WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ДИАЛЕКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРАВА, МОРАЛИ И НРАВСТВЕННОСТИ Процесс изучения проблемы взаимодействия нравственности, морали и права в ХХ в. не был прямолинейным, он был сложен и зависел от ...»

Л.В. СОКОЛЬСКАЯ*

ДИАЛЕКТИКА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПРАВА,

МОРАЛИ И НРАВСТВЕННОСТИ

Процесс изучения проблемы взаимодействия нравственности, морали и права в ХХ в. не был прямолинейным, он был сложен и зависел от

политических реалий жизни. Однако, несмотря на кажущуюся разработанность вопроса, необходимо отметить, что спор по поводу разграничения

таких категорий, как мораль и нравственность, до сих пор продолжается1.

А значит, проблема взаимодействия данных явлений также остается до конца не исследованной.

В современной научной литературе при рассмотрении категорий «мораль» и «нравственность» сформировались две противоположные позиции. Такие известные философы и правоведы, как С.Ф. Анисимов, Г.Г. Акмамбетов, Г.Д. Банзеладзе, М.П. Кареева, Е.А. Лукашева полагают, что эти две категории синонимичны, и нет нужды их противопоставлять. У подобного взгляда есть и противники, которые предпринимают попытки провести разграничение между этими понятиями.

Разграничить категории «мораль» и «нравственность» пытался еще Г.Ф.В. Гегель. В своих работах «Философия истории» и «Философия права» он при рассмотрении конкретно-социальных и исторических явлений выявил двоякое понимание морали в этических теориях, обозначив их соответственно двумя терминами «мораль» и «нравственность». Гегель перСокольская Л.В., 2008 * Кандидат юридических наук, докторант кафедры теории государства и права МГЮА.



См.: Круглый стол: «Свобода и ответственность» // Государство и право.

2007. № 3. С. 109–127.

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности Сокольская Л.В.

вым поставил вопрос об историческом становлении морали, причем историческое становление морали представляется им как процесс выделения морали из синкретности нормативных регуляций первобытного общества.

В конце ХХ в. в работах В.Г. Иванова, Н.В. Рыбаковой, О.Г. Дробницкого, А.А. Гусейнова, А.Б. Капышева, М.Т. Баймаханова, Л.М. Вайсберга формулируются положения о разграничении «морали» и «нравственности».

Согласно данной теории, нравственность – это что-то постоянное, общее родовое, принадлежащее всему человечеству, которое возникает одновременно со становлением человеческого общества и существует во всех общественно-экономических формациях. Мораль возникает на относительно поздней ступени развития человеческого общества. В основу разграничения морали и нравственности положены различия конкретноисторических и всеисторических интересов и целей. Мораль представляется как нравственность, приспособленная к сохранению конкретного социума. Она не общечеловеческая, а всегда социально обусловленная, и в соотношении этих двух категорий нравственность доминирует над моралью. Конфликты нравственности и морали в самом бытии и сознании индивида являются важными детерминантами формирования конкретной личности2.

Являясь неотъемлемой составной частью любой системы морали, нравственность обладает относительной самостоятельностью, о чем свидетельствует уже то, что она сохраняется в своей основе на протяжении всей истории человеческого общества, как те элементарные нравственные требования, которые сложились еще на заре человеческой истории и с тех пор неизменно входят, будучи общечеловеческими по своему содержанию, во все системы морали, как бесклассовой, так и классовой.

Подлинно нравственное отношение является и подлинно человеческим отношением. То, что противоречит общей природе людей, выступает как бесчеловечное, безнравственное, а то, что наоборот соответствует ей, выступает как действительно или подлинно человеческое, нравственное.

Природа человека изменяется, но сохраняются некоторые постоянные черты, ибо человек всегда остается человеком, а не превращается в какое-либо другое существо. Так и нравственность сохраняет свои родовые характеристики в любом обществе. Однако необходимо отметить, что мера человечности в отношениях между людьми в целом постепенно возрастает при смене одних форм морали другими. Это свидетельствует о том, что мораль в своем развитии стремится к нравственности. Так, например, переход от первобытного общества к рабовладельческому привел к моральному осуждению людоедства (каннибализма), убийства нетрудоспособных, военнопленных. Жизнь человека, согласно нравственным принципам, признается См.: Капышев А.Б. Диалектика морали и нравственности в формировании личности // Диалектика и этика. Алма-Ата, 1983. С. 269–270.

2008 LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) №4

неприкосновенной. Период перехода от рабства к феодализму означал в нравственном плане распространение, хотя и в минимальной мере, нравственных критериев на отношения эксплуататора к эксплуатируемому. Буржуазия, когда боролась за свое освобождение от феодализма, провозгласила такой нравственный закон, как права человека на свободу и равенство, другими словами, утвердила суверенность личности. Эпоха мировых войн заставила человечество подписать мирные соглашения о равноправии народов, мирном сосуществовании государств с различным социальным строем. Человек в процессе своего развития завоевывает себе право на большую степень личной свободы и другие элементарные человеческие права.

Если нравственность сохраняет свои родовые характеристики на всем этапе развития человеческого общества, то мораль приобретает социумный характер, изменяя при этом свое содержание. Мораль может быть социумно-эгоистичной, по отношению к «чужим» группам, классам, народам она иногда бывает бесчеловечной. Например, мораль эксплуататорских классов, поощряя эксплуатацию человека человеком, нарушает элементарные нормы человеческого общежития. Или нацистская мораль, объявившая совесть помехой, потому что она (совесть) общечеловечна и несовместима со злодеяниями нацистов. Может существовать мораль ростовщика или «вора в законе», но нравственность может быть только одна – общечеловеческая. Из данного положения явствует вывод о том, что мораль в определенные исторические периоды развития общества выступает как сила, способная разрушить и даже уничтожить человеческое сообщество как таковое, т.е. мораль обладает энтропийными свойствами. И, наоборот, нравственность как форма культуры изначально обладает сильнейшим негэнтропийным зарядом.

Нравственность нами исследуется как негэнтропийный фактор культуры, которая объединяет в единую целостность различные ее формы.

Следовательно, культурологическая характеристика права исходит из его нравственной ориентированности. Право как форма культуры обеспечивает сохранение человека в определенном пространственно-временном континууме. Благодаря праву, человек находит ту спасительную равнодействующую, которая пролегает между его идеальными, возносящимися над прозой повседневности устремлениями, проистекающими из общественной, нравственной природы человека, и неумолимой, суровой необходимостью определить свой modus vivendi в границах наличного, заданного индивидуальной судьбой миропорядка3.

Генетическая функция права – это способность противостоять разрушительным и энтропийным явлениям, обеспечивать функционирование общества как единого организма.

См.: Взаимодействие правового сознания с моралью и нравственностью в обществе переходного периода. Алматы, 1995. С. 104.

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности Сокольская Л.В.

Таким образом, в обществе с различными или даже противоположными социумными интересами право выступает как система поддержания общих условий существования людей и общества, его устойчивости и упорядоченности по отношению к дестабилизирующим воздействиям, тормозящим развитие. Человек может принадлежать к любому социуму, может по-разному относиться к государственным структурам, но он всегда будет заинтересован в сохранении минимальных условий жизнеобеспечения социальной системы, поддерживающих реальную возможность воспроизводства человеческого рода. Человек, прежде всего, явно или скрытно не приемлет те факторы, которые дезорганизуют социальную систему, ослабляют ее выживаемость, подрывают ее основы. Стремление личности сохранить элементарные условия функционирования системы придают праву негэнтропийную направленность. Конечно, представители антогонистических социумов по-разному относятся к существующей политической системе, но они тоже заинтересованы в сохранении минимума условий для продолжения рода и существования индивида.





Негэнтропийность права базируется на его общественной, нравственной природе. Нравственная природа человека объективируется в его духовном единении со всем человечеством. Нравственная форма связи между людьми вырастает из элементарного, простейшего отношения, которое, чтобы осуществиться, должно быть упорядочено определением меры дозволенного и запретного. Любая связь, любое отношение между людьми реальны только в границах социума как сбалансированной, организованной социальной целостной системы. Историю всего человеческого сообщества можно представить как историю возникновения, развития, формирования конкретных исторических социальных систем. Вне конкретных социумов с их относительными упорядоченностью и стабильностью культурно-созидающая деятельность человека в принципе невозможна. Это уравновешенное межличностное взаимоотношение, предполагающее возможность контакта, общения, согласия, и будет являться правовым отношением, существующим до и вне позитивного права4.

Таким образом, можно сделать вывод, что правовое отношение есть пролог к нравственному отношению. Для того чтобы произошло субъективное нравственное совпадение двух индивидов в человечности, должны быть гарантированы их взаимное отношение и взаимодействие. По самой своей природе право предполагает установку на контакт, на «Другого»

(термин А.А. Ухтомского), на диалог, на признание автономности любого человека, любого «Другого», безотносительно к его социальной, классовой, конфессиональной принадлежности, к его культурному статусу, обраНегэнтропийное свойство нравственности и права исследуется в работах:

Плахов В.Д. Социальные нормы. Философские основания общей теории. М., 1985.

С. 93; Рузавин Г. Парадигмы самоорганизации как основа нового мировоззрения // Свободная мысль. 1993. № 17–18. С. 51–62.

2008 LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) №4

зу жизни, манере поведения и т.п. Изначально от природы праву присущи терпимость, лояльность и сдержанность по отношению к «Другому».

Именно это личностное начало права отличает его от морали и сближает с нравственностью, позволяет исследовать право как явление человеческой культуры. Если нравственность – негэнтропийная спасительница человечества, то право – спаситель нравственности.

Сегодня понимание приобретенной ценности сохранения и умножения конструктивного человеческого социокультурного наследия, приобщение всех субъектов международной политики к особой ценности – человечности способствуют расширению негэнтропийной направленности права в масштабах всего мира. Данная тенденция будет развиваться с демократизацией общества потому, что демократизация предполагает децентрализацию. Если в тоталитарном государстве все проблемы, связанные с жизнеобеспечением общества, разрешаются централизованно на уровне государства, то в демократическом обществе эти же проблемы решаются на уровне микросоциумов. Это означает, что ответственность за сохранение человечества как биологического вида распространяется на большее количество людей, что, в свою очередь, способствует развитию негэнтропийной направленности права и морали.

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности хорошо прослеживается в процессе влияния социально-нормативной системы на человека. В процессе социализации личность активно осмысливает объективный мир и свое собственное бытие. Освоение окружающей человека реальности происходит через осознание общественных отношений, ценностно-нормативных систем, социальных регуляторов деятельности индивида и т.д.

Общественное бытие как предмет отражения и объект воздействия личности представляет собой взаимодействие различных общественных отношений. Человек включен в систему общественных отношений через социальные нормы, предъявляемые индивиду, усваиваемые и реализуемые им, которые, в свою очередь, представляют собой единую социальнонормативную систему. Социально-нормативная система может быть представлена как совокупность нескольких ценностно-нормативных систем (правовой, моральной, религиозной и т.д.).

В научной литературе проблема нормативности права и морали достаточно хорошо исследована. Мнения авторов разделились только в характеристике специфических черт данных ценностно-нормативных систем. Поэтому в данной работе исследуется только система нравственных принципов и ее взаимодействие с моральной и правовой ценностнонормативными системами.

На наш взгляд, различие данных систем заключается в следующем:

– правовая нормативная система обязательно подлежит «протоколированию», т.е. она является результатом правотворческой деятельности государственных органов или народа;

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности Сокольская Л.В.

– моральная нормативная система не всегда бывает «запротоколирована» в своеобразных моральных кодексах (например, «Моральный кодекс строителей коммунизма», «Моральный кодекс самураев» и т.д.). Она сохраняется в определенном социуме и поддерживается мнением данного социума, формально определенными предписаниями;

– система нравственных принципов вообще не может быть выражена через конкретные, существующие нормы, не может быть подвергнута «протоколированию». Нравственность не требует, чтобы ей ссужались социально-нормативные функции, она их всегда имеет. Нравственность не только данность и средство, но и, пользуясь языком Г.В.Ф. Гегеля, «сама в себе цель». И не обязательно выражать эту самоценность нравственности в научно-обоснованных решениях, не надо переводить ее на собственно нормативный язык, так как попытка сведения общего к единичному приведет к подмене общеисторической нравственности какими-либо конкретными социальными нормами. Наиболее удачно общеисторическая модель нравственности создана в работе Я.А. Мильнера-Иринина «Этика или принцип истинной человечности» (1963 г.), в которой сформулированы десять нравственных принципов, исходя из природы самого человека.

Отталкиваясь от того, что нравственная деятельность человека регламентирована изначально, мы полагаем, что система нравственных принципов присутствует в той или иной степени на всех этапах развития человеческого общества и является объективной.

В научной литературе признается существование объективных социальных норм (принципов), выступающих как универсальное свойство общественного бытия. Такой объективной нормативностью обладает или выступает нравственность. Нравственная (объективная) система общественных отношений, формирующаяся в процессе социальной деятельности людей, их социального общения, является одной из важных закономерностей развития общественного бытия, его универсальным свойством.

Каждое поколение людей застает уже сформировавшуюся систему нравственных принципов, и на ее основе в процессе своей социальной деятельности формирует новые ценностно-нормативные системы. Кроме того, признается тот факт, что на ранних стадиях развития человечества первичные социальные нормы были синкретичными и назывались мононормами, нравами, нравственностью, обычаями и т.д. Разделяя точку зрения Гегеля о том, что действующий закон стихийно образовавшихся форм поведения в первобытном обществе называется нравственностью, мы только уточним – генетической нравственностью (исходя из самой природы человека). Таким образом, уже с самого начала обнаруживается связь между людьми, которая обусловлена нравственной природой человека. Она так же стара, как и сами люди, – связь, которая представляет собой «историю», вовсе не нуждается в существовании иных нормативных систем, соединяющих людей.

Система нравственных принципов аккумулирует сложившиеся стабильные социальные связи человеческого сообщества, поддерживает стаLEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) №4 бильность и устойчивость мирового сообщества, его саморегуляцию. Система нравственных принципов – один из важнейших факторов социального развития, одна из форм фиксации закономерных способов человеческой деятельности. Можно согласиться с положением чехословацкого философа В. Брожика, согласно которому система нравственных принципов «существует как предпосылка общественного существования человека, как общественное бытие и его проявление»5.

В социальной реальности принято различать существование объективной и субъективной ценностно-нормативных систем. К первой относится система нравственных принципов, так как она образуется из объективно существующей общечеловеческой деятельности. Во вторую входят социумные нормативно-ценностные системы (правовая, моральная, политическая, религиозная и т.д.), которые возникают в результате субъективного более или менее адекватного отражения нравственных принципов. Таким образом, нравственные принципы – это повторяющиеся и устойчивые социальные связи, возникающие в процессе социальной деятельности людей по обмену материальными и духовными благами и выражающие потребность общечеловеческой социальной системы в саморегуляции. Способность личности к абстрагированию, возникающая в процессе социокультурного развития человечества, создала возможность для познания общечеловеческих нравственных принципов, эмпирически уже существующих на первичных стадиях развития человеческого общества. А моральные, правовые и другие социумные нормативные системы – это, прежде всего, результат социальной деятельности людей, конденсатор уже сформировавшихся нравственных устойчивых связей, которые усваиваются и субъективно осознаются личностью.

В процессе субъективного познания нравственных принципов нередко допускаются искажения, неточное их отражение и воспроизведение.

Этим объясняется несовершенство, кратковременность и приверженность конкретной социально-политической структуре правовой и моральной ценностно-нормативных систем. Поэтому моральные и правовые системы – это ценностные ориентиры реально существующей, конкретной социальной действительности.

Отражение системы нравственных принципов является идеологическим процессом, зависящим от коньюктурных явлений, искажающих отражаемый объект. Идеологизированное воспроизведение нравственных принципов всегда было связано со стремлением господствующего социума выдать свой интерес за всеобщий.

Однако деформация, возникающая в процессе отражения, связана не только с «диктатом» социумных интересов, но и с природой самого отражения в целом. Она неизбежна, так как человек не может отобразить непосредственную целостность природы нравственной системы, он может Брожик В. Марксистская теория оценки. М., 1982. С. 137.

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности Сокольская Л.В.

лишь вечно приближаться к ней, создавая абстракции, понятия, законы. В этом абстрагировании заложена неизбежность большей или меньшей степени деформации, несовершенство моральной и правовой систем.

Из вышеизложенного явствует вывод о том, что генетическим истоком правовой и моральной ценностно-нормативных систем является система нравственных принципов, что обязывает любого «нормоустанавливающего» субъекта считаться с существованием уже сложившихся устойчивых принципов человеческого сообщества. Но для того, чтобы правовая и моральная системы были эффективным средством социального управления, необходимо не только максимальное приближение их к нравственным принципам, но и адекватное отражение реально существующих общественных отношений.

Право и мораль – это открытые социальные системы, для них характерно отмирание одних ценностей и возникновение новых. Данные процессы происходят не только в силу субъективной деятельности «нормоустановливающего» субъекта, но и по мере изменений связей и отношений объективной реальности. Искусственно рожденные моральные и правовые нормы, не имеющие какой-либо реальной основы в системе общественных отношений, не способны порождать новые общественные отношения, они не долговечны.

Для разных ценностно-нормативных систем существует свой «нормоустанавливающий» субъект: правовые нормы устанавливаются или санкционируются государством, моральные нормы – различными микросоциумами, нравственные принципы вырабатываются человечеством в процессе его развития. Но каждый «нормоустанавливающий» субъект, по словам К. Маркса, должен смотреть на себя как на естествоиспытателя. Он, субъект, познает реально действующие формы социальных отношений, стремится максимально приблизить нарождающуюся норму к существующим нравственным принципам.

Законодатель порой пытается ускорить исторический процесс, включая в законодательные акты нормы, для которых еще не сложились определенные условия. Любые попытки опередить социальную реальность посредством создания искусственной правовой нормы приведут к появлению мертворожденного, бездействующего закона. Например, в период перестройки не работали в полной мере многие рыночные законы потому, что они рассчитаны на действие в условиях рынка, который только складывался. Поэтому искусство законодателя сводится к установлению объективной реальности и на ее основе – к прогнозированию дальнейшего социального развития, а также адекватного отражения нравственных принципов.

Действие моральных и правовых ценностно-нормативных систем в период аномического состояния общества будет не столь эффективным как в период стабилизации и развития определенной общественной системы.

Одним из проявлений аномии является состояние ценностно-нормативного вакуума, когда процесс трансформации моральной и правовой систем полLEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) №4 ностью не завершен6. В этот период особую роль в развитии общества и в формировании личности играет система нравственных принципов, которая, как доминирующая, позволяет оградить общество и личность от воздействия различных античеловеческих проявлений, идей, которые возрождаются в смутные времена и оказывают влияние на сознание людей. Степень влияния ценностно-нормативных систем на личность обусловлена ее нравственным развитием. Своеобразным «ситом» усвоения существующих моральных и правовых норм являются нравственные установки самой личности, т.е. те нравственные принципы, которые уже усвоены человеком.

Иногда персонофицирование личностью правовых и моральных норм, нравственных принципов сопровождается внутриличностным противоречием. Педагоги и психологи установили, что основой формирования личности является противоречие между социальным (сравнительно небольшим) опытом индивида и культурно-историческим опытом прошлых поколений, ведь для того чтобы стать личностью, необходимо освоить свою родовую человеческую сущность в форме культуры, т.е. стать культурно-историческим субъектом. А.С. Арсеньев процесс овладения индивидом универсальными характеристиками человеческого рода представляет как процесс трансцендирования индивида (выход за пределы самого себя)7.

Внутреннее противоречие между социумными нормами и общечеловеческой нравственностью может не осознаваться личностью, пока не возникает ситуация, в которой предъявляемые индивиду от имени социума нормы и правила поведения не окажутся в противоречии со всеобщей безусловной системой ценностей (нравственностью).

Всеобщая безусловная система ценностей, как правило, связана с совестью человека. Совесть присуща каждому человеку с нормальной психической организацией и здоровым нравственным чувством. Всякий человек, воспитанный в духе уважения к своему человеческому лицу и к достоинству других людей, питает физическое отвращение к преступлению, связанному с нарушением простейших нравственных принципов. Мы оставляем в стороне случаи полной социальной деградации личности. Г.Д. Бандзеладзе в своих работах убедительно обосновал общечеловеческий характер совести. Он формулирует совершенно справедливый вывод о том, что «игнорирование общечеловеческого характера совести не согласуется ни с Термин «аномия» был введен французским социологом Э. Дюргеймом в работах «О разделении общественного труда» и «Самоубийство. Социологический этюд». Дальнейшее освещение данная проблема получила в работах: Мертон Р.К.

Социальная структура и аномия. М., 1966; Скрипник А.П. Моральное зло в истории этики и культуры. М., 1992; и др.

См.: Арсеньев А.С. Научное образование и нравственное воспитание // Философско-психологические проблемы образования. М., 1963. С. 73.

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности Сокольская Л.В.

логикой, ни с историей 8. Данная позиция совпадает с концепцией Я.А. Мильнера-Иринина о совести, общечеловеческой по своей природе.

По определению автора, совесть человека есть субъективное (идеальное) выражение его общественной природы, ее имманентным содержанием является идеал добра. Именно поэтому «совесть как начало общечеловеческое (общественное) по природе», хотя и «пронизывает собой всю душу человека настолько, что становится его собственной (в точном значении слова) совестью», но она при этом «не перестает ни на мгновение быть общечеловеческой совестью, именно общественным началом человека, совершенно независимым от индивидуальных особенностей его души»9.

Если совесть – это действительное совпадение единичного (интимного) с всеобщим (человечностью), то долг – это сознательное и добровольное подчинение личности моральным требованиям и законам конкретного социума. Объективная ценность самого долга заключается в его социальной сущности. Долг – это потребность развития общества, его прогресса. Быть моральным и законопослушным – это значит сознательно и добровольно стремиться к реализации требований долга. Моральная и правовая ценность поступка тем выше, чем свободнее и охотнее личность подчиняется требованиям долга. Свободное подчинение требованиям долга имеет место, когда действие по долгу становится потребностью личности, т.е. при совпадении долга и личностных интересов. Но если личностные интересы находятся в конфликте с общественными интересами, то человек начинает их взвешивать и сравнивать. К антисоциальной личности, как правило, применяют меры принуждения. Но как быть с личностью, у которой высокие нравственные принципы побуждают к действиям по удовлетворению своих нравственных потребностей, а мораль и право признают приоритет действия по долгу? Данную ситуацию можно рассматривать, как конфликт между совестью и долгом, или же как внутриличностное противоречие между социумными нормами и нравственными принципами.

Нравственность составляет принцип бытия личности и неотделима от содержания «Я» индивида. Мораль и право формируются вместе с личностью и предписывают индивиду то, что противостоит его «Я» и чему это «Я» должно себя подчинить, поэтому мораль и право связаны с внешней целесообразностью (необходимостью), а нравственность – с целеполаганием самого индивида (свободой). Моралью и правом можно пользоваться, в том числе и в корыстных целях, нравственностью пользоваться нельзя, она не может быть переведена в план отношения использования (полезности).

Мораль и право связаны с актуальной ограниченностью человека как члена той или иной социальной группы в их наличном бытии. Нравственность См.: Бандзеладзе Г.Д. Опыт изложения системы марксистской этики. М.,

1963. С. 280.

Мильнер-Иринин Я.А. Этика, или принцип истинной человечности. М.,

1963. С. 16.

2008 LEX RUSSICA (НАУЧНЫЕ ТРУДЫ МГЮА) №4

ориентирована на трансцендирование границ, полагаемых наличными условиями и отношениями, что «означает в конечном счете его (человека) прямую открытость и обращенность к беспредельным масштабам истории и ее культурно-духовному наследию, его выхождение за границы только локально эмпирических внутригрупповых связей»10.

Ошибочным будет утверждение, что во всех конфликтных ситуациях столкновения права, морали и нравственности индивид должен отдавать предпочтение нравственности, отнесясь к традиционным моральным и правовым требованиям как к чему-то безнравственному. Нравственное поведение, хотя не всегда и не всеми индивидами осуществляемое как идеал, как цель этических устремлений, должно жить в его сознании в качестве образца и критерия. В противном случае индивид не может развиваться нравственно, т.е. как личность. Индивид, всегда руководствующийся только моральными нормами, – это человек, хорошо адаптированный к социуму. Но ориентация индивида только на правовые моральные ценности приводит к отречению от духовного богатства, от подлинно человеческой жизни. Индивид, во всех ситуациях поступающий только в соответствии с нравственными принципами, не может адаптироваться к жизни в современном обществе, его поступки кажутся странными, ненормальными, хотя обычно признается его нравственное превосходство. Противоположный случай, например, – безнравственный моралист. Он прекрасно адаптирован к социальной среде, готов оправдать (с помощью морали) любые античеловеческие действия. Индивид, живущий между этими полюсами, оказывается в ситуации выбора – как поступить. Каждая морально-нравственная конфликтная ситуация, требующая от индивида сознательно волевого усилия, формирует его как личность, а решение, принятое в той или иной ситуации, может быть показателем его нравственной личностной зрелости.

Диалектика нравственности, морали и права, представляя собой диалектическое противоречие, есть единство противоположностей. Ведь право, мораль и нравственность являются формами единого целого – общечеловеческой культуры. Мораль и право есть превращенные формы нравственности и, как таковые, выражают нравственное содержание в форме, приспособленной к ограниченному наличному бытию индивида как члена социальной группы. Каждый реальный индивид является одновременно и членом микро-, макросоциума и развивающейся личностью. Поэтому человек одновременно является элементом социума и всего человеческого сообщества в целом. Именно эта внутренняя связь группового и общечеловеческого обеспечивает индивиду реально-практическую жизнь как личности, развивающейся в данных социальных условиях, ориентированной не только на свое бытие, но и на другие личности. «Человек как личность есть потенциально универсальное, бесконечное существо. И поДробницкий О.Г. Понятие морали. Историко-критический очерк. М.,

1974. С. 292.

Диалектика взаимодействия права, морали и нравственности Сокольская Л.В.

этому личность оказывается несравнимой и несоизмеримой. Она эквивалентна любой другой личности, но также всему человечеству и всему универсуму, оставаясь (именно в силу этого) универсальной и неповторимой»11.

Мы полагаем, что нравственность развивает взгляд человека на то, каким он может и должен стать в своем поступательном развитии. Прослеживая взаимосвязь права, морали и нравственности, необходимо подчеркнуть примат нравственных начал в генезисе человеческой деятельности. Это объясняется тем, что, во-первых, нравственность (нравы) исторически предшествовала моральным и правовым нормам и являлась одним из их источников. Во-вторых, нравственность, а затем и мораль по своим регулятивным функциям значительно богаче и шире правовых норм.

В-третьих, в рамках морально-нравственных требований человек значительно шире, чем в правовых рамках, проявляет свободу выбора варианта поведения. И, наконец, высшей формой сознания личности является соблюдение правовых и моральных норм на уровне нравственного контроля.

Сознание личности одновременно является социумным, т.е. отражает определенные нормы конкретного социума, и общечеловеческим, т.е. выражает универсальность индивида как непосредственно родового существа и направлено на его сохранение. Эти элементы находятся в тесном взаимодействии друг с другом в силу целостности и единства конкретного человека.

Материал поступил в редакцию 27.02.08.

–  –  –



Похожие работы:

«3 Целью освоения дисциплины 1. Целью освоения дисциплины «Маркетинг» является формирование у студентов навыков о маркетинге как о концепции внутрифирменного управления и целостной системе организации предпринимательской деятельности,...»

«Тема Домохозяйка – хозяйка дома, хозяйка судьбы Методические аспекты личностного тренинга. Студент: Бахвалова Т. М. Руководитель: Шевцова И. В.План: Введение I. Теоретическая часть. I. 1. Определение семьи. Брак и семья. I. 2. Функци...»

«О. В. Захарова DOI 10.15393/j9.art.2015.3441 УДК 821.161.1.09’’17’’ Ольга Владимировна Захарова Петрозаводский государственный университет (Петрозаводск, Российская Федерация) ovzakh05@yandex.ru АЛЕША ПОПОВИЧ КАК ЛИТЕРАТУРНЫЙ ГЕРОЙ В «РУССКИХ СКАЗКАХ» В. А. ЛЕВШИНА* Аннотация. В русской литературе XVIII века фольклорные герои стано...»

«РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПРАКТИЧЕСКОГО ОПЫТА РАБОТЫ ШКОЛ ЗДОРОВЬЯ Е.А. Бабенкова, к.пед.н., ведущий специалист Института возрастной физиологии Российской академии образования genya_babenkova@mail.ru Образование спасёт мир. Генеральный секретарь Юнеско Федерико Майор Распростр...»

«Oзнакомления Bramson ОРТ Колледж стремится обеспечить образование, работу и климат, который способствует личному и профессиональному развитию каждого студента. Bramson ОРТ стре...»

«Вестник РУДН, серия Социология, 2002, №1. С. 116-127. ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ АЛЬФРЕДА ШЮЦА: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ И ОСНОВНЫЕ ИДЕИ Л.Ю.Мещерякова Кафедра социологии Российский университет дружбы народов Ул.Миклухо-Макл...»

«М. А. Давыдова Ценности коллективизма и индивидуализма в молодежной среде (опыт эмпирического исследования) Электронный ресурс URL: http://www.civisbook.ru/files/File/Davidova.pdf Перепечатка с сайта Социологического института РАН http://www....»

«StudioLive™ 24.4.2 Руководство пользователя ОГЛАВЛЕНИЕ Быстрый запуск — 6 1. Начало работы: ВАЖНО настройка уровня — 6 1.1 Обзор — 10 2. Введение — 10 2.1 Краткий обзор спецификаций оборудования StudioLive 24.4.2 — 12 2.2 Краткий обзор характеристик ПО Capture™ — 12 2.3 Кра...»

«ЗАДАЧА № 1 Ребенок Маша М. 3-х месяцев. Жалобы на вялость, отсутствие аппетита, лихорадку до 38,8, многократную рвоту, жидкий стул. Девочка крайне заторможена, адинамичена, большой родничок западает. Кожные покровы бледные, холодные на ощупь, симптом «бледного пятна» 4 сек., тургор резко снижен. Слиз...»

«ПРОЦЕСС ФОРМИРОВАНИЯ КОММУНИКАТИВНОЙ ФУНКЦИИ РЕЧИ В ОНТОГЕНЕЗЕ У ДЕТЕЙ С НОРМАЛЬНЫМ РЕЧЕВЫМ РАЗВИТИЕМ Эм Е.А., Тимошенко А.М. ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», Институт образования и социальных наук Ставрополь, Россия FORMATION COMMUNI...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.