WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ВЕРОЯТНОСТНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И ЭФФЕКТ ОБМАНУТОГО ОЖИДАНИЯ А.В. Умеренкова аспирант кафедры теории языка e-mail: anna-umerenkova Курский государственный университет В ...»

УДК: 801: 159.9

ВЕРОЯТНОСТНОЕ ПРОГНОЗИРОВАНИЕ И ЭФФЕКТ

ОБМАНУТОГО ОЖИДАНИЯ

А.В. Умеренкова

аспирант кафедры теории языка

e-mail: anna-umerenkova@yandex.ru

Курский государственный университет

В статье эффект «обманутого ожидания» рассматривается в русле психологии речевосприятия, а именно

современного представления о вероятностном прогнозировании, которое является важным средством коммуникации и коммуникативной компетенции.

Ключевые слова: эффект обманутого ожидания, вероятностное прогнозирование, моделирование, внутренний контекст.

Одной из возможностей исследования особенностей эффекта «обманутого ожидания»

является лингвокогнитивное моделирование механизмов восприятия речевого сообщения.

Осознание природы эффекта «обманутого ожидания» невозможно без уяснения некоторых положений психологии речевосприятия, в частности современного представления о вероятностном прогнозировании, которое является важным средством коммуникации и коммуникативной компетенции.

С.Б. Донгак рассматривает «обманутое ожидание» в его связи с языковой игрой и находит точки их непосредственного соприкосновения: для адекватного понимания языковой игры также необходимо наличие у реципиента определенных знаний опыта, кроме того, адресат должен учитывать и культурное пространство, в котором проходит коммуникация.

Таким образом, С.Б. Донгак высказывает мнение, что «обманутое ожидание» собственно и есть языковая игра. Осознанное моделирование ситуации обманутого ожидания, то есть осознанное отступление от нормы, как и любая языковая игра, требует повышенного внимания говорящего к форме речи.



Считается, что теория «обманутого ожидания» впервые возникла в контексте проблемы комического и является объектом внимания философов и психологов (Т. Гоббс, И.

Кант, Т. Липпс и др.) уже на протяжении двухсот лет. Согласно датскому психологу Г.

Гефдингу, основная форма комического есть контраст, возникающий «оттого, что внезапно сталкиваются две мысли и два впечатления, из которых каждое само по себе вызывает чувствование, но так, что одно разрушает, что построило другое» [Донгак 2001]. Так, проблему эмоциональной реакции индивида на воспринимаемый текст нельзя назвать собственно лингвистической, она также лежит в сфере интересов и когнитивной психологии, и философии дискурса, и кибернетики, изучающей речь как разновидность вероятностного процесса.

Способность к вероятностному прогнозированию кроется в определенной организации памяти, сохраняющей информацию о событиях в прошлом опыте данного индивида, о последовательности этих событий, о том, как часто имела место та или иная цепь событий в прошлом опыте. Если бы мы жили в среде, где последовательность событий была бы четко детерминирована, то прогнозирование не требовало бы особых усилий и было бы более или менее точным. В вероятностно организованной среде, коей является наша действительность, память может обеспечить только вероятностное прогнозирование предстоящих событий. Под вероятностным прогнозированием И.М. Фейгенберг понимает «…способность сопоставлять поступающую через анализаторы информацию о наличной ситуации с хранящейся в памяти информацией о соответствующем прошлом опыте и на основании этого сопоставления строить предположения о предстоящих событиях, приписывая каждому из этих предположений ту или другую степень достоверности» [Фейгенберг 1986: 91]. Таким образом, становится очевидно, что без вероятностного прогнозирования любая деятельность была бы невозможна: оно есть «моделирование» вероятностно организованного мира живущим в этом мире существом» [там же: 99].





Участие вероятностного механизма в процессе порождения речи связано с наличием в человеческой психике механизма субъективной оценки вероятности слов и других элементов.

Р.М. Фрумкина показала, что субъективная оценка коррелирует с объективной вероятностью элементов в тексте [Фрумкина 1966]. «Классическая модель» порождения речи Ч. Осгуда также построена на вероятностном принципе. В рамках данной модели процесс речепроизводства идет параллельно на трех различных уровнях: 1)на уровне мотивации, 2) на уровне кодирования, 3) на уровне декодирования. Единицей каждого уровня являются, соответственно, предложение (высказывание), «функциональный класс» и «нуклеус»

[Леонтьев 97: 87]. Однако, вероятностная модель практически неприменима для моделирования грамматического аспекта речи, так как строится исключительно на взаимоотношении отдельных слов, а также невозможна с точки зрения овладения языком:

«Для того, чтобы ребенок обучился всем правилам…последоватенльности…ребенок должен выслушать 2100 предложений, прежде, чем он сможет говорить и понимать по-английски…»

[Миллер, Галантер, Прибрам 1965: 158-159]. Но это не значит, что вероятностные модели должны быть вовсе отброшены, ведь допускается и то, что в различных условиях человек может использовать разные модели параллельно, либо взаимозаменяемо. Существуют коммуникативные ситуации, для моделирования которых именно грамматика с конечным числом состояний подходит как нельзя лучше. В числе таких ситуаций спонтанная жестовомимическая речь глухонемых, детская речь на стадии ее развития. Гораздо менее уязвима, чем модель с конечным числом состояний, грамматика НС (непосредственно составляющих).

В качестве природного эксперимента, результаты которого могли бы прояснить проблему механизмов порождения речи, Т.В. Рябова рассматривает случаи особого речевого расстройства – афазии. Анализ того, какие звенья страдают при той или иной форме афазии дает возможность судить о составе звеньев речевого процесса. По Рябовой порождение речи начинается с «внутреннеречевого» высказывания, за которым следует выбор слов, проходящий в два этапа: 1) перевод широких субъективных смыслов внутренней речи, выражаемых особым кодом, в единицы значения определенного внешнего языка; 2) нахождение послоговой двигательной программы высказывания и ее реализация под контролем кинестического и слухового анализаторов [Рябова 1967: 76-94].

Говоря о психолингвистических экспериментах, связанных с использованием статистических критериев, следует обратиться к трудам А.А. Леонтьева, который разделяет эксперименты на две группы. К первой группе относятся исследования, в основе которых лежит скрытое знание испытуемого о вероятности каждого из используемых им элементов.

Во вторую группу входят эксперименты, опирающиеся на умение испытуемых самостоятельно выбирать элемент, наиболее подходящий по своим вероятностным характеристикам «дистрибуции вероятностей в данном тексте» [Леонтьев 1969: 42].

Эксперименты первой группы доказывают реальность использования стохастической модели в речевом поведении, в то время как для экспериментов, относящихся ко второй группе, знания элементов, предшествующих данному элементу, недостаточны.

В качестве примера эксперимента первой группы А.А. Леонтьев приводит исследование Дж. Миллера и Дж. Сэлфридж, в котором дается четкое определение вербального контекста: он есть «степень, в которой предшествующее появление определенных вербальных элементов влияет на выбор таких элементов говорящим в данный момент» (там же). Еще одним ярким примером, по мнению ученого, служит работа Дж.

Миллера в соавторстве с Дж. Хейзе и У. Лихтеном, где выделяется три типа контекста: 1) контекст, образуемый знанием испытуемого о числе возможных альтернатив; 2) контекст, образуемый синтагматическими связями; 3) контекст, образуемый знанием того, что искомый элемент – повторение предыдущего элемента. В более новых трудах понимание речи рассматривается как функция условных вероятностей определенных слов (Х. Рубенштейн, Дж. Поллак, Дж.М. Пикетт). Все вышеизложенное служит доказательством того, что носитель языка в своем речевом поведении руководствуется вероятностным принципом, оценивает возможность появления очередного слова, отталкиваясь от того, какие слова уже появлялись.

Говоря о коммуникации между носителями разных языков и языковых культур, следует отметить, что реципиент включает механизм вероятностного прогнозирования и интерпретации контекста на всех этапах речевосприятия. В этой связи Е. В. Ильиченко разделяет все типовые ситуации на ситуации живого слушания (когда говорящий перед нами), ситуации аудирования при помощи технических средств (объявление на вокзале) и ситуации общения собеседников (12).

Так, с психолингвистической точки зрения способность вероятностного прогнозирования предполагает наличие определенной интуиции в выборе из числа альтернативных сообщений наиболее подходящего для данного контекста. С психолингвистической точки зрения контекст «находится в голове слушающего», ведь акт интерпретации невозможен без соотнесения языковой информации текста со схемами наличных знаний и убеждений, образующих ряд ассоциирующихся внутренних контекстов Таким образом, можно говорить о существовании [Сазонова 2000: 76].

психолингвистического взгляда на проблему внутреннего контекста интерпретации, в основу которого легла концепция внутреннего контекста А.А. Залевской и, в частности, об актуальности проблемы выводного знания и идентификации коммуникативных намерений автора, заложенных в контексте.

Для вероятностного прогнозирования особо важную роль играет понимание широкого контекста. Интерпретируя широкий контекст «правильно», слушатель ожидает определенную лексику, клише, фразеологизмы и т.д., связанные с данным контекстом. Так, например, в процессе общения с людьми, страдающими заиканием, мы невольно вслух или про себя договариваем за них то, что они затрудняются произнести. Часто суть высказывания оказывается совершенно неожиданной и весьма далекой от прогнозируемого – так возникает ситуация «обманутого ожидания», которая часто встречается и в других условиях общения.

Дело в том, что наличие определенных языковых структур – паттернов – в определенных контекстах связано с существованием образа правильной речи, который касается самых различных речевых аспектов от произношения до обмена коммуникативными ходами. В последнем случае следует говорить о «правильном», то есть наиболее вероятном развитии дискурса. По сравнению с фонологическим и морфологическим уровнями уровень дисурса отличается не столь строгой детерминацией последующего элемента предшествующим в последовательности языковых выражений, и это, по словам М.Л.

Макарова, обусловлено свободой говорящего выбирать путь «нерелевантного продолжения дискурса» [Макаров 2003: 178]. Экспектации и антиципации относительно «правильного»

развития дискурса обнаруживают себя в ситуациях «обманутого ожидания», которые возникают на базе двух психолингвистических явлений – предсказуемости и непредсказуемости. Так, «обманутое ожидание» неизменно связано с нарушением социальных, поведенческих, языковых стереотипов и составляет основу коммуникативной экспрессивности.

Подводя итог вышесказанному, следует еще раз отметить, что вероятностное прогнозирование есть процесс сопоставления поступающей информации о наличной ситуации с уже заложенной в памяти информацией о прошлом опыте, протекающий при участии механизма субъективной оценки вероятности появления слов и других элементов в речи. Для понимания речи важна адекватная интерпретация как широкого, так и внутреннего контекста, представленного несколькими моделями, а именно 1) когда реципиент знает о числе возможных альтернатив, 2) когда контекст обусловлен синтагматическими связями, 3) когда реципиент знает, что искомый элемент – повторение предыдущего. Неоправданные экспектации относительно «правильного» развития дискурса порождают ситуации «обманутого ожидания», неизменно связанные с нарушением языковых стереотипов.

Осознанное моделирование ситуаций «обманутого ожидания» является особой коммуникативной стратегией и способствует повышению коммуникативной экспрессивности.

Библиографический список

Донгак С.Б. Обманутое ожидание как стилистическая проблема (к постановке вопроса) // Речевое общение (Теоретические и прикладные аспекты речевого общения). Вып. 3 (11). – Красноярск, 2000. С 110-117.

Донгак С.Б. Языковая игра и обманутое ожидание // Критика и семиотика. Вып. ?, Красноярск: Красноярский государственный университет. – 2001.

Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. – М.: «Наука», 1982. – 155с.

Леонтьев А.А. Основы психолингвистики. – М.: Смысл, 1997. – 287с.

Леонтьев А.А. Психолингвистика. – Ленинград: «Наука», 1967.

Леонтьев А.А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания.

– М.: «Наука», 1969. - 307с.

Макаров М.Л. Основы теории дискурса. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2003.

Миллер Д., Галантер Ю., Прибрам К. Планы и структура поведения. – М., 1965.

Рябова Т.В. Механизм порождения речи по данным афазиологии // Вопросы порождения речи и обучения языку / Под ред. А. А. Леонтьева и Т. В. Рябовой. – М.: МГУ, 1967.

Сазонова Т.Ю. Моделирование процессов идентификации слова человеком:

психолингвистический подход: Монография. Тверь: Твер. гос. ун-т, 2000.

Ханский А.О. Коммуникативные стратегии вербального утешения: Автореф. дисс. – Тверь, 2002.

Фейгенберг И.М. Вероятностное прогнозирование и преднастройка к действиям // Кибернетические аспекты интегральной деятельности мозга. – М., 1966.

Фейгенберг И.М. Видеть-предвидеть-действовать. – М.: Знание, 1986.

http://archive.1september.ru/eng/2002/10/1/html



Похожие работы:

«Ирина Германовна Малкина-Пых Виктимология. Психология поведения жертвы Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=420962 Виктимология. Психология поведения жертвы: Эксмо; Москва;...»

«Урок 4 Человек в группе. План урока.1. Человек в группе.2. Свобода и ответственность.3. Межличностные отношения, общение.4. Межличностные конфликты, их разрешение. Социальная группа это объединение людей, основанное на их общем участии в некоторой деятельности, связанное системой отношений,...»

«Эльвира Сарабьян Актерский тренинг по системе Станиславского. Интеллект. Воображение. Эмоции. Метод действенного развития Актерский тренинг по системе Станиславского. Интеллект. Воображение. Эмоции. Метод действенного развития. / Эльвира Сарабь...»

«ПСИХОЛОГИЯ РЕАЛИЗАЦИИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ РЕШЕНИЙ В.Н. Кивайко Академия управления при Президенте Республики Беларусь (г. Минск) В статье рассматриваются основные подходы реализации управленческих решений должностных полномочий сотрудника органа государственного управления. Отмечены пе...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Учебно-методический комплекс «Социально-психологическая диагностика личности и группы» предназначен для преподавателей и студентов БГПУ по специальности 1-23 01 04 Психоло...»

«УДК: 801.1 МОДЕЛИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КУЛЬТУРНОГО ЗНАНИЯ Т.Ю. Сазонова профессор кафедры теории языка доктор филологических наук, профессор e-mail: TSazonova@gmail.com Курский государственный университет В работе рассматриваются некоторые подходы к вопросам культуры как социо-психоческого феномена,...»

«Антон Могучий Книга-тренинг для вашего мозга и подсознания От редакции Уважаемые читатели! Перед вами уникальная книга-тренажер для развития интеллектуальных способностей. Для того чтобы в полной мере раскрыть свой интеллектуальный потенциал с...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.