WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«УСМАНОВ Борис Фатыхович - доктор социологических наук, профессор Института молодежи (Москва). На стыке веков Россия вновь переживает масштабные общественные преобразования. ...»

© 2000 г.

Б.Ф. УСМАНОВ

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА:

КОНСТРУИРОВАНИЕ БУДУЩЕГО

УСМАНОВ Борис Фатыхович - доктор социологических наук, профессор Института

молодежи (Москва).

На стыке веков Россия вновь переживает масштабные общественные преобразования. Радикальные по своей сути. За последние десять-пятнадцать лет существенно

расширилось жизненное пространство гражданского общества. Страна перешла от жесткой административной регламентации всего и вся к демократическому формированию органов власти и настойчиво ищет адекватные подходы к избирательному процессу.

Выборы - образно говоря, демонстрационное табло демократии. На альтернативной основе и вполне последовательно, хотя и не всегда безболезненно, они передают функции создания федеральных, региональных и местных структур управления непосредственно населению, все больше связывают судьбу носителей госполномочий с волеизъявлением народа. Возникают, как справедливо отмечают исследователи, предпосылки к реальному союзу между электоратом и властью, гражданским обществом и государством [1].

В руки общества выборы дают своеобразный механизм согласования интересов различных социальных групп и политических сил, без которого вряд ли возможен сегодня какой-либо управленческий консенсус в условиях огромной многонациональной и многоконфессиональной страны. Более того, избирательный процесс демонстрирует, на мой взгляд, весьма востребованную сейчас способность конденсировать, собирать и естественным путем адаптировать поначалу разрозненные цели своих участников баллотирующихся кандидатов на выборные посты, голосующих граждан и как бы находящихся над схваткой государственных институтов. И мера объединения таких целей - первый повод говорить о демократичности или недемократичности, эффективности или неэффективности выборов.

Понятно, насколько методологически непросто определить, как оценивать эффективность избирательного процесса, анализировать особенности выборной практики и тем паче - пытаться прогнозировать развитие тенденций и событий. В течение нескольких лет, по ходу работы над этой темой, мне вместе с моими коллегами, аспирантами и диссертантами, не раз приходилось убеждаться в совсем не столь очевидной вещи, какой она иногда представляется. В переходный для общества период поиск методологических подходов к исследованию такого неоднозначного, многозвенного явления, каковым остаются в России выборы, предполагает особую взвешенность, научную тщательность. Факты избирательных процедур 1999 г.

лишний раз показали:

наша социологическая теория уже не может довольствоваться прочно устоявшимися стереотипами недавнего прошлого, ей необходимо адекватное новой постсоветской практике содержание, когда научной задачей выступает не столько возможность фиксировать общественное состояние и электоральное поведение, сколько позитивно воздействовать на выборные технологии, программные и имиджевые стратегии, а на этой базе и формировать, готовить будущее.

К названной методологической проблеме стоит подойти, впрочем, и с другой стороны. Выборы нельзя рассматривать чисто функционально, только как средство для смены и формирования власти. Недостаточно ссылаться и на то, что именно по ходу избирательных процедур гражданское общество осуществляет свой глобальный контроль над государством, по максимуму включает социальные механизмы сдержек и противовесов.

Важнее, несомненно, тот аспект, который помогает использовать потенциал гласности, открытости сопровождающей избирательный процесс информации (в том числе и социологической) для нейтрализации накопившихся в обществе противоречий и снятия, смягчения любых локальных напряжений. То есть речь идет о расширении понимания зоны действия выборов, создании предпосылок к тому, чтобы и вне узких предвыборных рамок, в режиме преемственности властных полномочий, более плавно, без резких кренов и рывков, но главное - сообразуясь с показаниями электорального мнения, менять, где нужно, политические и социально-экономические приоритеты, намечать своевременный, обоснованный приход новых лидеров во власть.

Словом, теоретическая, а в известной степени и апробированная практикой потребность последовательно совершенствовать выборный механизм давно уже выглядит достаточно устойчивой. Вопрос в том, однако, под каким углом продолжать его моделировать и строить, по каким азимутам эффективности? Думается, дифференцировать поиск можно в нескольких направлениях.

Предлагаю взглянуть на действенность избирательного процесса:

а) с точки зрения принятия избирательных технологий (организация и управленческое сопровождение выборов);

б) с точки зрения политического информационного рынка, социологии в СМИ;

в) с точки зрения результативности штабных предвыборных целей и задач;

г) с точки зрения содержания соревнующихся избирательных программ и ориентации на "мыслящего избирателя";

д) с точки зрения максимизации потенциала электорального поля и достижения формальной легитимности избираемых кандидатов;

е) с точки зрения комплексных, не ограниченных одним выборным периодом кратологических технологий.

Избирательные технологии Нет необходимости доказывать, почему именно они оказались самыми востребованными в общем ряду социальных и политических технологий периода трансформации общества. Нужду в них продемонстрировали многочисленные партии и движения, властные и управленческие структуры, весь наш насыщенный спросом и предложением реформаторский рынок. Технологизация в избирательном процессе коснулась каждой из присущих ему сторон, привела к возникновению нетрадиционных для прежней российской действительности имиджевых, рекламных компаний, консалтинговых фирм, которые профессионально, на современном научно-методическом уровне повели масштабную работу в русле политического маркетинга.

В самом общем виде предвыборная технология, согласно известным разработкам, включает поэтапный, методически регламентированный набор штабных действий, от аналитики до организации типовых бюрократических мероприятий. В основе принятой методологии - системный подход и строгая междисциплинарная дифференциация функций любого из исполнителей (будь то социологи, психологи, имиджмейкеры, маркетологи, информационщики или другие специалисты).

Этапы работ равнозначны крупным тематическим блокам, концентрирующим направления избирательной кампании с момента ее начала и до завершения голосования, объявления итогов выборов.

Технология предусматривает в первую очередь:

материальное и финансовое обеспечение предвыборной борьбы; анализ стартовой ситуации, оценку политических, экономических, социальных, психологических и прочих обстоятельств; определение стратегических узлов и тактических схем применительно к электорату, оппонирующим кандидатам и партиям, избирательным объединениям и движениям; формы и методы, способствующие управлению совокупным штабным процессом.

Любой блок при этом предполагает несколько организационных уровней, позволяющих держать под контролем как отдельные позиции или практические шаги, так и суммарный результат коллективных усилий. Для каждого из уровней определился и существует свой набор критериев эффективности. В зависимости от авторских подходов используются, к примеру, критерии программных целей, электоральной готовности, информационного контроля, обратной связи, баланса интересов и им подобные.

При такой методологии естественно трактовать эффективность избирательного процесса как достижение максимального участия электората в выборах, наибольшего сближения интересов гражданского общества и государства в целях оптимального формирования состава и создания условий для конструктивной работы органов власти и управления.

Политический информационный рынок, социология в СМИ На решающих этапах избирательной кампании мера информационного воздействия на электорат становится порой (пусть это кому-то и покажется трактовкой ненаучной и наивной) "неприлично" большой. В настоящее время явно возросла активность компьютерных сетей, дающих возможность оперативно включать в предвыборную борьбу огромные массивы информации, формировать с их помощью и сознание голосующих, и непосредственные результаты выборов. Политический рынок не просто беззастенчиво эксплуатирует массовые зрительские и читательские аудитории в интересах заказчика. Очень часто коммуникационные каналы используются не в благих соревновательных целях, а для распространения порочащих слухов и заведомо ложных сведений о конкурентах или, как сейчас выражаются, для "слива компромата". И самое, пожалуй, печальное, что в этом плане усилилась негативная роль опросов общественного мнения, велик удельный вес заказной социологической информации.

Возник своеобразный парадокс. С одной стороны, казалось бы, надо радоваться растущей популярности социологии, расширению исследовательского и ретрансляционного полей. С другой - все отчетливее становится недобросовестная эксплуатация отечественного избирателя, непривычного к неконтактной, экранной и виртуальной пропаганде. Доверчивость значительной части населения не выдерживает прежде всего натиска телеведущих (у газет меньшая зона действия), хотя не одни они, конечно, берут грех на душу - социологи тоже виновны в сомнительности своей информации.

Тенденциозно используемая методика опроса ("социально ожидаемые" ответы на вопросы из совсем другой системы координат) и такая же трактовка материалов создают базу под искомый результат, а с ним и вероятность предсказуемого воздействия на избирателя: если сообщается, что такая-то партия опережает другие, то она получает дополнительных сторонников из числа "неопределившихся"; если показывается, что кто-то, наоборот, отстает в популярности от конкурентов, это ведет к новым потерям голосов.

Названные факторы вполне сопоставимы с данными исследований 1995—1996 гг. по средствам массовой информации [2]. Выборы 1999 г., однако, особо подчеркнули, насколько размытыми оказались морально-нравственные критерии эффективности избирательного процесса и его агитационно-пропагандистского содержания. Аналитики констатируют сегодня, что телевизионным и газетным социологам (так обозначают тех, кто выполняет заказы СМИ) ни разу не удалось достоверно предсказать исход федеральных выборов в их полной конфигурации, но это никого не смущает и серьезных комментариев не рождает. Зато с охотой объясняется "организованный" PR феномен сверхактивности общественного сознания, когда речь заходит о стремительном росте рейтинга любого нового политика. Кстати, сошлюсь на собственный экспресс-анализ, который был сделан по результатам последних губернаторских выборов в Подмосковье. Лишь один прогноз на основе опросов оказался максимально близким к итогам голосования - Центра социологических исследований Московского государственного университета [3]. Не ставлю вопрос, морально ли "подсказывать" избирателю мнение большинства, чтобы и его склонить к поддержке лидеров рейтинга. Напомню только о существующей для всех нас дилемме: или мы ориентируемся на "эффективность зла", или - на "эффективность добра". Третьего не дано.

Штабная управленческая деятельность С точки зрения утилитарного результата успешной будет считаться всякая штабная деятельность, которая принесет ощутимую пользу для победы на выборах. На разных уровнях организации действуют при этом, понятно, разные по характеру и содержанию управленческие технологии.

При существующей в стране мажоритарно-пропорциональной избирательной системе выборным штабам приходится заниматься главным образом тремя вариантами достижения цели: на уровне кандидата-одномандатника, на уровне партийных списков, на уровне "командного" противостояния, когда за высокие посты гонку ведут претенденты в губернаторы - вице-губернаторы, мэры - вице-мэры. В каждом из вариантов свои особенности, стратегия и тактика, свой социально-экономический и политический фон. Что касается фона, то характерен недавний пример по Саратовской области, губернатор которой известен своими радикально-либеральными взглядами. Неожиданно для многих именно здесь штаб КПРФ сумел обеспечить коммунистам в федеральных списках 30% голосов избирателей - выше среднего российского показателя той же партии. Но примечательно другое: в состязании с кандидатами КПРФ партия местной власти смогла выиграть только в двух (из четырех) одномандатных округах - причем на селе, где независимый контроль за выборами затруднен, а управление избирательным процессом властью на местах, напротив, облегчено.

Соревнование штабов во всех подобных случаях включает скрупулезный анализ предвыборной ситуации, подбор организаторов и исполнителей программы, выбор средств достижения цели. Но отметим важное отличие нынешней практики - в специфику партийной, клановой борьбы все более прочно вклиниваются пиаровцы, хотя и выполняющие заказ тех же штабистов, однако никак не связанные с ними идеологически. Успех дела априори во многом перекладывается на профессионалов.

Впрочем, насколько это номинально и насколько реально, однозначно судить пока трудно.

Увеличение доли профессионализма, надо полагать, в самом скором будущем немало изменит избирательный процесс. И, думаю, не всегда в лучшую сторону, ибо пиаровцам совершенно все равно, на кого они тратят свои усилия, лишь бы работа хорошо оплачивалась.

Тем не менее на необходимые показатели теперь работают апробированные в западных демократиях средства добычи и защиты информации, методы наподобие "директмейла" (заброс теплых писем каждому избирателю от имени кандидата и его штаба) или телефонной агитации посредством обольстительных девичьих голосов, не говоря о специализированных агентствах, готовых взять на себя и аналитическую, прогностическую функцию, вести мониторинговые исследования в регионе, городе, районе.

Как бы то ни было, есть основание думать, что в штабной предвыборной деятельности ее качество постепенно достигает той отметки, когда дальнейшую перспективу вполне правомерно ассоциировать с известным в теории "управлением по целям" подходом, который предполагает профессиональное получение нужного результата за счет прежде всего четкой координации сил и времени. При этом поставил бы в данном случае знак равенства между "управлением по целям" и "эффективностью достижения целей". Цель, результат и эффективность в избирательном процессе для выборного штаба - едва ли не прямые синонимы.

Избирательные программы и ориентация на "мыслящего избирателя" Исход избирательного процесса по традиции неизменно связывается с предвыборными программами партий, движений, отдельных кандидатов. Нет, как правило, ни одного участника выборов, который в той или иной мере не обозначал бы свои приоритеты, не формулировал бы неких обещаний, стремлений. Но и социологические исследования (массовые опросы электората), и множественные исповеди добровольцев-избирателей доказывают незнание большинством голосующих содержания, а порой и самого существования соревнующихся на выборах платформ.

Часть аналитиков склонна гипертрофировать этот "пробел" общественного сознания и видеть за ним нечто большее, чем просто нежелание читать и знать. Как в первые годы либеральных реформ, так и сейчас исследователи намекают на потребительскую психологию своих сограждан, на фатальность и безнадежность бессрочно замкнутого проблемного круга. Сначала, дескать, наивно верилось, что избиратель, тщательно ознакомившись с программами, пойдет и вполне осознанно проголосует за реформы, которые без поддержки народа мало что значат. Когда же он не проголосовал раз, другой, третий, стало ясно, мол, что общество готово поддержать реформаторов только после того, как их преобразования принесут осязаемые плоды. Не будет плодов - будем бегать, хоть и с избирательными бюллетенями и свободой выбора, но по кругу.

Так ли это на самом деле? Не успели пройти последние думские выборы, как в противовес опять проигнорированным программам появилась еще более жестко, чем раньше, сформулированная альтернатива: сегодня хотят голосовать за того, кто известен. Известность баллотирующегося, а не его бумажные воззвания - по мнению людей, истинная гарантия предсказуемости депутатского поведения.

Вряд ли подобная крайность может служить основой для выбора тех или иных критериев, содействующих эффективному избирательному процессу. Однако и сбрасывать со счетов известность (информационную полноту) тоже нельзя. Значит, выход в рациональном соединении знания о человеке и знания о предлагаемой программе действий. Ведь в идеале - чем содержательнее программа кандидата, партии, тем больше у них шансов на получение властных мандатов. Иначе легко дойти и до абсурда.

Достижим ли симбиоз знаний, разновеликих ориентиров, допустим, в ближайшее пятилетие - сказать не берусь. Но двигаться в этом направлении, бесспорно, нужно. В частности, наверное, стоит внимательно присмотреться к опыту американских исследователей 60-80-х годов [4]. Именно тогда сначала проявилось, а потом получило всестороннее развитие понятие "мыслящий избиратель" - т.е. ориентирующийся в первую очередь на социально значимую проблему или - в условиях многопартийной системы - на партийные предпочтения.

Электоральное поле и легитимация избираемых лиц В качестве преамбулы назову один, если не главный, то довольно часто упоминаемый мотив. Немало борцов против "грязных технологий" убеждены, что максимальная явка на избирательные участки существенно облегчает заботу о чистоте выборных процедур. Чем больше избирателей доходит до урн, тем честнее итог.

Потому как всех не купишь, не задаришь и... не обманешь.

И по этой, и по другим причинам выборные штабы стремятся обеспечить возможно полную явку голосующих, стараются подкрепить такое желание действенными агитационными средствами. Организаторам очевидна присутствующая здесь диалектика количества и качества. Они сознают, что есть как бы две самостоятельные задачи в максимизации электорального поля - формальная, конвенциальная (требующая иметь энный процент явки для признания выборов состоявшимися, а победивших кандидатов - легитимно избранными) и неконвенциальная (заметно сопряженная с целями отдельных противоборствующих "команд", со специфическими особенностями участвующих в избирательном процессе).

Для некоторых избирательных объединений, партий бывает важным присутствие среди голосующих определенных возрастных или социальных групп. Социологические замеры [5] показывают, скажем, симпатии старшего поколения к коммунистам, а молодого электората - больше к "Яблоку". В других вариантах обнаруживаются иные зависимости, которые, соответственно, отражают возможную явку на голосование и корректируют внимание к ней.

Общая угроза любым конвенциальным или неконвенциальным интересам - это абсентеизм, игнорирование потенциальными избирателями голосования. И, разумеется, нельзя считать эффективной избирательную работу при минимальной явке голосующих. Сам факт, конечно, можно и не драматизировать, но за ним - как наименьшее - отчуждение граждан от формирования власти, низкий уровень политической социализации молодых людей, пассивный протест против декларируемых государством, обществом жизненных норм и ценностей.

Отечественные и зарубежные исследователи отмечают общемировую тенденцию ослабления активности избирателей. Официальное снижение барьера участия в голосовании до 25% уже заметно опустило в России ценз многих "всенародных избранников". Еще немного - и выборы перестанут быть средством поддержания консенсуса в социуме и взаимосцепления гражданских и государственных интересов. Налицо серьезная проблема: как развертывать процесс дальше?

Кратологические технологии Повысить эффективность избирательного процесса, на мой взгляд, можно лишь при соблюдении основополагающего условия -рассмотрения довыборных и послевыборных технологий в единстве. Иначе говоря, объединив их в разряд кратологических.

Кратология, как известно, наука, изучающая общественные явления, связанные с властью, ее институтами. Следовательно, кратологические технологии допустимо идентифицировать в качестве власть формирующих, власть ставящих и поддерживающих. Они помогают адаптации обновленных, ротированных властных структур, а выборы в этом русле выступают как способ производства и юридического оформления представительных и исполнительных органов.

Отечественная практика не имеет пока каких-либо апробированных профильных технологий, ориентированных на двух-трехэтапные цели такого рода. Тем более, отсутствуют у нас власть ставящие и поддерживающие технологические средства достаточно долгого действия - например, на весь выборный срок полномочий депутатского собрания или главы городской администрации. Наличествуют лишь обычного типа управленческие технологии, в которых едва намечены элементы той преемственности, что взяла бы на себя функцию своеобразного конструирующего интеграла.

Всего этого, конечно, мало, чтобы считать, будто мы способны вот так сразу, без подготовки перейти на новые модели управления. Притом не готовы, уточним, в равной степени и теория, и практика.

Какова, между тем, задача теории? И в чем должна ей посодействовать практика?

Во-первых, надо, представляется, вычленить и идентифицировать сходство, совместимость технологических элементов в до- и послевыборных рабочих программах.

Во-вторых, систематизировать и подвести под общий знаменатель типовую рутину в управленческой административной деятельности выборных органов власти, дабы получить возможность найти ту шкалу ценностей, которая бы позволила четко сказать, что именно должно закладываться в преемственность и без чего кратологический процесс мог бы и обойтись.

Предвестники подобных технологий, судя по диссертационным работам, выполненным на кафедре социологии Института молодежи, появились [6]. В них на базовом, в основном мониторинговом материале построены общая стратегия управления избирательным процессом, предложены критерии его эффективности, регуляторы преемственности до- и послевыборных интересов избирателей, действующей местной власти, государства и общества. Просматриваются предпосылки к тому, чтобы с учетом общественного мнения менять приоритеты политической конъюнктуры, готовить своевременный, обоснованный выбор общественных лидеров и помогать им входить во власть безболезненно, на началах согласия и конструктивизма.

Рожденная в Братске после выборов 1995-1996 гг. адаптивная система коммуникативных связей городской администрации и местного сообщества по существу своему явилась вариантом кратологической технологии [7]. Она не квалифицировалась самими авторами как таковая, но теперь, по истечении времени и исходя из опыта последующих лет, может трактоваться и в духе именно тех идей, которые мною обозначены. В адаптивной системе проглядывает скрещение мотивов предвыборного анализа, фиксации проблем и их переложения в избирательные программы мэра, будущих депутатов (первый этап) - с управленческими технологиями и социологическим сопровождением при работающей уже городской власти (второй этап). Коммуникативные связи нацелены на диалог между избирателями и избранниками в течение всего выборного срока. Это принципиальный момент. Отправной для продолжения поиска.

Избирательный процесс примеряется при таком концептуальном подходе к нестандартной кратологической формуле: выборы как веха и индикатор состояния власти; период между выборами - время действия для ответа на накопленные обществом вопросы и ожидания. Ведь эффективность избирательного процесса - это и защита исконной демократии, и некая критериальная величина народовластия. Делегируя посредством выборов определенные полномочия той или иной группе лиц, голосующие вправе ждать от своих избранников государственной работы в общих интересах. Чем не критерий?

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. См., например: Алейников Н.Я. Выборы в российских регионах: управленческие и социально-политические противоречия: Дис... канд. социол. н. М., 1998; Аверин А.Н., Сперанский В.И., Усманов Б.Ф. Предвыборные и кратологические технологии // Кадроведческие и информационные технологии в системе государственной и муниципальной службы. Ростов н/Д. 1999.

2. См.: Яковлев И. Предвыборная борьба и средства массовой информации // Власть. 1996. № 2. С. 49-53;

Охотский Е., Шмарковский Л. Выборы-95: три дня до и после выборов // Власть. 1996. № 2. С. 54—59.

3. См.: Туманов С. Выбор на выборах // Подмосковные известия. 1999. 16 декабря.

4. См.: Паппи Ф.У. Политическое поведение: мыслящие избиратели и многопартийные системы // Политическая наука: новые направления. М., 1999. С. 262-280.

5. См.: Грибанова Л. Молодежный электорат в поисках самоопределения // Инф.-аналитический бюллетень Агентства социальной информации. 1999. № 7. С. 9-14.

6. См.: Соломин В.И. Эффективность управления избирательным процессом: Дис... канд. социол. н. М., 1996; Воробьев Ю.М. Электоральное поведение как фактор политической социализации россиян: Дис...

канд. социол. н. М., 1997.

7. Воробьев ЮМ. Выборы с продолжением // Муниципальная власть. 1997. № 1. С. 68-69.

Похожие работы:

«ДО Я А. А. М А Л И Н Ы Ч Е В Р ационализация производства ;I осиновом нолотой г НЛЕПНИ ГОСЛЕСТЕХИЗДАТ • 19 3Б 6/777 Ъ Ш А. А. Малинычев м-иа Р 2 ЭЧ0 \ Рационализация производства осиновой колотой книг: ОБЯ. ' йОТ€НН ”• г. СЗ/-Р.1АОВСК Гослестехиздат Москва 1935 Предиспо вие Отх...»

«А Андриянов Михаил Мартынович (1908-1972). Авдеев Андрей Харитонович (1906-1960). Гв. Рядовой, оруд. номер; ЛФ. Ранен. старшина, ком.взвода 46 гв. сд. Ранен. Андриянов Николай Максимович (1910-1972). Авдюков Александр Дмитриевич (1919-1995). Рядовой, телефонист; ДВФ. Рядовой, разведчик партизанского отряда, Андриянов Семен И...»

«Демонстрационный вариант 1 ОКРУЖАЮЩИЙ МИР Демонстрационный вариант Школа Класс 4 Фамилия, имя фамилия, имя учащегося ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ УЧАЩИХСЯ На выполнение работы отводится 40 минут. Для выполнения этой работы тебе нужно будет внимательно прочитать задания. Одни вопросы покажутся тебе лёгкими, а другие – трудными. Попытайся ответить на...»

«1 ПРОГРАММА «ОКРУЖАЮЩИЙ МИР» I. Пояснительная записка Программа по окружающему миру составлена на основе следующих нормативных документов: ФГОС НОО (утвержден приказом Министерства образования и науки Российской Федерации о...»

«Утверждены Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 17 сентября 1997 г. N 44 Согласованы письмом Федерации независимых профсоюзов России от 9 января 1997 г. N 109/5 Д...»

«Елена Филипповна Архипова Логопедический массаж при дизартрии Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=152670 Логопедический массаж при дизартрии: ACT: Астрель; Москва; 2008 ISBN 978-5-17-047849-1, 978-5-271-18347-8 Аннотация В книге определены цели и задачи логопедического массажа в комплексной системе преодоле...»

«32 «Таким образом, всякая интерпретация это нечто вроде теории и, как всякая теория, она укоренена в других теориях и в других объектах третьего мира (Ibid. P. 260). Уточним, что Поплер отделяет как интерпрета...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА НОВОАЛТАЙСКА АЛТАЙСКОГО КРАЯ ПОСТАНОВЛЕНИЕ г. Новоалтайск № 2447 26.11.2015 Об утверждении муниципальной программы «Комплексные меры противодействия злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в городе Новоалтайске на 2016...»

«© 1999 г. В.Г. СМОЛЬКОВ БЮРОКРАТИЗМ СМОЛЬКОВ Вячеслав Григорьевич доктор философских наук, профессор Российской Академии государственной службы. Исходя из буквального значения слова бюрократия, его нередко употребляют как синоним управления, администрирования. Тер...»

«1.1. БЕЗГРАНИЧНОСТЬ ПОТРЕБНОСТЕЙ И ОГРАНИЧЕННОСТЬ РЕСУРСОВ. ПРОБЛЕМА ВЫБОРА Безграничность потребностей человека Условием жизни любого человека, семьи и общества в целом является удовлетворение потребностей людей в пище, одежде, жилище. Но «не хл...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.