WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 |

«149 3-я часть. ПОЗНАНИЕ. НАУЧНОЕ И ВНЕНАУЧНОЕ ЗНАНИЕ. БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА. Тема 9. ПОЗНАНИЕ Основные программные вопросы: 1. ...»

-- [ Страница 1 ] --

149

3-я часть.

ПОЗНАНИЕ. НАУЧНОЕ И ВНЕНАУЧНОЕ ЗНАНИЕ.

БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА.

Тема 9. ПОЗНАНИЕ

Основные программные вопросы:

1. Познание. Вопрос о познаваемости мира. Диалектика субъекта и объекта познания.

2. Формы чувственного и рационального познания, их взаимодействие.

3. Познание и творчество. Рациональное и иррациональное в познавательной деятельности (в логическом /дискурсивном/ мышлении, в процессах воображения, интуиции).

4. Вера и знание.

5. Понимание и объяснение.

6. Проблема истины и её критериев. Объективность и конкретность истины. Абсолютное и относительное в познании истины

7. Классическое и неклассическое понимание истины. Истина и ценность (оценка, польза). Истина и правда.

8. Действительность, мышление, логика и язык: основные представления.

1. Познание. Вопрос о познаваемости мира.

Диалектика субъекта и объекта познания.

В предыдущей теме мы отмечали, что, понятие «со-знание» выделяет наличное, приобретённое знание. Имея общий с этим понятием корень, категория «по-знание» обращает внимание на динамику знания, т.е. на процессы получения знаний. Познавательное отношение субъекта к изучаемым объектам проявляется, прежде всего, в нацеленности на адекватное воспроизведение действительности. Адекватность означает соответствие идеальных образов, знаков, выражающих сущностные характеристики изучаемого предмета, самому этому предмету, или шире – объекту познания.


Уже давно людей стало интересовать, каковы возможности верного (адекватного) познания действительности? В состоянии ли человек иметь верные, истинные знания? Мы знаем (тема 1), что вопрос о познаваемости мира решался по-разному. Все материалисты и некоторые объективные идеалисты положительно решают вопрос о познаваемости мира. Их иногда называют оптимистами, а к пессимистам относят агностиков, солипсистов. К агностицизму ведёт логика рассуждений субъективных идеалистов. Достижения науки и практики, в частности, по производству искусственных материалов, убедительно доказывают, что мир в принципе познаваем, хотя на каждом этапе есть нечто непознанное.

Знания как сведения, информация о предмете приобретаются во взаимодействии субъекта и объекта познания. Субъектом познания, как и сознания, может быть отдельный человек, группа, сообщество людей или общество в целом. Объект познания часто не совпадает с объектом - предметом (процессом, свойством) объективного мира. Объективные предметы существуют независимо от познания человека. Предметы (свойства, отношения) становятся объектами познания, когда они оказываются в фокусе внимания субъекта. Если некоторые объекты (планеты, галактики, микромир, виды растений, животных) не включаются в сферу интереса и деятельности человека, то они не являются и объектами познания, хотя как объекты существуют. Можно сказать, что объект познания – фрагмент действительности, выделенный и изучаемый субъектом.

Исторически, в процессах взаимодействия, изменяются и субъект и объект познания. Их диалектика может быть выражена формулой «Без субъекта (познания) нет объекта (познания)». Вне диалектики познания, формула «Без субъекта нет объекта» будет выражать позицию субъективного идеализма. Ещё раз заметим, что объект познания – фрагмент действительности, выделенный и активно осваиваемый субъектом – не равнозначен объекту действительности. Но в процессах познания, на самом деле, без субъекта нет объекта («по умолчанию», – нет объекта познания). Выделение тех или иных объектов познания определяется развитием науки, производства, социальных отношений. Зелёные растения и вода, например, сопровождают человека в его становлении и всей истории. Но хлорофилл, как существенный компонент зелёного растения, выделяется, т.е. становится объектом познания, в Х1Х веке. Вода поражает своими постепенно открываемыми свойствами. Её состав (всем известное H2O) устанавливается с развитием химии, а вода «тяжёлая» обнаруживается в ХХ веке.

Открывающиеся во взаимодействии субъекта и объекта новые возможности ведут к углублению прежних представлений и к желанию изучать новые объективные предметы, их свойства и отношения. Выделяются новые стороны, аспекты прежних объектов. К ним добавляются новые предметы изучения (например, при изобретении микроскопа, создании телескопа, открытии радиоактивности и т.д.). Появление генетики, открытие генетического кода, клонирование оказалось возможным на определённой ступени общественного развития. В сферу деятельности человека всё активнее вторгается исследование космических объектов полёт человека на Луну, летательных аппаратов на Марс…). Приобретение новых знаний и их воплощение (опредмечивание) в технических устройствах расширяет диапазон исследовательских возможностей, изменяя тем самым субъекта Активность субъекта возрастает с развитием познания. Взаимодействие субъекта и объекта познания расширяет возможности направленного изменения действительности и самого человека.

2. Формы чувственного и рационального познания, их взаимодействие

К формам чувственного познания относят ощущения, восприятия и переходную к рациональной ступени форму – представления. Приведём их характеристики с научных позиций, соответствующих материалистическим ориентирам познания. Ощущения – отражение отдельных свойств, сторон, граней предмета, например, цвет, вкус, запах, форма (яблока, груши …). Восприятие – целостный образ предмета (яблока, груши…), образуемый при интегрировании ощущений, представляющих разные свойства, стороны предмета. Представление – образ предмета, который не отображается субъектом непосредственно, а воссоздаётся в сознании по сохранившимся в памяти следам («отпечаткам») ране воспринимавшихся предметов или их описаний. Представление может возникать не только после отображения чувственно воспринимавшегося предмета, но и по описанию, выраженному в знаковой форме естественного или искусственных языков.

Формы рационального познания. Воссоздание в форме представления образа предмета по его словесному описанию будет переходной ступенью к рациональному (логическому) познанию, основными структурными элементами которого будут: понятие, суждение, умозаключение и образуемые из них гипотезы, теории, концепции. Понятие нередко определяют как мысль, выражающую сущностные характеристики предмета в обобщённой и опосредованной форме знаков и их сочетаний. Понятие предстаёт как абстракция (от лат. abstraction – отвлечение, удаление), или – опосредованное знаками языка обобщение, полученное при отвлечении от многообразия конкретного содержания предмета и выделении его сущностных черт и отношений. Понятие, концентрируя большие объёмы информации о классе предметов, может выражаться одним словом (масса, жизнь, противоречие…) или несколькими словами (общественное сознание, единство организма и среды…).

Отдельное понятие или связь нескольких понятий выражают мысль как сжатую, абстрактную и обобщённую характеристику сущностных отношений предметов, их связей и отношений. Исходя из этого, мышление можно определить как абстрактное, обобщённое и опосредованное отражение действительности через связь понятий и их движение по законам логики. Приведённое определение позволяет расценивать представление о «ручном», «образном», «животном» мышлении как метафоры, не выражающие сущностные, содержательные характеристики мышления человека, осмысленно оперирующего словами-знаками. Они, согласно учению знаменитого физиолога-рязанца И.П. Павлова, образуют вторую сигнальную систему, присущую только людям. В этой же плоскости находятся и различия между «машинным» мышлением, «искусственным интеллектом» и мышлением и интеллектом человека.

Правильно построенная, и понятная другим мысль в форме суждений и умозаключений не должна включать формально-логического противоречия (типа:

«Сейчас дождь идёт, или – Сейчас нет дождя»). Суждения - логическая связь понятий, в которой что-либо утверждается, или отрицается. Примеры простейших суждений: «Роза красна. Розан – не роза». В общении посредством речи суждения выступают как предложения. Умозаключение – определённая (индуктивная, или дедуктивная) связь суждений (посылок), из которой вытекает новое суждение, называемое следствием, умозаключением или выводом. (Об индукции, дедукции, аналогии см. раздел о методах познания). Через умозаключения может получаться новое знание. Например, исследуемый предмет по ряду признаков – металл. Мы знаем, что металлы электропроводны. Мы вправе, не проводя опыта, предположить, что исследуемый предмет электропроводен.





В идеалистических учениях отдельные формы познания абсолютизируются, наделяются самостоятельностью и активностью, как некие «первоначала». В таких, идеалистических трактовках ощущения (и другие формы) могут приниматься за «элементы мира», субстанциальные основания всего существующего. Вспомним идеалистический сенсуализм Беркли («Существовать, значит быть воспринимаемым») К сенсуализму, материалистическому, или идеалистическому, ведёт преувеличение роли чувств и форм чувственного познания. «Нет ничего в разуме, чего прежде не было бы в ощущениях»). Преувеличение роли абстракций, логического, рационального в познании ведёт к мистификации познания. (Например, ведущий к агностицизму априоризм философии И. Канта, Абсолютная идея Гегеля, интуитивизм Бергсона, Лосского…). Научное познание, опирающееся на идеи материализма и диалектики, осуществляется в единстве чувственной и рациональной ступеней познания. Небезынтересно заметить, что даже простейшая констатация (утверждение) типа «Роза – цветок» не дана непосредственно чувственному познанию. Простейшие суждения (утвердительные или отрицательные) являются результатом взаимодействия достигнутых чувствами представлений о признаках цветка и признаках розы. По обнаруженному сходству признаков розу можно назвать цветком. Само же суждение, как и десятки подобных ему, над особенностями которых мы обычно не задумываемся, является проявлением единства чувственного и рационального в познании. Более сложные формы этого единства проявляются в исследованиях, например, пути распространения болезней, передающихся через «промежуточных хозяев» – рыб, птиц, грызунов, насекомых (комаров, блох и др.). На ступени чувственного познания в основном через индукцию (движение мысли от частного к общему) получают эмпирические выводы и обобщения. Они выражают внешние связи предметов, и являются проблематичными. Рациональное познание, отправляясь от обобщений наблюдений и опытов, позволяет проникать в сущность исследуемых предметов, устанавливать законы их изменения и использовать получаемые знания в интересах человека.

3. Познание и творчество. Рациональное и иррациональное в познавательной деятельности (в логическом /дискурсивном/ мышлении, в процессах воображения, интуиции).

По-знание мы уже характеризовали как получение новых знаний в процессах отражения и воспроизведения действительности субъектом. Учащиеся школы (начальной, средней и высшей) получают знания, новые для них, но известные учёным и отобранные, системно организованные авторами учебников и пособий. Учёба предполагает творчество, но значительная часть материала усваивается репродуктивно, как овладение материалом, известным учёным, но необходимым для получения образования и специальности. Познание в исследовании предметов, в научной деятельности нацелено на получение новых знаний и осуществляется как творчество – продуцирование, приобретение качественно новых, не имевшихся ранее знаний, не представленных никем и ни в каких пособиях и книгах). Ряд особенностей науки и познания как творчества мы рассмотрим ниже, в следующей теме «Научное и вненаучное знание». Здесь мы остановим внимание на общих (для разных видов познания) вопросах о творчестве, связанном с рациональным и иррациональном в познавательной деятельности.

Рациональность как одну из особенностей философского знания мы характеризовали в первой теме. Вспомним, что рациональный (от лат. rationalis - разумный; ratio – разум) означает разумный Соответственно «рациональное» – разумное, а применительно к знанию – полученное с помощью разума, мышления и выраженное в понятийной форме, присущей логическому (дискурсивному) мышлению. Новое знание можно получить через дискурс (от лат. discursus – рассуждение) – цепочку логически связанных суждений, когда каждый предыдущий вывод обусловливает содержание следующего из него заключения – вывода. Дискурс лежит в основе творчества, как получения нового знания, в формальной (идущей от правил-законов Аристотеля) логике и опирающейся на разработку её разделов математике. Логический вывод используется практически во всех областях научноисследовательской деятельности, когда на основе накапливаемых фактических данных делаются более широкие обобщения, выдвигаются научные идеи, гипотезы и т.д. Но нередко выдвижение продуктивных, эвристически ценных идей и решение исследуемых проблем достигается вне дискурса, через иррациональное в сфере бессознательного, или – через сочетание, взаимодействие рационального и иррационального в актах воображения и интуиции.

Иррациональное, или нерациональное – антитеза, или альтернатива рационального (приставка «ир» в слове «ир-рациональное» означает «не»), Соответственно приставке слово «иррациональное» обозначает неразумное, часто – принципиально не выразимое в понятиях, а лишь в описаниях или наименованиях какое-либо переживание или таинственное действие (озарение, наитие, осенило, блеснуло, высветилось и т.п.). Иррациональное часто сочетается с рациональным в процессах воображения.

Воображение, обычно приравниваемое к фантазии, производно от слова «образ» и буквально означает – войти в образ, т.е. воссоздать (представить, придумать) образ предметов или ситуаций, никогда не воспринимавшихся ранее. Воображение в художественном творчестве может включать воссоздание ситуаций, которые выражают видение писателем, художников каких-то сторон жизни, не наблюдавшихся в действительности. Например, в сказке Пушкина «О попе и работнике его балде», в широко известной картине Айвазовского «Девятый вал». Воображение необходимо и в научном, и в философском творчестве. Надо было обладать мощным воображением, чтобы разрабатывать проекты космических ракет, кораблей, турбин, плотин и т.д.

Целесообразность воображения как формы «опережающего» (П.К. Анохин) отражения действительности, возникшей в становлении людей, очевидна. Воображение позволяет ставить «мысленные эксперименты», давая возможность погибать замыслам вместо нас в рискованных ситуациях, которые в реальной жизни могут не проводиться из-за отрицательного результата воображаемых испытаний. С другой стороны, без развитой фантазии, не окрылённые мечтой, невозможны прорывы к новому знанию, невозможно творчество в любой сфере деятельности.

Воображение, как эволюционно возникшая и целесообразная форма освоения действительности, имеет определённые минусы. Это, в частности, – способность сознания создавать образы, оригиналы которых (прообразы, объективные предметы) в действительности не существуют (крылатые быки вавилонян, козлоногий и рогатый чёрт, русалки, кикиморы и т.д.). Превращение воображения в излишнюю мечтательность, уход человека в мир грёз и видений, фантастических образов добрых и злых сил, ожидание чудес ведут к оторванной от жизни инфантильности (от лат. infantilis – детски недоразвитый), к поступкам, воспринимаемым как чудачества, к нарушению нормальных взаимоотношений с окружающими людьми. Появляясь как издержки полезного инструментария человека, подобные следствия игры воображения требуют критического внимания, выявления истоков их возникновения, понимания природы таких феноменов.

Интуиция (от лат. intuition, intuer – пристально смотреть, усматривать) – непосредственное, вне дискурса и без доказательств принимаемое решение проблемы или постижение (открытие, усмотрение) истины. Интуиция осуществляется в сфере бессознательного, как озарение, как мгновенное решение вопроса или открытие и уяснение истины. В литературе принято различать основные типы интуиции: чувственную, интеллектуальную и мистическую. Быстрое и, как кажется, лёгкое разрешение логически выведенных и рационально выраженных задач иррациональной интуицией, да к тому же – в сфере бессознательного, вызывает много до сих пор не решённых вопросов. В их числе такие: Всегда ли интуитивно полученное решение правильно? Действительно ли открывшаяся напрямую, «вдруг», истина таковой и является, соответствуя принятым критериям истинности знаний? Может ли интуиция проявляться вне сферы специальности и профессиональных знаний (возможна ли у врача, например интуиция художника, инженера, агронома?). Почему специально не обучают интуиции, если она позволяет непосредственно постигать истину?

На последний вопрос ответ вытекает из констатации неясности для науки «механизма» интуиции. Пока неясно, чему именно надо обучать, чтобы это было овладением интуицией, как рабочий обучается владеть инструментом до автоматизма производственных навыков. Возможно ли это в принципе, пока тоже неясно, поскольку интеллектуальное творчество с помощью интуиции осуществляется индивидуально. Проверка известных учёным случаев мгновенного решения задач, открытия истины показывает, что интуитивно полученные решения бывают нередко, но далека не всегда, правильными. Следовательно, интуитивно полученные выводы и решения надо проверять на истинность. Сопоставление интуитивных озарений со специальностью лиц, интуиция которых оставила заметный след в истории познания (сон Менделеева стихи Пушкина и др.) показывают связь профессиональных знаний, устремлений с интуитивными решениями. Проявление интуиции связывают со специальными знаниями, различая врачебную, инженерную и другие виды профессионально проявляющейся интуиции. Известно, что Д.И Менделеев увидел во сне расположение элементов в порядке возрастания атомного веса, с периодической повторяемостью их свойств. Многие известные музыканты, поэты оставили свидетельства, что они сочиняли свои произведения в порыве вдохновения, интуитивно, не осознавая, как появляются строчки стихов, ноты прекрасных мелодий. У учителя литературы не появляется ни врачебная, ни инженерная, ни химическая, ни биологическая, ни математическая интуиция. Поэтому правомерно связывать проявление интуиции со специальными знаниями, различая врачебную, инженерную и другие виды профессиональной интуиции.

Поскольку «механизм» интуиции науке остаётся неизвестным до сих пор, то некоторые идеалисты и мистически настроенные учёные считают интуицию сверхъестественной и рассматривают её как проявление чуда. В философии такой подход проявляется в интуитивизме (нем. А. Бергсон, рус. Н.О. Лосский, Х1Х-ХХ вв.), противопоставляющем интуицию интеллекту (рациональному в познании). В философии математики интуиционизм (нем. А. Пуанкаре, Г. Вейль, Х1Х-ХХ вв.) выражен в стремлении связать особенности математического мышления, убедительность доказательств и выводов с их интуитивностью, проявлением самостоятельности, независимости математических знаний от внешнего мира, от объективных обстоятельств. Вероятно, особенности процессов интуиции ещё долго будут оставаться неизвестными науке, порождая домыслы о её таинственной природе. Неясность, таинственность процессов интуиции является одним из факторов её мистификации, наделения сверхъестественными свойствами. Но неясность интуиции не отвергает возможности её рационального истолкования как целесообразно возникшего приспособления к быстрой, а потому осуществляемой вне сознания, переработке больших количеств жизненно важной информации.

4. Вера и знание.

Говоря о со-знании и по-знании, мы использовали понятие «знание» для обозначения истинных, верных (т.е. получивших подтверждение в общественно-исторической практике) результатов познания как отражения действительности и (или) её постижения через интуицию, выраженных знаками языка. Понятие веры в узком смысле прочно связано с религией, определяющий признак которой - вера в сверхъестественное. Для многих вера существует или принимается только как религиозная вера. Понятие «вера» в широком смысле обозначает некритическое принятие определённых ориентиров и положений в качестве истинных, без обоснования и проверки их правильности, истинности. В таком широком понимании вера (В.) в качестве психологического феномена существует как В. религиозная, В. научная, В. обыденного, повседневного сознания. Религиозная В.

опирается на некритически принимаемые чудеса, озарения, тайные смыслы, видения, явленные Богом, или по-другому названной сверхъестественной силой - Добром, Разумом, Любовью и т.п. Научная В. опирается на достоверность ранее полученных научными методами результатов в теории и практике. Это придаёт научной вере характер обоснованных предположений, предвидений, проектов, имеющих шансы осуществиться в реальной действительности через деятельность людей. Научная вера была присуща, например, проектам космических полётов. Она воплощается в нынешних предвидениях возможности достижения реального, земного бессмертия, проектах новой, ноосферной цивилизации будущего и т.д.

Отдельного разговора заслуживает вопрос о соотношении веры и знания. В первые века н.э. в Западной Европе, среди христианских мыслителей преобладала позиция безусловного признания главенства (или – приоритета) веры над знанием. Своего крайнего проявления она достигла у церковного деятеля Тертуллиана (2-3 вв.). Его позиция передаётся формулой «Верую, потому что нелепо», т.е. как ни нелепы с точки зрения разума отдельные религиозные утверждения (человек распял Бога-Христа, что невозможно с позиций обычной логики), их надо безоговорочно принимать как высшие истины. Примерно в это же время Климент Александрийский выражает линию - «верить, чтобы понимать». В ХП веке свободомыслящий Пьер Абеляр отстаивает иную формулировку – «понимать, чтобы верить». Видный церковный деятель ХШ века Фома Аквинский, основоположник томизма, разрабатывает своеобразный вариант представлений о гармонии веры и разума при приоритете веры.

В Х1Х – ХХ вв. и в начале ХХ1 века часто высказывается представление о желательности (или уже идущем процессе) синтеза религиозной веры и научного знания. Возможность такого синтеза в ближайшее время допускал в конце Х1Х века русский религиозный философ В.С. Соловьёв, а автор «Жрицы Исиды» и «Тайной доктрины». Е.П. Блаватская в это же время считала, что она уже осуществила синтез мудрости разных религий и науки. Выскажем своё мнение по данному вопросу. В представлениях об осуществлении синтеза религии и науки обычно учитывается возможность сочетания в индивидуальном сознании религиозных и научных взглядов. Но правомерно ли переносить такую возможность индивидуального сознания на синтез религии, философии и науки? Они являются отдельными, самостоятельными формами общественного сознания (или – типами мировоззрения), которые дают принципиально разные, несоедимые в некую целостность, срезы (или – картины) действительности. Думается, что для науки и религии как форм общественного сознания их синтез принципиально невозможен (хотя бы по пониманию истины и особенностей познания мира). Да этот синтез и не нужен, оказываясь словесной эквилибристикой, призванной повысить статус религии приравниванием её специфически ценностных представлений к открываемым наукою законам и закономерностям бытия.

5. Понимание и объяснение.

Этот вопрос требует пояснений, особенно если учитывать, что ученики в школе и студенты в вузе свою неготовность к ответу нередко прикрывают тем, что будто бы они «не поняли» излагаемый материал. О роли понимания можно привести ряд проникновенных высказываний. Средства массовой информации сделали широко известными выдержку из школьного сочинения: «Счастье, это - когда тебя понимают». В одном из стихотворений С.А. Есенина есть такое интересное суждение о том, что «…В разворочённом бурей быте // С того и мучаюсь, что не пойму - // Куда несёт нас рок событий». Мы уже знаем кредо этики Спинозы: «Не плакать, не смеяться, не проклинать, но … понимать!». Что же такое понимание, даже приравненное одним из учеников школы к состоянию счастья?

Понимание - это уяснение смысла чего-либо, позволяющее достичь определённого результата деятельности.

Смысл можно представить как совокупность связей предметов и составляющих их элементов, особенности которых раскрываются в контексте данной культуры и деятельности людей. (Мартышка в известной басне И.А. Крылова, достав «с полдюжины» очков, так и не смогла выявить (понять) особенности их свойств и извлечь из наличия очков какую-либо пользу). Вряд ли в русле христианской культуры можно понять оптимизм представлений атомистов и стоиков Древнего мира о смерти души как условии безмятежной и даже радостной земной жизни. Для античной же культуры были присущи взгляды на нескончаемые перемещения лишённой памяти души в вечной темноте подземного царства Аида, способные вызвать страх у живущих людей. Поэтому представления о смерти души позволяли не бояться столь мрачной перспективы, отравлявшей настроение людям.

В процедурах понимания осуществляется перенос смысла от некоего А (учителя, книги, чертежа и т.д.) к субъекту Б (ученику, читателю, рабочему…). Принято считать, что Б понял некоторый текст (сообщение, чертёж, замысел архитектора, писателя и т.д.), если он в состоянии оперировать терминами языка (знаков) этого текста (в который некоторое А вложило определённый смысл). Или иначе: Некто Б понимает текст, когда он может построить осмысленное высказывание об уясняемом предмете в терминах текста, выражающего особенности предмета, заданные А. В контексте приводимых суждений можно представить, что значит - понять урок, объяснение, доказательство теоремы, алгоритм решения типовой задачи…. В понимании важна интерпретация как осмысленное высказывание об объясняемом предмете, адекватная смыслу, высказываемому А в тексте. В плане учебной работы понимание требует иногда не только неоднократных объяснений, но и активной работы, порою многократно повторяемых усилий Б по уяснению смысла осваиваемого текста-сообщения. Понимание как уяснение смысла или интерпретация текста осваиваемых научных дисциплин требует от субъекта Б значительных усилий. Это нередко недооценивается в расчёте на непроизвольное внимание и понимание материала без особых усилий со стороны субъекта - ученика или студента.

Понимание как уяснение смысла явлений или текстов-высказываний предполагает согласование смыслов происходящего или высказанного с их восприятием. Личные интерпретации должны соответствовать общественной значимости явлений или текстов. Их несоответствие может порождать чувство неудовлетворённости окружающим, реже – собой. Непонимание общественного значения современных событий может вести к трагическому мироощущению, к неадекватным попыткам их изменения.

В научном познании объяснение (О.) означает раскрытие сущности изучаемого объекта (предмета) посредством постижения законов, которым подчиняется данный объект, либо путём установления связей и отношений, определяющих его существенные характеристики. Объяснение включает описание объекта и анализ, ведущий к выяснению его связей и зависимостей. Научное О. часто осуществляется через установление структурных, причинных, генетических, функциональных и иных связей объясняемого предмета с рядом условий и факторов детерминации его функционирования и развития.

В ХХ веке немецкие философы, представители неопозитивизма Гемпель и Оппенгейм предложили схему дедуктивно-номологического объяснения (выводимого из закона, необходимой закономерной связи дедуктивных суждений). Согласно этой схеме, явление считается объяснённым, если описывающее его предложение выводится из законов и начальных условий. Объяснение по этой схеме не может быть завершено, поскольку для каждого объясняющего закона можно искать своё объяснение и так до бесконечности.

Объяснение должно вести к пониманию и к правильным предсказаниям дальнейших событий объясняемого ряда явлений. Иногда понимание трактуется как объяснение.

Но в понимании, как мы отмечали, осуществляется перенос смысла от А. к Б., и Б. должен понять или адекватно интерпретировать данное А. объяснение, правильно ли оно само по себе, или нет. Хотя у понимания и объяснение есть определённое соответствие, но они всё же не совпадают. Объяснение также не всегда симметрично предсказанию, т.е. может не совпадать с предсказанием. Так теории биологической эволюции позволяют объяснить изменение и возникновение новых форм жизни, но не дают предсказаний относительно того, какие именно формы появятся. Но бывает и так, что мало вероятные, или вовсе неточные, неверные объяснения охватывают определённые события и ретроспективно как бы их прогнозируют. В литературе приводился пример подобного «объяснения». Татаромонголы, завоёвывая Русь, объясняли свои победы тем, что в отличие от русских, они не мылись, и, следовательно, не смывали свою удачу. На основе такого «объяснения» давалось «предсказание» причины поражения, поскольку со временем завоеватели усвоили ряд обычаев и стали нередко мыться.

Разработка проблемы понимания текстов разных культурно-исторических эпох привела к появлению герменевтики как теории и практики интерпретации анализируемых текстов. Герменевтику иногда называют «философией понимания». В герменевтике среди других обсуждалась интересная проблема «герменевтического круга», начало которой восходит к современнику Гегеля, немецкому мыслителю Ф. Шлейермахеру (1768-1834).

В проблеме круга части и целого (текста, напр.) для понимания целого надо понять его части (фрагменты текста), но для понимания частей надо иметь представление о смысле целого. Представитель «философии жизни» нем. философ В. Дильтей (1833-1911) полагал, что познание природы качественно отличается от познания истории человека и «исторических процессов духа». Его ориентация передаётся формулой «Природу объясняем, а жизнь (историю человека, духа - В.И.) понимаем». Понимание Дильтей представлял как непосредственной постижение некоторой духовной целостности. Собственный внутренний мир личности, по Дильтею, понимается через интроспекцию (внутреннее самонаблюдение). Иной, мир, мир другого человека (людей) понимается путём вживания, «вчувствования» или эмпатии,- как сопереживание чужой душевной жизни, как постижение особенностей, или – её понимание. Герменевтические проблемы (задачи) и их исследования интересны поисками новых, нетрадиционных решений, требующих, однако, критического отношения к принимаемым религиозно-идеалистическим представлениям о таинственном постижении (понимании) духовных процессов в «науках о духе».

7. Действительность, мышление, логика и язык: основные представления философских учений. Полезно обратить внимание на основные понятия, использованные в формулировке вопроса. В теме 3-ей «Учение о бытии» мы отмечали, что реальность может существовать актуально как действительность, и потенциально, как возможность. Категория «действительность» обозначает актуально существующее, подлинное бытие (или реальность), в отличие от возможности как потенциального бытия предметов. Мышление ранее мы характеризовали как обобщённое и опосредованное отражение действительности с помощью знаков-слов естественного или искусственных языков. Привычная для нас и наиболее распространённая форма вербального (словесного) мышления осуществляется через связь слов по законам логики. Логика формальная, основы которой были заложены Аристотелем, является наукой о формах и средствах мышления, необходимых для познания действительности и правильного выражения мыслей через связь понятий. Язык – это знаковая система, или - система знаков (любой физической природы). Язык используется в деятельности людей для выполнения функций познания (выражения мыслей, хранения и обмена информации) и коммуникации (общения).

Проблематика темы, задаваемая вопросом 7-мым, в ряде аспектов выражена в известных строках стихотворения Ф.И. Тютчева: «Как сердцу высказать себя // Другому как понять тебя // Поймёт ли он, чем ты живёшь // Мысль изречённая есть ложь. Как связаны действительность и мысль? Как мысль может быть (и насколько полно, адекватно) выражена в языке? Что представляет собой действительность? Она есть мыслительная, языковая конструкция (и тогда «Язык – дом бытия») или же язык – одно из средств постижения многообразия объективного мира? Возможно ли мышление без языка? И т.д.

В размышлениях над приведёнными и другими вопросами данной проблематики суждения и выводы часто обусловливаются решением основного вопроса философии. С позиций объективного идеализма мышление рассматривается как субстанция, определяющая действительность. От элеатов (У1 – У вв. до н.э.) к учению Гегеля и к современным вариантам неогегельянства и неотомизма идёт линия идеалистического толкования тождества бытия и мышления. В 20-е – 50-е годы ХХ века в неопозитивизме и его вариантах задача философии сводилась к анализу языка науки, а позже и обыденного языка, который, как полагалось, конструирует и выражает действительность для человека.

Неопозитивист Л. Виттгенштейн (1889-1951) выделил три основные типа высказываний. К осмысленным он отнёс выраженные знаками языка факты, т.е. слова, предложения (они же – высказывания), соответствующие действительности как совокупности высказываний. Получалось, что факты как высказывания о фрагментах действительности должны соответствовать этой действительности как совокупности высказываний. К бессмысленным были отнесены высказывания, не соответствующие действительности. За пределами этих двух типов оказывались лишённые смысла слова, предложения, смутные впечатления и вообще нечто, не поддающееся высказываниям. Это – религиозный, этический опыт, мистическое мироощущение, неявное знание (не выражаемые словами навыки действий. Напр., игра на инструменте, слесарные, столярные и т.п. навыки действий – См.

Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985).

В постмодернизме допускают, что язык искажает мысль, и её надо успеть выразить до логического оформления с помощью знаков – слов. В неопозитивизме и постпозитивизме (их краткая характеристика приводилась раньше, в «Теме 2»), в постструктурализме исчезает представление о научной (объективной) истине, доминирует мнение о гносеологическом плюрализме и релятивизме. В современных представлениях о научном познании продуктивными оказываются представления и ориентиры диалектического материализма (= материалистической диалектики). Они позволяют в знаках языка видеть средства отражения действительности, с помощью которых можно успешно вести исследования, получать и использовать истинные знания.

6. Проблема истины и её критериев.

Понятие истины едва ли не единственное, которое безоговорочно принимают все мыслители. Это по-своему уникальная ситуация, когда каждый считает себя знающим истину и нередко – обладающим ею. За истину ратуют все – материалисты и идеалисты, верующие и неверующие, «красные», «белые», «зелёные» и т.д. Вместе с тем, претензий на обладание истиной столетиями используются для обоснования правомерности разных конфликтов, от простой житейской нетерпимости соседей до масштабных войн в защиту «истинной» веры (крестовые походы), завоевания мирового господства, «жизненного пространства» или реализации утопических идеалов счастья.

Чем же притягательно представление об истине, всеми принимаемое и разноречиво толкуемое, вдохновляющее на благородные подвиги и – на бесчеловечное насилие во имя служения истине? Конечно, единодушное принятие истины во многом определяется представлением о ней как верном, правильном воспроизведении (или – отражении) действительности в сознании человека. Но эти, принимаемые за истину, представления часто выражают субъективные взгляды и предпочтения социальных групп, их лидеров или отдельных людей – учёных, мыслителей. Поэтому и оказывается возможным использование представлений об истине в диаметрально противоположных целях. Отсюда вытекает важность определения критериев истины как правильных, верных представлений о мире и человеке. Какое же определение истины будет правильным, наиболее соответствующим взглядам на истину как верное представление человека о мире и о себе?

С глубокой древности (Аристотель и др.) истина характеризовалась как знание, соответствующее действительности. В этом определении выражена так называемая классическая истина, а точнее – ставшее классическим понимание истины. Не трудно проследить, что классическая истина допускает настолько широкое определение, что может включать самые разные толкования соответствия и действительности (в духе субъективных и объективных идеалистов, материалистов…), верующих и атеистов. Поэтому и возникает впечатление, что истину (в её классическом понимании как знания, соответствующего действительности) принимают все люди, в том числе и имеющие противоположные суждения по вопросам науки, веры, творчества, идеалов человека, устройства общества, поисков счастья и т.д.

Такое широкое толкование оказывалось возможным из-за неопределённости понятия действительности, которой должны соответствовать истинные знания, и размытости критериев истины. В Древнем мире за истину принимали представления об устойчивых, глубинных, не меняющихся основания всего.

Такими оказывались, например идеи-эйдосы Платона, или неподвижное бытие элеатов. Постичь непреходящую, и в этом смысле истинную, сущность вещей можно было в сфере сознания, мышления, чистой идеи. Соответствие идеям, как сущностям, созданным Творцом-Демиургом (Платон, его последователи) или «врождённым идеям» (Декарт и др.) определяло истинность суждений, особенно касающихся иллюзорного, как считалось, мира чувственных восприятий. Широкая сфера представлений, охватываемых понятием классической истины, вынуждала к поиску более определённых критериев, ограничивающих содержательную характеристику истины.

Какой же признак (черта, свойство, параметр) может служить надёжным критерием истины? Он должен показывать и подтверждать её верность, правильность как соответствие содержания (знакового или языкового отображения предметов, их свойств) объективной действительности. В конечном счёте, вопрос о выявления истинности неких суждений, или – установление истины, это вопрос о надёжном критерии верности, правильности знаний, соответствующих, в конечном счёте, объективной действительности.

Критерии истины в истории познания выдвигались разные. Было распространено признание достоверности каких-либо положений многими людьми – общезначимость истины. В религиозных учениях и религиозной философии в качестве истины принимается самоочевидность Божественных откровений Священного Писания, наставлений, явленных через видения, озарения учеников, пророков, святых. Близким к такому пониманию оказывалось представление Гегеля о соответствии логики высказываний индивида Логике Абсолютной Идеи, вытекавшее из идеалистически понятого тождества бытия и мышления.

Р. Декарт, как представитель рационализма, полагал, что критерием истины является ясность, отчётливость суждений. Из них наиболее достоверным ему представлялось исходное в дедуктивном получении истинных знаний положение, известное по краткому историко-философскому очерку: «Я мыслю, следовательно, – существую». Идеалисты субъективные (Беркли, неопозитивисты…) в качестве критерия истины принимают соответствие одних высказываний (субъекта о предмете) другим, базовым высказываниям о мире, которые и принимаются за действительность.

Названные выше критерии оставляют возможность широкого и неопределённого отнесения к истинам самых разных суждений, не имеющих надёжного подтверждения их истинности. Нужен был принципиально иной критерий, нежели общезначимость, самоочевидность и ясность, и к тому же – надёжный критерий правильности суждений, претендующих на истину. Один из таких подходов был разработан и реализован в марксистской, диалектико-материалистической философии в представлении об общественноисторической практике, как ведущем критерии истины. Общественно-историческая практика может быть охарактеризована как материальная, чувственно-предметная и целесообразная деятельность по преобразованию окружающей действительности в интересах людей.

Основными видами общественно-исторической практики являются:

1. Материальная производственная деятельность людей (в промышленности, сельском хозяйстве и т.д.);

2. Социально-значимые действия больших групп людей (народные освободительные движения, «бархатные» и иные революции…);

3. Научный эксперимент, которым в ХУП-ХУШ веках ограничивали область практического подтверждения положений, претендовавших на научную истину. Многие, особенно фундаментальные, положения науки (законы сохранения, идея единства организма и среды…) не могут быть подтверждены отдельными экспериментами. Подтверждение их истинности опирается на совокупный человеческий опыт, т.е. на многовековую экспериментальную проверку и производственную деятельность людей.

В последние годы в ряде пособий в качестве разновидностей практики выделяют эстетическое освоение действительности и техническое творчество. Дифференцировать виды практики можно и дальше, но они входят в основные первые три формы.

Неопозитивисты в 1930-е – 1950-е гг. (Шлик, Карнап, Тарский и др.) предложили считать достоверными положения, получившие подтверждения в процедурах верификации (от лат. verus – истинный, и facio – делаю). Верификация предполагает эмпирическую проверку утверждений науки на истинность. Внешне, терминологически, верификация напоминает требование диалектического материализма о практической (включающей эксперимент) проверке истинности знаний. Но только внешне, поскольку неопозитивизм, как течение субъективного идеализма, любые проверки соотносит с совокупностью высказываний о мире, принимаемых за действительность. У неопозитивистов действительность оказалась некоторой связанной совокупностью предложений – высказываний о мире. Получалось, что претендующие на истину высказывания должны соответствовать другим высказываниям, принятым за базовые характеристики действительности.

Позже, критикуя идеи неопозитивизма, англ. философ К. Поппер (ХХ в.) предложил альтернативный верификации принцип фальсифицируемости. Согласно ему, к научным (достоверным) следует относить вероятностные высказывания, которые можно в принципе, хотя бы теоретически, опровергнуть, т.е. – фальсифицировать. Фальсификация позволяла отграничить научные, вероятностные, положения от ненаучных, например, религиозных или философских представлений, не поддающихся фальсификации. Попперовская фальсифицируемость вела к отказу от признания объективной истины, заменяя её правдоподобием – предположительным, вероятностным знанием. Представления К. Поппера об истине называют концепцией (теорией) правдоподобия. Со временем в западной методологии попперовская фальсифицируемость трансформировалась в фальсификацию – процедуру рассуждений по схеме, называемой в логике «модус толленс (modus tollens)».

По этой схеме суждений (силлогизмов) ложность основания (гипотезы, теории) устанавливается по следствию (выводу), не получившему эмпирического подтверждения.

Решаемые людьми масштабные производственные и исследовательские задачи не могут опираться только на практическое подтверждение получаемых результатов. Масштабные практические исследования могут быть нецелесообразны, например, сценарии термоядерных катастроф вроде «ядерной зимы». Практическая проверка может оказаться не доступной имеющимся возможностям, например, практическая проверка гипотез космических процессов, или - воспроизведение прошлых геологических эпох. В подобных ситуациях применяют модельные или мысленные «эксперименты», прибегают к теоретическим логическим критериям. Среди логико-теоретических критериев можно выделить такие, как соответствие проверяемых на истину положений имеющимся совокупным знаниям, воплощённым в определённой научной картине мира, удовлетворение выдвигаемых концепций требованиям простоты, красоты, логической связи. Но в основе и теоретических, логических показателей истинности, особенно если речь идёт о достоверных научных знаниях, лежит критерий практики.

Заблуждение. Принимаемые критерии позволяют не только выделять истину, но и отличать её от заблуждений. По аналогии с определением истины, заблуждение можно охарактеризовать как знание, не соответствующее действительности, или уже - изучаемому предмету. В истории познания возникают ситуации, когда знание, считавшееся истинным, переходит в разряд заблуждений (например, концепции флогистона, эфира). Заблуждение как неадекватное, неточное, или просто неверное отражение действительности, могло приниматься за истину из-за ограниченности используемых критериев. В этом отношении и общественно-историческая практика как критерий истины не является абсолютной, не гарантирует от изменения представлений, принимаемых за истину. Вспомним, что истина, считающаяся неизменяемой, вечной, относится к догмам. Рассмотрение отличий истины и заблуждения оказывается связанным с более общими представлениями о динамике познания, связи истины абсолютной и относительной, которые мы рассмотрим позже.

Практика, как сфера деятельности человека, постоянно изменяется. Она подтверждает истинность знаний и их отличие от заблуждений относительно конкретных условий:

времени, места, уровня развития науки и техники. В этом – относительность практики как критерия истины. Одновременно практика не позволяет истине превратиться в застывшую догму, препятствующую развитию общества. Практика как критерий истины абсолютна в том отношении, что она позволяет надёжно отграничить и отделить религиозно – идеалистические трактовки истины от истины научных исследований. Промышленное производство материалов и предметов, не встречающихся в естественных условиях (пластмасс, искусственных волокон, смол и изделия из них, вроде шариковой ручки или нейлоновой шубки, колготок и т.д.) наилучшим образом опровергают утверждения агностиков и солипсистов о невозможности иметь достоверные научные знания.

Истина объективная. Общественно-историческая практика показывают, что человек способен в своей деятельности постигать истину как объективное, соответствующее действительности, знание. Истина, как знание, принадлежит субъекту – отдельному человеку, группе людей, например, сообществу учёных, или – обществу в целом. В этом отношении, по принадлежности субъекту, истина является субъектной (в этом же значении её называют и субъективной). Но истина ищется, открывается, разрабатывается как знание, соответствующее действительности. Если действительность – объективный мир, природа, общество, человек, то истина должна верно воспроизводить фрагменты действительности.

Как верное соответствие действительности, истина должна быть знанием, воспроизводящим черты объективно существующих предметов и их свойств. В этом отношении истина является объективной. (Было бы лучше называть эту черту объектностью истины, подчеркивая воспроизведение в истине-знании существующих независимо от индивида предметов и свойств. Но название «объектная истина» не используется в литературе. Поэтому мы также будем говорить об истине объективной.

На что здесь следует обратить внимание? Объективную истину следует отличать от объективно существующих предметов. Объективные вещи, процессы сами по себе не истинны и не ложны. Такими могут быть их отображения познающим субъектом. Но объективная истина принадлежит субъекту, и сама по себе, в виде некоего драгоценного предмета, который можно найти, открыть и т.д., не существует. Эта ситуация двойственности истины усваиваивается не сразу, требуя размышлений и пояснений.

Один из видных представителей диалектического материализма, В.И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм» (Гл. 2) характеризовал объективную истину как такое содержание человеческих представлений, которое не зависит ни от человечества, ни от человека. Тут сразу возникает затруднение. Если истина не зависит от человека, то она и есть объективный предмет, или сам объективный предмет – истина? Выше мы уже отметили, что истина не является объективным предметом, и сам объективный предмет «равнодушен», безразличен к тому, насколько адекватно он воспроизводится в познании.

Но в каком же тогда смысле истина не зависит ни от человека, ни от человечества? И почему же она, истина, объективна, раз принадлежит субъекту? Попробуем выяснить, что имеется в виду в толковании объективной истины.

Зависит ли от человека истина о смертности, конечности людей? Можно об этом не знать, отодвигать эту истину от себя. Желанной, конечно, она не является, Но истиной от этого быть не перестаёт. Как и закон сохранения и превращения энергии (и шире – форм движения материи, при определённых условиях). Эти примеры достаточно наглядно иллюстрируют тезис об объективности истины. Истина объективна в том смысле, что она не зависит от воли и желания отдельных людей или групп людей, а её содержание зависит от воспроизводимых (отображаемых) предметов, их свойств и отношений. Итак, объективная истина может характеризоваться как выраженное в образах и знаках языка содержание знаний, соответствие которых действительности подтверждёно практикой. Или, иначе, истина – верное (значит, - подтверждённое практикой) воспроизведение предметов, процессов в знаках языка и образах. Их идеальное содержание (смыслы, значения) определяется отражаемыми фрагментами действительности и не зависит от желания отдельных людей Объективность истины и её надсубъектность не признают субъективные идеалисты. По логике их суждений истина должна соответствовать принятому личностному «первоначалу» мира (моему Я, ощущениям и т.п.). Своеобразен вариант концепции корреспонденции (соответствия), в котором истина толкуется как соответствие форм психики объективному содержанию предложений. Такое понимание истины польский логик - неопозитивист А. Тарский (ХХ в) использовал в создании семантической концепции истины (от гр. smantikos – смысловая сторона значения слова или его частей). К ней привело желание преодолеть противоречивость суждений известного парадокса «Лжец» (Говорю ли я правду, когда утверждаю: «Я лгу». Получается, если Я-спросивший сказал правду, то он солгал, и наоборот). Тарский создал, по сути, логический вариант концепции истины. Её пример. Утверждение «Снег бел» является истинным, если снег действительно белый. Оно не является верным, если снег серый, чёрный и т.д. Трактовка истинности высказываний А. Тарским относится к логике, оставляя в стороне вопрос об истине как соответствии знания действительности (в конечном счёте – объективным предметам, их связям, отношениям).

В учениях объективного идеализма истину толкуют как соответствие знания нематериальному, по сути дела – сверхъестественному, основанию. Идеалисты объективные формально могут согласиться с тем, что истина надсубъектна. Однако, для них истина будет не отражением предметов, их свойств и отношений, а, в первую очередь, проявлением в сознании и знании человека надличностного или надмирового нематериального «начала» - Разума, Идеи, Бога, Воли и т.п.

В истории познания были попытки провозгласить истину конвенцией (от лат. conventio, conventions – соглашение, договор...). В конвенционализме непомерно преувеличивается значение принимаемых сообществами (учёных, политиков, музыкантов и т.д.) символов, знаков для выражения определённых смыслов, значений или действий. Конвенциями будут используемые единицы измерения, наименования предметов, обозначения темпа и тональности исполнения музыкальных сочинений и т.д. Но научную, объективную истину нельзя свести к конвенции-соглашению. Если даже все люди планеты согласятся объявить законы механики Ньютона не действующими, то притяжение тел не исчезнет, и свободно парить и передвигаться по воздуху люди не смогут.

Помимо объективности, следует рассмотреть представления об абсолютной и относительной истине, о конкретности истины. Они позволяют показать, что истина не является неизменной, застывшей. Она – в динамике, в развитии. Как заметил ещё Гегель, истина есть процесс. Способен ли человек постичь истину абсолютную? Ответ предполагает знание того, что есть истина абсолютная и относительная.

Абсолютная истина. Понятие абсолютной истины в истории познания используется в двух основных смыслах, или значениях. 1) В широком смысле абсолютная истина характеризуется как полное, законченное знание о мире и его структуре. Такое абсолютное знание для человека недостижимо: изменяется практика, расширяются сферы познания, изменяется сам человек. В истории интеллекта один лишь немецкий философ Гегель провозгласил, что Абсолютная Идея, как «начало» всего, испытала себя в разных формах «инобытия» и осознала себя в его, Гегелевской философии. Получалось, что философия Гегеля и есть абсолютно (полное, завершённое) знание. Здесь не скажешь, что великий философ был достаточно скромным, считая себя выразителем, знатоком и носителем абсолютной истины.

2) В узком смысле абсолютная истина характеризуется как точное, адекватное, подтверждённое практикой, отображение фрагментов реальности (предметов, свойств, отношений), которое не встречает доказательных возражений и сохраняется в дальнейшем развитии знаний. Разновидностей так понимаемой абсолютной истины немного: даты рождения и смерти, фундаментальные положения науки (законы сохранения…), или суждения типа «Нельзя жить не питаясь», «Волка ноги кормят». Обыденному сознанию они представляются банальностями, трюизмами (англ. truism – всем известная «избитая» истина), но от этого не перестают быть истинами, и к тому же – абсолютными, в узком смысле слова. Гораздо шире и чаще познающий субъект имеет дело с истиной относительной.

Относительная истина – неполное, неточное отображение фрагментов действительности, содержащее моменты абсолютного, верного знания, которое в дальнейшем, при более основательном изучении предметов, расширяется и углубляется. Динамика познания в основном осуществляется как движение от одной относительной истины, к другой, более полной. Относительная истина, верно воспроизводя стороны действительности, заключает в себе моменты абсолютно достоверного знания о предметах и свойствах, сохраняющихся при изменении самих предметов и знаний о них. Например, идея дискретности (атомарности) содержит верные, истинные знания, сохраняющиеся в изменяемых представлениях (моделях) строения атома (Бора, Резерфорда и других авторов). Доля абсолютного, верного знания в относительной истине возрастает с развитием практики, науки и самого человека. Но, по ранее отмеченным обстоятельствам, абсолютная истина, как завершённое, законченное, полное и достоверное знание предмета и мира, никогда, даже и при потенциально неограниченном времени познания предметов, не может быть достигнута человеком. Человеку приходится довольствоваться относительными истинами, позволяющими, тем не менее, успешно использовать и преобразовывать в своих интересах окружающий мир и совершенствовать самого себя.

Конкретность истины. Рассматривая проблему истины, следует сказать о её конкретности. В свете идей диалектического материализма, согласующихся с научными исследованиями, истина всегда конкретна. Это утверждение не означает, что истина не может быть выражена на языке абстракций, знаков искусственных языков (математики, химии и т.д.). Но содержание истины, как показывают данные науки и практики, действительно, конкретно, не смотря на возможную абстрактную форму выражения истины. Это означает, что истина является таковой (т.е. правильным, соответствующим действительности, знанием) в конкретных условиях места, времени и совокупности сложившихся обстоятельств. Элементарный пример - кипение воды при 100 градусах. Обычно мы неявно («по умолчанию») принимаем, что это утверждение верно при нормальном давлении, при использовании шкалы температур «по Цельсию». Заметное понижение или повышение атмосферного давления (при погружении в толщу воды, или – подъёме на большую высоту), как и использование другого измерения температуры (напр., «по Реомюру») вызовет изменения показателя температур кипения или замерзания воды.

Рассмотренные характеристики истины позволяют выделять и использовать достоверные знания, отвергая выводы крайнего скептицизма и агностицизма. Однако, одностороннее преувеличение, или абсолютизация черт (свойств, характеристик) истины ведёт к нарушению требований диалектики и, тем самым, - к подмене истины её суррогатами. Об издержках конвенционализма мы уже говорили выше. Настаивание на возможности, или даже необходимости вечных, неизменяемых истин, оборачивается догматизмом, начётничеством.

Абсолютизация относительной истины ведёт к релятивизму - представлению об относительности всего существующего и невозможности иметь достоверные знания:

пока мы говорим о предмете, он меняется, и ни о чём нельзя знать ничего определённого.

Игнорирование конкретности истины ведёт к софистике, позволяющей представлять желаемое как близкую возможность его осуществления без учёта конкретных обстоятельств места и времени. Например, реализовать с сегодня на завтра перестроечные идеи в обеспечении социальных гарантий достойного уровня жизни, в реформировании армии, средней и высшей школы и т.д. Догматизм и релятивизм также могут вести к софистике. Отрицательные следствия догматизма и софистики как антиподов (альтернатив) диалектики мы отмечали раньше, в разделе «Диалектика» (тема 4).

7. Неклассическое понимание истины. Истина и ценность (оценка, польза).

Истина и правда.

К неклассическим можно отнести концепции, в которых истина понимается иначе, чем в классическом определении, варианты которого характеризуют истину как соответствие знания действительности. Вместо соответствия определяющим становится иное соотношение знания и действительности, исключающее прежнее единодушие в принятии истины классической. Мы остановим внимание на трёх вариантах неклассического понимания истины.

1) Учение, в котором принимается когерентная истина. В нём важнейшим признаком (критерием) правильности, достоверности знаний принимается их когерентность

- согласованность и непротиворечивость знаний (вместо соответствия действительности).

Взаимное согласование суждений, выводимых из исходной аксиомы, принимается здесь и за критерий истины. В этом учении абсолютизируется (односторонне преувеличивается, гипертрофируется) требование о непротиворечивости высказываний, необходимое для их понимания. Формальная логика, в отличие от логики диалектической, не признаёт реальных противоречий в объективном мире и правомерности их отражения познающим субъектом. В логике формальной противоречия расцениваются как свидетельства путаницы в суждениях, которую надо устранить. По этой логике и истина дола быть непротиворечивым следствием из цепочки последовательно согласованных суждений.

Однако формальная логика, необходимая в математике и других областях знаний, не может по своим возможностям отобразить богатство многогранных проявлений жизни с проявлениями алогичности и иррациональности живых людей с их «алогичной логикой»

поступков и действий, не укладывающихся в схемы формально-логических построений.

Более того, настаивание на когерентности истины может привести к абсурдным концептуальным построениям, формально правильным и логически неопровержимым. Вспомним сетования Дидро по поводу солипсизма, венчающего логику субъективного идеализма (Беркли и др.) Дидро высказывал искренние сожаления, что логику наиболее абсурдных суждений (типа: Предметы- совокупности идей (ощущений): Мир- порождение моего Я…) труднее всего, если вообще возможно, опровергать логически. Дело здесь в особенности формальной логики Возможный абсурд когерентной истины во многом определяется её опорой на формальную логику. Она, жёстко определяя правильность одного из противоречивых суждений об одном и том же предмете (в одно и то же время в одном и том же отношении), никак не касается его истинности. Выберите из двух противоречивых суждений «Круг квадратен» и «Круг не квадратен» первое. Его можно принять как аксиому и выводить из неё построения, которые составят модель «Вселенной квадратного круга». С позиций когерентной истины такая, явно абсурдная модель, окажется «истинной».

Логика когерентной истины реализуется и в предпочтении одного из двух противоречивых суждений антиномии И. Канта: «Есть Бог как причина и творец мира; - Нет Бога…»). Если идею Бога - Демиурга, творца мира принять за аксиому, то выводимые из неё суждения о созданном Богом мире окажутся когерентной истиной, не опровержимой логически. ( Но, заметим, и не доказуемыми логически. Все известные варианты логических «доказательств» бытия Бога являются софизмами, паралогизмами. Поэтому вопрос о бытие Бога остаётся предметом веры. Идея Бога выдвинута в сфере иррационального. Она принципиально не разрешима в сфере логики, во многом из-за отмеченной особенности когерентной истины.

2) Одним из вариантов неклассических концепций истины является учение о том, что существует особая, религиозная истина, понимаемая как «истина с неба». Евангельский Христос провозгласил: «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ев. Иоан. 14. 6). Поскольку Бог, как высшая ценность религиозных учений, вечен, абсолютен, совершенен, то и истина принимается как абсолютно верное, не подлежащее пересмотру проявление Божественной сущности. Истинными признаются тексты Священного Писания (в христианстве – Библии, в мусульманстве – Корана), изречения признанных церковью святых и пророков. В неотомизм, объективно-идеалистической религиозной философии, по сложившейся традиции в качестве подлинной, высшей принимается истина Божественного разума. Она, как полагал неотомист Жильсон, постигается с помощью Откровения, а философия, наука и искусство должны признать высший авторитет «истин церкви» и склониться перед ними.

Другой неотомист, Маритен, различал первую, примитивную практическую (прагматическую) истину. Далее следовали истины физико-математических и метафизических систем.

Высшая, Божественная истина, по Маритену, постигается сверхрационально, как «моральное познание Бога». Представители современного неотомизма, ссылаясь на новейшие научные достижения, руководствуются выдвинутым в ХШ веке Фомой (Тома, отсюда – томизм) Аквинским положением о гармонии веры и разума при приоритете (главенстве) веры. Эта ориентация ведёт к признанию превосходства религиозной истины над всеми другими её разновидностями, получаемыми вне религиозных откровений.

К представлению о том, что религиозная истина может дополняться доводами философии и науки склоняются персоналисты (Боун, Мунье), протестантские теологи. Идеологи православия также стали говорить о том, что религия не противоречит науке, что они могут дополнять друг друга. По сути дела появились своеобразные современные варианты учений о «двух истинах». Но если раньше, в ХШ-ХУШ веках, наука и философия пытались в учении о «двойственной истине» отстоять независимость своих суждений от догм религии, то теперь церковь, религиозные философы стараются использовать авторитет науки для утверждения идеи непротиворечивости науки, религии и философии с притязанием на приоритет истины религиозной.

По поводу утверждений о дополнительности и даже возможном синтезе научной и религиозной истины можно заметить, что подобное объединение окажется эклектичным, беспринципным соединением разнородных (по основаниям) представлений о мире и человеке. Поскольку у человека сфера иррационального занимает значительное место, то в индивидуальном сознании объединение противоположных по глубинным основаниям религиозных и научных представлений о мире вполне возможно и нередко имеет место. Но нет оснований автоматически переносить (экстраполировать) этот иррациональный путь для объединения истин науки и религии как форм общественного сования и типов мировоззрения (об особенностях религии см. материалы темы 1; особенности науки рассматриваются в следующей, 9-ой теме).

Наука и религия дают разны «срезы» действительности. У них диаметрально противоположное представление об истине. Научное познание нацелено на получение и использование объективной истины. Религиозная истина, провозглашаемая высшей и абсолютной, включает явленные через людей пророчества, свидетельства, видения, откровения. Поэтому она не может претендовать на статус истины объективной, содержащей достоверные знания о мире «в целом», его структуре, предметах, свойствах, отношениях. Уже по одному параметру принципиально различного понимания и признания истины синтез науки и религии невозможен. Но, по здравому размышлению, он и не нужен. Наука и религия удовлетворяют разные потребности человека, реализуемые через разные сферы сознания и познания. Поиск научной истины идёт в основном в сфере рационального, а истины религиозной – в основном в сфере иррационального, в которой и появилось утешительное для человека представление о Боге как гаранте возможности «жизни после смерти».

3) Прагматистская (как вариант – прагматическая) концепция неклассической истины. В этом варианте односторонне преувеличивается практическое (от греч. pragmaпрагма – практика, действие) значение истины. Здесь истина рассматривается и оценивается с узко утилитарной (от лат. utilitas – польза, выгода) точки зрения, а не как результат устремлений к верному знанию, удовлетворяющий в первую очередь познавательный интерес исследователей. В прагматизме истина понимается как положение, которое может быть утилизовано, т.е. может принести практическую пользу. Истина в прагматистской концепции предстаёт как польза, выгода. Возможность извлечь пользу принимается и как критерий истины.

По этому поводу можно заметить, что польза и истина далеко не всегда симметричные понятия. Истина часто полезна людям. Возможность жить на Земле более чем 6-ти миллиардам людей определяется использованием современной наукой и техникой истинных знаний. Однако, не всё, что полезно отдельным людям, или группам людей в смысле выгоды, является истиной. Различные гангстерские группировки могут извлекать пользу, выстраивая далёкие от истины софизмы, оправдывающие получение прибыли незаконными путями. Прагматистское понимание истины может оборачиваться пренебрежением к морали – аморальностью суждений и действий для извлечения выгоды любыми доступными способами. Конечно, такое извращённое, но выгодное для криминальной среды, толкование истины, не исключает возможность позитивных результатов в применении прагматистски понятой истины добросовестными исследователями (напр., Дьюи) и предпринимателями-практиками. Но в философском плане прагматистская концепция истины оказывается «размытым», неопределённым и уязвимым субъективным представлением о достоверности любых суждений, из которых можно извлечь практическую выгоду.

Истина и ценность (оценка, польза). В неокантианстве (Х1Х –ХХ вв. нем. Г.

Риккерт и др.) принимали, что ценность существует сама по себе как «мир трансцендентного смысла». Не трудно заметить, что такое представление о ценности является идеалистическим, односторонне выделяющим идеальные, субъектные ценности. Но, очевидно, живя в реальном мире, человек имеет дело не только с идеальными смыслами, но и с вполне осязаемыми и необходимыми для жизни материальными условиями (пищей, одеждой, энергоносителями и другими факторами), которые также можно отнести к ценностям.

В общем плане термин «ценность» выражает значение одних явлений для других. Для растений, животных окружающие их благоприятные для развития и размножения условия представляют определённые ценности. Но, обычно, понятием «ценность» обозначают всё, что имеет смысл или значение для субъекта деятельности: отдельного человека, группы, сообщества людей, общества в целом. Значимыми для человека являются не только чистый воздух, качественная питьевая вода, жилище, работа, друзья, но и идеальные, духовные, в самом широком смысле, ценности: побудительные мотивы действий, поступков, идеалы и другие факторы. Как видно из приведённых выше примеров, можно различать ценности объектные (например, средства и условия жизнедеятельности) и ценности субъектные (ориентиры и нормы деятельности; установки и принципы поведения, идеалы и убеждения, за которые человек может при необходимости пожертвовать собственной жизнью.

Видное место среди субъектных ценностей принадлежит истине. Поиск истины как профессиональное занятие является едва ли не главным делом интеллектуальных усилий учёных, философов. Для них истина как ценность соизмерима с представлениями о предназначении человека, достижении счастья при реализации своих способностей и возможностей. Но истина может представлять ценность не только для профессионалов, занятых её поисками. Ценность истины для многих соизмерима с нравственностью, с чистотой помыслов и дел, с правдивостью, честностью. Принятие тех или иных ценностей определяет жизненную позицию человека, линию его поступков. Поступки людей в разных, особенно

– в нестандартных условиях, во многом определяются такими ценностями, как сформированные установки, убеждения, императивы (долженствование, пресловутый «внутренний голос») или запреты-табу на какие-либо действия.

Мерилом (критерием) ценности (её «истинности», или – истинной ценности) является сам человек. Поэтому, как говорят, «о вкусах не спорят». Диапазон ценностных критериев колеблется в очень широких пределах в зависимости от устремлений субъекта и складывающихся обстоятельств. Об этом красноречиво свидетельствует восклицание шекспировского героя из драмы «Король Ричард Ш»: «Коня! Коня! Полцарства за коня!».

Широко известный русский перевод этого восклицания оказался неточным. Ричард Ш лишился коня в решающем сражении за трон, но пешим рисковал потерять и жизнь. На английском языке претендент на корону готов был отдать за коня всё царство: «A horse! a horse! My kingdom for a horse!». (Сведения приводятся по тексту: Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова М., 1998. С. 134). Буквально это восклицание, сделанное компьютерным «промтовским» переводчиком, выглядит так: "Лошадь! лошадь! Мое королевство за лошадь!» или, как вариант, более подходящий к драматической ситуации: «Коня! коня! Моё королевство (всё царство – В.И.) за коня!». Судя по реальной ситуации начала ХХ1 века, когда глава Ирана Садам Хусейн лишился «царства», сыновней и предпочёл стать пленным вместо сомнительной чести добровольно умереть, индивид не осознаёт в обычных условиях, что жизнь для него и является высшей ценностью. Отсюда – множество ситуаций, когда терпят крушение дерзновенные замыслы установить мировое господство, или быстро продвинуться на вершину административной пирамиды власти, не считаясь с реальными возможностями.

Ценности могут быть выражены в оценке предметов, событий, условий, отношений людей друг к другу, к природным объектам. Оценка является определённой сравнительной характеристикой ценности как значения, смысла рассматриваемого предмета, его свойства или отношения. Оценка может иметь количественное выражение, например, при установлении чистоты воды, воздуха (количество кислорода, озона, вредных примесей и т.д.), количества нитратов в продуктах и т.д. Но ряд важных для человека ценностей, представленных в качествах характера, отношении к себе, к другим людям (добрый, строгий, справедливый, жадный и т.п.) не поддаётся количественному измерению, и выражается сравнительной характеристикой через соотнесение со своей противоположностью (злой, нестрогий, несправедливый…).

В жизни не всегда, как в приведённых выше примерах, истина совпадает с ценностью. Ценность истины может померкнуть для корыстного человека, если окажется более выгодным истину (открытие, изобретение, информацию о событии…) «не заметить», «положить пол сукно и т.д. Ценности объектные, включая денежное вознаграждение, драгоценности, комфортные условия жизни могут превысить желание бескорыстно поиска истины. В таких ситуациях имеют значение и достойные человека условия жизни, и формируемые воспитанием и самовоспитанием высокие цели и нравственные идеалы, «служить истине», бороться за правду.

Правда и ложь. Понятие правды коррелирует (соотносится, взаимосвязано) с понятием истины. Но между ними есть и различия. Понятие истины употребляют, как правило, в науке, в философии. Понятие правды обычно используется в личностной характеристике субъекта и в сфере нравственности. Категория «правда» выражает соответствие высказываний и деятельности человека его взглядам и убеждениям. Если между взглядами и поступками индивида (например, в отношении к религии, к решениям власти и т.д.) нет противоречий, то он может считаться правдивым. Далее. Истина, как говорят, едина и неделима. Нет и не может быть двух разных законов притяжения, науки крестьян и науки рабочих. Но правда может быть «своя» у каждой группы людей. Принципиальные противники большевизма Н.А. Бердяев и С.Н. Булгаков говорили о «правде социализма», которую сами не разделяли.

Антипод правды – ложь (в этом же значении – обман) можно охарактеризовать как сознательно, намеренно допускаемый обман, или - несоответствие поступков взглядам и убеждениям индивида (в отличие от «добросовестности», непреднамеренности заблуждений). В литературе последних десятилетий встречается термины «благочестивый обман», или «святая ложь», упомянутые ещё Овидием в «Метаморфозах». Вероятно, «ложь во благо» будет оправданной в ситуации, когда диагноз смертельной болезни и остающихся считанных дней (или часов) жизни не сообщается больному. Во всех остальных ситуациях польза от «святой лжи» и «благочестивого обмана», проявляющегося и в непроверенных ситуациях религиозных «чудес» мироточения икон, самовозгорания свечей и т.п., весьма сомнительна. Известно, какое презрение и насмешку вызывает ложь и лживость человека, и как высоко в народе ценится правда (например, в известном изречении «Не в силе Бог, а в правде»).

8. Действительность, мышление, логика и язык:

основные представления философских учений.

Полезно обратить внимание на основные понятия, использованные в формулировке вопроса. В теме 3-ей «Учение о бытии» мы отмечали, что реальность может существовать актуально как действительность, и потенциально, как возможность. Категория «действительность» обозначает актуально существующее, подлинное бытие (или реальность), в отличие от возможности как потенциального бытия предметов. Мышление ранее мы характеризовали как целесообразное, обобщённое и опосредованное отражение действительности с помощью знаков-слов естественного или искусственных языков. Привычная для нас и наиболее распространённая форма вербального (словесного) мышления осуществляется через связь слов по законам логики. Логика формальная, основы которой были заложены Аристотелем, является наукой о формах и средствах мышления, необходимых для познания действительности и правильного выражения мыслей через связь понятий. Язык – это знаковая система, или - система знаков (любой физической природы).

Язык используется в деятельности людей для выполнения функций познания (выражения мыслей, хранения и обмена информации) и коммуникации (общения).

Проблематика темы, задаваемая вопросом 7-мым, в ряде аспектов выражена в известных строках стихотворения Ф.И. Тютчева: «Как сердцу высказать себя? // Другому как понять тебя? // Поймёт ли он, чем ты живёшь?// Мысль изречённая есть ложь. Как связаны действительность и мысль? Как мысль может быть (и насколько полно, адекватно) выражена в языке? Что представляет собой действительность? Она есть мыслительная, языковая конструкция (и тогда, «Язык – дом бытия»; Хайдеггер; нем., ХХ в.), или же язык

– одно из средств постижения многообразия объективного мира? Возможно ли мышление без языка? И т.д.

В размышлениях над приведёнными и другими вопросами данной проблематики суждения и выводы часто обусловливаются решением основного вопроса философии. С позиций объективного идеализма мышление рассматривается как субстанция, определяющая действительность. От элеатов (У1 – У вв. до н.э.) к учению Гегеля и к современным вариантам неогегельянства и неотомизма идёт линия идеалистического толкования тождества бытия и мышления. В 20-е – 50-е годы ХХ века в неопозитивизме и его вариантах задача философии сводилась к анализу языка науки, а позже и обыденного языка, который, как полагалось, конструирует и выражает действительность для человека.

Неопозитивист Л. Виттгенштейн (1889-1951) выделил три основные типа высказываний. К осмысленным он отнёс выраженные знаками языка факты, т.е. слова, предложения (они же – высказывания), соответствующие действительности как совокупности высказываний. Получалось, что факты как высказывания о фрагментах действительности должны соответствовать этой действительности как совокупности высказываний. К бессмысленным были отнесены высказывания, не соответствующие действительности. За пределами этих двух типов оказывались лишённые смысла слова, предложения, смутные впечатления и вообще нечто, не поддающееся высказываниям. Это – религиозный, этический опыт, мистическое мироощущение, неявное знание (не выражаемые словами навыки действий. Напр., игра на инструменте, слесарные, столярные и т.п. навыки действий – См.

Полани М. Личностное знание. На пути к посткритической философии. М., 1985).

В постмодернизме допускают, что язык искажает мысль, и её надо успеть выразить до логического оформления с помощью знаков – слов. В неопозитивизме и постпозитивизме (их краткая характеристика приводилась раньше, в теме 2), в постструктурализме исчезает представление о научной (объективной) истине, доминирует мнение о гносеологическом плюрализме и релятивизме. В современных представлениях о научном познании продуктивными оказываются представления и ориентиры диалектического материализма (= материалистической диалектики). Они позволяют в знаках языка видеть средства отражения действительности, с помощью которых можно успешно вести исследования, получать и использовать истинные знания.

Вопросы и задачи для самопроверки.

1. В чём суть познавательного отношения человека к миру?

2. Что означают понятия: скептицизм, агностицизм. Правы ли скептики, агностики?

Ответ мотивируйте.

3. Английский философ Д. Юм утверждал: "Упругость, тяжесть, сцепление частиц, передача движения путем толчка – вот, вероятно, последние причины и принципы, которые мы когда-либо будем в состоянии открыть в природе..." Так ли это? Поясните.

4. Не всякий знает, как много надо знать, чтобы знать, как мало мы знаем.

Правильна ли эта поговорка? Почему Вы так считаете?

5. На занятия студент спросил: "Мир бесконечен, и мы никогда не сможем познать его до конца. Разве отсюда не следует, что мир непознаваем?" А как думаете Вы?

6. Какое из приведенных высказываний является правильным:

а) объект - это и есть образ, совокупность ощущений;

б) образ - знак, символ действительности;

в) образ есть полная копия объекта, объект ничем не отличается от образа;

г) между объектом и образом нет ничего общего, отношения между ними устанавливаются условно;

д) совпадение образа с объектом есть процесс: образ определяется объектом, зависит от него и не определяется объектом, не зависит от него.

7. «Заключение "Я мыслю, следовательно, я существую...» есть первейшее и вернейшее из всех заключений». Какова позиция автора данного высказывания:

а) рационализм?

б) сенсуализм?

в) агностицизм?

г) дуализм?

8. Что означает утверждение «Без субъекта нет объекта»? Правильно ли оно?

9. Чем отличаются чувственное и рациональное познание? Как называется позиция, преувеличивающая значение чувственного или рационального в познании?

10. Проведите анализ взаимосвязи чувственного и рационального в познании, используя примеры.

11. Чем отличается содержание формулировок «Познание как отражение» и «Познание как творчество»?

12. Выделите особенности логического (дискурсивного) мышления, воображения, интуиции.

13. Приведите примеры репродуктивного и творческого воображения и интуиции из собственной практики учёбы, работы.

14. Правомерно ли считать веру чертой только религиозного сознания? Что такое вера?

15. Как исторически менялись взгляды на соотношение веры и знания?

16. Имеет ли место вера в науке? Если да, то не означает ли это, что наука совместима с религией?

17. Что такое: понимание? объяснение? С какими формами понимания и объяснения Вы встречались, или использовали сами?

18. Как связаны понимание и объяснение? Можно ли знать, не понимая то, что знаешь? – и объяснить то, чего не знаешь? или – не понимаешь? Поясните своё решение.

19. Симметрично ли понимание объяснению (т.е. можно ли по пониманию текста заключить об адекватности и достаточности его объяснения)?

20. Что такое герменевтика? - проблема «герменевтического круга»?

21. Почему истину признают люди, занимающие разные мировоззренческие позиции?

22. Как изменялось представление об истине в развитии общества? Какие суждения об истине высказывали мыслители Древнего мира? средних веков?…Нового времени?

23. Чем отличается классическое понимание истины от неклассического?

24. Как Вы поняли, что означают характеристики истины: объективная, абсолютная, относительная, конкретная?

25. К каким ошибкам приводит одностороннее преувеличение (абсолютизация) особенностей истины абсолютной, относительной, конкретной?

26. Чем отличается объективная истина от объективно существующих предметов?

27. Что выражают понятия: Действительность? Мышление? Логика? Язык?

28. Чем отличаются трактовки соотношения действительности, языка и мышления с идеалистических и диалектико-материалистических позиций.

–  –  –

1. Научное и вненаучное знание. Критерии научности. Понятие об этике науки и ответственности учёных.

2. Структура научного познания. (Предмет и основания науки. Эмпирический и теоретический уровни).

3. Формы научного познания: факт, проблема, идея, гипотеза, теория.

4. Понятия «методология» и «метод». Методы эмпирического познания и общелогические методы.

5. Методы теоретического исследования и построения научной теории.

6. Рост научного знания.

7. Научные революции и смена типов рациональности.

1. Научное и вненаучное знание. Критерии научности.

Понятие об этике науки и ответственности учёных.

Многие люди, в том числе и наши студенты, едва ли не все виды знания (и познания), с которыми приходится встречаться, относят к науке. Науками оказываются и астрология, и теология. Алхимию и демонологию к наукам, пожалуй, относить никто не будет.

А почему? Каковы критерии (критерий – определяющий признак) или признаки, позволяющие отличать научное знание от ненаучного, или шире - от вненаучного знания (и познания)?

Некоторые особенности науки включаются в её определение. (Определение строится на основе учёта специфических черт определяемого явления). Что же такое наука? В приводимых в литературе определениях обычно выделяют три стороны характеристики науки. 1) Наука – явление духовной культуры, форма общественного сознания. 2) Выделяется её организация. Тогда наука - социальный институт, включающий различные исследовательские учреждения и подразделения. 3) Наука – вид деятельности по производству объективных, истинных знаний, раскрывающих сущностные черты (законы, правила…) исследуемых процессов, и поэтому используемых для получения нужных человеку результатов деятельности.

Нацеленность научного познания на получение истинных знаний – наиболее характерная черта, отличающая её от других форм духовной культуры (религии, идеалистической философии, искусства…) и вненаучного познания. Наука предстаёт как форма общественного сознания, социальный институт и вид деятельности по получению объективных, истинных знаний, позволяющих человеку объяснять явления и предвидеть результаты деятельности. Помимо главных функций объяснения и предвидения, наука выполняет и другие функции: практическую (праксиологическую) – использование истинных знаний в практической деятельности человека; синтетическую – объединение достоверных знаний в целостные теоретические системы; методологическую - выработка приёмов и способов использования истинных знаний в предметной сфере науки.

Наука как система знаний и специфический вид духовной деятельности оформляется, конституируется в Новое время. Но о знании истинно сущего, в отличие от быстротекущего и переменчивого мнения говорили уже мудрецы Древнего мира. Они задумывались о критериях (признаках) истинного знания. От Аристотеля («Аналитики») идёт представление о всеобщности и аподиктичности (логической необходимости) выводов из определённых посылок как признаках (критериях) истинного знания, отличающих его от простого мнения, от видимости. Обоснованность знания логической необходимостью (аподиктичностью) в наибольшей степени была присуща, помимо самой логики, математическому познанию, в меньшей степени – теологии, философии. По критерию логической обоснованности выводов к наукам можно было относить алхимию, астрологию и даже появившийся в ХУ веке страшный по своим последствиям «Молот ведьм». Математическое знание на столетия стало идеалом (стандартом, образцом) научности, определявшим установку: измерять то, что можно, и выражать количественные соотношения предметов.

Представления о математизации знания как черте зрелости наук сохраняются и в настоящее время.

Невозможность полной формализации содержательных знаний многих научных дисциплин (биологических, исторических…), как и невозможность средствами математики выразить специфичность их предмета изучения, определили ограниченность математического эталона (стандарта, образца) научности. Одной логичности как показателя научности оказалось недостаточно. Возникновение в эпоху Возрождения и в Новое время точного естествознания и новых, эмпирических, методов исследования определило появление нового критерия научности – эмпирической, опытной проверки знаний. Наряду с логическим, критерий опытной, эмпирической обоснованности стал основным параметром нового идеала научности, который иногда называют Декартовским. Критерий проверяемости в неопозитивизме выражен в принципе верификации, а в «критическом рационализме» К.

Поппера – в принципе фальсификации (о них можно прочитать в «Философском энциклопедическом словаре»). Декартовский идеал научности используется до настоящего времени, позволяя отделять науку от разных форм вненаучного знания. Идеалистическую философию, теологию, астрологию, алхимию, демонологию по критерию эмпирической проверяемости уже нельзя относить к научному знанию.

Последние десятилетия в размышлениях об особенностях гуманитарного познания (и знания - в учениях «о духе», в исторических науках) признаётся недостаточность логичности и эмпирической проверяемости в качестве критериев научности. В гуманитарное знание вводится параметр человекоразмерности (т.е. учёт «человеческого фактора», являющегося субъективным), делается акцент на смыслах и процедурах понимания как «вчувствовании» (эмпатии), «вживании» во внутренний мир субъектов деятельности. Попытки включить субъекта в критерии познания расширяют представления об идеале научности, но одновременно размывают его, снимая, по сути дела, показатель объективности, истинности научных знаний.

Какие ещё черты присущи науке? Помимо названных критериев логичности, проверяемости и объективности (истинности), проявляемой в общезначимости и интерсубъективности (над -, или сверх - субъективности) научных знаний можно в качестве значимых выделить ряд параметров научности. 1. - Высокий уровень системной организованности знаний в теоретических построениях. 2. - Использование специальных процедур для выделения предмета науки и приёмов, способов (методов) его исследования и форм познания (и знания). 3 - Раскрытие сущностных сторон изучаемых явлений, стремление к всё более полному и глубокому постижению сущности изучаемых предметов. 4. - Обоснование правильности, объективности научных положений, или - их проверка на истинность (объективность содержания). 5. - Развитие, динамика научных знаний, их открытость для критики, проверки.

Названные в качестве основных параметры (черты, критерии) научности позволяют отличать научные и вненаучные знания (З.). К вненаучным можно отнести обыденное знание (и познание), миф, религию, теологию, алхимию, астрологию и т.д. В классификациях вненаучного знания и форм познания выделяют ряд форм. Донаучное З. предшествует появлению науки. Это - миф, религия, философия. Паранаучное (пара – около) З. включает учения о чём-то тайном в обычных предметах, явлениях (теософия, антропософия, представления о паранормальных явлениях…). Лженаучное З., как ошибочное знание, в котором используются домыслы, вымыслы. В истории познания представители «мичуринской биологии» (Т.Д. Лысенко и его сторонники) называли лженаукой генетику. Позже ряд видных генетиков (Н.П. Дубинин и др.) стали «мичуринскую биологию» Т.Д. Лысенко и его последователей называть лженаукой. Иногда выделяют квазинаучное З., использующее авторитет власти (высоких инстанций, включая решения министерств и т.д.) для распространения своих идей, финансирования исследований, обеспечения «командных высот» в науке. Отдельные авторы выделяют псевдонаучное знание, как использование под видом научных сведений популярных непроверенных сюжетов, например, о снежном человеке, о доживших до наших дней доисторических чудовищах (из озера Лох-Несс) и др.

За последние годы в обществе оживилась деятельность колдунов, знахарей, ворожей, прорицателей, гадалок, широко использующих ненаучные знания. Бывает, что и солидные учёные, соблазнившись перспективой дополнительных кредитов и доходов, прибегают к приукрашиваниям возможностей их отрасли науки, говорят о скором получении эффективных решений и практически важных результатов. (Примеры можно почерпнуть в статье: Легнер В.А. Наука, квазинаука, лженаука // Вопросы философии, 1993. № 2). Здесь уместно говорить о научной этике и ответственности учёных. Ученый не должен выдавать желаемое за действительное, давать заведомо неверные сведения о результатах деятельности (своей и своих коллег) в определённой отрасли знаний.

Научная этика коррелирует с принятыми в обществе нравственными требованиями порядочности, честности, принципиальности. В научной среде поиск нового может сопровождаться непреднамеренными ошибочными суждениями, заблуждениями. К этому в обществе относятся с пониманием. Но в научной среде не одобряют заведомого обмана, не прощают плагиат, как заимствование (присвоение) чужих идей без ссылок на их авторов. Учёные несут ответственность за использование новых знаний на основе доставляемой ими информации о пользе (или вреде) их открытий. Значение науки в обеспечении масштабных проектов - «поворот» северных рек на юг, строительство и эксплуатация атомных электростанций, опыты по клонированию и т.д. - непрерывно возрастает (вспомним о масштабах Чернобыльской катастрофы, гибели атомной подлодки). Учёные, в свою очередь, вправе ожидать от общества постоянного внимания и достойной оценки своего труда. В учебнике «Введение в философию» (М., 1989. Ч.2. § 6. С. 408) приведён пример своего рода кодекса научной этики американского социолога Р. Мертона (р. 1910).

Он выделил в качестве ценностных 4 основные ориентации учёных:

- универсализм и истинность научных утверждений; - коллективизм; - бескорыстность; - организованный скептицизм. Свобода критики в науке предполагает внимательное отношение к доводам оппонентов, выраженный в «принципе сочувствия» (своего рода эмпатии в научном споре) нашего современника, рано ушедшего из жизни, учёного-геолога С.В. Мейена.

–  –  –

Мы ограничимся схемой структуры научного познания (НП). Возможны разные «срезы» структурных элементов научного познания в зависимости от принимаемых оснований такого выделения. В науке в настоящее время принято выделять такие основные компоненты: объект и предмет науки, её основания, эмпирический и теоретический уровни. Объект науки – исследуемая область реальности. Наиболее крупными областями НП являются природа, общество, сам человек, его познавательная и практическая деятельность. Предмет науки – сторона, или аспект объекта науки, изучаемый определённой дисциплиной. Это, например, география физическая, экономическая; анатомия и физиология растений или – животных и человека; исторические, психолого-педагогические дисциплины.

К основаниям НП относят:

- идеалы, выраженные в совокупности критериев и норм НП; - научные картины мира и связанные с ними стили мышления; - философские основания науки. Идеал (или стандарт) научности можно охарактеризовать как совокупность критериев (признаков) и норм (правил, установок), принятых для выбора определённых ориентиров исследования, систематизации полученных знаний и оценки их объективности и обоснованности в качестве научных. Своеобразие идеала, принимаемого сообществом в определённую эпоху (например, в средние века, Новое время, в современных условиях), определяет особенности процедур доказательства и обоснования, объяснения и понимания, особенности организации знаний.

Среди критериев научности выделяют группу наиболее общих, позволяющих специфицировать научное знание в отличие от вненаучного (они приведены выше). Другая группа критериев позволяет выделять научные знания в их исторически меняющихся формах (по принятым идеалам научности, выработанным парадигмам научного знания и т.д.).

Вырабатываются и принимаются критерии третьей группы по дисциплинарному разделение отраслей, или дисциплин, научного знания. Специфичным требованиям отвечают науки логико-математические, гуманитарные, технические. По определённым показателям (критериям) выделяют науки естественные (физические, биологические…) и общественные (история, философия…), фундаментальные (биология, физика, напр.) и прикладные (напр., луговодство, растениеводство, тракторы, с/х машины и т.д.). По особенностям организации и финансирования исследований выделяют науку академическую, вузовскую, отраслевую.

В успешном проведении исследований определённая роль принадлежит научной картине мира (НКМ). О понятии и видах НКМ мы уже говорили. Общая НКМ представляет результаты синтеза наиболее значимых естественнонаучных и философских представлений о мире (ньютоновская, …квантово-механическая,… вероятностная). Включая наиболее значимые характеристики действительности, НКМ в познании и преобразовании окружающего мира функционирует в качестве стиля научного мышления (СНМ). В состав СНМ входят ориентиры, ценностные установки, определяемые общими характеристиками НКМ.

Видное место в познании принадлежит философским основаниям науки. Философские идеи во многом определяют особенности НКМ и их функционирование в качестве СНМ. Представления философии, выраженные в законах, категориях и принципах, участвуют в обосновании новых научных идей и включении новых знаний в НКМ. Научное познание может опираться на соответствующую критериям научности философскую базу.

Для естественных наук философским основанием является диалектический материализм.

Исторически положения материализма всегда были адекватной философской базой научных исследований, признающих объективность истинных знаний, включая представления о детерминизме и причинной обусловленности предметов реального мира, их свойств и отношений. Диалектический материализм преодолел недостатки механистического материализма ХУП – ХУШ веков. Идеи механистического детерминизма уступили место вероятностным представлениям и идеям синергетики как новым проявлениям диалектикоматериалистического видения мира в его динамике, развитии.

В общественных науках, включающих действия человека как субъекта истории, формируется новый идеал научности, который может опираться не только на идеи материалистической диалектики, но и на ориентиры герменевтики, философской антропологии и других философских учений.

Претензии идеалистической методологии неокантианства, неопозитивизма служить базой научных исследований оказываются непродуктивными, поскольку идеалистические учения не признают объективности истины как важнейшего параметра научности естествознания. Философские основания науки не остаются неизменными. Рефлектируя над основаниями разных областей культуры, философия имеет возможность обогащать арсенал своих эвристических и прогностических возможностей. Это, в свою очередь, ведёт к перестройке философских оснований науки, являясь залогом плодотворного взаимодействия науки и философии и их дальнейшего развития.

В научном познании выделяют эмпирический и теоретический уровни. На эмпирическом уровне ведущую роль играют данные чувственного познания, а рациональное (логическое) имеет вспомогательное значение. Оно служит для постановки цели, описания, фиксирования результатов. В построении выводов, в обобщениях ведущую роль обычно играет индукция. На эмпирическом уровне раскрываются внешние связи явлений, выявляются регулярности их изменений. Такие связи и регулярности иногда называют законами (Архимеда, напр.). На эмпирическом уровне не выявляется сущность предметов, а установленная связь фактов может со временем не подтвердиться и получить совсем иную интерпретацию («сахар – ценный продукт» или «сахар – белая смерть» и т.п.). Эмпирические обобщения служат материалом для дальнейших исследований на теоретическом уровне познания.

Сущностные характеристики изучаемых предметов выделяются на теоретическом уровне благодаря абстрактному (логическому, рациональному) мышлению. В теоретических исследованиях логическое с присущими ему дедуктивными построениями является ведущим компонентом, а чувственное в форме знаков языка, графических средств и т.п.

имеет вспомогательное значение. Через открытие законов, выражающих связи общие, существенные, необходимые, устойчивые, повторяющиеся, теоретическое исследование идёт к постижению всё более глубокой сущности изучаемой предметной области. Выявление на теоретическом уровне сущностных черт объекта имеет значение для практического использования, Не зря известная поговорка утверждает, что нет ничего для практики лучше, чем хорошая теория.

Взаимодействие эмпирического и теоретического уровней является сложным, опосредованным. На теоретическом уровне идеи могут выдвигаться относительно независимо от фактов и новых открытий (что, собственно, порождает рационализм), стимулируя новые опыты и наблюдения. В свою очередь, проведение эмпирических исследований по принятой программе не зависит прямо от новых идей и концепций теоретического уровня.

Это может вести к эмпиризму с его абсолютизацией роли индукции в получении выводов, обобщений. Открытие новых фактов, не объясняемых существующими теориями, требует их перестройки или выдвижения новых идей и создания новых теорий или даже новых картин мира. Например, «революционер» - радий (открытие явлений радиоактивности, рентгеновских лучей…) потребовал не только частных улучшений теории, но и пересмотра Ньютоновской механистической картины мира, казавшейся близкой к окончательному завершению.

3. Формы научного познания: факт, проблема, идея, гипотеза, теория.

По этому вопросу материал оказывается сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Вопрос о факте нередко вызывает недоумение: о чём тут говорить? На вопрос: « Что такое факт?» порою отвечают: «Нечто установленное, неопровержимое, истинное …».

И оказываются неправы. Сложность гносеологической природы факта вводила в заблуждение и специалистов. Так, неопозитивисты (Б. Рассел и др.) представляли факт как чувственное восприятие субъекта, выраженные на языке науки. У Рассела получалось, что фактами в равной мере являются Солнце и моя зубная боль. Но зубная боль - совсем не обязательно факт, даже если она переживается субъектом. Боль может быть фантомной, т.е.

призрачной, существующей лишь в переживаниях субъекта. К путанице ведёт своеобразное сочетание моментов субъективного и объективного в представлении факта. Представляется приемлемым охарактеризовать факт как отображение в знаковой форме (естественного или искусственного языка) особенностей фрагментов действительности, выделяемых в соответствии с достигнутым уровнем развития науки и практики.

Отдельно взятые, разрозненные факты, вопреки сложившемуся мнению, не являются ни доказательными, ни убедительными. Отдельные факты можно подобрать для подтверждения самых разных, и даже альтернативных взглядов. Сжигая хворост в пламени костра, дрова в печке, можно заключить, что горение есть реакция разложения. Такому представлению соответствовала гипотеза теплорода. Точные опыты (Лавуазье, Ломоносова) показали, что горение, как о том сообщается в любом современном школьном учебнике, есть реакция соединения (углерода и кислорода), а не разложения, как это кажется на первый взгляд. Факты становятся доказательными и убедительными, когда они «говорят»

не от имени одиночки – эмпирика, а от общественного субъекта познания и когда они включены в правильную, подтверждённую общественно-исторической практикой, истинную систему знаний. В истинной системе знаний казавшиеся незыблемыми факты могут быть изменены, если они не соответствуют раскрытой в теории закономерности. Известно, что Д. И. Менделеев в соответствии с открытым им периодическим законом исправил атомные веса более десяти из известных тогда 65 элементов.

Открытие новых фактов, не объясняемых в рамках существующих теорий, или выдвижение новых «сумасшедших» идей, ведёт к проблемной ситуации, или к проблеме (с греч. problema – преграда, трудность, задача как сложный вопрос или ряд вопросов, требующих изучения). Научная проблема (НП) предстаёт как знание о незнании. НП – знание о том, что есть нечто, но это нечто пока неизвестно. (Примеры: полтергейст-Барабашка, «передача мыслей» на расстояние и т.д.). НП как противоречие между знанием одних сущностей и незнанием сущности исследуемого предмета разрешается путём выдвижения научных идей (НИ) – мыслей в форме предварительного решения проблемы или формулировки закона. Идеи науки связаны с фактическим материалом, но в то же время и отрываются от него, обогащаясь возможностями идеализации (см. материал о методах познания в учебнике), как одного из методов познания. На основе НИ выдвигаются гипотезы – определённые предположения и их доказательства. Знание в гипотезе носит вероятностный характер. Гипотеза предстаёт как система вероятностного знания, структурно одинакового с теорией. От гипотезы исследователи стремятся перейти к теории как высшему системному уроню истинных знаний.

Термин «теория» в широком смысле употребляется для обозначения совокупности взглядов, объясняющих какие-либо явления. В узком смысле термином «теория» обозначают систему истинного знания. В качестве структурных компонентов теории в литературе выделяют следующие блоки. 1. Исходная эмпирическая основа - факты, используемые при построении данной теории и объясняемые в ней. Блок фактов включается в теорию не всеми авторами пособий. 2. Исходная теоретическая основа. Сюда следует отнести аксиомы, общие законы мироздания и основания научного знания. Методологической основой отраслей современного естествознания являются положения (законы, категории, принципы) материалистической диалектики. 3. Логика теории, или определённые правила логических выводов и доказательств, используемых при построении данной теории. 4. Основные и специфические понятия теории, следствия и утверждения с их доказательствами.

Основные функции теории: объяснять явления, предвидеть результаты процессов, охватываемых данной теорией, что имеет исключительное значение для производства необходимых условий жизнедеятельности людей. О значении теории, раскрываемом через выполняемые ею функции, о единстве теории и практики можно поразмышлять самостоятельно.

Народная мудрость выразила значение теории в образном высказывании «Нет ничего для практики более важного, чем хорошая теория».

4. Понятия «методология» и «метод». Методы эмпирического познания и общелогические методы.

Понятия «методология» и «метод». Почему философия занимается методами познания? Вспомним, что философия выражает общее и всеобщее в категориях, законах и принципах. Следовательно, она должна интересоваться тем, как, какими приёмами и в каких формах люди получают знание, выделяя общее из единичного и особенного. Поэтому философия, или один из её разделов, рассматривается как методология – учение о методах, включая представление о самой себе как всеобщем методе, задающим ориентиры познавательной и практической деятельности. Знакомясь в 1-ой теме с предметом и ролью философии, мы отмечали её методологическую функцию в качестве одной из важнейших.

Общие ориентиры, направляющие деятельность людей, заключены в содержании идей философских учений (Например, искать причинные, естественные, или чудесные сверхъестественные основания всего, включая изучаемые предметы).

Что такое метод? Общее представление о методах как приёмах, способах познания у студентов обычно имеется. Но столь же обычны и ситуации, когда появляются трудности с характеристикой даже простейшего метода – наблюдения (Проверьте на себе!). Представление о том, что метод – способ, приём исследования, учитывает его значение по происхождению (этимологии). Не менее важна содержательная сторона, характеризующая метод как способ использования знаний для целей человека. Знания входят в состав методов и форм НП, поэтому их различие относительно. А ряд процедур – анализ и синтез, индукция и дедукция – могут относиться и к методам, и к формам НП. В содержательном плане важно учитывать роль потребностей как факторов появления первых методов и их последующей эволюции в сложнейшие технологии преобразования предметов действительности. В плодотворной деятельности людей метод играет исключительную роль. Ф. Бэкон (англ. ХУП в.), подчёркивая значение метода, уподоблял его светильнику, освещающему путнику дорогу. Даже хромой, идущий по дороге, опередит того, кто бежит по бездорожью. Правильно выбранный метод должен соответствовать предмету исследования Иначе может возникнуть ситуация, образно передаваемая изречением «Из пушек – по воробьям!».

Появление методов вызвано практической деятельностью людей. Уже в процессе становления (антропосоциогенеза) предки людей должны были сообразовываться со свойствами и отношениями объективных предметов, подбирая орудия их обработки и вырабатывая соответствующие приёмы практических действий. Накапливались сведения о свойствах предметов, орудий. Использование палки давало преимущество, удлиняя и усиливая руку. Выяснилось, что кремень тверже деревянной палки. Знание этого свойства позволили снабдить палку острым и твёрдым наконечником. Появились топор, копьё, стрелы и т.д.

Знание свойств предметов позволяло использовать их для определённых целей. Переход от собирательства «даров природы» к использованию орудий вывел одну из ветвей антропоидов «в люди» и определил дальнейший прогресс человека. Следует, правда, заметить, что австрийский этолог ХХ в. К. Лоренц связывал с использованием палки, как первого орудия, появление зла в мире. Предмет охоты отдалился от органов чувств человека. Перестали срабатывать зоологические инстинкты непосредственной реакции типа «Ворон ворону глаз не выклюет». Это научное представление о противоречивости прогресса развенчивает миф о «запретном плоде», как источнике зла для Адама и его потомков, и показывает земные истоки нравственности, как новой потребности регулировать отношения людей, вышедшие за рамки прежней инстинктивной деятельности.

Знания о свойствах предметов, используемые для их переработки в пригодные для человека продукты и орудия, трансформировались в методы. В содержательном плане методы – способы, приёмы использования знаний для достижения целей практической и познавательной деятельности людей. Накапливаемые знания о свойствах предметов позволяли идти к выявлению их сущностных, глубинных оснований в виде законов, правил действия, оформлявшихся теоретически. Представление о методе, как используемом знании, позволяет понять глубинный смысл утверждения, что теория и метод едины. В этом аспекте диалектика как учение о связи и развитии – не только теория (учение о всеобщих свойствах действительности), но и всеобщий (диалектический) метод познания. Через систему законов, категорий и принципов диалектика ориентирует познание и практику на определённое мировидение, миропонимание и преобразование действительности.

Многообразие используемых методов создаёт проблему их классификации. Одна из них – по степени общности методов. По широте использования в разных сферах деятельности, т.е.

по степени общности, можно различать:

– специальные приёмы, или частные методики, которые вырабатывают и используют в сравнительно узких областях исследований (анализ крови, содержания нитратов в продуктах и т.п.);

– частнонаучные: физические, химические, исторические… методы, процедуры лингвистического (языкового) анализа и т.д. Это приёмы, способы, позволяющие выявлять в исследуемых предметах наличие или отсутствие свойств, присущих определённым сферам действительности;

– общенаучные методы. К ним можно отнести математические, кибернетические и др. исследовательские процедуры, используемые в нескольких (или – многих) отраслях знания;

– всеобщий («философский») метод, как совокупность основных идей философского учения или «метанауки», задающих ориентиры деятельности. Содержание идей принимаемого исследователями философского учения задает определённые (мировоззренческие, методологические и др.) ориентиры, определяющие направление и стратегию поиска истины или практически-преобразующей деятельности. Для специалистов часто эта сторона влияния философских ориентиров на направление и подходы исследовательской работы, остаётся вне сферы рефлексии, т.е. не осознаётся ими. В подобных ситуациях могут говорить о метанаучных ориентирах, имея в виду некую «над»науку («мета» - в значении «над»), или – о «предпосылочном» знании, об априорных (доопытных) формах познания.

В содержательном плане такие представления включают идеи определённого (явно, или неявно принимаемого) философского учения, своеобразно преломляемые в ориентациях специалиста. Например, физик, математик, филолог может полагать нужным следовать холистскому (целостному), или редукционистскому подходу, признавать или отвергать разумные сверхъестественные «начала» или «силы».

В качестве другого основания классификации методов может приниматься их использование на эмпирическом и теоретическом уровнях познания.

По такому основанию можно выделить:

Методы эмпирического исследования: наблюдение, эксперимент, сравнение, измерение, описание.

Общелогические методы познания (используются на эмпирическом и теоретическом уровнях НП): абстрагирование, обобщение, анализ и синтез, индукция и дедукция, аналогия и моделирование.

Методы теоретического исследования и построения теории: идеализация, формализация, системно-структурный подход, единство исторического и логического, восхождение от абстрактного к конкретному, аксиоматический, гипотетико-дедуктивный методы.

Дадим краткую характеристику методов, выделяемых по уровням познания.

Методы эмпирического исследования: наблюдение, эксперимент, сравнение, измерение, описание. При внешней простоте этих приёмов нередко упускается из виду существенная особенность. Если во время перерыва в работе Вы подошли к окошку и просто смотрите, будет ли это наблюдением как методом познания? Пытаясь ответить, мы придём к тому, что, просто постояв и посмотрев в окно, мы никакого, тем более - научного, наблюдения не сделаем, поскольку ничего и не собирались наблюдать. Не было цели. А это и есть существенная особенность любых способов освоения действительности. Учитывая эту особенность, охарактеризуем методы эмпирического познания.

Наблюдение – целенаправленное, систематически проводимое восприятие предметов, их компонентов и отношений (структур). Наблюдение фиксирует какие-либо процессы, отношения предметов, протекающие без вмешательства субъекта и нередко - в неповторимых условиях. Наблюдение опирается на органы чувств. Но оно включает логические элементы: постановку цели, выражение, обработку и систематизацию результатов.

Наблюдение требует от субъекта активности в постановке цели, выделении объекта и проведении наблюдения, но не предполагает каких-либо воздействий на наблюдаемые объекты или процессы. Это ограничивает возможности данного метода в обнаружении и использовании свойств объекта, не проявляющихся в конкретных условиях его наблюдения.

В качестве разновидностей наблюдения можно выделить сравнение и измерение.

Сравнение – процедура (приём) установления сходства или различия предметов, сопоставляемых по какому-либо общему признаку, свойству. Сравнение должно проводиться по объективно общим и существенным признакам. Из сравнения несопоставимых предметов получится лишь нечто неопределённое, что можно образно назвать «сапоги всмятку».

Сравнение по несущественным признакам (качество автомобиля по окраске кузова, например) может привести к ошибочным выводам, к заблуждению. Сравнение предметов, свойств с некоторым, принятым за эталон, предметом, или свойством, утверждённым в качестве образца, стандарта (фр. talon – мерило, образец для сравнения), позволят получить их количественные характеристики. На этом основано измерение – выявление количественной характеристики изучаемого предмета или свойства при его сравнении с эталоном, принятым за единицу измерения (метры, дюймы, килограммы, литры, градусы и т.д.).

Эксперимент, включая процедуры наблюдения, предполагает вмешательство субъекта в исследование предметов или их компонентов в создаваемых новых условиях направленного воздействия, включая применение специальных инструментов и приборов. Эксперимент является методом научного исследования и формой общественной практики, позволяющей проверять истинность выводов и теорий. В эксперименте возможно неоднократное испытание исследуемых объектов в воспроизводимых и изменяемых условиях, что позволяет активно выявлять свойства и отношения предметов, использовать их в интересах человека. Широко используемый в естествознании, эксперимент имеет ограничения в сфере социальных исследований. Это связано с неповторимостью, уникальностью социальных процессов (например, передача МТС – машинно-тракторных станций – из государственного подчинения колхозам и совхозам). К тому же социальный эксперимент, включая изменение каких-либо условий жизни и деятельности людей, не должен наносить ущерба их здоровью, чести, достоинству, т.е. он должен удовлетворять условиям, которых нет в природе.

Результаты наблюдений, сравнений, измерений, экспериментов прорабатываются и оформляются посредством их описания. Описание – процедура выражения результатов эмпирического познания с помощью знаков естественного (разговорного) или искусственного языков, формул, графиков. Описание позволяет выделить открываемые на эмпирическом уровне факты (Их характеристика приведена в вопросе о формах познания). Результаты исследования отдельных учёных, исследовательских коллективов становятся знанием как общим достоянием всех людей. Использование в описании знаков языка позволяет получать новые результаты, не выявляемые в наблюдении или опыте непосредственно.

Фиксация выявляемых эмпирическими методами регулярностей, повторяемостей процессов, выражение их в виде формул, эмпирических законов (Архимеда и др.) и обобщений, повышает качественный уровень эмпирических знаний, позволяя использовать их на теоретическом уровне познания.

Общелогические методы познания (используются на эмпирическом и теоретическом уровнях НП): абстрагирование, обобщение, индукция и дедукция, анализ и синтез, аналогия и моделирование.

Абстрагирование (от лат. absrtrahere - отвлекать) – отвлечение от конкретных свойств и отношений предметов и образование понятий (абстракций); выделяющих общее в единичном и особенном.

Обобщение – процедура выявления общих сторон, признаков, свойств предметов, связанная с абстрагированием, анализом, синтезом, индукцией. Логические обобщения получаются при переходе от признаков отдельных предметов определенной группы к их общему выражению (например, в понятиях: элемент, треугольник…). Обобщения как умозаключения (следствия) могут выводиться из суждений методом индукции.

Индукция – умозаключение (связь суждений - см. в теме 8 «Познание» вопр. 2) как движение мысли от частного к общему (Например: 1. Исследуемый предмет по ряду признаков – металл; 2. Все металлы электропроводны; 3. Следовательно, изучаемый предмет электропроводен) Роль индукции односторонне преувеличивается (абсолютизируется) эмпиризмом (ХУП в. - Бэкон, Гоббс …). Учёные-эмпирики обычно полагают, что не только эмпирические выводы, но и теории можно получать путём индуктивных обобщений. Теории, действительно, могут создаваться методом индукции. Но индуктивные обобщения остаются проблематичными. В сфере действия индуктивно построенной теории могут появиться новые факты, не охватываемые обобщением по той же группе (множеству) фактов. Тогда ставится под сомнение истинность теории. В логическом плане более надёжны теории, полученныё дедуктивно.

Дедукция – умозаключение (движение мысли) от общего (понятия, вывода) к частному суждению. Логика вывода определяет истинность получаемых дедуктивно знаний при условии истинности исходных общих положений (аксиом, постулатов). Дедукция часто используется в математике, при доказательстве теорем. В истории познании роль дедукции преувеличивали рационалисты (в ХУП в. Декарт, Спиноза…). Издержки одностороннего увлечения дедукцией или индукцией говорят о необходимости их применения в зависимости от стоящих целей, исследуемого материала, в диалектическом взаимодействии между ними и другими методами познания.

Анализ заключается в разделении предмета (материального объекта или идеального образования – суждения, гипотезы, теории) на составляющие компоненты: части, элементы, свойства, отношения. Развитие науки длительное время опиралось преимущественно на анализ предметов. Это была необходимая ступень научного освоения действительности. Анализ и в настоящее время является эвристически ценным приёмом научного исследования и изучения материала в средней и высшей школе.

Синтез – процедура соединения отдельных сторон предмета (материального или идеального) в новую целостность. Результатом синтеза может быть новый искусственно созданный объект (пластмассы, волокна, не встречающиеся в природе), или идеальное образование – новая идея, гипотеза, теория. Например, диалектический материализм представляет собой результат не механического соединения, но синтеза архетипов сотни лет существовавших раздельно архетипов материализма и диалектики. В развитии науки на смену аналитическому этапу примерно в середине ХХ века пришёл период увлечения синтезом. Показательно название одного из «знаковых» сборников научно - методологических работ «Синтез современного научного знания» (М., 1973).

Аналогия – умозаключение, в ходе которого на основании обнаруженного сходства существенных признаков предметов делается вывод об их сходстве по ряду других признаков. Умозаключения по аналогии могут существенно продвинуть исследование научных проблем. Например, - заключение о волновой природе света, сделанное голл. физиком Х. Гюйгенсом в ХУП веке на основании обнаружения сходства ряда свойств звука и света. Англ. физик Д. Максвелл в Х1Х веке использовал аналогичное суждение в характеристике особенностей электромагнитного поля и света как одного из видов электромагнитного излучения. Последовательное использование аналогии позволило выдвинуть идею электромагнитной природы света, установить связь оптических и электромагнитных процессов. Аналогия широко используется в процессах моделирования функций биологических и социальных систем.

Моделирование как метод включает совокупность процедур по выбору, изготовлению и использованию в исследовании моделей – заменяющих предметы образцов или аналогов, исследование которых даёт новые знания о замещённых ими предметах - оригиналах. Изучение предмета на его заместителе-модели оказывается возможным, поскольку предмет-оригинал и заменяющий его образец или аналог обладают общими свойствами.



Pages:   || 2 |


Похожие работы:

«© Муниципальное автономное учреждение дополнительного профессионального образования «Центр научнометодического обеспечения». Анализ урока с позиций системно-деятельностного подхода (материалы постоянно...»

«“The Birds of Clay”: “Глиняные птички”: An Apocryphal апокрифический Motif in Folklore мотив в фольклорных Legends легендах* Olga V. Belova Ольга Владиславовна Белова Institute for Slavic Studies of the Институт славяноведения РАН (Москва) Russian Academy of Scienc...»

«ИнстИтут РуссКой ЦИВИлИзаЦИИ ИМенИ МИтРоПолИта Иоанна (снЫчеВа) ИтогИ научной деятельностИ И Каталог ИзданИй 1993–2013 гг. МосКВа Институт русской цивилизации УДК 008.2 ББК 78.37 Институт русской цивилизации имени митрополита Иоанна (Снычева). Итоги научной деятельности и Каталог изд...»

«Семь грехов производителей очистителей воздуха Фрэнк Хаммес, Президент IQAir (Северная Америка) Оценка объема продаж очистителей воздуха в 1999 году в США составляет 4 миллиона единиц. Таким образом, очистители воздуха стали привычным оборудованием для дома и офиса. Производители очистителей воздуха больше п...»

«УТВЕРЖДЕН: УТВЕРЖДЕН: Общим собранием акционеров ОАО Советом директоров ОАО «НПО НИИИП-НЗиК» «НПО НИИИП-НЗиК» Протокол № 1ОС/2013 от «14» июня 2013г. Протокол № 7-СД/2013 от «29» апреля 2013г. Годовой отчет Открытое акционерное общество «НИИ изме...»

«Самостоятельная работа студентов по дисциплине «Деловые коммуникации» Самостоятельная работа студентов включает работу с ситуационными задачами (кейс-стади), выполнение упражнений и подготовку докладов и рефератов. Методика работы с ситуационными задач...»

«Бланк решения ОСС Горенский бульвар д. 3 РЕШЕНИЕ СОБСТВЕННИКА ПОМЕЩЕНИЯ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ СОБСТВЕННИКОВ ДОМА № 3 ПО АДРЕСУ: МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ, Г.БАЛАШИХА, ГОРЕНСКИЙ БУЛЬВАР Инициатор проведения собрания Собственники помещений многоквартирного дома: Ларионов Иг...»

«Станислав Матвеев СЕКРЕТЫ ФЕНОМЕНАЛЬНОЙ ПАМЯТИ Методы запоминания информации МОСКВА УДК 159.953.4 ББК 88.3 М33 Матвеев С. М33 Секреты феноменальной памяти: Методы запоминания информации / Станислав Матвеев. — М.: Альпина Паблишер, 2012. — 153 с. ISBN 978-5-9614-1876-7 Мы рег...»

«Паспорт безопасности Страница: 1/14 BASF Паспорт безопасности в соответствии с Регламентом (ЕС) № 1907/2006 с внесенными в него поправками Дата / переработан: 29.02.2016 Версия: 5.0 Продукт: Basotect TG 2200mmx1320mmx500 (Идентификационный номер 30356482/SDS_GEN_RU/RU) Дата печати 01.03.2016 Раздел 1: Наименование вещества/препарата и название...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВО Новосибирский национальный исследовательский государственный университет Факультет естественных наук УТВЕРЖДАЮ Декан ФЕН НГУ, профессор _ Резников В.А. «» 2013 г....»

«УДК 330.322.5 Некрасов В.Н., д.э.н., проф., Шарников А.В., асп. Динамическая модель конкурентного преимущества В статье рассматривается новый подход к управлению конкурентоспособностью организации на основе...»

«ПРОМЫШЛЕННЫЙ И ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ФОРСАЙТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НА ДОЛГОСРОЧНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ ИТОГИ ВОРКШОПОВ «ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТЕХНОЛОГИЙ И РЫНКОВ ИНЖИНИРИНГА И ПРОЕКТИРОВАНИЯ» И «ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ТЕХНОЛОГИЙ И РЫНКОВ СОВРЕМЕННЫХ МАТЕРИАЛОВ» Воркшоп «Основные т...»

«Maket-3-4.14-3.qxd 24/07/2015 20:31 Page 1 Alex Alexey:A-DOMOY!:BOL-3-4.2014: 3-42014 Научно-практический журнал РОССИЙСКИЙЖУРНАЛБОЛИ Издается при поддержке Российского общества по изучению боли РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ ЯХНО Николай Николаевич (главный редактор) — д.м.н., Амелин Александр Витальевич — д.м...»

«№8 (39) 2015 Часть 4 Сентябрь МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ INTERNATIONAL RESEARCH JOURNAL ISSN 2303-9868 PRINT ISSN 2227-6017 ONLINE Екатеринбург МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ INTERNATIONAL RESEARCH JOURNAL ISSN 2303-9868 PRINT ISSN 2227-6017 ONLINE Периодический теоретический и н...»

«Межрегиональное Общественное Движение Российская ЛГБТ-сеть Доклад Об имплементации Российской Федерацией Рекомендации CM/Rec(2010)5 Комитета Министров Совета Европы государствам-участникам О мерах по борьбе с дискриминацией по признаку сексуальной ориентации или гендерной идентичности Санкт-Петербург Доклад Об...»

«СОЦИОЛОГИЯ ЯЗЫКА И.А. ШМЕРЛИНА «УСЛУГА». СЕМАНТИКА КОНЦЕПТА И ЛОГИКА РОССИЙСКИХ РЕФОРМ Статья посвящена рассмотрению семантических и содержательных аспектов российских реформ в сфере государственных и муниципальн...»

«Г.И. Рузавин МЕТОДОЛОГИЯ НАУЧНОГО ПОЗНАНИЯ Г. И. РУЗАВИН Методология научного познания Рекомендовано Учебно-методическим центром «Профессиональный учебник» в качестве учебного пособия для студентов и аспирантов высших учебных заведений юнити UNITY Москва.2012 УДК 165(075.8) ББК 87я73-1 Р83...»

«ЕДИНАЯ АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ ИНФОРМАЦИОННАЯ СИСТЕМА ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ СПЕЦИФИКАЦИЯ ИНТЕРФЕЙСА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ МЕЖДУ АВТОМАТИЗИРОВАННОЙ СИСТЕМОЙ ТАМОЖЕННЫХ ОРГАНОВ И ИНФОРМАЦИОННЫМИ СИСТЕМАМИ ЛИЦ,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых» С. А....»

«СЕВЕРО ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ Кафедра управления персоналом и профессиональной коммуникации Учебно методический комплекс по курсу «ДОКУМЕНТАЦИЯ И СТИЛИСТИКА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ» Издательство СЗАГС Рассмо...»

«Управленческие задачи государства в образовании (социологический анализ) Киселев Александр Сергеевич к.с.н., доцент, член Экспертного совета Программы ЮНЕСКО «Информация для всех» в России Стратегические...»

«КАК УЧЕСТЬ СТРАХОВОЙ СЛУЧАЙ Компания приобретая автомобиль, обязана получить полис ОСАГО или КАСКО. Какими проводками отразить эти события в бухучете и не ошибиться в налогообложении? Страховой риск Начнем с того, что некая организация ООО «Луч» в соответствии с Законом от 25 апреля 2002 г. № 40-ФЗ «Об обязательном стра...»

«Изменения и тенденции в регулировании ТЭК России и мира: в фокусе IV квартал 2015 При участии Московского Выпуск февраль 2016 года нефтегазового центра EY Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации представляет Ваше...»

«В. В. Иванова ВЕРБЛЮЖЬИ БОИ В СОВРЕМЕННОЙ АНАТОЛИИ Сегодня сложно представить, что одним из главных животных для обитателей Анатолии (азиатской части современной Турции) был верблюд. Между тем на протяжении многих веков верблюд служил анатолийцам незаменимым помощником. будь то перевозка грузов или ведение войн, беспрекословно тянул он свою н...»

«Указатель новых поступлений в библиотеку за сентябрь октябрь 2015 г. Уважаемые коллеги! Предлагаем Вам бюллетень новых поступлений учебной и учебно-методической литературы, полученной библиотекой АлтГУ за май август 2015 г. Просим обратить особое внимание на структуру записи. Кроме основного библиографического описания в каждом пункте спи...»

«УДК 316.454.5 Вестник СПбГУ. Сер. 12, 2010, вып. 1 И. В. Бедерникова, Л. Н. Чугунова ФАКТОРЫ УСПЕШНОЙ КОМАНДНОЙ РАБОТЫ Введение Жизнь человека невозможна без деятельности: как известно, сначала это игра, з...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.