WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«В.В. Захаров СОЗДАНИЕ «НАРОДНОГО» НОТАРИАТА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ (1917–1921 гг.) Аннотация. В статье показан процесс конструирования новой модели организации нотариата в ...»

В.В. Захаров

СОЗДАНИЕ «НАРОДНОГО» НОТАРИАТА В СОВЕТСКОЙ РОССИИ

(1917–1921 гг.)

Аннотация. В статье показан процесс конструирования новой модели организации

нотариата в РСФСР. Раскрывается тезис, что первые действия советской власти были

направлены на ликвидацию прежних нотариальных органов и передачу их функций

структурным подразделениям местных советов, а потом органов юстиции. В условиях

незначительного гражданского оборота, свойственного периоду военного коммунизма и гражданской войны, новая организация нотариата обеспечивала на минимальном уровне реализацию удостоверительных функций.

Ключевые слова: суд, нотариат, нотариус, нотариальное производство, советское государство и право, органы юстиции.

В результате Февральской революции 1917 г. в России была установлена демократическая республика. Смена формы государства не повлекла за собой изменений в организации нотариата, который функционировал без особых преобразований вплоть до прихода к власти большевиков. Становление советской власти было первой попыткой реализовать на практике учения К. Маркса и Ф. Энгельса о классах, классовой борьбе, доведенной до признания диктатуры пролетариата и исторической неизбежности перехода в его руки государственной власти. В основе мер, проводимых большевиками, лежали три положения о необходимости слома государственной машины, установления диктатуры пролетариата, соединения законодательной и исполнительной властей в одном органе государства. Этим объясняется, что в первые месяцы советской власти удалось полностью ликвидировать старый государственный аппарат.

К дореволюционным судам большевики не испытывали большой симпатии, видели в них аппарат расправы над политическими противниками царского режима, рабочими и крестьянами. Многие большевики сохраняли и личную неприязнь к судам, приговаривавшим их к разным мерам наказания за участие в революционной борьбе. Декрет, предусматривающий слом всей старой судебной системы, был подготовлен уже в первые дни советской власти – им стал принятый 1 декабря 1917 г. Декрет о суде № 11.

Декретом ликвидировались все общие судебные установления:

окружные суды, судебные палаты, Правительствующий Сенат, военные, морские и коммерческие суды. Упразднялись также органы предварительного следствия, прокуратуры и адвокатуры. Из старой юстиции Захаров Владимир Викторович, доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Курского государственного университета, zaharov.72@mail.ru Декрет о суде № 1 от 22 ноября (5 декабря) 1917 г. // Декреты Советской власти: В 2 т.

М., 1957. Т. 1. С. 124-126.

сохранялось лишь первичное звено судов – мировые судьи, но их действие приостанавливалось1.

Для осуществления судебной функции были созданы местные коллегиальные суды, состоявшие из постоянного судьи и двух очередных народных заседателей. Состав суда избирался местными советами.

Подсудность этих судов была ограничена кругом менее важных гражданских дел, сумма иска которых составляла 3 тыс. руб., и уголовных дел, наказание по которым было не свыше двух лет лишения свободы. Обвинителями, защитниками и поверенными в суде могли быть любые лица, пользующиеся гражданскими правами. Предварительное следствие осуществляли единолично судьи.

Кассационными инстанциями были уездные и столичные съезды местных судей. Кассационное обжалование могло вести к отмене приговора или решения нижестоящего суда, если вышестоящий суд устанавливал неполноту или неправильность проведенного предварительного следствия, нарушения процессуальных, уголовных норм, несправедливость приговора или отсутствие состава преступления в деятельности осужденного.

Отметим, что местные суды имели право руководствоваться законами свергнутых правительств постольку, поскольку они не отменены и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию2.

Одновременно для борьбы против контрреволюционных сил было провозглашено создание революционных трибуналов, действовавших в составе председателя и шести народных заседателей. Трибуналы получили широкий простор, как в определении составов преступных деяний, так и определении тех или иных мер наказания за них3.

Декрет о суде № 1 не упоминал о нотариате, но фактически нотариальные конторы прекратили свою деятельность. Новое руководство не собиралось полностью отказываться от принципа нотариального удостоверения юридических фактов, давно укоренившегося в сознании граждан и позволявшего контролировать большинство юридически значимых действий. Но сразу возник вопрос – кто именно будет осуществлять такие функции, и в какой сфере будет развиваться эта деятельность?

В первое время правовое регулирование нотариальной деятельности характеризовалось умолчанием по вопросу об ее организационной основе. И дело не только в нерефлексируемом исключении этого сюжета из поля внимания законодателя, и, как результат, отсутствии четко определенной концепции развития системы нотариальных органов. Тут имел место тактико-организационный просчет. Как позднее признал Д.И. Курский, Декрет № 1 содержал в себе идею использовать технический аппарат старых См.: Сырых В.М. История государства и права России. М., 2007. С. 29.

См.: Еженедельник Советской юстиции. 1922. № 46-47.

См.: Декрет о суде № 1. Ст. 50.

судов для создания новой системы судебных установлений, но это положение на практике реализовано не было1.

Восполнением указанного пробела занялись местные органы управления. Они без всякой законодательной регламентации в опережающем порядке в первые месяцы существования советской власти стали закреплять нотариальные функции за конкретными советским структурами. Вполне типичным может быть признан сценарий, по которому разворачивались события в этой сфере в Курской губернии. В начале декабря 1917 г. власть в регионе перешла в руки чрезвычайного органа власти – Революционного Совета, одним из первых решений которого было упразднение судов.

Распространение советской власти в Курском крае сопровождалось становлением новой системы управления регионом. Формирование местных органов власти было осуществлено I губернским съездом Советов, который проходил 24 февраля – 1 марта 1918 г. Высшим губернским органом власти был объявлен губернский съезд Советов. Исполнительным орган власти, заменившим собой Революционный Совет стал губернский Совет народных комиссаров.

Каких-либо специальных документов о ликвидации дореволюционного нотариата издано не было, но нотариальные конторы в губернии были закрыты. Вместо них при местных советах создавались нотариальные отделы. Например, в Льгове в начале 1918 г. штат такого отдела включал заведующего, его помощника и секретаря2.

Следующим шагом по перестройке нотариального дела стало издание Декрета о суде № 2 (15 февраля 1918 г.)3. В развитие и дополнение Декрета № 1 для рассмотрения дел, превышающих подсудность местного народного суда, образовывались окружные народные суды, члены которых избирались по округам местными советами депутатов. Эти суды являлись первой инстанцией для гражданских и уголовных дел, не отнесенных к подведомственности местных судов по Декрету № 1. Общее собрание членов окружного народного суда устанавливало количество гражданских и уголовных отделений в составе председательствующего и не менее двух постоянных членов в каждом. Члены суда избирали из своей среды председателя суда и председателей отделений. Декрет воссоздавал следственные комиссии при окружных судах, избираемые местными советами. Создавались коллегии правозаступников, члены которых поддерживали обвинение и осуществляли защиту в суде.

Новеллой Декрета № 2 стало упоминание нотариата. В ст. 11 указывалось, что надписи о понудительном исполнении по векселям, закладным и нотариальным заемным письмам, на основании правил о понудительном исполнении, делаются нотариусами, а в местностях, где Заседания второго Всероссийского съезда областных и губернских комиссаров юстиции // Материалы НКЮ. Народный суд. Вып. 3. М., 1918. С. 7.

Государственный архив Курской области (далее – ГАКО). Ф. Р-381. Оп. 2. Д. 17а. Л. 1 об.–2.

Декреты советской власти. Т. 1. М., 1957. С. 466–474.

таковых нет, лицами, их заменяющими, при чем эти лица, а равно нотариусы, взимают пошлину и прочие сборы в установленном размере1. Данное нормативное предписание означало, что советская власть не намерена была отказываться от института нотариата, но при этом просматривалась специфика его организационной модели и правового регулирования деятельности.

Этот подход получил дальнейшее развитие в актах Совета народных комиссаров РСФСР, который своим постановлением прекратил действие Положения о нотариальной части от 14 апреля 1866 г. и утвердил Временное положение о нотариальных отделах при советах депутатов и Инструкцию о порядке деятельности нотариальных отделов. Началось создание новых структур, которые возглавили по уже сложившейся традиции «народные»

нотариусы. В полной мере эту реформу в условиях гражданской войны реализовать не удалось2. Тем более, что уже с лета 1918 г. отмечаются новые попытки преобразования нотариата.

Это было связано в первую очередь с изданием Декрета о суде № 3, который стал очередным шагом в формировании юридических механизмов защиты прав и интересов различных категорий участников правоотношений.

Можно выделить две группы изменений. Первая группа объединяет меры по пересмотру подсудности разных судов. Например, на местные народные суды возлагалось рассмотрение всех уголовных дел о преступлениях и проступках, за исключением дел о посягательствах на человеческую жизнь, изнасиловании, разбое и бандитизме, подделке денежных знаков, взяточничестве и спекуляции, рассмотрение которых отнесено к ведению окружных народных судов. На местные народные суды возлагалось рассмотрение всех гражданских дел ценою до 10 тыс. руб. Дела о взяточничестве и спекуляции были изъяты из ведения революционных трибуналов и переданы в окружные народные суды. Окружные суды также лишались полномочий в сфере рассмотрения жалоб на решения и приговоры местных судов. Теперь аналогичные процессуальные действия осуществляли См.: Декрет о суде № 2 от 15 февраля 1918 г. // История законодательства СССР и

РСФСР по уголовному процессу и организации суда и прокуратуры. 1917-1954 гг.:

Сборник документов / под ред. С.А. Голунского. М., 1955. С. 40-43.

Например, Курский край стал ареной борьбы с попытками Украины, использовавшей поддержку Германии, захватить часть уездов Курского края. В начале 1918 г. Центральная Рада Украины предъявила претензии на часть территории Курской губернии со смешанным украинским и русским населением. Уже в марте 1918 г. немецкие войска и гайдамаки вторглись в пределы Курской губернии. Они заняли Грайворонский, Белгородский, Корочанский и частично Путивльский, Рыльский, Льговский, Суджанский, Обоянский и Новооскольский уезды. Красная армия, поддержанная частью населения Курской губернии, приостановила дальнейшее продвижение немецких войск по территории губернии, и 5 мая 1918 г. в г. Курске было заключено перемирие, установлена демаркационная линия. Революция в Германии в ноябре 1918 г. аннулировала тяжелый для нашей страны Брестский договор. Германские войска, а вместе с ними и гайдамаки оставили территорию Курской губернии, однако, Белгородский уезд еще до 11 февраля 1919 г. числился в пределах Украины.

Советы местных народных судей1. Вторая группа – это меры по изменению системы судебных органов. Возрождались Советы местных народных судей, которые рассматривали кассационные жалобы по делам, по которым присуждалось взыскание свыше 500 руб. или лишение свободы свыше семи дней.

Вслед за Декретом № 3 было Положение «О народном суде» от 30 ноября 1918 г., которое внесло значительные коррективы в судебную систему страны. Учреждался единый народный суд в составе одного постоянного народного судьи и народных заседателей. Народному суду были подсудны все уголовные дела о преступлениях и проступках, споры об имущественных и личных правах и интересах, а также все дела, отнесенные к ведению суда в порядке бесспорного производства. Исключение составляли дела о контрреволюционных деяниях и выступлениях, саботаже, дискредитировании советской власти и шпионаже. Они рассматривались Революционным трибуналом, от которого зависело признать деяние не имеющим политического значения и передать дело в народный суд.

Все народные суды, входившие в состав губернии, составляли судебный округ. В каждом судебном округе для рассмотрения кассационных и частных жалоб на приговоры, решения и действия народных судов и ближайшего контроля над ними учреждался Совет народных судей, в структуре которого предусматривались Президиум, уголовные и гражданские отделения. Были ликвидированы все окружные суды.

Масштабная реформа указывала на тот факт, что советская власть усиливает свое внимание к юридической инфраструктуре, правда, весьма непоследовательно, как и в некоторых других сферах, когда приходилось делать выбор между идеей и целесообразностью. Это не миновало и нотариат. С одной стороны, были изданы советские акты, которые указывают на понимание назначения нотариата как института, занимающегося удостоверением сделок и приданием юридической силы различным документам. Так, Декрет от 20 мая 1918 г. «О дарениях» предписывал, чтобы дарение и всякое иное безвозмездное предоставление имущества на сумму от 1 тыс.

руб. до 10 тыс. руб. должно было облекаться в форму нотариального или судебного акта. При несоблюдении этой формальности сделка признавалась недействительной2. Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве, принятый в сентябре 1918 г. определял, что браки заключаются в местных отделах записей актов гражданского состояния или в замещающих их нотариальных отделах при местных советах депутатов3.

С другой стороны, отмечаются мероприятия, указывающие на сохраняющийся подход, ориентированный на отказ «буржуазных» правовых Декрет СНК РСФСР от 20 июля 1918 г. № 3 «О суде» // СУ РСФСР. 1918. № 52. Ст. 589.

См.: Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства.

Систематический сборник важнейших декретов. 1917–1920. М., 1920. С. 235.

Там же. С. 53.

институтов. Осенью 1918 г. на общегосударственном уровне обсуждался вопрос об уничтожении нотариальных «крепостных» актов. В результате было решено предложить заведующим юридическими отделами губернских советов депутатов передать в Совет народного хозяйства нотариальные архивы, архивы бывших судебных палат, уездных съездов, окружных и коммерческих судов «в целях проведения в жизнь декрета о социализации и муниципализации недвижимых имуществ, уничтожении всяких следов прежней частной собственности на недвижимость и в целях использования ненужных запасов старой бумаги для переработки и обращения в бумажную массу»1.

Указанная мера еще не успела воплотиться на практике, как Народный комиссариат юстиции РСФСР (далее – НКЮ, Наркомюст) предложил ликвидировать нотариальные отделы при советах депутатов (циркуляр № 9 от 9 декабря 1918 г.), а их функции распределить между отделами коммунальными, социального обеспечения, записи актов гражданского состояния, юридическими, местными народными судьями, исходя из их компетенции. По сути дела, была предпринята попытка возложить нотариальные функции на те учреждения, в связи с деятельностью которых нотариат был необходим. Это в свою очередь привело к замене «общего засвидетельствования» засвидетельствованием «конкретным».

Надо полагать, что достаточно быстро пришло осознание преобладания негативных последствий данной меры, лишившей вполне привычной и понятной населению системы юридической помощи со стороны нотариусов, заменив ее бюрократизированной практикой. Вскоре (в феврале 1919 г.) организация нотариального дела пережила новую реформу.

Наркомюст распорядился не проводить в жизнь циркуляр о ликвидации нотариальных отделов, а там, где это необходимо, иметь нотариальные столы в городах при судебно-следственных подотделах губернских отделов юстиции, а в уездах – при местных народных судах2. При этом по заведенной уже традиции нотариальная компетенция не определялась и фактически ограничивалась удостоверением различного рода обстоятельств3.

Зацепина С. Обратив в бумажную массу... (Очерк истории советского нотариата) // Нотариальный вестник. 1999. № 5-6. С. 62.

Избранное: Советский нотариат. Проблема доказывания в советском гражданском процессе / Юдельсон К.С.; Редкол.: Ершов В.В., Лужина О.В., Никитин С.В., Перевалов В.Д., Ярков В.В. М., 2005. С. 38–39.

Здесь уместно вновь указать, что перестройка организационной основы нотариального дела была задержана событиями гражданской войны. Например, летом 1919 г. части Добровольческой армии, начавшие наступление с Юга на Москву, вступили на территорию Курской губернии. В сентябре 1919 г. большевистское правительство утратило контроль на большей части территории края. На занятой территории деникинцы восстанавливали старые порядки и возрождали прежние учреждения. Но этот период длился недолго: уже 15 ноября красными войсками был взят Фатеж, в ночь на 18 ноября – Курск, 18 – Тим, 19 – Льгов, 20 – Рыльск, 24 – Старый Оскол, 1 декабря – Короча, 7 – г. Белгород.

Правда, Наркомюст достаточно быстро пересмотрел и это свое решение, и уже 2 февраля 1920 г. выполнение нотариальных функций возложил на уездные и губернские отделы юстиции, а менее сложные нотариальные действия, такие как, засвидетельствование копий, подлинности подписей, были отнесены к компетенции народного суда. Этого подхода власть придерживалась достаточно долго (если иметь в виду скорость прежних преобразований). В постановлении коллегии Наркомюста от 23 июля 1921 г., корректировавшего организационную основу нотариальной деятельности, предписывалось организовать регистрацию сделок в губернских органах юстиции и коммунальных отделах1. В результате, нотариальные функции были распределены между нотариальными столами губернских отделов юстиции (губюстов) и уездных бюро юстиции (убюстов).

На них было возложено засвидетельствование различного рода сделок и договоров, совершение которых не противоречило советскому законодательству.

Указанные изменения шли в русле формировавшейся управленческой пирамиды, органично вписывавшейся в централизованную модель управления с усиленной исполнительной властью. Сам Наркомат юстиции в 1917–1921 гг. неоднократно менял организационное устройство. В итоге, он делился на отделы, которые, в свою очередь, состояли из подотделов. В его ведомственном подчинении находились губернские отделы юстиции. Их правовое положение носило двойственный характер. Несмотря на то, что они организовывались при исполкомах региональных советов, фактически эти инстанции являлись местными органами Наркомюста. С 1919 г. контроль со стороны губернского исполнительного комитета сводился к утверждению состава коллегии и осуществлению формальных бюрократических процедур.

Основанием управленческой пирамиды являлись многочисленные уездные бюро, подчинявшиеся губернским бюро юстиции3.

Итак, в 1918–1921 гг. шел поиск новой модели организации нотариального дела. Главный вектор изменений был направлен на ликвидацию нотариата как буржуазного пережитка и передачу его функций новым органам управления, каковыми сначала стали нотариальные отделы, нотариальные столы местных советов, а потом нотариальные столы органов юстиции. Надо полагать, что большевики в своем стремлении к упрощению общественных отношений и отказу от буржуазного юридического формализма не видели в новом обществе у нотариата перспектив. Стоит обратить внимание, что катализатором таких настроений стал экономический кризис, вызванный политикой военного коммунизма и гражданской войной.

Ускоренным курсом стала проводиться, и вскоре была завершена национализация предприятий крупной и средней промышленности. Была Исторические хроники российского нотариата. М., 2003. С. 229-231.

Систематический сборник узаконений и распоряжений Рабочего и Крестьянского правительства. М., 1918. Ст. 6. С. 15-17.

См.: Крыжан А.В. Становление и развитие местных органов советской юстиции. 1917– 1922 гг.: на материалах Курской губернии: дис. … к.и.н. Курск, 2010. С. 78, 94, 103, 105.

поставлена под контроль государства деятельность мелкой промышленности.

В целях обеспечения населения городов продовольствием ВЦИК установил натуральный налог на сельских хозяев, обладающих излишком продуктов потребления в виде отчисления государству части продуктов. Государство провело ряд мер по сокращению сферы денежного обращения. Начиная с 1920 г., была отменена плата за хозяйственные услуги, а также плата за отдельные виды продукции. Рабочие и служащие и их семьи получали бесплатно продовольственные продукты, одежду, иные товары широкого потребления. С них перестали брать и плату за топливо, транспорт, жилье и коммунальные услуги. Была запрещена частная торговля хлебом и иными предметами первой необходимости. Декретом СНК от 21 ноября 1918 г. все торговые предприятия были национализированы, обеспечение населения продуктами питания и другими предметами первой необходимости возлагалось на Наркомат продовольствия. Продовольствие и промышленные товары распределялись по карточкам. В этих условиях практически сошел на нет гражданский оборот – основной источник спроса на нотариальные услуги. Гражданская война практически полностью разрушила российскую промышленность, уничтожила сельскохозяйственное производство.

Существовавшие обязательственные отношения сводились к алиментным, семейно-имущественным разделам, бытовой купле-продаже, подряду и не выходили за пределы домашнего обихода1. В итоге нотариальная деятельность сдерживалась незначительным гражданским оборотом.

При всей простоте правоотношений в 1918-1921 гг. эффективность новых нотариальных органов, как показывают исследования, была невысокой, о чем свидетельствуют многочисленные юридические ошибки2.

Основная причина их распространения – кадровая политика первых лет советской власти, в основе которой лежал критерий социального происхождения. Именно это объясняет тот факт, что в первые послереволюционные годы для комплектования штата нотариальных учреждений в первую очередь привлекались либо прямые сторонники, либо лица лояльные или просто нейтральные к новой власти. На второй план отходили такие критерии как знания, опыт и профессионализм. Советские нотариальные столы укомплектовывались служащими, предыдущая деятельность которых вовсе не обязательно была связана с юридической профессией. В результате понимание нотариальными работниками своих обязанностей порой сводилось к механическому проставлению печати и подписи на документах.

Определенное представление о кадровом составе нотариусов дают данные о нотариальном отделе Льговского Совета рабочих и крестьянских депутатов, датируемые концом 1918 г. Его заведующим был М.В. Григоров, который являлся беспартийным и не имел опыта участия в революционной борьбе. А вот его помощник В.С. Сычев был известен как независимый Черемных И.Г. Российский нотариат: прошлое, настоящее, будущее. М., 1999. С. 29.

Зацепина С. Указ. соч. С. 62; СУ РСФСР. 1922. № 63. С. 807.

социалист, участвовал в революционных событиях 1905–1906 гг., после чего вплоть до революции 1917 г. находился под надзором полиции. Чуть меньше «революционных» заслуг имел секретарь отдела А.И. Криштон, который в партийной работе участия не принимал, но уже с 1917 г. постоянно состоял членом местного исполкома совета депутатов1.

Как видим, изначально новой власти, особенно на местах, приходилось находить выход из сложной ситуации, когда, следуя указаниям центральной власти, нужно было привлекать на должности «проверенные» кадры, но таковые отсутствовали среди пролетариев и тем более крестьянства. Отсюда паллиативы, которые мы наблюдаем: среди работников имеются и сторонники новой власти, имевшие опыт партийной и близкой по характеру общественно-политической работы, и просто сравнительно квалифицированные специалисты. Причем последние занимали, надо полагать, основные должности в силу того, что представители социальной опоры большевиков не отличались требуемым уровнем компетенции.

В конечном итоге, оказалась бесперспективной модель нотариата, организационной основой которого являлись структурные подразделения советов или органов юстиции, а сами нотариусы выступали в роли государственных служащих.

Она еще функционировала на определенном уровне эффективности, обеспечивая минимальный набор удостоверительных функций, в условиях сведенного к минимуму гражданского оборота, но не обладала потенциалом для удовлетворения спроса на нотариальные услуги в условиях экономического роста, тем более на основе восстановления частного предпринимательства.

Библиографический список

Авдеенко Н.И., Кабакова М.А. Нотариат в СССР. Ленинград, 1984. 144 с.

1.

Берман Ч.М. Очерки по истории судоустройства и нотариата РСФСР. М., 2.

1928. 72 с.

Бондарев Н. И., Эйдинова Э.Б. Советский нотариат. М., 1973. 56 с.

3.

Советский нотариат. Проблема доказывания в советском гражданском 4.

процессе / Юдельсон К.С.; Редкол.: Ершов В.В., Лужина О.В., Никитин С.В., Перевалов В.Д., Ярков В.В. М., 2005. 616 с.

Исторические хроники российского нотариата. М., 2003. 292 с.

5.

История законодательства СССР и РСФСР по уголовному процессу и 6.

организации суда и прокуратуры. 1917-1954 гг.: Сборник документов / под ред.

С.А. Голунского. М., 1955. 635 с.

Кочерьянц Р.Г. Возникновение, развитие и сущность советского 7.

государственного нотариата. Киев, 1973. 22 с.

Крыжан А.В. Становление и развитие местных органов советской юстиции.

8.

1917–1922 гг.: на материалах Курской губернии: дис. … к.и.н. Курск, 2010. 160 с.

Крыленко Н.В. О революционной законности. М., 1932.

9.

Крыленко Н.В. Суд и право в СССР. М.; Л., 1927.

10.

Крыленко Н.В. Судостройство РСФСР. М., 1924.

11.

Нотариат в СССР / под ред. М. Г. Авдюкова. М., 1974. 167 с.

12.

ГАКО. Ф. Р-381. Оп. 2. Д. 17а. Л. 1 об.–2.

Нукелов И. Оказание помощи исполкомам местных Советов депутатов 13.

трудящихся в осуществлении нотариальных действий // Советская юстиция. 1975. № 9.

Осетров Н. Нотариальная работа исполкомов. М., 1974.

14.

Осетров Н. Советскому нотариату пятьдесят лет // Социалистическая 15.

законность. 1972. № 10.

Юдельсон К.С. Развитие института советского нотариата // Ученые труды.

16.

Ученые труды Саратовского юридического института. Саратов, 1969, Вып. 3. С. 225-244.

Сеченов В.М. Суд и правосудие в СССР. М., 1976. 376 с.

17.

Систематический сборник узаконений и распоряжений Рабочего и 18.

Крестьянского правительства. М., 1918.

Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского 19.

правительства. Систематический сборник важнейших декретов. 1917–1920. М., 1920. 271 с.

Советский гражданский процесс / под ред. А.A. Добровольского. М., 1979.

20.

367 с.

Советский гражданский процесс / под ред. С.Ю. Каца, Л.Я. Носко. Киев, 21.

1982. 423 с.

Стучка П.И. 13 лет за революционно-марксистскую теорию права. М., 1931.

22.

236 с.

Сырых В.М. История государства и права России. М., 2007.

23.

Трифонов И.Я. Ликвидация эксплуататорских классов в СССР. М., 1975.

24.

406 с.

Черемных И.Г. Российский нотариат: прошлое, настоящее, будущее. М., 25.

1999. 63 с.

Чечет Д. М. Неисковые производства. М., 1973. 168 с.

26.

Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Казань, 1896.

27.

461 с.

Щеглов В.Н. Гражданское процессуальное отношение. М., 1966. 168 с.

28.

Юдельсон К.С. Советский нотариат. М., 1959. 376 с.

Похожие работы:

«1. Общие положения Настоящая программа составлена в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами высшего образования по программам специалитета или магистратуры. Вступительные испытания по специальной дисциплине проводятся в форме экзамена в устной форме по билетам. Вступительные испытания служат основанием для оценк...»

«Алгебра сигнатур Сосуды мира Ацилут В мире Ацилут даже Сосуды называются Б-жественностью и Единством. В книге Зог’ар (Сияние) в разделе «Тикуним» (Исправления) написано: «В мире Ацилут ВСЕВЫШНИЙ и ЕГО Гармот (Проявления, Сосуды) это од...»

«Роберт Джордан Корона мечей Серия «Колесо Времени», книга 7 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=126163 Роберт Джордан. Корона мечей: АСТ, АСТ Москва, Транзиткнига; Москва; 2006 ISBN 5-17-032662-9, 5-9713-115...»

«№1 См. на с. 2-3 Вид с Покровского собора на застраиваемую площадь, Застраивается центральная площадь Гатчины вновьвозводимое здание в охранной зоне трех памятников федерального значения также разместится в охранной зоне памятников республиканского значения: Съезжего дома, Суконной фабрики и Покровского собора Про...»

«Абдишев Асан Ибрагимович, р. 1918. Гв. ст. Абаев Василий Андреевич (1910-1974). сержант,ком. отделения 13 мехд.Дважды ранен. Рядовой,кавалерист; Бр. Ф, Ст. Ф, ЦФ, 1 БФ. Абдрахимов Асадулла Шайдулович(1913Дваждыранен. 1982).Рядовой, стрелок 41 сп 84 сд. Абаимов Александр Иванович(192...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Тульский государственный университет» ТУЛЬСКАЯ  ЖУРНАЛИСТИКА Научно-информационный вестник Выпуск 4 Тула ББК 76.00 (2Р-4Тул)...»

«УЧЕНИЕ ИСЛАМА Перевод книги МУФТИЯ КИФАЯТУЛЛАХА (рахматуллахи ‘алейхи) «ТА‘ЛИМУЛЬ ИСЛАМ» (ХАНАФИ) Перевод с языка урду. УЧЕНИЕ ИСЛАМА Исламское вероучение (глава имана) Вопрос: Кто ты по религии? Ответ:...»

«Александр Новиков Охотник Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=165174 Охотник: Издательский Дом «Нева»; Санкт-Петербург; 2005 ISBN 5-7654-4087-8 Аннотация Он – офицер ГРУ по прозвищу Гурон. Его долг – вы...»







 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.