдашевым глазик».

Внутренние проприорецептивно-кинестетические ощущения в трансплантированном глазу отличались по своим характеристикам от внутренних ощущений своего тела. Вес, влажность, упругость, температура, пульсации, покалывания и др.- все то, что И.М.Сеченов называл «темными ощущениями» в своих органах детально описывались и переносились в область пересаженного глаза. Эти ощущения, тщательно взращивалось и культивировалось на начальных этапах работы с Тамарой. Серьезным внутренним препятствием являлась склонность пациентки к анализу и рассуждению об ощущениях, переживаниях, что часто уводило нас в сторону от непосредственного восприятия и переживания собственного тела и тех ощущений, которые в нем возникают. На этом этапе, вместо того, чтобы делать что-либо, чаще говорили об этом. Например, вместо того чтобы соприкоснуться с температурными ощущениями мы могли долго рассуждать о том, какими они должны быть. Это часто приводило к непониманию и жарким дискуссиям на тему «да зачем это надо» с ее стороны и « кто здесь умнее» с моей. Особую досаду у Тамары вызывало то, что мы практически не занимались развитием ее зрительных возможностей, а в основном занимались «ерундой», очевидной для рационалистически мыслящей и критически настроенной Тамары. Мы изучали ощущения, которые возникали у нее в теле. Философствовали по поводу неограниченных возможностей человека, препирались по поводу терапевтических подходов. Эрудиция Тамары поражала и в других условиях вызвала бы восхищение, но в здесь это было четким сигналом рационализации травматического телесного опыта и избеганием контакта с ним. Тем не менее, вскоре этап препирательств был пройден, и мы, преодолев разногласия, установили специфический терапевтический контакт, выработав при этом взаимоприемлемый стиль общения.

Результатом этого явилось то, что Тамара начала именно чувствовать конструированный глаз как часть тела и могла вызывать в нем необходимые ощущения. Единственное что пока не удавалось сделать - это вызвать ощущение темноты в закрытых глазах.

Аутофотопсии (фосфены) большей или меньшей интенсивности еще долго будут мешать нам. К завершению этого этапа нам удалось зарегистрировать довольно отчетливый зрительный ВП на светодиодный засвет трансплантированного глаза, однако ЭРГ зарегистрировать не удавалось. Наконец-то стало возможным относительно безопасно приступить к зрительным тренировкам. Благодаря восстановлению телесной (проприорецептивной и кинестетической) 0.08 чувствительности глаза Тамара 0.07

–  –  –

были в ее прошлом зрительном Динамика остроты обнаружения сигнала в послеоперационном периоде опыте 20-летней давности. Нам (3.5 – 6 лет после операции) пришлось немало потрудиться для того, что бы научить ее отличать образы непосредственного восприятия, возникающие в связи с реально действующим физическим стимулом от образов – воспоминаний (зачастую более ярких). Пришлось «на ходу»

изобретать приемы и способы поиска таких различий. Попутно обнаружилось, что зрение трансплантированного глаза резко отличается оттого, что мы привыкли наблюдать в обычном (пусть даже и поврежденном) органе зрения. В частности стало ясно, что глаз дает «плоское изображение», а близкие и весьма удаленные объекты воспринимаются как равноудаленные.

Движение или наклон головы приводил к идентификации движения/наклона объекта. Цветовая палитра была представлена в градациях серого цвета, а контрасты часто инвертировались. Операции слежения за движущимся объектом и процессы управления взором пришлось «настраивать и отрабатывать заново. Тем не менее, Тамара достаточно четко детектировала границы и контуры довольно сложных объектов – лиц, предметов, структурированных зрительных паттернов. Эффективность обнаружения сигнала (visus обнаружения) в процессе тренировок вполне достоверно росла.

Причем острота зрения при обнаружении светлого объекта на темном фоне в скотопических условиях достигала 0.01-0.02. Гораздо хуже обнаруживались объекты при прямом контрасте (темный объект на светлом фоне) и в фотопических условиях. И все же, все же это было проявление истинно зрительных возможностей. Более того, Тамара начала использовать эти возможности зрения в жизни. Например, она начала рисовать - чтобы приспособиться видеть мир объемным (а не плоским, каким он казался ей поначалу). Ее цветущая ветка, срисованная с календаря, вполне узнаваема.

Пейзаж за окном получился более абстрактным. Тем не менее растущее

–  –  –

Ответ зрительной коры на светодиодный засвет левого (трансплантированного) глаза зарегистрировать электрическую активность сетчатки крайне низкой амплитуды (порядка 6 мкв) но вполне организованную электроретинограмму с временными характеристиками, соответствующими условной норме.

Характеристики ЗВП при этом так же претерпевали закономерные изменения

– улучшались выделяемость компонентов и их состав, постепенно нарастала амплитуда, возрастало быстродействие. Стали определяться параметры ЭФИ

– глаз начал обнаруживать электрическую чувствительность и лабильность.

Удалось ориентировочно измерить поля зрения – три области наиболее эффективного обнаружения светового сигнала на экране удивительным образом совпали с тремя полупрозрачными «окнами» в мутной роговице.

При этом ограничения зрения во многом определялись не столько функциональной недостаточностью приживающегося органа зрения, сколько интенсивными изменениями в нем. Мозг просто не успевал подстроить программы переработки информации под быстрые (иногда в течении суток!) перестройки периферического отдела. За последующие годы эти три окна постепенно сливались в одно, достаточно большое «окошко», что значительно увеличило разрешающую способность глаза и позволило значительно более эффективно ориентироваться в пространстве.

Подросла и амплитуда ЗВП (до 15-17 % от условной нормы). Сейчас мы реализуем третий этап психофизиологической коррекции — интенсивно развиваем возможности прижившегося глаза. Тамара уже давно стала активной участницей исследований. Ее способности к самонаблюдению и аналитический склад ума теперь работали на пользу делу и позволяли создавать все новые и новые методики диагностики и развития зрительных функций, которые эффективно используются не только для нее но и для других пациентов Центра.

–  –  –

2. Иммунологически показано, что Аллоплант способен оградить пересаженные аллогенные ткани (хориоидею, сетчатку) от иммунной атаки и обеспечить условия для их заместительной регенерации.

3. Функциональными методами исследования показано постепенное восстановление как элементарных, так и высших зрительных функций в трансплантированном органе зрения (фоточувствительности, проводимости, разрешающей способности, электровозбудимости, и др.)

4. Научно - методически проведенная операции раскрыла целый «веер»

принципиально новых подходов к диагностике, лечению, реабилитации и оценке эффективности вмешательства получивших обобщающее название «регенеративная медицина с применением технологии Аллоплант».

5. Разработана научная концепция индуцированной заместительной регенерации органов по эмбриогенетическому пути, открывающая принципиально новые возможности трансплантации.

Отметим так же, что за период с 2000 года практически во всех развитых странах мира были произведены эксперименты, подтвердившие возможность регенерации сетчатки, зрительного нерва, восстановления функций зрительного анализатора и т.д. Мы не знаем, насколько этот всплеск исследований связан с операцией Мулдашева (ведь «после» - не значит «вследствие»), но этот всплеск интереса к регенеративной медицине очевиден и число публикаций в этой области растет с каждым годом.

Мы не можем с уверенностью сказать, успешна или не успешна операция - это субъективное суждение, оценка, которая может быть верной или не верной. Мы (а теперь и Вы тоже) имеем дело с результатами, которые каждый может оценить сам. Совсем недавно первые пациенты с пересаженным сердцем жили всего несколько часов, а сегодня — бегают марафоны. Уже шесть лет у пациентки существует и развивается отчасти пересаженный, а отчасти реконструированный орган. Добиться подобного до

Похожие работы:

«Центр проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования С.С. Сулакшин, М.В. Вилисов, В.В. Аверков, Г.Г. Аминова, С.С. Балмасов, М.В. Деева, А.В. Каменский, И.Г. Рыжаков, Е.С. Сазонова, О.Н. Скороходова, А.Н. Тимченко Отток капитала из России: проблемы и решения ТРУДЫ ЦЕНТРА Выпуск № 26 Москва Научный эксп...»

«Задачи адаптивного физического воспитания лиц пожилого возраста с заболеванием опорнодвигательного аппарата. The problem of adaptive physical training of elderly persons with disease of the musculoskeletal system. Шуйский филиал Ивановского государственного университета Shuya branch of Ivanovo State University Чумаков И....»

«ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУКЕ webpublishers•ru [kbnetny ut:ny] OPEN ACCESS TO SCIENCE An analysis of the beneits and ways of transition to a new model of knowledge sharing Webpublishers Association Armchair Scientist Publishers Moscow • Yekaterinburg ОТКРЫТЫЙ ДОСТУП К НАУКЕ Анализ преимуществ и пути перехода к новой модели обмена знаниями Ассоциация ин...»

«Школьный вестник № 6 (13), 2011 г. ИЮНЬ ВРУЧЕНИЕ АТТЕСТАТОВ—2011 В ЭТОМ ВЫПУСКЕ: Вручение аттестатов-2011 1 Звездный бал 2 выпускников 3 Дявятиклассники 4 прощаются со школой 5 «Алые паруса». Чем живет 6 пришкольный лаге...»

«ООО «Клуб Путешествий «Крылья» Руководство пользователя автоматизированного рабочего места владельца кабинета агентства Описание Крылья.Агент Версия 0.8.2 d Екатеринбург 2014 Electronic Ti...»

«ТЕХНОЛОГИЯ ИЗГОТОВЛЕНИЯ ИЗДЕЛИЙ ИЗ ПОЛИАМИДА МЕТЕДОМ ЛИТЬЯ ПОД ДАВЛЕНИЕМ. Родин М.А. Владимирский Государственный Универститет им. Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых Владимир, Россия MANUFACTURE TECHNOLOGY OF POLYAMIDE ITEMS BY INJECTION MOLDING. Rodin M.A. Vladimir State Univercity n. A.G. and N.G. Stoletovyh Vladimir, Russi...»

«Приложение № 4 к Условиям открытия и обслуживания расчетного счета Перечень тарифов и услуг, оказываемых клиентам подразделений Северо-Кавказского банка ОАО «Сбербанк России» на территории Ставропольского края (действуют с 01.07.2014) Наименование услуги Стоимость услуги РАСЧЕТНО-КАССОВОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ СЧЕТОВ В ВАЛЮТЕ РФ1 ОБСЛУЖИВАНИЕ СЧ...»

«СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ. Т. 9. № 2. 2010 статьи От индивидуального к разделяемому аффекту: постдюркгеймианская традиция в социологии эмоций Мария Деева* Аннотация. Статья посвящена анализу теоретических...»

«ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОЦИОЛОГИИ Р.Р. Галлямов СТРАТИФИКАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ П.А. СОРОКИНА И КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ МОДЕЛЬ ЭТНОСОЦИАЛЬНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ В статье разрабатывается концептуальная модель этносоциальной стратификации, которая, с точки зрения автора, вопреки распространенному мнению, не противоречит стратифи...»

«Глава 5 Ты этого достоин В этом сценарии речь идет о том, как «непроизвольное Я» и «сознательное Я», полагаясь на жизненный опыт, приходят к одинаковому убежденному заблуждению, что вы по каким-то причинам особенный и обычные правила писаны не для вас. Конечно, большинство людей в некоторой степени чувствуют собственную уникальность, но ...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.