WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«© 1995 г. С.А. ИОСИФЯН, В.А.ПЕТРОВСКИЙ КИНЕМАТОГРАФ: ДЕТСКИЙ И ПОДРОСТКОВЫЙ ЗРИТЕЛЬ Исследования киноповедения детско-подростковой аудитории позволяют получить информацию не только о ...»

Социология кино

© 1995 г.

С.А. ИОСИФЯН, В.А.ПЕТРОВСКИЙ

КИНЕМАТОГРАФ:

ДЕТСКИЙ И ПОДРОСТКОВЫЙ ЗРИТЕЛЬ

Исследования киноповедения детско-подростковой аудитории позволяют получить

информацию не только о художественно-эстетических интересах детей школьного

возраста, но и социально-политическом портрете молодого гражданина. Такой подход

позволит кинематографу реализовать свой потенциал позитивного влияния на социально-политическое становление личности своего юного зрителя.

Каково же сегодня отношение самых молодых посетителей кинотеатров к социально-политическим процессам в стране? Что их тревожит в плане происходящих социально-политических изменений? Более 2/3 опрошенных зрителей школьного возраста (72%) политикой вообще не интересуются; за развитием политических событий в России (по газетам, радио, телевидению) следят всего 25% респондентов в возрасте 15—18 лет.

В анализируемой ситуации роль кинематографа носит противоречивый характер. С одной стороны, он должен обеспечить зрелищность картин, решить задачу повышения кинопосещаемости, учитывая аполитичность своих зрителей. С другой — выполнить социальный заказ по воспитанию социально и политически зрелого молодого поколения. Возможно ли решение этой двуединой задачи? Мы полагаем, возможно. Достаточно сказать, что история Отечества может предложить кинематографу немало блестящих сюжетов, где социально-, военно- и геополитические коллизии, наполненные высокими человеческими чувствами и отношениями, найдут интерес и поддержку подростковой киноаудитории.

В структуре культурного досуга детей и подростков кино всегда занимало заметное место. Однако годы реформации привнесли ряд существенных изменений в киноповедение школьной среды.

Во-первых, наблюдается абсолютное сокращение кинопосещений, хотя в относительном исчислении детская аудитория 70-х и 90-х годов остается практически неизменной в пределах 6—7% для детей и 14—20% для подростков; во-вторых, изменился характер интенсивности посещения кино: половина опрошенных ходит в кино 1—3 раза в месяц; 4—5 раз в месяц — около 20%; более 5 раз — 6—7%.

Но самое важное состоит в том, что 23% детей и подростков в течение месяца в кино вообще не были.

К числу наиболее важных причин снижения интенсивности посещения кино следует отнести высокие цены на билеты (46% опрошенных) и высокий уровень криминогенное™ (18%).

Восприятие детей предметно и не выходит за рамки своего опыта. Поэтому они менее обеспокоены падением общественных нравов, межнациональными конфликтами, национально-политическими разногласиями партий и движений.

В отличие от взрослой киноаудитории, подростки и дети более оптимистичны относительно своего будущего, хотя и к нему подход заметно осторожный: только каждый пятый младшеклассник и каждый третий старшеклассник уверены в его безоблачности.

Сегодня юные зрители испытывают заметно ощутимую тревогу в связи с ростом преступности (61% опрошенных); около 70% отметили еще остающийся страх перед властью.

Детское кино прошлых десятилетий несло четкую социально-политическую ориентацию, внедряя в сознание и поведение подрастающего поколения ясные ориентиры.

Сейчас такого кино фактически нет. Либо картины подобной направленности не доходят до экрана. Но даже те, которые все-таки пробились в реальный репертуар, часто не по карману детям из семей с низким доходом. В целом детское отечественное кино как бы самоустранилось от своей роли, без меры широко предоставив российский экран зарубежным поделкам.

Специфические детские киноинтересы и предпочтения нивелируются, происходит их сближение и совпадение со взрослыми. Это раннее взросление не всегда идет на пользу, порой лишает их детства. Уничтожается зрительская база отечественного детского фильма. И возникает вопрос: нынешняя детская и подростковая аудитория по своим масштабам, а также интересам, дает ли возможность для функционирования собственно детского кино или она уже в нем не нуждается?

Несмотря на то, что школьники опрашивались в общем потоке зрителей, наряду со взрослыми, полученнные данные все-таки выделяют эту категорию посетителей кинотеатров по не до конца изжитым, присущим юному возрасту особенностям предпочтений и интересов1.

В отличие от взрослых школьники больше всего хотят смотреть фильмы прежде всего «с ярким героем», а затем — о любви, верности, добре, картины «со счастливым концом». Однако, как выше было отмечено, с возрастом интерес к герою, этому, можно сказать, основному компоненту художественного произведения, уступает место другим элементам фильма, преимущественно зрелищного характера. Чем моложе кинозритель, тем пристальнее следит он за главным героем, за мотивами и ценностями его жизни, не вполне осознавая это сам. В юном возрасте наиболее актуальными оказываются вопросы смысла существования, основные ценности и мотивы, образцы поведения в тех или иных случаях. Внимание к киногерою школьников указывает на их отношение к кино не только как к развлечению, зрелищу, но и как к источнику познания. Пока еще юный зритель относится к кино как к искусству, которое наряду с получаемым от него удовольствием способно расширить знания о мире и людях.

Взрослея, зрители под влиянием современного кинорепертуара довольно быстро вырабатывают отношение к кино как к зрелищу, чему способствует одно немаловажное обстоятельство. В большинстве персонажей фильмов, которыми они увлекаются, они не чувствуют характеров — главного признака художественного произведения.

В лучшем случае эти персонажи наделены дурной «характерностью». Одномерные персонажи, самыми яркими чертами которых оказываются большие кулаки и могучие мускулы, умение убивать и крушить все вокруг, не помогают осознанному пониманию значения человеческого образа для фильма.

Лишь 1/4 школьников «хотели бы» и «очень хотели бы» видеть на экране в роли положительных персонажей людей новых для нас профессий: предпринимателей, банкиров, посредников, торговцев, брокеров и др. Остальные (а их явное большинство) так или иначе проявили негативное к ним отношение. Правда, эти данные больше говорят об атмосфере в семьях школьников, об определенном мнении о «новых людях». Столь решительная установка способна измениться с помощью по-настоящему удачных произведений об отечественных деловых людях. Тем более, что в эту пору человеческого становления интересы, предпочтения, установки, как правило, меняются чуть ли не с каждым годом.

Юных зрителей характеризует еще более сильный интерес, чем у взрослых, к фильмам о пути к успеху и счастью в жизни — 73%. Понятно, в школьные годы, когда настоятельная задача — выбрать судьбу, определить свою будущую жизнь, эта Данные НИИ киноискусства за 1993—1994 гг. Всего опрошено 1100 школьников.

тема в наибольшей мере владеет их умами. Сегодня она обещает самую большую зрительскую поддержку.

Остальные данные у школьников и взрослых более или менее совпадают. Школьники идут в кинотеатр, чтобы, как и врослые, испытать чувства радости и веселья (36%), надежду на лучшее (20%), острые ощущения (18%), веру в добро и правду (14%) и даже эротическое чувство (8%). Они и испытывают эти чувства от нынешнего кинорепертуара.

Условием полноценного развития детского кино является расширение палитры вызываемых ими чувств, включение в нее на равных правах и ряда прочих эмоций, в том числе, милосердия и сострадания.

Как и у взрослых, только 20% школьников с интересом относятся к отечественным фильмам, которые показывают лишь отрицательные стороны нашей жизни. Еще меньше школьников привлекает современная политическая жизнь и ее деятели (4%), а также критика недостатков* нашего доперестроечного прошлого (8%). Впрочем, при столь сильной тяге к развлекательности и положительным эмоциям излишне было бы ожидать другого. К тому же, в этом возрасте больше всего привлекает все то, что помогает сформировать гармоничное представление о мире и человеке.

В целом отношение детского зрителя к репертуару слабо благожелательно. Удовлетворены им только 37%. Основная масса детей и подростков заключает, что действующий репертуар очень однообразен. Юных зрителей беспокоит также отсутствие на экранах удачных отечественных картин и засилие иностранных.

Детский и подростковый рейтинг средних оценок по типам фильмов мало отличается от вычисленного для всей аудитории.

Например, комедии, оказавшиеся у подростков на шестом месте со средней оценкой 3,9 балла, занимают в целом второе место со средней оценкой 3,7 балла. Настораживает сильная увлеченность детей фильмами ужасов, занимающими в этой аудитории вторые — третьи места (среди всего массива опрошенных они на седьмом). Несколько выше, чем у взрослых, и рейтинг эротических фильмов. Интерес юного зрителя к эротической тематике оправдан и определяется возрастом. Поэтому не случайно девочки составляют 1/5, а девушки — 1/4 среди всех женщин, желающих смотреть эротические фильмы.

Анализ данных опроса показывает, что предпосылки функционирования и развития собственно детского кино существуют. Если в сфере кинопроизводства и кинопроката учитывать выявившиеся киноинтересы и предпочтения школьников, данные о том, фильмы на какие темы они будут смотреть и на какие — не будут, сведения о наиболее привлекательных для них качествах фильма, то в таком случае эта аудитория может послужить зрительской базой для возрождения отечественного детского кино.

Анализ практики просмотра видеосериалов в экономически развитых странах показывает, что дети и подростки начинают путь к познанию киноискусства с просмотра фильмов-видеоверсий в их самой разной модификации: от адаптивно-упрощенных до безкупюрно-полнометражных. Причем, интересы и вкусы, характер занятости и мир увлечений детскоподростковой аудитории настолько изучены и учтены в его программах, что рассматриваемая аудитория остается преимущественным потребителем видеопродукции и, следовательно, основным донором индустрии видеобизнеса несмотря на конъюнктурные колебания рынка.

Поэтому представления о детско-подростковой киноаудитории, ее запросах и уровне фактического приобщения к миру кино будет неполным, если отмежеваться от видео и его услуг, предлагаемых юному зрителю параллельно (а зачастую одновременно или с опережением) с кинотеатром. Иначе говоря, сегодня решение проблем детского кинопроизводства и кинопроката вряд ли осуществимо без учета фактора видео, его влияния на спрос кинолент, демонстрируемых в кинотеатрах.

Для отечественного кинематографа, только входящего в действительный рынок, это особенно актуально, так как наряду с другими причинами появление видео существенно осложнило проблему кинопосещаемости (дети и подростки получили еще один канал доступа к фильмам, а кинотеатры — еще один конкурирующий экран) и контроля детского кинорепертуара, ибо сегодня видео.в целом и домашнее (бытовое) в особенности малодоступно для практикуемых способов его (репертуара) отслеживания.

Учитывая, что детско-подростковая аудитория составляет от 20% до 30% кинопосетителей и ее отлучение (или самоотлучение) может привести кинотеатры к еще большим экономическим издержкам, важно иметь надежное, эмпирически проверенное представление о фактическом отношении детей и подростков к услугам видеосервиса.

Вопрос, какому экрану отдает предпочтение изучаемая аудитория, — один из центральных. И здесь предложение интересных, качественных фильмов во многом определяет выбор экрана: большого, среднего или малого.

По оценкам детей 11—14-летнего возраста, сейчас видеоэкран предлагает более интересные фильмы, чем кинотеатр. Распределение, ответов 2:1 среди полярных суждений «интереснее видеофильмы» — «интереснее кинофильмы» при 50% занимающих нейтральную позицию.

Оценки на уровне возрастной группы 15—18 лет несколько иные: по данному признаку (интересный фильм) экран кинотеатра в этой среде уже не уступает видеоэкрану (соответственно 22% и 23% опрошенных) при 30% занимающих нейтральную позицию:

для этой группы фильмы одинаково интересны и на киноэкране, и на видеоэкране.

Таким образом, видеоэкран по уровню качества (согласно стандарту подростков) предлагаемых картин вплотную приближается к большому экрану, экрану кинотеатра. В детско-подростковой аудитории конкурирующий потенциал кинотеатра по этому признаку далеко не бесспорный.

Хотя видео существует у нас сравнительно недолго, оно уже успело показать (и доказать) свои преимущества для детско-юношеской аудитории. Во-первых, в детской и подростковой среде видео ассоциируется с отсутствием возрастных ограничений, всем известных возрастных табу. Опрос показывает (и наблюдения это подтверждают), что практически все видеофильмы, демонстрируемые по крайней мере в периферийных кинотеатрах, доступны для детей любого возраста, начиная с 7—9-летнего. Право входа определяет только один элемент—наличие билета, а его продают без учета возраста «киноискателя». Во-вторых, дети и подростки признают за видео возможность посмотреть новинки кино, ставят ему в 'Заслугу доступность цен на билеты, приветствуют отсутствие цензурных ограничений. В-третьих, видео в этой аудитории высоко котируется в качестве экрана фильмов мирового класса. Участие в картинах актеров с мировым именем, звезд мирового кино также является для них важным аргументом в пользу просмотра фильмов именно на видеоэкране.

Таким образом, практикуемая сегодня система видеопоказа не только предлагает детско-подростковой аудитории хорошие фильмы (по стандартам анализируемой среды), но и обеспечивает к ним фактически неограниченный доступ. Последнее обстоятельство в качестве своеобразного завоевания видео сейчас успешно эксплуатируется почти половиной кинотеатров, и если практика не изменится, то водораздел между киноэкраном и видеоэкраном может остаться чисто номинальным, а социокультурный статус кинотеатра уподобится заурядному видеосалону.

Социокультурная среда при просмотре видеофильмов имеет вполне определенное и важное значение. Для детей 11—14-летнего возраста формальная среда (публика видеозалов, салонов, кинотеатров с экраном для видео) и среда неформальная (семейный круг, круг друзей и близких знакомых) не имеет Существенного значения: они одинаково приемлемы и не вызывают отчуждения или отрицательных реакций. Однако с увеличением возраста до 15—17 лет наблюдается тяготение к другой среде, предпочитается просмотр видео преимущественно в среде близких друзей и в домашнем кругу (47% предпочитают ближайшее, неформальное окружение против 16% опрошенных, предпочитающих видеосалоны и видеозалы, кинотеатры с видеозалом, чью среду считаем условно-формальной).

Обострение конкуренции за детскую аудиторию и ее результаты особенно наглядно проявляются в вопросе о том, где детям и подросткам больше, всего нравится смотреть фильмы, какой экран они предпочитают. Со значительным отрывом (12% опрошенных против 5%) 11—14-летние отдают предпочтение домашнему кино (малому экрану), а не кинотеатру (большому экрану). Такое соотношение предпочтений сохраняется до 15—17-летнего возраста. Для последующих возрастных категорий кинозрителей кинотеатр становится отчетливо предпочтительным экраном.

Из приводимых данных видно, что сейчас малый экран (или мини-экран) играет в детско-подростковой среде более заметную роль, связанную не только с качеством репертуара, но и возможностью более интенсивного межличностного общения, которое и ранее на хорошем уровне обеспечивали кинотеатры.

Что касается интенсивности просмотра картин по видео и меры приобщенности детей и подростков к видеоэкрану, то сегодня наблюдаются две особенности: по интенсивности просмотра видео 11—14-летние многократно уступают другим возрастным группам (особенно в интервале 19—29 лет, где интенсивность просмотра картин по видео самая высокая), но по степени приобщенности к видеоэкрану сегодня это самая «элитная» группа.

Достаточно сказать, что в этой среде видео смотрят около 90% опрошенных юных кинозрителей. В основном дети 11—14 лет смотрят на видеоэкране 2—4 картины в месяц.

Анализ совокупности приведенных социологических фактов позволяет сделать заключение, что при сильном коммерческом натиске видео и в условиях сложившейся кинорепертуарной практики, а также морально-психологической обстановки в кинозалах и криминогенной ситуации в местах проживания юных кинозрителей кинотеатр может потерять значительную (до 40—50%) часть детско-подростковой киноаудитории. Причем, демонстрация в кинотеатрах фильмов на среднем экране (видеоэкране), приносящая сегодня относительный финансовый успех, не отвечает долговременным целям первых и их социокультурной роли в обществе.

Считаем полезным подчеркнуть несколько мыслей, вытекающих из сущности предлагаемых результатов исследования.

Несмотря на все трудности, переживаемые страной и ее кинематографом, детскоюношеская аудитория верит в кино и его целительные силы. Притяжение к нему этой части нашего общества остается значительным и вряд ли обратимым. Систематическое наблюдение за работой кинотеатров в периферийных районах столицы, где фактически нет альтернативных мест (объектов) проведения свободного времени, показывает, что в лучшем случае только половина детей и подростков попадает на заветный фильм. Другая половина после попыток нелегального прохода в кинотеатр возвращается домой или ищет других, менее дорогих способов и средств времяпрепровождения.

Такое отношение детей и подростков к кино следовало бы поддерживать и стимулировать всеми мерами. Однако детское кино во многом отдано на волю случая. Тем самым государство и общество игнорируют интересы и потребности подрастающего поколения, что чревато многими далеко идущими негативными последствиями. Вот некоторые из них. Во-первых, экономия государства на производстве и прокате сугубо детских и юношеских фильмов прямо и косвенно оборачивается драмой для миллионов российских подростков, и так во многом обделенных скороспелыми реформами в области образования, экономики и молодежной политики. Максима здесь проста и понятна: чем чаще и больше, дети ходят в кино, тем меньше и реже сидят в КПЗ.

(Исключение из правил — тот репертуар, который им сегодня навязывается и о котором шла речь.) Такая экономия с неизбежностью приводит к тройным издержкам:

увеличению затрат на содержание детской милиции, сыскного аппарата, тюрем и КПЗ для несовершеннолетних.

Во-вторых, многие дети и подростки сами зарабатывают на кино, нередко с риском для жизни и здоровья. Но вместо настоящих картин для детей, добрых и счастливых, им предлагают залежалый зарубежный кинотовар, смесь эротики, секса и порнографии, на которых клеймо запрета демонстрации в странах их производства. Этот эрзац киноискусства они смотрят почти наравне со взрослыми, так как нет или почти нет адекватного их интересам выбора (селекции репертуара на уровне кинотеатров — особый, актуальный и очень тревожный вопрос).

Отчуждение государства от проблем детского кино, ослабление или фактическое отсутствие социального контроля за репертуаром могут привести к серьезной деформации психического и физического здоровья подрастающего поколения (не забудем детскую проституцию и рост венерических заболеваний среди подростков).

В-третьих, на «детские» средства и с завидной цикличностью снова приобретаются за рубежом или производятся у нас фильмы, которые нельзя пускать на порог подросткового кинозала. Наряду (по аналогии) с наркобизнесом новый, ничем не гнушающийся отечественный кинобизнес (за редким исключением) утрачивает представление о священности здоровья и жизни детей, культивируя насилие и вседозволенность, социальную и моральную безответственность.

Разработав программу и приступая к проведению крупномасштабного исследования по детской киноаудитории, отдел социологии НИИ киноискусства предлагает читателю лишь отдельные результаты исследования.

В намерения исследовательского коллектива входит основательное изучение всего спектра проблем, напрямую связанных с кино и его детской, подростковой и юношеской аудиторией. В качестве транслятора и ретранслятора кинокартин будут изучены кинотеатры, телевидение (кабельное и эфирное), видео (видеосалоны, видеозалы в кинотеатрах, видеотеки).



Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григо...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Владимирский государственный университет имени Александра Григорьевича и Николая Григорьевича Столетовых» Педагогический институт...»

«Коваль Ю. Б. ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ В ДЕТСКОМ ВОЗРАСТЕ Опубликовано: Современные проблемы психологии семьи. Сб. статей.– СПб.: Изд-во АНО «ИПП», 2007. – С. 27-31. Дошкольный возраст ознаменован в жизни ребенка формированием стереотипов эмоционального реагирования. В процессе такого фо...»

«УДК 004.9 МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРИРОДНЫХ КАТАСТРОФИЧЕСКИХ ПРОЦЕССОВ ЮЖНОГО БЕРЕГА КРЫМА С ПОМОЩЬЮ СЕТИ БАЙЕСА © 2016 В. Н. Таран канд. техн. наук, доцент кафедры информатики и информационных технологий e-mail: vict...»

«© 1998 г. В.А. ПОПОВ, О.Ю. КОНДРАТЬЕВА НАРКОТИЗАЦИЯ В РОССИИ ШАГ ДО НАЦИОНАЛЬНОЙ КАТАСТРОФЫ ПОПОВ Виктор Алексеевич — доктор педагогических наук, декан факультета социальной педагогики и психологии Владимирского ГПУ. КОНДРАТЬЕВ...»

«УДК 159.922:378 РОЛЬ МОЛОДЕЖНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ В ФОРМИРОВАНИИ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ – БУДУЩИХ СПЕЦИАЛИСТОВ СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЫ © 2009 Е. П. Непочатых канд. психол. наук, доц. кафедры психологии и педагогики e-mail: nepochatyh83@mail.ru Курский институт социального обр...»

«Консультация для родителей Подготовила учитель-логопед: Базарова Н.А. «Движение и речь» I. Значение и взаимосвязь движений и речи. Ребенок не говорит. Ребенок говорит плохо. В каждой семье по-разному относятся к это...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.