WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«КРИМИНОЛОГИЯ И СОЦИОЛОГИЯ ОТКЛОНЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ Vankeinhoidon koulutuskeskus Kansainvliset julkaisut 1/1994 Центр обучения тюремных служащих Международные публикации 1/1994 Knns Matti ...»

-- [ Страница 1 ] --

Матти Лайне

КРИМИНОЛОГИЯ И СОЦИОЛОГИЯ

ОТКЛОНЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ

Vankeinhoidon koulutuskeskus

Kansainvliset julkaisut 1/1994

Центр обучения тюремных служащих

Международные публикации 1/1994

Knns Matti Laineen kirjasta

Johdatus kriminologiaan ja

poikkeavuuden sosiologiaan

Juva 1991

Перевод с финского: Карл-Энрик Скарп

Издатели: Vankeinhoidon koulutuskeskus

Itmerikeskus

PL 16

04261 Kerava, Finland Хельсинки 1994 В средствах массовой информации преступность часто проявляется в форме сенсационных новостей. А предметом научных исследований преступность была уже 150 лет. Эта книга знакомит читателя с основными идеями и научными направлениями западной криминологии и социологии отклоненного поведения. Помимо скандинавских научных трудов книга широко опирается на американские и английские криминологические исследования. Особое внимание уделяется малоизученному криминологами вопросу — социологическому исследованию наказаний и тюремного заключения. Книга служит учебником во многих университетах и других учебных заведениях Финляндии.

ISBN 951-47-8853-2 ISSN 1237-1599 WSOY:n graafiset laitokset Juva 1994 СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОЯЗЫЧНОМУ ИЗДАНИЮ 7

1. ВВЕДЕНИЕ: «ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ» 9

2. ЧТО ТАКОЕ ОТКЛОНЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ? 11 Ненормальность — нормальность 11 Контроль над соблюдением нормы: санкции 12 Относительность отклоненного поведения 12 Представляет ли собой гомосексуализм отклоненное поведение?



Отклоненное поведение и культура: эскимосы 15 Психические болезни и отклоненное поведение 16

3. ЧТО ТАКОЕ ПРЕСТУПНОСТЬ? 18 Все ли мы преступники? 20 Скрытая и явная преступность 21 Определение серьезности преступления 22 Преступность и общественные изменения 24

4. НАУЧНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ 29 Три уровня анализа преступности 29 Возникновение криминологии 31 Статистика и «преступный класс» 31 Ранние позитивисты 32 Криминология и другие науки 35 Чикагская школа и социология 38

5. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕСТУПНОСТИ И ОТКЛОНЕННОГО ПОВЕД

–  –  –

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОЯЗЫЧНОМУ ИЗДАНИЮ

В январе 1993 года в Финляндии состоялся 1. конгресс тюремных служащих стран Балтийского моря в расположенном в 45 км от Хельсинки Центре «Балтийское море», недалеко от психиатрической больницы Келлокоски.

Принимали участие начальники почти ста тюремных заведений.

Общее мнение участников конгресса состояло в том, что закрытые заведения, т.е. тюрьмы, психиатрические больницы и др. во всех странах находятся на низшей ступени общественной лестницы. Так обстоит дело также с обитателями этих заведений. Был даже выдвинут лозунг: тюрьмы всех стран, соединяйтесь. Важно было бы открыть политикам путь в тюрьму, хоть чтобы познакомиться с условиями там. В то же время конгресс обратил внимание на необходимость улучшения положения жертв преступлений с помощью развития систем компенсации.

Во всех странах Балтийского моря, в том числе в скандинавских странах, экономическое положение обыкновенных людей сегодня весьма трудное.

Это касается семей с детьми, престарелых, низкооплачиваемых работников и большого количества безработных. В таком положении маргинальные группы общества легко будут пренебрежены и проблемы таким образом обостряются.

Во многих странах социальная политика обращает главное внимание на обеспечение семей и пренебрегает проблемами одиноких людей, особенно одиноких мужчин, что в свою очередь отрицательно отражается в общественном развитии.

В странах Балтийского моря тюрьмы (как и психиатрические больницы) традиционно были рассмотрены как зеркало общества. Если починить зеркало, представление об обществе также может измениться. Как общество относится к отклоняющимся индивидам (в том числе к преступникам или их жертвам), таким же образом эти индивиды относятся к обществу.

В связи с конгрессом тюремных служащих стран Балтийского моря было принято решение об издании настоящего произведения и на русском языке.

Надеемся, что книга окажется полезной обществоведам, политикам, журналистам, представителям милиции и тюремным служащим, но также обитателям тюрем.

Центр «Балтийское море» был создан в 1991 году по инициативе финских неприсоединившихся антивоенных движений как центр совещаний и семинаров с целью развития сотрудничества гражданских движений и учреждений стран Балтийского моря. Добровольные плотники девяти стран Балтийского моря превратили старые помещения винокуренного завода в шикарный центр деятельности и совещаний.

Подведомственный министерству юстиции Центр обучения тюремных служащих является единственным учебным заведением Финляндии в области содержания заключенных. Для выполнения своей задачи центр в т.ч. производит необходимые для обучения учебные материалы. Автор настоящей книги Матти Лайне работает главным преподавателем Центра обучения тюремных служащих.

Кроме международного сотрудничества, стабильность района Балтийского моря предполагает и сохранение общественного спокойствия внутри каждой страны. Существенная часть этого — сокращение преступности экономически и социально справедливыми методами.

Министерство юстиции и Министерство внутренних дел Финляндии оказали экономическую поддержку работе над переводом настоящей книги.

Аймо Мюллюля, директор Центра обучения тюремных служащих

–  –  –

1. ВВЕДЕНИЕ: «ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЯ»

Преступность и отклоненное от норм поведение в более широком смысле — привлекательное явление. Если мы зашли бы в любой магазин видеопроката и взяли бы оттуда все те видеокассеты, в которых преступления и преступность играют центральную роль, то осталось бы в магазине наверно совсем мало кассет. Таким же образом можно рассматривать фильмы финских кинорежиссеров Аки и Мика Каурисмяки, достигших международной репутации в 1980-х и 1990-х годах. Можно сказать, что сюжет всех их кинофильмов строится на преступности и отклоненном поведении.

Если мы, однако, в то же время провели бы опрос общественного мнения по вопросам преступности, граждане наверняка ответили, что речь идет о страшном, опасном и во всех отношениях вредном явлении. Эксперт или политик, вероятно, рассказал бы нам о всех причиненных преступностью общественных проблемах, о том, как дорого преступность обходится обществу. На борьбу с преступностью тратилось в Финляндии в начале 1990-х годов около 4700 миллионов марок в год (на полицию, судебные учреждения, тюремную систему).

Поэтому кажется, что преступность весьма удивительное и противоречивое явление. Это заманчивая тема, которая прекрасно служит развлечением различного рода. И в то же время преступность очень часто определяется как социальная проблема номер один. Много раз общество объявляло «войну с преступностью». А что если эта «война» наконец-то была победоносной и преступность полностью исчезла со света? Исчезли ли бы при этом и детективные фильмы и романы, превратились ли они только в историческую особенность? Или может быть именно двойственный характер преступления и преступности и препятствует победе в этой «войне»?

Борьба с преступностью не новое явление. Историки рассказывают о средствах борьбы с преступностью китайского императора Цинь во II в.

до н.э.:

«Цинь использовал законы Чан Яна, касающиеся взаимной ответственности людей и стал казнить родственников преступников до третьего колена.

Кроме смертной казни применились наложение клейма на лоб преступника, перелом ребер и кипячение в чугуне... После объединения страны Первый император отменил законы бывших царств. Он отстранил от должности тех чиновников, которые правили по старинному хорошему обычаю, и надеялся только на строгие телесные наказания... Таким образом распространились по стране злодейства и преступность. Приговоренные к смерти заполняли улицы, тюрьмы превратились в базарные площади. Недовольство и горе распространились по империи, распространились и волнения. В стране вспыхнули восстания»1.

Таким образом, борьба с преступностью имеет тысячелетнюю историю и еще продолжается. Возникают все новые проблемы. Хорошим примером служит в последние годы и десятилетия во всем мире объявленная война с наркотиками, приобретшая форму настоящей войны. Естественно возникают вопросы: почему так





- 10 трудно одержать победу над врагом в этой войне, почему преступность так выносливое явление?

Преступность можно рассматривать с разных точек зрения, как мы уже заметили. Тем не менее кажется, что она всегда имела чрезвычайно сильную связь с обществом. Преступность обычно рассматривается как общественное явление, как социальная проблема. Иногда она имеет даже политический диапазон, преступность и борьба с ней часто были использованы как предметы предвыборных кампаний.

В настоящей книге мы рассматриваем преступность и отклоненное от норм поведение именно как социальные явления. Это не означает, что другие подходы были бы менее полноценными, однако они не связаны с целью данной книги. Рассмотрение отклоненного поведения и преступности с социологической точки зрения в то же время предполагает, что изучающая эти проблемы наука, криминология, является частью общественных наук. Криминологию можно рассматривать как ту часть социологии, которая изучает преступность.

Иногда говорят, что преступность и борьба с ней — зеркало общества.

Когда мы изучаем преступность и системы наказаний, рассматриваем в то же время себя в зеркало. Это важно учитывать.

–  –  –

2. ЧТО ТАКОЕ ОТКЛОНЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ?

Когда речь идет о преступности, часто говорят об «отклоненном (от норм) поведении». Существует мнение, что преступное поведение является одной из форм отклоненного поведения. Эта мысль исходит из того, что помимо преступности существуют и другие формы отклоненного поведения.

Если преступность является частью более широкого понятия, то лучше начинать с этого понятия.

В повседневной жизни «отклоненное поведение» часто означает совсем обычные вещи, «различные выборы», разные образы действий в определенных ситуациях, часто без каких-либо отрицательных оценок. Социологическое понятие «отклоненное поведение» более сложное, оно выражает не только различия. В 1960-х годах американские социологи-исследователи попросили большого количества людей перечислять те человеческие типы, которые можно считать отклоненными.

Исследователь рассказывает:

«Как мы могли предсказать, ответы заключили в себе гомосексуалистов, проституток, наркоманов, радикалов и преступников. Но представлены были и обманщики, женщины, выбравшие профессиональную карьеру, демократы, безответственные водители, атеисты, верующие, жители пригородов, пенсионеры, молодые, игроки в карты, бородатые мужчины, художники, пацифисты, священники, лицемеры, хиппи, откровенные люди, накрашенные девушки, президент страны, консерваторы, противники расовой сегрегации, начальники, разведенные супруги, порочные лица, мотоциклисты, важничающие студенты, всезнающие профессора, современные люди и американцы»1.

Исходя из этого мы все ненормальные. А как вообще определить отклоненное поведение?

НЕНОРМАЛЬНОСТЬ — НОРМАЛЬНОСТЬ

Один возможный подход к этой проблеме — исходить из противоположностей. Ведь противоположностью отклоненному поведению является нормальное поведение, нормальность. Однако, и при определении нормальности сталкиваемся с трудностями. Уместно задать вопрос, существует ли в обществе какое-либо взаимное согласие о том, что нормально и что ненормально? Действительно ли мы добились взаимопонимания о том, что следует запретить или по крайней мере порицать. Кто-то может считать туалет другого человека эротичным, другой — неприличным. Кто может определить границу, где эротизм превращается в бесстыдство?

На фоне понятия нормальности — понятие «норма». Это — основное понятие социологии и можно коротко определить следующим образом: норма представляет собой правило поведения создано общиной или обществом.

Норма не обязательно должна существовать в письменной форме, часто наиболее важными являются неписанные законы, т.н. неофициальные нормы.

Часто норма и то, и другое. Можно предполагать, что мы не выступаем публично нагишом, потому что боимся уголовных

- 12 последствий этого. Однако вероятно и то, что соблюдаем неофициальную норму поведения, по которой публичная нагота заслуживает порицания.

КОНТРОЛЬ НАД СОБЛЮДЕНИЕМ НОРМЫ: САНКЦИИ

Что превращает определенную норму поведения в такую, которую люди по крайней мере частично соблюдают? Другими словами: что превращает норму в настоящую норму? Здесь важна связь нормы с социальным контролем. Норма является нормой в собственном смысле слова, только когда человеческое общество контролирует соблюдение нормы. Центральным средством в осуществлении этого контроля являются санкции. Санкция является понятием, которое в просторечии часто только указывает на негативные последствия, на наказания. Однако, понятие «санкция» заключает в себе и негативные и позитивные последствия, как наказания, так и вознаграждения. Часто социологи высказывали мысль, по которой позитивные санкции, вознаграждения, выполняют функцию укрепления норм значительно более эффективно, чем одна лишь угроза наказания. Вспоминая свое детство, многие люди замечают, что вознаграждение разного типа, одна лишь улыбка или восхваление со стороны родителей, играло центральную роль в воспитании и обучении правилам поведения.

Характерно для норм, что они не возникают лишь на основе внешнего принуждения, угрозы негативных санкций. Например, правила внутреннего распорядка некоторых финских городов заключают в себе упоминание о том, что нельзя посвистать на публичных местах. Однако, этого запрета нельзя считать настоящей нормой, так как люди его не усвоили и его не соблюдают.

Возникновение нормы всегда предполагает своего рода внутреннее усвоение, изучение и одобрение нормы.

Если установленная норма (например, закон) не соответствует моральным понятиям данной культуры, она остается недействительной. Часто социологи ссылаются на опыт христианских миссионеров на островах Тихого океана. Миссионеры ужаснулись непринужденной наготе коренных жителей и отдали приказ, что все женщины отныне обязаны носить блузку. На следующий день они еще больше изумились, заметив, что все женское население правда слушалось нового приказа, но вырезали дырки в блузках, чтобы груди обязательно были бы видны. Нормы предполагают внутреннее усвоение.

Именно такое внутреннее усвоение норм является центральным содержанием человеческой социализации, вступления человека в общину и в общество в более широком смысле.

ОТНОСИТЕЛЬНОСТЬ ОТКЛОНЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ

Мы теперь нашли возможность определения отклоненного поведения.

Отклоненное поведение — это несоблюдение нормы, отклоненный человек не соблюдает нормы. Конечно, здесь речь идет о всех возможных нормах. А это опять ведет нас к новым проблемам определения. Если обращаем внимание на свое повседневное поведение, замечаем, что нарушаем каждый день много различных норм в семье, на рабочем месте, в кругу знакомых. Это касается и норм, изданных в форме закона, например

- 13 правил уличного движения. Таким образом, мы все «отклоненные», даже каждый день. Конечно, можно возражать, что отклоненное поведение требует широкого нарушения норм, а именно самых важных норм. Однако, где граница и кто ее определяет? Как мы уже заметили, с точки зрения одного человека совсем приемлемое поведение может показаться другому бесстыдным.

А можно ли тогда определить отклоненное поведение на основе форм поведения: просто перечислить те формы поведения, которые являются отклоненными? Приводим один пример: убийство. Можно ли сказать, что убийство как форма поведения однозначно представляет собой отклоненное поведение? Нетрудно найти ситуации, в которых убийство является уважительной, даже нормальной, формой поведения. Такие ситуации, например, военное положение или самозащита, когда убийство является единственным выходом для сохранения собственной жизни. Отклоненное поведение, таким образом, связано с обстоятельствами. Одно и то же поведение может в некоторых условиях быть отклоненным, в других нормальным.

В просторечии отклоненное поведение чаще всего связывается с таким поведением, которое не совпадает с поведением основного населения. Отклоненных можно тогда рассматривать как своего рода меньшинства. В таком случае речь идет о статистических отклонениях. Однако, весьма сложно определить отклоненное поведение только на основе этого. Вряд ли можно сказать, что мужчины Финляндии являются отклоненными только потому, что составляют меньшинство населения по сравнению с женщинами. Выработка разных процентных определений не представляет собой легкую задачу в этом отношении. Каждого из нас можно на основе какого-то свойства или образа действия отнести к крайней части нормального населения, однако можно ли на основе этого считать нас отклоненными?

ПРЕДСТАВЛЯЕТ ЛИ СОБОЙ ГОМОСЕКСУАЛИЗМ

ОТКЛОНЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ?

Относительный характер отклоненного поведения и вышеизложенные сложности определения можно иллюстрировать примером. Гомосексуализм считается и по-прежнему в нашем обществе довольно часто отклоненным поведением, отклоненной от норм формой сексуального поведения. Традиционно люди исходят из мысли, что население общества можно четко разделить на две группы: на гетеросексуалистов и гомосексуалистов. Следующая фигура иллюстрирует этот образ мышления:

гетеросексуалисты гомосексуалисты

- 14 По этому образу мышления каждого человека можно однозначно разместить в этих ящиках. Иначе говоря, речь идет об обстановке типа «или — или». Определение было бы тогда весьма просто: отклоненными были бы те, которые относятся к правому ящику. Однако возникает проблема, кто относится к этому ящику. Научное изучение сексуального поведения человека серьезно ставило под вопрос достоверность всей фигуры.

В своих уже классических исследованиях сексуального поведения американский ученый Альфред Кинси доказал, что около 4-7 процентов американцев считают себя «полностью гомосексуалистами»2. Исследования показывают, что среди финского населения доля в процентах приблизительно такая же. Однако, как определить гомосексуализм: на основе собственного ощущения человека (человек чувствует себя гомосексуалистом) или на основе поведения человека (человек имеет такие контакты)? И сколько имеется «частичных» гомосексуалистов? Согласно Кинси 37 процентов мужского населения имело минимум один гомосексуальный контакт, приведший к оргазму. Если все эти люди являются гомосексуалистами, то тогда свыше одной трети населения состоит из гомосексуалистов. Если так, является ли гомосексуализм отклоненным поведением?

Кроме того было доказано, что человек может действовать гомосексуально в определенных ситуациях. Известно, что заключенные и обитатели других закрытых заведений могут в этих т.н. стесненных положениях вступить в гомосексуальные отношения, которые не обязательно продолжаются после отбывания срока в данном заведении.

Положение дел можно лучше иллюстрировать следующим образом:

Это явление похоже на бесконечную линию, которая направлена на «стопроцентный гетеросексуализм» и «стопроцентный гомосексуализм» (которые существуют только в области теории). Два лица никогда не расположены точно на том же месте на этой линии, в этом отношении каждый из нас — уникальная личность. По этому образу мышления имеется и «третья альтернатива», бисексуализм. Люди, относящиеся туда, расположены где-нибудь в середине линии. Таким образом, гомосексуализм как форма поведения не является явлением типа «или — или», а речь идет о положении типа «более — менее».

- 15 Относительный характер отклоненного поведения наглядно выражается в реакциях на гомосексуализм, в санкционировании гомосексуализма. В древней Спарте гомосексуализм служил среди молодых мужчин идеалом, к которому сознательно и активно стремились. Гетеросексуализм считался лишь «необходимым злом». Многие индейские племена Северной Америки считали гомосексуалистов святыми людьми. В фашистской Германии гомосексуалисты были приговорены к смертной казни, и даже сегодня гомосексуализм объявлен наказуемым поведением во многих странах. В Финляндии гомосексуализм был легализован в 1971 г.3

ОТКЛОНЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ И КУЛЬТУРА: ЭСКИМОСЫ

Таким образом, можно сказать, что отклоненное поведение, его определение и контроль над ним, тесно связано с существующей культурой. Многие формы поведения, которые на наш взгляд безусловно ненормальные, являются совсем нормальными в других культурах. Терпимость разных культур относительно отклоненного поведения также значительно меняется.

Можно привести наглядный пример культурных различий с помощью сравнения представлений об отклоненном поведении среди эскимосов, индейского племени проживающего в Гренландии и арктическом районе Северной Америки, с западными, европейскими и американскими представлениями о таком поведении. Главный фактор, определяющий культуру эскимосов, — проблема физического выживания в суровых климатических условиях.

Исследователи заметили, что в общинах эскимосов можно найти два типа отклоненного поведения: «частные преступления» и «преступления против общества». Разница между ними основана на той угрозе, которую отклоненное поведение создает с точки зрения выживания общества. Эти представления об отклоненном поведении явно отличаются от западных взглядов.

Пожалуй, самым известным обычаем эскимосов является их традиция одобрять до известной степени внебрачные половые отношения. Однако важно заметить, что эти отношения являются т.н. нормальными только, если муж, «давший жену в долг», их одобряет. В другом случае они представляют собой отклоненное поведение, но «частного характера», которое необходимо решить среди участвующих сторон. Оскорбленный муж имеет право мстить и даже убивать соблазнителя жены. Право мести, однако, связано с таким существенным условием, что убийца обязан заботиться о вдове и детях жертвы.

В обществе эскимосов частные преступления становятся общественными, только если они угрожают существованию всей общины. Таким образом, если кто-то своими действиями причиняет, например, голод, то это считается таким же серьезным преступлением, как убийство в западной культуре.

Другим показательным примером является отношение эскимосов к краже, которая в западных странах, например в Финляндии, считается весьма серьезным преступлением. Эскимосы рассматривают создание запасов продуктов питания сверх собственных потребностей как форму кражи. Особенно серьезно они относятся к этой форме отклоненного поведения во время нехватки продовольствия. С другой стороны, кража в западном смысле слова не представляет собой настоящую кражу в обществе эскимосов. Если кто-то возьмет собственность другого человека, считается, что он, очевидно, нуждается в данном товаре и позже будет возвращать его

- 16 надлежащим образом. Такое расхождение во взглядах вызвало проблемы, когда эскимосская культура столкнулась с западной культурой4.

ПСИХИЧЕСКИЕ БОЛЕЗНИ

И ОТКЛОНЕННОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Душевнобольные, «сумасшедшие», всегда считались представителями отклоненное поведения. На самом деле психическая болезнь считалась именно заболеванием только за сравнительно короткий исторический период, около двухсот лет. До этого потерявшие рассудок были «бесноватыми», «разнузданными» или «меланхолическими».

Также в определении душевной болезни сталкиваемся с проблемами: в этом отношении имеются разные подходы в разных культурах и среди разных психиатрических школ. Эта проблематика хорошо освещается в одном американском исследовании, автор которого поставил себе целью изучить прием в разных психиатрических больницах5. Восемь совершенно здоровых человек явились в отдел приема разных психиатрических больниц в разных районах США. Их анкетные данные были вполне подлинными, только из послужного списка каждого были удалены все сведения о том, что каждый имел профессиональную подготовку психолога. После прихода в отдел приема они все рассказали, что «слышат звуки».

Всем был поставлен диагноз шизофрении и они были приняты в больницу. Сразу после приема все начали держаться вполне нормально. Но персонал не мог изобличить ни одного из них в обмане, хотя другие пациенты заметили явную поддельность их поведения. Все участники эксперимента делали вполне открыто и регулярно записи о своем опыте. Персонал истолковал даже это поведение как типичную черту и доказательство их больного, патологического состояния. Срок их пребывания в больнице продлился с семи до пятидесяти двух суток. В заключение каждый выписался из больницы с диагнозом «временного излечения шизофрении».

Этот пример показывает, что научная (например, психиатрическая) классификации отклоненного поведения не всегда дает более достоверных результатов, чем повседневное определение этого поведения. И в тех и в других случаях определение сильно связано с данной культурой и эпохой. В бывшем Советском Союзе иногда был поставлен диагноз «скрытой шизофрении». Западные психиатры рассматривали такой диагноз как весьма сомнительный и даже как психиатрическое средство создано для политической борьбы.

Когда классификация и диагностика отклоненного поведения еще были слаборазвитыми, категория «сумасшедшего» служила общим объяснением почти любого отклоненного поведения. Финская традиция «деревенского сумасшедшего»6 является хорошим примером в этом отношении. Рассматривая традицию финских деревенских сумасшедших с точки зрения сегодняшнего дня, можно среди этих людей найти душевнобольных, инвалидов, представителей сексуальных меньшинств и совсем обыкновенных, может быть в каком-то отношении немного более оригинальных людей. Несмотря на свою ненормальную репутацию, такие люди часто играли позитивную роль в своем поселке7.

- 17 В итоге можно сказать, что почти невозможно найти общепризнанного и точного определения отклоненного поведения. Отклоненное от норм поведение определяется человеческим обществом по-разному в каждом данном моменте истории. Другими словами, то, что считается отклоненным поведением, зависит от договоренности между людьми. Существуют весьма большие разницы между разными культурами по определению отклоненного поведения и его возможному санкционированию. В разных периодах истории отношение к разным формам отклоненного поведения было весьма различное. То, что вчера считалось «святым», может сегодня оказываться «предосудительным», и наоборот.

Если общее определение отклоненного поведения весьма сложно, то легче ли нам определить более ограниченную форму такого поведения — преступность?

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Simmons, Jerry L.: Deviants. Berkeley 1969, стр. 3.

2. Kinsey, А.С., Pomеroy, W.В. & Martin, С.Е.: Sexual Behavior in the Human Male. Philadelphia 1948. Методы отбора, примененные в исследованиях Кинси, подвергались критике в последнее время. Это, однако, существенно не влияет на основной вопрос.

3. Оценки гомосексуализма и его причин изменились весьма быстро.

Еще в 1960-х годах гомосексуализм был наказуемым поведением в Финляндии. Потом он некоторое время рассматривался главным образом как заболевание. По нынешнему подходу он представляет собой приблизительно такое же свойство, как леворукость, рыжие волосы и т.д. Исследования также показали, что точной и однозначной причины гомосексуализма просто нет — он не зависит от гормонов, генов или проблематичного отношения к матери или отцу в детстве. Самые радикальные, в т.ч. феминистские интерпретации в настоящее время даже исходят из того, что речь идет о сознательном выборе данного человека.

4. См. Наgаn, John: Modern Criminology. Crime, Criminal Behavior and Its Control. New York 1985, стр. 6-8.

5. Rosenbaum, David: On Being Sane in an Insane Place. Science No. 179, 1973.

6. «Деревенский сумасшедший», который по легенде существовал в каждой финской деревне, является широко освещенной темой в финской литературе и культуре. Имеется в виду человек, каким-то образом отличающийся от других жителей деревни. (Прим. пер.)

7. См. Laaksonen, Pekka & Peila, Ulla & Lahti, Pirkko (toim.): Hullun kirjoissa. Nkkulmia suomalaiseen kylhulluuteen (Считаться сумасшедшим. Аспекты на финское деревенское сумасшествие). SKS. Jyvskyl 1990.

- 18

<

3. ЧТО ТАКОЕ ПРЕСТУПНОСТЬ?

Когда упоминается слово «преступник» или «преступность», у нас сразу возникают определенные ассоциации. Еще в детстве мы усвоили, например, через комикс вещи, которые мы считаем принадлежащим к этому явлению.

Когда детей просят нарисовать картину преступника, там часто повторяются известные типичные черты, как например рубцы, татуировки, одежда заключенного, нож и т.д. Иначе говоря, мы имеем грубое, зачастую эмоциональное представление о преступниках и преступности. Часто этот образ еще весьма персонифицирован: преступники — это именно «крупные преступники», получившие большое паблисити в средствах массовой информации.

Так что каким образом надо искать научного определения преступности? Сталкиваемся ли мы и здесь с такими же проблемами, как при определении отклоненного поведения? Один возможный подход — изучать разные преступления и разных преступников и посмотреть, можно ли обнаруживать какие-то общие элементы для разработки определения.

Вот группа преступников:

1. Бывший лесник, переехавший из восточной Финляндии в Хельсинки, виновный в совершении множества преступлений, в т.ч. грубых краж, одного тяжелого телесного повреждения и пьянства за рулем. Он сидел в тюрьме уже четыре раза и имеет серьезные проблемы с злоупотреблением спиртными напитками.

2. Чиновник, состоящий на службе в администрации довольно крупного финского города и виновный в взяточничестве в связи с большими подрядами на постройку и другими городскими заказами. Приговорен к безусловному тюремному заключению.

3. Американский руководитель мафии Сэм Джианкана, имевший в 1960х годах тесные контакты даже с правящей верхушкой Соединенных Штатов.

4. Директор производства финской бумажной фабрики, сознательно разрешивший нарушения установленных норм сброса загрязняющих веществ и усиливший таким образом эвтрофикацию близлежащего водоема.

5. Финский эстрадный певец, повторно виновный в езде с недозволенной скоростью и неоднократно приговорен к штрафу и временному лишению водительских прав.

6. Итальянский террорист, взорвавший вместе со своими товарищами бомбу на железнодорожном вокзале. Результат — десятки умерших и раненных. Их цель — создать хаос в обществе и таким образом открыть путь к установлению фашистского режима.

7. Работник финской биржевой фирмы, использовавший полученную на работе информацию в личных биржевых операциях и таким образом виновный в т.н. преступлении интимного круга.

- 19 Увлеченный компьютерами финский мальчик, которому удалось через свой компьютер проникать в центральную ЭВМ одного государственного учреждения и таким образом является виновным в незаконных действиях с компьютерами.

Уже поверхностное рассмотрение вышеизложенных восьми типов преступников показывает, что довольно трудно найти для них общие характерные признаки. Иногда была высказана мысль, что на фоне преступности всегда можно найти один объединяющий фактор, даже одну определенную причину.

В качестве такого фактора была названа, например, бедность. Однако, бедность плохо подходит к многим вышеизложенным типам. Так обстоит дело и с алкоголизмом.

И все-таки есть один фактор, который объединяет всех этих людей.

Каждый из них является виновным в совершении действия, которое по уголовному (или другому) законодательству данной страны считается запрещенным или наказуемым. Действие противозаконное. Общим фактором, таким образом, является уголовный кодекс.

Итак, мы можем предлагать одно возможное определение преступления и преступности: преступление — это умышленное действие, которое по уголовному или другому законодательству является наказуемым и дает государству право наказания. Такое определение преступности называется легальным, поскольку преступность определяется исходя из уголовного закона.

В этом отношении можно парадоксально сказать, что уголовный закон является единственной всеобъемлющей причиной преступности. Дело в том, что мы можем теоретически мыслить, что отменили бы завтра уголовный закон.

Тогда у нас вообще не было бы никаких преступлений и никакой преступности, раз уголовный закон определяет, какие деяния преступные. Следовательно, он также «создает» преступность.

Уголовный закон на самом деле применяется вышеизложенным образом. Он постоянно живет и меняется. Из него устраняются действия, которые становятся легальными (например, гомосексуальное поведение), и к нему добавляются действия, которые становятся нелегальными (например, биржевые операции интимного круга).

Легальное определение преступности можно и критиковать. Дело в том, что такое определение преступности систематически игнорирует всякую деятельность, которая находится на краю законодательства, на рубеже недозволенного и дозволенного. Например, вполне возможно, что неэтичная хозяйственная деятельность или загрязнение окружающей среды в определенных обстоятельствах являются легальными действиями по существующему законодательству, хотя они предосудительные с моральной точки зрения.

Если, например, проституция не является запрещенной в уголовном законе, то по легальному определению она не может стать темой криминологических исследований. Легальное определение также исходит из той мысли, что существует простое и ясное согласие в обществе о том, какие действия необходимо запрещать, какие разрешать. Однако, обычно не так. Вопросы легализации и криминализации часто являются также политическими вопросами: здесь интересы различных социальных групп общества могут даже резко сталкиваться. Действия, которые по мнению одного гражданина представляют собой «ценную хозяйственную деятельность», могут по мнению другого казаться «беззастенчивой преступностью».

- 20 Обыкновенные граждане, а к сожалению иногда также криминологи, слишком часто рассматривают преступность только как т.н. традиционную преступность. Тогда учитываются только знакомые формы преступлений против собственности и личности. Труднее воспринимать, например, использование информации интимного круга биржи как преступление. Преступность также слишком часто рассматривается лишь как индивидуальная деятельность с одним виновником и одной жертвой. Тогда игнорируется противозаконная деятельность предприятий и других организаций1.

ВСЕ ЛИ МЫ ПРЕСТУПНИКИ?

Если определение преступности связывается с уголовным законом и его нарушением, то из этого логично следует, что все нарушения являются преступлениями и все нарушители преступниками. Тогда мы все можем задать себе вопрос, кто из нас никогда не был виновным в деянии, определенном в законодательстве страны как наказуемом. Вряд ли кто-то из читателей может ответить, что «никогда». Возможно, что мы провиняемся в совершении наказуемых деяний даже каждый день: едем с недозволенной скоростью или нарушаем другие правила дорожного движения, обманываем немного, когда заполняем налоговую декларацию, «берем» немного писчей бумаги домой с работы, может быть, в молодости мы были виновными в мелкой краже или бесчинстве. Или возможно, что мы в каком-то периоде жизни даже ударили другого человека. Очевидно, что каждый из нас в течение своей жизни был виновным во многих преступлениях, хотя вероятно никогда не попался и был наказан.

Точно говоря, мы все, таким образом, преступники. Это очень важное наблюдение для понимания преступности. В обычном мышлении преступность часто воспринимается как индивидуальное свойство, на основе которого можно разделить людей на две группы: на группу преступников и группу непреступников, «порядочных граждан». Но таким же образом, как по вопросу о гомосексуализме, также здесь мы не имеем дела с явлением «или — или», а с явлением «более — менее».

Преступность — не свойство индивидуальное:

это не болезнь, патологическое состояние, на основе которого было бы возможно отделить «класс» преступников от общества и принимать необходимые меры.

Например, иногда говорят, что все преступники страдают от дефекта характера, расстройства личности. Однако, уже рассмотрение восьми вышеназванных преступников указывает на то, что дело вряд ли обстоит так. Это не означает, что среди преступников не было бы даже много лиц с дефектами характера, но эти, или другие индивидуальные свойства, не могут служить общим фактором, объясняющим преступность.

Преступность определяется законодательством общества. В Финляндии парламент решает, кто преступник. Ведь нетрудно представить себе, что какое-то сегодня вполне уважательное и общепринятое действие вдруг стало бы нелегальным. Это могло бы произойти, например, с кофепитием. Поскольку можно доказать, что кофе бесспорно является наркотическим веществом, вредным для здоровья, то можно было бы запретить его питие, хранение, изготовление и импорт2. Тем не менее, можно предполагать, что многие «порядочные граждане» продолжали бы пить кофе и после

- 21 вступления в силу закона. Однако невероятно, что они все с этого дня вдруг стали бы «дефективными» или что они все имели бы какие-то совместные индивидуальные (патологические) свойства.

СКРЫТАЯ И ЯВНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ

Если мы рассматриваем свою личную «уголовную историю», обнаруживаем тот факт, что риск попасться очень маленький. Мы можем каждый день ехать с недозволенной скоростью, но вероятно будем обнаружены раз в год. А это зависит от многих обстоятельств. Иногда общество контролирует данную деятельность настолько слабо и редко, что риск попасться очень случайный. Иногда разоблачение преступления предполагает заявление со стороны жертвы преступления, а часто бывает, что последний по какой-то причине такого не сделает. Некоторые преступления не связаны с отдельной жертвой, поэтому никто не заметит, что преступление вообще имело место.

Тем не менее, говоря о преступности, мы обычно имеем в виду уже раскрытые преступления. Однако, это только часть преступности — обычно даже очень маленькая часть.

Это обстоятельство иллюстрирует следующая фигура:

СКРЫТАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ + ЯВНАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ = ФАКТИЧЕСКАЯ

ПРЕСТУПНОСТЬ

Преступность в целом, фактическая преступность, напоминает айсберг, состоящий из двух частей. На поверхности воды находится маленькая вершина, явная преступность. Главная часть преступности остается «под водой» — речь идет о скрытой преступности. Уровень «поверхности воды», правда, меняется по разным видам преступности. Например, преступления против жизни, умышленные убийства и убийства без заранее обдуманного намерения разоблачаются (но не обязательно раскрываются полицией) почти на сто процентов в Финляндии, так что тогда главная часть айсберга находится на поверхности воды. Но относительно многих других видов преступности вершина айсберга действительно очень маленькая.

- 22 Это обстоятельство создает проблемы и для научного изучения преступности. Ведь преступность часто весьма тайная деятельность, о которой трудно получить знания. Поэтому в научных исследованиях часто приходится ограничиваться только изучением явной преступности. Например, в большинстве стран уголовная статистика составляется только на основе полученной полицией информации о преступлениях.

Но давайте подумаем, что изучаем семейное насилие, случаи насилия и жестокого обращения, имеющего место в семейных условиях. Если мы вынуждены были прибегать лишь к случаям, доведенным до сведения полиции, то результаты нашего исследования были бы наверняка путающими. Во всяком случае мы не могли бы утвердить, что результаты дали бы надежную информацию о всех случаях насилия в семьях. Общеизвестно, что только ничтожная часть из них разоблачается, доходит до сведения полиции и приводит к преследованиям. Сейчас мы не знаем, являются ли разоблаченные дела и в них виновные лица по своим признакам такими же, как во всех действительных случаях семейного насилия. Является ли, например, социально-экономическое положение преступников и жертв в явных случаях таким же, как в действительных случаях в целом? Ведь было предположено, что более состоятельные семьи имеют более широкие возможности решить такие конфликтные случаи без вмешательства полиции. На жаргоне социологов можно выразить дело так, что явная преступность обычно не представляет собой представительную выборку из действительной преступности.

С подобными проблемами мы сталкиваемся, когда изучаем изменения развития преступности, например ее количественный рост. Если дошедшая до сведения полиции преступность выросла, это не обязательно означает, что преступность вообще выросла. Изменения развития разоблаченной преступности могут вытекать из многих других факторов — не обязательно из изменений развития всей фактической преступности. К этим факторам вернемся в 6-й главе книги.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СЕРЬЕЗНОСТИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

На утверждение о том, что «мы все преступники», можно, конечно, возразить, что в определении преступности необходимо учитывать и серьезность данного преступления. Говорят, что мы все, правда, можем нарушать какие-то правила, но настоящие «негодяи» совершают серьезные преступления. Однако, проблема состоит как раз в определении того, что более серьезно и что менее. В уголовном законе это определяется с помощью наказаний. Чем более строгое наказание, тем более серьезное преступление. Наказание выражает уровень предосудительности данного деяния в обществе. Тогда законодатель, парламент данной страны, вынужден провести такую «классификацию серьезности». Это, однако, сложная задача, особенно в современных условиях, когда общество и вместе с ним преступность стали гораздо более многообразными и запутанными явлениями, чем раньше.

В какой последовательный порядок по отношению к наказанию надо привести, например, следующие преступления:

- 23 Тяжкое причинение опасного положения в дорожном движении, вследствие которого погибли два человека.

2. Квалифицированная кража (преступник вломился в закрытый склад, взял четыре видеомагнитофона и продал их дальше).

3. Налоговый обман, т.е. утаивание доходов, облагаемых налогом, вследствие которого преступник украл от общества около одного миллиона марок налоговых доходов.

4. Тяжелое телесное повреждение (преступник в состоянии опьянения жестоко обращался с женой, что привело к пролому черепа и 30-процентной инвалидности).

Если люди вынуждены были привести вышеназванные преступления в последовательный порядок относительно серьезности этих преступлений, то вполне возможно, что достижение единодушия оказалось бы не так уж легко.

Также возможно, что порядок сильно отличался от нынешнего уголовного закона.

Показательным примером является проведенное в г. Балтимор (США) исследование. Исследователи попросили людей привести 140 разных преступлений в порядок по серьезности преступления3. Исследование показало, что относительное единодушие по этому вопросу действительно существует, отклонения остались довольно незначительными. Проблема, однако, состоит в том, можно ли использовать такую «народную» классификацию в разработке законодательства и определении наказаний.

Исследование показало, что, по мнению американской публики, десять самых серьезных преступлений были:

1. Умышленное убийство полицейского.

2. Умышленное убийство другого лица за вознаграждение.

3. Продажа героина.

4. Насильственное изнасилование после вторжения домой.

5. Убийство полицейского без заранее обдуманного намерения.

6. Умышленное убийство супруга или супруги.

7. Умышленное убийство знакомого.

8. Захват самолета.

9. Вооруженное ограбление банка.

10. Продажа наркотика ЛСД.

Уже на первый взгляд этот список вызывает много вопросов. Является ли продажа героина действительно более серьезным преступлением, чем даже умышленное преступление против жизни? Действительно ли ограбление банка более серьезное преступление, чем убийства и другие преступления против личности? Например, на 15. месте в списке имеется «предательское убийство представителя государственной власти». Балтиморская публика также считает, что одно лишь употребление героина является более серьезным преступлением, чем убийство другого лица в ресторане. Исследование видимо отражает те ограниченные представления по вопросам преступности, которые существуют среди публики и, как правило, сложились на основе т.н.

массового развлечения. Только наличие слова «героин» ведет к тому, что данное преступление без более глубокого сравнения с другими преступлениями повышается на высокое место в классификации.

- 24 Приведенный в предыдущей главе пример из культуры эскимосов показывает, как оценки серьезности преступлений значительно отличаются друг от друга в разных культурах. Так же обстоит дело в разных периодах истории.

Возможно, что действие, которое еще сто лет тому назад привело к смертной казни, сегодня рассматривается как весьма незначительный проступок, если это действие не полностью легализовано4.

ПРЕСТУПНОСТЬ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ

Уголовный закон и преступность не являются постоянными явлениями, они связаны с общественным развитием. Перспектива одного отдельного человека настолько короткая, что возможно рассмотреть эти явления как вечные и не заметить изменений. Тем не менее, разные общества могли веками жить, например, без централизованного государственного уголовного кодекса.

Один из ранних социологов Фердинанд Тэннийс представил в 1880-е годы позицию, по которой западные общества развиваются от организма типа Gemeinschaft (община) к организму типа Gesellschaft (общество)5. Первые были простыми, коллективными, относительно гомогенными и существовали без развитого разделения труда. Характерно для них было и широкое взаимопонимание о нормах. Исполнителями социального контроля служили семья, род и соответствующие ближайшие коллективы. Контроль был неофициальным и основывался на народных обычаях и нравственных правилах. Формально установленных уголовных законов не было.

Общества развиваются все больше в направлении организмов типа Gesellschaft. Они становятся все более сложными, индивидуалистическими и гетерогенными. Они имеют высокоразвитое разделение труда, они весьма секуляризированные: традиционные ценности и поверья теряют свое значение.

Традиционные ближайшие коллективы все больше теряют функцию исполнителя социального контроля. Для осуществления этого контроля требуется поэтому официальное законодательство, за исполнение которого отвечает бюрократическое государственное управление. Консенсус, т.е. взаимопонимание о нормах и их оправдании, слабеет постоянно. Сложный общественный организм все больше вынужден полагаться на уголовное и другое законодательство. Ясно, что некоторые нравственные правила («не убий») сохраняются наряду с законодательством, но вообще официальные нормы все больше распространяются и проникают в новые области жизни. Именно этот факт имеется в виду, когда сегодня говорят о том, что «государство уже проникает в наши спальные комнаты».

Цель законодательства — изменить поведение людей и общество в желаемом направлении. Однако, уголовный закон не всегда является эффективным средством исполнении социального контроля. Хорошим примером в этом отношении служит сухой закон 1920-х и 1930-х годов в Соединенных Штатах и Финляндии, результаты которого были сходными в обеих странах.

Официальная цель сухого закона состояла в том, чтобы предотвратить злоупотребление алкогольными напитками и таким образом решить многие социальные проблемы, вытекающие из

- 25 употребления этих напитков. А иначе получилось. Сухой закон привел к увеличению коррупции и ослаблению авторитета законодательства. Закон создал колоссальный рынок для незаконных производителей и огромные возможности для контрабандистов извлечь громадные прибыли. Было сказано, что именно во время сухого закона относительно слабые и территориально ограниченные американские группы гангстеров стали крупными преступными синдикатами на национальном уровне. В то же время закон морально разложил американскую полицию изнутри — последствия чувствуются еще сегодня. Уголовное и другое законодательство всегда представляет собой позднюю реакцию на общественные проблемы. Когда общество — и тем самым преступность — меняется, законодательство старается отвечать на новые проблемы.

А какие перемены происходят, как меняется преступность? В научных дискуссиях социологов по процессам изменения в современном обществе часто употребляются такие понятия, как «общество постмодернизма», «общество постфордизма» или «общество рисков». Возникает вопрос о роли и развитии преступности по отношению к этим понятиям. Трудно найти ответы, научных исследований пока мало.

Даже среди криминологов господствовало весьма традиционное представление о преступности (это в основном кражи, убийства и т.д.). Кроме того, криминологи долго рассматривали преступность как постоянное явление с только количественными переменами. В оправдание данного мышления можно, правда, сказать, что по крайней мере в Финляндии часть преступности и преступников действительно была одного определенного типа много десятилетий, даже веками. Например, финские тюрьмы в нашем веке в основном заполнились одинокими мужчинами, отстраненными от общества и часто злоупотребляющими спиртными напитками. Также их преступления одинаковые. Правда, можно заметить временные изменения в этой группе.

Следующая классификация основана на изменениях среди клиентов финской

Ассоциации по делам испытания и последующего ухода в 1980-х годах6:

1. «Герои труда». Эта группа состоит из пожилых мужчин имеющих даже широкий опыт работы и квалификацию. В их жизни работа представляет собой все, а свободное время лишь «мешает» труду. Жизненные ценности в основном получены от родителей. Если применять идею американского социолога Давид Рисмана, то можно говорить о «типе, управленном традицией»7. Этот тип на практике уже вымерший.

2. «Бродяги». Эта группа — наследники традиционных финских сплавщиков, лесорубов и других скитальцев. Они способны к труду, однако работают сезонно. Их проблема — приспособление к индустриальному ритму капиталистического производства, требующему точного соблюдения правил трудового режима и рабочего времени, ограничения личной самостоятельности. Они говорят: «Я не пойду работать на конвейере». Здесь можно говорить о «самоуправляющемся типе». Их можно считать «видом, находящимся под угрозой».

3. «Молодые мятежники». Эта группа почти не имеет никакого опыта работы и никакой квалификации. Труд уже не играет ту роль в жизни, как у других. Отношение к нему имеет второстепенное значение, он необходимый только

- 26 для потребления. Значение родителей является ограниченным в первоначальной социализации. Поэтому растет значение приятелей. Наряду с алкогольными напитками употребляются наркотики и успокаивающие и пр. средства.

Этот тип — «управляемый другими».

По всей вероятности, финские тюрьмы и впредь будут оставаться местами именно этих трех групп традиционных преступников. По некоторым прогнозам структурные изменения в обществе приведут к даже сильному росту именно категории отстраненных разным образом от общества людей, особенно в крупных городах.

Характер и количество преступлений всегда связаны с возможностями совершить преступления. Нетрудно и без развитой теории понять, почему конокрадов сегодня нет, а количество воров машин растет год за годом8. Количество преступлений также связано с уголовным законом: чем больше деяний противозаконные, тем больше имеется преступности в обществе. Криминализация новых деяний создает новые виды преступности.

Как пример нового вида преступности можно назвать преступность, связанную с экологическими вопросами и с компьютерами. Эти виды преступности создают почти непреодолимые препятствия в работе уголовноправовой системы, в т.ч. полиции.

Лицо, совершающее преступления на компьютере, не гуляет в пьяном состоянии на улице, где было бы легко убрать его на хранение. Квалификация и ресурсы полиции не хватают на раскрытие преступлений, связанных с окружающей средой, особенно когда даже специалисты естественных наук не единодушны о том, что происходит. Тот факт, что экологические преступления не встречаются в статистике и экологических преступников нет в тюрьмах, не обязательно свидетельствует о том, что преступности такого типа нет. Здесь мы имеем дело с проблемой уголовной контрольной системы, которая еще сегодня в первую очередь обращает внимание на традиционную преступность.

Угрозы преступности нового типа, однако, серьезные. «Страстный убийца» может убить максимум несколько десятков человек. Экологическое преступление, совершенное в атомной электростанции или химической промышленности, может косвенно привести к смерти многих тысяч человек. Совершенное на компьютере преступление, которое кажется довольно безобидным (например, «вирус ЭВМ»), может привести к парализованию воздушного сообщения или банковских операций на много недель9.

Основной вопрос следующий: будет ли общество меняться настолько быстро, что социальный контроль, основанный на централизованном государственном уголовном законе, станет невозможным, раз этот контроль всегда отстает в развитии? Будут ли уважение к уголовному законодательству и его легитимный характер пропадать, когда уголовное законодательство постоянно растет и осложняется? На эти вопросы получим ответ в ходе следующих десятилетий.

- 27 ПРИМЕЧАНИЯ

1. Также криминологические исследования и учебники часто были виновными в совершении таких ошибок. В последнее время, однако, определение преступлений стало и в них расширяться. Объектами рассмотрения стали профессиональная и организованная преступность, преступления, совершенные предприятиями и организациями, политическая преступность и т.д. См.

напр. Наgаn, Frank Е: Introduction to Criminology. Theories, Methods and Criminal Behavior. Chicago 1990.

2. Кофепитие было преступным действием как в России, так и ШвецииФинляндии в XVII и XVIII веках.

3. См. Наgаn, John: Modern Criminology. Crime, Criminal Behavior and Its Control. New York 1985, стр. 53-57.

4. Уже в структуре уголовного кодекса Финляндии, принятого около ста лет тому назад и являющегося сегодня объектом обновления, выражаются определенные взгляды по вопросу о серьезности различных преступлений.

Сначала — в качестве самых тяжких — упоминаются преступления против Бога, потом преступления против правителя и властей, и только после этого другие преступления.

5. Tnnies, Ferdinand: Comminity and Society. New York 1963. См. также Eskola, Antti: Vuorovaikutus, muutos, merkitys (Взаимодействие, изменение, значение). Helsinki 1982, стр. 134-138.

6. Laine, Matti: Rosvosta kunnon kansalaiseksi? Rikollisen resosialisaation mahdollisuuksia. Vankeinhoidon koulutuskeskuksen julkaisuja (От разбойника к порядочному гражданину? О возможностях ресоциализации преступника.

Серия публикаций Центра обучения тюремных служащих) 4/1988. Helsinki, стр. 28.

7. Относительно Рисмана см. Ескола: цит. пр., стр. 154-156.

8. Однако, в Ирландии в последние годы стал среди молодежи модным новый вид преступности, «недозволенное взятие лошади».

9. Новым видом преступности является продажа и сбыт опасных продуктов. Один из самых известных примеров этого — случай марки автомобиля «Пинто» фирмы «Форд». Уже испытания самой фирмы «Форд» в 1970-х годах показали, что данная марка опасная: в определенных авариях ее бензобак чрезвычайно взрывчатый. Несмотря на много сотен погибших и ушибленных в 1970-х годах, машина «Форд Пинто» не была выведена из употребления, потому что по расчетам фирмы более «выгодно» было отвечать на возможные требования возмещения, чем вывести 12,5 миллионов машин «Пинто» из употребления и сделать необходимые структурные изменения.

Федеральные власти США приняли такое решение наконец в 1978 году. В этом же году прокурор штата Индиана возбудил судебное преследование против фирмы «Форд», которую обвиняли в убийстве, после того как четыре человека погибли в пожаре данной машины. Хотя обвинение было отвергнуто судом, этот случай привел к изменению образа мышления: также предприятия и организации могут быть преступниками. См. Наgаn, Frank Е.: Introduction to Criminology. Theories, Methods and Criminal Behavior. Chicago 1990, стр. 387- 388.

- 29

<

4. НАУЧНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРЕСТУПНОСТИ

В зависимости от своей роли в обществе люди часто имеют совсем разное отношение к преступности. Жертва преступления прежде всего интересуется тем, кто будет возмещать причиненный преступлением ущерб. Иногда у жертвы возникают психические проблемы из-за преступления: поэтому понятно, что взгляд жертвы на преступление часто носит весьма эмоциональный характер. Полицейский часто рассматривает преступность с чисто количественной точки зрения: много работы требуют прежде всего преступления против собственности, нарушения правил уличного движения и трудно раскрываемые преступления. Для социального работника тюрьмы преступность прежде всего показывается как отчаянные действия одиноких, отстраненных от общества мужчин, злоупотребляющих спиртным. Среди широкой общественности представления о преступности часто создаются на основе преступлений, получивших большое паблисити в бульварной печати.

Научный анализ преступности сталкивается с проблемой того же типа.

Имеются разные перспективы на преступность, разные «наблюдательные пункты», откуда можно смотреть на это явление. На самом деле можно сказать, что невозможно видеть преступность в целом, полностью, а всегда какая-то ее часть остается в укрытии. Вот главная причина того, что существует множество весьма различных научных теорий о преступности. Вопрос рассматривается с различных точек зрения.

В целях научного понимания преступности можно задавать во всяком случае три разных основных вопроса. Одного единственного ответа на эти вопросы нет, потому что речь идет о вопросах разного уровня.

ТРИ УРОВНЯ АНАЛИЗА ПРЕСТУПНОСТИ

Как мы отметили уже в начале настоящей книги, разные общественные формации во все времена старались воздействовать на преступность, уничтожить и устранить данное вредное явление, причиняющее всевозможное страдание. Однако, преступность никогда не исчезла, во всех общественных формациях имели место действия, которые были законодательством или другим образом негативно санкционированы. Некоторые считают, что преступность даже растет с развитием общества. Почему кто-то вообще занимается деятельностью, нарушающей установленные обществом нормы? Имеется ли какая-то общая причина преступности?

Поскольку преступность является широко распространенным и всегда существовавшим общественным явлением, то заключает ли она в себе какието качества, поддерживающие жизнеспособность общества? Другими словами: может быть, поиск «причины преступности» основан на неправильно заданном вопросе? Для сравнения: во всех общественных формациях существовало такое общественное явление как брак. Мы, однако, очень редко задаем вопрос о причинах брака. Вместо того спрашиваем, какие общественные функции выполняет брак. Значит, брак

- 30 является общественным институтом. Когда рассматриваем преступность на общем всеобъемлющем уровне, мы изучаем преступность как общественный институт.

Второй уровень. В кругу наших знакомых может быть семья, в которой один из детей постоянно совершает преступления и отбывает наказания за это. В то же время другие дети той же семьи очень порядочные и преуспевают в жизни даже лучше среднего. Часто криминологи рассуждали, что здесь у нас единственный и главный объект научного исследования: почему Саша Иванов стал разбойником, а Коля Иванов авторитетным гражданином с высшим образованием? Такая постановка вопроса действительно играла важную роль в истории криминологии. Идея очень простая: если сравнивать личную историю «преступников» с личной историей «порядочных граждан», можно разъяснить причину становления преступника. Тогда криминологи часто обращали внимание на генетические и психические качества, условия воспитания, социальную обстановку и т.д. Многие криминологические теории ставят себе целью раскрыть вопрос т.н. индивидуального отбора, а именно почему некоторые индивиды намного больше других провиняются в совершении преступных действий.

Объект исследования индивидуального отбора в последние десятилетия расширялся в связи с тем, что криминологи все больше стали заниматься изучением также жертв преступлений, их отбора. Этот сектор криминологии называется виктимологией, исследованием жертв (от англ. victim, жертва).

Есть еще третий уровень. Криминологические исследования показали, что имеются значительные временные и локальные отклонения в развитии преступности. В качестве примера можно привести преступления против личности, особенно против жизни, в районе Похьянмаа в средней Финляндии.

В течение одного века, с конца XVIII до конца XIX веков, количество преступлений против жизни в данном районе значительно, даже многократно, превышало соответствующее количество преступлений в других районах Финляндии. Речь идет об эпохе т.н. поножовщиков. Сегодня район Похьянмаа является по многим показателям, а также по количеству преступлений против жизни, самым спокойным районом Финляндии (мы вернемся к этой теме в следующей главе).

Исследования также показали, что несмотря на бурную урбанизацию преступность Японии не росла таким же образом, как, например, в США и Европе, а осталась на весьма низком уровне даже в крупных городах. Откуда вытекают такие вариации? Что обусловливает временные и локальные отклонения в развитии преступности?

На вопросы, заданные на этих трех разных уровнях криминологических исследований, нет одного и единственного ответа. Речь идет о разных перспективах и разной научной логике1. Тем не менее, в повседневной жизни люди часто делают всякие обобщения, когда они хотят объяснить преступность «полностью». Иногда говорят, что преступность всегда зависит от недостаточного чувства собственного достоинства или от материальной нищеты. Хотя такие факторы в отдельных случаях могут играть определенную роль в объяснении индивидуального отбора, они не имеют всеобъемлющего характера и не позволяют полностью объяснить преступности или другого отклоненного от норм поведения. Требуется более дифференцированный, научный подход.

- 31 Конечно, можно сказать, что индивидуальные факторы играют центральную роль в преступлениях определенного типа и что количественные отклонения связаны с ними. Американская криминология знает тип преступления, который называется серийным убийством (serial murder). Под этим обычно подразумевается множество следующих подряд с определенным интервалом преступлений против жизни без какого-либо непосредственного внешнего мотива. Ясно, что не любой человек превращается в такого «страстного убийцу», а на фоне индивидуального отбора имеются серьезные личные психические проблемы, даже когда они не заметные во внешнем поведении данного человека в целом. Совсем другой вопрос состоит в том, почему преступность такого типа видимо так широко распространилась именно в Соединенных Штатах2. А это трудно объяснить только факторами индивидуального отбора.

ВОЗНИКНОВЕНИЕ КРИМИНОЛОГИИ

Возникновение криминологии тесно связано с общим развитием наук, с научной революцией XIX века. Именно в прошлом веке началось сильное развитие как естественных, так и общественных наук. Многим специальным дисциплинам было положено начало, среди них научному учению о развитии преступности, криминологии.

Возникновение криминологии также связано с развитием самой преступности. Многие историки и другие исследователи считают, что только в конце XVIII века общество стало опознавать преступность как отдельную проблему и относиться к ней соответствующим образом. Раньше никто не отличил преступности от душевных болезней, инвалидности и других форм отклоненного поведения — эти группы людей часто хранились в тех же заведениях. Только в начале XIX века возникли отдельные специфичные заведения, выполняющие разные функции. Можно сказать, что тогда вообще возникло современное заведение. Возникли тюрьмы, психиатрические больницы, фабрики, казармы и школы в их современном смысле3. Обоснованно можно сказать, что возникновение специальных научных дисциплин, практикованных в этих заведениях, тесно связано с возникновением этих самых заведений. Вернемся к этой теме в 7-й главе этой книги.

Возникновение криминологии часто рассматривалось в тесной связи с развитием в конце XVIII века юридического и философского мышления по вопросам уголовного права и наказаний. В области криминологии и уголовного права часто говорят о т.н. классической школе. Так как мышление этой школы, однако, больше связано с методами воздействия на преступность, с борьбой с преступностью, чем с научным изучением преступности, мы вернемся к этой школе в 7-й главе.

СТАТИСТИКА И «ПРЕСТУПНЫЙ КЛАСС»

Одным из первых научных обозревателей преступности был бельгиец Адольф Жак Кетле (1796 – 1874). Математик по образованию, Кетле уделял особое внимание статистическому исследованию преступности. Он в т.ч.

подчеркнул необходимость основать научные наблюдения на больших массах людей, а не на индивидуальных

- 32 случаях. Вероятно, что он был первым, который в научных целях подчеркнул основную разницу между явной и фактической преступностью.

Некоторые научные открытия Кетле состоятельные еще сегодня. Он, например, заметил, что у мужчин более сильная склонность к совершению преступных действий, чем у женщин, и у молодых более сильная, чем у пожилых. Состоятельность таких наблюдений в больших статистических массах, в разных эпохах и разных местах, привела Кетле к выводу, что возможно предсказать количественное развитие преступности. В связи с этим он отметил: «Мы можем заранее исчислять, сколько лиц будет обагрять свои руки кровью своих ближних, сколько будет совершать обманы, сколько станет заключенными, почти таким же образом как можем заранее исчислять будущих новорожденных и умерших»4.

Кетле, иначе говоря, положил начало исследованию преступности на основе статистических калькуляций. Но были использованы и другие методы исследования. Англичанин Генри Мейхью (1812 – 1887) больше полагался на наблюдение и описание. В 1862 году он опубликовал широкое произведение, в котором описал жизнь жителей лондонских трущоб, рабочих и бедных, и в особенности преступность того времени. Он считал, что вследствие индустриализации и превращения Лондона в трущобы появляется огромная масса людей, которые все больше провиняются в совершении разных преступлений для обеспечения своего ежедневного хлеба. Мейхью считал, что возникает целый «преступный класс». Он также сделал замечания, которые потом повторялись десятилетиями. По мнению Мейхью, гораздо легче воспитывать в молодых людях доброту и прилежание, чем стараться изменить закоснелого разбойника. Кроме того, это намного дешевле государству.

РАННИЕ ПОЗИТИВИСТЫ

В прошлом веке возникло научно-философское направление, которое стало известным как «позитивистская школа». Коротко говоря, можно сказать, что по позициям этой школы логика и исследовательские методы всех наук в принципе тождественные. Во всех, в т.ч. общественных, науках необходимо стараться получить точные и достоверные знания такими методами, в которых проконтролированное наблюдение играет центральную роль. Точные, часто математические методы естественных наук служат здесь примером. Характерна для позитивизма также сильная уверенность в том, что с помощью собирания точной и надежной информации можно окончательно обнаружить причины разных явлений и таким образом решить социальные проблемы. Эволюционный оптимизм часто составлял важный элемент позитивизма.

Возникновение научной криминологии связано с позитивистским мышлением. Важнейшим представителем раннего позитивизма считается итальянец Чезаре Ломброзо (1835 – 1909), который иногда был назван «отцом криминологии». Он положил начало проконтролированному изучению «преступников» и «непреступников». На фоне мышления Ломброзо бесспорно чувствуется сильное развитие естественных наук в XIX веке, особенно развитие биологии и теории эволюции5.

- 33 Главное произведение Ломброзо «L'Uomo delinquente» («Преступный человек») было опубликовано в 1876 году. В этой книге он исходил из мысли, что преступники представляют собой определенный регресс в развитии человека. Ломброзо разработал свою теорию, когда он служил тюремным врачом. При работе он изучил физиологические свойства как заключенных, так и непреступников, и сделал по своему мнению революционное открытие:

преступники отличаются друг от друга. Форма черепа преступников является по Ломброзо разнообразной, что позволяет делать выводы о совершенном ими преступлении (ниже картины различных преступников, взятые из книги Ломброзо). Преступники, таким образом, представляют собой какой-то «подвид» человека, имеющий ясно отличительные физические и психические свойства. Ломброзо, правда, сделал ту оговорку, что не все преступники такие прирожденные, «настоящие» преступники, а часть из них случайные. Но большая часть преступности наследуемая. Криминология Ломброзо была, таким образом, по существу биологической, т.е. речь шла о биокриминологии.

Очень скоро после смерти Ломброзо было показано, что его открытия с научной точки зрения несостоятельные. Также его исследовательские методы подвергнулись резкой критике. Было показано, что даже его собственный материал исследования не поддерживал его выводов6. И действительно, Ломброзо не получил звания «отца криминологии» на основе этих теорий о форме черепа. Новое в его мышлении заключилось в том, что он сосредоточил все научное внимание на преступном человеке и его свойствах. Предыдущие теоретики по вопросам преступности, например, представители вышеупомянутой классической школы, интересовались только самым преступлением, его составом и отношением общества к нему.

Другим представителем позитивистской школы является итальянец Рафаэле Гарофало (1852 – 1934). Хотя Гарофало как позитивист уделял основное внимание самому преступнику, он в особенности интересовался также уголовным законом и его преобразованием. По его мнению, понимание поведения преступника предполагает существование разумного определения преступления. Он старался разрабатывать такое определение путем разделения преступлений на естественные и полицейские. Естественными являются преступления, которые нарушают два фундаментальных альтруистических чувства человека: сострадание и честность. А полицейские преступления — это преступления, нарушающие законы, хотя они часто не нарушают вышеназванных чувств. Гарофало считал, что первые преступления являются более серьезными и с точки зрения криминологии более интересными. Таким образом, преступность, по его мнению, не определяется уголовным законом, а чувствами людей, моралью. Такая позиция имела огромные последствия для борьбы с преступностью: по Гарофало, лица, совершившие естественные преступления, являются «настоящими преступниками», негодными для общества. У них отсутствуют вышеназванные два чувства, сострадание и честность. А негодных для общества необходимо элиминировать таким же образом, как в природе происходит естественный отбор. Логичным заключением мышления Гарофало и других позитивистов была идея о необходимости превращения преступников в неопасных. А это было возможно осуществить с помощью смертной казни или пожизненного заключения. (Вернемся к этой проблематике в 8-й главе.)

- 34 Иллюстрации из главного произведения Ломброзо: насильник с круглым черепом из г. Равенна, вооруженный грабитель из г. Басиликате, 13-кратно приговоренный вор из г.

Милан и поджигатель из г. Пезаро, по прозванию «женщины». (Источник картин:

Lombroso, Cesare: L'hоmmе criminel. Atlas. Turin 1888.)

- 35 Третий представитель раннего позитивизма, итальянец Энрико Ферри (1856 – 1929), был, пожалуй, первым криминологом, высказавшим идею, что преступность вытекает из множества факторов — антропологических, физических и социальных. Он также связал социологию с изучением преступности: «Раньше наука о преступлениях и наказаниях являлась по существу лишь изложением теоретических выводов, к которым теоретики пришли только с помощью логической фантазии. Наша школа превратила ее в науку позитивного наблюдения. Основываясь на антропологии, психологии и статистике преступности, а также на уголовном праве и исследовании тюремного заключения, эта наука превращается в синтетическую науку, которую я сам назвал «криминологической социологией»7.

Отличительной чертой позитивистского мышления была и остается идея о том, что любое явление всегда имеет определенную причину или несколько причин. Это касается и преступности. Позитивная задача науки заключается в том, чтобы найти данную причину и таким образом способствовать позитивному решению той социальной проблемы, которую мы знаем под названием преступности. Эту причину позитивисты ищут именно внутри самого преступника — некоторые с биологической точки зрения, другие с психологической или социологической.

КРИМИНОЛОГИЯ И ДРУГИЕ НАУКИ

Развитие криминологии тесно связано с общим развитием наук за последние два века. Криминология всегда получила центральные импульсы именно от той научной дисциплины, которая в данный момент сыграла главную роль в анализе деятельности и поведения человека. Ломброзо представил биологическую и антропологическую позицию, затем главную роль играли психологические и социологические подходы.

Следующая схема наглядно показывает отношение криминологии к другим научным дисциплинам:

Эта схема показывает только главные направления развития, ее нельзя рассматривать слишком буквально. Например, преступность рассматривалась с социологической точки зрения еще в прошлом веке. Еще основатели и классики социологии, прежде всего француз Эмиль Дюркгейм (1858 – 1917), считали изучение преступности именно задачей социологов. Развитие особых научных дисциплин не произошло буквально по схеме подряд, а часто одновременно. Но схема тем не менее отражает главные направления, по которым криминологи в разные периоды искали

- 36 основы преступности. И то обстоятельство, из какой научной дисциплины криминологи взяли свой научный подход в данный момент, также бесспорно оказало влияние на практическое применение криминологии, на борьбу с преступностью.

Например, биокриминология отнюдь не умерла вместе с Ломброзо, а существует и развивается и сегодня. Кажется, что в конце ХХ века можно даже отметить новый подъем биокриминологии. Криминологи старались, например, объяснить финскую преступность против личности именно медицинскими и биологическими факторами8.

Также психологические теории преступности находятся еще сегодня в центре внимания криминологов. Например, англичанин Ганс Юрген Айзенк настойчиво защищал свою позицию, по которой социологическая криминология имеет два основных недостатка9. Во-первых, социальные причины всегда являются вторичными по сравнению с психологическими, потому что социальные факторы действуют только через личностей. Во-вторых, улучшение социальных условий не способствовало уменьшению преступности, а наоборот даже увеличило ее. Айзенк, таким образом, объясняет преступность исходя из структуры личности.

На международных научных конференциях криминологи еще сегодня спорят о том, является ли преступность по существу биологическим, психологическим или социологическим явлением. Этот спор отчасти напрасный, потому что часто вопрос неправильно поставлен: одного правильного ответа нет. Действительность же не знает разделения на биологическое, психологическое и социальное. Такое разделение изобретено человеком, когда он старается воспринимать действительность. Человек представляет собой тотальность, одно целое, в котором эти разные аспекты неотъемлемо взаимосвязаны. Поведение человека носит одновременно биологический, психологический и социальный характер.

Это обстоятельство можно иллюстрировать реальным примером. 1 августа 1966 года в городе Остин (штат Техас, США) двадцатипятилетний Чарльз Уитман начал стрелять из винтовки с 93-метровой вышки на территории университета и успел убить 12 человек до смертельного выстрела полицейских.

День раньше Уитман убил свою жену и мать. Стрельба с вышки была заранее хорошо запланирована: он запасался большим количеством патронов и провизией. Уитман также рассказал о своих планах заранее. Например, еще много месяцев раньше он рассказал своему психиатру, что он испытывает насильственные импульсы и собирается стрелять людей с вышки. Что вызвало это массовое убийство? Конечно, можно сказать, что Уитман был сумасшедшим, но это само по себе ничего не объясняет.

Судебно-медицинская экспертиза показала, что Уитман страдал чрезвычайно злокачественной раковой опухолью центральной нервной системы (glioplastoma multiforme). По оценке медицинских экспертов, Уитман заболел раком приблизительно три-четыре месяца до массового убийства и у него осталось около одного года срока жизни. Эксперты также оценили, что рак помешал ему сдержаться.

- 37 Исследователь, представляющий биокриминологическое направление, мог бы теперь утвердить, что данное преступление однозначно было вызвано биологическими факторами. Медицинские эксперты, однако, не пришли к такому выводу. Можно спросить, если такое же заболевание другого человека привело бы к такому же преступлению. Также психические и социальные факторы биографии Уитмана играли существенную роль в объяснении данного преступления.

Уитман служил в морской пехоте и получил образование снайпера. Он имел большое количество различных оружий и хорошо знал территорию университета. По всем свидетелям он питал глубокую ненависть к отцу, который отличался чрезвычайно насильственным поведением в семье. Также Уитман насильничал в семье и был исключен из морской пехоты за жестокое обращение. Хотя биологический фактор, несомненно, является важной предпосылкой данного преступления, он сам по себе не может объяснить осуществления преступления10.

С другой стороны, если мы определяем преступность исходя из уголовного закона (как мы выше в 3-й главе сделали), то тогда мы вынуждены сделать выбор и объяснить преступность прежде всего социальными факторами.

Поскольку преступность является запрещенной уголовным законом деятельностью, то ее нельзя анализировать биологическими или психологическими качествами личности. На это обстоятельство мы указали уже, говоря о кофепитии. Ведь уголовный закон уже сам по себе является полностью социальным явлением. Если определенное преступное деяние сегодня легализируется, это не означает, что вчерашние нарушители закона за одну ночь изменились по своим биологическим или психологическим качествам.

Биологические и психологические факторы могут в определенных рамках, несомненно, играть важную роль в анализе преступности. Они могут, например, способствовать пониманию индивидуального отбора преступников. С ними, однако, невозможно объяснить преступность как общественный институт или временные и локальные отклонения в ее развитии. Даже в области индивидуального отбора они чаще всего могут объяснить лишь потенциальную возможность человека стать преступником, они не могут полностью объяснить самого преступного действия11.

Допустим, что у нас есть возможность оценить биологический и психологический риск двух лиц совершить преступление против жизни. Коля Иванов имеет большой риск, а Саша Иванов маленький. Тем не менее вполне возможно, что Саша совершает преступление против жизни, а Коля нет. Преступность очень часто связана с теми социальными ситуациями, в которых человек оказывается в своей жизни. Почти каждый человек может в крайнем положении быть потенциальным преступником против жизни. Потенциальные возможности часто носят биологический и психологический характер, но осуществленные действия всегда связаны с социальными факторами. Человек не имеет «гена» убийцы или даже алкоголика. В строго исламских странах очень трудно стать алкоголиком, даже когда человек имеет самые благоприятные «биологические предпосылки»12.

Тем не менее, социология не является монолитом. Раз она как научная дисциплина представляет собой лишь систему понятий, созданную человеком, то, разумеется, нет согласия о том, в каком направлении ее необходимо развивать. Имеются социологи, которые ставят ударение на психологии, имеется даже биологическая социология.

- 38 Некоторые ученые рассматривают социологию лишь как изучение крупнейших социальных структур, другие подчеркивают субъективный опыт людей. Такая разнообразность отражается и в социологии отклоненного поведения и в криминологии.

Мы сталкиваемся с такой же разнообразностью, когда пытаемся использовать наследие классиков социологии, их теории отклоненного поведения и преступности. Например, одной единой «марксистской социологии» нет, имеется много интерпретаций Дюркгейма и т.д. Понимание этого обстоятельства очень важно для понимания социологии отклоненного поведения и криминологии13.

ЧИКАГСКАЯ ШКОЛА И СОЦИОЛОГИЯ

В университете города Чикаго (США) в 1920-х и 1930-х годах действовавшая научная школа окончательно превратила криминологию и исследование отклоненного поведения в социологическую науку. Как мы уже заметили, классики социологии сделали в своих трудах замечания о преступности, но объектом эмпирических исследований преступность стала именно благодаря Чикагской школе14.

В соответствии с своим названием эта школа исследовала город Чикаго.

Речь шла о социально-историческом исследовании урбанизированного крупного города. Свои научные понятия школа взяла из естественных наук, особенно из экологии. Экология же старается объяснить, почему некоторые виды организмов, растений или животных, живут именно на определенном месте. С помощью многих экологических понятий (отбора, инвазии, преемственности) Чикагская школа пыталась выяснить территориальное образование и структуру крупного города.

Исследователи школы обратили внимание на то, что город разделяется на различные зоны. В самом центре города находится коммерческий район с низким населением и очень высокими ценами жилья. Потом имеется зона, которая находится в процессе постоянного изменения: здесь население бедное, квартиры обветшалые и район живет в постоянной неуверенности из-за угрозы расширения коммерческого района. После этого расположен жилой район рабочего класса, потом район среднего класса и в периферии пригорода. Каждая зона заключает в себе свои «естественные подрайоны», которые преднамеренно не спланированы — они сформировались буквально подобно экологическим районам.

Центральный вклад школы в исследование преступности и отклоненного поведения связан с широким и основательным исследованием вышеназванной изменяющейся зоны. Методы исследования школа часто брала из антропологии: были использованы ведение наблюдения на месте, интервью, автобиографии, документы судебных органов, рапорты работников социального обеспечения и т.д. Конкретные исследования обратили внимание на преступность среди молодежи, банды и организованную преступность. В этой изменяющейся зоне исследователи нашли огромное количество отклоненного поведения и социальных проблем: проституцию, сумасшествие, самоубийства, алкоголизм, детскую смертность, преступность среди молодежи, болезни и нищету.

- 39 Центральным теоретическим понятием в объяснении всех этих проблем была социальная дезорганизация, социальный распад. Под этим подразумевается состояние, в котором сорвалось или исчезло традиционное взаимопонимание, консенсус в обществе. Социальная дезорганизация также описывает распавшийся, изолированный, мобильный и анонимный образ жизни крупного города. В условиях социальной дезорганизации старинные обычаи исчезли, традиционные институты общества, как церковь и школа, потеряли свое значение и предсказание жизни будет невозможно.

Структуру зоны социальной дезорганизации можно понимать и подругому: эта зона на самом деле хорошо организована, но в отклоненном и преступном отношении. Значит, она распалась только по мнению окружающих районов города. И когда растет ее плохая репутация, растет и ее дезорганизация.

Можно сделать критическое замечание, что использование понятия социальной дезорганизации для объяснения преступности представляет собой тавтологию, повторение или т.н. порочный круг. Сначала преступность используется для объяснения дезорганизованности района, а затем дезорганизованность используется для объяснения преступности. В защиту Чикагской школы можно, правда, сказать, что не все представители школы старались найти одну единственную и определенную причину преступности. Некоторые исследователи рассматривали преступность и отклоненное поведение лишь как разнообразность, как альтернативный образ жизни и стремление к замене традиционных институтов общества, не как «заболевание», причиненное каким-то специальным фактором.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Американский криминолог Эдвин Сатерленд, к которому ниже вернемся, исходил, правда, из того, что достоверная криминологическая теория должна в то же время объяснять как индивидуальный отбор, так и количественные отклонения в развитии преступности.

2. По оценкам количество жертв «серийных убийц» в Соединенных Штатах ежегодно 3500-5000 человек. О «серийных убийствах» см. напр.

Hickey, Eric W.: Serial Murderers and Their Victims. Pacific Grove 1991; Еggеr, Steven А.: Serial Murder — An Elusive Phenomenon. New York 1990; Holmes, Ronald М. & De Burger, James: Serial Murder. Studies in Crime, Law and Justice.

Vol. 2. Newbury Park 1988; Leibman, Faith Н.: Serial Murderers. Four Case Histories. Federal Probation, December 1989.

3. На возникновение отдельных заведений в свете примера тюрьмы обратил внимание Мишель Фуко в работе «Tarkkailla ja rangaista» (Надзирать и наказывать). Keuruu 1980. (Французский оригинал: Surveiller et punir. Paris 1975.) Хорошее резюме разных теорий возникновения заведений имеется в книге Соhеn, Stanley: Visions of Social Control. Crime, Punishment and Classification. Glasgow 1985, стр. 13-39.

4. Quetelet, Adolphe: А Treatise on Man (1842). Gainesville 1969, стр. 97.

- 40 Чарльз Дарвин изложил главные идеи своей теории эволюции в труде «Происхождение видов», изданном в Англии в 1859 году.

6. Самые основательные критические замечания сделал Чарльз Горинг в произведении «The English Convict» (1913) (Английский заключенный).

7. Ferri, Enrico: Criminal Sociology (1915, 1917). New York 1929, стр. 36.

8. Финские исследователи Маркку Линнойла и Матти Вирккунен высказали мнение, что насильственное поведение в связи с употреблением спиртных напитков объясняется недопроизводством вещества под названием серотонин в обмене веществ мозга. Речь, таким образом, идет о наследуемом поведении. Однако, чисто биологический анализ является и здесь неубедительным. Дело в том, что исследования показывают большие количественные отклонения в развитии преступности против личности в Финляндии в разные периоды и в разных районах (выше мы обратили внимание на пример района Похьянмаа). Чисто биологическое объяснение такого явления предполагает, что в определенные периоды родилось бы значительно больше детей с недопроизводством серотонина, чем в другие периоды. А это вряд ли вероятно.

Биологические факторы, конечно, могут раскрывать потенциальную возможность личности прибегать к насильственным действиям в связи с употреблением спиртных, однако, осуществления преступных действий они не объясняют — это всегда связано с вопросами культуры и социальными факторами.

9. Eysenck, Hans J.: Personality and Criminality: А Dispositional Analysis, в книге Laufer, William S. & Adler, Freda (ed.): Advances in Criminological Theory, Vol. 1. New Brunswick 1989.

10. Quinn, James F. & Holman, John Е. & Tobolowsky, Реggу М.: А Case Study Method for Teaching Theoretical Criminology. Journal оf Criminal Justice Education, Vol. 3, No. 1/1992.

11. О психологических криминологических теориях см. Vold, George В.:

Kriminologian perusteet (Основы криминологии). Porvoo 1966, стр. 51-153.

12. Хорошее резюме взглядов биокриминологии: Fishbein, Diana Н.:

Biological Perspectives in Criminology. Criminology, Vol. 28, 1/1990, стр. 27-72.

13. В этой связи невозможно более подробно рассматривать производство и взгляды классиков социологии (напр. Дюркгейма, Маркса, Вебера).

14. Об этой школе см. напр. Vold, George В. & Bernard, Thomas J.: Theoretical Criminology. New York 1986, стр. 160-184 и Downes, David & Rock, Paul: Understanding Deviance. А Guide to the Sociology of Crime and Rule Breaking. Oxford 1988, стр. 57-87.

- 41

<

5. СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕСТУПНОСТИ И ОТКЛОНЕННОГО ПОВЕДЕНИЯ

В предыдущей главе мы пришли к тому, что криминология стала частью социологии, областью социологических исследований. Подобно тому, как существуют социология культуры и социология труда, существует и социология преступности, или криминология. Особенно в англосаксонских странах, в Англии и Соединенных Штатах, изучение криминологии было тесно связано с социологией. С другой стороны, в Германии и ее соседних странах криминология была прежде всего связана с юридическими науками.

Идея о том, что можно заниматься криминологическими исследованиями только в рамках одной определенной научной дисциплины, конечно, несостоятельная. Импульсы из разных дисциплин и даже противоречия между ними являются богатством и часто необходимой предпосылкой развития любой науки. Поэтому требуются юридические, психологические и медицинские исследования отклоненного поведения и преступности. При этом только важно иметь в виду ограничения каждой научной дисциплины: каждая из них имеет свою определенную область компетентности.

В следующем мы попытаемся коротко излагать некоторые важнейшие социологические интерпретации отклоненного поведения и преступности.

Невозможно изложить все теории. Часто исследователь представляет свои открытия в форме «новой» теории, хотя речь идет лишь о небольшом отклонении от предыдущих теорий. А другие исследователи не одобряют классификации результатов своих исследований под каким-то узким названием, предлагаемым другими криминологами.

ЗАДАЧИ ПРЕСТУПНОСТИ — ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ

Выше мы заметили, что преступность можно рассматривать как общественный институт, как общее универсальное явление, похоже на брак. Традиционным (позитивистским) исходным пунктом в изучении преступности была т.н. каузальная связь: исследователи искали начало цепи причин и следствий, одну единственную, окончательную причину преступности. Но если преступность сходна с браком, т.е. является общим общественным институтом, то тогда идея причинности ведет к проблемам. Мы мало говорим о причинах брака, больше о том, какие функции выполняет брак в обществе (воспитание потомков и т.д.).

Подход, который ищет общественные функции какого-либо явления, его задачи с точки зрения самого общества, стал известным как функциональный анализ, функционализм. Он возник в рамках антропологии в начале ХХ века, когда известные антропологи Бронислав Малиновский (1884 – 1942) и Альфред Радклифф-Браун (1881 – 1955) изучали культуру коренных народов и при этом создали основу функционализма. Они м.пр. обратили внимание на странные связанные с магией или вероисповеданием обряды, ритуалы, которые с точки зрения внешнего обозревателя казались совсем бессмысленными и которых самые участники ритуала не могли объяснить. Тем не менее, эти обряды могли выполнять какую-то

- 42 скрытую функцию с точки зрения самого племени. Они могли, например, укреплять чувство единства и поддерживать социальную структуру племени.

Одна из главных идей функционализма и заключается в том, что каждая культура представляет собой объединенную функциональную целостность, в рамках которой каждая ее часть, каждый общественный институт выполняет свою позитивную функцию, необходимую и важную для общества.

Мы можем конкретизировать это обстоятельство с помощью современного явления, похоронного обряда. Во всех религиозных и неверующих культурах широко применяются различные, часто долго продолжающиеся похоронные ритуалы. С ними связаны музыка, выступления, флаги, букеты цветов, еда и пьянка. В некоторых культурах они продолжаются много суток и носят весьма неукротимый характер. Почему возникли такие обряды и, прежде всего, почему они сохранились тысячелетиями?

Часто отвечают на этот вопрос, что речь идет о старинном обычае. Похороны действительно являются примером старинного обычая, но если старинный обычай служит объяснением, то тогда мы опять же имеем дело с порочным кругом, с определением одного понятия с помощью другого, более общего понятия. А как рассматривает этот вопрос функционализм?

По функциональному подходу похороны должны еще сегодня выполнять определенные функции в человеческом обществе, раз они настолько сильно сохранились. Похороны могут, например, служить фактором, укрепляющим единство рода. Они могут выполнить функции, связанные с преодолением горя. Внезапная смерть близкого родственника могла оказаться психически слишком тяжелым испытанием без той активной работы, которую похороны приносят собой, без общности с родственниками. Похороны также приведут к социальному подъему близких покойника. Близкие находятся в центре внимания, их ценят и уважают, несмотря на то, каким уважением они пользуются до и после этого мероприятия1.

Все формы отклоненного от норм поведения, в т.ч. преступность, можно рассматривать с функциональной точки зрения. Исследователи на самом деле так рассматривали вопрос уже давно.

Вышеназванный основатель современной социологии Эмиль Дюркгейм отметил еще в 1895 году:

«Важно правильно понимать следующее обстоятельство. Отнесение преступления к числу нормальных явлений социологии не только означает, что преступление является необходимым, хотя и досадным явлением, вытекающим из неисправимого зла человека. Это также означает, что преступление является важным фактором народного здравоохранения, фактором, интегрирующим целостность здорового общества... Представьте себе общество святых, образцовый и нравственно совершенный монастырь. Настоящие преступления были бы там неизвестными, а небольшие ошибки вызывали бы такой же скандал, как обыкновенные преступления в нормальном сознании. Если такое общество располагает властью судить и наказывать, оно рассматривает эти действия как преступные и относится к ним соответствующим образом... Поэтому преступление необходимо. Оно связано с основными условиями социальной жизни вообще, и поэтому оно играет полезную роль, потому что те

- 43 условия, с которыми оно связано, необходимые для нормального развития морали и закона»2.

Таким образом, общество нуждается в отклоненном поведении, преступность является нормальным и необходимым явлением. Хотя преступность вызывает много вреда, горя, муки и экономических утрат, она также выполняет свои позитивные функции.

Финский криминолог Патрик Тэрнудд выделил следующие главные функции преступности3:

1. Общая интеграция общества. Преступность укрепляет единство людей, служит неопасным объектом агрессии граждан и поддерживает общие социальные ценности. По старой пословице «никто не объединяет народа лучше, чем его убийцы».

2. Интеграция по конкретным нормам. Это, пожалуй, самая важная функция преступности. Мы не посмотрим в сборнике законов, какие формы поведения преступные, а выучим это на практике в повседневной жизни.

Нормы и их пределы определяются именно через нарушения. Мы сознаем определенное действие, к каким последствиям оно ведет, тогда сознаем пределы нормы. Норма, которую никто не нарушил, была бы бесполезной и перестала бы служить нормой. Укрепление нормы, таким образом, предполагает ее нарушение. При этом преступник как будто выполняет функцию человека, искупающего чужую вину: с помощью преступника система норм общества сохраняется и укрепляется. Например, осуждение определенных лиц за угощение государственных чиновников торжественными обедами и туристическими путевками рассказывает всем нам, где проходит граница между разрешенным и запрещенным и на какой стадии переходим к взяткодательству.

3. Новаторство. Отклоненные от норм акты, в т.ч. преступления, могут функционировать как образцы преобразования. Они часто особенно необходимые, когда система норм общества сильно устарела. Дюркгейм исходил из мысли, что вчерашний преступник может стать завтрашним философом, и указал на пример Сократа (по афинскому закону Сократ был преступником и его осуждение обоснованным). Иногда можно публично нарушать определенный закон с целью его изменения. Так гомосексуалисты поступали в Финляндии с целью легализации гомосексуализма и изменения других с гомосексуализмом связанных законов4.

Анализ проституции также служит примером разницы между каузальным и функциональным мышлением. Каузальное мышление ищет, например, причину того, почему некоторые женщины становятся проститутками. Это, однако, отнюдь не объясняет существования самого явления проституции.

Возможность заработать деньги может для многих служить личной причиной, но самого явления нельзя по функциональному мышлению этим объяснить.

Вместо причины функционализм ищет задачу проституции. Проституцию можно рассматривать как предохранительный клапан, который позволяет удовлетворить сексуальные потребности, когда это иначе было бы невозможно. Проституция дополняет современную моногамную семью и в то же время защищает ее. Таким образом, явление, которое считается примером отклоненного поведения, укрепляет единство общества и защищает его традиционные институты5.

- 44 Поскольку преступность является необходимым и нормальным явлением, которое выполняет множество позитивных функций в обществе, невозможно устранить ее. Пока общество нуждается в нормах, кто-то должен их нарушать. Это может показаться неутешительным выводом, особенно человеку, который профессионально занимается предупреждением преступности.

Тем не менее, из функционального анализа преступности отнюдь не следует, что нельзя воздействовать на преступность или что даже значительное сокращение некоторых видов преступности не было бы возможно. Речь идет об общей роли преступлений и преступности в обществе. Как раз воздействие на преступность приносит свой вклад в укрепление норм общества.

По функциональному мышлению такое воздействие, однако, имеет свои пределы, которые следующая схема наглядно показывает:

По этой схеме преступность в обществе может колебаться только в рамках определенных границ. Чрезмерная преступность ведет к распаду системы норм общества и уничтожению общественных структур. С другой стороны, если общество старается любыми средствами устранить преступность, возникает весьма репрессивное, даже тоталитарное общество, в котором поведение и деятельность т.н. порядочных граждан находится под постоянным крайним контролем. И все же нет никаких гарантий того, что преступность действительно исчезнет, вероятно, что она лишь меняет формы существования, переходит в подполье или организуется более строго. Преступность Восточной Европы служит примером такого развития. Известно, что традиционная преступность «на улицах» была сравнительно ограниченной в Советском Союзе и других восточноевропейских странах, но после краха тоталитарной системы обнаружилась сильная организованная преступность с контактами вплоть до верхушки политической элиты6.

По функциональному мышлению существует оптимальный уровень преступности, на котором преступность, с одной стороны, выполняет свои необходимые позитивные функции по укреплению норм, а с другой стороны является настолько ограниченной, что она не мешает работе общества.

- 45 Функциональный подход также предполагает, что преступники действительно будут пойманы и отбывают свое наказание. Скрытая преступность же не способствует укреплению норм, а наоборот: если преступники остаются ненаказанными, норма теряет свое значение. Функциональный подход еще предполагает определенное негативное санкционирование отклонений и преступности. Ведь значение нормы, неодобрение ее нарушения, выражается как раз в наказаниях. Однако, функциональное мышление представляет собой теоретическое обобщение на весьма общем уровне. Из него нельзя делать конкретных выводов, например, относительно развития карательной системы.

ПОНОЖОВЩИКИ И ТЕОРИЯ АНОМИИ7

Финская литература и кинофильмы много рассказывали о мифической группе, о т.н. поножовщиках и их эпохе. Эти рассказы имеют действительную историческую основу. В конце XVIII века началась в районе Похьянмаа в средней Финляндии эпоха разрушения порядка и нравов, что привело к резкому подъему преступности против личности в течение почти ста лет. В начале образовались среди молодежи банды, которые бродяжничали из одной деревни в другую и были незваными гостями на различных праздниках, пьянствовали и совершали преступления против собственности.

Положение постепенно обострялось: появились кражи, конокрадства, требования спиртного из крестьянских дворов под угрозой насилия. Наконец стало расти и количество преступлений против жизни. Во время пика этого развития имелось в Похьянмаа 10-15 убитых на 100 000 жителей в год, а в других районах Финляндии соответствующий показатель составлял 2-3 человека. В самых «передовых» сельских приходах цифра составляла даже 50-60 убитых в год на 100 000 жителей8.

Естественно возникает вопрос, почему такая волна насилия. И почему такое развитие продолжалось много десятилетий. Финский исследователь Хейкки Юликангас пытался разъяснить данное явление в труде «Подъем поножовщиков — преступность против личности в Похьянмаа (1790 – 1825)».

Хотя речь идет об историческом исследовании, оно имеет большое значение и с социологической и криминологической точки зрения9. Здесь мы хотим использовать исследование Юликангаса в качестве примера применения одной социологической теории преступности. Это не означает, что его интерпретация была бы окончательной.

В своем исследовании Юликангас заметил, что в начале данной эпохи преобладало в Похьянмаа положение чрезвычайно острого соперничества людей. Люди боялись за свою честь, распространялись оскорбительные песенки и клички. Изучение самых преступлений против жизни показывает, что очень часто речь шла о т.н. убийствах статуса, т.е. об убийствах, совершенных с целью повышения собственного положения и уважения в обществе.

Эти убийства, как правило, были совершены на многолюдных собраниях совсем отрыто. Им предшествовали чрезвычайное самовосхваление и кичливость — эти черты сохранились до наших дней в народных песнях того времени. После совершения своего дела убийцы обычно шли хвастаться деянием на места ночлега женщин.

В следующем два примера преступлений против жизни, взятых из исследования Юликангаса:

- 46 Волость: Вэюри. Время: среда 23.12.1807. Место действия: свадьба.

Орудие деяния: деревянное. Обвиняемые: солдат (брат крестьянина-собственника) Юхан Чэльд (22 года), сын крестьянина-собственника Юхан Бак (27 лет). Жертва: солдат Юхан Дйерв (27 лет).

2. Волость: Лайхия. Время: понедельник 11.07.1825. Место действия:

деревенская улица. Орудие деяния: нож. Обвиняемые: торпарь, бывший сын крестьянина-собственника Юха Якку (27 лет), дворохозяин Микко Якку (30 лет). Жертва: сын крестьянина-собственника Микко Хахто (29 лет).

Если действия чаще всего можно классифицировать как убийства статуса, в которых главное было повышение собственного социального положения, то тогда можно предполагать, что статус убийц был не очень высоким, или раньше даже снизился. Обвиняемые и жертвы обычно относились к нижней ступени социальной лестницы. Они были солдатами, ремесленниками, батраками и бродягами. Заметно, что весьма большая часть батраков состояла из сыновей бывших крестьян-собственников, социальное положение которых уже раньше значительно ухудшилось.

Исходным пунктом для Юликангаса является экономическое развитие района Похьянмаа. До эпохи поножовщиков, в XVIII веке, смолокурение и пожог обеспечивали благосостояние Похьянмаа, экономический подъем был весьма сильным. Однако, в связи с переходом к полеводству не все имели больше тех же возможностей поддерживать свое социальное положение. Росли социальные разницы и неравноправие. Направление сословной перегруппировки было падающим. Сыновья землевладельцев, которые не унаследовали усадьбы, стали торпарями или батраками. Однако, это еще не объясняет насилия, потому что подобное развитие было заметно и в других районах страны, без роста количества преступлений против жизни.

Одновременно с этим развитием система духовных ценностей района осталась такой же, как прежде, и подчеркнула значение индивидуальных достижений. Согласно ей каждый должен «справляться собственными силами».

По старой пословице считали, что «всяк своего счастья кузнец». А это привело к столкновению, к сильной фрустрации среди тех, которые испытывали падение своего социального положения. Часто люди пытались избегать чувства фрустрации с помощью спиртного, различных рискованных переживаний (отчаянных скачек и т.д.) и, наконец, актов насилия. Но и здесь алкоголь не служил причиной роста преступности, а скорее всего был таким же симптомом кризиса, как и акты насилия. А сам статус поножовщика стал как бы суррогатным статусом, «карьерой», которая дала возможность продвижения и приобретения славы и чести. Это противоречие, столкновение системы ценностей района с падением социального положения, служило движущей силой роста количества преступлений против личности. Кроме того, в это время не было никакого контрольного фактора, который мог бы предотвратить возникновение явления поножовщиков. Этому способствовала м.пр. нехватка рабочей силы: поэтому нарушающий порядок батрак не так уж легко был уволен. Понедельник, как правило, был выходным, когда бродяжничество продолжалось и т.д.

А почему преступность сократилась и полностью исчезла в 1880-х годах? Анализ Юликангаса опять связан с экономическими факторами. Повышение стоимости

- 47 древесины в конце XIX века полностью изменило распределение имущества в Финляндии. В районе Похьянмаа исчезли явления протеста, основанные на изменении социального положения. Высшие социальные группы имели сейчас больше возможностей контролировать нижние, поскольку рабочей силы было уже достаточно. Важным фактором было также появление альтернативных средств приобретения статуса в конце XIX века: эмиграция в Америку открыла возможность тем, которые дома такой не имели. Таким же образом религиозные сектантские движения, особенно движение пиетистов, дали возможность повышения собственного статуса. Многие бывшие поножовщики стали активными сектантами, даже руководителями этих движений.

Модель анализа явления поножовщиков, применяемая Хейкки Юликангасом, можно иллюстрировать следующей фигурой:

Явление поножовщиков, разумеется, уникальное и историческое. Однако, применяемая Юликангасом социологическая теория не уникальная. Социология отклоненного поведения знает уже сто лет такое понятие, как теорию аномии. Впервые теорию аномии применил вышеназванный француз Эмиль Дюркгейм в своей книге о самоубийстве как социальном явлении.

В этом классическом исследовании он отмечает:

«В условиях экономического хаоса происходит своего рода социальная перегруппировка, которая вдруг свергает некоторых индивидов в положение хуже прежнего. Тогда они вынуждены снижать свои требования, ограничивать свои потребности, привыкать к увеличению самообладания. Они теряют все льготы социального престижа, если они раньше такие имели, их нравственное воспитание должно начинаться заново. Общество, однако, не может вдруг

- 48 приучить их к этой новой жизни и самообладанию, к которому они никогда не привыкли. Поэтому они не приспосабливаются к своей судьбе, даже такая возможность кажется им невыносимой. Отсюда вытекают страдания, которые отрывают их от новой жизни даже раньше, чем они имеют опыта этой жизни»10.

Эта цитата полностью подходит к вышеизложенному анализу возникновения эпохи поножовщиков, хотя у Дюркгейма речь идет об определенном типе самоубийства. Аномия означает определенное чувство моральной пустоты, состояние отсутствия норм, которое возникает, когда надежды человека (система ценностей) превышают реальные возможности их осуществления (социальное положение).

Американец Роберт К. Мертон развивал теорию аномии дальше в своем анализе «американской грезы»11. Аномия возникает, когда существует противоречие между ценностями общества и разрешенными средствами. По Мертону, в американском обществе господствует сильный денежный фетишизм, поклонение деньгам, и в то же время чрезмерная вера в идеологию, по которой все имеют равные возможности продвигаться вперед в обществе.

Идеология утверждает, что чистильщик обуви может стать миллионером, если он только сам хочет. Однако, доступ к институциональным средствам ограниченный. В обществе наблюдается постоянный рост неравноправия.

Мертон обратил особое внимание на то, что по крайней мере т.н. традиционная преступность сильно накапливается в нижних социальных группах. Это вытекает из давления аномии, на которое возможно отвечать, например, преступными средствами. По Мертону, «главная добродетель» американцев, честолюбие, способствует их «главному пороку», отклоненному поведению.

Однако, по Мертону, имеются и другие возможности реагировать на давление аномии.

Он нашел пять типов реакции:

1. Приспособление, при котором никакого давления аномии по сути дела нет. Цели и средства соответствуют друг другу.

2. Новаторство, при котором цели преследуются запрещенными средствами. Тогда речь часто идет именно о преступности.

3. Ритуализм, при котором речь идет об отказе от целей и приспособлении к соблюдению норм.

4. Отход, при котором цели остаются недостигнутыми, однако приспособление к нормам также не имеет место. Примером в этом отношении может служить бродяга или человек без постоянного места жительства.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |


Похожие работы:

«А. М. Денисов, Е. В. Захаров, А. В. Калинин ЧИСЛЕННОЕ РЕШЕНИЕ ЛОКАЛИЗОВАННОЙ ОБРАТНОЙ ЗАДАЧИ ЭЛЕКТРОКАРДИОГРАФИИ 1. Введение В традиционной постановке обратная задача электрокардиографии представляет собой задачу определения потенциала на внешней поверхности сердца по измерениям потенциала на поверхности г...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (НИУ «БелГУ») ФАКУЛЬТЕТ СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦМК ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУК И ОБЩЕПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ДИСЦИПЛИН РАБОЧАЯ ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ОБЩЕСТВОЗНАНИЕ Специальнос...»

«мЕЖЛИЧНОСТНыЕ КОНФЛИКТы В ТРУДЕ ЛОКОмОТИВНОй БРИГАДы КАК ФАКТОР ВОзНИКНОВЕНИя ОПАСНыХ СИТУАцИй Т.И. Леженкина  Практика работы в железнодорожной отрасли, особенно в условиях ее реформирования, показывает, что современным специалистам, осуществляющим процессы перевозок по железной дороге, необход...»

«Проблемы развития дополнительного профессионального образования 2013 [70] Редакционная коллегия: Г.А. Балыхин, Л.М. Гохберг, Н.В. Ковалева, Я.И. Кузьминов (главный редактор), А.А. Ослон Автор О.К. Озерова, Д.Р. Бородина Проблемы развития дополнительного п...»

«Е.П. Яценко Владимир Васильев: танец длиною в жизнь Мои слова Не все еще пропеты. И алфавит мой Не дописан до конца. Живу в вопросах Без ответов В надежде отыскать Тропинку мудреца. В. Васильев [1]. Гениального российского танцовщика и хоре...»

«Расстройства сознания, симптомы вклинения, смерть мозга, варианты выхода из ком с позиций невролога Д.М. Плотников План 1. Определение сознания и его расстройств 2. Алгоритм диагностики при расстройствах сознания: Уровни угнетения сознания, шкалы Характер дыхания Зрачковые реакц...»

«Инструкция по быстрому запуску лифта с LCD оператором. Оглавление 1. Общий вид LCD оператора лифта 2. Меню и навигация 3. Домашний экран 4. Выбор языка 5. Меню программирования 5.1. Ввод параметров 6. Ввод пароля доступа 7. Единицы измерения 8. Диагностические...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Основа рабочей программы: Рабочая программа составлена на основе Федерального государственного стандарта начального общего образования для детей с ОВЗ, вариант 3.2. Данная рабочая программа выполняет функции документа, конкретизирующего содержание и результат...»

«Новости учёта 1С-Бухгалтерия 8. Формирование себестоимости выпуска продукции и услуг. Перед тем как рассматривать особенности формировании себестоимости для разных видов производства немного разберёмся в основных принципах её формирования в программе 1С-Бухгалтерия 8. Схема очень простая. Выпущенная продукция стоит столько, сколько мы на неё...»

«Гарбуз Георгий Владимирович КАДРОВАЯ ПОЛИТИКА ПРАВИТЕЛЬСТВА П. А. СТОЛЫПИНА В СФЕРЕ МЕСТНОГО УПРАВЛЕНИЯ В статье рассматривается попытка правительства П. А. Столыпина адаптировать кадровую политику к новым условиям российской жизни, порождённым процессом модернизации начала ХХ в...»

«1 ВИКТОР ВАЗАРЕЛИ А.В. Ефимов Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия Аннотация Виктор Вазарели — наиболее влиятельный художник оптического искусства (оп-арта). В качестве основного эле...»

«Доклад Государственного департамента США о положении с правами человека в странах мира за 2008 год Опубликован на английском языке 25 февраля 2009 г. http://www.state.gov/g/drl/rls/hrrpt/2008/sca/119136.htm КЫРГЫЗСКАЯ РЕСПУБЛИКА Согласно Констит...»

«УДК 339 Е.Н. Скляр, Я.В. Крат СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПРОЦЕССА УПРАВЛЕНИЯ МАРКЕТИНГОВЫМИ КАНАЛАМИ ПРОМЫШЛЕННОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В статье рассматриваются вопросы совершенствования управления маркетинговыми каналами в кризисных условиях ОАО «Навлинский завод «Промсвязь», включающие оценку конкурентоспособности канала сбыта и предложения по повышению эффе...»

«Cateye mity 8 инструкция 25-03-2016 1 Эффектно взбешенная щетинаперехват согласуется вдоль недопущения. Поди примеряющий катафалк является кое-где корректирующим требованием фотометрического штрейхбрехера, вслед за этим недоваренный энзим заканчивает дрыгаться. Городничий заканчивает обдирать потрошителя темн...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра образования и науки Российской Федерации А.Г.Свинаренко «31» января 2005 г. Номер государственной регистрации № 689 пед/сп (новый) ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Специальность 032000 Спец...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Тольяттинский государственный университет» УТВЕРЖДАЮ ателя приемной Заместитель Э.С. Бабошина 2016 г. ПРОГР вступительного и при приеме на обучение в магистратуру 49.04.02 Физ...»

«Краткая инструкция для заказчика: Содержание: 1. Общие сведения о VIP..стр. 1 2. Предоставление информации сертифицированному партнёру.стр. 1 3. Подключение к программе VIP. Создание Adobe ID. Ссылка на повторное подключение к консоли администратора.ст...»

«2 Содержание Введение 4 Глава 1. Управление стратегическим партнерством в проектноориентированной компании 14 1.1. Стратегия реализации масштабных инновационных проектов на основе стратегического партнерства 14 1.2. Партнерство как инновационная политика устойчивого развития проектно-ориентированной компании 28 1.3. Устойчивое развитие проектн...»

«Исключительные права на программное обеспечение и документацию принадлежат ООО «Управляющая Компания «АТОЛ» Документация от 09.07.13 Быстрый старт 3 СОДЕРЖАНИЕ Введение Сокращения Условные обозначения Назначение Настройка параметров Создание базы данных Запуск Frontol Режим «Настройка.» Настройка пользователей П...»

«Проблеми цивільного та підприємницького права в Україні УДК 347.27 (477) УСУБ ЕЛЬЧИН АРИФ ОГЛИ Усуб Ельчин Ариф огли, соискатель Киевского национального университета имени Тараса Шевченко ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ЗАЛОГА ДЕНЕГ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ, АЗЕРБАЙДЖАНА И КАЗАХСТАНА Начин...»

«© Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), Modern Research of Social Problems, №12(44), 2014 www.sisp.nkras.ru DOI: 10.12731/2218-7405-2014-12-4 УДК 328 КОНКУРЕНТНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ И ТЕОРИИ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА Таваходи Алиа...»

«1    СЧЕТНАЯ ПАЛАТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ № ЗАМ« 10 » октября 2014 г. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Счетной палаты Российской Федерации на проект федерального закона «О федеральном бюджете на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов» (утверждено Коллегией Счетной палаты Российской Федерации (протокол от 10 октября 2014 г....»

«Министерство образования Нижегородской области Государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение «Заволжский автомоторный техникум»МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА КЛАССНОГО ЧАСА Тема: «Я выбираю ЖИЗНЬ» Разработал Преподаватель высшей категории В.Н.Мальцева г.Завол...»

«СОДЕРЖАНИЕ стр.1. Пояснительная записка.. 2. Планируемые результаты освоения учащимися адаптированных образовательных программ начального общего образования.3. Учебный план начального общего образования для обучения на дому учащихся с ОВЗ (индивидуальные учебные планы). 4. Рабочие программы учебных предметов.5. Систе...»

«International Organization for Standardization International Accreditation Forum Дата: 13 января 2016 г. Группа по практикам аудита на соответствие ISO 9001 Рекомендации Несоответствие – анализ и закрытие Введение Ценность, которая может быть получена организацией, может быть увеличена или уменьшена анализом ответных...»

«НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО «ОБЪЕДИНЕНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЙ ТЕХНИКИ» СТАНДАРТ СТО ОРГАНИЗАЦИИ ОПЖТ 31КОНЦЕПЦИЯ ВНЕДРЕНИЯ БЕРЕЖЛИВОГО ПРОИЗВОДСТВА НА ПРЕДПРИЯТИЯХ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО МАШИНОСТР...»

«Студенческий электронный журнал «СтРИЖ». №2(02). Май 2015 www.strizh-vspu.ru А.О. НАЗАРОВА, Д.А. НИКОЛАЕВСКАЯ (Волгоград) ВЛИяНИЕ АУДИОСТИМУЛОВ НА КОНЦЕНТРАЦИЮ АКТИВНОГО ВНИМАНИя СТУДЕНТОВ И ШКОЛЬНИКОВ Рассматривается характер влияния аудиостимулов на параметры внимания. Результаты исследован...»

«Лю Яньфэн Влияние социальных медиа на развитие национальных СМИ Китая Профиль магистратуры «Международная жарналистика» МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ Научный руководитель: Кандидат фолологических наук, доцент Маевская Марина Игоревна Вх. №от Секретарь ГАК_ Санкт-Петербург Оглавлени Введение Глава 1. С...»

«РУКОВОДСТВО ПО УСТАНОВКЕ И НАСТРОЙКЕ Оглавление Общие сведения 1.1 Компоненты системы 2 Подготовка к установке TimeInformer 2.1 Системные требования 2.2 Установка и конфигурация СУБД Microsoft SQL Server 2.3...»

«Известия УрГУ 2008 № 60 Р. Н. Слонимская ТЕОРИЯ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СИСТЕМ И «МУЗЫКАЛЬНОСТЬ» В УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ГУМАНИТАРНЫХ ВУЗОВ Рассматривается концепция системогенеза в теории функциональны х систем на м ате­ риале музыкальны х способностей студента гуманитарного...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.