WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Моделирование медиатекстов План раскрытия темы 1. К понятию о медиатексте. 2. Деловая коммуникация в медиадискурсе. Содержание темы и методические материалы 1. ...»

Моделирование медиатекстов

План раскрытия темы

1. К понятию о медиатексте.

2. Деловая коммуникация в медиадискурсе.

Содержание темы и методические материалы

1. Медиатекст – media text, media construct) – сообщение, изложенное в

любом виде и жанре медиа (газетная статья, телепередача, видеоклип,

фильм и пр.).

Модель текста – графический способ представления смысловой

информации текста, в которой отражены внутритекстовые связи его

структурных компонентов. Она служит средством целостного отражения отдельного и общего, чувственного и логического, внешнего и внутреннего. Использование модели не является прерогативой только точных наук. Моделирование текста в лингвистике происходит на основе выявления и осмысления текстообразующих категорий: темы, способов ее развития (параллельного и цепного), коммуникативной задачи. моделирование может иметь различные целевые установки:

- моделирование по аналогии с опорой на образец; - моделирование, обеспечивающее углубленное понимание смежных категорий;

- моделирование без аналогии с целью повторения и с включением ранее изучаемых категорий.

Модель должна иметь эвристические функции, т.е. быть приемом получения таких знаний, которые являются источником создания новых. Лучшим средством проверки модели является ее использование на практике.

Виды моделирования текста:

1) интонационно-синтаксическое;



2) ритмическое;

3) логико-смысловое;

4) моделирование ассоциативно-смысловых полей ключевых слов и ассоциативных полей текста;

5) моделирование на основе позиционного анализа и выделения гармонического центра;

6) компьютерное моделирование.

(Словарь лингвистических терминов: Изд. 5-е, испр-е и дополн. — Назрань: Изд-во "Пилигрим". Т.В. Жеребило. 2010).

В приведённой статье выделите ключевые слова, составьте краткий тезисный план текста http://www.proza.ru/2013/04/02/524

МЕДИАТЕКСТ: СУЩНОСТНЫЕ И ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА

Медиатекст: объем и границы понятия Изменения в коммуникативных процессах конца ХХ – начала ХХI вв., отражающие мощное воздействие на реальную жизнь современных массмедиа, актуализировали проблемы, связанные с пониманием медиатекста. Наиболее востребованный для обозначения текстов массовой коммуникации термин «медиатекст» вобрал в себя параллельные, взаимозаменяемые или пересекающиеся феномены – массовокоммуникативный текст, массмедийный текст, журналистский текст, публицистический текст, газетный текст, телетекст, рекламный текст, PRтекст, Интернет-текст и т.д. Следует отметить, что смысловое наполнение термина медиа (от лат. «media», «medium» – средство, способ, посредник) позволяет называть медиатекстом любой носитель информации, начиная от наскальных рисунков, традиционных книг, произведений искусства и заканчивая суперсовременными феноменами технического прогресса.

Однако как обобщающий термин медиатекст закрепился именно за текстами массовой коммуникации. Другой вопрос связан с объемом медиатекста, поскольку все, что вовлечено в сферу СМИ, вполне уживается в рамках этого понятия. По-видимому, свою объяснительную силу термин обретает при интерпретации медиатекста как совокупного продукта трех глобальных подсистем массовой коммуникации: журналистики, PR и рекламы.

В настоящее время медиатекст приобрел статус базовой категории в медиалингвистике, медиакультуре, медиаобразовании – новых направлениях лингвистической, философской, педагогической науки (работы Т.Г.





Добросклонской, Н.Б. Кирилловой, Г.Я. Солганика, А.В. Федорова, Н.В.

Чичериной и др.). Можно говорить и о том, что теория медиатекста претендует на самостоятельную нишу в рамках теории текста или стремится отпочковаться от нее.

Сущностные признаки медиатекста Медиатекст можно рассматривать, во-первых, как текст «в универсальном, классическом значении этого понятия» (Б.Я. Мисонжников), во-вторых, как уникальный тип текста – в отличие от текстов других сфер коммуникации (научных, художественных и др.), в-третьих, как совокупный продукт массовой коммуникации – тексты журналистики, рекламы и PR, каждый из которых имеет свои специфические характеристики.

В настоящее время немало пишут о том, что предложенные в лингвистике признаки являются недостаточными при объяснении текстов, функционирующих в массовой коммуникации. Оспариваются такие критерии, как форма существования текста, вербальный характер текста, законченность отдельных произведений, авторство, обязательное наличие заголовка или сверхфразовых единств. Отметим некоторые оценки массовой коммуникации, которые меняют традиционное понимание текста: «Обладая адресатом, тексты в СМИ не обязательно обладают завершенностью, поскольку сообщают одни и те же содержания, хотя и в разных комбинациях и модальностях» [Волков, 2008, 130]; «… Постоянная и бесконечная ссылка текстов друг на друга и постоянное цитирование» делает эти тексты лишь звеном в передаче информации [Артамонова, Кузнецов, 2008, 110], массовокоммуникативные тексты существуют как гипертексты или интертексты, «в перекличке с другими текстами, даже если последние явно не цитируются»

[Петренко, 2008, 170].

Вместе с тем следует говорить не столько о недостатках классической теории, сколько о том, что современная текстовая действительность, не отменяя традиционных теорий, требует интегративных интерпретаций, способных объяснить новые аспекты или новые типы текстов массовой коммуникации – смешанных, креолизованных, поликодовых, гипертекстов, мультимедиатекстов, сущностные характеристики которых связаны с развитием новых информационных технологий и конвергенцией средств массовой коммуникации. Таким образом, при переносе классического текста в сферу массмедиа текст получает новые смысловые оттенки и медийные добавки [Добросклонская, 2008], приобретает расширительное толкование и

– в итоге – выходит за пределы знаковой системы языка, приближаясь к семиотическому пониманию текста [Солганик, 2005, 15].

Типология медиатекстов Вопросы типологии текстов и выделение базовых категорий, которые могут быть положены в основу членения текстового континуума, остаются в лингвистике текста открытыми.

Специфику текстов, функционирующих в массовой коммуникации, объясняют через модели коммуникации, в кругу которых классической считается модель американского политолога Г. Лассуэлла: кто – что сообщает – по какому каналу – кому – с каким эффектом.

Массовая коммуникация, представленная как более или менее сложный процесс информационной связи, учитывает взаимодействие различных элементов:

автор, адресат, канал, код, текст, контекст, шумы, обратная связь, эффективность коммуникации. Именно эти элементы могут выступать критериями типологии медиатекстов[напр.: Добросклонская, 2008; Чичерина, 2008].

Лингвистическое представление функциональной модели коммуникативного акта, предложенное Р. Якобсоном, включает шесть элементов: адресант, сообщение, адресат, контекст, контакт, код. Они полностью накладываются на функциональное представление масс-медийного продукта, предложенного в социологии журналистики [Социология журналистики, 2004, 90–108], где адресант – «издатель», «журналист»; сообщение – «текст»; адресат – «аудитория»; контекст – «социальные институты», «действительность»;

контакт – «канал», код – «язык» и другие семиотические системы.

Следуя моделям коммуникации, в основу выделения текстотипов, которые понимаются как разновидность, образец, схема построения и восприятия аналогичных текстов, можно заложить следующие категории:

• адресант (автор, производитель текста) – социальный/частный, в соответствии с чем в текстовой ткани формируется авторская модальность (объективное или субъективное отношение к действительности),

• адресат (аудитория) – массовый/специализированный,

• канал распространения – печать, радио, телевидение, Интернет,

• институциональный тип текста: журналистский, рекламный, PR-текст, • типологические характеристики изданий,

• сообщение (текст) – функционально-жанровая классификация текстов трех социальных институтов массовой коммуникации,

• код (язык) – вербальные, невербальные, вербально-невербальные (поликодовые, креолизованные) типы текстов.

–  –  –

HTTP://DISCOURSEANALYSIS.ORG/ADA6/ST42.SHTML

СПЕЦИФИКА СОВРЕМЕННОГО МЕДИАТЕКСТА

Медиатекст: объем и границы понятия. Изменения в коммуникативных процессах конца ХХ – начала ХХI вв., отражающие мощное воздействие на реальную жизнь современных массмедиа, актуализировали проблемы, связанные с пониманием медиатекста. Наиболее востребованный для обозначения текстов массовой коммуникации термин «медиатекст» вобрал в себя параллельные, взаимозаменяемые или пересекающиеся феномены – массово-коммуникативный текст, массмедийный текст, журналистский текст, публицистический текст, газетный текст, телетекст, рекламный текст, PR-текст, Интернеттекст и т.д. Следует отметить, что смысловое наполнение термина медиа (от лат. “media”, “medium” – средство, способ, посредник) позволяет называть медиатекстом любой носитель информации, начиная от наскальных рисунков, традиционных книг, произведений искусства и заканчивая суперсовременными феноменами технического прогресса. Однако как обобщающий термин медиатекст закрепился именно за текстами массовой коммуникации.

Другой вопрос связан с объемом медиатекста, поскольку все, что вовлечено в сферу СМИ, вполне уживается в рамках этого понятия.

По-видимому, свою объяснительную силу термин обретает при интерпретации медиатекста как совокупного продукта трех глобальных подсистем массовой коммуникации:

журналистики, PR и рекламы.

В настоящее время медиатекст приобрел статус базовой категории в медиалингвистике, медиастилистике, медиакультуре, медиаобразовании – новых направлениях лингвистической, философской, педагогической науки (работы Т.Г.

Добросклонской, Н.Б. Кирилловой, Г.Я. Солганика, А.В. Федорова и др.). Можно говорить и о том, что теория медиатекста претендует на самостоятельную нишу в рамках теории текста или стремится отпочковаться от нее.

Сущностные признаки медиатекста. Медиатекст можно рассматривать, вопервых, как текст «в универсальном, классическом значении этого понятия» (Б.Я.

Мисонжников); во-вторых, как уникальный или особый тип текста – в отличие от текстов других сфер коммуникации (научных, художественных и др.); в-третьих, как совокупный продукт массовой коммуникации – тексты журналистики, рекламы и PR, каждый из которых имеет свои специфические характеристики.

В настоящее время немало пишут о том, что предложенные в лингвистике признаки являются недостаточными при объяснении текстов, функционирующих в массовой коммуникации. Оспариваются такие критерии, как форма существования текста, вербальный характер текста, законченность отдельных произведений, авторство, обязательное наличие заголовка или сверхфразовых единств и др. Вместе с тем следует говорить не столько о недостатках классической теории, сколько о том, что современная текстовая действительность, не отменяя традиционных теорий, требует интегративных интерпретаций, способных объяснить новые аспекты или новые типы текстов массовой коммуникации –смешанных, креолизованных, поликодовых, гипертекстов, мультимедиатекстов, сущностные характеристики которых связаны с развитием информационных технологий и конвергенцией средств массовой коммуникации.

При переносе классического текста в сферу массмедиа текст получает новые смысловые оттенки и медийные добавки [Добросклонская 2008], приобретает расширительное толкование и – в итоге – выходит за пределы знаковой системы языка, приближаясь к семиотическому пониманию текста [Солганик 2005]. Еще в 1979 г. Ю.В. Рождественский писал о том, что специфика медиапродукта связана с изменением статуса классического произведения и определяется внешними условиями его существования. Отметим некоторые оценки массовой коммуникации, которые меняют традиционное понимание текста, ср.: «…обладая адресатом, тексты в СМИ не обязательно обладают завершенностью, поскольку сообщают одни и те же содержания, хотя и в разных комбинациях и модальностях» [Волков 2998]; массово-коммуникативные тексты существуют как гипертексты или интертексты, «в перекличке с другими текстами, даже если последние явно не цитируются» [Петренко 2008]; «… постоянная и бесконечная ссылка текстов друг на друга и постоянное цитирование» делает эти тексты лишь «звеном в передаче информации» [Артамонова 2008].

Специфика медиапродукта, связанная с изменением статуса классического произведения, определяется прежде всего внешними условиями его существования:

· особый тип и характер информации – «без жесткого определения содержания такой информации – лишь бы она рассматривалась отправителем как существенная, важная или даже необходимая обществу как массовому ее потребителю» [Кубрякова 2008: 185], проблема массовой коммуникации – проблема в первую очередь идеологическая (Дейк ван Т., У. Эко);

· «вторичность текста» – «тексты массовой коммуникации отличаются от других видов текстов тем, что в них используются, систематизируются и сокращаются, перерабатываются и особым образом оформляются все другие виды текстов, которые считаются “первичными”» [Рождественский 1979: 166];

· производство «на поток», одноразовость, невоспроизводимость,иначе, стандартизованность, сиюминутность, быстротечность информации, что, по мнению некоторых исследователей, выводит массовую информацию за пределы культуры в область субкультуры, массовой культуры, «ценности которой ориентированы на примитивный уровень потребления товаров и услуг» [Волков 2008: 131];

· смысловая незавершенность, открытость для многочисленных интерпретаций; специфический характер массмедийной интертекстуальности – тексты СМИ «представляют собой совокупность фраз бесконечных гипертекстов, где все является ссылкой друг на друга и бесконечным цитированием»

[Артамонова и др. 2008: 110];

· поликодовость текста – смешанный характер текстов «с различными невербальными знаковыми системами» [Рождественский 1979: 166];

· медийность – опосредованность текста техническими возможностями передающего канала, зависимость семиотической организации текста от форматных свойств канала;

· многофункциональность массовых коммуникаций, которые осуществляют воздействие на аудиторию через информирование, убеждение и воздействие;

· коллективное производство текстов (автор – собирательный, коллективноиндивидуальный, «команда»);

· массовая аудитория, вступающая в опосредованное, социально ориентированное общение [Леонтьев 2008: 134], и, соответственно, обретающая категориальные признаки, такие как ретиальная, рассредоточенная, неопределенная, разнороднаяаудитория, объединенная «только элементарным знанием языка»; представляющая собой социальные группировки, не связанные целями и интересами [Волков 2008: 130];

· особый характер обратной связи – ограниченный, минимизированный или вовсе отсутствующий, отложенный во времени и пространстве, имеющий имитационный характер (например, «массовки» на телевидении) [Костомаров 2005].

Перечень экстралингвистических факторов не является конечным, так, отдельным пунктом можно вводить экономический параметр, приводящий к коммерциализации СМИ. Итак, медиатекст – интегративный многоуровневый знак, объединяющий в единое коммуникативное целое разные семиотические коды (вербальные, невербальные, медийные) и демонстрирующий принципиальную открытость текста на содержательно-смысловом, композиционно-структурном и знаковом уровнях. Ведущими признаками медиатекстов можно считать медийность (воплощение текста с помощью тех или иных медиасредств, его детерминация форматными и техническими возможностями канала), массовость (как в сфере создания, так и в сфере потребления медиапродуктов),интегративность, или поликодовость, текста (объединение в единое коммуникативное целое различных семиотических кодов), открытость текста.

Типология медиатекстов. Вопросы типологии текстов и выделение базовых категорий, которые могут быть положены в основу членения текстового континуума, остаются в лингвистике текста открытыми. Отсутствие общепринятой классификации исследователи объясняют «свойствами текста вообще и невозможностью задавать какое бы то ни было исчисление текстов в частности»

[Кронгауз 2005: 223]. Типология может базироваться на любом из текстовых признаков – информационных, функционально-стилистических, структурносемиотических или коммуникативных, – на пересечении которых один и тот же текст будет отнесен к различным группам [Валгина 2004: 113]. Известны классификации, построенные на лингвистических и экстралингвистических параметрах, с учетом объективных и субъективных факторов. Например, тексты, дифференцирующиеся в зависимости от характера их построения (от 1-го, 2-го и 3-го лица), передачи чужой речи («свое и чужое»), функционально-смыслового назначения (описание, повествование, рассуждение), количества участников коммуникации (монолог, диалог, полилог), типа связей между предложениями и др. [Солганик 2006].

Специфику текстов, функционирующих в массовой коммуникации, объясняют через модели коммуникации, в кругу которых классической считается модель американского политолога Г. Лассуэлла: кто – что сообщает – по какому каналу

– кому – с каким эффектом. Массовая коммуникация, представленная как более или менее сложный процесс информационной связи, учитывает взаимодействие различных элементов: автор, адресат, канал, код, текст, контекст, шумы, обратная связь, эффективность коммуникации. Именно эти элементы могут выступать критериями типологии медиатекстов (например: [Добросклонская 2008;

Чичерина 2008 и др.]).

Следуя моделям коммуникации, в основу выделения текстотипов, которые понимаются как образец, схема построения и восприятия аналогичных текстов, можно заложить следующие категории:

· канал распространения – печать, радио, телевидение, Интернет, · институциональный тип текста: журналистский, рекламный, PR-текст, · типологические характеристики средств массовой коммуникации, · сообщение (текст) – функционально-жанровая классификация текстов трех социальных институтов массовой коммуникации, · код (язык) – вербальные, невербальные, вербально-невербальные (поликодовые, креолизованные) типы текстов · адресант (автор, производитель текста) – социальный/частный, в соответствии с чем в текстовой ткани формируется авторская модальность (объективное или субъективное отношение к действительности), · адресат (аудитория) – массовый/специализированный, · тематическая доминанта текста.

Естественно, перечень категорий не является конечным, он может быть расширен за счет других коммуникативных признаков и элементов. Так, в работе Г.С.

Мельник медиатексты типологизируются с точки зрения их воздействия на аудиторию.

Исследователь различает четыре типа медиатекстов в зависимости от того, оказывают ли они воздействие на 1) массовую аудиторию, 2) конкретный социальный институт / конкретного адресата, 3) требуют непосредственной реакции (вмешательства в реальную действительность), 4) вообще не предназначены для воздействия (информирующие, нейтральные) [Мельник 1996:

136]. В исследовании И.В. Рогозиной факторами для систематизации медиатекстов являются внешние (экстралингвистические) и внутренние (лингвоментальные) факторы. В итоге автора выделяет такие разновидности медиатекстов, которые отражают типовую организацию содержания: новостные, аналитические, критические, политико-публицистические и др. [Рогозина 2003].

Классификация медиатекстов может базироваться и на таких признаках, как обратная связь, учитывающая эффективность коммуникации успешные/неуспешные (коммуникативно тексты),контакт (дистантная/интерактивная коммуникация), формы создания и распространения информации (устные/письменные тексты и их варианты), официальность/неофициальность общения и др. Однако, как нам представляется, предложенные восемь параметров позволяют ранжировать медитексты в широком диапазоне.

Канал распространения – печать, радио, телевидение, Интернет – является отдельным видом в сложной социальной системе СМИ и рассматривается как «отдельное структурное образование», «множество однотипных системных объектов» [Шкондин 2007, 37]. Данный параметр позволяет обратить внимание на техническую и технологическую детерминированность медиатекстов, качество которых и степень мультимодальности зависит от возможностей передающего канала. В итоге можно говорить о газетных / печатных текстах, радио- и телетекстах, интернет-текстах, гипертекстах и т.п.

По параметру «институциональный тип текста» осуществляется деление медиатекстов на журналистские, рекламные и PR-тексты. Самостоятельность журналистского текста, в отличие от рекламного и PR-текста, проистекает из основополагающих принципов, целей и функций журналистики как общественной деятельности по сбору, обработке и периодическому распространению актуальной социальной информации.

Проблематичным в теории журналистики оказывается разграничение двух терминов – журналистский текст ипублицистический текст, которые в традициях лингвистики и лингвостилистики функционируют как взаимозаменяемые. В теории журналистики, признающей журналистику и публицистику разными видами творческой деятельности [Лазутина 2004: 41;

Полонский 2009 и др.], наметилась тенденция к строгой дифференциации данных понятий (Примечание), с чем трудно не согласиться, обратившись к истории становления массовой коммуникации. Вместе с тем сложности начинаются сразу на этапе анализа классов, типов и жанров по их принадлежности к разряду публицистических или журналистских. Эта область исследования не имеет однозначного решения: так, к публицистике относят тексты общественнополитической тематики, или полемически острые произведения, или материалы, выполненные в аналитических жанрах (за исключением информационных и художественно-публицистических), или, напротив, материалы, выполненные только в художественно-публицистических жанрах, и т.д. По-видимому, следует признать, что журналистика и публицистика находятся в пересекающихся отношениях, при этом специфику текстов следует искать не столько в их жанровых системах, сколько в способах подачи материала, в краске текста, в преломлении категории автора в текстовой ткани. Представляется справедливым подход к данной проблеме Л.Г. Кайды, считающей главными критериями публицистического текста отношение автора к действительности и функции, на выполнение которых нацелен текст [Кайда 2006: 25; см. также: Клушина 2008].

Типологические характеристики СМИ базируются на форматных (тираж, объем издания, продолжительностьвещания, периодичность, время выхода), экономических (форма собственности, бюджет и др.), аудиторных, целевых, организационных признаках. Типы текстов, создаваемые в качественных, массовых или специализированных изданиях, значительно различаются на содержательном, структурно-композиционном, жанрово-стилистическом и языковом уровнях.

Типология сообщений (текстов) ориентирована на жанровые признаки, к которым следует отнести тематические, композиционные и стилистические типы высказывания. Можно отметить, что «тип текста» и «жанр текста» не равнозначные понятия, они соотносятся друг с другом как род и вид: «тип текста»

вбирается в себя жанровую градацию текста. Под влиянием внешних факторов в реальной жизни медиатекстов обозначилась яркая тенденция к контаминации, смешению жанров, монтажу текстовых моделей. Происходит заметная эволюция традиционной системы журналистских жанров, отражающая уход одних форм, появление других, актуализацию третьих, упразднение жанровых перегородок, свободную комбинацию нескольких текстовых моделей (работы Л.Е. Кройчика, Б.Я. Мисонжникова, А.Н. Тепляшиной, А.А. Тертычного и мн. др.). Процессы интеграции охватывают медиажанры в широком диапазоне, и не только в границах журналистики, но и на стыке журналистики, рекламы и PR.

Исследователи предупреждают о непредсказуемых социальных последствиях сращения текстов журналистики и PR («пиарналистики», в обозначении А.П.

Короченского), влияющих как на структуру и коммуникативные процессы, так и на поведение и мировоззрение массовой аудитории в целом. Таким образом, жанровая гетерогенность в массовой коммуникации, с одной стороны, свидетельствует о естественной гибкости и подвижности границ текстов, но, с другой стороны, актуализирует профессионально-этические и нормативные проблемы, регламентирующие пределы жанровых свобод.

Текстовая гетерогенность текстов проявляется и в активном взаимодействии публицистического стиля с другими функциональными стилями и нелитературными формами национального языка, в расширении границ языка СМИ в сторону снижения стиля.

Код, семиотическая организация медиатекста апеллирует к его форме.

Современные медиатексты как по форме создания, так и по форме воспроизведения являются мультимодальными(Н.В.

Чичерина), креолизованными (Н.С. Валгина, Л.Г. Кайда),поликодовыми (В.Е.

Чернявская), интегрирующими в едином смысловом пространстве разнородные компоненты (вербальные, визуальные, аудитивные, аудиовизуальные и другие). И даже традиционные публикации трудно обозначить только как вид письменной речи, поскольку важным элементом газетного текста выступает визуальная составляющая, его графическое, шрифтовое, цветовое оформление. Для адекватного понимания газетного материала существенным оказывается пространственный параметр, выполняющий «определенную смыслообразующую функцию» [Чичерина 2009: 22]: размещение на полосе, объем, соседство с другими текстами.

Автор как важнейшая стилеобразующая категория текстов массовой коммуникации классифицируется в научной литературе с опорой на различные показатели. Так, в исследовании Е.С. Щелкуновой учитывается степень присутствия автора в текстовой ткани, в соответствии с чем выделяются три типа коммуникатора: персонифицированный,обобщенный и деперсонифицированный а втор [Щелкунова 2004, 136]. Опираясь на понятие объема (количественный критерий) и статуса коммуниканта (качественный критерий), Н.В. Муравьева предлагает следующие типы автора: персональный/коллективный, частный/публичный/социальный [Муравьева, http]. Следуя концепции Г.Я.

Солганика, в категории адресанта можно выделить оппозицию: автор – «человек социальный» и «человек частный». Между крайними полюсами категории автора располагается огромное количество переходных случаев, формируются типы автора: пропагандист, полемист, редактор, летописец, художник, аналитик, исследователь и др. [Солганик 2010]. Категорию автора, представленную в тексте в различных спектрах и предполагающую «различные меру и степень социальности», можно рассматривать также как критерий разграничения журналистских и публицистических текстов в их ядерных проявлениях (информация, нейтральное изложение, обезличенный рассказ, полемическое выступление).

Категория адресата определяет коммуникативное взаимодействие автора и адресата через текст: адресат, по словам Г.Я. Солганика, есть «зеркало, в котором отражается автор». В докторской диссертации Т.Л. Каминской «Образ адресата в текстах массовой коммуникации: семантико-прагматическое исследование» (СПб., 2009) адресат в массовой коммуникации выступает «таким же организующим началом, какое, по концепции В.В. Виноградова, принадлежит образу автора в художественных текстах». Базовыми признаками текстовой категории образа автора является наличие в тексте оппозиции «свой – чужой», ориентация на речевой опыт целевой аудитории, использование элементов, репрезентирующих картину мира адресата и характеризующих его стиль жизни и социальный статус. В современных текстах массовой коммуникации вычленяются такие типы адресата, как «интеллигентное меньшинство», «представитель образцовой среды», «простой человек» [Каминская 2009]. Адресатность признается существенным свойством современных журналистских текстов.

Возникшая на российском медиарынке конкуренция за различные сегменты аудитории вызвала дифференциацию изданий, изменила их функциональное предназначение, сформировала разнообразные типы общения и различные типы адресатов. Ориентированность современных изданий на «своего» читателя находит отражение в различных систематизациях: типологических (качественные

– массовые – бульварные), идеологических (нейтральные – левоориентированные – правоориентированные), стилевых (традиционные – бульварные).

Тематическая доминанта текста. Содержательный параметр типологического описания медиатекстов (медиаконтент) фокусирует внимание на регулярно воспроизводимых темах и медиатопиках в СМИ [Добросклонская 2008: 58].

Итак, модели коммуникации выступают отправной точкой при типологизации текстов массовой коммуникации. Предложенные типологические признаки не являются разнозначными, они пересекаются, взаимодействуют, дополняют и расширяют друг друга. По сути, любой из компонентов модели может явиться базовым основанием при систематизации текстов. Подобный подход к анализу медиатекстов свидетельствует о многоаспектности, многоплановости медиапродуктов и, по справедливому замечанию Я.Н. Засурского, может служить универсальным методом анализа медиатекстов [Засурский 2007, 7]. В этом направлении исследования медиатекстов, в условиях конвергенции средств массовой коммуникации, еще только начинаются.

Медиатекст как текст открытого типа. Новые перспективы в понимании медиатекста как открытого феномена – по отношению к обществу, культуре и другим текстам – формирует теория интертекстуальности. С опорой на идеи интертекстуальности в научный обиход вошли новые оппозиции: текст – интертекст, сверхтекст, супертекст, гипертекст, прецедентный текст, поликодовый текст и др., свидетельствующие о выявленных и обозначенных новых / относительно новых типах текста или аспектах функционирования текста.

По словам В.Е. Чернявской, слово «интертекстуальность» стало тем волшебным словом, которым пытаются открыть все двери, ведущие в “текстовый универсум” [Чернявская 2009].

Проблемы открытости текста, «текста в тексте» или «текста о тексте» отсылают нас к известным исследованиям в области герменевтики, к проблемам литературного влияния, заимствования, подражания, пародирования, плагиата, к теории «чужого» слова. Межтекстовые связи апеллируют к практической филологии – переводу, библиографическим описаниям, аннотированию и реферированию; работам по развитию речи: изложение, пересказ, сочинение;

«вторичным» текстам (в СМИ – это тексты медиакритики, комментарий, обзор, дайджест и т.п.); первотекстам и его трансформам: текст может развертываться (повесть – киносценарий – кинофильм) исвертываться (аннотация, тезисы), усложняться (вмонтирование в текст другого) и т.п.

Глобальное размежевание в подходах к интертекстуальности как открытости текста строится на понимании самого явления какширокого (в большей степени литературоведческого и культурно-семиотического) и узкого (лингвистического, прикладного) феномена. Радикальная модель (транстекстуальность, пантекстуальность; труды Р. Барта, Ю. Кристевой, М. Риффатера, Ж. Деррида и др.) делает текст единицей культуроцентрического порядка, подключая его к культурно-историческому опыту человечества и общему литературному процессу.

В этом ракурсе тексты массовой коммуникации являются частью глобального процесса коммуникации. «Мозаичная» информация газет, журналов, радио, телевидения в своей совокупности воссоздает модифицированную картину мира.

В рамках узкой модели интертекстуальности открытость текста предстает как особое качество определенных типов текстов, содержащих конкретные и явные отсылки к предшествующим текстам (работы Н.А. Фатеевой, В.Е. Чернявской, отчасти – Н.А. Кузьминой). Данные текстовые взаимодействия устанавливаются на содержательно-смысловом как маркированная “перекличка”, материальном (текст как поликодовый знак) и структурнокомпозиционном уровнях текста. Одна из наиболее емких концепций принадлежит французскому лингвисту Жерару Женетту, предложившему пятичленную классификацию разных типов взаимодействия текстов: 1) интертекстуальность – цитаты, реминисценции, аллюзии («текст в тексте»), 2) паратекстуальность – отношение текста к своему заглавию, эпиграфу, послесловию,

3)метатекстуальность – комментирующая ссылка на предтекст («текст о тексте»), 4) гипертекстуальность – осмеяние или пародирование одного текста другим, 5) архитекстуальность – жанровая связь текстов. Рассмотрим предлагаемые содержательные и структурные модели интертекстуальности в их проекции на тексты массовой коммуникации.

Собственно интертекстуальность, понимаемая как непосредственное сосуществование двух или более текстов в одном – в виде цитаты, намека или образа, является специфическим свойством медиатекста. Цитатный материал в медиатекстах предстает в двух качественно разнородныхгруппах. Первая разновидность связана с тем, что СМИ нацелены на отображение (точнее, преобразование) действительности; в основе журналистской информации лежит социальный факт. Журналисты черпают информацию из современной жизни, цитируя речи политиков и общественных деятелей, произнесенных накануне, отсылают к мнениям экспертов и профессионалов, дают отсылки к источникам информации (по словам, как считает, по мнению, говорят, по непроверенным сведениям и т.п.). Сама окружающая реальность является объектом цитации – актуальной, актуализированной цитаты, главное предназначение которой – повышать объективность, достоверность, верифицируемость текста. Именно эти цитаты и ссылки формируют в информационных и аналитических журналистских материалах описательный слой текста («содержательно-фактуальную информацию», по И.Р. Гальперину), предъявляя «чужое» слово, т.е. мнение и позицию своего современника, в виде прямой или трансформированной цитаты.

Второй интертекстуальный слой в газете – это цитаты, обладающие лингвокультурологической ценностью и формирующие образ, эмоциональноэкспрессивную оценку («содержательно-концептуальную информацию»). Этот цитатный фонд описывается в таких терминах, какпрецедентный текст, прецедентный феномен, интертекстема, культурный знак, логоэпистема, текстовые реминисценции, аллюзии, речевые клише и др. (Д.Б. Гудков, В.Г.

Костомаров, Г.Г. Слышкин, С.И. Сметанина и др.).

Паратекстуальность, или внутритекстовая открытость, как идея разложимости целого текста на его составляющие, представлена в СМИ через отношения текста и заголовочного комплекса (тематическая полоса, рубрика, заголовок, подзаголовок, лид, подписи к фотографиям, «врезки» и др.). Данный аспект интертекстуальности не только раскрывает поступательное движение смыслов, развитие темы и идеи текста, но и организует на печатной полосе пространственную перекличку текстов и их элементов.

Комментирующее, критически-оценочное обращение одного текста к другому, именуемое метатекстуальностью, является важным аспектом медиатекста. В журналистике сложилась целая система жанров, отражающая связь оригинального текста с другими текстами, представленными в разных форматах (это жанры аналитики, письма читателей, отклики на публикацию, реплики, обзоры и обозрения, дайджесты, блоги по данной теме, переписка в Интернетжурналах, медиакритика и др.). Таким образом, критически-оценочное соотнесение первичных и вторичных текстов – важнейшая черта функционирующих в СМИ текстов и характерная составляющая творческой деятельности журналистов.

Одна из моделей интертекстуальности именуетсягипертекстуальностью и, согласно литературоведческим и лингвистическим подходам, соотносится с осмеянием или пародированием (Ж. Женетт, Н.А. Фатеева). Подобная модель может встречаться в текстах СМИ лишь в отдельных жанрах художественной публицистики. Что касаетсяинтертекстуальных и гипертекстуальных текстовых совокупностей, то они, безусловно, имеют общую черту, поскольку «содержат отсылку к другому тексту», в которой обычно фокусируется смысловая сторона указываемого текста [Земская и др. 2010: 177]. Вместе с тем термин гипертекст(«больше чем текст») в настоящее время прочно закрепился за Интернет-коммуникацией как средством хранения и передачи информации в виде системы отсылок. Гипертекст характеризуется и как нелинейный текст, позволяющий читателю самостоятельно избирать путь чтения по его фрагментам; и как метод объединения документов; и как механизм для структурирования компьютерных текстов; и как форма организации текстов. По этой причине вряд ли целесообразно переносить на бумажные носители понятиегипертекста, в котором система отсылок есть способ существования любой информации, отнюдь не связанный с литературным или стилистическим приемом.

Типологическая интертекстуальность (архитекстуальность) предполагает воспроизводимость в открытом множестве текстов одной и той же текстовой модели и относится к универсальным признакам текста вообще. Взгляд на интертекстуальность как текстовую категорию был предложен Д. Дресслером и Р.-А. де Бограндом и затем утвердился во многих зарубежных, а позднее – российских исследованиях [Чернявская 2009: 20]. Данный подход учитывает открытость текста по отношению к другим текстам на структурно-композиционном уровне, на уровне текстовых прототипов или моделей, отражающих функционирование того или иного типа / жанра текста в типичных или нетипичных для него коммуникативных условиях.

Проблема текстовой смешанности прослеживается не только на уровне содержания, но и на уровне формы. Хочется подчеркнуть, что через теорию интертекстуальности можно объяснять взаимодействие текстов в самых разных проекциях. Категория интертекстуальности является онтологическим свойством текстов массовой коммуникации и гибким исследовательским конструктом, который высвечивает специфику медиатекста на содержательном, структурном и знаковом уровнях. Не случайно прочтение медиатекстов через призму интертекстуальности становится один из важнейших приемов при анализе материалов СМИ.

____________________________

Список литературы:

Артамонова Ю.Д., Кузнецов В.Г. Герменевтический аспект языка СМИ // Язык средств массовой информации: учебное пособие для вузов. – М., 2008. – С. 99 – 117.

Богуславская В.В. Моделирование текста: лингвосоциокультурная концепция.

Анализ журналистских текстов. – М., 2008.

Валгина Н.С. Теория текста. – М., 2004.

Волков А.А. Филология и риторика массовой информации // Язык средств массовой информации: учебное пособие для вузов. – М., 2008. – С. 118 – 132.

Добросклонская Т.Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ: современная английская медиаречь. – М., 2008. – 264 с.

Засурский Я.Н. Медиатекст в контексте конвергенции // Язык современной публицистики: сб. статей / состав. Г.Я. Солганик. – М., 2007. – С. 7 – 12.

Земская Ю.Н., Качесова И.Ю., Л.М. Комиссарова, Н.В. Панченко, А.А. Чувакин. Теория текста. – М., 2010.

Кайда Л.Г. Композиционная поэтика публицистики: учеб. пособие. – М., 2006.

Каминская Т.Л. Образ адресата в текстах массовой коммуникации: семантикопрагматическое исследование: Автореф. … докт. филол. наук. – Санкт-Петербург, 2009.

Кириллова Н.Б. Медиакультура: от модерна к постмодерну. – М., 2006.

Клушина Н.И. Стилистика публицистического текста. – М., 2008.

Короченский А.П. Отечественная журналистская наука: между прошлым и будущим // Журналистика и медиаобразование в ХХI веке: сб. науч. тр. – Белгород, 2006. – С. 12 – 18.

Костомаров В.Г. Наш язык в действии: Очерки современной русской стилистики.

– М., 2005.

Кронзауз М.А. Семантика. – М., 2005.

Кубрякова Е.С., Цурикова Л.В. Вербальная деятельность СМИ как особый вид дискурсивной деятельности // Язык средств массовой информации: Учебное пособие для вузов. – М., 2008. – С. 183 – 209.

Леонтьев А.А. Психология воздействия в массовой коммуникации // Язык средств массовой информации: учебное пособие для вузов. – М., 2008. – С. 133 – 145.

Мельник Г.С. Mass Media: Психологические процессы и эффекты. – СПб., 1996.

Муравьева Н.В. Язык конфликта. М., 2002. – Режим доступа:

http://www.library.cjes.ru/online/?a=con&b_id=192&c_id=1365 Петренко В.Ф. Психосемантика массовых коммуникаций // Язык средств массовой информации: Учебное пособие для вузов. – М., 2008. – С. 170 – 182.

Полонский А.В. Сущность и язык публицистики. – Белгород, 2009.

Рогозина И.В. Медиа-картина мира: когнитивно-семиотический аспект. – Москва;

Барнаул, 2003.

Рождественский Ю.В. Введение в общую филологию. – М., 1979.

Рождественский Ю.В. Теория риторики. – М., 2006.

Солганик Г.Я. К определению понятий «текст» и «медиатекст» // Вестник Московского университета. Серия 10. Журналистика. 2005. № 2. – С.7 – 15.

Солганик Г.Я. Стилистика текста. – М., 2006.

Солганик Г.Я. Основы лингвистики речи. – М., 2010.

Социология журналистики: Учеб. пособие для студентов вузов. – М., 2004.

Чернявская В.Е. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, индердискурсивность. – М., 2009.

Чичерина Н.В. Медиатекст как средство формирования медиаграмотности у студентов языковых факультетов. – М., 2008.

Шкондин М.В. Периодическая печать: системные основы типологии. – Типология периодической печати: Учеб. пособие для студентов вузов. – М., 2007. – С. 10 – 45.

Щелкунова Е.С. Публицистический текст в системе массовой коммуникации:

специфика и функционирование. – Воронеж, 2004.

Познакомьтесь с содержанием статьи о медиапространстве, выразите своё отношение и дайте комментарий к приведённым ошибкам с точки зрения рядового носителя современного русского литературного языка.

http://st-hum.ru/content/burmakina-na-bogdanova-ta-realizaciya-normativnogokomponenta-v-molodyozhnoy-mediasrede

РЕАЛИЗАЦИЯ НОРМАТИВНОГО КОМПОНЕНТА

В МОЛОДЁЖНОЙ МЕДИАСРЕДЕ

Бурмакина Н.А., Богданова Т.А.

Статья посвящена анализу ошибок в черновых текстах сюжетов молодежной программы города Ачинска «PROдвижение». Говорится о реализации норм современного русского языка в медиасреде.

Ключевые слова: культура русской речи, лингвистический анализ, филологический анализ текста, стилистика, язык СМИ.

THE IMPLEMENTATION OF THE REGULATORY COMPONENT

IN THE YOUTH MEDIA ENVIRONMENT

Burmakina N.A., Bogdanova T.A.

The article is devoted to the analysis of mistakes in the drafts of scripts written for Achinsk town youth program “PROdvizhenie” (PROmotion). Norms of the modern Russian language and their realization in media environment are also described.

Keywords: Russian speech сculture, linguistic analysis, philological analysis of the text, stylistics, media language.

Научные разработки в области культуры речи объективно отражают состояние лингвистической компетенции современных носителей языка [1; 2;

7; 13; 14; 16; 20], особенно удачны в этом отношении исследования дискурса телевизионных СМИ, что делает актуальным исследования А.Д. Васильева [5] и других лингвистов, занимающихся динамикой речетворчества. В работах А.Д. Васильева «Слово в телеэфире» и С.И Сметаниной «Медиатекст в системе культуры» обозначены основные проблемы реализации нормативного компонента в масс-медиа, вопросы стилистики представлены в издании Л.Р. Дускаевой «Языково-стилистические изменения в современных СМИ». Актуальность трудов этих ученых дает возможность филологам разрабатывать новые подходы к анализу текстов с учетом изменений в русском языке, а также – в лексикографической практике [3; 6; 11].

В настоящей статье анализу подвергнуты черновые варианты текстов сюжетов авторов молодёжной программы «PROдвижение», которая начала свое вещание на телеканале «XXI Век» в 2008 году в городе Ачинске

Красноярского края. Концепция авторов передачи заключается в следующем:

программу «молодежь делает для молодежи».

У нас была возможность увидеть «сырой» материал, до того, как его проверит редактор.

Как известно, работа на телекомпании идет в оперативном режиме, и редактор, работающий сразу на два отдела:

молодежной программы и новостей – далеко не всегда способен тщательно проверить предложенный текст. И если корреспонденты новостной программы, как правило, люди образованные – их черновые тексты содержат небольшое количество ошибок, то авторы «PROдвижения» в лучшем случае заканчивают школу или только начинают получать высшее образование, что влияет на их работу.

Изучая такие тексты, мы обнаружили ошибки разных видов. В исследовании мы использовали временной принцип отбора. Нами проверены черновые тексты телевизионных сюжетов, самые ранние из которых датируются 2008 годом, поздние – 2012 годом. Всего исследовано 50 текстов, отобрано около 100 контекстов с ошибками на уровне лексики, морфологии, синтаксиса, стилистики и богатства речи.

Современная публицистическая речь, наиболее полно реализующая себя на страницах газет, является первым письменным источником, отражающим общеязыковые тенденции. В их основе лежат различные политические, экономические и социальные процессы, влияющие на психологию масс.

По словам Л.Р. Дускаевой, «из всех функциональных стилей русского языка наиболее заметные изменения в последние полтора десятилетия зафиксированы именно в СМИ, что естественно и закономерно при учете глобальных политико-социальных преобразований, происшедших в России с 1985 г.» [10, с. 664-675]. С того времени появилось много работ, посвященных анализу разных аспектов публицистического стиля. Для публицистики новейшего времени характерно стилистическое многообразие, раскрепощенность речи в сторону снижения стиля. Процесс «экспансии»

разговорной речи вплоть до просторечия и нелитературных языковых средств приобрел интенсивность. По существу, изменилась стилевая норма публицистической речи, она сдвигается в сторону разговорности, раскованности и свободы. Средства массовой информации в значительной степени определяют нормы языка и общения, и тем более велика их ответственность за то, чтобы эти нормы отвечали лучшим культурным традициям.

Вследствие этих тенденций зарождается «заколдованный круг обращения языковых средств», который в работе «Слово в телеэфире. Очерки новейшего словоупотребления в российском телевидении» описал А. Д. Васильев.

Авторы телевизионных высказываний говорят так: «говорят все»; «все» же, то есть телезрители, находят в теледискурсе оправдание и поддержку собственному неряшливому словоупотреблению [5, с. 8].

Особенности лингвистического вкуса русского этноса в настоящее время отражают те изменения в языковой системе, которые мы пока оцениваем как разного рода отклонения и ошибки. Основные тенденции этих изменений можно наблюдать в тех связях, которые устанавливаются между формами языка, между языковыми единицами.

Наблюдение за письменным текстом показывают, что нарушения норм на лексическом уровне (лексические ошибки) возникают из-за незнания пишущим лексического значения слова или фразеологизма, особенности их сочетания с другими словами [18, с. 356].

В процессе анализа черновых вариантов текстов молодёжной программы «PROдвижение» выявлено, что частотными являются ошибки в лексической сочетаемости слов: «История велосипеде уходит в далекую историю»

(фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). В этом контексте можно выделить несколько ошибок: неправильный выбор падежной формы слова «велосипед», немотивированное повторение слова «история» и собственно лексически неверное сочетание «в далекую историю». Остановимся на последнем ошибочном проявлении. В словаре

С.И. Ожегова представлено следующее определение:

История. 1. Действительность в ее развитии, движении. 2. Наука о развитии общества и природы. 3. чего. Ход развития, движения чего-н. 4.

Прошлое, сохраняющееся в памяти человечества. 5. Рассказ, повествование (разг.). 6. Происшествие, событие, преимущ. неприятное, скандал (разг.) [15, с. 255].

Кроме того, мы знакомимся и со следующим определением:

Прошлый. 1. Предшествующий настоящему, минувшему. 2. сущ.

«прошлое»: минувшее время, событие [15, с. 628].

Основываясь на словарных статьях, мы можем сделать правку: «История велосипеда уходит в далекое прошлое». Эта ошибка произошла вследствие многозначности слов и частичного их совпадения в одном из значений. По мнению Ю.А. Бельчикова, «такое смешение устойчивых сочетаний распространено в современной устной речи: в разговорной речи, в устных выступлениях политиков, деятелей культуры, в электронных СМИ. Оно свидетельствует о низкой культуре речи» [4 с. 79].

В рассматриваемых работах встречается такая ошибка, как подмена понятия. Она становится причиной нелогичности высказывания, как, например, в этом тексте: «Оказалось, что между телевизионщиками и газетчиками много общего: и те и другие работают с информацией. А вот как они доносят ее своим читателям или зрителям, – в этом как раз разница»

(фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Мы предлагаем следующий вариант правки: «Оказалось, что в работе телевизионщиков и газетчиков много общего: и те и другие имеют дело с информацией. А вот как они доносят ее своим читателям или зрителям, – в этом большая разница».

Подмена понятия часто случается из-за пропуска слова, или речевой недостаточности, как называют эту ошибку стилисты [8 с. 25-26]. Пример такого пропуска был в одном из проверенных нами текстов: «Если в прошлом году рисовали дети и внуки работников завода, то в этом – младшие классы детской художественной школы» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Правка в данном случае будет заключаться в восстановлении пропущенного слова: «Если в прошлом году рисовали дети и внуки работников завода, то в этом – ученики младших классов детской художественной школы».

Многозначность, не устранённая контекстом, еще одна из ошибок, которую мы обнаружили в черновых текстах телевизионных сюжетов:

«Настоящее Ачинска представляли 8 студентов из филиала красноярского аграрного университета. Несмотря на то, что участвуют впервые защищать родной город на танцевальной арене не бояться» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). В словарной статье С.И. Ожегова приведены пять значений слова «настоящий», но не понятно, какое из них имел в виду автор. На наш взгляд, целесообразно исправить эту ошибку таким образом: «Достижения Ачинска представляли 8 студентов из филиала красноярского аграрного университета». Либо: «Ачинск представляли 8 студентов из филиала красноярского аграрного университета».

Не избежали молодые авторы телевизионной программы и ошибок во фразеологии: «Сегодня у большинства начинающих авторов первая проба пера» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Это пример немотивированного расширения состава фразеологизма в результате употребления уточняющих слов. «В ненормированной речи довольно часть встречаются сочетания плеонастического характера, образованные из фразеологизмов и избыточных определений к их компонентам» [8 с. 126].

Верной можно считать следующую правку: «Сегодня у большинства начинающих авторов проба пера».

Ошибок в области синтаксиса в проанализированных текстах оказалось несколько больше, чем лексических.

Всего нами обнаружено восемь видов:

«Синтаксические ошибки связаны с нарушением норм построения словосочетания, простого или сложного предложения. Не выправленные в ходе редактирования синтаксические дефекты снижают степень доступности текста и очень часто представляют информацию искаженной, нарушающей природу описываемого события» [18 с. 379]. Начнем с ошибок связанных с пропуском одного из членов предложения. Как ни удивительно именно они оказались наиболее частотными в черновых работах юных журналистов.

Подобные ошибки чреваты нарушением структуры предложения, искажением смысла, нарушением логической связи: «Ее автор успела побывать в разных школах и навести там шуму. Играла в теннис и училась играть на барабанах. Делала фотографии и утреннюю зарядку» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). В данном случае мы видим немотивированный пропуск подлежащего, а также неоправданную парцелляцию. В написании тестов для телевизионных сюжетов всегда нужно помнить о том, что эта информация звучит в эфире, а значит, её необходимо прочитать. В приведенном контексте диктору пришлось бы делать долгие паузы там, где стоят точки. Связь между частями была бы нарушена, к тому же отсутствие подлежащего это только бы усугубило. На наш взгляд, оправдана следующая правка: «Ее автор успела побывать в разных школах и проявить себя. Она (либо: имя девушки) играла в теннис и училась играть на барабанах, делала фотографии и утреннюю зарядку».

Следующий пример особенно интересен, потому что в нем сделано большое количество различных ошибок: «Еще о сюрпризах, придя отдохнуть в клуб, вас непременно будет ожидать зажигательная программа с элементами юмора, песен, танцев и яркого шоу, не стоит переживать и о музыке, она будет радовать слух для всех возрастов, поэтому уютно и комфортно, другими словами в своей тарелке себя будут чувствовать как студенты, так и люди более старшего возраста» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Эта синтаксическая конструкция сложна для понимания: «Смысловая неясность сложного предложения может возникать вследствие многословия, которое является одной из основных причин нечеткости синтаксической и смысловой связи внутри синтаксических конструкций, в том числе между главной и придаточной частями сложноподчиненного предложения» [4 с. 312]. В данном случае произошло объединение простых предложений в составе бессоюзного.

Следует разделить эту синтаксическую конструкцию на более простые составные части. Кроме того, в этом предложении есть грубая ошибка в использовании деепричастного оборота: «…придя отдохнуть в клуб, вас непременно будет ожидать зажигательная программа с элементами юмора…». Получается, что отдыхать в клуб придет зажигательная программа. Ошибки этого предложения связаны с пропуском дополнения и контаминацией синтаксических конструкций: «…она будет радовать слух для всех возрастов, … ». В справочном пособии мы находим основание для правки: «Целевые отношения выражаются предлогами для, за, в целях, с целью и др. В обычной речи употребляется предлог для + Р. п.» [19 с.

599]. Значит, мы можем восстановить пропущенное дополнение: радовать слух (кого?) людей; подходит для (чего?) всех возрастов.

На основе вышеизложенного материала мы можем сделать кардинальную правку: «Еще о сюрпризах. В клубе вас непременно будет ожидать зажигательная программа с элементами юмора, песен, танцев и яркого шоу.

Не стоит переживать и о музыке, она будет радовать слух людям всех возрастов. Уютно и комфортно, себя будут чувствовать как студенты, так и старшее поколение». Как вы видите, в отредактированном варианте мы избавились еще и от фразеологизма «в своей тарелке». Употребление его здесь не уместно, во-первых, потому что оно повторяет уже переданную в предыдущем словосочетании мысль, и, во-вторых, относится к разговорному стилю, что не приветствуется в публицистическом тексте.

Наряду с нагромождением синтаксической конструкции мы встречаем и ошибки связанные с её незавершенностью: «Чтобы помочь абитуриентам с выбором специальности и учебного заведения ежегодно Служба занятости населения проводит ярмарку профессий. На которой побывал и наш корреспондент» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Здесь необходимо объединить части сложного предложения: «Чтобы помочь абитуриентам с выбором специальности и учебного заведения, ежегодно Служба занятости населения проводит ярмарку профессий, на которой побывал и наш корреспондент».

Мы уже видели пример смешения синтаксических конструкций, но это далеко не единичный случай. И.Б. Голуб назвала это нарушение синтаксической нормы «грубой ошибкой в построении предложения». Мы встречаем ее в следующем предложении: «А для ребятам из Современика эта победа в первую очередь придаст уверенности в себе» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). К вариантам правки можно отнести следующее: «А ребятам из "Современника" эта победа в первую очередь придаст уверенности в себе».

Большое количество ошибок связано с использованием однородных членов предложения. «Ошибка может быть вызвана лексической несочетаемостью одного из однородных членов с тем словом в предложении, с которым связаны однородные члены» [17 с. 306]: «Главное ПРАВИЛО – отсутствие каких-либо правил, свободный полет фантазии и оригинальность идей» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). В данном случае мы видим, что нарушена лексическая сочетаемость однородных членов с обобщающим словом. Полет фантазии и оригинальность не могут быть правилом: «Нельзя употреблять как однородные члены слова, указывающие на несопоставимые понятия» [8 с.

390]. Предлагаем такой вариант: «Главное ПРАВИЛО – отсутствие какихлибо правил. Здесь важны свободный полет фантазии и оригинальность идей».

Ошибки в использовании однородных членов нередко становятся причиной комизма, как например, в этом примере: «Все желающие горожане так же могут посмотреть на детское счастье и посетить фотовыставку в молодежном центре Сибирь до 14 октября» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Фотовыставка называется «Счастливые лица», но, построив предложение таким образом, автор разделяет выставку и ее тему. Исходя из этого, мы предлагаем следующую правку: «Все желающие горожане могут посмотреть на детское счастье, запечатленное на пленку, посетив фотовыставку в молодежном центре Сибирь до 14 октября». Либо: «Все желающие могут увидеть детские счастливые лица, посетив фотовыставку в молодежном центре Сибирь до 14 октября».

Морфологических ошибок не так много, как например синтаксических или лексических, но, к сожалению, и не так мало, чтобы о них не говорить.

Ошибки в использовании местоимений наиболее частотны среди всех морфологических ошибок: «Каждому досталось свое удостоверение.

Например, мне – работника росэлектромонтажа, хоть они и не настоящие, но пошутить над друзьями и вспомнить об этой экскурсии можно» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Неверное употребление местоимения в этом предложении рождает неясность: кто или что не настоящее работники или удостоверения? «В предложении не должно создаваться условий для ошибочного осмысления местоимений» [8 с. 280].

Исходя из этого, мы предлагаем правку: «Каждому досталось свое удостоверение. Например, мне – работника росэлектромонтажа, хоть оно и не настоящие, но пошутить над друзьями и вспомнить об этой экскурсии можно».

В этом примере мы сталкиваемся с еще одной ошибкой, правда, в использовании уже другого местоимения. Возьмем более широкий контекст, чтобы проследить ошибку: «И здесь не обошлось без подарка. Каждому досталось свое удостоверение». Обращаемся к «Практической стилистике современного русского языка» Ю.А. Бельчикова за справкой: «При употреблении местоимения свой и притяжательных местоимений 3-го лица (его, её, их) необходимо иметь в виду следующее: свой означает принадлежность того, о чем говориться, субъекту действия, напр.: Петр говорил о своей семье» [4 с. 169].

Мы понимаем, что автор имел в виду:

«всем достались разные удостоверения». Но получилось, что каждому выдали «свое удостоверение», то есть то, которое ему уже принадлежало до момента выдачи. Тогда правка будет выглядеть таким образом: «И здесь не обошлось без подарка. Всем достались разные удостоверения. Например, мне

– работника росэлектромонтажа, хоть оно и не настоящие, но можно пошутить над друзьями и вспомнить об этой экскурсии». Это не единственная ошибка в использовании притяжательного местоимения: «Я пригласила с собой свою подругу, которая изучает химию. Она будет нашим независимым экспертом. Правда пока она об этом не знает» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). В данном случае употребление местоимения «своя» неоправданно, так как становится причиной речевой избыточности.

Частотной является ошибка в выборе падежной формы существительного:

«Ведь одеяние хоккеистов весит более 8 киллограмм» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). «Относительно конкурирующих форм родительного множественного слова грамм (сто грамм, граммов?) высказывались весьма разноречивые мнения. Во многих пособиях и руководствах по стилистике форма с нулевой флексией (сто грамм) категорически запрещается. В современных словарях предпочтение отдается традиционной форме – граммов» [9 с. 152-153]. Подтверждение этому находим в словарной статье: Килограмм, -а, род. мн. (преимущ. в письменной речи) –граммов и (преимущ. а устной речи) – грамм, м. Мера веса, равная 1000 граммов [15 с. 1356]. Этот материал представляется нам исчерпывающим для правки: «Ведь одеяние хоккеистов весит более 8 килограммов».

В исследованных текстах не обошлось и без стилистических ошибок. В процентном соотношении их несколько меньше, чем лексических или грамматических, но нельзя сказать, что они не имеют значения, ведь для публицистических текстов стилистическое оформление играет далеко не последнюю роль. Наиболее частая ошибка: смешение разностилевой лексики. Молодые авторы нередко в своих произведениях использовали разговорную лексику: «Коньки тоже сильно изменились, ещё в античные времена они изготавливались из костей животных и были не очень-то и удобными» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). В данном случае употребление этого выражения неуместно, оно обедняет текст и лишает его образности. Мы предлагаем правку: «Коньки тоже сильно изменились, ещё в античные времена они изготавливались из костей животных и были не слишком удобными».

При написании телевизионных текстов важно, как они будут звучать при прочтении. Это значит необходимо обращать внимание на благозвучие речи, что молодые авторы делают не всегда: «Оказалось, что между телевизионщиками и газетчиками много общего и те и другие работают с информацией. А вот как они доносят ее своим читателям или зрителям, - в этом как раз разница. И продвиженцы и журналисты молодежной газеты сошлись в одном: труд у нас нелегкий» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). «Если автор невнимателен к фонике, в предложениях отмечается и стечение согласных, и нанизывание гласных» [8 с. 166]. В данном случае неблагозвучие создается «употреблением рядом или повторением одинаковых в звуковом отношении частей слов» [12 с. 166].

Исправить эту ошибку (и сопутствующие ей нарушения других норм) можно следующим образом: «Оказалось, что в работе телевизионщиков и газетчиков много общего: и те и другие имеют дело с информацией. Разница в том, как они доносят ее своей аудитории. И «PROдвиженцы» и журналисты молодежной газеты сошлись в одном: труд у нас нелегкий».

Перейдём к рассмотрению таких ошибок, как тавтология, плеоназм, немотивированное повторение одного и того же слова в узком контексте. Мы вынесли их в отдельную главу, потому что разные авторы учебников и пособий по культуре речи и стилистике относят их в противоположные разделы. В учебнике «Стилистика русского языка» И.Б. Голуб параграф о речевой избыточности, посвященный плеоназму и его разновидности – тавтологии, мы находим в главе «Лексическая стилистика» [8 с. 12]. В классификации норм М.Н. Кожиной эти же нарушения находится в разделе «стилистические ошибки», автор связывает их со слабым овладением ресурсами русского языка, бедностью словаря и фразеологии. Мы видим, что И.Б. Голуб включает немотивированное повторение одинаковых и однокоренных слов в определение тавтологии, в то время как М.Н. Кожина разделяет эти понятия. Здесь возникают определенные сложности в обозначении ошибок.

Мы решили эту проблему следующим образом:

разделили тавтологию на явную и скрытую. В следующем примере мы находим обе эти ошибки: «В современной науке нет единства в трактовке понятия “фольклор”. С начала XX в. термин используется и в более узком, более конкретном значении: ‘словесное устное народное творчество, бытующее в широких народных массах, наряду с фольклором музыкальным и танцевальным’. Название конкурса из «Века в век» существует уже 15 лет, а самому конкурсу больше 20-и, но среди участников всегда находятся те, кто впервые становятся дебютантами. А есть и те, которых можно назвать мастерами сцены» (фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»).

Наибольшее количество ошибок связанно именно с немотивированным повторением одного и того же слова или однокоренных слов: «В беге задействованы все мышцы тела. Бег – это начальная подготовка во всех видах спорта. Если у тебя нет времени заниматься бегом ежедневно на тренировках, то можно бегать для себя утром или вечером. Ну и во время бега можно готовиться к экзаменам или, наоборот, дать своей голове отдохнуть от мыслей. В общем, не стойте на месте, бегите только вперед»

(фрагмент чернового текста сюжета программы «PROдвижение»). Ошибки такого рода очень легко исправить, достаточно лишь подобрать синонимы:

«В беге задействованы все мышцы тела. Бег – это начальная подготовка во всех видах спорта. Если у тебя нет времени заниматься ежедневно на тренировках, то можно делать это для себя утром или вечером. Во время выполнения этого простого упражнения можно готовиться к экзаменам или, наоборот, дать своей голове отдохнуть от мыслей. Не стойте на месте, бегите только вперед!»

Конечно, важно помнить, что мы в своей работе исследовали черновые варианты текстов, а значит, они проходили последующую проверку. Но, к сожалению, некоторые ошибки проходили в эфир, ведь у редактора не всегда достаточно времени для качественной проверки.

В настоящей статье медиапространство рассмотрено с позиции нормативного аспекта культуры русской речи. Наблюдения над письменным текстом показали, что 21 % нарушения норм приходится на лексический уровень, 23% составляют синтаксические ошибки. Доля ошибок на уровне морфологии равна 14%, стилистических ошибок всего 13%. Наиболее частотны ошибки, связанные с богатством речи – 29%. Стоит отметить, что такое явление, как тавтология в исследованных текстах составляет 20% от общего числа ошибок. На уровне лексики ошибки у авторов молодежной программы «PROдвижение» возникают из-за незнания лексического значения слова или фразеологизма, особенности их сочетания с другими словами. В области синтаксиса в проанализированных текстах нами обнаружено восемь видов ошибок: пропуск одного из членов предложения, перенасыщение, незавершенность, смешение синтаксических конструкций, неверное употребление однородных членов предложение, так же встречалось однородность синтаксических конструкций и др.

На уровне морфологии чаще всего сложности вызывает употребление местоимений. Наиболее сложный вопрос для исследования – стилистический анализ. Особое внимание в работе уделено такому понятию, как богатство речи. Для публицистических текстов стилистическое оформление играет далеко не последнюю роль. Но в дискурсе современных СМИ наблюдаются тенденции к уходу от стилевых и жанровых рамок. Как наиболее частную стилистическую ошибку в исследованных контекстах мы выделили смешение разностилевой лексики. Продолжая наши исследования, мы не оставляем надежду на изменение ситуации в медиасреде, надежду на повышение лингвистической компетенции авторов текстов СМИ, а также реализацию нормативного компонента в полной мере.

Список литературы:

1. Анненкова И.В. Язык в современных СМИ в контексте русской культуры: попытка риторического осмысления // Русская речь. 2006. С. 69Богомолова Н.Н. Социальная психология массовой коммуникации:

учеб. пособие для вузов / Н.Н. Богомолова. – М.: Аспект-Пресс, 2010. 191 с.

3. Большой толковый словарь русского языка // С.А. Кузнецов. – 1-е изд.

– СПб.: Норинт, 1998. 864 с.

4. Бельчиков Ю.А. Практическая стилистика современного русского языка. – М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2008. 424 с.

5. Васильев А.Д. Слово в телеэфире. Очерки новейшего словоупотребления в российском телевидении. Красноярск: КГПУ, 2000. 166 с.

6. Вишнякова О.В. Паронимия в русском языке: Учеб. пособие для пед.

вузов по спец. «Русский язык и литература». – М.: ВШ, 1984. 128 с.

7. Головин. Б.Н. Основы культуры речи: учеб. для вузов по спец. «Рус. яз.

и лит.» 2-е изд., испр. М.: ВШ, 1988. 320 с.

8. Голуб И.Б. Стилистика русского языка. / И. Б. Голуб. 9-е изд. М.:

Айрис-пресс, 2007. 488 с.

9. Горбачевич К. С. Нормы современного русского литературного языка.

3-е изд., испр. М.: Просвещение, 1989. 208 с.

10. Дускаева Л.Р. Языково-стилистические изменения в современных СМИ / Л.Р. Дускаева // Стилистический энциклопедический словарь русского языка. М.: Флинта: Наука, 2006. С. 664-675.

11. Жуков В.П., Жуков А.В. Школьный фразеологический словарь / В.П.

Жуков, А.В. Жуков, – М.: Просвещение, 2009. 576 с.

12. Кожина М.Н. Стилистика русского языка: учеб. для студентов пед. интов по спец. № 2101 «Рус. яз. и лит.». 3-е изд., перераб. и доп. М.:

Просвещение, 1993. 200 с.

13. Костомаров В.Г. Наш язык в действии: Очерки современной русской стилистики. М.: Гардарики, 2005. 196 с.

14. Культура русской речи: учебник для вузов / Л.К. Граудина, Е.Н.

Ширяев. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА М, 1999. 560 с.

15. Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка: ок. 100 000 слов, терминов и фразеологических выражений. 26-е изд., испр. и доп. М.: ООО «Издательство Оникс»: ООО «Издательство «Мир и образование», 1999. 944 с.

16. Ровинская Т. Методы воздействия СМИ на общественное сознание // Мировая экономика и международные отношения. 2008. С. 100-103.

17. Розенталь Д.Э. Справочник по русскому языку. Практическая стилистика / Д.Э. Розенталь. М.: Издательский дом «ОНИКС XX век»: Мир и образование, 2001. 381 с.

18. Сметанина С.И. Медиа-текст в системе культуры: (динамические процессы в языке и стиле журналистики конца XX века): научное издание. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2002. 383 с.

19. Современный русский литературный язык: учебник / В.Г. Костомаров, В.И. Максимов. 2-е изд. перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2010. 916 с.

20. Солганик Г.Я. Стилистика современного русского языка и культура речи: учеб. пособие для вузов / Г.Я. Солганик, Т.С. Дроняева. 4-е изд., испр.

М.: Академия, 2007. 256 с.

2. Деловая коммуникация в медиадискурсе.

Деловая коммуникация, реализованная в официально-деловом стиле.

Розенталь Д.Э. «Практическая стилистика русского языка»

Среди книжных стилей языка официально-деловой стиль выделяется своей относительной устойчивостью и замкнутостью. С течением времени он, естественно, подвергается некоторым изменениям, вызванным характером самого содержания. Но многие его черты, исторически сложившиеся жанры, специфическая лексика, фразеология, синтаксические обороты придают ему в целом консервативный характер.

Типичной чертой официально-делового стиля является наличие в нем многочисленных речевых стандартов — клише. Если в других стилях шаблонизированные обороты нередко выступают как стилистический недостаток, то в официально-деловом стиле в большинстве случаев они воспринимаются как вполне естественная его принадлежность.

Многие виды деловых документов имеют общепринятые формы изложения и расположения материала. Не случайно в деловой практике используются готовые бланки, которые нужно только заполнять. Даже конверты принято надписывать в определенном порядке (различном в разных странах, но твердо установленном в каждой из них), и это имеет свое преимущество и для пишущих, и для почтовых работников. Поэтому все те речевые клише, которые упрощают и ускоряют деловую коммуникацию, вполне в ней уместны.

Официально-деловой стиль—это стиль документов: международных договоров, государственных актов, юридических законов, постановлений, уставов, инструкций, служебной переписки, деловых бумаг и т.д. Несмотря на различия в содержании и разнообразие жанров, официально-деловой стиль в целом характеризуется рядом общих черт.

К ним относятся:

1) сжатость, компактность изложения, «экономное» использование языковых средств;

2) стандартное расположение материала, нередкая обязательность формы (удостоверение личности, различного рода дипломы, свидетельства о рождении и браке, денежные документы и т.д.), употребление присущих этому стилю клише;

3) широкое использование терминологии, номенклатурных наименований (юридических, дипломатических, военных, административных и др.), наличие особой лексики и фразеологии (официальной, канцелярской), включение в текст сложносокращенных слов, в частности аббревиатур;

4) частое употребление отглагольных существительных, отыменных предлогов (на основании, в отношении, в соответствии с, в деле, в силу, в целях, за счёт, по линии и др.), сложных союзов (вследствие того что, ввиду того что, в связи с тем что, в силу того что и др.), а также устойчивых словосочетаний, служащих для связи частей сложного предложения (на случай, если../, на том основании, что..., по той причине, что..., с тем условием, что...', таким образом, что...', то обстоятельство, что...', тот факт, что... и т.п.);

5) повествовательный характер изложения, использование номинативных предложений с перечислением;

6) прямой порядок слов в предложении как преобладающий принцип его конструирования;

7) тенденция к употреблению сложных предложений, отражающих логическое подчинение одних фактов другим;

8) почти полное отсутствие эмоционально-экспрессивных речевых средств;

9) слабая индивидуализация стиля.

Неоднородность тематики и разнообразие жанров позволяют выделить в рассматриваемом стиле две разновидности: официально-документальный стиль и обиходно-деловой стиль. В свою очередь, в официальнодокументальном стиле можно выделить язык законодательных документов, связанных с деятельностью государственных органов, и язык дипломатических актов, связанных с международными отношениями. В обиходно-деловом стиле различаются по содержанию, жанрам и по характеру используемых языковых средств служебная переписка между учреждениями и организациями, с одной стороны, и частные деловые бумаги — с другой.

Язык законодательных документов включает в себя лексику и фразеологию государственного права, гражданского права, уголовного права, Кодекса законов о труде, Кодекса законов о браке и семье и т.д. К ней примыкает лексика и фразеология, связанная с работой административных органов, служебной деятельностью граждан и т.д.: законодательство, кассация, конституция, подсудность, правоспособность, приговор, прокурор, судопроизводство, судоустройство, улики, юрисдикция, возложить ответственность, в отмену постановления, в развитие постановления, впредь до особого распоряжения, вступить в силу, в целях содействия, выписка из приказа, довести до сведения, занять должность, исполнять обязанности, командировочное удостоверение, органы власти.

Примерами документов этой разновидности официально-делового стиля могут служить следующие отрывки из «Закона об авторском праве и смежных правах»:

Статья 7. Предмет регулирования Настоящий Закон регулирует отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений науки, литературы и искусства {авторское право), фонограмм, исполнений, постановок, передач организаций эфирного или кабельного вещания {смежные права).

Статья 2. Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах.

Законодательство Российской Федерации об авторском праве и смежных правах состоит из настоящего Закона, являющегося частью гражданского законодательства Российской Федерации и действующего на всей территории Российской Федерации, издаваемых в соответствии с настоящим Законом других актов законодательства Российской Федерации, Закона Российской Федерации «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных», а также принимаемых на основе настоящего Закона законодательных актов республик в составе Российской Федерации.

Статья 31. Условия авторского договора

7. Авторский договор должен предусматривать: способы использования произведения (конкретные права, передаваемые по данному договору)', срок и территорию, на которые передаётся право;

размер вознаграждения и (или) порядок определения размера вознаграждения за каждый способ использования произведения, порядок и сроки его выплаты, а также другие условия, которые стороны сочтут существенными для данного договора....

2 Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются непереданными.

Предметом авторского договора не могут быть права на использование произведения, не известные на момент заключения договора.

Специфической является также лексика и фразеология дипломатических документов: аккредитовать, вербальная нота, верительная грамота, вольный город, демарш, дипломатическая неприкосновенность, дипломатический корпус, коммюнике, консульская конвенция, морской атташе, поверенный в делах, прелиминарный договор, преамбула, ратификация, ультиматум и т.п. Значительная часть этой лексики носит интернациональный ХАРАКТЕР, некоторые термины передаются как русскими буквами, так и в латинском написании: персона грата, персона нон грата, статус-кво (status quo), casus belli.

В языке дипломатических документов, в литературе, связанной с международными отношениями, нередко встречаются также устойчивые словосочетания с более или менее свободным значением входящих в них элементов. Сюда можно отнести такие словосочетания, как всеобщее разоружение, международный контроль, мирное сосуществование государств с различным социальным строем, неприкосновенность государственных границ, принцип невмешательства во внутренние дела других государств, укрепление мира и безопасности и т.п.

Дипломатическому языку не чужды некоторые элементы образности. Так, можно отметить применяемое в международной практике (не в официальном стиле) метонимическое употребление названий столиц, улиц или зданий для обозначения соответствующего государства или ведомства иностранных дел. Например, в печати сочетание Даунинг-стрит употребляется в значении «Министерство иностранных дел Великобритании» (оно помещается на этой улице), Кэ д'0рсэ — в значении «Министерство иностранных дел Франции» (оно помещается на этой набережной), Белый дом (резиденция Президента США) — в значении «Президент (или правительство) США», Елисейский дворец (резиденция Президента Франции) — в значении «правительство Франции» и т.п.

Экспрессивную окраску приобрели употребляемые в переносном значении словосочетания холодная война, поджигатели войны, выразительны также сочетания политика с позиции силы, балансирование на грани войны и др.

Языку дипломатии в целом присуща книжная, «высокая» лексика, служащая для создания известной торжественности и придания документу подчеркнутой значимости.

Используются также выражения, связанные с этикетом и представляющие собой общепринятые формулы вежливости:

Министерство иностранных дел Российской Федерации свидетельствует своё почтение посольству... и имеет честь сообщить; Прошу Вас, господин Посол, принять уверения в моём весьма высоком уважении и т.п.

Обиходно-деловой стиль, как было уже сказано, связан со служебной перепиской (деловое письмо, коммерческая корреспонденция), официальными деловыми бумагами (справка, удостоверение, акт, протокол), частными деловыми бумагами (заявление, доверенность, расписка, автобиография, счет и др.). Все они характеризуются известной стандартизацией, облегчающей их составление и использование и рассчитанной на «экономию» языковых средств, на устранение неоправданной информационной избыточности.

Приведем образцы некоторых деловых бумаг:

Сопроводительное письмо В ответ на Ваш запрос высылаем Вам каталог наших изданий на 1999 год.

Приложение: один экземпляр каталога.

Письмо-подтверждение Подтверждаем получение Вашего письма №... от..., в котором Вы запрашиваете нас о перспективном плане наших изданий на 1999 год.

Сообщаем, что составление плана будет завершено в ближайшее время.

По его напечатании незамедлительно Вам будет выслан один экземпляр.

Письмо-сообщение Доводим до Вашего сведения, что нашим издательством только что выпущены в свет... [перечисляются издания].

Письмо-приглашение 15 сентября с.г. в 12 часов в кабинете главного редактора издательства состоится обсуждение перспективного плана издания переводной литературы на 2001 — 2005 годы.

Направляем Вам проект плана и просим прислать представителя для участия в совещании.

–  –  –

заявление (Заявление).

Прошу Вас предоставить мне недельный отпуск для поездки домой по семейным обстоятельствам.

Прилагаю письмо с сообщением о болезни моей матери.

10 января 1998 г. [подпись] Доверенность Я, [фамилия, имя, отчество], доверяю Петру Сергеевичу Ильину получить в 218-м почтовом отделении г. Москвы пришедшую на моё имя посылку.

15 февраля 1998 г. [подпись] Охарактеризуйте стилистическое использование элементов официально-делового (юридического) стиля в отрывке из романа Л.Н. Толстого «Воскресение». Выразите мысли, изложенные в отрывке, средствами разговорного и публицистического стилей.

В случае оставления жалобы без последствий, к чему, по мнению адвоката, надо быть готовым, так как кассационные поводы очень слабы, партия каторжных, в числе которых была Маслова, могла отправиться в первых числах июня, и потому для того, чтобы приготовиться к поездке за Масловой в Сибирь, что было твёрдо решено Нехлюдовым, надо было теперь же съездить по деревням, чтобы устроить там свои дела.

Смоделируйте «хороший» текст выбранного вами жанра, проведите самооценку, кроме того, дайте экспертную оценку

Похожие работы:

«www.ctege.info В4 4.2. Царство Бактерии. Особенности строения и жизнедеятельности, роль в природе. Бактерии – возбудители заболеваний растений, животных, человека. Профилактика заболеваний, вызываемых бактериями. Вирусы Основные термины и понятия, проверяемые в экзаменационной работе: автотрофно...»

«5. Уживання ЛО der  Euro  в досліджених текстах пов`язується насамперед з негативними контекстами у межах словосполучення, речення, абзацу й тексту; на противагу цьому ЛО die Whrung використовується насамперед...»

«Автоматизированная копия 586_335416 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13567/11 Москва 6 марта 2012 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председате...»

«Пол Джоанидис Библия секса Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=153336 Библия секса / Пол Джоанидис: Эксмо; Москва; 2010 ISBN 978-5-699-44342-0 Аннотация Обновленное и дополненное издание одной из самых основательных и лучших книг о сексе. Книга адресована всем тем, кто ничего не...»

«Годовая инвентаризация Печатная версия Электронный журнал В конце года в компании проводится годовая инвентаризация. Это прописано в пункте 27 Положения по ведению бухгалтерского учета и отчетности, утвержденного приказом Минфина Р...»

«ВЕРХОВНА РАДА УКРАЇНИ ІНФОРМАЦІЙНЕ УПРАВЛІННЯ ВЕРХОВНА РАДА УКРАЇНИ У Д ЗЕРКАЛІ ЗМІ: За повідомленнями друкованих та інтернет-ЗМІ, телебачення і радіомовлення 3 лютого 2009 р., ві...»

«Ограничение права на выезд из РФ как принудительная мера исполнения решения налогового органа (опубликовано: Налоговые споры: теория и практика 2009, № 3) Светлана Алексеевна СУШКОВА, судья Арбитражного суда Свердловской области Если должник без уважительных причин не исполнил в срок требование, указанное в исполнительном документе, суд может установить...»

«Демография © 1992 г. Г. ШУМАН, Ж. СКОТТ КОЛЛЕКТИВНАЯ ПАМЯТЬ ПОКОЛЕНИЙ* ШУМАН Говард — профессор социологии, главный научный сотрудник Института социальных исследований Мичиганского университета, главный редактор журнала «Паблик Опиньон Квотерли» (США). В нашем ж...»

«Автоматизированная копия 586_191197 ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 1674/10 Москва 29 сентября 2010 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе: председательствующего – Председателя Высшего Арбитражного Суда Российск...»

«1 Рубежная контрольная 2 (обязательное задание). Сдать на проверку 24 мая 2012 Решение задачи должно быть прозрачным с необходимыми пояснениями и со всеми исходными формулами, промежуточными расчетами, конечными цифрами. Задачи решать в системе СИ.ОБЯЗАТЕЛЬНО УКАЗАТЬ РАЗМЕРНОСТЬ ОТВЕТА (ЗА...»

«Арбитражный суд Краснодарского края 350063, г. Краснодар, ул. Красная, д.6, тел. 268-46-00 http://www.krasnodar.arbitr.ru, e-mail: a32.vmaklashov@arbitr.ru ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РЕШЕНИЕ арбитражного суда первой инстанции 16 сентября 2016 года Дело №А32-17843/2016 г. Краснодар 56/1...»

«У корня DNS Нормальная работа сети Интернет немыслима без правильно функционирующей системы доменных имен, или DNS (Domain Name System). Всякий раз, когда мы набираем имя вебсайта или посылаем электронную почту, эта система берет на себя задачу трансляции имени в цифровой адрес протокола IP, необходимый для осуществления связи между к...»

«1. Цель и задачи освоения дисциплины Целью освоения дисциплины «Методика полевого эксперимента» является формирование необходимого объема знаний и умения у слушателей по вопросам организации, планирования и выполнения научных исследований, посвященных разработке и совершенствованию рабочих...»

«Приложение к циркулярному письму № 340-21-900ц от 31.05.2016 Приложение 2 к Правилам классификационных освидетельствований судов в эксплуатации 1) В пункте 1.2 вносятся изменения в следующие определения, отмечено подчерк...»

«ГОСУДАРСТВЕННАЯ СИСТЕМА ЗАЩИТЫ ИНФОРМАЦИИ Утвержден 11443195.4012.038 31 ЛУ Программно-аппаратный комплекс средств защиты информации от несанкционированного доступа «Аккорд-АМДЗ» Описание применения 11443195.4012.038 31 Листов 18 Москва АННОТАЦИЯ Настоящий документ являе...»

«ГОУ ВПО Российско-Армянский (Славянский) университет Список абитуриентов РАУ 2015 года, сдавших все экзамены с положительными оценками, представленных к зачислению на 1-ый курс. Список составлен по первым заявкам абитуриентов Для введения в приказ абитуриентам гос...»

«ГОСУДАРСТВО И ОБЩЕСТВО DOI: 10.14515/monitoring.2014.6.05 УДК 316.654:342.5/.5(479+571) В.О. Киселев ДОВЕРИЕ К ПОЛИТИЧЕСКИМ ИНСТИТУТАМ В РОССИИ: ОПЫТ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГ ДОВЕ...»

«© Муниципальное автономное учреждение дополнительного профессионального образования «Центр научнометодического обеспечения». Анализ урока с позиций системно-деятельностного подхода (материалы постоянно действующего практикума заместителей директора по методической работе) г. Лысьва Пермский край 2016 г. © Муниципальное автономное...»

«АННОТАЦИЯ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Основы философии Уровень основной образовательной программы подготовка специалистов Специальность 43.02.11 «Гостиничный сервис» Форма обучения очная (очная, очно-заочная (вечерняя), заочная) Факультет Кол...»

«Отчет «Спам-фильтрация: полевые испытания» Спам-фильтрация: полевые испытания Отчет о результатах тестирования российских спам-фильтров в реальных условиях © 2005, МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» © 2005, Фонд цифровой эпохи (Digital Millennium Foundation) МОО ВПП ЮНЕСКО «Информация для всех» E-mail : contact@ifap....»

«Вестник ДВО РАН. 2011. № 4 Curriculum vitae Академику Петру Яковлевичу Бакланову – 65 лет Академик РАН, член Президиума ДВО РАН, директор Учреждения Российской академии наук Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН, профессор, докт...»

«Зарегистрировано 21 октября 2014 г. Государственный регистрационный номер 1 – 02 – 12310 – А – 003D Банк России _ (указывается наименование регистрирующего органа) _ (подпись уполномоченного лица) (печать регистрирующего органа) РЕШЕНИЕ О ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ ВЫПУСКЕ ЦЕННЫХ БУМАГ Открытое акционерное общество «Вертол...»

«DRS-69VST РА ДАР-ДЕТЕК ТОР РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ СОДЕРЖАНИЕ Меры безопасности и предосторожности Комплектация Устройство и органы управления Установка Основные операции ЖК-дисплей Меню системных настроек Поиск и устранение простых неисправностей Технические характеристики Уважаемый по...»

«ISSN 0201-7997. Сборник научных трудов ГНБС. 2016. Том 143 67 УДК 581.4075.8 (076.5) СИСТЕМАТИЗАЦИЯ И ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ РАСТЕНИЙ АКМОЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ Асия Дарбаевна Дукенбаева1, Ерлан Жумай2, Айгуль Амангель...»

«Похитители лимонов Действующие лица Кучукова Ираида Константиновна Аркадий Ян Звонит домофон. Ираида. Кого еще там?. Да! Голос Аркадия. Кучукова Ираида Константиновна? Ираида. Да! Голос Аркадия. Телеграмма. Ираида. Хорошо, сейчас. (Вешает трубку домофона, открывает дверь.) На пороге появляется Аркадий....»

«ПОЛИТИКА ПО БОРЬБЕ С КОРРУПЦИЕЙ И ДАРЕНИЮ ПОДАРКОВ (МИРОВАЯ ПОЛИТИКА GP-20.A) В настоящем документе излагается глобал политика компании Armstrong World Industries, Inc. Ее положения применимы лично к ва...»

«Агенты с одним состоянием Обучение с подкреплением Сергей Николенко Центр Речевых Технологий, 2012 Сергей Николенко Обучение с подкреплением Постановка задачи Агенты с одним состоянием Многорукие бандиты Outline Агенты с одним со...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.