WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«МОДЕЛИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КУЛЬТУРНОГО ЗНАНИЯ Т.Ю. Сазонова профессор кафедры теории языка доктор филологических наук, профессор e-mail: TSazonova Курский государственный ...»

УДК: 801.1

МОДЕЛИ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КУЛЬТУРНОГО ЗНАНИЯ

Т.Ю. Сазонова

профессор кафедры теории языка

доктор филологических наук, профессор

e-mail: TSazonova@gmail.com

Курский государственный университет

В работе рассматриваются некоторые подходы к вопросам культуры как социо-психоческого

феномена, обсуждаются некоторые модели репрезентации культурного знания, наиболее релевантные с

точки зрения изучения процессов производства и понимания речи в свете психолингвистической концепции слова как достояния индивида.

Ключевые слова: культурное знание, концептуализация, образ, культурная схема В современной лингвистике когнитивное моделирование языковых явлений не может обходиться без учета культурного знания (cultural knowledge [Givon 1992: 12]) носителя языка. Нерасторжимая связь языка и культуры является общепризнанной, тем не менее, исследование природы этой связи и ее влияния на сохранение и передачу культурных значений с одной стороны и культурных ценностей с другой, остается актуальной.

Являясь понятием комплексным и многоаспектным, наделенным разнообразными, разнородными, неоднозначными, а подчас и противоречивыми идиокультурными характеристиками, культура описывается учеными в различных терминах, классифицируется по самым разным основаниям и представлена в различных типологиях. Не удивительно, что существует такое многообразие определений понятия «культура».



В работе [Елизарова 2005] прослеживается эволюция взглядов на культуру и, соответственно, ее определений. «Первоначальный подход к определению культуры базировался на представлении о том, что культура – это гомогенное явление, присущее всем обществам. Различия в обществах трактовались не как различия в сути, в содержании, а как различия в степени развитости одного и того же явления – культуры.

Мерой измерения служил прогресс от варварства к цивилизации» [Op. cit.: 5]. Наиболее яркое выражение такой подход нашел в работах И.В. Тайлора, который считал, что общества не обладали дискретными культурами, а лишь большей или меньшей степенью общей культуры, которая была присуща человечеству в целом. Такой подход нашел выражение в его широко цитируемом определении культуры как комплексного целого, которое включает знания, верования (убеждения), искусство, мораль, закон, обычаи и любые другие характеристики и привычки, приобретаемые человеком как членом общества» [Tylor 1903: 1].

С началом антропологических исследований в конце XIX века, хотя культура по-прежнему рассматривалась как состоящая из компонентов, определенных И.В.

Тайлором, термин «культура» начинает применяться по отношению к различным обществам, обладающим собственным стилем жизни, отличным от других. Содержание и структура культуры по-разномутолковались различными исследователями и школами в зависимости от целей изучения.

В 1952 году американские антропологи К. Клукхохн и А. Кроебер проанализировав различные подходы к пониманию термина «культура» с целью выявления общих оснований, предложили свое определение: «Культура состоит из моделей эксплицитных и имплицитных, (абстрагированных от) поведения и существующих для (регулирования) поведения, приобретаемых и передаваемых при помощи символов, составляющих собой достижения (distinctive achievement) в развитии человеческих коллективов, включая их воплощение в артефактах; суть (essential core) культуры состоит в традиционных (то есть исторически приобретенных и отобранных) идеях и особенно связанных с ними ценностях; системы культуры могут, с одной стороны, рассматриваться как производные от действий, а с другой, как обусловливающие элементы последующих действий» ([Kroeber, Kluckhohn 1952: 134] Цит. по Елизарова 2005).





Социологи среди многочисленных социокультурных феноменов современного мира выделяют так называемые устойчивые культурные системы. Как отмечают исследователи, культурные системы пересекают границы социальных образований, они не совпадают ни с национальными ни с государственными ареалами. Независимо от того, в каких терминах ученые определяют и описывают культурные системы, культурно-исторические типы» (Н.Данилевский), «локальные цивилизации» (А.

Тойнби), «высокие культуры» (О.Шпенглер), большие «культурные суперсистемы»

(П.Сорокин), «модели культуры», основанные на высших ценностях (А.Кребер) – все они сходятся в одном: обладая целостностью и уникальностью, культуры характеризуются открытостью и коммуникабельностью. Открытость выражается в способности культуры адаптировать элементы других культур, а коммуникабельность в возможности трансляции текстов другой культуры.

В области языкознания и коммуникативистики исследователи ставят своей задачей определить, каким образом культура представлена в языке, сознании ее носителей и в речевой практике. Выделяют три основных подхода, которые рассматривают неразрывную связь языка и культуры: социальный, семиотический (знаковый) и когнитивный.

В основе социального подхода лежит тот факт, что люди не рождаются с определенной культурой, а приобретают ее в процессе социализации, в процессе общения и социальной деятельности, причем особо важное место здесь занимает речевая деятельность. Ограниченность этого подхода видится в том, что модели и правила поведения в определенной культуре изучаются по опросам ее носителей, которые не всегда могут осознавать свою культурную идентичность и ее реалии.

Семиотический подход восходит к работам К. Леви-Стросса и рассматривает культуры как знаковые системы, репрезентирующие мир с его значениями.

Современные семиотические теории культуры рассматривают ее как «… исторически передаваемые модели значений, воплощенные в символах, систему наследуемых представлений, выраженных в символических формах, посредством которых люди передают, сохраняют и развивают свои знания о жизни и отношения к ней» [Geerts 1973:89: Carbaugh 1990]. Важно отметить, что «семиотические аспекты культуры (лингвистические выражения, графические презентации, переживаемые события) являются воплощением культурной практики в той степени, в которой они либо предполагают, либо устанавливают какие-то контекстуально значимые культурные аспекты, которые не описываются, не отражаются формальной стороной знака, однако понимаются всеми носителями данной культуры» [Елизарова 2005: 8-9].

Когнитивный подход рассматривает культуру в терминах знания мира и о мире, в терминах мыслительных реалий, репрезентаций структур знаний и моделей процессов. Лингвоантрополог В. Гудинаф определяет культуру как общее знание, позволяющее людям действовать таким образом, который приемлем для всех членов определенного культурного сообщества [Goodenough 1964], когнитивисты считают культуру исключительно мыслительной реалией [Shore 1996]. Основной аргумент критики когнитивистов заключается в том, что знания отдельных людей, принадлежащих к одной культуре, могут существенно различаться, а культурные ценности имеют континуальный характер и сложную формально-индивидуальную структуру.

Попытка преодолеть ограничения существующих подходов была предпринята австралийским ученым Ф.Шарифианом, который предложил модель распределенного эмерджентного культурного знания (distributed emergent cultural cognition). Он рассматривает знание (когницию) как культурно-обусловленное и эмерджентное, принадлежащее группе, а не отдельным индивидуумам, являющееся результатом взаимодействия людей, принадлежащих к одной культуре. Культурное знание неодинаково распределено между носителями определенной культуры, т.е. отдельные индивиды обладают им в большей или меньшей степени. Индивидуальные различия в репрезентации культурного знания, таким образом, объясняют различия его проявления в языке, поведении, артефактах и т.д. Автор рассматривает культурную идентичность скорее как континуум, а не факт «членства» индивида в определенной культурной группе [Sharifian 2007].

Несмотря на то, что сам автор рассматривает когницию как явление групповое, социальное, предложенная им модель представляется мне крайне интересной с точки зрения объяснения феноменов индивидуального сознания и учета культурного знания в процессе как монокультурной (рисунок 1), так и межкультурной коммуникации (рисунок 2).

Рис.1. Распределеное культурное знание (Цит. по: [Sharifian 2007])

Согласно предложенной модели культурное знание существует на двух уровнях:

глобальный уровень (верхняя часть диаграммы), включает в себя совокупность знаний, присущих определенной культуре; локальный уровень (нижняя часть диаграммы) отражает неравномерность распределения знания между представителями культурной группы.

Эмерджентные, т.е. неаддитивные признаки, присущие системе как целому, являются результатом взаимодействия членов культурного сообщества между собой, а гетерогенная распределенность проявляется в том, что носители определенной культуры разделяют некоторые, но не все, аспекты культурного знания, тогда как в процессе социального взаимодействия они передают свои знания друг другу.

Результатом социального взаимодействия носителей культуры и, в то же время, опорой для понимания при таком взаимодействии является культурная концептуализация. Автор сознательно отходит от термина «концепт», популярной единицы анализа знания, осознавая его ограниченность в ряде когнитивных исследований языка, и акцентирует термином «концептуализация» процессуальность и динамичность культурного знания. Выступая опорой при социальном взаимодействии между представителями одной культуры, концептуализации, равно как и другие аспекты культурного знания, остаются неявными, незаметными для них; тогда как его воздействие может быть весьма ощутимо для людей, не являющихся членами данной культурной группы. Концептуализации, по Ф.Шарифиану, формируются посредством согласования между участниками социального взаимодействия и конвенциализации на социально-культурном уровне когниции. Являясь аспектами культурного знания и функционируя на глобальном уровне, культурные концептуализации неравномерно распределены в сознании отдельных индивидов.

Как показано на рисунке 1 два человека, принадлежащие одной культурной группе, могут иметь как общие, так и различные знания о каком-либо факте или явлении, в то же время они могут разделять знания о других явлениях. Ситуация может осложниться, если участники общения принадлежат к разным культурам и имеют различный «набор» концептуализаций. Допущение, что все люди мыслят, общаются и действуют на основе одних и тех же культурных моделей часто ведет к непониманию и конфликтам (рисунок 2).

Основным способом передачи эмерджентного культурного знания (когниции) является язык и его система категорий, схем, концептуальных метафор и т.д. Являясь неотъемлемой частью культурного знания, язык сам представляет собой сложную адаптивную эмерджентную систему, гетерогенно распределенную в сознании отдельных его носителей.

Подобный подход Ф.Шарифиана к проблемам взаимосвязи языка, когниции и культуры сближает его взгляды с психолингвистической трактовкой индивидуального знания и его репрезентации в сознании носителей конкретного языка и культуры.

Рассматривая язык в единстве его трех основных функций, отражая и социальный характер, и релятивную знаковую природу в когнитивных структурах индивида, психолингвистический подход к изучению культурных значений сближает и лингвокультурологический, и лингвокогнитивный, и социальный подходы, преодолевая ограничения каждого из них. Как отмечает А.А. Залевская, становление и структурирование индивидуальной картины мира происходит в культуре, через разнообразную (в том числе речевую) совместную деятельность людей при обязательной реализации знаковой функции языка и важнейшей роли системности лексических значений и грамматических отношений, при характеристике дискурса как комплекса структурных, семантических, прагматических и других особенностей [Залевская 1998].

Культурная модель 1

–  –  –

С позиций психолингвистики при помощи метафоры “носитель национальной культуры” обычно описывают такие качества сознания человека, которые сформировались при присвоении определенной национальной культуры. Под этими качествами сознания обычно имеют в виду знания разных видов - перцептивные (сформированные в результате переработки перцептивных данных, полученных от органов чувств), концептуальные (сформированные в ходе мыслительной и речемыслительной деятельности, не опирающейся непосредственно на перцептивные данные), процедурные (описывающие способы и последовательность использования перцептивных и концептуальных данных). Например, носитель русской культуры имеет сознание, состоящее из психических образов и представлений, бытующих в русской культуре. Эти знания в виде образов сознания и представлений, которые в когнитивной лингвистике описываются чаще всего понятием “концепт”, а также знания, ассоциированные со словами, используются коммуникантами для построения мыслей при кодировании и декодировании речевых сообщений [Тарасов 1996].

Другую точку зрения разделяют те ученые, которые считают, что часть концептуальной информации выражается в языке, а часть представляется в психике принципиально иным образом, т.е. ментальными репрезентациями другого типа – образами, картинками, схемами и т.п. Само собой разумеется, что какое-то одно понятие или концепция не могут адекватно объяснять конкретные явления языка и аспекты его функционирования; скорее, они лишь представляет альтернативный взгляд на вещи, которые мы наблюдаем, т.е. определенный ракурс исследования: можно говорить, о некотором «семейном сходстве» таких понятий как образ (mental image), схема (schema), и схема образа (image schema); в то же время они отражают разные стороны когнитивных моделей в лингвистике.

Как известно, термин «схема образа», или как его по-другому называют «образная схема», сначала появился в работах [Talmy 1983, Johnson 1987, и Lakoff 1987] и использовался как понятие для объяснения телесного происхождения человеческого языка и познания. Первоначально основными свойствами схемы образа были названы ее семиотичность, до-концептуальность, высокая схематичность, континуальный и аналоговый характер, наличие внутренней структуры. Последние два десятилетия показали, что схемы образа являются фундаментальным понятием в когнитивной лингвистике. Однако ученые расходятся во мнениях относительно того, как понимать и определять схемы образа.

С точки зрения философии понятие схемы представляется особенно важным, поскольку оно может оказаться весьма полезным при объяснении того, каким образом наш, по существу, телесный разум оказывается способным к абстрактному мышлению.

Марк Джонсон [Johnson 2005] рассматривает схемы образов как сенсорно-моторные шаблоны – модели индивидуального (телесного) опыта взаимодействия человека с окружающим миром – опосредующие эмерджентные значения, абстрактные концептуализации и смыслы. В то же время, автор отмечает, что современные исследования функционирования схем образов отличаются структурализмом и в недостаточной мере отражают специфику качественной стороны процесса коммуникации. Собственно философскую значимость схемы образа автор видит в том, что она связывает тело и разум, внешнее и внутреннее, мысль и чувство [Op.

сit.: 2005:

32].

Р. Гиббс обосновывает психологическую реальность образных схем, рассматривая их как эмерджентные свойства живых (человеческих) самоорганизующихся систем, которые постоянно воссоздаются и переживаются заново в процессе когнитивной и перцептивной деятельности человека [Gibbs 2005: 132].

Современные исследования рассматривают связь между схемой и жестом, изучают нейронные основания функционирования схем, роль языка в формировании схем, а также опираются на теорию схем при решении многих других проблем мышления, языка, мозга, разума и когниции.

Схемы обозначают структуры знания, части которых соотносятся друг с другом и с целым заданным образом. Схемы и сценарии, трактуемые как внутренние структуры психики, хорошо соответствуют представлению о культуре как о внутренних смыслах, отделившихся от своих материальных носителей. Рой Д’Андрад [D’Andrade 1984, 1990, 1995] распространил понятие схемы таким образом, чтобы оно включало представления и явления психологической антропологии. Он выдвинул идею культурных схем. Культурная схема представляет собой сочетание элементарных схем, составляющих значимые системные характеристики всякой культурной группы.

Культурные схемы получили в его работах название культурных моделей. Как полагает Д’Андрад, культурные модели отражают не только мир физических объектов, но и более абстрактные миры социального взаимодействия, рассуждения и значений слов.

Ментальные образы отличаются от образных схем большей степенью детализации и меньшей степенью абстрактности. Ментальные образы возникают в результате интенциональных когнитивных процессов разной степени осознанности, которые задействуют ресурсы зрительной памяти. Процесс реконструкции ментальных образов, визуализация, может служить надежной методикой изучения культурных и индивидуальных различий процессов восприятия и производства речи, исследования инокультурных образов сознания при двуязычии и т.д.

Возможны и другие способы выявления специфики образов сознания носителей той или иной культуры. Такая специфика может быть выявлена в следствие специально организованных экспериментальных исследований, а может быть сформулирована как результат сопоставительного анализа смысловых полей слов разных языков.

Библиографический список

Елизарова Г.И. Когнитивные аспекты культуры и их отражение в речевой практике // Когнитивная лингвистика: Ментальные основы и языковая реализация. Ч.2.

Текст и перевод в когнитивном аспекте. Сб. статей к юбилею профессора Н.А.

Кобриной. / Отв. Ред. Н.А. Абиева, Е.А. Беличеснко. – СПб.: Тригон, 2005. - С.4-17.

Заде Л.А. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений - М.: Мир, 1976 Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. - М.: Наука, 1976.

Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. - М.: Изд-во МГУ, 2000.

Лакофф Дж. Когнитивное моделирование // Язык и интеллект. - М.: Изд. Группа «Прогресс», 1996. - С. 143-184.

Манерко Л.А. Механизмы моделирования ментальных процессов в описании терминосистем // Вестник МГУ. - М.: Изд-во МГУ, 2006.

Манерко Л.А. Фрейм речи Нобелевского Лауреата в сценарии события ( на примере языка физики) // Вопросы филологии. - 20004б. - №3 (18). - С. 6-14.

Манерко Л.А.. Исследование концептуализации и категоризации в современном терминоведении //Концептуальный анализ языка: современные направления исследования: Сб. науч. трудов / РАН. Ин-т языкознания; Мин-во образ. И науки РФ.

ТГУ им. Г.Р. Державина; Редкол.: Кубрякова Е.С. (отв. ред.), Позднякова Е.М. (зам.

отв. ред.) и др.-М.-Калуга: ИП Кошелев А.Б. (Издательство «Эйдос»), 2007. - С.131-137.

Роль человеческого фактора в языке: язык и картина мира / Под ред. Б.А.

Серебренникова. - М., 1988.

Ченки А. Семантика в когнитивной лингвистике // Фундаментальные направления современной американской лингвистике: Сб. обзоров. - М.: Изд-во Моск.

Ун-та, 1997. - С. 340-369.



Похожие работы:

«С Именем Аллаха Милостивого и Милосердного. Хвала Аллаху Господу миров, мир и благословение пророку нашему Мухаммаду, его семье, сподвижникам и всем верным последователям до самого Судного Дня. Хвала Аллаху, Который облегчил мне э...»

«Российская академия наук Институт психологии ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРИГОДНОСТЬ: СУБЪЕКТНО ДЕЯТЕЛЬНОСТНЫЙ ПОДХОД Под редакцией В. А. Бодрова Издательство «Институт психологии РАН» Москва 2004...»

«Валерий Михайлович Астапов Юрий Владимирович Микадзе Психодиагностика и коррекция детей с нарушениями и отклонениями развития: хрестоматия Текст предоставлен изд-вом http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181617 Психодиагностика и коррекция детей с нарушениями и отклонениями развития: Хрестома...»

«СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ПСИХИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ ЛИЧНОСТИ Н. Ароян В статье рассматриваются некоторые социально-психолгические аспекты психического здоровья личности, в частности, обсуждаются различные точки зрения понимания психической «нормы», а...»

«Лев Выготский (Выгодский) Психология искусства «Public Domain» Выготский (Выгодский) Л. С. Психология искусства / Л. С. Выготский (Выгодский) — «Public Domain», 1922 ISBN 978-5-457-01582-1 Книга выдающегося...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Учебно-методический комплекс «Социально-психологическая диагностика личности и группы» предназначен для преподавателей и студентов БГПУ по специальности 1-23 01 04 Психология со специализацией 1-23 01 04 02 Социальная...»

«Эльвира Сарабьян Актерский тренинг по системе Станиславского. Интеллект. Воображение. Эмоции. Метод действенного развития Актерский тренинг по системе Станиславского. Интеллект. Воображение. Эмоции. Метод действенного развития. / Эльвира Сарабьян : АСТ; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-070899-4 Аннотация По мнению Станиславского...»

«Урок 4 Человек в группе. План урока.1. Человек в группе.2. Свобода и ответственность.3. Межличностные отношения, общение.4. Межличностные конфликты, их разрешение. Социальная группа это объединение людей, основанное на их обще...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.