WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«М. В. Яковлева Динамика образов мужественности в моде начала ХХI века: гендерный аспект Для моды, как процесса воплощения духовных идеалов в материальные образцы, одним ...»

М. В. Яковлева

Динамика образов мужественности

в моде начала ХХI века: гендерный аспект

Для моды, как процесса воплощения духовных идеалов в материальные образцы, одним из приоритетных направлением является конструирование образов «идеальных людей эпохи». В пространстве коммуникативного процесса визуальный образ (т. е. костюм) является одним из основных факторов в процессе конструирования гендера. Данный процесс

объединяет объективные факторы (стереотипы и нормы) и субъективные факторы – конструирование на уровне сознания (идентификация, самосознание). Проявление (репрезентация) гендера (стереотипы, нормы, идентичность) – культурно детерминированный аспект, поскольку эти категории не универсальны. Эта «категоризация репрезентируется с помощью внешних знаков и показателей (коррелятов) – одежда, прическа, украшения, особое поведение»28 – т. е. конструирует визуально воспринимаемый образ, а совокупность этих элементов и есть костюм.

Внимание науки к проблемам мужественности, в отличие от пятисотлетней истории «женского вопроса», обращено лишь с прошлого века.

Вследствие движения феминизма, конец XX века, начиная с 70-х годов, ознаменовался «кризисом маскулинности» и вследствие этого появлением направления в гендерологии, разрабатывающим проблематику мужественности. Так же данный период можно охарактеризовать революцией в области мужского костюма – тяготением к андрогинности и включению женского опыта в мужской мир. Поэтому историю костюма рубежа ХХ– ХХI веков перспективно рассматривать с позиции динамики образов мужественности.


В действительности данный период насыщен изменениями мужских социальных ролей в контексте нарастающего процесса их феминизации. Данный фактор лежит в основе не только развития мужского костюма, но и развития социальных отношений, взаимодействия мужского и женского в культуре. Так, например, мода, традиционно считающаяся сферой реализации женского в культуре, на сегодняшний день институционализирована в науку, культуру, бизнес, политику. Границы мужских и женских социальных ролей размыты или приобретают универсальный (унисексуальный) характер.

Пушкарева Н. Л. Гендерная методология в истории // Гендерный калейдоскоп. М.: Akademia, 2002. С. 61.

Как ни парадоксально, но именно тенденции унисекса, которыми ознаменовался конец ХХ века, привели к кризису как маскулинности, так и феминности. Поэтому в обществе, культуре назрела необходимость реабилитации традиционных образов мужественности и женственности. Для женственности процесс возвращения традиционных ролей – матери, жены, хранительницы очага прошел достаточно быстро. Это определяется посредством биодетерминистской концепции, где материнство лежит в разделе инстинктов. А реабилитация классических мужских ролей, определяемых понятием «брутальность» – защитника, воина, добытчика, покровителя тормозится, часто оставаясь в контексте стереотипов, выработанных феминистской доктриной, в которой на традиционные инстинкты, присущие мужественности такие как соревновательность, агрессивность, сексуальность в культуре наложено табу, как на асоциальное поведение.

Поэтому для воспроизведения классических образцов мужественности культура, общество и мода обратились к истокам не затронутым «тлетворным влиянием феминизма». В конце ХХ века данный процесс характеризуется привлечение неевропейских типажей образов мужественности. Например, латиноамериканский типаж, лег в основу образа «мачо», афроамериканский, азиатский типажи – основа образа «супергероя». Данные образы существует в моде и по сей день, но именно «не европейская типажность» не позволяет им инкультурироваться в повседневность. Эти образы сохраняют позиции экранных, медийных героев.

В тоже время, современная мода характеризуется ретроспективизмом, как способом развития моды и динамики образов. Начало ХХI века отмечено попытками поиска и воспроизведением традиционной мужественности посредством заимствований в исторической перспективе. Так, например, первая пятилетка нового тысячелетия декларирует образ неоденди.

Образ «аристократа-денди», которому в истории костюма и человечества принадлежит лозунг «элегантная небрежность», позволял реализовать принцип индивидуальности, понятия элегантности и вкуса. От мужчины требовалось не просто «быть мужчиной», но и обладать завидным чувством стиля, умением переосмыслять и интерпретировать моду.

Современный «денди» это квинтэссенция аристократа с честолюбивым «яппи», поэтому узкий, облегающий покрой, с высокой застежкой, заимствованный в 70-х годах, пиджаков и фраков утрирует молодежный силуэт. Именно в этом образе сочетаются, не противопоставляясь качества обоих полов – традиционное отношение к своему облику, как устойчивое представление о женской реализации в моде закрепленной в «императиве по уходу за своим телом»29 и традиционное мужское начало, олицетворяющее индивидуальность, динамизм и созидательность.

Воплощением традиционной мужественности в начале ХХI века стал образ «архаической мужественности», воплощенный в стиле «охотник», который в большей степени совпадал со значением и репрезентацией маскулинности в культуре и предназначением и ролью мужчины в обществе. Появление этого стиля спровоцировано переосмыслением образов «мачо» и «спортсмена». В основании их сущности, дух «не подвергшийся» влиянию феминизма и «плодам» эмансипации, как факторам, подавляющим мужскую сексуальность. Данный образ вписывается в так называемый «комплекс мужественности» – границы (рамки) дозволенного, воплощающие и предназначенные для охранения традиционного понимания мужчины и его роли в общественной и частной сферах жизнедеятельности. Мужчины в меньшей степени реагируют на «последний писк моды», скорее наоборот, предпочтение отдается классическим маркам и известным фирмам, давно зарекомендовавшим себя в системе модной индустрии, воплощающим категорию «успешности». Успешность в данном случае является одним из ключевых факторов социализации.

Ш. Берн определяет этот процесс через изменения в понимании мужской роли, определяя ее в следующих нормах – «норма успешности/статуса», «норма физической твердости», «норма умственной и эмоциональной твердости», «норма антиженственности»30.

Другой образ мужественности соответствует переосмысленным 70-м годам ХХ века, это стиль «неохиппи» (иногда его называют стиль «лондонского базара»), олицетворяющий дух молодости и бунтарства.

Свободный стиль, где преобладают фольклорные мотивы и техники, много «винтажа», ретро – вещей, обилие вышивки покрывает почти все свободную поверхность от рубашки до дубленки с бледными набойками, куртки в клетку, комфортный, но «маломерный» трикотаж. Этот образ является трансформацией андрогинных типажей конца ХХ века, которые отражали радикальное изменение представлений о традиционной маскулинности.

С другой стороны новое отношение к своему облику в мужской среде, «не пренебрежение» модой (как сферой «женского» в культуре), определилось понятием метросексуал. К концу первого десятилетия ХХI века эти образы воплощали обновленную мужественность, не связанную стереотипами традиционного (патриархатного) гендера, а так же общую тенденцию перехода к политике толерантных отношений между полами.

Но они были героями своего времени – эпохи потребления. ЭкономичеДворкин А. ГИноцид, или китайское бинтование ног // Антология гендерной теории. Минск: Пропилеи, 2000. С. 29.

Берн Ш. Гендерная психология. М.: Олма-пресс, 2001. С. 163–196.

ский и политический кризис «перепотребления» отразился на моде не только как на индустрии, но в первую очередь на моде как процессе конструирования представлений об идеальных людях. Эпоха демонстративности, креативности, индивидуальности сменилась эрой рациональности, радикальных действий, переоценке ценностей и стратегий. «Исторический опыт подсказывает, у мужчины в современном посткризисном мире будет больше шансов себя проявить, погеройствовать. Он должен будет стать более сильным, более брутальным, на него ведь в период нестабильности ложиться больше ответственности»31. Такой образ можно описать как: тренированное тело с широкими развитыми плечами (что ранее считалось уделом слоев с низким социальным статусом – физически тяжелая работа, отсутствие средств передвижения и пр.), короткая стрижка (так же была атрибутом низкого статуса), одежда свободного кроя (спортивный костюм, кожаная куртка, как символы необходимости движения и физической защиты). Конечно, данный образ, в первую очередь ассоциируется с образом спортсмена, который так же является феноменом современной мужской моды.





Поскольку именно в нем воплощаются критерии традиционной мужественности, такие как соревновательность и агрессивность в рамках социо-нормативной культуры. Но, поскольку данный образ и мужская роль, являются одними из самых социализированных и статусных в обществе, совпадая с принципом культуры потребления (возможность быстрого приобретения более высокого социального статуса со всеми маркерами успеха), то образ спортсмена не способен достойно противостоять политико-экономической нестабильности, приобщиться к процессу переоценке ценностей.

Историческая перспектива моды ХХ века, демонстрирует, что радикальными жизнестойкими становятся образы, заимствованные из молодежных субкультур. Поскольку они не затронуты общественными стереотипами, и социо-экономическими привязанностями. Панки, реперы, воплотились в моде конца ХХ века в образах «отступника». Сегодня они так же являются достаточно вовлеченными в процессы культуры и моды, что реформаторства слишком тривиально.

На сегодняшний день для преодоления сложившегося кризиса поиски образа «нового» человека лежат во «вне культурно-стереотипной» плоскости, с отсутствующими культурно-социальными связями, пренебрегающими устоявшимися стереотипами, для которых действие имеет первоочередное значение перед интерпретацией.

Сегодня можно смело говорить об особом феномене в общественной, культурной жизни, а соответственно и в моде, проявляющемся в нарастающей популярности асоциальных образов, находящих воплощение в Осипов Д. Революция в красоте // 365 каталог. СПб., 2010. № 2. С. 10.

костюме. Хотя сама тема асоциальности не нова ни для культуры, ни для моды в целом, что воплощается в популяризации девиантности в обществе. Сфера гуманитарного знания, дизайна, интерес со стороны СМИ сделали девиантность воплощением креативности, инкультурировав ее посредством модных тенденций.

К числу, популярных и востребованных в моде начала ХХI века, можно отнести образ «гопника». К исследованию данного явления обращается большое количество социологовов, культурологов (Е. Бессонова, В. Козлов), кстати, преимущественно в тех регионах, где существует «подростковая проблема» (Казань, Ростов-на-Дону, Омск, Екатеринбург и пр.). Так же существует плеяда авторов, являющихся бытописателями «гоп-движения» Фима Жиганец (Сдоров А. А.), в музыке, как и в литературе гоптическая тематика занимает большую нишу (от творчества Л. Утесова, до Майка Науменко групп «Зоопарк», «Алисы», рэпера Нагано). Так же эта тема муссируется в СМИ, ставшие культовыми молодежные сериалы и программы («Смех без правил», «Наша РАША», «Даешь молодежь») демонстрируют, даже пропагандируют образ и роль гопника.

Так же политические движения и партии считают гопников основным электоратом. Например, глава московской фракции ЛДПР О. Лавров заявил, что гопники составляют определенную часть избирательной базы его партии, считая их самой могущественной в России политической силой (примерно 25% от всей российской молодежи)32.

История явления «гопник» в культуре восходит к России рубежа ХIХ– ХХ веков. Существует несколько версий происхождения самого слова, практически все они восходят к аббревиатуре «ГОП» – «Городское общество призрения» (призор – забота, попечение). Поскольку средств на содержание неимущих не хватало, они занимались мелким воровством, попрошайничеством, мошенничеством. Другой вариант исходит от названия места обитания подобных людей – «Городское общежитие пролетариата», которое появилось в Петрограде (по другой версии в Одессе), характеризовалось асоциальным поведением его постояльцев, а жильцов «ГОПа» стали именовать «гопниками». Вскоре гопниками стали называть представителей городской среды из социальных низов, хулиган, босяк33.

В конце 1980-х годов, в условиях нарастающей криминогенной обстановке Перестройки «гопник» (городская организованная преступность) стало устойчивым выражением, определяющим стиль жизни, часть имиджа. Именно тогда синонимом стало понятие «реальный пацан», определяющим прослойку, близкую к криминальной среде молоГопники // Википедия: свобод. энцикл.: сайт. URL: http: // ru.wikipedia.org (дата обращения: 29.04.2013).

Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С. Кузнецов. СПб.:

Норинт, 1998. С 152.

дежи, выходцев из неблагополучных семей. Данный факт определяет как образ жизни, так и визуальный образ современных гопников. Для которых авторитетами стали представители криминального мира, с четкой социальной иерархией, законами и понятиями общественного устройства (что отсутствовало в реальной жизни общества переходного периода конца 1980–1990-х годов). Сленг, сидение на корточках, употребление семечек – заимствовались от представителей общества, бывших в местах заключения. Спортивные костюмы и кожаные куртки: от представителей организованной преступности, для которых эта одежда выполняла защитную функцию. Главной характеристикой поведения стала агрессия, направленная на членов общества, ориентированных на западные ценности, так же на физически слабых и всех кто не соблюдает «пацанские понятия».

Сегодня можно встретить такие эпитеты, которыми награждается это радикальное молодежное движение. «Гопник – это природный зверь»34, «нижнее многоклеточное» или «гопники – последние мужские особи на планете Земля, которым удается носить гангстерские кепки 1920-х годов с шиком»35, остальные, по мнению автора в этих головных уборах подобны представителям нетрадиционных сексуальных ориентаций.

В действительности, стратегии поведения гопников, разительно противопоставлены социальному принципу продуманности и интерпретации действия. Для данного молодежного движения характерен принцип «пацан сказал, пацан сделал», давно забытая «эстетика прямого действия»36.

Данная асоциальность поведения в первую очередь обусловлена наложенным табу в культуре на проявления основных инстинктов мужественности. Но в то же время именно она привлекательна для современной социо-нормативной ситуации с позиции реабилитации и возрождения традиционных социальных ролей мужчины в обществе.

Естественные природные «законы стаи», четкая иерархия власти, отсутствие эмпатии, атрибуты статусности в костюме. Это – «одеждадоспехи», в том числе значение головных уборов и манера их ношения, например, спортивные трикотажные шапочки, сдвинутые на затылок, обувь либо спортивная, либо туфли с удлиненными носками, как символика власти и «жизни на широкую ногу», жизнестойкости; аксессуарытрофеи, шрамы как показатели бесстрашия. Популизм этого образа для современности, часто определяется отсутствием соционормативных стереотипов, что является следствием существования гопников в удалении от достижений цивилизации, культуры потребления. Именно этот факт Гопник // Луркоморье: интернет-ресурс. URL: http: // lurkmore.ru (дата обращения: 29.04.2013).

Козлов В. Гопники. М.: Ad. Marginem, 2002. С. 288 См. Гопник.

позволил сохранить черты и инстинкты, которыми насыщается традиционная мужественность. Так же необходимо отметить особенности взаимодействия представителей этих субкультур с «женским» в культуре.

Классические маскулинные стратегии направлены только на представительниц противоположного пола только в случае, если дама находиться под покровительством вышестоящего по статусу мужчины, остальные же воспринимаются только сексуальными объектами. Здесь можно отметить сходные черты с куртуазной культурой европейского Средневековья, где главенствовал романтический культ Прекрасной Дамы.

Таким образом, можно считать образ «гопника» проявлениями неоромантизма в культуре, чертами которого являются противостояние традиционным (пробуржуазным), ценностям, культуре потребления, соционормативным стереотипам. Так же стратегия «реального действия», постоянства экстремального существования выявляют жизнестойкость и универсальность этой субкультуры.

Феномен гопников существует не только в России. Английский аналог гопника «chav», а во Франции «racaille» – представитель низкого социального статуса, который носит «брендовую» спортивную одежду.

Это – основной отличительный признак западноевропейского гопника, для отечественных представителей, эта сфера моды недоступна из-за материального неблагополучия.

Таким образом, посредством ориентации на радикальные молодежные направления мода стимулирует не только появление образа нового антигероя. Данное явление характерно для периода нестабильных экономико-политических ситуаций в целом, где асоциальные образы давали толчок процессу переоценки ценностей и новому циклу развития культуры. Например, Робин Гуд, как герой Средневековья, Пираты эпохи Возрождения, гангстеры 1930-х, отступники, хиппи, панки, бандиты конца ХХ века. Девиантное поведение, характерно для пограничных периодов перехода, сегодня ассоциируется в моде и культуре с одними из самых радикально-асоциальных движений – гопники. Это связано, как с самой реальной силой и масштабами этого направления, так и с патестарными стратегиями традиционной мужественности, сохранившимися в их среде.



Похожие работы:

«Автоматизированная копия 586_365253 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 4069/12 Москва 10 июля 2012 г. Президиум Высшего Арбитражного...»

«Специальная программа «Кадры» Алексей Савкевич, Национальный контактный пункт «Программы мобильности Марии Кюри», Донецкий национальный университет 15 декабря 2011 года, Запорожская государственная инженерная академия Кадры 4,7 млрд. евро Участники из Украины по тематическим нап...»

«РЕШЕНИЕ И СИСТЕМА ОЦЕНИВАНИЯ См. решение задания 9-5 11 класс Задание 11-1 НЕОРГАНИЧЕСКИЙ АНТИОКСИДАНТ Антиоксиданты — добавки с индексом (E-300 E-399) защищают продукты питания от окисления, прогорькания и изменения цвета. Ортофосфорная кислота входит в состав многих популярных...»

«МЕТЕОРОЛОГИЯ А.М. Геворгян ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОБИЛЬНЫХ ОСАДКОВ В АРМЕНИИ A.M. Gevorgyan THE SPATIAL DISTRIBUTION OF HEAVY PRECIPITATION IN ARMENIA Приведен анализ распределения обильных осадков на территории Армении. Исходными данными для а...»

«Лекция 9 Устойчивость растений к низким температурам 1. Реакции растений на действие холода.2. Пути адаптации растений к пониженной температуре.3. Структурные перестройки клеточных мембран при...»

«ЕЖЕКВАРТАЛЬНЫЙ ОТЧЕТ Открытое акционерное общество «Нефтяная компания «Роснефть» Код эмитента: 0 0 1 2 2 А за II квартал 2009 года Место нахождения эмитента: Российская Федерация, 115035, г. Мо...»

«А.В. Мокшанцев, И.М. Тетерин, Н.Г. Топольский (Академия ГПС МЧС России; e-mail: ntp-tsb@mail.ru) МОДЕЛИ, МЕТОДЫ И АЛГОРИТМЫ ПОДДЕРЖКИ ПРИНЯТИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ ПРИ ПОИСКЕ И ОБНАРУЖЕНИИ ПОСТРАДАВШИХ ПОД ЗАВАЛАМИ, ОБРАЗУЮЩИМИСЯ В РЕЗУЛЬТАТЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ, АВАРИЙ, ПОЖАРОВ И ВЗРЫВОВ Разработаны модели для поддержки принятия управленче...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение «Средняя школа №5» РАБОЧАЯ ПРОГРАММА курса внеурочной деятельности во 2 классе (социальное направление) «Школа общения» Возраст детей: 7-9 лет Срок реализации: 1 год г. Городец ВВЕДЕНИЕ Актуальность В настоящее время к числу наи...»

«Сура ( Аль Бакара) « Корова» Достоинство суры «Корова» В муснаде имама Ахмада, Сахихе Муслима, Тирмизи и Насаи приводится хадис от Абу Хурайры о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Не делайте из своих домов могилы, ведь дом, в котором читается сура «Корова», не войдет в не...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.