WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Старикова О., пер. с новогр. Арутюнова М., Ильинская С., Ковалева И.]. – М.: О Г И, 2008. – 104 с. 6. Элитис О. / Одисеас Элитис // Лауреаты ...»

Старикова О., пер. с новогр. Арутюнова М., Ильинская С., Ковалева И.]. – М.: О Г

И, 2008. – 104 с. 6. Элитис О. / Одисеас Элитис // Лауреаты Нобелевской премии в

области литературы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http:// noblit.ru/content/

category/4/99/33/]. 7. Якушева Л. Стихотворения и переводы / Любовь Якушева // Антология мировой поэзии. – 2000. – № 11. – С. 65-68.

Банах Л.С., ст. викл., к.філол.н.,

Таврійський національний університет ім. В.І. Вернадського

коМпоЗиЦионнЫй приеМ «текСт В текСте»

В роМанаХ Маро дУка У статті розглядаються особливості втілення прийому «текст в тексті» в композиції романів грецької письменниці Маро Дука. Вставні твори проаналізовано як психодраматичні інсценування психологічних проблем протагоністів, що дозволяють читачеві сприймати події через свідомість персонажів.

Ключові слова: «текст в тексті», метатекст, новогрецька проза.

В статье рассматриваются особенности воплощения приема «текст в тексте»

в композиции романов греческой писательницы Маро Дука. Вставные произведения анализируются как психодраматические инсценировки психологических проблем протагонистов, позволяющие читателю воспринимать события через сознания персонажей.

Ключевые слова: «текст в тексте», метатекст, новогреческая проза.

The article deals with the peculiarities of the embodiment of the method «text in text» in the composition of the novels of a Greek writer Maro Duka. The inserted texts are analysed as psychodramatization of psychological problems of protagonists, that makes it possible for readers to perceive the events through the conscience of personages.



Key words: «text in text», metatext, New Greek prose.

«Текст в тексте» – введение в оригинальный авторский текст чужого текста, каковым может оказаться и текст, созданный тем же автором, но как бы вставленный в качестве текста другого автора (например, персонажа произведения). Риторическое построение «текст в тексте», характерное для художественной литературы ХХ века, состоит в том, что основной текст несет задачу описания или написания другого текста. Композиционный прием «текст в тексте» обостряет момент игры в поиске «реального» и «фиктивного» в пространственно-временных измерениях текста и создает конфликт между двумя текстами за обладание большей подлинностью. Этот конфликт вызван глобальной установкой культуры ХХ века на поиски утраченных границ между иллюзией и реальностью. Поэтому именно построение «текст в тексте» часто используется писателями в композиционной организации произведений, а его исследование становится актуальным, что доказывает и ряд теоретических работ последнего десятилетия, посвященных принципам двойного кодирования текста (Валгина Н.С., Золотухина Е., Береговская Э.М., Дениско П.В., Сергеева О.В., Бразговская Е. Е.). Относительно греческой литературы рассмотрение композиции произведений, построенных на основе приема «текст в тексте» еще не становилось предметом литературоведческих студий, что позволяет говорить о новизне данного исследования. Целью статьи является определение роли приема «текст в тексте» в композиции романов новогреческой писательницы Маро Дука. Для достижения поставленной цели ставятся следующие задачи: 1) рассмотреть особенности реализации приема «текст в тексте» в шести романах Маро Дука; 2) раскрыть способы образования метатекста в романах новогреческой писательницы.

Композиционным приемом, лежащим в основе построения всех романов Маро Дука, является «текст в тексте». По замечанию Ю.М. Лотмана способами введения «текста в текст» являются либо кодирование тем же самым, но удвоенным кодом, либо посредством кода, отличного от остального пространства произведения [Лотман 71, 156]. К первому типу относятся конструкции «текст в тексте» в романах Маро Дука «Медный колчедан» (« », 1979), «В глубине картины» (« », 1990). Ко второму типу принадлежат тексты театральных пьес в романах «Плывущий город» (« », 1983), «Застывшие тополя» (« », 1987), дневник в романе «Небесная механика» (« », 1999), дневник-письмо в романе «Невинные и виновные» (« », 2004). Вставные тексты, создаваемые главными персонажами романов, выполняют функцию смыслового центра, вокруг которого объединены все другие части целостного произведения.

Так, Мирсини из романа «Медный колчедан» свои переживания, эмоции, сомнения излагает в жанре дневника, построенного как ответы на вопросы анкеты. В процессе повествования девушка изображает частную и социальную стороны своей жизни в самые кризисные для становления ее личности годы (отрочество и студенчество). Изложенная на бумаге история взаимоотношений с окружающими людьми помогает Мирсини разобраться в самой себе и побороть свои комплексы: «подсознательно я идентифицировала других людей со всем тем, что ненавижу. Словно при помощи масок, которые я на них надевала, я изгоняла свои страхи» («...

. ’ [ 1979, 269]»).

Героиня романа «Плывущий город» Ольга задумывает написание комедии под названием «Сады земных наслаждений» (« ») по названию одноименной картины Иеронима Босха “Le Jardin des Dlices”, оргийного, благочестивого и нечестивого одновременно произведения, представляющего собой своеобразный трактат о происхождении и развитии жизни на земле. Ольга считает, что каждый человек неизбежно испытывает некое притяжение к другому человеку, поэтому никто не может избежать попадания в этот сад. Сама Ольга пишет комедию с целью избавления от рокового притяжения к Маркосу, эмигранту из Греции во Францию, женатому мужчине, ненасытному женолюбу. Ее намерение объясняется при помощи метатекстовых элементов: «Поскольку Ольга не может изжить из себя Маркоса, она его воплотит» («, [ 1983, 350]», то есть, не имея возможности реализовать свою любовь в собственной жизни, она попытается найти ее в воображаемом творческом мире, а придуманный ею персонаж Ангелики «будет театральным лицом, и настоящая Ольга может написать про нее все то, что не может написать про себя» (« ’ [ 1983, 353]»). Таким образом, в создаваемой комедии-психодраме Ольга приобретет возможность дополнительной самореализации, проживая не одну, а как бы несколько жизней, благодаря ролевой децентрации, то есть своеобразному перевоплощению в объект творчества, условно становясь теми, кем в реальной жизни она никогда стать не сможет.

Аспазия из романа «Застывшие тополя» создает в воображении театральную пьесу, в которой сценического двойника ее отца убивают его внебрачные дети. Созданное произведение помогает девушке избавиться от негативного «комплекса Электры», который деформировал ее полноценное развитие как женщины. В романе Аспазия одновременно выступает в роли режиссера, аналитика и протагониста.

В романе «В глубине картины» эксплицитный автор, юрист, Александр Пападакос, представитель элиты прогрессивных горожан 80-х годов, создает роман о человеке из среднего класса, таксисте Антонисе Литрасе, случайно встретившемся с ним в ресторане на площади Омония в Афинах. Создаваемая Пападакосом история выполняет две функции: с одной стороны является разновидностью психодрамы, а с другой философско-политическим эссе, в котором ставится вопрос о том, а может ли писатель проанализировать глубины души другого человека, или же посредством своего героя он высказывает лишь собственные мысли, а герои создаваемого им романа похожи на реальных людей его круга.

В романе «Небесная механика» главный персонаж Иаковос записывает придумываемую историю о двух возможных вариантах своей судьбы в форме дневника.

Создаваемая психодрама «субличностей» предоставляет возможность подростку, которому тяжело разобраться в своих внутренних ролях, попробовать себя в разных амплуа, «услышать спор, который ведут в сознании личности внутренние голоса». В результате записанной и проигранной в воображении психодрамы протагонист может сказать: «Я был этим лишь для того, чтобы стать тем, кем я могу быть» [Лакан 1995, 21].

В романе «Невинные и виновные» писательница выстраивает повествование на противопоставлении двух психодрам, ставших отражением культурных кодов главных персонажей: мусульманина Арифа и христиан Панариса и его сестры Элеоноры.

Ариф пишет дневник в форме отрытого письма к своей невесте Ванесе, а затем к сыну от первого брака Хаинриху. Панарис обращается к творческой переработке национального мифа, взятого из книги Замбелиоса «Критские свадьбы» (« »), повествующего о любви сына предводителя восстания греков против венецианцев, Георгоса Канданолеу, Петра, и дочери коварного феодала да Молина, Софии.





Свой сценарий Панарис строит на основе достоверных событий 1527 г., а именно восстания местного населения против захватчиков-венецианцев на западе Крита. При написании сценария по этой книге Панарис имеет возможность пережить чувства героев, понять их поступки и объединить национальный миф с семейным, то есть с «драмой Фумисов»: историей любви его бабушки, мусульманки Айше (сестры-близнеца отца Арифа), и его деда, христианина Фумиса, и смерти Айше от руки Фумиса. Сценарий Панариса представлен либо в виде текста, появляющегося на экране компьютера, за которым работает Панарис, либо в форме фрагментарного рассказа различным собеседникам, другу Ставросу, Арифу, Мафьюдакису, Элеоноре, то есть вторичность этого текста подчеркивается тем, что его слушают и читают.

Общая структура романов Дука создается так, что произведения персонажей оказываются «чужими», включенными текстами, но содержательно оба текста перекрещиваются и дополняют друг друга, создавая два временных и пространственных измерения. Тексты выполняют взаимодополняющую или взаимоотражающую функцию, причем пространство текста, воспринимаемое как «реальное», становится метатекстом для «вставных текстов». Лотман Ю.М. называет метатекст «текстом в тексте», который содержит в себе информацию как о событиях и героях этого текста, так и информацию о самом тексте; такие отдельные структуры текста Ю.М. Лотман определяет как метатекстовые элементы [Лотман 1992, 129]. Метатекст является не только средством обозначения готовой мысли, но и средством создания мысли. Так, для понимания текста пьесы, разыгрываемой в воображении Аспазии, для раскрытия причин убийства главного героя этой пьесы, нужен метатекст как метод «ведения»

читателя по тексту. Пьесе Аспазии предшествуют или следуют за ней метатекстовые размышления о том, как ее создавать: «Совсем недавно она чувствовала себя ответственной за расположение вещей. Теперь все ей кажется чужим и враждебным»

(«.

[ 1987, 27]»). «От нее ускользает формулировка слов, из-за чего она мучается. Она знает, что любое представление требует мнения режиссера, а не труда социальных служащих, ей нужно быть внимательной» («.

.

... [ 1987, 27]»). Метатекстовые элементы обрамляют текст пьесы, тесно с ним взаимодействуют, иногда переплетаются, и, таким образом, граница между реальностью и ирреальностью стирается. Например, повествование в пространстве текста пьесы Аспазии заканчивается таким образом: «Ей остается все меньше времени, а нужно прийти к какому-то завершению» («..., »), в то время, как следующая часть начинается словами «знали, что он умрет: у него был рак, и это было известно» (« ’ »). Разделение на повествовательные планы в романе графически маркировано. Например: «Когда она снова его обнаруживает, он ругается с кем-то в гостиной. Речь идет о какой-то футболке… – («,....– ) «Аспазия перевернула страницу, и появилось второе изображение села…» (... ) «Газеты на следующий день после убийства пестрили фотографиями на все вкусы» (,,... [ 1987, 84-85]»).

В романе «В глубине картины» появляется метатекст, поскольку для персонажаповествователя важен сам процесс создания произведения. В связи с этим композиция романа выступает примером внутритекстовой рефлексии, так как Пападакос периодически перебивает самого себя, объясняя значение того или иного образа, указывая на обстоятельства, сопутствующие процессу написания произведения, а так же обсуждает проблемы, возникающие при его создании, высказывая свои мысли и чувства в форме метатекстовых элементов. Метатекст представлен в форме диалога с женской персонификацией бессознательного протагониста, Эос неутомимой. Пападакос рассуждает о своем замысле, удивляется сам себе, задавая себе вопросы в форме диалога с Эос: «Я нахожусь за пределами моей истории, меня лихорадит, а Фани?

Прошло уже десять дней с тех пор, как она видела в последний раз Антониса Литраса. Значит, действительно исчез этот человек?» («,, ;

, ’ ; [ 1990, 108]»). В заключительной части своего романа Пападакос в диалоге с Эос подводит итог, описывая свои ощущения от созданного произведения: «…я буду хвастуном, который ликует в своем свежем и неоформленном еще понимании вещей, я буду жертвой и губителем, разочаровавшимся человеком, который никогда не пойдет ко дну»

(«... ’,, [, 1990, 281]»).

В романе «Небесная механика», где от третьего лица описывается жизнь несовершеннолетнего преступника в исправительной колонии, создается видимость гетеродиегетического повествования до тех пор, пока главный герой Иаковос не признается в эпилоге, что история придумана им самим как один из вариантов его нежелательного будущего, после чего знакомит читателя с теми реальными событиями, которые повлияли на создание романа.

Таким образом, все романы Маро Дука закодированы двойным кодом, то есть содержат вставные тексты, выполняющие функцию смыслового центра. Выбранная писательницей форма «романа в романе» позволяет рассматривать вставные произведения как психодраматические инсценировки имеющихся психологических проблем протагонистов, чему способствует игровая функция приема «текст в тексте», дифференциация в ситуации «текст в тексте» реального и фиктивного, а также высокий уровень авторефлексивности, достигаемый при помощи приема «текст в тексте», позволяющего читателю воспринимать события через сознания персонажей.

1. Лакан Жак. Функция и поле речи и языка в психоанализе/ Пер.с фр.

А.К. Черноглазова. – М.: Гносис, 1995. – 192 с. 2. Лотман Ю. М. Текст в тексте / Ю. М. Лотман // Труды по знаковым системам. – Тарту : ТГУ, 1970. – Т. 1. – С. 148–

160. 3. Лотман Ю. М. Семиотика культуры и понятие текста // Избранные статьи : в 3 т. / Ю. М. Лотман. – Таллинн : Александра, 1992. – Т. 1: Статьи по семиотике и типологии культуры. – 1992. – С. 129–132. 4.. /.

– :, 1979. – 274. 5.. /. – :, 1983. – 348. 6.. /. – :

, 1987. – 286. 7.. /. – :, 1990. – 283. 8.. /. – :, 1999. – 554. 9.. /. – :

, 2004.– 586.

–  –  –

Автор здійснює порівняльний аналіз складнопідрядних речень з підрядними означальними у польській мові в романі Є. Єнджеєвича Noce Ukraiskie, albo Rodowd Geniusza (Українські ночі, або Родовід генія) та в перекладі цього твору українською мовою. Аналіз стосується синтаксичних контрастів, які простежуються при порівнянні підрядних означальних речень польської мови з українськими означальними конструкціями. Це, зокрема, відмінності в частоті зв’язку (в оригіналі польською мовою і перекладі), міжмовна синонімія, синтаксичні трансформації.

Ключові слова: підрядні означальні речення, синтаксичні контрасти, міжмовна синонімія, синтаксичні трансформації.

Автор проводит сравнительный анализ сложноподчиненных предложений с придаточными определительными в польском языке в романе Е. Енджеевича Noce Ukraiskie, albo Rodowd Geniusza (Украинские ночи, или Родовод гения) и в переводе этого произведения на украинский язык. Анализ касается синтаксических контрастов, наблюдаемых при сравнении придаточных определительных предложений польского языка с украинскими определительными конструкциями. Это, в частности, различия в частоте связи (в оригинале на польском языке и в переводе), межъязыковая синонимия, синтаксические трансформации.

Ключевые слова: придаточные определительные предложения, синтаксические контрасты, межъязыковая синонимия, синтаксические трансформации.

The autor makes a comparative analysis of complex sentences wiht subordinate attributive clauses in Polish in the novel Noce Ukraiskie, albo Rodowd Geniusza by

Похожие работы:

«Прикладные исследования © 1995 г. З.Т. ГОЛЕНКОВА, Е.Д. ИГИТХАНЯН, И.В. КАЗАРИНОВА, Э.Г. САРОВСКИЙ СОЦИАЛЬНАЯ СТРАТИФИКАЦИЯ ГОРОДСКОГО НАСЕЛЕНИЯ Авторы работают в Институте социологии РАН. ГОЛЕНКОВА Зинаида Тихоновна — доктор философ...»

«ОБ АРУТЮНЯНЦЕ А. С. — ПЕШКОВОЙ Е. П. ПОМПОЛИТ — ЯНЫШЕВОЙ К. С. АРУТЮНЯНЦ Арам Сергеевич, родился в 1897 в Тифлисе. Получил высшее образование. Проживал в Москве, работал редактором редакционного бюро Госплана СССР. С 1924 — женат на Клавдии Сергеевне Янышевой, в семье — дочь. 25 апреля 193...»

«Чиа Мантэк Даосские секреты любви которые следует знать каждому мужчине СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1 Доказательство находится в ваших брюках Энцефалограммы и рефлексы Испытайте это Маленькая смерть Донжуаны...»

«Федеральный государственный образовательный стандарт Образовательная система «Школа 2100» Основная образовательная программа дошкольного образования «Детский сад 2100» ЧАСТЬ 1 Образовательные программы развития и воспитания детей младенческого, раннего и дошкольного возраста Москва УДК 373.13 ББК 74.26 Ш67 Феде...»

«§ Травма – основная причина смерти в популяции до 40 лет в Европе § Третья причина смерти во всех возрастных группах после рака и сердечно-сосудистых болезней (к 2020 г. может выйти на второе место) § 3.8 млн. человек погибает ежегодно в мире о...»

«Выступление Мониторинг эффективности реализации программы ДНРВ Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня мы с Вами встретились для работы на последней творческой лаборатории из цикла «Организация воспитательного процесса в условиях ФГОС». На трех предыдущих лаборатори...»

«ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ НАУЧНЫХ ШКОЛ В СОЦИОЛОГИИ Лапина С.В., Академия управления при Президенте Республики Беларусь Анализ науковедческой литературы по проблемам формирования и функционирования науки как социального института позволяет сделать вывод о том, что феномен «нау...»

«© 1997 г. Г.И. ОСАДЧАЯ СЕМЬИ БЕЗРАБОТНЫХ И СЕМЕЙНАЯ ПОЛИТИКА Приступая год назад к изучению этой темы, мы столкнулись с мнением некоторых специалистов о том, что здесь нет особой проблемы, поскольку всем семьям сейчас приходится нелегко. И оппоненты отчасти...»

«Вис Виталис Женщина. Где у нее кнопка? Аннотация Книга, написанная музыкантом и режиссером Висом Виталисом, является своеобразным «мужским» ответом на книги серии «Как Стать Настоящей Стервой». Для мужчин всех возрастов здесь впервые изложена правдивая и циничная информация о женщинах. В книге развенчиваются многие мифы и заблуждения о пр...»

«М. Н. Бычкова, В.М. Шпилевая Томский государственный университет, г. Томск Типология кризиса «Кризис (греч. krisis – решение, приговор, решительный исход) – это лишь предельное обострение деструктивных процессов в деятельности индивидуума или команды, вызванное скрытой или явной стаг...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.