WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«российская академия наук ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЛЕКСИЧЕСКИЙ л т л л с РУССКИ Х НАРОДНЫХ ГОВОРОВ (Материалы и исследовании) Санкт-Петербург «Наука» УДК 81'28 ББК 81.2Рус ...»

-- [ Страница 6 ] --

гриб сыроежка, гриб рода млечник се­ Г о р ь к у ш к а чаще всего имею­ мейства сыроежковые, щий горький вкус имеет мякоть с перечным вкусом [Большая книга.

Грибы, 2009, 391.

Особенностью народной номенклатуры грибов является то, что родо-видовые отношения могут нарушаться или трансформиро­ ваться, родовые и видовые группы могут укрупняться, сужаться или пересекаться. Так, сыроежками диалектоносители могут называть не только разные виды грибов рода сыроежка, семейства сыроежковые, но и другие роды этого семейства, например, грибы рода млечник, а также некоторые виды семейства рядовковые. Это можно объяснить тем, что все эти грибы принадлежат к классу а^апсия, т.е. пластин­ чатые грибы, они все широко распространены на территории Рос­ сии, все съедобные виды пригодны к засолке и часто внешне очень похожи друг на друга, например по цвету и форме шляпки. Разли­ чить их можно только по специфическим признакам, например, структуре мякоти или наличию млечного сока. Можно предполо­ жить, что для сельских жителей, носителей обыденного сознания, эти признаки не являются первостепенными, так как они не имеют значения в хозяйственной деятельности (сборе и заготовке грибов).

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что лексиче­ ский материал по карте «Л 171. Сыроежка» очень интересен и мно­ гообразен: в основе принципов номинации названий гриба сыроеж­ ка лежат разные мотивировочные признаки, а контексты отражают не только объективные характеристики и свойства этого гриба, но и отношение к нему диалектоносителсй. Сложность изучения мате­ риала, в свою очередь, заключается в том, что он включает в себя наименования разных видов грибов, которые совпадают с официальными или полуофициальными научными наименованиями, ис­ пользующимися в справочной литературе.



ЛИТЕРАТУРА

Б л и н о ва О.И. Русская мотивология. Томск, 2004.

Б ли н о ва О.И. Явление мотивации слов. Учебное пособие для студентов филологических факультетов. Томск, 1984.

Большая книга. Грибы / Авт.-сост. Н.Е. Макарова. М., 2009.

Википедия. Свободная энциклопедия. ЦКГ:1шр://ги.

\у|к|ресБа.оп’ (дата обращения: 21.01.201 I).

К о р о ль к о ва В,Л. Названия грибов как элементов лексической системы смоленских говоров // Лексический атлас русских народ­ ных говоров (Материалы и исследования) 2009. СПб., 2009. С. 184М ер к у ло ва В.Л. Очерки по традиционной русской народной номенклатуре растений. Травы. Грибы. Ягоды. М., 1967.

С е н к -Ш е ле н ге ви ч О. Структурно-семантическая организация и функционирование номинаций грибов в русском языке автореф.

дисс.... канд. филол. наук. М., 2009.

Энциклопедия продуктов низания. Г1К.Г: НПр://Г»с1г.ги/роя1/ 2886 (дата обращения: 21.01.2011).

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

Антр., Костр. - Антроповский р-н. Костромская обл.

Валахи., Нижегор. - Балахнинский р-н. Нижегородская обл.

Биряково, Волог. - с. Биряково, Междуреченский р-н, Воло­ годская обл.

Бондар., Тамб. - Бондарский р-н. Тамбовская обл.

Борек., Нижегор. - Борский р-н. Нижегородская обл.

Брян., Брян. - Брянский р-н. Брянская обл.

В.-Лук., Псков. - Великолукский р-н, Псковская обл.

В.-Устюг., Волог. - Великоустюгский р-н.. Вологодская обл.

Верховаж., Волог. - Верховажский р-н. Вологодская обл.

Вохом., Костр. - Вохомский р-н.. Костромская обл.

Вязник., Владим. - Вязниковский р-н. Владимирская обл.

Г.-Х., Владим. - Г'усь-Хрустальный р-н. Владимирская обл.

Знамен., Тамб. - Знаменский р-н. Тамбовская обл.

Истр., Моек. - Истринский р-н, Московская обл.

К.-Г.. Волог. - Кич-Городсцкий р-н. Вологодская обл., Кез., У дм. - Кезский р-н, Удмуртия респ.

Красногор., У дм. - Красногорский р-н, Удмуртия рссп.

Лежнев., Иванов. - Лежневский р-н, Ивановская обл.

М.-Арх., Орлов. - Малоархангсльский р-н, Орловская обл.

Медвсжьегор., Карел. - Медвежьегорский р-н, Карелия респ.

Н.-Серг., Сверял. - Нижнесергинский р-н, Свердловская обл.

Никол., Волог. - Никольский р-н, Вологодская обл.

Никол., Ценз. - Никольский р-н.. Пензенская обл.

Осташ., Твер. - Осташковский р-н.. Тверская обл.

Остр., Костр. - Островский р-н, Костромская обл.

11арфен.-, Костр. - Парфеиьевскин р-н. Костромская обл.

Перемышль., Калуж. - Псрсмышльский р-н, Калужская обл.

Пичаев.. Тамб. - Пичаевский р-н. Тамбовская обл.

Поддор., Новг. Поддорский р-н. Новгородская обл.

Подосин., Киров. - Подосиновский р-н, Кировская обл.

Рассказ., Тамб. - Рассказовский р-н, Тамбовская обл.

Серпух., Моек. - Серпуховский р-н, Московская обл.

Сечен., Иижегор. - Сеченовский р-н, Нижегородская обл.

Собин., Владим. - Собииский р-н. Владимирская обл.

Ступ., Моек. - Ступинский р-н, Московская обл.

Судисл., Костр. - Судиславский р-н, Костромская обл.

Талдом., Моек. - Талдомский р-н, Московская обл.

Тамб., Тамб. - Тамбовский р-н. Тамбовская обл.

Усол., Перм. - Усольский р-н. Пермская обл.

Хааров., Волог. - Харовекий р-н. Вологодская обл.

Черн., Тульск»- Чернский р-н. Тульская обл.

Чухлом., Костр. - Чухломский р-н. Костромская обл.

Шарьин., Костр. - Шарьинский р-н. Костромская обл.

–  –  –

НАЗВАНИЯ Г'РИБА ВАЛУЙ В РУССКИХ ГОВОРАХ:

СТРУКТУРА И СЛОВООБРАЗОВАНИЕ1

Настоящая статья вписывается в ряд исследований, связанных с изучением микологической лексики. Наименования грибов неод­ нократно становились предметом исследований лингвистов, кото­ рые проводили главным образом описательные изыскания и, обычно попутно, решали общетеоретические проблемы (см. работы Г.Л. Бакулиной, Л.И. Балахоновой, В.М. Вахрушева, О.И. Жмурко, A. Ф. Ивановой, Р.С. Кануновой, Е.Б. Кузьминой, В.М. Марковой, B. Г. Маслова, В.А. Меркуловой, Е.А. Нефедовой, Т.А. Пецкой, И.В. Поповичевой, О.В. Смирновой, диссертационные исследования З.У. Борисовой, Н.А. Григоренко, Н.А. Енгалмчсва, И.В. Лебедевой, Е.А. Нефедовой, О. Сенк-Шелснгевич, Б.З. Ульяновой; др.).

В настоящей работе мы сосредоточим внимание па реализо­ ванных в указанной микрогруппе словообразовательных моделях и структуре номинаций конкретной природной реалии.

При анализе мы опирались на данные картотеки «Лексическо­ го атласа русских народных говоров». Но в процессе сбора материа­ лов мы убедились, что нельзя ограничиваться только этими данны­ ми и целесообразно обращение к диалектным словарям и их карто­ текам: обнаружен целый ряд не отраженных в материалах ЛАРНГ лексем, выявлены новые радиксы, актуальные для миконимов дан­ ной группы. Новые сведения помогает не только скорректировать ареалы распространения той или иной единицы, но прежде всего уточнить опорный словник. Так, например, из «Словаря пермских говоров» извлечена лексема кваш еп пик, из «Словаря русских гово­ ров севера Пермского края» - бульбик, из «Словаря говоров Русско­ го Севера» (вып. 1-3) - бардак, бардачок, ва л, во лун, волуяпш, во­ лы нка, гладуш ка, губар ь, евдак, елдак, ёлдак, елдачок, заячьи груз­ д и, колпак, кубарик, лоб ан, свинорой, из «Словаря русских говоров Карелии» - пучкари, из «Словаря русских народных говоров» - бо­ л е л ю и, исаковицы, кульбы ш и, кульбы'шка, курои к, м йнд уль, склизуп (часто такие сведения извлекаются из иллюстративного матеИсследование выполнено при финансовой поддержке ЛВЦП «Развитие научного потен пиала высшей школы» (РИ11 2 !.3/11776. Р1И1 2 1.3/1 1793).

риала, нередко с опорой лишь на косвенные признаки связи лексемы с описываемой реалией). Диалектные словари дали нам дополни­ тельно 27 из 164 лексем, т. е. 16% материалов.

В соответствии с научной классификацией в а л у й (лат. К иххи/а /о е 1 е т ) относится к царству грибов, отдел базидиомицетов, класс агарикомицеты, порядок КивяиЫез, представляет собой вид семей­ ства сыроежковых, рода сыроежки. Именно это, научно признанное, наименование (в а л у й ) является общерусским вариантом, зафикси­ рованным по всей территории России (отмечено в 321 обследован­ ном районе). Представим далее полученные материалы в порядке сокращения частотности фиксаций: к у л а к (73), в а л у и (57), х о л у й, х а л у й (40), в а л у й к а (37), б ы к (36), с о п л и в и к (27), к у б ы ш к а (21), б а л у й (20), к у л а ч о к (19), в о л о в и к (13), в а л у х ( 12), к у л ь б и к ( 11).





Данные лексемы образуют ядро микрогруппы. Остальные единицы имеют меньше 10 фиксаций, в абсолютном большинстве ог одной до четырех. Иными словами, наполнение микрогруппы характеризуется значительной полярностью, оппозитивностью, ко­ торая может обеспечиваться словообразовательными, семантиче­ скими, функциональными признаками. Обратимся в настоящей ста­ тье к особенностям формальной организации названий гриба валуй.

Неоднозначно решается вопрос о морфемном составе миконимов. Проблематично определение состава уже ядерного компо­ нента в а л у й. Лексема этимологизируется, как восходящая к в а л у й «воловий, коровий», представляет собой субстантивированное при­ тяжательное прилагательное от в о л (см.: Фасмср, 1, 345). Полагаем, косвенным подтверждением данной версии могут служить синони­ мичные единицы, апеллирующие к наименованиям коров: б ы к, бы к а п, б ы к о в и к, б ы к о в п и к, б ы ч о к, в о л о в и к, в о л ы, к о р о в е п т и к, к о ­ р о в к и, к о р о в ь и к о п ы т а \ Форма в а л у й оказывается результатом воздействия на литературный язык акающих говоров.

В соответствии с данной версией лексема в а л у й с позиций синхронии является иепроизводной в литературном языке. Однако данные нашей картотеки позволяют уточнить это утверждение для диалектной системы русского языка и выделить в указанной лсксе-1 1 Лексемы, зафиксированные только во множественном числе, приводятся в этой форме Ср пучкари (вероятно. Трибы, растущие кучно'), где семантика поддерживает лскеикадншцию формы множественного числа ме корень -вал-. Во-первых, значительное количество номинаций связано с данной лексемой отношениями произволности, при этом обязательным оказывается компонент -ваз-: ва л, воловик, валуёк, валуига, валуйка, валуиш ко, вал уи, валупец, валупиик, вал ух, ва­ лу ш ка, валуяк. Аналогичные отношения обнаруживаем в фонетиче­ ских вариантах: балуй, балуйка, балук, балы к и т. и. Во-вторых, форма с а фиксируется по всей территории России - как в акаю­ щих, так и окающих диалектах. Это наталкивает на необходимость поиска других этимологий.

Считаем, что перед нами пример контаминации двух корней.

Первый (исходный) - указанный корень -вол-. Второй - -вал- (этот корень реализуегся в современном понятии вал “насыпь’ ), который оказался актуализированным прежде всего в акающих говорах, именно там фиксируется более половины таких производных. Объ­ ясняем ассоциацию с данным корнем гем, что шляпка молодых гри­ бов шаровидная; не случайна поэтому многочисленность и других названий, отражающих эту особенность валуя: бульбик, вьюлы, кат ух. кубарь, кубыш ка, кулак, кулачок и др.

Таким образом, можно утверждать расхождение литературной и диалектной форм лексемы валуй: первая непроизводна (пережила фонетические изменения и опрощение морфемной структуры); вто­ рая производна, причем имеет множественную мотивацию. Анало­ гично рассматриваем структуру фонетических вариантов и их про­ изводных балуй, балуйка, балы к, забалуй, забалуйка, забалдуй, обалдуй и др.

Рассматривая структурные особенности русских наименова­ ний грибов, В.А. Меркулова выделила 6 словообразовательных ти­ пов [Меркулова, 151-156].

I тип: сочетание основы имени прилагательного с суффиксом и к: 1) основа прилагательного с суффиксом -о в (-ев) + ак: 2) основа прилагательного с суффиксом -н + ик\ 3) основа прилагательного, образованного из сочетания существительного с предлогом п о д + ик\ 4) основа прилагательного с суффиксом -от, -о ви т + ик\ 5) бессуффиксальная основа имени прилагательного + ик.

II тип: сочетание именной основы с суффиксом -уха.

III тип: сочетание основ имен прилагательных с суффиксом

- ’аика.

IV тип: сочетание основы имени прилагательного с суффик­ сом - ’ к.

а V тип: образование слов-омонимов.

VI тип: сочетание прилагательного с существительным.

С опорой на имеющуюся картотеку разработана расширенная классификация.

По структуре все наименования валуя делятся на однослов­ ные и нолилскссмиыс. Первые представлены 53 словообразова­ тельными моделями, преимущественно суффиксальными. Непроти­ воречивая систематизация столь разнообразного материала затруд­ нительна, предлагается такой ее вариант.

Морфологические тины.

1. Суффиксация производящей основы.

Модели сгруппированы по признаку общности компонента (чаще - консонантного элемента) в суффиксе. Поскольку затрудни­ тельно определить этимологические связи некоторых суффиксов и их производных, модели с такими формантами рассматриваются как относящиеся к одной разновидности.

I. Сочетание производящей основы с суффиксом, включаю щим элемент -к-.

а) -«к- (где а - любой гласный):

1) основа существительного (прилагательного) + ак/Гак:

валуях, гусак, евдак, елдик, ёлдак, ж елт як, кул ьбак, со­ пляк:

2) основа существительного + ек: б алуёчки;

3 ) основа + ок:

- основа существительного + окН'ок: бардачок, бычок, валуёк, елдачок, кулачок:

- основа существительного + опок//опок /'спп(а) мн.ч.:

волуят а, м аслён ок / маслят а:

4) основа существительного + укН 'ук: балук:

5) основа существительного + ык: балыки:

6) основа + ик:

- основа существительного + пк: бульбик, зайчик, кубарик, кубик, кульбик, кулъвик, кульпик, курбик, т олкачик. ш арик,

- основа отсубстантивного прилагательного с суффиксом

–  –  –

Группа состоит из существительных женскою рода. Отадъективные номинации демонстрируют сохранение основы (з е м л я н у ш на, к р ч с п у ш к а ) либо утрату неисконного согласного (суффикса) основы (г л а д у ш н а ). В качестве отглагольных производных рассмат­ ривается группа х р е с т н н и к а, Х р и с т и н и н а, хрю ст нпика, поскольку считаем данные лексемы фонетическими вариантами лексемы хру­ ст алика.

Это наиболее многочисленная группа, представленная 76 еди­ ницами, что составляет 46% от общего количества исследуемых лексем.

2. Сочетание производящей основы с суффиксом типа -ш (а) (г де I - любой согласный):

1) основа существительного + ик(а): совика:

2) основа существительного + иг(а): валу ига,

3) основа глагола + ип(а): хрустина',

4) основа существительного + овиц{а)\ исаковицы.

Вся группа представлена существительными женского рода.

Три единицы отыменного происхождения, одна единица (хр уст и н а )

- отглагольного.

3. Сочетание производящей основы с суффиксом, включаю­ щим элемент -у-:

1) основа прилагательного + ей: соловей;

2) основа существительного + уйН'уи: балелю й, балуй, ва­ луй. вапуй, вал уй, забалдуй. забалуй, обалдуй, обалуй, халу й, хлуи, холуй.

Как производные от существительных рассматриваем все лек­ семы второй группы, поскольку большинство из них, несмотря на аналогии с глагольными формами б а ло ва т ь, за б а ло ва т ь, о б и л о ­ ва т ь, др., существительным х о лу й, считаем фонетическими вариан­ тами основного варианта валуй, возникшими на базе звукового по­ добия с корнем, внутренняя форма которого стерта.

4. Сочетание производящей основы с суффиксом, включаю­ щим элемент -л-:

1) основа существительного + уль: м йндуль, хруль,

2) основа глагола + л: вьтлы.

Спорна производность наименования хруль от существитель­ ного (предположительно х р уст ), возможно образование от глагола (хрустеть) или звукоподражания (хр).

5. Сочетание производящей основы с суффиксом, включаю­ щим элемент -и-:

а) -ап-:

1) основа существительного + ап//'ап: вы к а й, лобан, халуяп, хо луя н,

2) основа существительного + унИ'уи: в ({луп, волу и, с кли ­ зу и, слизуп.

б) -пик-, -пяк-, -пиц(а):

1) основа существительного + пик: валунпик:

2) основа прилагательного с суффиксом -ив- + пик: сопл ивпик:

3) основа причастия + пик: ква ш ёп п и к ;

4) основа существительного + пяк: слизняк:

5) основа прилагательного + пиц(а): т олоконница.

Наблюдаем вариативность номинаций по роду, обеспечивае­ мую аффиксами -пик- и -ииц(а).

6. Суффиксы с элементом -хНш-:

1) основа существительного + ух// ух: валух, у с тюх:

2) основа глагола + ух// 'ух: катух :

3) основа существительного + ух(а)Н 'ух(и): васю ха, волнуха.

соплю ха,

4) основа прилагательного + ух(а)Н 'ух(а): ж елт уха:

5) основа существительного + уш(а)Н 'уш(а): валу та:

6) основа существительного + ыш: кульбы ш, урю пы ш.

Группа представлена лексикой как мужского, зак и женского рода.

7. Основа существительного + арь: кубарь, губарь, пучкари, свинарь.

8. Основа существительного + е//: валунец II. Словосложение.

1) Сложение основ: свинорой.

III. Сложные модели:

I) конфиксация производящей основы:

- основа прилагательного, образованного из сочетания су­ ществительного с предлогом под, + ик: подберёзовик, подду’беш ник:

2) сложение основ с суффиксацией: сыроеж ка.

НемопФологнчсскне типы.

I. Лексико-семантическая деривация: бардак, боян, бык, валы, волы, колпак, коровки. кулак, обм анщ ик, ст акан, ст уль­ чики, сы соя, т олкач, т ы чок, урю па, февраль, хорю ш и, чибрик.

II. Морфолого-синтаксическая леривация (субстантивация):

слю нявы й, сопливы й, т ополёвые.

Полмлекссмные единицы представлены двумя типами.

I Образование сложного слова: бык-соловик.

Н Образование словосочетания:

а) метафорические описательные структуры: свинячье рыло', свиное ухо, коровьи копыта;

б) номенклатурные единицы: м аслен ы й гриб, царские гри­ бы, т ополёвы е рядовки, собачья губа, сопливы й гриб, за­ яч ьи грузди.

Полилексемные наименования единичны, что представляется закономерным: вероятно, так проявляется общеязыковой принцип экономии (экономии произносительных усилий).

Преимущественно изученные наименования представлены отыменными образованиями, что не случайно, т. к. названия в большинстве своем являются квалитативными, в качестве произво­ дящей основы выступает существительное либо прилагательное, в котором заключен тот или иной признак гриба.

Названия гриба валуй демонстрируют сосуществование кор­ релятов по роду, образуемых флективно либо суффиксально: балуй

- балуйка, валуй - валуйка, валух - валу/и а, у с пиох - уст ю ха, урю пы ш - у р ю п а. В целом формы женского рода чаще являются произ­ водными, что является закономерным для русского языка. Данный факт и наблюдения над способами образования исследуемой группы лексики позволяют говорить о том, что морфемная структура на­ именований гриба валуй согласуется с выводами других исследова­ телей об универсальности суффиксального способа в русском сло­ вообразовании и морфологии.

В ряде случаев обнаруживаем связанные корни:

-б а л- (балуй, балу к. обилуй и г. д.), -вап- (вапуй), -кульб -//-кум ьп -//-кульв-//-кур б кульбак, кульбик, кульбы'шка, кульвик, кульпик, курбик и др.),

-куб- (кубарь, кубарик, кубик, кубы ш ки) и др. Как следствие, такие корни нередко десемангизированы и не поддаются этимологизации либо поддаются ей с трудом.

Одной из основных тенденций в данном случае считаем также тенденцию к десемантизации аффиксов. Например, это утрата зна­ чения уменьшительности суффиксами -ок-, -о п о к- (ср.: бы чок, м ас­ лёнок), что позволило включить их в ряд аналогичных суффиксов, не имевших такой семантики изначально. Ср. также свинарь наряду со сходными по структуре лексемами губарь, кубарь, пучкари, где еще сохраняется словообразовательное значение ‘ носитель призна­ ка, названного производящей основой’ (‘ выпуклый гриб’, ‘ округлый ф и б’, ‘ грибы, растущие кучно' соответственно). И именно этим аргументируем выделение всех лексем с суффиксом -ушк(а) в само­ стоятельную модель. В ряде случаев имеются названия с -ух- и с

-ушк(а) (ср.: волнуха - во лн у ш к а,ус т ю х - уст ш ш ка), однако мы не можем однозначно утверждать о сохранении мотивирующих связей в этих единицах.

Отмечается взаимодействие с наименованиями других лекси­ ко-семантических групп тематического поля «Растения», прежде всего с группой «Ягоды»: вероятно, все суффиксы группы 1(2) заим­ ствованы из номенклатуры ягод (ср.: совик а и голубика, зем лян и ка ;

валу ига и голубига, земля и ига, хруст ина и малина-, исаковицы и голубица, зем ляница).

Представим количественное соотношение лексем, входящих в выделенные группы, по убыванию. В скобках, при соответствующей группе укажем наиболее частотные лексемы.

Названия с суффиксом, включающим элемент -к-, ~ 76 (валуйка, воловик, кубыш ка, кулачок, кульбик, сопливик,), названия, образованные лексико-семантическим способом, 18 (бык, кулак):

названия с суффиксом, включающим элемент -й-, - 14 (балуй, валуй, халуй, холуй):

названия с суффиксом, включающим элемент -и-, - 14 (валун):

названия с суффиксом, включающим элемент -х//ш-, - 1 I (ва­ лух):

словосочетания - 9;

названия с суффиксом -арь- - 4;

названия с суффиксом типа -и/(а) - 4;

названия с суффиксом, включающим элемент -л-, - 3;

названия, образованные сложением основ, - 3;

названия, образованные морфолого-синтаксическим спосо­ бом, - 3;

названия, образованные конфиксацией, - 2;

названия с суффиксом, включающим элемент -ец-, - 1;

названия, образованные сложением основ с суффиксацией, сложное слово -- I.

Таким образом, самые распространенные лексемы ожидаемо представляют наиболее востребованные модели словообразования.

Полагаем, в данном случае мы наблюдаем проявление аналогиче­ ских процессов в языке. В исследуемой группе это обнаруживается также в существовании значительного числа фонетических вариан­ тов, возникающих лишь по ассоциации и не имеющих семантиче­ ских связей со сходными по звучанию радиксами, ср.: валуй (из ва­ лу й «воловий») - балуй, забалуй, обалдуй, обалуй, забалдуй и их многочисленные производные, хруст ю ш ка - хрю ст ю ш ка, христ т ш ка, хрест ю ш ка.

Итак, особенности структуры и словообразования названий гриба валуй иллюстрируют исторические и синхронные процессы в языке.

Перспективно дальнейшее изучение лексики указанной груп­ пы в аспекте этимологии, семантики, мотивированности, после­ дующее картографирование материалов для иллюстрации основных выводов.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА И СЛОВАРИ

Б а т у р и н а О.В. Идиома гичность словообразовательной формы (На материале микологической лексики русского языка). Автореф.

дис.... канд. филол. наук. Кемерово, 2004.

Г о ле в II.Д, О некоторых общих особенностях принципов но­ минации в диалектной лексике флоры и фауны // [электронный ре­ сурс! ЬИр://1н1(гУ'о.ази.ги/уо1еу/аПзс1е8/г08.1и т 1 М е р к у л о в а В.А. Очерки по русской народной номенклатуре растений. Травы. Грибы. Ягоды. М.: Наука. 1967. 260 с.

С е н к -Ш е я е и ге в и ч О. Структурно-семантическая орг анизация и функционирование номинаций грибов в русском языке. Лвтореф.

дис.... канд. фидод. наук. М., 2009.

Словарь говора д, Акчим Красновишерского района 11ермской области. Пермь, 1984-2003. Вып. 1-5. Вын. 6 (в рукописи).

Словарь говоров Русского Севера. Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2001-2009. Т. [-IV.

Словарь пермских говоров: в 2 т. Пермь: Книжный мир, 2000Словарь русских говоров Карелии. СПб., 1994-2005. Вып. 1-6.

Словарь русских говоров Коми-Пермяцкого округа. Пермь:

Изд-во ПОНИЦАЛ, 2006.

Словарь русских говоров севера Пермского края. 11ермь, 2011.

Вып. 1: Л-В.

Словарь русских народных говоров. М.; СПб.: Наука, 1965Вып. 1-43. (Продолжающееся издание).

–  –  –

НАИМЕНОВАНИЯ М УХ О М О РА В Р УССКИ Х НАРОДНЫХ

ГОВОРАХ: МОТИВАЦИОННЫЙ И СЛО ВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫ Й

А С П Е К Т (на материале картотеки ЛАРНГ) Мухомор - гриб, традиционно считающийся несъедобным, но при этом являющийся известным лекарственным средством. Мухо­ мор распространен на всей территории России, где есть леса. Яркая расцветка этого гриба привлекает к нему внимание, выделяя его из числа других, делая символом грибов в целом, внешний вид мухо­ мора знаком даже тем, кто не сталкивался с ним в природе. Всё это объясняет богатство и разнообразие обозначений мухомора, собран­ ных в картотеке Лексического атласа русских народных говоров.

В результате анализа наименований мухомора, зафиксирован­ ных в русских говорах Европейской части России, выяснилось, что в основе появления этих слов лежат три мотивационных признака:

функциональный - связанный с использованием мухомора, утили­ тарный - актуализирующий его непригодность в качестве продукта питания, внешне-описательный - указывающий на характерные внешние особенности этого гриба.

!. Наименования, актуализирующие функциональный при­ знак, связаны с использованием этого гриба в качестве средства для уничтожения мух. Интересно, что такое применение отражено не только в русском общенародном обозначении м у х о м о р и соответст­ виях из других славянских языков, но и в английском /7у а % а гк (//у муха, а% апс гриб), немецком РНе%епрИг ( Г П е ^ е - муха, РИг гриб), французском ат апИ е Ш е-тоисИех (ат апИ е - поганка, Шег -убивать, т оисИ е - муха) и др. В русских народных говорах также отмечено большое количество наименований, мотивированных функциональным признаком «предназначенный для мух»: мухарык, м ухарны к, м ухарь, м ухм арик, м ухм арник, м ухобой, м уховик, м ухое), м ухолов, м ухом арик, м ухомёр, мухом ора, м ухом орина, м ухом ориха, м ухом орица, м ухоморка, м ухоморных, м ухом орок, м ухот рав, м ухот рава, мухотравык, м ухот равка, м ухот равных, м ухояд, м ухояр, мухоярка. Применение мухомора в качестве инсекти­ цида подтверждается и многочисленными примерами:

Раньш е м ухом ор крошылы на блю дечко ы м олоком лы ещ ё чем заливалы ы м у х отравлывалы (п. 51);

М у х о м о р о м м у х т ра ви ли : п о д ж а р и ш ь чут ь-ч ут ь, и п а т а р е л­ к у ( и. 94);

М у х и м р у т о т пего, м у х о м о р к а зн а ч и т (п. 273);

М у х и м у х о в и к а боят ся, в и зб у не л е т я т (п. 295);

М у х о м о р -т о п о га н ы й гриб, его все знаю т, р а н ь ш е им иуд;

т рави ли, п о т о м у м у х о т р а в к а го во р и м (п. 341).

Функциональный признак, отраженный в диалектных наиме­ нованиях мухомора, связан с основой мух-. Названия мухомора с этой основой представляют собой суффиксальные образования (му­ харь, м ухо ви к и др.), но чаще являются композитами, образованны­ ми в результате основосложсния с участием глагольной основы при помощи интерфикса с суффиксацией (мухоморных, м ухот равник, м ухом орка, м ухот равка и др.), суффикс в таком случае может быть и нулевым (мухомор, мухот рав, м ухолов и др.). Такой способ сло­ вообразования оказывается наиболее характерным для названий мухомора, и, как видим, само общеупотребительное наименование входит в ряд производных, принадлежащих к одному из описанных словообразовательных типов. Как показывают приведенные приме­ ры, информанты чётко осознают внутреннюю форму таких найменоваций.

Наименее очевидным оказывается происхождение слов м ухо­ яр и м ухоярка. Данные наименования являются композитами с ос­ новами м у х - и -яр-, вторую из них можно обнаружить в словах яры й и ярит ь ‘...сердить, дразнить, злить...’ (Даль, 4, 679). В словарной статье, посвященной прилагательному я р ы й, В.И. Даль приводит однокореннос образование ярь ‘тук, сок, растительная сила почвы, особенно переносимая на грибы’. Таким образом, внутренняя форма диалектных дериватов м ухояр и м ухоярка может быть истолкована так: "то, что порождено землей для мух" или "гриб, раздражающий мух".

Наименования мухомора, актуализирующие утилитарный 2.

признак, отражают невозможность использования этого гриба в пищу человеком. Указанный признак проявляется в суффиксальных образованиях с основой п о га н- (поганец, поганка, поганы на, пога­ ны ш, поганю ха), а также в суффиксальных же дериватах с иными основами, указывающими на опасность обозначаемого предмета для человека: м ерт вуха, м ы ш ьяк (мы ш ак), ндовик. Отметим, что большинство суффиксов, участвующих в образовании номинаций, мотивированных утилитарным признаком, имеет пейоративную окраску (-к(а). -ух(а), -ы ш ). Утилитарным признаком мотивируются и некоторые описательные конструкции, обозначающие мухомор:

во лч и й гриб, лосины й гриб, м ы ш и н ы й опёнок и др.

Миконим п о га н к а ‘ мухомор’ зафиксирован в 50 районах из обследованных, причем в 34 районах он используется параллельно с общеупотребительным наименованием м у х о м о р. Слово поганка в качестве названия мухомора зафиксировано и в Словаре русских народных говоров (СРНГ, 27, 288).

С биологической точки зрения, поганки (белая поганка, блед­ ная поганка) являются разновидностями мухоморов. Однако в быто­ вом употреблении слово п о га н к и зачастую является общим обозна­ чением несъедобных грибов (СЭС, 1030), в том числе и мухоморов.

Диалектные контексты, иллюстрирующие употребление слова по­ ганка по отношению к мухомору, отражают именно такое понима­ ние этого наименования:

А м ы х а м о р ись нельзя, а т о п о м р ёш ь - эт о п о га н к а (п. 219);

И п о га н к а - ст оит ь, бы вала, к р а сн ы й (п. 380);

П о га н к у е ж е л и съ еш ь о т р а в и ш ь с я (п. 637).

В се н е с ъ е д о б н ы е гр и б ы - п о га н ъ к и (п. 61).

Таким образом, можно говорить о том, что в говорах, где за­ фиксировано параллельное употребление слов м у х о м о р и п о га н к а для обозначения одного и того же гриба, второе из этих слов являет­ ся гиперонимом, называющим все ядовитые грибы. Отмстим также, что слова п о г а н е ц, п о г а н ы ш и п о г а н ю х а зафиксированы в Словаре русских народных говоров со значением ‘ несъедобный гриб’ (СРНГ 27: 288, 2890, а слово м ы ш ь я к, по данным того же словаря, обозна­ чает ядовитый гриб (СРНГ, 19, 72).

В других районах записаны контексты, иллюстрирующие употребление слова м у х о м о р, которые демонстрируют четкую диф­ ференциацию поганки и мухомора с соответствующими наименова­ ниями:

Там о д н и п о га н к и и м ух о м о р ы р а с т ут, х о р о ш и х гр и б о в н е о с ­ т а ло сь (п. 104);

А п о га н ы гр и б ы есь: п о га нка, м ухо м о р, л о ж н ы й оп ён о к (п. 393);

Е ст ь и м ухо м о р ы, и поганки, а к а к ж е б ез н и х (п. 430).

В некоторых случаях разница данных обозначений может быть связана и с тем, что отдельные разновидности мухоморов не являются смертельно ядовитыми и могут употребляться в пищу (М о я б а б у ш к а с м у х о м о р и н а м и чай за ва р и ва ет, о н о т б о лезн ей п о ­ м о га е т (п. 190)), мухоморы могут входить в состав лечебных сна­ добий, то есть быть полезными (И з м у х о е д а ле к а р ст в о д ела ю (и. 339)). Следовательно, в тех регионах, где мухомор нс считается несъедобным, он не будет относиться и к числу «поганок» - несъе­ добных грибов.

Диалектная номинация п е с е н н и к запечатлела еще одну воз­ можность использования мухомора: в качестве одурманивающею средства:

П е с е н н и к - эт о с у м а ш е т ш и й гриб. Я во навариш ь, еж ели хт о ня зна и т ь, т а к д у р н о й с т а н о в и щ а, п е с н и играит ь. В от и назы ва и ц ц а п е с и н н и к (п. 948).

Данное наименование зафиксировано лишь в одном районе, такая мотивировка отражена и в описательном обозначении мухо­ мора б е ш е н ы й гр и б (п. 743), по в целом она не получила распростраиения в диалектном языке, так как не являлась актуальной для рядовых диалектоносигелей.

3. Наименования, мотивированные внешне-онисательным признаком, связаны в основном с яркой окраской и характерной расцветкой мухомора, что является отличительным свойством и важным средством распознавания данного гриба.

К собственно диалектным номинациям, называющим мухомор по внешнему признаку, относятся композиты с основой краем-, ак­ туализирующей расцветку гриба, и второй основой, называющей его шляпку: красноголовик, красноголовка, краснош апник, краснош а­ почник, краснош ляпка:

К р а с н о го л о в и к а м и у н а с м ух о м о р ы зо вут (п. 266);

К р а с н о ш л я п к и к р а си вы е, но я д о в и т ы е гр и б ы (п. 501).

Данный мотивационный признак представлен также семанти­ ческими дериватами коровка, красавец, красавчик, отражающими субъективное восприятие мухомора носителями говоров (М ухом оры к о р о вк а м и зо вут (п. 599)). В эзот ряд может быть включено и отмеченное в псковских говорах название мухомора м ат рёш ка [Кузь­ мина, 137].

Судя по некоторым из приведенных номинаций, внеш­ ний вид мухомора доставляет эстетическое удовольствие диалектоносителям, что подтверждается и примерами с другими номинациями:

В л е с у с а м ы й к р а си вы й гр и б - м у х о м о р и ц а, ж аль, чт о н е с ъ е ­ д о б н ы й (п. 237);

А м у х о м о р н и к и т а к и к р а си вы с т о я т (п. 346);

М у х о я р хо т ь и не с ъ е д о б н ы й гриб, но к р а с и в ы й о ч ен ь (п. 384);

М у х о м о р и н а хо т ь и краси ва я, но в р е д н а я (392).

Обозначения мухомора, в основе которых лежит мотивация по внешнему признаку, образуются и при помощи суффиксов: крапейник, пят наш ка, рябчик, м ухор, м ухоровик, м ухроват ик (В ле с а х м н о го к р а и е й н и к о в р о сло, но м ы их не с о б и р а л и (п. 770)). Эти на­ именования указывают гга пятнистую окраску гриба. Наименования м ухор, м ухоровик, м ухроват ик образованы, по-видимому, от при­ лагательного м у х о р т ы й (м ухо р ы й ) ‘ гнедой, с белыми подпалинами (о масти лошади)’ (СРНГ, 19, 39), в основе данных номинаций ле­ жит уподобление окраски мухомора указанной масти лошади.

Внешний признак актуализирован закже в описательных конструкциях к р а с и в ы й гриб, к р а с н а ш а почка, к р а сн о го л о в ы й гриб, к р а с н ы й гриб.

Распространенность дериватов, характеризующих мухомор по внешнему признаку, объясняется тем, что ядовитый гриб важно от­ личать от других, съедобных, по внешним характеристикам, чтобы не подвергнуться опасности при его употреблении в пищу.

В русских народных говорах отмечены также номинации, ха­ рактеризующие мухомор по другому признаку - испускаемому им запаху: в о н ю ч и й, в о н ю ч к а (В о н ю ч и м и м у х м о р и л и (п. 204); У в о ­ н ю ч к и к р а с н а я ш л я п к а с б е л ы м и п я т н а м и (п. 392)). Однако в связи с тем, что запах не является столь яркой отличительной чертой мухо­ мора. как расцветка, обозначения, мотивированные этим признаком, не стали характерными для русского диалектного языка.

Проведенный анализ показал, что мухомор и его свойства хо­ рошо знакомы русскому человеку. Несмотря на то, что данный гриб не является съедобным, он далеко не всегда вызывает негативное отношение к себе, так как выполняет определенную функцию в хо­ зяйстве: служит средством избавления от вредных насекомых.

Все многочисленные наименования мухомора, отмеченные в русских народных говорах европейской части России, четко клас­ сифицируются в соответствии с мотивацией. В свою очередь моти­ вационные признаки оказываются тесно связанными с определен­ ными словообразовательными основами, способами деривации и словообразовательными типами. Поэтому словообразовательный и мотивационный анализ данных наименований позволяет выявить характеристики мухомора, которые являются важными для диалсктоносителей, установить отношение говорящих к называемому объекту.

ЛИТЕРАТУРА К у зь м и н а Е.Б. Особенности номинации грибов в русском и литовском языках и их говорах // Диалектная лексика - 2009. СПб..

2009. С. 133-139.

–  –  –

НАЗВАНИИЯ ТРАВЫ ДУШИЦА ОБЫКНОВЕННАЯ В ПЕРМСКИХ

ГОВОРАХ (на материале словарей) Фитонимические материалы пермских диалектных словарей покатывают обилие лексических единиц, называющих душистые растения. Среди них есть наименования трав и комнатных растений.

Все названия комнатных растений с сильным запахом, зафик­ сированные пермскими словарями, образованы от корня дух-: ду­ ш ника, душ ки, душ ничка, душ нянка.

Остальные фитонимы обозначают травы. Как и в других рус­ ских говорах, в пермских фиксируются общие и видовые наимено­ вания душистой травы.

Следует отметить, что в местных словарях мало единиц обще­ го характера. В качестве примера можно привести несколько назва­ ний: д уш иика, квасная трава, клоповая (хлоповая) т рава (т рав­ ка), клоповница.

Большая часть словарных материалов свидетельствует о том, что зафиксированные фитонимы обозначают конкретные виды трав или несколько видов одного рода.

Например, ботаники выделяют разные виды растения мята (семейство яснотковые (Баппассае), или губоцветные (ЬаЫа(ае)):

м ят а перечная, м ят а садовая, м ят а кудрявая, м ят а полевая, м ят а длин нолист ная, м ят а яблочная, м ят а болот ная, м ят а японская и др. Но народное сознание не отражает такой дробной классификации. Как правило, словари содержат названия мяты без видовых конкретизаторов:

Д УХ А'Н Я. Мята. Д у х а н ю н а б ер ёш ь д а ча ёк за ва р и ш ь (СНГ, 1.

239). ДУХО ВИ 'Ц А. Мята. Б луш н и к о м ш и д у х о в и ц е й чай м о ж н о за ва р и ва т ь (СНГ, 1, 239) ДУШ НЯ'НКА. Мята. Чай с д у ш н я н к о й и с л и с т ь я м и с м о р о д и н ы о т н ер во в х о р о ш о (СРГЮП, 1, 260).

0 М Я'ТН АЯ ТРА В А '. Дикорастущая мята. М я т н а т р а в а - от о ш и б ко х о р о ш а т ра ва -т а, к р а сн ен ь к и м ц вет ёт ; д л я чаю д е л а ю т или в к а п ус т у кла д ут, к о гд а со ля т д а к (СНГ, 2. 444).

Кроме мяты, пермские словари содержат информацию и о других душистых травах:

О багульнике: БА ГУ 'Л А, БАГУ 'Л Я. Б а гула к р а си в у щ е цве

–  –  –

для полоскания горла. В оториноларингологии настой рекомендован при лечении острого ринита, при ангинах, гингивите. Ингаляции при хроническом гайморите, остром и хроническом фарингите, хро­ ническом тонзиллите, остром и хроническом ларингите, трахеобронхите. В акушерско-гинекологической практике настой душицы применяют при аменорее, как лактогонное средство. Общие и мест­ ные ванны с настоем оказывают антисептическое, ранозаживляющсс и общеукрепляющее действие, их используют при гнойничко­ вых заболеваниях кожи, диатезе, нейродермитах, экземе, витилиго и при гинекологических заболеваниях. Эссенция душицы использует­ ся при истерии, всгстососудистой дистонии и климаксе (Народные рецепты: эл. ресурс]. Как видно из приведенной цитаты, спектр за­ болеваний, в излечении которых помогает душица, очень велик. С этим в значительной степени связано обилие в народной речи слов, называющих данное растение.

Большое количество названий данной травы в пермских гово­ рах образовано от корня дуги-'.

Д УШ А'Н КА. Д в а л у га т а к с д уш о н к о й. К а к в к у с н о пахнет, т а к о й за п а х! Д у ш а н к а, за п а х т а к о й в к у с н ы й -вк усн ы й. Чай во т д а ­ ж е за ва р и ва т ь, д а к п р я м о п р и я т н о т а к о й п и т ь (СРГСПК, 2, элек­ тронный макет). ДУШ ЕВИ'ЦА. Т рава б п о ш н и к от о л е к а р с т в е н ­ н о е р а ст е н и е, д у ш е в и ц а - д у ш и ц а (СРГСПК, 2, электронный макет).

ДУШ ЕНИ 'ЦА У н а с на п о ля х -т о м н о го д у ш ен и ц ы р а с т ё т д а к (СНГ, 1, 241). ДУШ ИНИ'ЦА. Трав у н а с м н о го вся ки х: к р а сн о к о р ён к и, зве р о б о й ли, б лоиш ик, или д у ш и и и ц а, в ч а й -т о хор о ш о, см о - р о д и и и ц а (СРГСПК, 2, элек1 ронпый макет). ДУШ И 'НКА. Д у ш и н к у от ка ш ля п ь ю т (СРГКПО, 92). 2. Р а ст ут д уш инка, василёк, ля гуш ш о п л а т ь е (СРГСПК, 2, электронный макет). ДУШ НИ 'К. Д а к я на чай п р и н е с л а душ ник. За ва р и ли чай. Д у ш н и к от о п о -п р о ст о м у, а (СРГСПК, 2, электронный макет).

п о -н а у ч н о м у д у и /н и ц а ДУ ШНИ'ЦА. Д у ш и ц а, д уш ни ц а, б л о ш н и ц а и м а л и н а м ож но пит ь.

(СРПОП, 1, 260). Д у ш н и к - от о п о -п р о ст о м у, а п о -н а у ч н о м у д у ш ­ н и ц а (СРГСПК, 2, электронный макет).

Широко распространены в пермских говорах для наименова­ ния душицы фитонимы с корнем блош -:

БЛОШ НИ’К. Б ло и ш и к -о т ш и б ко хо р о ш и й, запаш ист ой, м а леньки, к р угл еи ь к и ли ст о чки. (СПГ, I, 41-42). 1. С б л о ш н и к о м чай

–  –  –

(СРГСПК, 2, электрон­ его пью т. Г луш м и к в м и с т о чая за ва р и ва ю ный макет). ГЛУШНИ'ЦА. /'п уш и и ц а -т о п р я м о за о го р о д о м р а с ­ т ёт. па чай за ва р и ва ем (СНГ, 1, 164). ГЛУШНИЧО'К. Г л у ш п и ч о к т о ж е п а ш у т ь м а х р а с т ё т. Г л у ш и и к о т каш лю, о т п р о ст уд ы (СРГСПК, 2, электронный макет).

Это вполне коррелирует с фитонимичсскими материалами СРНГ, в которых представлены названия душистых трав или трав семейства губоцветные, образованные от данного корня (но СРНГ не показывает тех лексем, которые отражены в пермских словарях).

О Г л у х а я мята. Растение зеленчук желтый. О Г л у х а я полынь. Растение полынь полевая сем. сложноцветных.

О Д у ш и на г л у х а я. Растение душсвик обыкновенный сем. губо­ цветных (СРНГ, 6, 216).

2. Глушнца. Растение пустырник сердечный сем. губоцвет­ ных (СРНГ, 6,219).

2. Глушняк. 5. Растение мята австрийская сем. губоцветных (СРНГ, 6, 220).

Зафиксированы в русских говорах и лексемы с этим корнем, имеющие семантику запаха:

Глуш, глушь. 2. Дурной запах, вонь. Казан., 1888, 1889 (СРНГ, 6, 217, 220), на основании чего можно с некоторой долей уверенности предположить, что в основе номинации данных трав, как и в случае с единицами, образованными о корня д у ш -, может лежать запах растения.

Большую группу в пермских говорах составляют названия душицы, образованные от корня блуиз-:

БЛУШНИ'К. В лу ш и и к ко ло куст ов, к о ло л е с у р а с т ё т ; п ьём м ы его. я чай пе п о к уп а ю (С1 !Г, 1,41 -42). П ью т о т п р о ст уд ы, о чень х о р о ш о блуш п и к, х о р о ш и й чай. за п а ш и с т о й (СРГСПК, 1, 109-110).

БЛУШНИ'КА. В лу ш и и к у зава р и ва ю т, чт обы сои б ы л (СРПОП, 1, 59-60). БЛУНШИ'ЦА. Б л у ш п и ц у во т беру, в чай (СРПОП, I. 59БЛУШНИ'ЧО'К. А во т эт о б л у ш и и ч о к у п а с леж и т. Кт о п ь ю т чай. о ч ен ь вкусн ы й, а р о м а т н ы й. Н а м е ж а х р а с т ё т (СРГСПК, 1, 110). БЛУШНИ'ЧНИК. Лекарственное растение (какое?). Ь луш н и ч н и к х о ло ст о й, п а ё м т о л ь ко б ел ен ь ки е ёлочки, д а к о н о т ка ш ля (СРГСПК, 1,110).

Данные лексемы, в отличие от предыдущих, не имеют внутремней формы. Если мотивационными признаками фитонимов г)уш анка, душ е вица, дугиеница, душ ипка, душ ник, душ иици выступа­ ет запах, издаваемый травой, признаком названий блоиш ика, блош ника, б лоиш ина, блош ница является насекомое, которое изгоняли с помощью данной травы, то здесь все сложнее. С одной стороны, можно считать слова б луш ник, блуш пика, б л у ш н и ц а фонематиче­ скими вариантами единиц с корнем блоги-.

Пермские говоры знают не только примеры изменения начальных безударных гласных под влиянием последующих гласных типаугурцы вм. о гур ц ы, но и изме­ нение любого безударного гласного О в У (в XIX веке - не только в У, но и в о). Об этом свидетельствуют диалектные записи ХХ-ХХ1 веков и исследования ученых, например А.С. Штерн и Е.В. Ерофее­ вой (Штерн, Ерофеева 1998(. С другой стороны, закреплению фито­ нимов с корнем б луш -. называющих душицу, способствовало нали­ чие в говорах единиц подобной морфонологической структуры (двухсложных с суффиксами НИК, НИЦ, имеющими в корне слог У111) и тоже называющими душицу: душ ник, душ ница, глуш ник, глуш иица (примеры см. выше).

Есть в пермских говорах еще одна единица, называющая ду­ шицу. Она образована от корня бруиг-: ор у ш п и к (БРУШНИ'К, Зве­ р о б о й. б р уги н и к за варивали. Таим, п р и н е с и т р а в и ч к у -д в е бругиникат о (СРГСГ1К, 1, 153-154)). Использование данного слова для назы­ вания душицы тоже связано, на наш взгляд, с вышеизложенным обстоятельством. Слова данного корня и данной модели в пермских говорах употребляются для называния прежде всего брусники и толокнянки: бруш нига, бруиш ика, бруш ница, б руш ниш ник.

БРУШНИТА. Н а б о р а х ле с -о т р а с т ё т : б е р е т и к, ельник, со са н ы р а ст ут. Тут р о с т ё т б р уш н и га, о н а на б о ло т е не р а с т ё т (СРГС11К, 1, 153). БРУШНИ'КЛ. Югюкву. б р уш н и к у собирали. К р уш н и ки на борах, а к л ю к в а в б о л о т а х (СРГСПК. 1, 154. БРУШНИ'ЦА. Только б ер и д а б р у с н и б р уи ш и ц у-т у. Ч ерницу по я го д к е н а д о брат ь, а б р у ш н и ц у п о л н у го р с т ь н а б р усн ёш ь. В р уш иици есь, в е д е р по сем с о б и р а л а (СРГСПК, 1, 154). За б р уи о ш ц е й у н а с т ут д ач е ко. ехат ь н а д о (СРГЮП, 81). О ХОЛОСТО Й БРУШНИ'ПШИК Растение толокнянка (?). У м е н я п о д л о ж е ч к о й д а ви т - б р уш н и ш н и к зава р и ­ ваю. к о т о р о й х о л о с т о й (СРГСПК, 1, 154). 13 результате структурно­ семантической аналогии название бруиш ик стало закрепляться и за другим растением - душицей обыкновенной.

Общим признаком данной группы лексем (душ ник, дуиш ица, глуш иик, глуш ница, блуш ник, блуш ница и бруш ница) выступает присутствие в начале слова согласных В - Г - Д, мена которых явля­ ется закономерной для пермских, и не только пермских, говоров (ср.

названия гриба волнуш ка волбенки, волбенцы, волганка, волганцы, волденица, волбенки, волденца (СРНГ, 5, 36-38)). Таким образом, на основе проанализированного материала мы можем сделать вывод о существовании в пермских говорах определенной морфонологической модели для называния душистых трав и, прежде всего растения душица обыкновенная - /(с!/§/Ь) (0/1/г) (и§)/ (шк/тс)/, в соответст­ вии с которой образованы названные единицы.

ИСТОЧНИКИ

АС - Словарь говора д. Дкчим Красновишсрского района Пермской области (Акчимский словарь). Пермь, 1984-2003. Вып. IVI (издание продолжается).

СРГСГ1К - Словарь русских говоров севера Пермского края.

Вып. 1. Пермь, 2011.

СРПОП - Словарь русских говоров Южного Прикамья. Вып. I.

Пермь, 2010.

ЛИТЕРАТУРА

Б р ы с и н а Е.В. Варианты наименования душистой травы в рус­ ских говорах // Лексический атлас русских народных говоров (Ма­ териалы и исследования) 2005 / Ин-т лингв, исслед. СПб., 2005. С.

186-192.

Народные рецепты: электронный ресурс. 1Ж1.:

Нцр://ту\у.паго()гесер1.ги/1гаущкЛ1/с1иЛиса.1Цт1#у009 (дата обраще­ ния: 23.03.201 1).

Ш т ер н А.С., Е р о ф еева Е.В. Фонетика говоров и литературно­ го языка на территории Пермской области // Русские говоры Перм­ ского региона. Формирование. Функционирование. Развитие. Пермь,

1998. Вып. 1. С. 34-133.

–  –  –

ЛИТЕРАТУРА Б а й б ур и н А.К. Ритуал в традиционной культуре. СПб., 1993.

Н е ф е д о ва Е.А. Многозначность и синонимия в диалектном пространстве. М., 2008.

С е д а к о в а О.А. Тема «доли» в погребальном обряде (восточнои южнославянский материал) // Исследования в области балтославянской духовной культуры. Погребальный обряд. М., 1990.

–  –  –

13 данной работе мы обратимся к изучению лексики, которая называет магические предметы, используемые в магических практи­ ках Северного Прикамья. Следует сказать о том, что подобные практики до сих пор живы как среди коми-пермяков, так и среди русского населения края, а рассказы о лечении разного рода недугов в больших объемах фиксируются во время экспедиций. Дабы огра­ ничить область нашего исследования, рассмотрим те названия, ко­ торые в сочетании с глаголом ч е р т и т ь образуют конструкцию ч е р т и т ь чем. Выбор глагольной лексемы обусловлен тем, что она достаточно частотна в текстах данной тематики, записанных от но­ сителей русских говоров севера Пермского края. 1лцс одна причина заключается в том. что глагол ч е р т и т ь в этом значении зафиксиро­ ван, кроме словарей русских говоров Пермского края, немногими диалектными словарями: «Словарем русских говоров Среднего Ура­ ла». «Словарем русских говоров Новосибирской области», «Слова­ рем русских говоров Сибири». По-видимому, это связано с тем, что многие диалектные словари еще не дошли до конца алфавита, но вполне возможно, что такая семантика существует локально и мате­ риал, собранный на территории Пермского края, будет полезен для составителей Словаря русских народных говоров и Лексического атласа русских народных говоров. Отметим, что в материалах кар­ тотеки СРНГ контексты с лексемой ч е р т и т ь в значении ‘ излечи­ вать магическим способом, проводя чем-либо по телу больного’ отсутствуют.

Глагол ч е р т и т ь, когда речь идет о заговаривании болезни, «обозначает круговое движение или движение в виде креста безы­ мянным пальцем правой руки или предметом в правой руке (громо­ вой стрелой, ножом, мелом, бруском)» [Ермакова, 131|. При этом «перед данным ритуалом или одновременно с ним знахарь произно­ сит слова лечебного текста от конкретной болезни - ле тучего огня, рожи, ячменя, уроков, грыжи, мастита у коровы» [там же, 131]. Та­ ким образом, изначально заговаривание болезни сопровождалось неким магическим действием, которое условно можно назвать «зачерчиванием». Для «зачерчивания» нужны были конкретные пред­ меты сакрального свойства, «которым приписывается магическая сила: земля, громовая стрела, нож и др. острые предметы» (Лсвкиевская, 350]. Лексика, называющая магические предметы, включает в себя в большинстве своем существительные (нож, с у ч о к, п а л е ц, р у к а, с т а к а н и др.), также есть и номинативные сочетания ( ч е р т о в п а л е ц, гр о м о в а я с т р е л а, р а т н а я чер вь).

Приведем примеры из картотеки «Словаря русских говоров севера Пермского края»: М о ли т во й и гр о м о в о й с т р е л о й ч е р т я т, гр е м и т дак. Е ё нахо д ят, черт ят. С ерая, ка м ень, во т р а зб и в а е т дерево. Д е р е в о р а с ко л ет, в зем лю ух о д и т. Т ут о -ка и н а х о д я т (Рожнево Черд.). В о т т а ж е н щ и н а ум е р ла, я е щ ё х о д и л а к ней. О н и во т е й |ратоной червыо] ч е р т я т, к о т о р ы х и с п о р т я т (Искор Черд.).

Н а зы ва ет с я ч ё р т о в п а л е ц. В от и.» т ож е ч е р т я т. Д а о т болезней, наверно, о т к а ки х -т о (Камгорт Черд.). Р а т н а я ч е р в ь -д е и з зем ли вы ходит. Т ож о ч е р т я т е й вм ест е, в м е ш о ч к е (Адамово Черд.) (КСРГСГ1К).

В примерах прозвучали р а т н а я ч е р в ь ', гр о м о в а я с т р е л а ' и ч е р т о в п а л е ц '. Все это специфические предметы, которые исполь­ зовались и по сей день используются в магических практиках севера* 1

–  –  –

4 В Словаре русских народных говоров фиксируется в значении «отдельный кусок высо­ хшей печной глины, штукатурки» (СРНГ. 27. 5) 5 «Инструмент для плетения лаптей» (СРНГ, 15, 113) ж и во т е п а л ь ц е м к р у г и чи т а ю т м о ли т ву. П р о р вёт вы м я - м ы ш ь в ы к и д ы ва е ш ь (Цепёл Краснов.) (КСМЛПК).

Другие тексты, зафиксированные на севере Пермского края, говорят об «обеспредмечивании» обряда заговаривания болезни:

С л о ва м и, в с я к о ч ер пи о, с л о в а м и д а чё черт ю, чё у т еб я б олит, и в ы ч ер ч и ва ю (КСРГСПК). Как видим из примера, знахарь чертит словами. Такое сочетание противоречит семантике глагольной лек­ семы ч е р т и т ь, употребляемой в контекстах, повествующих о заго­ варивании болезни. Это говорит о том, что значение данной лексе­ мы в этом случае иное: из семантики глагола ч е р т и т ь в его «маги­ ческом» значении исчезает компонент ‘ проводить черту, линию’, таким образом, глагол принимает значение ‘заговаривать болезни’.

С.А. Токарев пишет о традиции заговаривания следующее:

«...известны случаи, когда он [заговор] выступает в качестве лечеб­ ного средства и самостоятельно или когда сопровождающее его действие превращается во второстепенную деталь магического акта.

Но и в этих случаях видны бывают следы позднего происхождения «вербальной» магии: заговор как бы вытеснил собой производив­ шийся прежде обряд, и в нем сохраняется лишь словесное описание последнего» [Токарев, 1990, 476].

Именно поэтому следующим звеном в этой цепочке семанти­ ческих превращений стало отмирание в конструкции ч е р т и т ь ч ем дополнения. Глагол ч е р т и т ь приобретает значение ‘заговаривать болезни’. У к о т о р о й гребли, о н а вед ь с лов! ищ а, с л о в а н а го ва р и ва ет.

о н а с л о в а го во р и т, ч е р т и т (Рожнёво Черд.). Еще один Б о ли т пример из картотеки «Словаря говора деревни Акчим Пермской области»: Ч ё-т о о н а ц е р т и л а в я м е... т о л и чт об к а р т о в не гн и ла или м ы ш и не х о д и т (КАС). Описанная здесь ситуация даже не свя­ зана с заговариванием болезни. Однако с утратой дополнения как элемента конструкции, который вносил в общую семантику «маги­ ческий» компонент, не исчезло само «магическое» значение, оно передалось глагольной семантике. Глагол ч е р т и т ь, как. например, глаголы д е л а т ь, л а д и т ь, вобрал в себя эту «магическую» семанти­ ческую составляющую. Контексты, обнаруженные нами в других словарных источниках, перечисленных выше, говоря! о том же.

Приведем примеры: глагол ч е р т и т ь используется в значении ‘ из­ лечивать магическим способом’, или, как толкует «Словарь пермских говоров», 'заговаривать болезни*: Я болели, о н и в с ё м ен я л е ч и ­ ли, в с ё черт ила (КСРГСПК), П у п о к и мудышки чер т и т ь буд ем, не р е в и - за чер т и м (СПГ, 2, 529). Можно отмстить производные от черт ит ь приставочные глаголы: вычерчивать (пример см. выше), зачертить: О н а б ы с т р ё х о н ь к о е м у гр ы ж у -т о зачерт ила (СПГ, 1, 318), почертить - ‘заговорить*: К а к почерт ят, л е г о т а ж ивёт (СНГ. I, 193).

Эта трансформация отмечена не только пермскими источни­ ками. «Словарь русских говоров Среднего Урала» подает два само­ стоятельных значения глагола чертить: 1. Заговаривать болезни знахарским способом. Б а у ш к и -т о у н а с черт ит н е м н о ж к о. С хо д и т ко к М арии, о н а в с ё у н а с черт ит. 2. При заговоре делать особые жесты. Ч ерт ила и п р и го ва р и ва ла, в д ве н и д и л и у б р а л с я (рак) (СРГСУ, 7, 27). «Словарь русских говоров Новосибирской области»

приводит такое значение: Чертить, -чу, -тишь, несов.; псрех. По суеверным представлениям, заговаривать от болезней скот. - Э т о ест ь бабки, черт ят л о ш а д е й о т ногт я. И от зм еи черт ят, если о н а ло ш а д ь у ку с и т, ч е ло ве к а н е чер т ят (СРГНО, 1979, 585).

Из всего сказанного ясно, что в конструкции черт ит ь чем происходят семантические изменения, которые ведут за собой ис­ чезновение второго компонента этой конструкции - дополнения, называющего предмет, которым производится действие. Однако это не простой, а сакрализованный предмет, которому приписываеэся маг ическая сила. В конструкции черт ит ь чем именной элемент нес в себе «магическое» значение. Как уже говорилось выше, с потерей этого элемента «магическое» значение не утрачивается, а становится частью глагольной семантики, постепенно вытесняя ее основной компонент 'проводить черту, линию*.

ЛИТЕРАТУРА

Б а х м а т о в А.А., Г о ле ва Т.Г., И о д ю ко в И.И., Ч ерны х А.В. Рус­ ские в Коми-11срмяцком округе: обрядность и фольклор. Материалы и исследования. Пермь, 2008.

Е р м а ко ва Е.Е. Сибирская заговорная традиция (конец XXначало XXI вв.) / Под рсд. И.С. Карабулатовой. Тюмень, 2005.

Л е в к и е в с к а я Е Е. Знахарь // Славянские древности: Этнолин­ гвистический словарь. В 5 гг. Т. 2. М., 1999. С. 347-350.

Л у р ь е М Л. Двига - червонный гад - ратняя червь (из полевых открытий последних лет) // Комплексное собирание, систематика, экспериментальная текстология. Архангельск, 2002. С. 04-106.

Т о ка р ев С.А. Ранние формы религии. М.. 1990.

СОКРАЩЕНИЯ РАЙОНОВ ПЕРМСКОГО КРАЯ

Краснов. - Красновишерский, Солик. - Соликамский, Черд. Чердынский, Юсьвин. - Юсьвинский ИСТОЧНИКИ КАС - Картотека Словаря говора деревни Акчим Красновишерского района 11ермской области КСМЛГ1К - Картотека Словаря магической лексики Пермско­ го края КСРГСГ1К - Картотека Словаря русских юворов севера Перм­ скою края

–  –  –

КРЕСТНОЕ ЗНАМЕНИЕ И ОБРЯД КРЕЩЕНИЯ В ДИАЛЕКТНОЙ

ЛИНГВОКУДЬТУРЕ (на материале говора с. Белогорное) Крестное знамение - один из символов Православия. Оно ле­ жит в основе христианского учения и связано с эпизодами распятия и воскресения Иисуса Христа. Оно связано с таинством Крещения, которое является основополагающим в православном вероучении:

Крещение знаменует «введение» человека в православную веру и культуру.

Особый интерес вызывает обряд крещения в диалектной лингвокультуре, где религиозные различия играют ведущую роль. При­ мером такой лингвокультуры может служить лингвокультура с.

Белогорное, в которой представлено два направления христианства:

традиционное православие и старообрядчество.

Материалом послужил Текстовый корпус с. Белогорное Воль­ ского района Саратовской области, который представляет собой тексты, записанные на диктофон, и расшифровки текстов. Исследовались записи и их расшифровки в период с 2003 г. по 2010 г.

Мы уже не раз говорили о различиях старообрядцев и жите­ лей, исповедующих традиционную православную веру, в воспри­ ятии духовных понятий и символов, притч и легенд и т.д. [см. Берд­ никова].

Обратимся к двум, едва ли не самым важным понятиям ду­ ховной культуры - Крещению и крестному знамению.

В традиционном православном вероучении принято говорить о Таинстве Крещения как одном из таинств, которые сопровождают человека в течение всей его жизни, наряду с Таинством исповеди.

Таинством венчания и др. Обратимся к определению Крещения, данному н Словаре церковных терминов: Крещение - «таинство православной церкви, при совершении которого крещаемый очища­ ется от грехов прошлой жизни и подготовляется к приобщению церкви. Совершается троекратным погружением в воду с произне­ сением крещальной молитвы «Крещается раб Божий во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святого Духа, аминь» [электронный ре­ сурс |.

Как отмечает иеромонах Варфоломей (Денисов), «Правосла­ вие, указывая на величие и силу Божественной благодати, освя­ щающей человека, с особым благоговением относится к проявле­ нию свободной воли человека» [Иеромонах Варфоломей, III]. К проявлению этой свободной воли человека озносится и выбор Таин­ ства Крещения, поскольку «жизнь человека после крещения, со­ гласно учению святых отцов, опять же есть содействие воли и бла­ годати, результатом которого является достижение чистоты и свято­ сти. а нс внешние оправдания заслуг» [Иеромонах Варфоломей.

112].

В духовной лингвокультуре дналектоносителя процесс кре­ щения является не таинством, как в традиционной православной церкви, а обрядом.

Различия в обряде крещения и наложения крестного знамения породили разделение христиан на староверов и традиционных пра­ вославных (церковных, как говорят жители с. Белогорное). Об этом вспоминаю! и жители с. Белогорнос. Так, на различия крещения указывают сами старообрядцы: у н а с / к р ест ят с п о л н ы м п о гр у ж е ­ н и е м //. «Полное погружение» означает, что при крещении человека полностью погружают в воду с головой, тогда как у церковных до

–  –  –

на т о лько/ н и ч т о о н и не с к а ж у т / " О гр а д и м е н я / Г о с п о д и / си ло ю ч ест н о го ж и в о т во р я щ е го к р е с т а // А м и н ь ”// Б уд еш ь ве сь д е н ь огр а ж е н а // Н а т е б е / ве сь д е н ь к р е с т // Так в о т // О б я за т е л ь н о // (ср.

канонический литургический вариант: Огради мя. Господи, силой честнаго и животворящего Твоего Креста и сохрани мя от всякого зла).

Таким образом, в условиях религиозных различий крещение воспринимается жителями с. Бслогорное как обряд. Крест воспри­ нимается диалсктоносителями как защита от нечистой силы, как защита от зла.

ЛИТЕРАТУРА

Б е р д н и к о в а Т В. Религиозное миропонимание в диалектной и художественной картине мира (на материале говора с. Белогорное Вольского р-на Саратовской обл. и поэзии А.Л. Ахматовой) // Лек­ сический атлас русских народных говоров (Материалы и исследова­ ния) 2009. СГ1б„ 2009.

И е р о м о н а х В а р ф о ло м е й (Д енисов). Таинство Крещения в кон­ тексте юридического и святоотеческого осмысления искупления // Труды Саратовской Православной Духовной семинарии. Саратов,

2008. В. 2.

П а т р и а р х М о ск о вс ки й и всея Р уси К и р и лл. Слово о кресте // |1Пр://агЬука.ги/1ш5(1ап5(у,о/тп!горо1К ктП в1ото ра»!угуа (дата об­ ращения: 5.04.2011 г.).

Словарь церковных терминов // 1Щр://(1ау5.ргаУоДау1е.гц/ ЦГс/к1оуаг2272.1пт (дата обращения: 4.04.2011 г.).

–  –  –

НАЗВАНИЯ ОБРЯДОВОГО ХЛЕБА В БЕЛОЗЕРСКИХ ГОВОРАХ

Исследователи славянской культуры отмечают, что «у славян нет ни одного обряда семейного и аграрного цикла, в котором не использовались бы - «не участвовали бы» различные хлебные изде­ лия» [Кузнецова, 9 1 1. Не случайно хлебу посвящено много посло­ виц, поговорок, например таких: «Мы нс песню поем - хлебу честь воздаем».

У славян издавна существовал календарь, связанный с цикла­ ми природы, отмечавший начало и конец сельскохозяйственных работ, первый выгон скота в поле. Со временем древние обряды были прикреплены церковью к датам церковного календаря, многие праздники получили новые, христианские названия.

Готовиться к весне, к весенним полевым работам земледельцы начинали фактически с наступлением Нового года. Немалое место в этой подготовке занимали обычаи и обряды, выполняющие очисти­ тельные, профилактические и охранные функции. И непременным атрибутом этих обрядов был хлеб. 1(14) января церковь празднует день памяти святителя Василия Великого. На Васильев день совер­ шались обряды древнего народного праздника: варили кашу, засева­ ли зерна, ходили по домам. Заклинали таким образом будущий уро­ жай. В некоторых местах пекли особые пряники - козульки в виде фигурок животных, видимо, в надежде на будущий приплод. Пола­ гают, что этим праздником был авсень, или овсень. В Белозсрье таких обрядов уже не отмечено, но под Новый год пекли особые пироги, называемые в(1с и.1ь ч и к а.и и. Такая традиция существовала и в Карпатах, где новогодний хлеб назывался «Маланка или Василь».

На Рождество пекли к о р о в у ш к и - 'печение из теста с разными ук­ рашениями, обычно имеющее форму домашних животных, птиц’ :

{П еред Р о ж д е с т во м ~ Р о ж д е с т ве н с к и й со чельни к. Г о т о в я т п р е ­ сн о е т ест о, п е к у т кор о вуш ки. Черепов Волог.). Вероятно, этот обычай связан с древними языческими культами принесения в жертву животных, в частности коров и быков. На Рождество обяза­ тельно выпекали и с о ч н и - 'лепешки из ржаной или пшеничной муки': {С о ч ен ь м ы т еп ер ь р е д к о ст ряп аем. Вытегор. Олон.). М.

Фасмср по поводу слова сочень пишет: «Вид лепешки на конопля­ ном масле, с.-в.-р., вост.-русск. Сочни пекутся на рождество, из их теста делают также маску и, надев ее на лицо, смотрят через подво­ ротню на проходящих. По наружности первого первого прохожего делается заключение о будущем; отсюда название кануна рождества

- сочельник» (Фасмер, 3, 730). В Срсдокрсстьс (середина Великого

Поста) в Белозерском крае пекли к р е с т ы - 'печенье в виде креста':

{В С р е д о к р е с т ь е в с е гд а п е кл и крест ы и за п ека л и т у д а крест ики.

Сокращения натвяниЛ населенных пунктов соответствуют принятым в СРПГ луч и н к и, т р я п о ч ки, зерны ш ки, м онет ки. И ещ е п ус т о е п е ч е н ь е д е л и ­ ли. Е сли п у с т о е вы неш ь, т о эт о к х уд о м у: л и б о б о л е зн ь б уд ет у т ебя, л и б о е щ е чт о п лохое. А п а л о ч к у вы неш ь, д а к эт о ещ е хуж е, эт о г р о б б у д е т т ебе, п о м р еш ь т ы или к т о й -т о б ли зки й. Е сли т р я ­ п о ч к у вы н еш ь, т о. значит, б уд ет т ебе о б н о вк а ка ка я -т о. Е сли зер­ но, т о к х о р о ш е м у у р о ж а ю. Черепов. Волог.). Такой обычай, с од­ ной стороны, свидетельствует о стремлении узнать Божью волю.

Божий промысел, с другой - выполняет профилактическую функ­ цию: печение перед посевом обрядового хлеба должно способство­ вать новому урожаю. По словам А.И Кузнецовой, «кресты широко использовались в обрядах, что обусловлено верой народа в крест как орудие победы Христовой. В то же время крест в славянской языче­ ской традиции символизировал Солнце, что с точки зрения христи­ анского благовестия имело глубокий провидческий смысл» [Кузне­ цова, 97]. Профилактическую функцию выполняли и хлебные изде­ лия, выпекаемые в Пасху. Основной обрядовой выпечкой являлась п а с к а - 'сладкий сдобный высокий хлеб, выпекаемый ко дню Пас­ хи; кулич': (В П а с х у у т р о м пекли, п е ку т и т о п е р я п а с к у - сд о б н о т ест о, д а и зю м у н а кла д ут, ее п о б а сят б у к в а м и Х В С « Х р и ст о с во скрес». Кирил. П а с к у п е к л и - кр углы й пирог, к а к к а р а ва й, с в ер х у ви т у ш е ч к и сд е ла ю т, и зю м о м изукрасят. Вашкин. Волог.). По заме­ чанию В.К. Соколовой, обычай печь и есть обрядовый хлеб в этот день намного древнее христианской пасхи. «Название же свое хлеб получил позже от имени праздника, и это показывает, какое боль­ шое значение ему придавалось» [Соколова, 111]. В Вашкинском районе обязательным угощением священнослужителей на Пасху были п о д ё л ы - 'хлебцы из ржаной муки’ : (П о п п р и е д е т р е б е н к а крест ит ь, е м у п о д ё лы даем, о н и т а к и е п ы ш н ы е).

На Вознесенье пекли р о г у л ь к и - ’ выпечное изделие типа ватрушки с начинкой’ :

(П екл и р о гу л ь к и, щ и п о ч к и м елкие, част ы е, го во р и ли, чт о И исус Х р и с т о с п о д н и м а е т с я на н е б еса п о м о и м щ и п о ч к а м ). В других местах, как отмечают исследователи, выпекалось печенье в виде лесенок. Комментарий диалсктоносителя позволяет нам сравнить «щипочки» с перекладинами лестницы. Это печенье воспринима­ лось как символ дороги на небо. В.К. Соколова отмечает, что такое осмысление является более поздним. «Действия же с лесенками и приговоры при этом показывают, что их функция была иная - помогать озимым посевам быстрее и лучше расти» [Соколова, 185]. Ле­ сенки бросали в рожь, иногда съедали, подбросив их повыше. Под­ брасывание вверх один из приемов карпогонической магии должно способствовать росту ржи. В белозерских говорах зафикси­ ровано слово Сш еиик - 'каравай, который специально пекли по слу­ чаю начала сева и относили в церковь'. В указанном значении слово в других говорах не отмечено. Баеник явно выполнял профилакти­ ческую функцию: принося угощение в храм, крестьяне просили у всевышнего богатого урожая. Слово баять в русских говорах имеет значение 'говорить, беседовать': (Б о льн о б а еш ь т ихо, н и ч его не чую.

Черепов. Волог. Д о т о го б а я м с ней, д а к у с т а л а. Белозер. Волог.).

Старожилы и сейчас вспоминают времена, когда пекли особый в ы ­ г о н н ы й х л е б : (Я -т о а сем ье ст а р ш о й бы ла, т а к во т н а д о с у т р а -т о х л е б в ы го н н о й с д е ла т ь д а с ко т -т о н а к о р м и т ь п е р е д вы го н о м. Кирил. Волог.). Этот факт свидетельствует о том, что на Севере долго сохранялся обычай ритуального кормления скота перед выгоном особым хлебом, который должен был дать силу, здоровье, обеспе­ чить приплод. Он мог иметь разные названия. В других местах к Егорьеву дню пекли м о л е н и к : (В Е го р и й в ы го н я л и коров, п а ст ух о б о й д е т с иконой. П ек ли м о л е н и к и я й ц о за п е к у т т уда. Черепов.

Волог). Моленик, вероятно, тоже выполнял профилактическую функцию, поскольку мотивирован глаголом молить - 'просить', молиться - 'обращаться с мольбой, с просьбой, с благодарностью к богу, святым'. Семантика этого слова связана с христианскими тра­ дициями. В Шекснинском районе в день выгона скота пекли л и т у ш к и В Кирилловском районе в Великий Четверг пекли б о л ь ш о й к о р о в о й : (В В е ли к и й Ч ет верг п е кл и б о л ь ш о й к о р о ви й хл е б а, эт от к о р о ви й и с к о т у пекли, и с к о т у и скорм ят. Х р а н и л и д о в ы п у с к а к о ­ р о в и й ). Литушками, молениками, караваями закармливали скотину перед выг оном в поле. В одних местах хлеб делился по числу жи­ вотных и скармливался им полностью, в других - от него отрезалась горбушка, части се скармливались каждому животному, а остав­ шуюся часть делили между члеггами семьи. В данном конкретном случае хлеб выполнял апотронейную функцию. Иногда в него запе­ кали яйцо, которое должно было увеличить силу хлеба. Традицион­ но в мифопоэтической славян яйцо осмыслялось как начало всех начал, как символ плодородия и обновления, плодовитости и жиз

–  –  –

ЛИТКРАТУРА К у зн е ц о ва А.И. Типы названий обрядового хлеба у восточных славян (этнолингвистический анализ) // Хлеб в народной культуре.

М., 2004. С. 91-100.

С о к о ло ва В.К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев и белорусов. Х!Х-начало XX в. М., 1979.

–  –  –

НАИМЕНОВАНИЯ ВЕРХНЕГ О СЛОЯ ДРЕВЕСИНЫ,

РАСПОЛОЖЕННОГО НЕПОСРЕДСТВЕННО ПОД КОРОЙ,

В РУССКИХ ГОВОРАХ (поданным ЛАРНГ) Предметом нашего анализа являются наименования наружно­ го молодого, мягкого, физиологически активного слоя древесины, примыкающего к образовательной ткани - камбию. Этот слой отли­ чается от внутренней части более светлой окраской, меньшей меха­ нической прочностью; содержит больше воды и менее стоек к по­ ражениям грибами и насекомыми, чем ядро и спелая древесина. В техническом отношении верхний слой древесины ценится меньше, чем ядро древесины. Об этом свидетельствуют и сами диалектоносители: К о гд а с т р о и т д о м и з бревен, за б о ло н ь с т е с ы в а ю т (Перво­ майский р-н, Оренб.); Б о л о т вс я гнилом, н а с т р о й к у не ид ет (Добрянский р-н, Перм.); К а к б о ло н ь и с ло й м а лен ь ки й, от о х о р о ш е е д е ­ р е во, см олим ое (Устьянский р-н, Арх.); Р у б и ли лес, чт обы не бы ло бо ло нки, бо ло нь, о н а п р о п и т ы ва е т с я с е р о й -т о (Плесецкий р-н, Арх.); К и р ж о в а л и т о лько с п е лы й лес, м я н д о в а не брали, в е й б о льш е б у л о н и (Холмогорский р-н, Арх.); Г у д о в а л е с и н а п о п а ла сь, б ез пинды, п о э т о м у к р ес т с т о и т д о с и х п о р (Терский р-н, Мурман.); Ну, и б р е в н а п р и везла, о д н а болонь. ка к д о м р у б и т ь ? (Никольский р-н, Волог.); Б о ло н ь с н и м а й, ш т а б т р уп и н ы н е б ы ло (Никольский р-н, Волог.).

Внешний слой древесины использовался в хозяйственной дея­ тельности. Из внешнего слоя древесины сосны изготавливалась дранка, из которой делали корзины; Б о л о н у с р е за л и ни к о р зи н ы (Са­ фоновский р-н. Смол.), Д р а н к и д е р у т и з го лт и н ы. го л т и н а из о д н о й б о л о н и (Бабушкинский р-н. Волог.). М ы и д р а н к и с о б о л о н и делали, о т е ц п и н д а звал (Сегежский р-н, Карелия), О т со сн ы б олонь к о ­ леш ь, и з н ее д е р у т го ут ьё, п о т о м и з н е го п л е т у т пест ер и, бураки, к о р зи н ы (Устьянский р-н, Арх.), П о д о ш ел, т я п н ул ко р а р а зл е т е ­ лась, а м е н д а -т о м н е и нуж на. У ж не б о ль н о и м н о го бы ло, а н а п лел к у зо вк о в-т о с т а р у х е (Сямжснский р-и, Волог.). Использовалась заболонь и для изготовления рыболовных ловушек, фильтров для процеживания сусла при варке пива.

Сосновая заболонь имела сладковатый вкус и использовалась в пищу: Р а н ы и е -т о а м о ё д е т с т во х о д и л и в лес, е л и б о л о и у (Чух­ ломским р-н. Костром.).

В произведениях художественной литера­ туры можно найти примеры использования заболони в пищу голо­ дающими:

- П р и ве л го с п о д ь см о ло д у, к о гд а е щ е в б е д н о с т и н а х о ­ дился, и го л о д и зж и т ь :... д ур а нд у, м е з г у с о с н о в ую ели. МельниковПечерский. «Красильниковы». Г о ло д н ы й б р о с а е т ся н а р а зл и ч н ы е с у р р о га т ы х л е б а в ви д е д р е в е с н о й коры, м я зги, л е б ед ы и др. Златовратский. «Золотые сердца» (ВАС, 6, 791).

В литературном языке для наименования верхнего слоя древе­ сины, расположенного непосредственно под корой, используются слова за ’болопь, о ’болоиь, м езга', б о ло н а ’ (последнее слово приво­ дится в БАС с пометой л е с о во д ч е с к о е ). При этом в диалектных сло­ варях в указанном значении отсутствует только слово за'болопь.

О 'болонь в значении 'верхний слой древесины, расположенный непосредственно под корой' зафиксирована Словарем русских гово­ ров Карелии в батецких, тихвинских, киришских говорах (СРГК, 4,

100) и Словарем русских говоров Среднего Урала в алапаевских и верхнс-тавдинских говорах (СРГ'СУ, 3, 26), однако отсутствует в СРНГ. Слово болона' в значении 'верхний слой под корой дерева" отмечается Словарем смоленских говоров в вслижских и духовщински.х говорах (ССГ, 1, 215). Материалы ЛАРНГ показывают, что слова з а ’болопь, о ’болонь, болона', зафиксированные в литератур­ ном языке, встречаются в говорах с акцентологическими и фонети­ ческими вариантами и имеют определенные ареалы. Слово м езга' зафиксировано только Псковским областным словарем в значении 'мягкий сочный внутренний слой коры дерева". Вероятно, толкова­ ние слова ошибочно, так как иллюстрации свидетельствуют о слое под корой: ср.: У са сн ы п а т к а р о 'й б ы в а й т е м я з г а ', иё я д ят ь. Ве­ ликолукский р-н; М я зу а ’ п а т ки р о 'й: н е ’ в ы й с л о й м я ’ кий, р х со ’чьн ы й т а к о й, п и т ь хо чт и. т а к п а п й о ш. Невельский р-н (ПОС, 18, 125).

Для наименования верхнего слоя коры дерева в говорах чаще всего употребляется слово б о ло ’нь. Это слово имеет соответствия во всех славянских языках, ср. чешское Ы ап а ж.р. 'тонкая пленка, мез­ дра", 'плавательная перепонка (между пальцами у водоплавающих птиц)’, 'девственная плева", 'заболонь под корой дерева". В качестве омонима к этому слову выступает б о л о ’нь 'низменный луг, низкое болотистое место'.

Лексема боло’иь распространена в севернорусском наречии (в основном в архангельских, вологодских, костромских, вятских го­ ворах). в среднерусских говорах (новгородская и псковская группы), в южнорусском наречии (западная и курско-орловская группа, вос­ точная (рязанская) группа).

Большинство этимологов связывают б о л о ’пь 'заболонь’, 'пленка, кожица’ с греч. фоХц 'чешуя’ и далее с и.-е. *Ые1набухать, раздуваться’, ср. др.-в.-нем. Ьа11о, ЬаНа 'шар, мяч и т.п.’.

Слово боло'пь 'луг, выгон, дерн’, вслед за Фортунатовым, сближа­ ют с праслав. *Ьо1ю. 0.11. Трубачев считает, что здесь представлены нс омонимы, а ответвления единого праслав. *Ьо1па: «если справед­ ливо, что в о л о ч ь 'дерн, луг’ тождественно по корню *Ьо1ю, которое происходит от цветообозначения 'белое’, что типично для названий болот и болотистых лугов, то не менее очевидна и типична смысло­ вая связь *Ьо1на 'заболонь’ (-- 'светлый, молодой слой древесины’ ) белый’ » (ЭССЯ, 2, 175-177). Сходным образом О.Н. Трубачев объ­ единяет слова *ЬакиГа/*ЬакъГа (ср. сербохорв. оч ку, ьч 'первый слой древесины (особенно у дуба) непосредственно иод корой, около трех пальцев в толщину, заболонь’, чеш. диад. Ь ч к и /ч 'шишка, на­ рост’, рус. диад, баку'лька 'выстроганная палочка для веретена’ (Бабаевский Волог.), б аклу'ш а 'заболонь у дерева’ (Костром., Нижегор. - Даль), б и т ь б а клу'ш и 'скалывать с дерева верхний слой древесины для изготовления из него деревянной посуды’ (Костром.

- СРНГ), с изменением вокализма рус. диад, букла 'дубина, палка’, 'нерасторопная женщина’, б у к ля ' 'залив’, 'изгиб реки’, 'глубокое тихое место в реке, заводь’ ), подчеркивая, что общность данного лексического гнезда, сложность отношений форм и значений между собой говорит о древности его образования, о праславянском воз­ расте (ЭССЯ. 1, 142-144).

Лексема о'болонь локализуется в среднерусском наречии (владимиро-поволжская группа, реже в новгородских и псковских говорах), в южнорусском (в отдельных районах, относящихся к за­ падной, курско-орловской и тульской группам). Эта лексема редко встречается в севернорусском наречии (в архангельских, вологод­ ских говорах и русских говорах Карелии).

Лексема ш'болонь встречается спорадически в отдельных севериорусских, среднерусских (псковская, владимиро-поволжская группа) и южнорусских говорах (волгоградские говоры).

Лексема б о л о н а ’ отмечена в отдельных севернорусских (ар­ хангельские говоры, говоры костромской и вологодской групп), среднерусских (ивановские и ярославские говоры), южнорусских говорах (смоленские).

Слово с о к в значении 'молодая, неотвердевшая, сладковатая на вкус заболонь сосны, березы и т.п, используемая в пищу’ по дан­ ным СРНГ представлено в новгородских, псковских, тверских, ар­ хангельских, северо-двинских, вологодских, ярославских, иркут­ ских, якутских, красноярских, тобольских, тюменских, сибирских говорах, ср.: З а с о к у о с т а ви л - с о к н е ст еса л, зн а ч и т гн и т ь б уд ет кадочка. Краснояр.; С о к сла д ки й, его р е б я т и ш к и н о ж и к о м ско б ля т и едят. Н а п е р во б ер е зо вк а беж ит, а о н а п р е в р а щ а ет с я в сок. К о р у о б луш п и ь, а с о к о ст а ет ся, во т его н о ж и ч к о м и ско б ли ш ь. Красно­ яр.; К о гд а м а л е н ь к и е б ы ли с о к р в а т ь б ега ли : о н сла д ки й, т о лько с е р о й п а хнет. Перм.; С р у б лен н ую с о с н у о ч и щ а л и от коры, а со к ск о б л и л и н о м о м и ли с т р у н о й о т б а ла ла й ки. Новг. (СРМГ, 39, 235).

Следует отметить, что в словаре отсутствует упоминание о районах распространения слова в говорах. В данном случае, требуется уточ­ нение данных по картотеке СРНГ.

Материалы региональных диалектных словарей (СВГ, СРГК, СИГ, ЯОС) свидетельствуют о северо-восточной локализации лек­ семы с о к в значении 'слой дерева непосредственно под корой'. При этом значения лексемы могут варьироваться: в каргопольских, онежских и череповецких говорах с о к - это 'топкий слой древесины под корой хвойного дерева" (СРГК, 6, 205), в тотемских, великоустюгских, кичменгско-городецких говорах - 'мягкий подкорковый слой сосны' (СВГ 10. 70), в пошехонских говорах - 'слой дерева непосредственно под корой, в котором образуется сок в весенний период’ (ЯОС, 9, 56).

Слово м е з д р а ' бытует в западных среднерусских говорах - в псковских ссбежских, великолукских, гдовских (ГЮС. 18, 125), куньинских, новгородских любытинских (СРГК, 3, 277) и в южнорусских - тульских ясногорских (картотека ЛЛРНГ). Вероятно, и в этом случае значение слова определяется словарями не совсем вер­ но. Гак, ГЮС объясняет слово м е з д р и ' как 'мягкий сочный внутрениий слой коры дерева’, а НОС как 'внутреннюю волокнистую часть лыка’. Иллюстрации говорят, что перед нами внутренний слой дре­ весины, находящийся под корой: В я с п о ’й б а 'л ь к и м и зд р о вы йи. с ; м т д р о ’й, п а т кара и н а вр и ’ и ка к с о к ; м и л д р а ’ а 'т а и е с ь ; л е 'т ам д он у х о ’д и т в д е р е ва. Себежский р-н; П о й д ём т е г л а д а т ь м я з д р у ’.

Великолукский р-н; Д р а л и л ы к о с ивы. м о ч и л и в р еч к е, о т д и р а ю т от коры, м е з д р а ’ белая, м я гка я. Любытинский р-н. В значении 'заболонь' слово м е зд р а имеет соответствия в словенском и украинском языках (ЭССЯ, 19, 22-23).

г Лексема п и ’ч д а, которая имеет прибалтийско-финское проис­ хождение, зафиксирована в севернорусских говорах (русские говоры Карелии, онежская группа, лачские и белозерско-бежсцкие гово­ ры).

Ареал лексемы м я ’н д а, также имеющей прибалтийскофинские истоки, имеет большей частью северо-восточную локали­ зацию (вологодская группа, архангельские говоры, онежская группа). Однако следует учитывать вторичность семантики 'верхний \ слой древесины’ для данной лексемы. На данной территории м я ’п д а широко распространена со значением 'сосна с толстым слоем забо­ лони' [Мызников, 63-64].

Остановимся на единичных названиях верхнего слоя коры де­ рева.

Некоторые из них зафиксированы только в словарях и исследованиях XIX века:

\ б а к л у 'ш а 'молодой, неотвердевший слой древесины под ко­ рой дерева; заболонка' Костром., 1852. Нижегор. О Б и т ь б а к л у 'ш и 'скалывать с дерева верхний слой древесины для изготовления из \ I него деревянной посуды. Костром., 1820 (СРНГ, 2, 62);

в е р е с о ’в к а 'мягкий слой древесины у можжевельника, лежащий под корой’ Порх. Иск., Карпов, 1855 (СРНГ, 4, 133).

Некоторые слова встречаются только за пределами территории картографирования ЛАРНГ. Так, к р е м ь ё в значении 'мягкий слой древесины, мезга" употребляется в Ново-Лялинском районе Свердловской области (СРНГ-, 15, 212); п о л у м с и ’и к и 'слой древесины под корой; бревна с неочищенной корой’ - в среднем и нижнем течении реки Урал (СРНГ, 29, 148).

Анализ материала показывает, что и сами диалектоносители ) нс всегда четко различают разные слои дерева. В этой связи в диаI лентах различные части дерева могут обозначаться одним и тем же словом. Так, лексема с а 'р г а в значении 'молодой слой древесины, лежащий непосредственно под корой, заболонь’ зафиксирована в енисейских, красноярских и новосибирских говорах, ср.: С а р ги заб о ло н ь у чер ем ухи, Енис.; С а р ги - от о в о л о ч ь т а к а я н а дереве, кож ура, от о не кора, а п о д к о р о й с л о й - от о сарги. Новосиб. Это же слово употребляется в значении 'внутренняя часть коры молодых лиственных деревьев, лыко, луб’ в вологодских, новгородских, ар­ хангельских, томских, иркутских, енисейских, красноярских, сибир­ ских, новосибирских говорах, ср. Н ы н ч е с а р ги м н о го н а д р а ли. Новг.;

Ч ер ем о ш н и к о б д и р а т ь - во т и с а р га п о лу ч а е т ся. Том.; Э т у к о р зи н у с д е л а л и и з сарги. Иркут. (СРИГ, 36, 142). Слово г а ’ч к и в челябин­ ских, оренбургских и сибирских говорах отмечено в значении 'сосновые лыки; слой древесины, находящийся непосредственно под корой, заболонь’, а в пермских говорах г а 'ч к а - 'кора хвойного дерева’ (СРИГ 6: 154), ср. г а ч к о ’й 'легко гнущийся’ в шекснинских говорах (СРГ’К, 1,331).

ЛИТЕРАТУРА М ы зн и к о в С.А. Атлас субстратной и заимствованной лексики русских говоров Северо-Запада. 2-е изд. СПб., 2007.

–  –  –

СПОСОБЫ НОМИНАЦИИ ПРЕДМЕТОВ БЫТА В РУССКИХ

ГОВОРАХ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ

13 русских говорах Республики Мордовия широко распростра­ нены наименования различных приспособлений, используемых че­ ловеком в быту, хозяйственной деятельности. Предметы быта отно­ сятся к числу важнейших показателей материальной культуры це­ лых этнических коллективов, так как бытовой инвентарь является неотъемлемой частью жизни человека. Не случайно «лексика, свя­ занная с утварью, принадлежит к числу наиболее распространенных и древнейших слоев словарного состава русского языка» [Пстрыкина. 276|.

Остановимся на рассмотрении наименований предметов быта.

способов их номинации в русских говорах Мордовии. Исследование проводится на материале «Словаря русских говоров на территории Республики Мордовия». Среди слов рассматриваемой группы нспроизводныс и немотивированные образования составляют лишь незначительную часть (цевки в 3 знач. - 'горящая лучина, осве­ щающая жилье', понка, угрунька, у г у н ь к а - ‘ полотенце', раж ка в 1 знач. - ‘горящая лучина, освещающая жилье’ и др.). Большая же часть слов имеет прозрачную внутреннюю форму, указывающую на назначение предмета, его отношение к другому предмету или при­ знак). Как отмечает О.И. Блинова, «в мотивированных названиях закреплены итоги познавательной деятельности человека в его взаи­ моотношениях с природой, с другими людьми и т.д.. и внутренняя форма слова отражает этот многовековой опыт мног их сотен поко­ лений русского народа» [Блинова, 117].

Самую большую в количественном отношении подгруппу со­ ставляют наименования предметов быта, структурно-семантически соотносимые с глаголом и называющие предмет по действию, ука­ зывающие на назначение, функцию в хозяйственной деятельности сельских жителей. Здесь можно выделить несколько подгрупп.

Первую подгруппу составляют наименования посуды, предна­ значенной для хранения или приготовления пищи: дойник - ‘ гор­ шок для молока’ : Ф п о гр и б и, в д ъ й н и ке, мъ.чако (Салма, Ромоданов­ ский район); заварник - ‘ небольшой чайник для заварки чая': В ъ дин и к п уст о й, ш в а р к и ч е т (Безводное, Ардатовский район); бойка ручная маслобойка' и др. Кроме того, посуда могла использоваться для приготовления пищи особого рода: жареной (лсаровник - 'ско­ ворода'); вареной (пекуш ечка - ‘ небольшой глиняный горшок для варки каши’ ) или квашеной (кваш онник - ‘деревянное корытце для закваски теста’, кваш онка - 'деревянная кадка для закваски теста’ ).

Как видим, в основу названия предмета кладется его назначение, функция: П о ж а р ь к а р т о ш к у пъ ж ы р о а н и к и (Ирсеть, Стпрошайговский район). Мотивационная соотнесенность образования 'н а л и в н и к - половник’ с общенародным глаголом наливат ь по­ зволяет установить, для чего использовался данный предмет: П адл е й -к ъ и щ ё на лш ш и къ д в а щ е й -т ь (Ивановка, Ромодановский рай­ он).

Во вторую подгруппу входят названия различных механических приспособлений, инструментов, используемых человеком в быту для облегчения ручного труда:

1) приспособления для работы с пряжей: выорок - 'деревян­ ное приспособление для наматывания ниток на вьюшку’, 1 от овило в I знач. - 'приспособление для ручной намотки пряжи м в виде палки с перекладиной на одном конце и развилкой на дру­ гом'. Например: Н ь м ь т а в и л ь м о т а л и кр ес т -н а к р и ст, п ь ч ят ы р и ро.'ъ, м ъ т а в и л ъ х щ а с у ш н и у каво, м а т р и, н е т у (Шаверки, Краснослободский район);

2) приспособления, на которых мнут какие-либо растения:

м я ли ц а и м ельн и ц а обозначают ‘ручной станок, на котором мнут лен, коноплю'. Номинация данных предметов также осуществляется по характерному действию: К л а л и ле и к м я ч и ц у д ь и м я л и (Резоватово, Ичалковский район);

3) приспособления, инструменты, используемые в хозяйстве:

греблуш ка, иг г р е о к о - ‘ кочерга’, ж егало - 'железный стержень, служащий для прожигания отверстий в деревянных предметах’, кипят и.чы 1и к - 'бак для кипячения белья’, от бой - 'приспособле­ ние для отбивания косы’ и др.: У м и н и с в о й а д б о й -т ъ ест ь, к с о с е ­ д и м н и х а ж у (Урей 1-й, Ельниковский район).

В третью подгруппу вошли наименования предметов, исполь­ зуемых для закрывания, запирания чего-либо. В хозяйственной жиз­ ни людей существует достаточно много понятий, обозначающих разного рода задвижки, крышки, запоры для закрывания чего-либо.

Обилие подобных образований связано с тем, что они структурно­ семантически соотносятся с различными мотиваторами - глаголь­ ными основами, указывающими на характерное движение, назначе­ ние, функцию этих предметов.

Здесь можно выделить:

1) предметы, используемые для запирания двери: верт уию к запор у двери в виде вертящейся планки', запирка - 'приспособле­ ние для запирания двери, окна’, завалка - 'деревянная задвижка’:

З а крой д ве р ь нъ завалку, а т о с о б а к а зайдет (Говороно, Сторошайговский район);

2) предметы, используемые для закрывания чего-либо: дви­ ж ок - 'задвижка для закрывания печной грубы’, закройка - 'за­ движка, закрывающая отверстие в трубе’, закрыш ка - 'крышка ка­ кою-либо сосуда': З а к р о й м и с к у в е к ъ м (Кайбичево, Дубенский район).

Следующую подг руппу представляют наименования предме­ тов, используемых для освещения помещения. В говорах Мордовии представлены названия как старинных приспособлений, так и со­ временных, причем чаще всего номинация осуществляется через характерное для предмета действие - светить, коптить, пылать (,коптмпика, свет илёк - ‘ керосиновая лампочка без стекла’, 1свет ец - ‘ керосиновая лампа’, пы линка, 2 свет ец - ‘ горящая лу­ чина. освещающая жилье'), реже содержится указание на отноше­ ние к другому предмету {агница - ‘ фонарь’, огнивка - ‘спичка’ ).

Например: П о д р у ш к и с ъ б р а ли с ь в о к р у к ст ола, за ж гли с в е т е ц и с и ­ д я т б о лт а ю т (Чеберчино, Дубенский район).

Особую подгруппу составляют наименования изделий из тка­ ни. используемых в доме, сюда отнесены различные занавески, по­ лотенца, скатерти, покрывала и другие тканые предметы, исполь­ зуемые человеком в доме для создания уюта и внешнего убранства комнат. Здесь можно выделить названия занавесок, скатертей, покрывал, которые содержались в чистом, накрахмаленном виде, ука­ зывали на опрятность хозяйки дома и служили неотъемлемой ча­ стью интерьера. Например, в крестьянской избе было много занаве­ сок, которые вешались на спинки кровати, при этом в основу номи­ нации предмета кладется локативный признак (боковуш ка, задник) или процессуальное значение (задергуш ка): Низ б ъ к а в у ш к ъ х к р о ­ ва т ь го л и (Шаверки, Краснослободский район).

Традицией также считалось покрывать стол скатертью, без нее за стол не садились, при этом основанием для номинации также послужило пространст­ венное (нас т оле ш пик) или процессуальное (нак и д к а ) значение:

С а д и т есь, м а й ха р о ш ы и, щ а с т о лькъ н а к и т к у п ъ с т и л ю (Сиалеевский Майдан. Инсарский район). Аналогична система мотивацион­ ных признаков и в номинации покрывал, которые сельские жители использовали для разных целей: накидуш ка - ‘ покрывало для по­ душек на постели', накваш енник - ‘холщовое покрывало для квашни'.

В русских говорах Мордовии зафиксированы наименования полотенец, которые выполняли различные функции в крестьянском доме: вышитые полотенца служили для украшения икон (парад полотенце, которое вешают на икону в качестве украшения’ ), ечитались обязательной частью приданого невесты, элементом различ­ ных обрядов: В о н у т и р к ь н ь иконы висит. С е н т ъ й у т и р к ъ и м и н я з а и у ш а д д а в а ч и (Михайловское, Ковылкинский район). Кроме того, полотенца употреблялись в повседневной жизни: Тады у т и р к и, их т о ж ъ с а м и т качи. П ла т ен ц ы у т и р к и м и м а н и, У м и н я. м а т р и.

у т и р к ъ ф т р и ц ц ъ т ь б ы л ь (Дубасово, Зубово-Полянский район). В основу номинации кладется, как правило, предмет (рукоят ник. рученец. р у ч н и к в 1 знач., уры льн ик во 2 знач.) или характерное дей­ ствие (ут ериик, ут ирищ е, ут ирка, у т и р н и к в I знач., ут ирок, рукот ёр и др.). Реже встречаются случаи вторичной номинации, когда характерные признаки одного предмета становятся основани­ ем для обозначения другого предмета: парад, 1п лат ок. полот но в I знач.

В основу наименования многих диалектных слов кладутся общенародные имена существительные. Распространены в иссле­ дуемых говорах наименования емкостей для хранения или употреб­ ления жидкости, при этом базой для номинации предмета становит­ ся название жидкости (м олочник - ‘ горшок для молока’, браж ник глиняный кувшин для браги’ ) или указание на объем (ведерник сосуд, вмещающий ведро воды'). Также в качестве мотивационной базы может быть указание на материал, из которого изготовлен предмет: берест яник - ‘ короб из бересты’, ж елезка - ‘железная лопата’, лу н н о - ‘сундук, сделанный из гнутого луба'. Например: Н и сун д уко м, а л у н н о м звали. Е го н а в и р е в ь ч ь к у за в я зы в ъ л и (Кушки, Темниковский район).

Отношение к другому предмету является мотивационным признаком и для других диалектных наименований: барахолка деревянный сундук, куда клали белье, одежду', б ли н н и ц а - 'не­ большая кадка, в которой приготовляли тесто для блинов’, вазница

- ‘ стеклянный или глиняный сосуд для цветов', 2водяник в 1 знач. деревянный умывальник с краном’, гвоздильня - ‘ инструмент для изготовления гвоздей’, горбовик - ‘заплечный мешок’, к а ш н и к небольшой глиняный горшок для варки каши', ковш ичок ~ ‘ разли­ вательная ложка’, м ы лы /ик, р у чн и к в 3 знач.- ‘умывальник’ и др.

Единичными оказались наименования предметов быта, в ос­ нову номинации которых положен признак - форма предмета, на­ пример: кругляк - кухонная доска, чаще округлой формы, для резания мяса, рыбы, зелени': Д о ц к ъ, п р и н и с и м н е кругляк, л у к п а р е зь т ь (Ирсеть, Старошайговский район); Олин - ‘ чугунный кружок, кото­ рым закрывается отверстие в печной трубе’ : Б ли н -т а р ъ с к а ю л с и, т а п е р и ч я т р у б у н е ч и м за к р ы т ь (Челмодеевский Майдан, Инсарский район). В данном случае следует говорить о первичной моти­ вации (кругляк - круглый предмет) и вторичной, то есть мотивиро­ вочный признак обозначен ассоциативно, посредством другого, уже существующего в языке слова (круглый, как блин).

Представлены и другие случаи вторичной, опосредованной номинации: колпак - ‘ предмет, которым закрывается отверстие в печной трубе’, т.е.

предмет похож по форме и функции на колпак:

М а ш къ, п а к а ш им к а лп а к (Вольтой Азясь, Ковылкинский район);

веко в 1 знач.- ‘лубковая или деревянная крышка для посуды’, 1 кош ель в 3 знач. - ‘лукошко’, крю к - ‘ кочерга’.

Ведущим способом образования слов рассматриваемой груп­ пы является морфологический, в его суффиксальной разновидности:

ковш очек - 'ковш для питья', браж ник - ‘ глиняный кувшин для браги’, иглица - ‘спица для вязания’ и т.п. Зафиксированы немного­ численные случаи образования слов в результате сложения. При этом мотивационный признак указывает на форму изделия (двуручн и к - ‘ рубанок с двумя ручками’ ), назначение предмета или особен­ ности его использования в быту (водонос - коромысло’, рукот ер полотенце’, самот ерка - ‘ ручная машина для размельчения, расти­ рания чего-либо’). Например: Б ы в а л ь к а р т о ш к и нъ с ъ м о т е р к у к р у ­ тили. Э т ь б ъ р а б а н, о б б и т ы й т ёркъй, /б о к у р у ч к ь, з д р у го въ б о к ь ло т о ч ы к. В н ё в о с ы н ю т к а р т о ш ки -ш и, д а ш ч э ч к ъ й п р и ж ы м а ю т и т р ут (Суподеевка, Ардатовский район).

Таким образом, выявленная система мотивационных призна­ ков у слов, называющих предметы быта, позволяет представить, как именно осуществляется человеком процесс номинация данных реа­ лий, какие признаки маркируются в языковом сознании сельских жителей. Гак, обилие и разнообразие предметов быта, связанных, прежде всего, с трудовой деятельностью человека, отражает трудо­ любие как аксиологическую основу русского менталитета. Наиме­ нование предметов быта по действию - самая многочисленная груп­ па в исследуемых говорах. Это также подтверждает тот факт, что в сознании диалектоносителей фиксируется практическая ценность

–  –  –

ЛИТЕРАТУРА Б ли н о ва О.И. Мотивология и ее аспекты. 2-е изд. Томск, 2007.

П е т р ы к и н а О.А. Наименования предметов домашней утвари в одном рязанском говоре // Лексический атлас русских народных говоров (материалы и исследования) 2009. СПб.. 2009. С. 276-278.

Словарь русских говоров на территории Республики Мордо­ вия / под рсд. Р.В. Семенковой. Саранск, 1978-2006. Т. 1-8.

–  –  –

НАИМЕНОВАНИЯ ПОСТРОЕК В ПРЕДЕЛАХ ТРАДИЦИОННОГО

КОМПЛЕКСА КРЕСТЬЯНСКОГО ДОМА В САМАРСКИХ

ГОВОРАХ Данная тематическая группа отмечена в числе других акту­ альных групп диалектной лексики, зафиксированных в самарских говорах ещ2 первыми экспедициями, В ходе работы по программе ЛАРНГ выяснились её новые характеристики.

Главная особенность, с которой сталкиваются составители лексических карт и собиратели, - это множественность наименова­ ний, среди которых встречаются как общенародные, так и диалект­ ные слова различных типов.

Основными обозначениями жилой постройки являются лексе­ мы т о й и д о м. Различие в наименовании крестьянских домов, как правило, связано с появлением современных построек. В сфере ма­ териальной культуры постоянно происходят исторические измене­ ния, связанные с переходом от одного жизненного уклада к друго­ му. Однако исчезновение реалий традиционной материальной куль­ туры происходит не бесследно: память человеческая хранит ещё некоторое время детали традиционного комплекса крестьянского дома.

В одних говорах слово т о й может обозначать небольшую жилую постройку старого типа, а д о м - современную усложненного типа. В других говорах и з б о й называют усовершенствованную руб­ леную многокамерную постройку, которая вытеснила старинную маленькую постройку, называемую к у'хней, м а'заикой, ха т о й или как-нибудь иначе. Ср.

примеры из бесед с информантами:

Р а и ы и ъ -т а ф кухня ’ ж ы ли, и т и п ер ь ф ей в ыз&ьх (Н овы й х К а м е ли к Б о л ь ш е ч е р н и го в с к о го р -н а, ю ж н о р у с с к и й го во р ); А ка ки е гнус) дама бы ли, кухнёш ки, м азънки сп лош ны е, к р ы ш а сп ла ш н а я, во т к а к у с а р а я с п ла ш н а я, эт ь н ъ зы ва и ц ц ъ м азънки (У к р а и н к а Б о л ь ш е ч е р н и го в с к о го р -н а, ю ж н о р у с с к и й го во р ); Д о м новы й, ф прош лы м г о д и п о с т р о и л и с ы н с ъ снохой, изба ст а р а уис ст ала, к р ы ш а х у д а я (К о лы ва н ь К р а с н о а р м е й с к о го р -н а, с р е д н е р у с с к и й г о ­ вор).

Основным дифференцирующим признаком в данном случае будет различие между наименованиями одно-, двух- и трехкамерной постройки. Типы жилых построек в самарских говорах, различае­ мые по количеству жилых помещений, были представлены избами, зем лянка м и, одипаркам и. кухням и, м азанкам и (однокамерные постройки) и домами, пят ист енкам и, избами (многокамерные постройки) (сс. Крепость Кондурча Шснталинского р-на, Печинено и Максимовка Богатовского р-на, Тимашево Кинель-Черкасского рна. Новый Камслик Большечсрниговского р-на, Муранка Шигонского р-на. Малая Малышевка Кинель-Черкасского р-на).

Старое и новое наименование различаются не только по коли­ честву помещений в жилой постройке, но и по материалу строитель­ ства: изба - постройка из бревен, остальные строились из глины и прутьев, саманного кирпича и др. материалов. В литературном язы­ ке данная лексема также противопоставлена другим наименованиям жилых построек по материалу строительства. Ср.: Изба, ы, вин. и'з б у и и з б у', лш.и'з б ы. и'з б, ж. 1. Бревенчатый крестьянский дом (БАС. 5, 86); Мазанка, и, р о д. м н. н о к, ж. Небольшое строение, хата из глины, сырцового кирпича или мелкого леса, обмазанного глиной (БАС, 6, 491).

Слово изба имеет в самарских говорах и другое, собственно диалектное значение: "одно из жилых помещений в доме, комната’.

Изба - это не только название жилой постройки, но и теплое поме­ щение в составе жилой постройки, отапливаемое русской печыо, а также любое помещение вообще. Например: Тапию т р и избы зим ой (Б о льш а я Л о зо в к а С е р ги е в с к о го р -на, ю ж н о р у с с к и й го во р ); С он цъ свет и т в окна, зъ д в ы х а и м с и в ызбе (Н о вы й К а м е л и к Б о ль ш еч ер н и дом н а зы ва ю т, н о ­ го в с к о го р -н а. ю ж н о р у с с к и й го во р ): Б о льш о й м е п ы и ы - изба, а во т н и уъ ва р ят ь в о зь м и в д о м и н о ж ы к, а уъварнт ь в ызбе (Л е т и и к о во Л лек с е евс ко го р -н а, ю ж н о р у с с к и й г о ­ вор): Ну за е х ъ л и в о двор, за ш ли в ызбу, ф сё, с е л и (У к р а и н к а Б о льш еч е р н и го вс к о го р-н а. ю ж н о р усски й говор).

Традиционное диалектное противопоставление изба / хат а не может служить типологической характеристикой лексики самарских говоров. Различные с точки зрения типологии лексемы изба и хат а известны на нашей территории повсеместно наряду с основным на­ именованием - общерусским словом дом. Ср„ например: А дома х т о и ха т ъ й нъ зо вёт. У н а з б о льш е изба иль дом. Д о м б о л ь и ю й б олы иой. изба м а л и н ь к ы я (Р усски е Л и п я ги В о л ж с к о го р -н а. о к а ю ­ щ и й го во р ). Обычно хат а - это название примитивной однокамер­ ной постройки, существовавшей в прошлом (Тимашево КинельЧеркасского р-на, Муранка Шигонского р-на, Морша Большеглушицкого р-на. Поляков Большечерииговскогор-на, Малая Малышевка Кинельского р-на). Само слово хат а в современных говорах существует, как правило, в пассивном запасе, однако кое-где сохра­ няются некоторые особенности в обозначении частей дома, интерь­ ера жилого помещения, которые указывают на существование в прошлом различий между строениями среднерусского типа (избы) и южнорусского типа (хаты). Лексически это выражается, в частно­ сти, в особых названиях лучшей комнаты в доме и комнаты хозяйст­ венного назначения.

В некоторых говорах парадное помещение называется горни­ цей, оно отапливается печью-галанкой, в ней находится святой угол (бож ница/бож ничка), а вторая, проходная, комната с русской пе­ чью называется к ух н я, т еплуш ка, прихож ка/прихож ая (например, в южнорусских говорах сс.Покровка Борского р-на, Малая Малышевка Кинельского р-на, и Украинка Болыпечерниговского р-на:

д о м б ы л / с н а ч а л а п е р е д н я я / н у п ъ с м а т р и / с к о л ь к о т а м / а д н о пам и щ ен и я / уо р н и ц а / щ а с зал нъ зы ва ет ся /щ а с п и р и ш л и н а зал к о м н а т ы ) или изба, задняя изба (например, в среднерусском окаю­ щем говоре с.Крепость Кондурча Шенталинского р-на, в среднерус­ ских акающих говорах сс.Муранка Шигонского р-на, Утевка Нефте­ горского р-на, Борское Борского р-на). В данном случае рассматри­ вается довольно распространенный у нас тип планировки дома, называсмый пит ает е 'нкой/пят ист е нником В других говорах, если речь идет о двухкамерной постройке среднерусского типа, горницей называют сруб в доме связью, расположенный по другую сторону сеней от входа в избу (переднюю избу, передний угон, т еплуш ку).

Изба в данном случае - основное жилое помещение с русской нсчыо. иконами, а горница имела главным образом хозяйственное назначение (например, в южнорусском говоре с.КриволучьяИвановки Красноармейского р-на. в среднерусских говорах сс. Борского Борского р-на. с-за им. Масленникова Хвороста некого р-на: К а к с у л и ц ы ф схо д и ш, в дам ы сени, п у с т а я к о м н а т а, гд е р а зн ы п р о д у к т ы х р а п и м, чулан. Е т ь и зб но й ч улан зовёцца, о д ё ж у л и б о о б у ф к у х р а н и т ь в д в о р ц о м чуланы. Л т о ии/чо хлеп, м а с л ь х р а н я т в горницы ). Печи, икон в горнице не было, нередко и окон в ней не было, а если и были, го одно небольшое оконце, расположенное высоко. В однокамерной постройке горницы как самостоятельного помещения не было. В двухкамерной постройке, состоящей из избы и сеней, горницы тоже иногда не было, и для хранения одежды и хозяйственных припасов отгораживался дощатой либо фанерной стеной угол в сенях - так образовалось холодное помещение типа чулана. По той причине, что раньше дома представляли собой в основном одно- и (реже) двухкамерные постройки, в представлении современных носителей говора слово горница часто не соотносится с наименованием лучшей комнаты в доме. В горнице не размещали гостей, сюда не помещали молодоженов после 1-2 свадебного дня, как это было принято в других местностях (СГРС, 03, 76; СРНГ, 07, 47-48).

Различие в наименованиях парадной и хозяйственной комнат в доме отмечены и в говорах других территорий (См.: НОС, 07: 116 (горница - парадная комната); Руделёв, 90-91 (горница - летняя, холодная изба). СРНГ, 07: 47-48 (горница - летнее неотапливаемое помещение или третья комната в доме)). Различия в обозначениях лучшей и хозяйственной комнаты в доме отражены на картах лекси­ ческого атласа Московской области [Войтенко 1991, карты №7 и 8).

Если дом состоял из трёх комнат, то в доме существовала вто­ рая жилая комната пере'дняя, служившая парадной комнатой, не отапливаемая печью. П ере'дняя - самая светлая комната, в которой раньше вдоль стены располагалась большая пере'дняя ла'вка. Она предназначалась для гостей в праздники; на неё же клали и умерше­ го человека.

Таким образом, особое наименование для лучшей комнаты в традиционном русском доме фиксируется только в тех случаях, ко­ гда речь идет о двух- и трехкамерной постройке. В одних случаях для её наименования используются слова, во внутренней форме ко­ торых зафиксировано переднее по отношению к улице расположе­ ние этой комнаты в доме с последовательно перпендикулярным расположением помещений относительно улицы (постройка «гу­ сем»), г.с. в тех случаях, ког да речь гида об ш б е. В друг их случаях нам описывали комггату, расположение которой было таким же, как расположение других помещений в доме, т.е. речь шла о параллель­ ной улице постройке (о ш а т р о в о м д о м е ).

Нередки случаи, когда при описании традиционного жилища встречается совмещение признаков различных построек. Так, на­ пример, в с. Криволучье-Ивановке Красноармейского р-на экспеди­ ция 2010 года выяснила, что п е р е д н я я л а в к а располагалась у боко­ вой (длинной) стены основного сруба. Учитывая диагональ святой угол - устье печи, характерную для традиционного русского жили­ ща, мы предположили, что русская печь в однокамерной постройке в таком случае должна была располагаться устьем к входу, что соот­ ветствует восточному южнорусскому типу жилища. Потом было установлено, что, действительно, раньше печи в селе устраивались именно так, но впоследствии был принят тот план расположения печи, который мы наблюдали, т.е. устье печи смотрело в противопо­ ложную от входа стену, что соответствует срсдггерусскому типу жилища.

Сложность системы диалектных наименований помещений внутри жилой постройки обусловлена также вторичноетью и гене­ тической неоднородностью самарских говоров. Позднепереселенче­ ский характер большинства самарских говоров проявляется и в раз­ нообразии деталей этнографического характера, которые кое-где воссоздаются по воспоминаниям старожилов, и в смешении архи­ тектурных традиций представителей разных колонизационных по­ токов. Например, экспедицией 2009 года в с. Тимашсво КинельЧсркасского р-на выявлено, что в качестве старинной постройки носителями говора рассматривается к р у г л ы й д о м - трехкамерное жилище с квадратным основанием без подклета - сруб из сосновых бревен с четырехскатной крышей, входом со двора. Внутреннее пространство дома состояло из к ухни - помещения с русской печью, вокруг которого располагались зал, спальни, чуланчик и сенцы или т ирасочка. Очевидно, этот тип постройки имеет в своей основе восточный южнорусский тип планировки, о чем свидетельствуют такие детали, как г-образное расположение двора, расположение печи челом к входу. Данный тин жилой постройки ранее на терри­ тории Самарской области нигде зафиксирован не был и. характер­ ным для нашей территории не является. Очевидно, этот тип по­ стройки имеет в основе восточный южнорусский тип плана казачье­ го дома [Ср.: Миртов, 152].

В селах Украинка и Новый Камелик Большечерниговского рна экспедициями 2007-2008 гг. зафиксировано слово к у ’х н я - общее название старинной одно- и двухкамерной постройки без фундамен­ та, параллельной улице планировки, с плоской крышей, потому что чердачного помещения не было. Строительным материалом служи­ ли саманный кирпич или глина (кизяк), земля и прутья, служившие каркасом насыпной конструкции, крышу покрывали ча'каном сухими стеблями камыша. Интересно отметить, что один блок само­ дельного саманного кирпича, а также форма для него также имели название кухня. В таких постройках был земляной пол, для утепле­ ния постройка немного углублялась в землю, верхнее перекрытие также покрывалось слоем земли, поэтому часто другим наименова­ нием жилой постройки старого типа служило слово зем лянка. В доме-кухне печь располагалась таким образом, что между ней и боковой капитальной стеной оставалось узкое пространство - мтечье/ш печек, а в старину, в домах родителей наших информантов, печь была повернута устьем к входу. Очевидно, переселенцы из южнорусских калужских и тамбовских сел, обосновавшиеся здесь в XIX веке, перенесли на освоенные территории какой-то упрощен­ ный вариант традиционной постройки, приспособив его к новым природно-климатическим условиям степной зоны, или переняли традицию домостроительства у других переселенцев, у которых, например, кухня как помещение хозяйственного назначения с печью располагалась отдельно от основной жилой постройки. Усовершен­ ствованная впоследствии, такая постройка сохранила своё прежнее название, в современных деревнях к у х н я - двухкамерный саманный дом с двускатной крышей, потолочным перекрытием и деревянным полом, или маленький однокамерный саманный дом с деревянной пристройкой-сенями. Во всех случаях у дома-кухни нет крыльца, отсутствуют традиционные резные украшения на фронтоне и на­ личниках. В представлении современных носителей говора плохое, старое, бедное жилище называется к у х н е й, к у х н ё ш к о й, к у х н ё н о ч к о й, а новое, большое, богатое - и зб о й, д о м о м, х о р о м а м и.

Как в действительности все постройки в пределах крестьян­ ской усадьбы составляют единый комплекс, так и в диалектном языке наименования жилых и нежилых построек представляют оп­ ределенное единство: тип жилой постройки и расположение хозяй­ ственных строений определяет замкнутый или незамкнутый вид двора, наличие или отсутствие огороженного места для временного содержания скота (к а л д ы, в а р к а ), тип хозяйственных построек в пределах двора (объединенные общим перекрытием или стоящие отдельно).

В обозначении жилых построек и помещений хозяйственного назначения могуз использоваться одинаковые принципы номина­ ции, что приводит к тому, что в одном случае слово обозначает раз­ новидность старинной жилой постройки, а в другом случае служит наименованием постройки хозяйственного назначения.

Например:

и з б ё н к а - надворная постройка для различных хозяйственных нужд, в том числе для содержания скота, в отличие от к л е в а и с а р а я стоя­ щая отдельно. Ср.: Избёнка и ж. 2. Теплое помещение для скота (молодняка) и овец(СРНГ, 12. 97).

То же относится к лексемам м а з а н к а, з е м л я н к а, к у х н я, а м ­ бар, к о н ю ш н я, к л е в и др. наименованиям построек в пределах тра­ диционного крестьянского дома. В самарских говорах эти лексемы имеют сложную семантическую структуру.

Например:

Мазанка и, ж. 1. Старинная жилая постройка насыпного ти­ па, без фундамента, обмазанная глиной или кизяком, с плоской крышей. 2. Постройка для содержания мелкого домашнего скота. 3.

Сарай для дров из камыша, обмазанного глиной. 4. Постройка для хранения сельскохозяйственного инвентаря. 5. Ваня. 6. Летняя кухня.

Современные собиратели фиксируют в ответах указанные лексемы как обозначение многофункциональных хозяйственных построек. Они могли использоваться для содержания скота, хране­ ния соломы, сена, сельскохозяйственного инвентаря, транспортных средств, - сохраняя при этом своё первоначальное наименование.

Ср.: К ухню к ла д у т ь д л и о в е ц нс к и р п и ч а (Л ет п и к о во А л е к се е в с к о го р -н а ); Ф сё б ы л ь в рыуах: р ы д ва н ы, р ы д ва н к и, т и л вуи (А лт ухо вка К и н е л ь -Ч е р к а с с к о го р -н а ); Д л я ф е е й ско т и н ы - клеф. К леф - в а ­ т ине, зъ го р о д и ш ев о, п о кр о ш и, с к о т и н у зъ го н я т ь м о ж н ъ в нёво, и с о л о м у м о ж н ъ в н ё во ва ли т ь (Хрящёвка Ставропольского р-на); Н у п р и д во р е, ко неи ш ъ, п о с т р о й к у к а к у ш д ум ъ ш. - иль коню ш ню п о ­ ст ивш и. иль зем лянку вы р ы т о н а т о ж ъ как к о ню ш ня, но п о ­ т е 'т е (У с о ль е [Н а га н ск о го р -н а ). С одной стороны, слово может имет ь разные значения в разных говорах (например, усадьба, двор, горница, клев), с другой - оно может быть мног означным внутри одного говора (например, дом, изба, кухня, овин, клев).

Картографирование лексики по теме «Жилище» связано с це­ лым рядом проблем, среди которых особую значимость приобрета­ ют этнографические сведения, позволяющие определить соотноси­ тельность слова и реалии.

Наблюдения показывают, что анализируемая тематическая группа лексики связана совокупностью лексико-семантических и этнографических тождеств с говорами исконно русских т ерриторий.

Названия жилых и хозяйственных построек в диалектах Са­ марской области образуют сложную диалектную систему, которая осложняется существующими различиями в типологии наших пере­ селенческих говоров и в сохраняющихся элементах этнографиче­ ских особенностей. Для характеристики говоров лексические осо­ бенности в группе наименований построек следует рассматривать в системе.

ЛИТЕРАТУРА

В о й т ен ко А.Ф. Лексический атлас Московской области. М., 1991.

Р уд е лё в В Г. Лексика жилища и жилищно-хозяйственного строительства в некоторых южнорусских рязанских говорах; Дис....

канд. филол. наук. Оренбург, 1958.

М и р т о в А.В. Донской словарь. Материалы к изучению лексики д о н с к и х казаков. Р о с т о в -н а -Д о н у, 19 2 9.

–  –  –

НАЗВАНИЯ СОБАКИ В СОСТАВЕ ФИННО-ПЕРМСКИХ

ФИТОНИМОВ В финно-пермских языках (ветви финно-угорских языков, ис­ ключающей угорские языки) распространены сложные по форме фитонимы, определяемая часть которых представляет собой назва­ ние животного. Подобные же названия растений имеются во многих языках мира.

Собака - важнейшее домашнее животное финно-пермских на­ родов, известное с древности. Оба основных названия собаки в этих языках, но существующим представлениям, имеют финно-пермское происхождение. Общсприбалтийско-финскос название собаки *ко1га-. все же. скорее всего, древним не является; обычно сравни­ ваемое с ним к о м и кыр 'самец' (соответствия также в обскоугорских языках, см. КЭСКЯ. 153 и др.) более всего похоже на тюркское заимствование, ср. т о т. кыр 'дикий; необузданный’.

Образ собаки - противоположность образу ее дикого предка волка, как противоположны и их традиционные роли: у волка - роль злобного врага, похитителя, у собаки, наоборот, роль охранителя, помощника, добытчика. Эти образы находят яркое воплощение в фольклоре разных жанров, прежде всего, в сказках.

Однако этот образ в финно-пермской фитохимии парадок­ сальным образом никак не отражается; здесь собака - лишь «нечис­ тое животное», носитель признаков несъедобности и бесполезности.

Рискуем предположить, что это явление - наследие глубокой древ­ ности. когда основные роли собаки нс были связаны с сельским хо­ зяйством (почти такое положение дел мы и сейчас можем наблю­ дать, например, у обско-угорских и самодийских народов). В таком случае и традиции мотивации фитонимов названиями собаки оказы­ ваются очень древними.

Продолжая тему противопоставления отражения образов со­ баки и волка в фитонимии, нельзя не отметить ярко выраженная распространенность названий растений, в составе которых присут­ ствуют названия собаки. Этот факт как раз и объясняется близостью собаки к человеку, ее значением для жизни и хозяйства финноугорских народов. По распространенности «собачьи» фитонимы в финно-пермских языках могут соперничать лишь с «медвежьими»;

при этом названия волка - дикого предка собаки - далеко не гак часто встречаются в составе финно-угорских названий растений.

Названия собаки в составе финно-пермских фитонимов рас­ пространены следующим образом (отметим, что во многих языках в первую очередь, малых, имеющих небольшое число носителей, такие фитонимы собраны в небольшом количестве):

ф и н с к и й я ш к : ко!га 'собака' - и и гер м 1ш11и\\ко1гап\\магуа 'крушина ольховидная’, букв, 'ягода глупой собаки'; к о 1 га п \\к ет а 'ежа сборная', букв, 'собачья трава’ ; к о !га п \\к е 'т (\\р и и ), ингерм.

ко1га(п)\\кегх\\рии, к (п г а п ||Л огх!оох\\т аг}а 'калина’, 'крушина ольховидная’, букв, 'собачья калина’ ; ингерм. к о 1гап\\кйпШ 'подорожник’, букв, 'собачий хвост’ ; и нгерм. к о 1га п \)о !к к е го, к(П гап\Ц огп, к о п а ч ||/от||т агуа, копап\\}огг1\\рио1икка 'голубика’, букв, 'собачья голубика’ ; к о п а п \\к а а Н 'кутра (кендырь)', букв, 'собачья капуста’ ;

к о п а п \\к а и г а 'овсюг', букв, 'собачий овес’ ; ко пап\\к1еИ 'черноко­ рень', букв, 'собачий язык’ ; ингерм. к о 'п а п \\к и к к а 'поповник’, букв, 'собачий цветок’ ; к о п а (п )\\т а гу а (\\р и и ) 'крушина ольховидная’, букв, 'собачья ягода’ ; ко1гап\\репхах 'самшит, буксус’, букв, 'собачий куст'; копап\\рШ к1, ингерм. к о п а п \\р и (к (е ) 'купырь лес­ ной’, букв, 'собачий дудник'; ингерм. ко п а п \\!а П а г 'пырей ползу­ чий’, букв. 'собачья гречиха’ ;

к а р ел ь ск и е н а р е ч и я : ко1га 'собака' - кар. лиев. ко!гат \\Ь чо1и 'толокнянка’, букв, 'собачья брусника’ ; кар. со вет е., т вер. кар.

к(Нгнп\\Ьшк'1, к о п а т \\Ь ш к г, копат \\рШ к1 'дудник лесной’, 'купырь', букв, 'собачий дудник’ ; к о п а п \\д и о к о 1 'щавель (вид?)’, букв, 'собачий щавель’ ; кар. лиев., со вет е. ко/ганЦ цпЬ а 'несъедобный гриб’, букв, 'собачий гриб’ ; кар. со вет е. ко'па\\кет И, к о п а п \\к е т к, к о п а п \\к е 'т у 'голубика', 'щавель’, 'вейник', букв, 'собачья трава’ ;

кар. со вет е. к о т т \\к е 1 х \\р и и, к о п а п \\к Щ \р и и, к о п а п \\к д у х \\р и и, к о п а п \\к е Ш \\р и и, к о п а п \\к (Я \\р и и, к о п а п \\к о у \\р и и 'калина’, букв, 'собачья калина'; кар. со вет е. к о п а п \Ц и о т о 1 'голубика’, букв, 'собачья голубика’ ; кар. со вет е. копап\\к1еИ (также кот т Ц М еИ кко, к о 1гап\\ки’1е 1к к о ) 'горец’, 'ежеголовник’, 'подорожник большой'.

'рдест', 'щавель’, букв, 'собачий язык'; кар. со вет е. К о ш т \\к1 еИ\\Иета 'ежеголовник’, 'ландыш майский’, 'рдест', букв, 'трава собачьего языка’; кар. совет а. ко'ттЦтаца, ко1гат\\таг]а, кар.

ко1гат\\таг]и 'водяника черная (вороника, шикша)’.

.шва.

'голубика’, 'толокнянка', букв, 'собачья ягода’ ; кар. дива.. совет а.

кош1т\\рии 'калина', букв, 'собачье дерево'; кар. дива., совет а.

котт\\х1еа 'несъедобный гриб’, букв, 'собачий гриб'; козгапЦШкка 'головня', букв, 'собачий колос’ ; кар. совет а. к о 1гау\\уагЬа 'жимолость синяя’, букв, 'собачий прут’; кар. дива. ко1гап\\\агсу 'щавель (вид?)’, букв, 'собачий щавель’ ; кар. совет а. ко1гап\\уо\\рии 'калина’, букв, 'собачья калина’ ; кар. совет а, кота 'голубика' (диминутив от коша);

ижорский я зы к : коша (косга) 'собака' - ко1гат аг]а \\т 'калина’, букв, 'собачья ягода’ ; ко1гат\\таф\\рВ 'купырь лесной', букв, 'дерево собачьей ягоды’ ; копап\\кйага 'пастушья сумка’, 'репейник', букв. 'собачья пастушья сумка'; коепщте 'неидентифицированное растение’.

В отношении изолированного иж ор. коегарапе можно пред­ положить калькирование русского фитонима собачка, собачки, от­ носящемуся к десяткам различных растений (см. в СРНГ, т. 39);

в е п с с к и й я зы к : кош 'собака’ - ко'тт\\Ьм'к 'купырь лесной', букв, 'собачий дудник’ ; копап\\кеГ 'ландыш’, букв, 'собачий язык';

ко1га\\таг'^'аа (котт\\таг]аа) 'крушина', букв, 'собачьи ягоды’ ;

ко1гап\\пш1к1аа 'щавель конский’, букв, 'собачий щавель’ ;

коиап\\п 7и’ 'неидентифицированное растение’, букв, 'собачье лыко" либо 'собачья липа’ ; козгап\\хеп’ 'несъедобный гриб’, букв, 'собачий гриб’ ;

язы к: коег Лм//и||А«/я| |Ле/«, 'собака’ эс т о н ск и й 11и \\ко1га 11Г 'белена черная’, букв, 'трава глупой собаки’ ;

11и \\1н 1 1ш и\\коеги\\И И йп(1, 1ш11о\\коеги\\Н апш 'белена черная’, букв, 'хвост и{ глупой собаки’ ; 1ш 11и\\коег(1\\Паппч\\го1а 'белена черная’, букв, ’ грава хвоста глупой собаки'; 1ш и\\коега\\к('иш И и\\го1а 'белена черная’, букв, 'трава походки глупой собаки’ ; 1ш11и\\коега\\т ап, 1ш 11и\\ко1га\\т ауа(1 'белена черная', 'вороний глаз’, 'крушина ломкая’, букв, 'ягоды глупой собаки’ ; 1ш11и\\ко1га\\т аг]а\\рии 'боярышник', 'калина', букв, 'дерево ягод глупой собаки’ ;

Н и\\коега\\рШ И иП к, и11и\\коега\\ри1к 'белена черная’, букв, 'дудник еа глупой собаки’ : 1ш11и\\коеги\\ри 'белена черная’, букв, 'дерево глупой собаки’ ; НиИи\\коега\\рагга\\1ичпа(1 'белена черная’, букв, 'травы верчения глупой собаки’ ; ЛиИм |коега |\роогах 'белена | черная’, букв, 'верчение глупой собаки’; киИи\\коега\\рддп\\гок1, 1ш/1и\\коега\\/)одга\\го1и, иПи\\коега\\р()ога\\го/11 'белена черная’, букв, 'трава верчения глупой собаки (белена глупой собаки)’ ;

1ш11и\\коега\\го1п, ки11о\\ко'1га\\гок(Н)1, и11о\\коега\\го111й 'белена черная’, 'частуха подорожниковая’, 'чернокорень лекарственный’, букв, 'трава глупой собаки’ ; 1ш11и\\коега\\д1е(1 'белена черная’, букв, 'цветы глупой собаки’ ; коега\\11и11и\\рддп\\го/п’, коега\\1ш11и\\ роогаЦгоЫ 'белена черная’, букв, 'собачья трава верчения глупца’ ;

коега\\Наппи(1, коегаЦаппшI 'нивяник', букв, 'собачьи хвосты’ ;

коега\\какиг 'пупавка красильная’, букв, 'собачья ромашка’ ;

каеги\\кее1 (и ко1га\\ке11, которое в данном случае, несомненно, является всего лишь фонетическим вариантом - см.). коега\\кее!е(1 'козелец приземистый’, 'рдест плавающий’, 'чернокорень лекарственный’, 'чистец лесной’, букв. 'собачий язык’ ;

коега\\кее1е\\го/11, коега\\кее1те\\гоНш1 'рдест плавающий’, 'частуха подорожниковая’, 'чернокорень лекарственный’, букв, 'трава собачьего языка’ ; коега\\катике 'фиалка собачья’, букв, 'собачья фиалка’ ; 'гравилат речной’, 'колокольчик коега\\ке11ш1 круглолистный’, букв, 'собачьи колокола’ ; коетЦкИп’Г 'вороний глаз’, букв, 'собачья отрава’ ; коега\\коИ 'гравилат речной’, букв, 'собачий мешок’ ; коега \|кпае11А «ш; и(1, коега\\киххе\\кати1 'белена черная’, букв, 'цветы собачьей мочи’ ; коега\\кихе\\ке11ш1 'смолевка поникающая’, букв, 'колокола собачьей мочи’ ; коега\\кихе\\котте/, коега\\кихе\\котте!Ы 'ромашка непахучая’, 'ромашка пахучая’, букв, 'ромашка собачьей мочи’ ; коега\\кихе\\Ш1е(1 'сердечник луговой’, букв, 'цветы собачьей мочи’ ; коегаЦкихеЦтацш!

'барбарис’, букв, 'ягоды собачьей мочи’ ; коега\\кихе\\/н1к, косга\\кихе\\рШке(1 ’ василистник’, 'кокрыш', 'купырь лесной’, букв, 'дудник собачьей мочи’ ; коега\\кихе\\рыи 'калина’, букв, 'дерево собачьей мочи’ ; коега\\кихе\\го1й 'белена черная’, 'клоповник мусорный’, 'мытник болотный’, 'пастушья сумка’, 'подмаренник настоящий’, 'синяк’, букв, 'трава собачьей мочи’ ; коега\\коттеI, ко1'га\\ките(1, коега\\китеН, коега\\китпш1, коега\\китте1Ш, коега\\коотс/, коега\\коотН(1, коега\\кддтсп, коега\\ коотет!, коег(а)\\кддтпе1, коегаЦкддптМ, коега\\кдотге(1, коега\\кйите!, коега\\кййптеЛ 'болиголов пятнистый’, 'бутсиь клубненосный’, 'кокорыш’, 'купырь лесной’, 'ромашка непахуная’, 'ромашка пахучая’, букв, 'собачья ромашка’ ; коега\\кйЬаг 'колокольчик’, букв, 'собачья шляпа’ ; коега\\карр, коегч\\карш1 'кошачья лапка’, 'лядвенец рогатый’, 'язвенник ранозаживляющий’, букв, 'собачьи лапы’ ; коега\\1Ш 'белена черная’, букв, 'собачий цветок’;

коега\\1(нЦар, коег\\1шП\\рии 'бузина красная’, 'калина', букв, 'собачья калина’ ; коега\\таг)ах 'вороний глаз’, букв, 'собачья ягода’ ; коега\\таг)и\\рии 'калина’, букв, 'дерево собачьих ягод’ ;

коега\\типпШ 'гравилат речной’, букв, 'собачьи яйца /1е$иси1ае/’ ;

коега\\паеI 'гравилат речной’, 'лютик едкий’, букв, 'собачий гвоздь’;

коега\\паеш, коега\\патх 'переступень белый’, 'просвирник приземистый’, букв, 'собачья репа’ ; коега\\тхи 'пырейник собачий’, букв, 'собачья пшеница’ ; коега\\окхе 'белена черная’, букв, 'собачья рвота-; коега\\окхе\\го1и 'белена черная’, букв, 'трава собачьей рвоты’ ; коеги\\огах\\ке'т 'ежа сборная’, букв, 'собачий пырей’, сюда же коега\\огих 'коротконожка перистая’ ; коега\\реа||/мигс(1 'белена черная’, букв. 'корни собачьей головы’ ; коега\\рега\\гок1, коегч\\реге\\го1й, коега\\реп\\го1п, коега\\рага\\го/ч' 'белена черная’, букв, 'трава собачьего зада’ ; коега\\рИЬи\\б1е1 'гравилат речной’, букв, 'цветы собачьей трубки’ ; коега\\рихх 'купырь лесной’, 'лютик едкий’, букв, 'собачий нож’ ; коега\\ри(к, коег\\ри!к, коег\\ри(ке, коег\\ри1кех, коег\\рШк)а(1, коег\\ри/ке1, коега\\ри1ке1, коега\\рш1к 'бедренец камнеломка’, 'болиголов /омег/ пятнистый’, 'борщевик сибирский’, 'василистник’, 'вех ядовитый’, 'жабрица порсзниковая’, 'кокорыш’, 'купырь лесной’, букв, 'собачий дудник’ ; коега\\рии 'калина’, букв, 'собачье дерево’ ; коега\\рага 'белена черная’, букв, 'собачий зад’ ; коеги\\роог1\\гоЛ’, коега\\роога\\го к /, коега \\рдго\\гоН1н / 'белена черная’, 'болиголов /омег/ пятнистый’, 'воловик лекарственпый’, 'пастернак посевной’, букв, 'собачья белена’ ;

коега\\рддгш1 и коега\\роопх; коега\\роогНих 'белена черная’, букв, 'верчение собаки’ ; коега\\рШх1к, коега\\рШхк 'белена черная’, 'кокорыш’, букв, 'собачья кадка’ ; коет\\го/п, коега\\го1ч 'белена черная’, 'бодяк болотный’, 'двукисточник тростниковидный’, 'ежа сборная’, букв, 'собачья трава’ ; коега\\хаЬа, коега\\хаЬш1 'истод горьковатый’, 'нивяник', букв, 'собачий хвост’ ; коега\\1ат(т) 'ольха черпая', букв, 'собачий луб’ ; коеги\\1 'тш1 'тимофеевка степная', букв, 'собачья тимофеевка’ ; коега\\1иЬаках 'первоцвет весенний’, букв, 'собачий табак’ ; коегаЦуеИуеп 'фиалка трехцветная’, букв, 'собачья фиалка’ ; коега\\а(хеб 'пупавка красильная’, букв, 'собачья ромашка’ ; коега\\Нх\\рии, коега\\д1х\\рии, коега\\оЬ \\ри, коега\\те\\рии, коега\\б1хар, коега\\дЬа(р)\\рии, коега\\бНх\\рии, коега\\дИех\\рии, коега\\6 Иех\\рии, коега\\6 Шх\\рии, коега\\дйПх\[ рии, коег\\бИхер, коег\\йНх\\рии, коега\\6 г1\\рии, коег\\дпх\\рии, коега\\д1х\\ри, коега\\б/х\\рии 'бузина травянистая’, 'бузина черная’, 'калина’, букв, 'собачья бузина’ ; коега\\дипа\\рии 'калина’, букв, 'собачья яблоня’ ; коег\\ре!егхИ1М 'кокорынГ, букв, 'собачья петрушка’ ; 1оШ\\коега\\!Ш 'паслен сладко-горький’, букв, 'цветок глупой собаки’ ; таги\\коега\\гоЫ 'белена черная’, букв, 'трава бе­ шеной собаки’ ; Яакееге к и п 'свербига восточная’, букв, 'собака из Ракверс’.

Широко распространенная в эстонском языке модель 'собачья бузина’ имеется и в русском языке со значением 'бузина травянистая’.

Модель 'собачья ромашка’ в эстонском языке, несомненно, имеет германское происхождение (ср. нем. Нип(1х\\катШе 'пупавка', близко этому и а нгл. (1о^-/еппе! 'пупавка', букв, 'собачий фенхель’ ): коегаЦкакаг 'пупавка красильная'. коега\\Шхе1 'пупавка кра-сильная'. Немецкое происхождение имеют р у с. собачья ромаш­ ка, ли т. Ып\\гатипё 'собачья ромашка’, л а т ы ш ек. хир\\ките1ТГех 'ромашка непахучая’.

Такое же происхождение имеет модель 'собачья фиалка’ (,коега\\кашйке 'фиалка собачья’, 'фиалка коега\\ге!1цеп трехцветная’ ) - ср. нем. НипАх-уеИскеп. Немецкое название являет­ ся калькой ученого ла т. УШа сатпа (это же относится к р у с. фиал­ ка собачья и ли т. хин'тё паМа’ ё), П в о д с к и и язы к: кнг 'собака’ - ко1га\\таг)а 'толокнянка’, букв, 'собачья ягода’ ; ко1га\\таф\\рии 'крушина ольховидная’, букв, 'собачья ягода’ ; копа\\таф\]раа 'крушина ольховидная’, букв, 'верхушка-собачья ягода’ ; ко1га\\дкхдпбтиг, 'белена черная', 'болиголов', букв, 'собачьи рвотные массы’ ; ко1га\\рШкд 'кокорыш, собачья петрушка’, букв, 'собачий дудник’ ;

л и в е к и й я зы к : рГп 'собака' - /м”{|||#/7А 'горец, спорыш’, букв, 'собачья гречиха’ ; рГ^\\уагга 'сныть’, 'гирча тминолистная', букв, 'собачья гирча’ ; р/’рЦ ////, рз'рЦ Ш иО 'сныть’, 'гирча тминолистная', букв, 'собачий цветок’ ; р Г ц Щ р р х к д г 'любисток’, букв, 'собачий любисток’ ; рГ ц^т Ш Ш дг 'мята полевая’, букв, 'собачья мята’ ;

р 1 ’р \\р и (’к д г 'купырь лесной’, букв, 'собачий дудник’ ;

В рГр\\цип а определяемая часть л а т ы ш е к, цйгха ' гирча’ (1,^, 290). Р1\г\\^пк - калька ла т ы ш ек, кипи цп((1 'горец, спорыш’.

э р зя н с к и й я зы к : киска 'собака' - кискапь кель 'чемерица’, букв, 'собачий язык’ ; А/лАаи ке1-1ори собачий язык Супо%1о.чхит о//1ста1е. букв, 'лист собачьего языка’; кзхкап китагау, кзхкапкогтагау печеночник, букв, 'собачий репейник’ ; киска мети 'никульник заметный’, букв, 'собачья мята’ ; кЫкап- пе/кк 'шиповник', букв, 'собачий ягодный куст’ ; кискапь поцемка 'льнянка обыкновенная', букв, 'собачий клевер’ ; кискапь умарь 'волчье лыко’, 'жостер слабительный’, букв, 'собачье яблоко’ ('собачья ягода’ ); Алхка-итаг-пе1кх 'шиповник’, букв, 'собачий ягодный куст’ ; кискапь шкерьге 'неслия метельчатая’, букв, 'собачья свербига восточная';

рз. кискапь шкерьге - возможная калька т аш. зт какысы 'сурепка’, букв, 'собачья свербига восточная'.

'Собачья мята’ - изолированная модель для финно-угорских языков (ливский и эрзянский язык); ее происхождение, не­ видимому, балтийское, ср. ли т. хип\\тё!ё 'мята полевая", букв, 'собачья мята’.

м о к ш а н с к и й я зы к : пине 'собака’ - пипепь пинга 'поганка бледная’, букв, 'собачий гриб’ ; пипепь пшелке 'бузина*, букв, 'собачья рябина’ ; пипепь сельме 'паслен", букв, 'собачий глаз’ ;

м а р и й с к и й язы к: ни|н] 'собака' - пий\\вопдо 'крушина лом­ кая", букв, 'собачий куст"; пи\\пуреи (пи\\вурси) 'акация желтая", 'горошек заборный", 'вика посевная", 'мышиный горошек", 'люпин", букв, 'собачий горох"; пийЦвдчыж 'толокнянка", букв, 'собачья брусника"; нийЦвурса 'мышиный горошек", букв, 'собачий горох"; пий\\ломСю 'крушина ломкая", букв, 'собачья черемуха";

пий\\шоло (Г. пи\\шол) 'чина луговая", букв, 'собачий вяз";

пий Ц вы.зы ш (п и \\вы.зы ш ) 'вьюнок', 'ярутка полевая”, букв, 'собачье ухо”; п и \\й ы ;ш е 'вьюнок полевой”, 'подорожник”, 'чернокорень', 'ярутка полевая”, букв, 'собачий язык”;

пуны 'собака” удм урт ский т ы к: п у н ы \[м у л ь ы 'волчеягодник", букв, 'собачья ягода”; п у п ы \\п о т 'лебеда” (? - так в УРС). букв, 'собачья лебеда”; п у п ы \\к б ж ы 'проскурняк”, букв, 'собачий горох”; п у п ы \\д ь б м \\п у 'жимолость”, 'крушина”, букв, 'собачья черемуха”; п у и ы \\л ю гы 'череда”, букв, 'собачий репейник”;

п у п ы \\с у т э р \\п у 'жимолость”, букв, 'собачья смородина”; п уп ы \\с я р т ч ы 'просвирник (мальва)’, букв, 'собачья репа”; п уп ы \\ч а б е й 'горец”, букв, 'собачья пшеница”; п у п ы \\в е с ь 'паслен чер­ ный”, букв, 'собачьи бусы”; п у п ы \\ж и л ь ы 'одуванчик”, букв, 'собачья цепь” (?); п у н ы \\к ы л ь (т у р ы п ) 'змееголовник” (с детерми­ нантом 'чисгец”), букв, 'собачий язык”; п у и ы \\и о н ы 'клевер”, букв, 'собачий сосок”.

У дм. п у п ы \\п ю гы - калька таги. зт т и г я п э г е 'череда”, букв, 'собачий репейник”;

к о м и -зы р я н с к и й язы к: нон 'собака” - п о н \\гу м 'василистник”, букв, 'собачий дудник”; п о н \\т ш а к 'опенок”, 'шампиньон”, букв, 'собачий гриб”; и о н ш о м \\к о р 'конский щавель”, букв, 'собачий ща­ вель”; п о п п и к б р \\т у р у п 'лисохвост луговой”, букв, 'собачий василистпик"; п о и \\г б п е й 'вех ядовитый, цикуга”. букв, 'собачья дикая морковь”; п о п \\ю р 'овсюг”, букв, 'собачий овес”; п о п \\п д д я п 'вех ядовитый, цикута”, букв, 'собачий дудник (дягиль)”; п о п \\п у в 'толокнянка обыкновенная”, букв, 'собачья брусника”; п о н \\с э т б р 'жимолость лесная”, букв, 'собачья смородина”; п о п \\т а г 'княжик сибирский”, букв, 'собачий хмель”; п о а \\ч д д 'вороника черная”, букв, 'собачья черника”; поп Ц ко к (ш у р у п ) 'борец высокий, аконит”, 'манжетка*, букв, 'грава-собачья нога”; п о п \\к о д ь к 'дождевик”, букв, 'собачье яйцо”; п о п \\:ш п а 'манжетка”, букв, 'собачья лапа”; п о п \\п и р 'вороника черная”, 'паслен черный”, букв, 'собачий пир”;

поп\\пи,'1ь гу п ( п о п Ц т и ь г а п ) 'колокольчик”, букв, 'собачий коло­ кольчик”.

Как и «волчьи» фитонимы, «собачьи» чаще всего относятся к несъедобным, негодным в пищу растениям, однако носителем при­ знака ядовитости собака выступает намног о реже.

Но сведениям автора, некоторые растения - ежа. белена, чер­ нокорень - охотно поедаются собаками, однако трудно при этом сослаться на какой-либо научный источник, так как подобные све­ дения имеются только в популярной литературе и Интернете. Л эти источники оказываются противоречивыми: например, в одних ут­ верждается, что белена, дурман, паслен и белладонна не несут большой опасности для собак при их поедании, и животные поеда­ ют их даже намеренно, чтобы вызвать рвоту (для человека перечис­ ленные растения ядовиты); другие, напротив, считают эти растения очень опасными для собак. Поэтому уверенно разрешить вопрос следует ли в данном случае говорить о зооссмизме со значением 'собака’ в составе фитонима как о носителе признака ядовитости, или как об индикаторе безвредности растений для организма собак мы не можем. Во всяком случае, в некоторых фитонимах отражено отрицательное воздействие указанных растений на организм живот­ ною - см. значения ' трава бешеной собаки’, ' трава глупой собаки", 'цветок глупой собаки’, 'трава походки глупой собаки", 'трава собачьей рвоты’, 'трава верчения глупой собаки’. Ясно ядовитость растения для собак проявляется лишь в одном эстонском названии вороньего глаза коега\\кИ п'1, букв, 'собачья отрава".

Согласно указанным популярным источникам, собаки поеда­ ют пырей, тысячелистник, лебеду, иван-чай, таволгу, бузину, кали­ ну, черемуху, чернокорень, щавель и другие растения; гак как иные данные нам недоступны, мы все же считаем полезным привести эти сведения. Они подтверждаются тем, что названия именно указанных растений часто мотивируются зоосемизмами со значением 'собака’, причем иногда заметна избыточность определений - к известным названиям этих растений добавляется определительных компонент 'собака, собачий’.

В финно-пермских языках можно выделить целый ряд общих «собачьих» моделей номинации:

Модель 'собачья трава’ распространена следующим образом:

ф ии. к о 1га п \\к е т Я 'ежа сборная"; кар. со вет а. ко1га\\Ие’ а, т к о 1гап\\Н ет а, 'голубика', 'щавель', 'вейник';

к о 1 га п \\ке т у 'белена черная’, 'боляк болотный’, коега\\гоЫ, к о е га \\го /п 'двукисзочник гростн ико вид ный’, 'ежа сборная’ ; за пределами при­ балтийско-финских языков она в группе не встречается. Близок это­ му ряд моделей в эстонском языке: 'трава глупой собаки’ (к и11и \\ко1га \\к е т, 1ш 11и\\ко1га\\1т т 'белена черная’;

1ш 11и\\коега\\го/и, 1ш Н о\\ко1га\\гоН (к)1, и!1о\\ к о е га 1го к Л/ 'белена черная’, 'частуха подорожниковая’, 'чернокорень лекарственный’ );

'трава бешеной собаки’ (т аги\\коега\\гок1). Модель присутствует в литовском языке - кшш\\1о1ё 'ежа сборная’, и ее совпадение с при­ балтийско-финской моделью вместе с совпадением значения позво­ ляет предположить калькирование (бинт. п р и б.-ф и н.).

Ср. также р у с. собачья трава 'таволга вязолистная’ (Аннен­ ков. 340 с пометой Олон.).

Модель 'собачий цветок’ представлена в следующих прибал­ тийско-финских языках: ф ин. иигврм. коггап\\кикка 'поповник'; ост.

'белена черная’ ; нив. рГр\\ПЦ 'сныть", 'гирча коега\\НИ тминолистная’. Близки ей модели 'цветы глупой собаки’ (ост.

киИи\\коега\\(Иеб 'белена черная’ ), 'цветок глупой собаки’ (ост.

ШЩкоега\\Ш1 'паслен сладко-горький’ ). Недостаточная представ­ ленность модели не позволяет предполагать ее древность.

Модель 'собачий дудник’ черсзвычайно распространена в прибалтийско-финских языках: ко!гап\\рШк1, ингерм.

ф ин.

ки1гап\\ри/к(е), кар. с о в е т е., твер. кар. коттЦЬшк!, ко1гат\\ЬШкк ко1гат\\ршк1 'дудник', 'купырь лесной’ ; вепс. коггап\\Ьи1'к (все 'дудник', 'купырь лесной’ ); ост. коега\\ри!к, коег\\ри/к, коег\\ри1ке, коег\\рШкен, коег\\рШк)а(1, коег\\ри1кеф коега\\ри1ке1, коега\]ри/1к 'бсдрснец камнеломка’, 'болиголов /омег/ пятнистый’, 'борщевик сибирский’, 'василистник’, 'вех ядовитый’, ’ жабрица порезниковая’, 'кокорыш', 'купырь лесной’ ; вод. ко1га\\рШкб 'кокорыш, собачья петрушка’, пив. р1'ц\\риГкдг 'купырь лесной’. Близка ей модель 'дудник глупой собаки’ (ост. 1шИи\\коега\\рШк, 1шИи\\коега\\рШкед 'белена черная’ ).

Данная модель, несомненно, является общеприбалтийскофинской; наиболее распространенное значение фитонимов, образо­ ванных но ней - 'купырь лесной’ (съедобное растение), однако мо­ жет относиться и к таким очень ядовитым растениям, как цикута и болиг олов. Она присутствует также изолированно в коми-зырянском языке (пон\\пбляп 'вех ядовитый, цикута’ - крайне ядовитое расте­ ние), что наводит на мысль о возможном калькировании прибалтий­ ско-финскою фитонима.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |


Похожие работы:

«Энергетический бюллетень Тема выпуска: Долгосрочные перспективы нефтегазового сектора: взгляд из 2014 года Ежемесячное издание Выпуск № 19, ноябрь 2014 ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ БЮЛЛЕТЕНЬ Выпуск № 19, ноябрь 2014 Содержание выпуска В...»

«Преодоление X Даниэль-Анж. Гомосексуализм: отличие или отклонение? Отец Даниэль-Анж – французский священник, основатель школы евангелизации Jeunesse Lumiere (Молодость-Свет), где молодежь приобщается к опыту братской жизни и миссионерской деятельности. В 17 лет Даниэль-Анж стал монахом бенедикти...»

«РУКОВОДСТВО ПО МЕТОДАМ МЕЛКОМАСШТАБНОЙ ПЕРЕРАБОТКИ ФОРЕЛИ Авторы: ДЬЁРДЬ ХОЙЧИ, АНДРАШ ВОЙНАРОВИЧ, ТОМАС МОТ-ПОУЛЬСЕН и РОЗАННА АВЕНТО ...»

«WEB-ТЕХНОЛОГИИ ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ КАТАЛИТИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ МЕТАЛЛОСИЛИКАТОВ В РЕАКЦИИ РАЗЛОЖЕНИЯ ПЕРЕКИСИ ВОДОРОДА Л.В. Сайфуллина Введение В настоящее время изучение процессов жидкофазного гетерогенно-каталитического окисления органических соединений в присутствии металлзамещенных силикатных материалов является весьма актуальн...»

«ДОГОВОР ОБМЕНА ВЕКСЕЛЕЙ № 12/6г. Ижевск «_» 20г. Мы, нижеподписавшиеся, Акционерный коммерческий банк «Ижкомбанк» (открытое акционерное общество), в лице, действующего на основании_, и _ в лице, действующего...»

«Научно-исследовательская работа Тема работы Исследование звуковых волн. Труба Рубенса.Выполнили: Никитина Жанна Юрьевна Никитин Данила Сергеевич Тугушева Зарина Мунировна учащиеся _7_ класса Муниципального бюджетного образовательного учрежде...»

«ISSN 2072-5833 ВЕСТНИК УНИВЕРСИТЕТА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ № 1 (74) Основан в 1996 году 2015 Журнал включен Высшей аттестационной комиссией в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых...»

«ИНСТРУКЦИИ ПОКУПАТЕЛЯМ (ГРУЗОПОЛУЧАТЕЛЯМ) ООО ТД «УРАЛХИМ» ПО ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ ПРИ ПОСТАВКЕ ТОВАРОВ Инструкции Покупателям (Грузополучателям) ООО ТД «УРАЛХИМ» по взаимодействию при поставке Товаров Настоящие Инструкции разработаны в целях определения правил взаимодействия ООО...»

«РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ ИЗМЕНЕНИЙ КЛИМАТА ДЛЯ СТРАТЕГИЙ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ Вступительное слово Руководителя Росгидромета А.И. Бедрицкого 4 Введение 6 1.Наиболее актуальные для России направления исследования изменений климата 8 2.Оценк...»

«Новогоднее меню стран мира Индейка с яблоками Индейка с цитрусовым 55 соусом Рыба по-французски Ирландский Коддл Узбекская самса Мачанка (Белорусская) Сладкая баница с тыквой 2017 год....»

«М.Л. Гельфонд К вопросу о соотношении морали и цивилизации Императивно-ценностная конфронтация морали и цивилизации давно находится в фокусе внимания как ведущих представителей философского цеха, чутко уловивших в раскатах торжественной поступи прогресса тревожные отзвуки крушения моральных идеал...»

«© Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал), Modern Research of Social Problems, №6(50), 2015 www.sisp.nkras.ru DOI: 10.12731/2218-7405-2015-6-31 УДК 37.031.2 Ф...»

«1 Основатель и главный врач Первого Московского хосписа Вера Васильевна Миллионщикова Главное – жить любя Москва 2015 От составителя Многочисленные статьи и интервью Веры Васильевны в журналах и газетах, телеи радиоэфиры. Все эти материалы бережно сохраняются в Первом Московском хосписе имени В.В. Миллионщиковой. Благодаря этому появилась пред...»

«Приволжский научный вестник УДК 343.985 М.С. Молодкина аспирант, кафедра уголовного права и процесса, ФГАОУ ВО «Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского» КОРРЕЛ...»

«// 85 // Илья Зайцев Запретные животные в исламе От скверны язык и глаза защити, Ешь мало, стремись дозволенья блюсти. Юсуф Баласагуни (XI в.) А нонимное персидское сочинение X в. рисует сви нью следующим образом: «Удивительное живот ное – свинья, хотя и скверная и питается нечисто тами; у неё отталкивающий вид, глазки узкие, ослин...»

«1. Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине, соотнесенных с планируемыми результатами освоения образовательной программы Коды комПланируемые результаты Планируемые результаты обучения по петенций освоения образовательной дисциплине программы ОПК-2 владеть спос...»

«ПРОБЛЕМНЫЙ Содержание № 1 (21), том 5, 2012 А Н А Л И З И ГОСУДАРСТВЕННО У П РА В Л Е Н Ч Е С К О Е ПРОЕКТИРОВАНИЕ ПО Л ИТО Л О Г ИЯ Э К О Н О М ИК А П РА В О Тема номера: Центр и регионы: Научный журнал проблемы, прогнозы Редакционный совет А.Е. Коньков Новый электоральный...»

«А. Авторханов ИМПЕРИЯ КРЕМЛЯ А. Авторханов ИМПЕРИЯ КРЕМЛЯ Советский тип колониализма PROMETHEUS-VERLAG Postfach 1746 D-8100 Garmisch-Partenkirchen Federal Republik o f Germany Telefon (08821) 50247 A. Avtorkhanov The Empire of the Kremlin The Soviet Type of Colonialism © by Abdurakhman Avtorkhanov Printed in Germany by PROMETHEUS-VERLA...»

«Лой-Со Чакры – источники внутренней силы Серия «Практики для начинающих» Текст предоставлен издательством Чакры – источники внутренней силы. Начальный этап работы: Вектор; Санкт-Петербург; 2010 ISBN 978-5-9684-1416-8 Аннотация Чакры – энергетические центры нашег...»

«Ирина Викторовна Костина Наталья Станиславовна Гончарова Живая косметика Серия «Я online» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9987679 Ирина Костина, Наталья Гончарова. Живая косметика: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-08...»

«Krasnikov.indb 1 19.09.2011 9:34:10 Издание осуществлено при поддержке ОАО «НИИ молекулярной электроники и завод «Микрон» УДК 621.382 ББК 32.852 К78 К78 Красников Г.Я. Конструктивно-технологические особенности субмикронных МОП-транзисторов Издание 2-е, исправленное Москва: Тех...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор НОУ СПО «Краснодарский кооперативный техникум крайпотребсоюза» _ В.В. Нанаев «» 2014г. УЧЕБНЫЙ ПЛАН* программы подготовки специалистов среднего звена базовой подготовки НОУ СПО «Краснодарский кооперативный техн...»

«1. Теоретические и прагматические основы интегрирования ИКТ в лингводидактику 2. д. ф. н., профессор Назаренко А.Л., Фадеева В.А.3. студенты 4-ого курса отделения ЛМКК ФИЯР МГУ имени М. В. Ломоносова (в рамках дисциплины Теория обучения иностранным языкам).4. Цель курса: формирование про...»

«Как продавать, не превращаясь в навязчивого идиота How to Sell without Being a Jerk The foolproof approach to the worlds second oldest profession John Klymshyn JOHN WILEY & SONS, INC. HOBOKEN, NEW JERSEY Как продавать, не превращаясь в навязчивого идиота Джон Климшин Москва УДК 65 ББ...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.