WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |

«Олег Александрович Мильштейн Надежды и муки российского футбола Мир играет в мяч Олег Мильштейн Надежды и муки российского футбола К РОССИЙСКОМУ ЧИТАТЕЛЮ Футбол любим всеми, кто ...»

-- [ Страница 1 ] --

Олег Александрович Мильштейн

Надежды и муки российского футбола

Мир играет в мяч

Олег Мильштейн

Надежды и муки российского футбола

К РОССИЙСКОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Футбол любим всеми, кто хоть раз играл в него сам или видел игру настоящих мастеров. В мире

ежегодно выходят сотни новых книг о футболе, в совокупности составляющих миллионные тиражи на

десятках языков. В связи со 100-летием Международной федерации футбольных ассоциаций – ФИФА,

которое отмечалось в мае 2004 года (а ФИФА объединяет сегодня национальные федерации 207 стран!), любители футбола во всем мире, специалисты пополнили свои библиотеки десятками новых книг о своем любимом виде спорта.

Казалось бы, о футболе уже написано все, а поток футбольной литературы не иссякает, как не иссякает сам футбол в его движении и развитии.

Однако о такой книге, которую для нас подготовил социолог спорта и олимпийского движения Олег Мильштейн, ни по жанру, ни по самому замыслу, ни по его глубине в футбольной литературе ни у нас в стране, ни в других странах мне, по крайней мере, неизвестно. Автор разработал новый оригинальный и грандиозный по своему замыслу и размаху проект «Мир играет в мяч» – о мире футбола, о его месте и роли в современном мире.

Открывает этот проект, эту многообещающую серию книга «Надежды и муки российского футбола».

Известные эксперты дают ответы на развернутое социологическое, с одной стороны, и разностороннее, глубокое журналистское интервью – с другой. Получив ответы на такой своеобразный комплекс вопросов у пятидесяти известных в стране людей, автор предпринял попытку раскрыть социальный феномен футбола. Посмотреть на футбол как на наиболее популярное в стране и в мире общественное явление с самых разных сторон и с различных точек зрения.



Можно спорить с автором о выбранных им экспертах и критериях этого выбора. Можно соглашаться или не соглашаться с высказанными экспертами мнениями.

Но главное остается неоспоримым:

многогранность, разносторонность оценок и мнений экспертов. Это и дает нам довольно полную, обобщенную картину места футбола в жизни каждого из нас, в нашей стране и в обществе в целом.

Жаль, что автор не дает своих комментариев и оценок по каждому интервью, но, судя по заявленным ими целям всего проекта, в последующих книгах такая обобщенная оценка ждет нас.

Пожелаем же успеха в дальнейшей работе и реализации проекта в целом!

Член Исполкома ФИФА, член Исполкома УЕФА, Почетный президент РФС

ВЯЧЕСЛАВ КОЛОСКОВ

ОТ АВТОРА

В чем секрет притягательности и популярности футбола? Есть ли здесь секрет вообще? Почему именно футбол, а не какой другой вид спорта пользуется таким спросом у миллионов и миллионов его любителей и поклонников во всем мире? Что главное в футболе: непредсказуемость, результат, сама игра, игроки, импровизация, игровая дисциплина, мастерство игроков, мастерство тренера, болельщики, атмосфера стадиона? Наконец, что же такое футбол: игра, работа, зрелище, забава, развлечение, отвлечение людей от повседневных забот, разрядка, регулятор настроения масс, клапан для выхода агрессии, средство массового заражения толпы, истерии, средство массового психоза, ремесло, творчество, повод напиться, поорать, подраться? За ответом на эти и многие другие вопросы мы решили обратиться в специальном интервью к ряду российских и зарубежных экспертов.





«Интервью» дословно обозначает беседу с глазу на глаз. Им как способом получения информации пользуются многие специалисты: журналисты, психологи, социологи, врачи, представители других профессий. Сейчас, когда паутина Интернета обволокла весь мир, можно моментально получить ответы на любые вопросы от миллионов любителей футбола со всего земного шара. Неслучайно сегодня в Интернете существуют такие формы общения-опроса, как форум, конференция, прессконференция и т д. Но здесь случай особый… Чемпионат мира по футболу (Кубок мира), прошедший в Корее и Японии в июне 2002 года, взбудоражил мир. Как утверждают знатоки, почти 5 миллиардов землян смотрели репортажи игр 32 национальных команд стран-счастливчиков, попавших в финальный розыгрыш. Весь мир играл в мяч.

Именно розыгрыш этого Кубка мира ФИФА; возросший интерес к футболу во многих странах мира, включая Россию; необычность и непредсказуемость этого турнира; предстоящий чемпионат мира по футболу 2006 года в Германии, в стране, команда которой была трижды чемпионом мира и где авторитет футбола – один из самых высоких в мире; столетний юбилей ФИФА и чемпионат Европы в Португалии в 2004 году – все это и побудило нас провести столь своеобразное социологическое исследование среди экспертов футбола в разных странах мира. Такого прецедента ни в научной, ни в популярной литературе в мире не было.

Другим стимулом, побудившим нас к проведению этого опроса (интервью), послужил широко распространенный стереотип о том, что в футболе (как и в политике) разбирается каждый. Не менее популярен «эффект ореола»: убеждение людей в том, что широко известный человек, выдающаяся личность, в какой-либо сфере деятельности всесторонне информированный, обладает широким кругозором, многогранными знаниями и в других областях жизни. Поэтому именно мнение этих людей наиболее авторитетно для читателей, зрителей, слушателей – широкой публики.

Кого же мы выбрали экспертами? Во-первых, естественно, профессиональных специалистов футбола

– тренеров; футболистов-ветеранов и спортсменов, играющих сейчас, знакомых каждому;

менеджеров, судей, врачей, чиновников. В следующую группу экспертов вошли истинные любители футбола – непрофессионалы вне зависимости от их основной профессии. Здесь известные всей стране писатели и поэты, артисты и ученые, политики и журналисты, бизнесмены и выдающиеся спортсмены других видов спорта, многие из которых до сих пор не только смотрят игры на стадионе или по телевизору, но и сами играют в футбол на досуге или во время тренировок. Круг экспертов составили известные всем знаменитости разных специальностей, но не имеющие прямого отношения к футболу, хотя зачастую (просто) любящие его.

Всем им мы задали одни и те же вопросы и полностью приводим в книге их оригинальные ответы лишь с незначительной редакторской правкой. В эту книгу, которую Вы держите в руках, дорогой читатель, вошли ответы 50 первых респондентов (тех, кто ответил на вопросы интервью). Автор счел возможным дать каждому интервью свое название, выделив в нем самую яркую мысль. Некоторые мысли, высказанные экспертами, схожи, что вполне естественно. Но нередко их ответы противоречивы, а иногда взаимоисключают друг друга – и это вполне естественно. Более того, в этом состоит особенность предпринятого нами опроса (в социологии его называют пробным исследованием). Ведь каждый из экспертов – это, как правило, яркая индивидуальность, известная личность. Все это создает у читателя более полную картину, более цельное представление по обсуждаемым вопросам. Это своеобразное социологическое, социально-психологическое исследование и в то же время беллетристическое изложение всех включенных в книгу ответов российских экспертов. В связи с тем, что опрос экспертов проводился в период с конца 2002 до начала 2004 г., то естественно, что события, происходящие в современном российском и мировом футболе, ограничиваются рамками этого времени. По этой причине, например, в интервью не обсуждались перипетии и итоги выступления нашей сборной на чемпионате Европы 2004 г. в Португалии, результаты отборочного турнира к чемпионату мира 2006 г. в Германии, изменения, произошедшие за последние пару лет в отечественном футболе, чехарда тренеров сборной России.

По той же причине место работы или должности экспертов в момент их опроса указаны именно те, которые они занимали на момент интервью. Хотя у некоторых из респондентов их социальный и профессиональный стаж на сегодняшний день изменился.

Но опрошено нами уже гораздо больше тех 50 респондентов, мнение которых изложено в этой книге, и не только наших сограждан, но и представителей других стран. Сделано это потому, что автор решил не ограничиваться одной первой книгой о футболе в России, а задумал и готовит целую серию подобных книг.

Вот лишь некоторые их названия:

Футбол – душа Бразилии Организация и порядок – футбол в Германии Мы говорим Англия – подразумеваем футбол Италия без футбола – что мир без макарон Франция – это регби, а уж потом футбол Футбол, коррида, фламенко – это Испания Круифф – это Голландия, а Голландия – это коньки Бельгия: пиво, а футбол на закуску Турция без футбола – что невеста без калыма Золотые яйца ирландского футбола Сенегал – футбольное подбрюшье Франции Футбольное Зазеркалье Аргентины Корея – футбольный пуп Азии?

Мексика: ацтеки, сомбреро и футбол Соккер – пасынок Нового Света Камерунские там-тамы на футбольных полях Европы Футбол – перец Болгарии Пока жив футбол, Польска не сгинела Гуляш, паприка и венгерский футбол Футбольные капли Датского королевства Мадейра, портвейн и футбол на краю Европы Футбол на окраине Российской империи Футбол – все, что осталось от Югославии?

Футбольные карлики – европейские принцы Самое серьезное из всего несерьезного.

В каждой стране опрашиваются тоже по 50 экспертов, отобранных нами при содействии местных специалистов и национальных федераций футбола, а также социологов и историков спорта, спортивных журналистов, деятелей культуры, наук

и и т д. Понятно, что такая большая, трудоемкая работа рассчитана на несколько лет. Большинство из названных книг будут изданы на языкеоригинале своей страны, а также на одном из самых распространенных в мире языков: английском, испанском, французском и других по желанию издателей.

Автор надеется, что некоторые книги, названия которых приведены выше, любители футбола смогут получить к следующему чемпионату мира в Германии.

Есть у нас далекие планы подготовить на русском, английском и других языках несколько книгсборников самых интересных ответов экспертов разных стран. Параллельно подготовлена программа опроса широкой аудитории по Интернету, но по сокращенному варианту интервью (вопроснику).

Результаты этого массового опроса будут также освещаться в упомянутых книгах не только как фон для мнения экспертов, но и как попытка широкого представительного опроса и соответствующих обобщений и выводов об одном из самых распространенных в мире социальных феноменов – футболе.

Однако автор не собирается ограничиваться и этим. Уже подготовлены проекты подобных опросовисследований по той же методике в хоккее с шайбой, бейсболе, баскетболе, волейболе, гольфе и других популярных в мире играх с мячом, а для их подготовки приглашены специалисты из перечисленных в заглавиях книг стран и видов спорта.

А пока перед Вами лишь первая книга из этой серии – «Надежды и муки российского футбола».

Чтобы Вам, дорогой читатель, облегчить чтение и восприятие этой книги, приводим полное содержание нашего интервью (вопросника).

МИР ФУТБОЛА И ФУТБОЛ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ©

Вопросник для опроса экспертов и любителей футбола по проекту «Мир играет в мяч»

О.А. Мильштейн © Автор и исполнитель проекта

1. В чем, на Ваш взгляд, секрет притягательности и популярности футбола?

2. Почему именно футбол, а не какой-то другой вид спорта?

3. Что значит футбол для Вас лично?

4. Что, на Ваш взгляд, все же главное в футболе: непредсказуемость, результат, сама игра, игроки, импровизация, игровая дисциплина, мастерство игроков, мастерство тренера, болельщики, атмосфера стадиона и т д.?

5. Что же такое футбол: игра, работа, зрелище, забава, развлечение, отвлечение людей от повседневных забот, разрядка, регулятор настроения масс, клапан для выхода агрессии, средство массового заражения толпы, истерии, средство массового психоза, ремесло, творчество, повод напиться, поорать, подраться?

6. Многие утверждают, что футбол, как никакой другой вид спорта и никакое другое массовое явление, способствует формированию патриотизма людей, сплочению народа, национальной гордости, позитивному массовому настроению, массовому сознанию и другим благоприятным для общества последствиям.

Другие, напротив, подчеркивают роль футбола в формировании националистических настроений, шовинизма, ксенофобии, национального психоза значительных масс, а то и всего общества; говорят о том, что он приводит к необузданности разъяренной толпы, аномальному поведению молодежных групп и т п.

Какого мнения придерживаетесь Вы лично по этому поводу?

7. Как Вы считаете, можно ли с помощью футбола целенаправленно манипулировать массовым сознанием и поведением людей? Если да, то как (приведите, пожалуйста, примеры)? Если нет, то почему?

8. Способствует ли футбол формированию мифов в массовом сознании? Например, можно ли с его помощью формировать следующие мифы: об индивидуализме или коллективизме народа, нации; о личном выборе индивида; о нейтралитете личности и общества; о неизменной природе человека; о сверхчеловеке-супермене и т п.?

9. Способствует ли футбол созданию у людей целостного представления о мире и мироздании, о целостном восприятии мира?

10. Можно ли говорить о какой-то особой философии футбола?

11. Если да, то какова философия нашего российского футбола, на Ваш взгляд?

12. Как Вы считаете, что означает футбол для России?

13. Что означает футбол для Бразилии, Италии, Германии и других стран, по Вашему личному убеждению?

14. Можно ли считать футбол явлением национальной и/или мировой культуры?

15. Можно ли говорить о футбольной культуре страны (нации, общества)?

16. Правомерно ли говорить о культуре футбола как субкультуре, т е. своеобразной специфической подкультуре?

17. Если да, то футбол есть элемент массовой культуры, шоу-бизнеса, контркультуры или все же футбол всего лишь элемент спорта и только?

18. Некоторые любители футбола – интеллектуалы считают, что в отличие от всех других видов спорта (даже хоккея, баскетбола, бейсбола и других популярных в мире спортивных игр) футбол будто бы обладает какой-то магией, особой притягательностью, что футбол не всегда логичен, а наоборот, парадоксален. Вы согласны с этим? Если да, то в чем суть этого?

19. Большинство ценят футбол за талант игроков, их техническое мастерство, считая при этом, что футбол – это ремесло. Главное – игровая дисциплина и выполнение установок тренера.

Другие, напротив, за вдохновение, творчество, импровизацию.

Третьи категорически утверждают, что ни о каком творчестве в футболе в частности и в спорте вообще говорить нельзя, так как этого быть не может. О каком творчестве, вдохновении, импровизации можно говорить, например, в тяжелой атлетике, боксе, борьбе, гребле, регби, американском футболе и т д.? То же самое и в футболе.

Что Вы думаете об этом?

20. В этом плане: что Вы можете сказать о духовности футболиста и спортсмена вообще, о духовности футбола и спорта в целом? Насколько она присуща им вообще или это характерно лишь только для так называемых творческих профессий (художник, литератор, актер, режиссер, музыкант, ученый…)?

21. О футболистах в народе сложились разные стереотипы. Как бы Вы описали наиболее типичный, обобщенный портрет футболиста, его личность?

22. Как показывает жизнь, великие в прошлом футболисты, как правило, редко становятся выдающимися тренерами, хотя есть исключения. Как Вы объясняете эту коллизию?

23. При всенародном интересе к футболу, симпатиях к футболистам среди любителей футбола в спортивной (нефутбольной) среде отношение к ним спортсменов – представителей других видов спорта зачастую негативное. Они-де баловни судьбы, гуляки, любители красивой жизни; из-за них якобы на всех спортсменов в народе смотрят как на дармоедов, людей недалеких, для которых главное – заработать деньги и повеселиться. Каково Ваше отношение к этим стереотипам?

24. Кстати, о заработках футболистов, а еще шире – о финансовой и экономической стороне футбола.

Известно, какие астрономические суммы «крутятся» в мировом, национальном и клубном футболе.

Профессиональные футбольные клубы совершенно официально и публично продают и покупают игроков, делая на этом довольно прибыльный бизнес. Откровенная купля-продажа человека, его таланта, способностей и достижений в последние 20-30 лет стали нормой в Италии и Англии, Франции и Испании, других странах. Европа наводнена бразильскими, африканскими, а в последние годы – азиатскими игроками. Эта тенденция в мировом футболе становится характерной и для других спортивных игр, других видов спорта. Проникает она и к нам и всячески подогревается прессой, телевидением и радио.

Итак, как Вы лично оцениваете общую коммерциализацию мирового футбола и международного спортивного и олимпийского движения в целом?

Что это – норма рыночных отношений, атрибут законов конкуренции, шоу-бизнеса, диктат телевидения?

25. Как Вы оцениваете роль телевидения, всей системы средств массовой информации в футбольном хозяйстве как у нас в стране, так и в мире в целом?

26. В этом аспекте как Вы оцениваете роль телетрансляций, работу спортивных комментаторов, телеведущих разных каналов с последнего Кубка мира по футболу, а еще раньше – зимних Олимпийских игр из Солт-Лейк-Сити в США, когда нашу страну охватили истерия, массовый психоз населения, всплеск общенационального патриотизма или псевдопатриотизма. Некоторые даже говорили о «квасном» патриотизме.

Что обо всем этом думаете Вы? Где здесь правда, в чем истина, а что – миф?

27. Коммерциализация футбола и телевидение привели к интернационализации, глобализации футбольного мира. В Европе это особенно ярко видно. Футболисты разных стран играют в десятках и сотнях клубов других стран. Вследствие этого возникла масса правовых, юридических проблем в футболе, задевающих (а порой и попирающих) права личности футболистов, их гражданские права и т п. И больше всех на этом фоне страдают наши, российские футболисты, спортсмены и тренеры других видов спорта. На мировом спортивном рынке страдают больше всего наши соотечественники. Их труд оплачивается по демпинговым ценам. А это снижает оплату труда футболистов (спортсменов, тренеров) других стран, представителей других видов спорта. Идет цепная реакция. Отсюда – масса конфликтов.

Исходя из всего этого, кто же такой футболист, каков его статус в обществе: спортсмен, шоумен, гладиатор и т п. (в нашей стране и за рубежом)?

28. В этой ситуации кто такой футбольный тренер, на Ваш взгляд? Как бы Вы описали его портрет, его социальный статус у нас в стране и за рубежом?

29. Кто такой, на Ваш взгляд, футбольный меценат, футбольный чиновник, менеджер, судья?

30. Кто такой, на Ваш взгляд, футбольный болельщик?

31. Какие основные проблемы мирового футбола Вы бы выделили как глобальные, базовые?

32. В этом аспекте: как Вы считаете, каковы главные проблемы российского футбола?

33. Есть ли выход из этого? Каким Вы его видите?

34. Наконец, если бы Вы руководили российским футболом, с чего бы Вы начали и что сделали конкретно, чтобы избавить отечественный футбол от его мук и болезней? Где выход?

35. А теперь несколько слов о Вас: какие основные биографические данные, основные вехи в Вашей жизни Вы считаете наиболее значительными с тем, чтобы наиболее полно дать Вашу биографическую справку для читателя? Какое место занимают или занимали в Вашей жизни активные занятия физической культурой, спортом, какова вообще Ваша установка на спорт?

Благодарю за интервью Итак, дорогой читатель, Вы сейчас поняли, о чем пойдет речь в нашей книге, и надеюсь, что изложенный текст вопросника значительно поможет Вам в последующем.

Автор будет благодарен читателям за их замечания и предложения, которые можно направить по адресу: 105064, Москва, ул. Казакова, 18, ОАО «Издательство „Советский спорт“».

Автор Никита Симонян Ветеран команды «Спартак», чемпион Олимпийских игр 1956 года в Мельбурне, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР, вице-президент Российского футбольного союза Его Величество Футбольный Мяч!

В чем секрет популярности и огромного интереса к футболу? Отвечу словами Пеле. Когда он впервые приехал в Москву (это был, если не ошибаюсь, 1963 год), на вопрос: «А какими другими видами спорта Вы занимаетесь, какие другие виды спорта предпочитаете?» он ответил: «Нет ничего прекраснее футбола, поэтому я всегда отдавал предпочтение футболу, всецело служил ему и служу по сей день». Все-таки как ни крутите, как ни вертите, это самая популярная игра в мире, игра, которая привлекает и на трибуны стадионов десятки тысяч зрителей, и к экранам телевизоров – миллионы. Я бы сказал, футбол в принципе перешагнул чисто спортивные границы и подходит уже ближе к понятию некой культуры. Даже, точнее, не культуры, а искусства. Искусства, безусловно. В общем-то, это единственная игра, в которую играют ногами, единственная! А играть ногами и чувствовать мяч значительно сложнее, нежели ощущать его руками. И вот когда ты видишь всамделишное искусство мастеров и прошлого, и настоящего (их можно перечислять десятками), не перестаешь ими восхищаться. В этом сила футбола.

Футбол – это моя жизнь. Вот двумя словами ответ на вопрос, что значит для меня футбол. Когда, в каком возрасте я полюбил футбол, сказать трудно. Наверное, как только появился на свет. Наверное, как только увидел мяч. А как мог узнать о футболе сын сапожника, который никакого отношения к этому игровому виду спорта не имел, да и вообще не признавал его! Я всегда говорил: «Его Величество Футбольный Мяч заколдовал, опьянил меня на всю жизнь!» И продолжает это делать сегодня.

Футбол – это абсолютно все то, что Вы перечислили. Все это – стороны одного явления. Если оттуда выпадает какое-то одно звено, это уже не футбол. Однажды один крупный партийно-государственный деятель пригласил меня к себе после ряда неудачных игр «Спартака» и сказал: «Вы должны понимать, что когда вы проигрываете, у людей падает производительность труда, падает настроение и, наоборот, производительность труда подскакивает, если команда играет удачно».

Я придерживаюсь того, что футбол способствует формированию личности человека, его чувства патриотизма: патриотизма к клубу, к национальной сборной, к стране. Сегодня это во многом утрачено, поскольку коммерциализация, которая охватила футбол своими щупальцами, отодвинула на второй план чувство патриотизма, чувство гордости за страну, за свой клуб. Если ты выходишь на футбольное поле, ты должен проявить себя – во имя команды, во имя коллектива, во имя зрителей, которым ты должен доставить удовлетворение, – и тех, кто сидит на трибунах, и тех, кто сидит у экранов телевизоров. Я так понимаю. Это главное!

Что касается негативного влияния футбола на какие-то стороны жизни, то нужно признать, что сегодня футбол, к сожалению, стал катализатором отрицательных эмоций и поступков. Они выливаются в виде актов вандализма и на трибунах, и вне стадиона. Взять хотя бы прошлогодний пример на Манежной площади – он о многом говорит. Ну, проиграла команда, но на этом жизнь не кончается, жизнь продолжается. Видимо, есть «отрицательные» лидеры, которые используют этот момент для того, чтобы как-то направить толпу в русло вандализма, кровавого побоища. Этого, конечно, не должно быть. И здесь дело не в футболе, это не футбол повинен в таких случаях. Боление должно быть здоровым, нормальным, я бы сказал, даже дружелюбным по отношению к другой команде, как и было раньше. Казалось бы, мы вступили в третье тысячелетие, культура народа должна вырасти, мы должны быть лучше, чем были двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад. А мы, наоборот, с каждым днем видим все больше кровожадности, убийств, поножовщины, мы как будто возвращаемся к первобытному строю. Происходит черт знает что! Это даже трудно понять! В воспитании личности, безусловно, колоссальная роль принадлежит семье. Мы упустили такой раздел, как воспитательная работа, к сожалению. Она необходима всегда, а сейчас особенно.

О мифах в футболе. Да, мифы были, разные, много. Раньше, когда я еще был ребенком, ходила в народе такая байка: легендарному футболисту Бутусову, который обладал мощнейшим ударом, на правой ноге якобы завязывали красный бантик. Это означало, что ему запрещено бить правой ногой, поскольку у него такой удар, что он мог убить человека. Это, конечно, был миф, но мифы создавались не на пустом месте.

Валентин Борисович Бубукин, чемпион Европы 1960 года, был со своей командой «Локомотив» в Индонезии. Играли в дождливую погоду. Мяч был тяжелый, вдвое превышал свой собственный вес.

Он нанес удар, попал в индонезийца, и того чуть ли не в состоянии клинической смерти увезли в больницу. После этого сильные удары там стали называть «бубукин». Тоже своего рода миф.

Помните, в книге Льва Кассиля «Вратарь Республики» (кстати, мы с Львом Абрамовичем были добрыми знакомыми: он был страстным болельщиком «Спартака») есть персонаж Кандидов, который за всю жизнь пропустил всего один мяч? Тоже миф, литературный. Сегодня таких мифов нет, но легендарные футболисты, легенды остались. Не мифы, а легенды. Легенда – это Пеле, легенда – это Яшин, легенда – это Пушкаш, это Ди Стефано, Круифф, Ван Бастен. Да многих, в общем-то, можно перечислить.

Способствует ли футбол познанию мира? Для меня – да, для других – не знаю.

Есть ли у футбола своя философия? Философия футбола прежде всего в его непредсказуемости – наверное, я бы так ответил на этот вопрос. Сравните футбольный матч с театральным спектаклем.

Сходив на спектакль раз, мы будем знать, чем он закончится, сходив другой, третий, на четвертый мы будем знать наизусть все диалоги. Другое дело игра актеров. Она во многом зависит от некой «сиюминутности» спектакля: от настроя конкретного актера, от слаженности именно сегодняшнего состава занятых в спектакле артистов, от звука, в конце концов… А футбол – он каждый раз преподносит сюрпризы. Вот этим все и сказано. Предугадать, предсказать, как команда, которая выиграла сегодня, сыграет завтра, невозможно. И те сюрпризы, которые преподносит футбол, – это тоже его философия. В этом его суть – непредсказуемость.

Я думаю, что философия нашего российского футбола сегодня состоит в том, что мы оказались совершенно в другом измерении, вообще абсолютно в другом обществе по сравнению с теми временами, в которых мы жили еще совсем недавно. Я думаю, что постепенно начнут восстанавливаться те принципы, которые были. Не перехлестом, конечно, когда приходилось иногда играть под страхом: не дай господи проиграть, или когда команда потерпела поражение от югославов на Олимпиаде 1952 года, после чего сборная Советского Союза на базе ЦД КА была расформирована и не могла долгие годы встать на ноги. Вот такого, конечно, быть не должно. Но чувство патриотизма, полная отдача борьбе, сражение за результат для команды и для страны – думаю, постепенно это вернется к нам. Для этого, конечно, необходимо вести воспитательную работу. Внушительную работу.

Люди должны понять, что все-таки самая главная ценность – ты выступаешь под флагом своей страны, в майке национальной команды. Выше этого ничего быть не может. Это вершина всего – гордость за то, что отстаиваешь честь своей Родины.

Хотя и сейчас футболисты продолжают утверждать, что они рады играть за сборную команду России, но есть некоторые сомнения: люди, которые сегодня получают колоссальные гонорары в своих клубах, играя за национальную команду России, где эти гонорары ниже, гораздо ниже, не полностью отдаются и не всегда хотят вступить в настоящую борьбу. Где-то этих людей, может быть, понять можно, потому что все-таки век футболиста слишком короток и он за свои десять-двенадцать «футбольных» лет должен обеспечить себе будущее. Есть здесь проблемы, бесспорно. Нам надо думать о том, чтобы повысить гонорары футболистов в национальной сборной. Однако тренеры, которые работают в сборной сегодня, тот же Валерий Газзаев, во главу угла ставят честь, результат сборной команды. Будем надеяться! Мы же живем все-таки надеждами. Мы, люди предыдущего поколения, желаем нынешнему поколению вдохнуть в себя воздух Родины.

Если говорить о том, что значит футбол для других стран, то в первую очередь надо отметить, что он отличается от нашего. У них выступление за национальную команду превыше всего. Я знаю это по Италии: я много раз был там, общался с итальянцами. Они были в недоумении, когда в 1994 году целая группа наших игроков, четырнадцать человек, отказалась играть за национальную команду. У нас тогда говорили, что самая главная проблема в том, что не были решены финансовые вопросы.

Итальянцы удивлялись: их футболист отказался бы от всех гонораров, сам заплатил бы, только бы его включили в национальную команду. Хотя в чем была суть конфликта, до сих пор трудно сказать.

Думаю, она заключалась не только в самих игроках, но и в некоторых близко стоящих к президенту страны руководящих чиновниках, которые подтолкнули наших игроков к конфликту и которые могли этот конфликт погасить в течение буквально десяти минут, решить абсолютно все вопросы. Все это «разыгрывалось» на уровне помощника президента Ельцина Тарпищева, я буду говорить прямо.

Господин Тарпищев должен был стоять над схваткой, он мог в течение короткого времени этот конфликт разрядить, но он не сделал этого, в результате команда поехала в ослабленном составе.

Такого, еще раз говорю, в Италии быть не могло!

Германия – это вообще образец мужества, образец полной отдачи не только за свой клуб, но и за национальную команду. Когда я однажды сказал генеральному секретарю Федерации футбола Германии Хорсту Шмидту: «Я поражаюсь вашим футболистам, их мобилизованности, их полной самоотдаче», он ответил: «Это у нас идет от сердца». Как говорят: немцы есть немцы. Это когда не надо игрокам напоминать о мобилизованности, о мужестве, о дисциплине.

То же самое бразильцы, для которых футбол – это сама жизнь. Они уже пятикратные чемпионы! Вот им народ никак не может простить поражения! Если могут простить итальянцам, могут простить немцам, то бразильцам народ не прощает. Бразильцы считают, что Бразилия должна быть всегда первой. Так что суть в самом менталитете нации. Отсюда и разница в отношении к футболу.

Безусловно, футбол есть явление культуры. Безусловно, национальной и мировой культуры. Я скажу, что здесь мы опять-таки уступаем передовым футбольным державам. Думаю, там больше все-таки ценится футболист, нежели у нас. Вы когда-нибудь видели на наших официальных государственных приемах представителей нашего спорта? Представители науки, культуры есть, а представителя спорта вы увидите очень и очень редко. А ведь у нас есть люди, которые принесли славу нашему Отечеству и принесли значительно большую славу, чем некоторые деятели культуры, которых за рубежом мало знают, а некоторых вообще не знают. А такого футболиста мирового класса – вратаря столетия! – как Лев Яшин, по сей день знает весь мир, на чемпионатах мира разыгрывается приз Яшина.

Только в 1989 году благодаря усилиям Николая Николаевича Озерова и академика Станислава Сергеевича Шаталина, который был тогда советником президента Горбачева, удалось убедить правительство, что футбол – это тоже труд, футбол – это тоже искусство и что такой футболист, как Яшин, достоин звания Героя Социалистического Труда. И ему это звание присвоили! После него такое же звание присвоили Николаю Петровичу Старостину. Приятно видеть то почтение, с которым наш президент относится не только к деятелям искусства, но и к заслуженным людям спорта.

Вы видели:

он приехал домой к Сергею Владимировичу Михалкову поздравить его с 90-летием (Михалков, слава Богу, в полном здравии!), посидел с ним, попил чаю и там, у него в квартире, вручил награду. До этого было 80-летие Любимова – президент пригласил его к себе в Кремль. А перед этим было 65-летие «Спартака», в честь юбилея которого были награждены Майоров, Старшинов и ваш покорный слуга.

Так вот, президент Путин – земной человек, человек, который считает спорт достоянием Республики, пригласил людей в Кремль и вручил ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени в своем кабинете. К сожалению, я отсутствовал, поскольку был с юношеской сборной на чемпионате Европы в Израиле, но сразу по приезде мне тоже была вручена эта награда в Кремле.

А вот другой пример. 14 марта 1990 года (сегодня 17 марта) Льву Ивановичу Яшину должны были вручить Золотую Звезду Героя. До его кончины оставалось шесть дней. Он уже практически не мог передвигаться. Он сидел на диване, ждал приезда президента Горбачева, ждал, что он вручит орден.

Мы с Алексеем Александровичем Парамоновым приехали на квартиру ко Льву Ивановичу. У него уже были Николай Николаевич Озеров, Геннадий Хазанов, Георгий Саркисян и приятель Яшина Володя Фадеев. Но Горбачев не приехал – приехал Рафик Нишанович Нишанов. Да, он очень тепло говорил о Льве Ивановиче. Льва Ивановича еле подняла с дивана его супруга. Он мне говорит: «Ну почему мне вручают эту Звезду? Есть вот Алексей Александрович, столько других выдающихся спортсменов в других видах спорта!» На что мы ему сказали: «Ты заслуживаешь эту награду! Наконец у нас в стране официально признали, что футбол – это тоже труд, что это тоже искусство». Все выиграли от этой акции: и Лев Иванович Яшин, и наш футбол, и тысячи его любителей, и весь отечественный спорт. Кто проиграл? Ну, проиграл Горбачев, один лишь Горбачев, что не снизошел лично наградить великого футболиста страны и мира.

20 марта будет уже 13 лет, как Льва Ивановича не стало. Увы, до его кончины Горбачев не удосужился приехать. Потратив час времени, он выиграл бы в глазах народа непременно. Вот в чем разница между Горбачевым и Путиным. Уверен, что любой президент другой страны приехал бы обязательно. А наши считали ниже своего достоинства опуститься на уровень пусть даже великого спортсмена.

Можно ли говорить о футбольной культуре страны, нации, общества? Можно и нужно. Но футбольная культура идет от организации самого футбольного хозяйства, от управления им. Ну и от исполнения. Если сами футболисты демонстрируют на футбольном поле культуру этой игры, она, эта культура, безусловно, будет передаваться и зрителю. И наоборот, если там будет идти побоище… Никто не говорит, что в футбол нужно играть так, как танцевать в балете, абсолютно нет, но есть общепринятые международные правила, которых должен придерживаться каждый футболист, вот и все.

Культура заключается в том, как ведет себя футболист на футбольном поле. Это передается трибунам, за пределы трибун. Ведь футбол может спровоцировать зрителя, и зритель выплеснет это непредсказуемыми поступками. Может толпой выбежать на футбольное поле, что было, к сожалению, не раз. Но были и есть культурные футболисты, которые сами успокаивали зрителей своими поступками, а иной раз просто подходили к трибунам и обращались к болельщикам с просьбой успокоиться, вести себя нормально и дать возможность нормально закончить игру. Таких примеров немало в новейшей истории футбола.

Что касается шоу-бизнеса, то, конечно, футбол сегодня – это и шоу-бизнес. Например, сейчас проводятся юбилейные матчи в честь или в память какого-то футболиста, в которых не так важен результат, сколько сам спектакль, событие, представление исполнителей-футболистов. Таким был, например, в ноябре прошлого года юбилейный матч Олега Блохина. Мы с ним поговорили, он пригласил своих зарубежных коллег, они приехали и сыграли красивую товарищескую игру. Сыграли вничью, причем с хорошим, знаете ли, спектаклем.

В прошлом году в Ереване проходил товарищеский матч, который был посвящен моему 75-летию.

Его организатором и вдохновителем был мой друг и коллега Алексей Александрович Парамонов. Это было красивое шоу, с прекрасным концом, которое мне подсказал Олег Блохин: последний пенальти, который был назначен в ворота соперников, сборной команды Советского Союза, должен был пробить я. А рядом со мной был мальчик с таким же, как у меня, номером «9» на майке, на которой было написано «Симонян», и он знал, какой маневр будет. Я разбежался, ноне стал бить, а дал вперед пас этому мальчику, и мальчик забил прекрасный гол. Но это шоу. А если это уже договорные игры, то это не шоу – это уже обман зрителя. Это антикультура, это антифутбол. И прежде всего, конечно, обман тех зрителей, которые заплатили деньги, пришли посмотреть матч, а их хамски надули, извините за выражение.

Негативные стороны в футболе, увы, есть. Предвзятое судейство, например. Это уродует футбол, уродует футбольную, да и общую нашу культуру – ни больше ни меньше. Нет, я не согласен, что это типично только для футбола, это имеет место во всех игровых видах спорта. Где игровые виды спорта, везде непредсказуемость. Давайте вспомним финальный матч по баскетболу между сборной Советского Союза и американцами (если не ошибаюсь, это было в 1972 году на Олимпийских играх в Мюнхене).

За три секунды до конца финальной игры американцы выигрывали у нас очко. Мы забрасываем. Александр Белов перехватывает посланный ему через весь зал мяч и кладет его в корзину – золото у нас! Так что парадоксы свойственны не только футболу. Мне очень нравится баскетбол: там очень много и непредсказуемости, и удивительного мастерства, и мягкости, и владения телом. Эти гиганты на удивление гибкие, как гимнасты или акробаты. Они забрасывают в корзину такие немыслимые мячи, что просто диву даешься! Так и в других видах спорта… поэтому я не могу согласиться, что магия и парадоксальность – это черта только футбола.

О творчестве и вдохновении. Какое может быть творчество-нетворчество в игровых и так называемых циклических видах спорта, когда здесь должно быть прежде всего мастерство! Допустим, в той же тяжелой атлетике, в гребле. Но что касается игровых видов спорта – здесь другое. Вы знаете, один тренер (не будем называть его фамилию), команда которого проиграла, не взял на себя вину за проигрыш: «Я им все рассказал, как надо играть, но они же не выполнили моих установок!» Но есть же команда соперников, и там тоже есть тренер, и там тоже есть игроки, и там тоже была сделана установка… и игровая дисциплина, и прочее. Да, безусловно, само направление, то есть установка с учетом анализа игры соперника, должна быть. Но главное – согласованность, даже, если хотите, единое мнение, согласие команды и тренера. Вот что главное! Да, сегодня мы будем играть вот так, и эту установку команда выполняет – это, так сказать, игровая дисциплина.

Но без творчества, без вдохновения не будет красивой игры. По футбольному полю будут бегать, строго следуя указаниям тренера, роботы, машины, а ситуация – она подсказывает совершенно иные решения, иные действия. Поэтому такой футболист, как Зидан, который, естественно, выполняет установку того же Боске, все же вкладывает в это свое личное творчество, и только тогда проявляются его индивидуальное мастерство, импровизация и вдохновение. Все это идет на пользу команде.

Но если импровизация во имя импровизации, но во вред коллективной игре команды – извините, такая импровизация не нужна. А вот разумное сочетание импровизации, которая идет именно на коллективную деятельность команды, с установкой тренера, – это то, что нужно в футболе. Я привел в пример Зидана, но таким же игроком был Платини, я уже не говорю о Пеле, да и многих великих можно назвать. Эти игроки действовали с учетом своего индивидуального мастерства, но, конечно, играли на алтарь победы команды. Великой можно назвать ту команду, где есть это единство творчества и игровой дисциплины.

Духовность. Ну что сказать? Важно, что подразумевать под этим великим, священным и, к сожалению, в наши дни затасканным понятием «духовность». В быту, всуе, мы, наверное, представляем духовность как внутреннюю мобилизацию своего внутреннего духа. Вот ты настраиваешься на игру, «проигрываешь» предстоящий матч, думаешь, как он может сложиться и, конечно, как тебе лично претворить все это на футбольном поле. Духовность в этом конкретном случае – это твоя личная мобилизованность, твое личное отношение, твоя полная отдача футболу, этому святому для тебя делу (а не просто работе). На трибунах, у телевизоров сидит зритель, которому ты должен доставить сегодня радость. Вот это духовность.

Представьте себе, что мы готовимся к матчу. Каждый готовится по-своему, как он считает нужным, как он привык. Я, к примеру, никаких шуток не допускал: я уже настраиваюсь на игру, для меня это не игрушки, шутки-прибаутки мне мешают, я ехал на игру сосредоточенным. Так же сосредоточенно ехал Алексей Парамонов, другие ребята. Дальше – в раздевалке: не дай господи попадет в раздевалку посторонний человек и отпустит: «Ну, как ты сегодня?», так, знаете, вальяжно, фамильярно – он получал резкий отпор. Когда мы готовились к матчу, к нам заходили такие великие актеры – болельщики «Спартака», как Игорь Ильинский, Михаил Михайлович Яншин, Анатолий Петрович Кторов, Рубен Николаевич Симонов с сыном Евгением. Обычно они внимательно молча наблюдали, как мы готовимся к матчу: кто как надевает носки, гетры, бутсы, футболку. И когда я как-то спросил Ильинского: «Игорь Владимирович, а что Вам лично интересно в том, как мы готовимся к игре?», он ответил: «Очень много интересного. Для нас важна каждая деталь. Вот мы, допустим, заходим в гримерную, и нас гримируют, и мы входим в образ. Так же и вы. Мне интересно, как вы одеваетесь, блестят ли у вас уже глаза или, наоборот, тускнеют. Если блестят, значит, вы уже действительно настроены, и наоборот. Ведь в чем, в общем-то, общность наша с вами: вы держите экзамен перед зрителями, и мы держим экзамен перед зрителями. Все это для нас очень интересно».

Кто такой футболист как личность, какой он человек в обыденной жизни? Я думаю, футболисты, как и актеры, как военные, как люди любой профессии, разные. Разной культуры, с разным интеллектом, с разной образованностью и воспитанием. Зритель приходит на стадион и смотрит игру, как спектакль.

Он не знает, какой эрудиции тот или иной актер, но он видит, что этот актер играет блестяще. То же самое футболист, то же самое в цирке. Ведь когда мы видим, как мастерски работает тот же иллюзионист, нам неинтересно, эрудированный он или нет, мы оцениваем его классность, его мастерство. Уже в общении мы можем составить мнение о его интеллекте, эрудиции. Ведь были актеры, которые блестяще играли, а двух слов связать не могли! Были и такие! Иногда в компаниях актеров слышишь такое убожество, такую скудость мысли, что в ужас приходишь! Я могу привести в пример футболиста-эрудита, настоящего интеллигента – это Сергей Сальников. Мало того что был он талантливым футболистом – он был чудесным оратором, блестящим журналистом, образованным человеком. Или возьмите скончавшегося почти год назад Валерия Лобановского… Многих можно назвать. Но много можно привести в пример и необразованных людей, которые среди нас были, которые не хотели совершенствоваться, не хотели учиться, не хотели просто расти как люди, как личности. Таких встречаешь, в общем-то, в любой области.

Я сегодня слушаю Семака из ЦСКА – парень ну просто великолепный! Настолько он владеет словом, ситуацией, настолько эрудирован – ну просто приятно слушать! Или Титов… Дима Парфенов, например, производит неплохое впечатление.

Может ли средний футболист стать великим тренером? Немирович-Данченко как-то сказал, что актер, который хочет стать режиссером, прежде всего должен похоронить в себе актера. А мое выражение: футболист, закончивший играть, если хочет стать великим тренером, должен убить в себе игрока. Понимаете, не все выдающиеся футболисты, закончившие играть, смогли это сделать. У них всегда: «Ая бы сделал так! Да что ты там понимаешь!» Вот Игорь Нетто не смог перейти этот рубеж, понимаете! Лев Иванович Яшин – просто даже удивительно! – ни разу не встал в ворота после того, как закончил играть. Поэтому вот это: «Все! Ты закончил!» имеет колоссальное значение. У тебя закончилась одна биография, одна роль – и началась другая биография, другая роль. Ты эту прошлую свою биографию и бывшую свою роль должен положить на полочку и начать вторую жизнь, утверждаться уже во второй своей специальности, тренера, если ты ее выбрал и на что-то в ней претендуешь.

Это очень не просто. Это разные виды деятельности: игрок и тренер. Это абсолютно разные виды деятельности. Кончился матч, ты пошел домой со своим переживанием, но ты один или со своей семьей, а у тренера двадцать и более человек «своих» и еще двадцать противников, и он все время должен анализировать. Поэтому прав был Михаил Давыдович Таваровский, когда сказал, что мозг тренера не отдыхает, работает двадцать четыре часа в сутки. И, конечно, нервная нагрузка тренера неизмеримо выше, чем нервная нагрузка игрока, – это другое творчество. Если ты создаешь команду, ты подбираешь исполнителей. И если исполнитель тебе выдает спектакль, то это высшее удовлетворение!

Мой переход из одной профессии в другую был очень сложный – знаете почему? Все произошло как-то очень неожиданно. Это было в 1959 году в Южной Америке, в Колумбии. Мы (я играл в «Спартаке») сыграли с командой «Сайта Фе» – это, как мне кажется, была одна из лучших игр в моей футбольной жизни – и я сказал себе: «Все! Я закончил!» Мне тогда было 33 года. Мне говорили: «Ты что, ты еще можешь играть!» – «Нет, я закончил, я хочу уйти сам, не ждать, пока меня попросят». И вдруг подходит ко мне Старостин и говорит: «Ты знаешь, мы хотим заменить Гуляева, и мы видим в тебе тренера». Я ему говорю: «Николай Петрович, ну как же я могу стать тренером, если я вот только сегодня или вчера играл с такими игроками, как Нетто, Исаев, Ильин, Сальников… Я совсем неопытный». Он: «Поможем». Он односложно бросал такие фразы. Как приказ. Решение принято.

Позже некоторые архируководители бросали ему упреки, что он никого не воспитал. Это неправда.

Воспитать руководителя таким же, как он, – это тоже надо было уметь. Вот почему я никого не воспитал? Было безумно тяжело, поначалу особенно, потому что теми игроками, с которыми я вчера играл, надо было руководить. Постепенно все-таки у меня устанавливались хорошие отношения с ребятами, постепенно набирался опыта. Но довольно быстро я все-таки убил в себе игрока. Именно так: менял мозги. Потом, когда закончил тренерскую деятельность, я еще раз «поменял мозги» – на чиновничьи.

Коммерциализация футбола в стране и в мире, заработки футболистов. Актуальная и злободневная тема. И как футболу не превратиться только в средство коммерциализации! Он уже настолько коммерциализирован, что, как говорится, дальше некуда. Судя по мировым тенденциям в этой сфере, я, честно говоря, не знаю, куда дальше возрастать гонорарам. Финансовые возможности клубов должны быть настолько велики, настолько раздуты, чтобы удовлетворить весь этот беспрерывный спрос! Сегодняшняя тенденция такова, что клубы начинают потихоньку трещать и уже подумывают о снижении сумм контрактов и уровня зарплат.

Вот первое, что проскользнуло в прессе: договорились снизить зарплату тренеру «Милана» Челлоти на двести тысяч долларов, и он согласился. Но согласятся ли другие? Люди очень болезненно воспринимают, когда их бьют по карману. Поэтому Бог его знает, как дальше будет, если клубы пойдут по пути снижения выплат. Не исключено, что могут быть забастовки. Но то, что коммерциализация захлестнула футбол и спорт вообще, это факт. Об этом писал даже великий Йохан Круифф. Он считает, что коммерциализация где-то даже выхолостила футбольную зрелищность. Безусловно, такая опасность существует. Как будет дальше, по какому пути пойдет футбол, трудно сказать, но я здесь вижу очень большие проблемы как у них, так и у нас. Это, конечно, одна из базовых, глобальных проблем мирового футбола.

Футбол и средства массовой информации. За рубежом деньги футболу делает телевидение. У нас этих денег нет. Вот заключили контракт со вторым каналом, который худо-бедно показывает футбол (в основном игры премьер-лиги), стали показывать матчи Еврокубков и Лиги чемпионов не только наших команд, но и других. Это, безусловно, какой-то прогресс, но по масштабности наше телевидение, конечно, значительно уступает западному.

От комментатора многое зависит в восприятии самой игры, в понимании футбола – с этим я абсолютно согласен. У каждого свои симпатии и пристрастия, но, надеюсь, вы согласитесь, что о репортажах Николая Николаевича Озерова и Котэ Махарадзе можно сказать, что это были высокоинтеллигентные репортажи. Они, Озеров и Махарадзе, не навязывали свое мнение, а вели репортаж, то есть описывали то, что происходит на футбольном поле, и помогали зрителю понимать происходящее. Это как раз то, что, по-моему, и должен делать комментатор. Может быть, они так хорошо вели свои репортажи потому, что были актерами по профессии? Но я могу привести в пример Евгения Майорова, не актера (царство им всем небесное, ведь их всех троих уже нет!), репортажи которого были мягки, интеллигентны, лишены навязчивости. Женя был выдающимся хоккеистом, но, ведя репортажи хоккейных матчей, никогда никого не поучал – все четко, аккуратно, тактично.

Уткин, как и многие другие сегодняшние комментаторы футбола, считает, что очень тонко разбирается в футболе. Я его знатоком футбола не считаю. Вот кто действительно тонко разбирается в футболе, так это, безусловно, Володя Маслаченко. Но иной раз и он злоупотребляет долгими пассажами и углубляется в дебри, понятные лишь специалистам. Но это понятно и простительно: он – человек от футбола, и он правильно говорит, очень точно объясняет. Его конек – действия вратаря. Это особенно интересно: и как он их хвалит, и пассажи о том, как бы он что-то там сделал. Это его особенность – и это его право, кстати. Тут не должно быть стандартизации, шаблона.

Очень своеобразным был Вадим Синявский, основоположник футбольного радиорепортажа.

Легенда!

А вот из пишущих о футболе журналистов я бы назвал Витенберга. Ни он, ни Филатов никогда не шли на оголтелую критику. Они были очень корректными, уважительными по отношению и к игроку, и к тренеру; мягко, тактично, объективно оценивали игру, футбольные дела, проблемы. Это имеет колоссальное значение для людей футбола и самого футбола, конечно. Но сегодня ведь как: чем острее, тем лучше. Вот и выплескивают на страницы печати все, что угодно, не задумываясь о пользе дела, о последствиях для людей и для футбола в целом.

Меценат (или спонсор) в первоначальном значении – покровитель искусства. Сейчас без меценатов

– хоть в искусстве, хоть в спорте – никуда. Они и в советские времена были. Вот Щербицкий, человек высокопоставленный, секретарь ЦК компартии Украины. Не вмешиваясь в дела команды, которые он всецело доверял такому магистру, как Валерий Лобановский, Щербицкий знал о киевском «Динамо»

все, даже дублирующий состав, и делал все, чтобы главная команда Украины была действительно сильнейшей.

Меценатом советского типа был Шевченко, секретарь Ворошиловградского горкома КПСС. При нем в городе были построены стадион, спортивная база, многие спортивные сооружения. По понятиям и категориям того времени в Ворошиловграде была довольно сильная футбольная команда. Сейчас они отмечают тридцатилетие своего чемпионства.

Таким меценатом был и Дегтярев, секретарь Донецкого обкома.

В 1973 году мне пришлось работать в Армении, секретарем ЦК партии республики там был тогда Кочинян. Он своему «Арарату» достаточно уделял внимания, ничего не скажешь.

Сегодняшний спонсор такой: если команда играет не так, как ему хотелось бы, он заявляет: «Я платить не буду» – рыночные отношения! Так же ведут себя так называемые менеджеры, президенты клубов. Мы назубок их знаем.

Так же в вопросах найма на работу. Вот я составил примерный список безработных тренеров:

большинство москвичи; из Украины обращаются, из Белоруссии – люди известные, довольно неплохие специалисты, а работы нет.

Раньше на работу тренера брала федерация футбола, а еще раньше Управление футбола Спорткомитета. Сейчас работодателям – президентам клубов, спонсорам и прочим – выгодно пригласить тренера, которым они будут управлять, которого они запросто завтра же могут уволить. Так они часто и делают: они хозяева клубов, клуб – их частное дело. Тут все кардинально изменилось. Сегодня к нам приходят: «Никита Павлович, помогите устроиться на работу». А я развожу руками: «Рад бы помочь, но не могу. Мы, РФС, не нанимаем на работу. У нас есть своя кандидатура, мы только можем рекомендовать ее клубу. Но решает клуб!» На этом все кончается.

Самая большая проблема, как я считаю, это проблема детско-юношеского футбола. Сегодня это моя боль и моя самая большая забота, чтобы была восстановлена та структура подготовки резервов, которая была в советские времена. У нас была одна из лучших в мире (если не лучшая!) система подготовки резерва: у нас были специализированные футбольные школы, школы-интернаты, спецклассы, школы олимпийского резерва, финансировалось это все государством. Сегодня эту нашу систему довольно успешно применяют такие передовые футбольные державы, как Франция, Германия, Италия, а у нас это все рухнуло. Сейчас некоторые наши клубы принимают меры к подготовке спортивного резерва. Частный пример: команда клуба ЦСКА, куда пришел Гинер, толковый, вдумчивый, деловой менеджер. Он уже построил несколько футбольных полей с искусственным покрытием в Москве на Преображенке. То же самое делают и другие клубы, но этого еще недостаточно. С учетом нашего климата сегодня очень остро стоит проблема строительства футбольных полей с искусственным покрытием с подогревом.

Возвращаясь к «взрослому» футболу: существует еще одна очень острая проблема – я имею в виду систему подписания контрактов игроков с зарубежными клубами, выезды наших игроков за рубеж.

Это, в принципе, нормальный процесс, это в итоге приведет к прогрессу. Но вопрос в том, как это делается и как отражается на подсознании команды. И еще: большое количество легионеров, которые закрывают дорогу отечественным игрокам (причем мы берем далеко не лучших чужеземных игроков).

Это тоже острая проблема. И где здесь золотая середина – никто толком не знает.

Сегодня вопрос ставится так: начиная с 2005 года будет введен лимит на иностранцев, на поле могут одновременно находиться не более пяти иностранных игроков. Не более пяти! Если выходит больше – надо менять иностранца. Мое мнение было: сократить количество иностранцев на поле до трех, ввести эту норму уже со следующего сезона. Но премьер-лига не согласилась.

Другая (наиболее острая и неприятная) проблема: выезды наших ребят за границу, заключение с ними контрактов. Дело в том, что мальчик, достигший четырнадцатилетнего возраста, уже имеет право на заключение контракта. Учитывая наш жизненный уровень и мизерную в большинстве своем зарплату детско-юношеских тренеров, это неправильное решение проблемы. Сейчас у так называемых селекционеров, которые приезжают с Запада, здесь есть свои агенты, через которых они отбирают самых способных ребят. И переманивают они этих ребят через родителей, через того же личного тренера, обещая, что ребенок будет жить в хорошей семье, хорошо питаться, учиться, получать хорошие деньги. Потом, когда подготовят, они этот «товар» перепродадут. При этом родителям будущего игрока платят мизер!

И еще одна опасность: создание коммерческих футбольных школ. У этих коммерческих школ одна цель, одна задача: перепродать своих игроков. Подготовить и перепродать. Либо в российский клуб, либо в зарубежный. Никто не возражает – пожалуйста, но по какому пути идут руководители этих коммерческих школ! Они выискивают наиболее способных ребят из футбольных школ московских клубов «Динамо», «Спартак», ЦСКА, «Локомотив», «Торпедо», договариваются с родителями и устраивают детей в эту коммерческую школу. Мне сказали, что из «Спартака» увели двенадцать ребятишек! Это же бьет по школам, которые готовят всех детишек, по самой основе бьет, по фундаменту футбола. Вот такие проблемы российского футбола я бы выделил как наиболее острые и актуальные.

Что касается других проблем, то они связаны с юридическим решением вопросов нашего футбола.

Пока у нас футбольные законы не будут приведены в соответствие с законодательством Российской Федерации и с футбольными законами других стран Европы и мира, у нас ничего не выйдет. Взять хотя бы дело того же Сычева… Дело за Думой. Проекты есть. Проекты о профессиональном футболе.

Андрей Ткаченко Мастер спорта СССР по футболу, футбольный обозреватель, поэт, генеральный секретарь российского ПЕН-клуба Игра в футбол – игра с Богом Бобби Чарльтон – великий футболист. К сожалению, футболисты не владеют словом, чтобы передать то, что они чувствуют. Поэтому у нас нет книги самого сэра Бобби Чарльтона, хотя о нем написано немало книг.

Я был средним футболистом (на это есть разные причины, это долго объяснять), но самое главное, что есть в моей книге «Футболь», это язык, это понимание ситуации, чего нет у тех, кто не играл в футбол. Это разные вещи. Великие футболисты ушли, а журналисты, которые делали их записи, убирали все существенное (я это знаю, так как мы с Эдиком Стрельцовым делали его книгу). Все интересное, что он рассказывал, было как бы не для печати, но именно это надо было записывать, потому что это настоящая жизнь! Цензоры и редакторы все убирали и из живой жизни делали черт знает что, поэтому я не могу прочитать ни одной настоящей футбольной книжки. Я примерно знаю, что это такое, особенно для нефутболистов. Футболисты, кстати, читают подобные книги с меньшим удовольствием, потому что они знают это все как профессионалы, это их жизнь.

Но вообще-то для меня футбол значит все больше и больше. Раньше я его понимал очень прямо: вот есть мяч, есть поле, есть друзья, есть команда. Позже, когда со мной стали происходить какие-то мистические вещи, я начал понимать, что в футболе очень много ирреального, иррационального, мистического, загадочного. Футбол вечен, как игра. Формула футбола, как формула жизни, всего три слова: рождение – жизнь – смерть. Так и футбол: до начала игры – игра – и после игры. Формула жизни, абсолютно.

Кто может объяснить, как рождается футболист? Может быть, так: я «в юношах» играл, мне исполнилось только семнадцать лет, а меня приглашают на сборы в команду мастеров (хотя я уже был известный среди юношей, играл тогда уже за сборную Украины). Или кто мне может объяснить: идет первая игра, я сижу среди шести запасных в составе этой команды, таких же, как я, которые играли не хуже меня, и моя команда проигрывает на родном поле свой первый матч, на котором сидят двадцать тысяч зрителей, моих земляков. Остается десять минут до конца игры. Тренер, обезумевший от криков «Долой из команды! всю команду вон!», вдруг поворачивается с бессмысленным взглядом: «Ну кто, – говорит, – команду спасет?» И тычет в меня пальцем: «Может быть, ты?» Я ему отвечаю: «Может быть». Он: «Раздевайся!» Я разделся, вышел на поле, тут же попал в игру, прошел и забил гол. Так получилось, что я прошел по левому краю до штанги и практически вошел прямо с мячом к воротам соперника. Я не знаю сейчас, спас ли я команду, но первый свой гол забил. Уже на следующий день у меня началась совершенно другая жизнь.

Футбол делает знаменитым моментально. Это уже обыденная, избитая фраза. Но почему так случилось со мной? Почему? Почему тренер, рискуя многим – своей судьбой! – принимает такое решение? Я параллельно с футболом пошел учиться на физмат (в школе у меня было хорошо с физикой, математикой, поэтому я тайно от игроков команды пошел и поступил на физмат). Меня вызвал к себе декан Борис Карлович Морзон, замечательный, потрясающий человек, и сказал: «Саша, Вы уже играете в команде мастеров. И Вы учитесь у нас. Вы способный человек, но вот у Вас две тройки по итогам сессии: по матанализу и по высшей алгебре. Я Вам стипендию дам, но вообще Вы должны выбрать, чем будете заниматься, футболом или все-таки математикой».

Я отвечаю:

«Футболом». Понимаете, я выбрал футбол. Почему я это сказал? Ведь я мог ошибиться, футбол мог не стать моим делом, судьбой. И сколько таких примеров, когда человек выбирает дело, а оно – не его!

Допустим, Вы мне сказали, что Ваш друг или знакомый пьет. А знаете, почему он пьет? Потому что он выбрал футбол, а это не его дело. Хотя он мысленно натянул на себя идею, что он будет великим футболистом, будет зарабатывать деньги, будет иметь женщин, славу, успех, потом оказалось, что не получилось. Поэтому он пьет. Он сломался. Он заложил свою судьбу в идею футбола, а это страшно вообще. Но почему? Это же мистика, это ирреальность. Если бы человеку кто-нибудь чуть раньше сказал: «Ты не создан для футбола, через пять лет ты сопьешься», он бы по-другому свою жизнь построил. С судьбой нельзя шутить, а особенно с футбольной.

А сейчас непосредственно о притягательности и популярности футбола для миллионов, для миллиардов людей во всем мире. Во-первых, я считаю, что футбол – это несбывшаяся мечта абсолютно каждого мальчишки. Мы же все в детстве играли, все мечтали стать великими футболистами, на девяносто пять процентов – мечтали. Любовь к футболу – это любовь к мечте.

Футбол – это твоя невоплощенность, которую ты, повзрослев, видишь в других: они воплотили твою мечту!

Но самое удивительное, что футбол любят и те, кто даже не играл никогда в футбол, – тоже загадка.

Но я думаю, что самая главная загадка футбола (я уже для себя определил) – это то, что на футбольном поле ежесекундно творится и одновременно разрушается великое чудо момента жизни, сотворение долгожданного мига. Оно идет каждую секунду: создается и тут же разрушается, создается – и разрушается, и надо понимать эту диалектику. Перед глазами у нас одна матрица: это футбольное поле 65 х 110 и двадцать два футболиста, но вариаций в этой матрице – бесчисленное множество (в математике даже есть область, которая ставит задачей определить бесконечное количество вариантов). Болельщики смотрят эту игру и понимают: да, сейчас не забили, но в следующий раз забьют. И футболисты понимают: да, сегодня я плохо сыграл, проиграл, но есть надежда завтра отыграться. И те, и другие живут этой мечтой, этой надеждой, этой иллюзией, этой утопией, этой реальностью…

В футболе есть что-то от идеи искусства, как в театре Шекспира, когда на сцене происходит все:

рождение, жизнь, смерть. В других видах спорта это тоже есть, но я вам постараюсь объяснить, в чем разница. Хоккей я не люблю: он грубый и жестокий. Американский футбол тем более не люблю: он тоже очень грубый и жестокий. Баскетбол… раньше я его любил, потому что там почти все было построено на искусстве игры. У нас, например, в ЦСКА был игрок Армен Алачячян (у него рост был всего 1, 75 м) – это был великий мастер. Сейчас же все ставится на «столбов» ростом в 2, 20 м, а если ты будешь 3 метра, то вообще можешь плевать в корзину. Сейчас из баскетбола искусство ушло, а в футболе до сих пор еще держится: на работе с мячом, на пластике тела, на самом футбольном поле.

Это коллективная игра – и в то же время индивидуальная, хотя, на мой взгляд, сейчас профессионализм в футболе заводит эту идею искусства в тупик. Идею, которая, как, помните, у Пастернака: «Не читки требует с актера, а полной гибели всерьез». Мне кажется, у футболистов в последнее время это «а полной гибели всерьез» пропало.

«Реал» (Мадрид) – великая команда, а я, например, куплю в свою команду еще пять великих футболистов, тогда мы вообще всех обыграем. То есть футбол превращается все больше в цирк, игра – в жонглирование.

И выходит, что этой «гибели всерьез», когда две команды от азарта, от страсти умирают на поле, нет.

Мне кажется, что в этом смысле футбол должен немного вернуться назад. К любительству. В хорошем смысле слова. Ведь советские «любители», от которых все были в восторге, когда играли между собой, «умирали всерьез». Они не за «бабки» умирали – тогда не такие большие деньги были, они «умирали всерьез», потому что любили эту игру.

Когда я выходил на тренировку с футболистами, к которым я даже не мечтал приблизиться (а тут я с ними в пас играю, разговариваю, они ко мне относятся как к равному, а потом мне говорят: «Саш, зайди в кассу, получи зарплату»…), – я не мог это соединить! За такое удовольствие еще и деньги платят! Потом уже нравы стали циничнее. Я мог поехать в любую команду играть за 300, а не за 220 рублей. А ведь советские люди в то время в среднем получали 120 рублей! Конечно, мои триста – несравнимо мизерные деньги по сравнению с теми, которые в футболе сейчас.

Футбол для меня – это и трагедия и счастье одновременно. Счастье, потому что футбол мне многим в жизни помог, а трагедия, я думаю, потому, что я был рожден, наверное, не для футбола, а для чего-то другого. Но я сам себе это заказал, как говорится, на завтрак, на обед, на ужин. А об остальном я сказал в самом начале нашего разговора. Вот что такое футбол для меня лично – это моя молодость.

Что главное в футболе? Игрок! Игроки! Игрок сам по себе, как человек, как личность – это все в футболе! Все остальное – это производное от игрока. Результат зависит от игрока, импровизация от тебя зависит, игровая дисциплина, мастерство, тренер, болельщики – все от игрока. Раньше ходили только на отдельного игрока. Сейчас тоже ходят на отдельных футболистов. Но сейчас на поле нет настоящего коллектива, каждый играет за себя и при этом не видно индивидуальности игрока. И вообще, какой игрок, такая и команда. Поэтому главное в футболе – это сам игрок, личность, человек.

Я всегда считаю, что человек – это целая Вселенная… если он уходит из жизни, это вся Вселенная уходит. Так и здесь. Какой игрок, такая и команда, такая и его Вселенная, его язык. Он разговаривает на языке пластики, он стилист своим движениям. То есть игрок есть стиль жизни – вот самое главное.

Отталкиваясь от игрока, можно говорить и об остальном, но игрок – это самое главное в футболе.

Я бы сказал, что футбол – прежде всего игра. Все остальное, что у Вас здесь перечислено, тоже входит в понятие этого явления.

Зрелище, потому что игра. Иногда игра бывает забавой в товарищеском матче, для зрителя.

Развлечение, отвлечение от повседневных забот… ну, я бы не сказал. Люди идут на футбол не для того, чтобы отвлечься. Другoe дело, поорать, покричать, стресс сбросить – это да, в этом что-то есть.

Но только элемент.

Регулятор настроения масс. Вот это самое страшное, кстати. Когда наши политики, многие наши деятели пытаются регулировать настроение масс при помощи футбола, это уже манипуляция людьми.

Клапан для выхода агрессии? Сама игра? Нет, дело в том, что сама игра порой становится агрессивной, становится возбудителем агрессии – это с одной стороны. Можно говорить, что футбол – клапан для выхода агрессии… но ты выходишь на поле порой неагрессивным, но тебя так раздраконят, что ты становишься агрессивным. Есть агрессивные игроки, которые через двадцать минут сникают вообще: не пошла игра – и он готов, даже не будет «агрессировать».

Я Вам сейчас покажу статью, я ее только сегодня написал. Она будет завтра опубликована в «Русском курьере». Называется она так: «Со сборной по футболу шутки плохи. Особенно с нашей». Статья адресована Колоскову: чем же РФС занимался все это время?! Десять лет мы не имеем ни команды, ни даже выбора тренеров!

Футбол стал клубным, а тренеров клубов не очень-то пускали на кухню РФС, хотя создание сборной – это прямая обязанность Российского футбольного союза, особенно по части создания материальных условий для главного тренера национальной сборной, чтобы он уже на какие-то другие соблазны не откликался. Тогда сама собой отпадет набившая оскомину проблема совмещения. Тем более, насколько я понимаю, все сборные команды по всем видам спорта существуют не только на спонсорские деньги – в основном на деньги наших несчастных налогоплательщиков.

Как так получилось, что мы «выбираем» тренером именно того, кто уже давно не практиковался в сборной и наспех собирает чуть ли не ветеранский состав?! Я понимаю Ярцева и уважаю его. Ему просто деваться некуда: с одной стороны, он искренне желает помочь родному футболу, а с другой – его как члена партии власти (как члена партии «Единство»), вероятно, обязали к выборам преподнести успех сборной. Посмотрите сайт партии «Единство»: там и не скрывается, что их предвыборная борьба будет, в частности, строиться на патриотических успехах сборной команды России по футболу. Если это не «утка» – полноте, господа, какое ныне у нас тысячелетье на дворе, на что вы ставите и зачем, что вы делаете? Мало вам Манежной площади, когда накачанные псевдопатриотической шелухой фанаты мстили (кому?!) за проигрыш неспособной победить команды?! Вы привели к взрыву невоплощенных национальных надежд.

Опомнитесь, господа! С футболом шутки плохи! Если он плох, он становится неуправляемым. Пока игроки сборной не будут побеждать, то есть выражать нас, наши желания, пока мы не будем действительно гордиться ими, ничего у нас не получится с истинным патриотизмом.

У нас сейчас в футболе ситуация, как в 1941 году: ни винтовок, ни патронов, а надо идти воевать, и мы все равно идем, потому что мы такие. Вот мы такие! И опять боль, трагедии, кровь, слезы. Но хочется спросить всех: «И доколе это будет? Когда мы, наконец, начнем просто заниматься искусством, играть, жить? Играть в футбол, как жить, а не убивать друг друга на поле!»

Я не думаю, что футбол продвигается так глубоко, чтобы можно было сформировать для обычного человека миф об индивидуализме. Потому что есть две вещи (они исключают друг друга и в то же время в футболе полностью присутствуют): ни одна футбольная команда не существует без коллективизма и индивидуализма. Это вместе работает.

Может ли футбол способствовать нейтралитету личности и общества? Тоже, по-моему, нет, потому что в футболе две разные массы: болельщики и футбол. Какой тут нейтралитет? Это полное противостояние, это такая мировая война, но мировая война нервов, больше ничего. О нейтралитете здесь никак не скажешь. Но в футболе проявляется все – и низменное, и высочайшее. Как в жизни.

Почти все футболисты хитрые, порой злые и готовы ради футбола пойти на любые поступки, я имею в виду низменные поступки на поле: удары исподтишка и масса всяких других вещей, которые делают даже великие футболисты. Но это все входит в систему, в негласные правила игры. Фергюсон недавно дал бутсой по голове Бек-хэму, который сейчас признался, что хотел ответить, но сдержался. У нас тоже был великий игрок Сабо – на поле он был очень жестким. Когда Лев Яшин шел на выход, Сабо шел корпусом в него, и Яшину приходилось незаметно воевать: он правой рукой бил в лицо Сабо. И судьи закрывали на это глаза, потому что понимали, что это «разборки» великих игроков. И тот понимал, что получил свое, и этот понимал. И они расходились, кстати, слова не сказав друг другу, после игры были вежливые.

Нельзя болельщикам относиться к футболу так, что все происходящее внутри футбола – это все аморально и безнравственно. Между двумя играющими сторонами есть свои внутренние счеты – не надо в это лезть. Есть такие нарушения, за которые выгоняют с поля сразу, но когда это на уровне – понятно, «разборки» крупных мастеров: они знают, за что кто кого. Футболисты – это определенная каста, тем более великие футболисты. Это уж точно каста, это как картежники, которые знают, за что кто кого наказал. Это как любая каста игроков. Игрок – это натура. Вот Достоевский был игрок, он «Игрока» с себя написал. Они знают, на что идут.

Футбол, бесспорно, способствует познанию мира, потому что, во-первых, футболист начинает с детства ездить по всему миру. Я в первый раз полетел на самолете, когда мне было четырнадцать лет, это было в 1960 году. Я полетел в Киев, потом в Ташкент. Как только я начал ездить, у меня появилось планетарное восприятие. В девятнадцать лет я попал в Копенгаген, мы прожили там целый месяц, одиннадцать игр сыграли. Вы понимаете, что для меня, мальчика, это было открытие мира!

Изменилось представление о мире: для меня мир уже был не противостоянием двух систем, коммунизма и капитализма. Я узнал, что есть люди – и есть нелюди, что всякие есть и там, и здесь.

Еще понял, что капитализм – это миф. Хотя нам говорили, что там живут одни как бы уроды, там оказались прекрасные люди, которые нас принимали замечательно! Я влюбился в эту страну, в прекрасных, потрясающих людей, хотя много видел там и такого, что мне до сих пор не нравится (и у нас, и там). Но открыл мне мир футбол! Футбол – это великая игра, иона дает много для того, чтобы понять мироздание вообще. Но не сегодня! Посмотрите на сегодняшних пацанов: им по двадцать лет, а у них лица взрослых людей, исстрадавшиеся, высушенные, как у гладиаторов. Они уже все поняли, все знают, все подлости, все прелести мира знают, понимаете!

Для того чтобы сказать, что философия футбола проста (как говорят, футбол прост: отдал – открылся

– отдал, ну чего ты там крутишь, отдай – и все, давай мяч катать!) – вот для того чтобы прийти к этой простой философии, нужно пройти очень много, целую жизнь. Если бы я сейчас играл в футбол, я бы избежал тех ошибок, которые у меня тогда были. У меня была приличная скорость, иногда я бежал быстрее мяча (сейчас я бы так уже не бегал). Я играл почти все время левого инсайда или правого, а когда попал в команду, меня выпустили в тот матч на левый край – я вынужден был играть левого края, понимаете, и вынужден был отрабатывать. Уже потом я начал играть по-настоящему, в двадцать два года перед самой травмой я «поймал игру». Я был разыгрывающий игрок. У меня была своя философия футбола.

Конечно, в футболе есть огромная философия. О философии футбола можно говорить, вернувшись и к коллективизму, и к индивидуализму, и к ограниченности площади поля с большим количеством движений внутри этого поля. Философия футбола – это и все эти схемы, и все эти системы. А что там внутри всего этого!.. Конечно, футбол – это целая философия. Помимо всего прочего, есть интересные исторические вещи.

Отчего возник футбол? Я, допустим, не очень согласен с тем, что футбол – это как бы бывшая военная игра по захвату чужой территории, как это представляют, допустим, мексиканцы, американцы. Я так не считаю, у меня своя теория. Вот смотрите: когда выйдешь на поле, ударишь мяч сильно вверх, он вдруг исчезает – нету его! – а потом тебе его кто-то будто сверху бросает!.. Над всем есть Бог! Ты играешь в футбол – ты играешь с Богом! Поэтому Бог мстит очень талантливым – талантливые люди играют на уровне Бога, а Бог не прощает равных себе. Вот такая моя теория возникновения футбола.

Божественная… Когда ты забиваешь свой гол, ты не захватываешь пространство, ты просто прорываешься в другое пространство. Ты действуешь на уровне Бога, потому что этот твой удар в «девятку» метров с тридцати поднимает стотысячный стадион! Одно движение твоей ноги поднимает эту массу! Если ты сейчас скажешь «пойдем туда», они пойдут. Это не военная игра, это игра с Богом! Бог мстит за то, что ты становишься человекобогом. Почему так рано ушли от нас Стрельцов, Воронин – основные махины футбола? Очень талантливых, как Гарринча, – сколько их было? Они погибли для футбола. Конечно, наверное, Бог кого-то милует. Вы понимаете, у меня вот такой взгляд, я сам это придумал. Я сам эту философию открыл для себя.

Философия нашего российского футбола? В данный момент югославский футбол нам дороже и ближе, чем бразильский. Неслучайно у нас много югославских футболистов: они нам близки по скоростно-силовой, морально-волевой игре. Поэтому зачастую мы видим в российском футболе не игры, а просто битвы. Вот ЦСКА станет чемпионом – но каким чемпионом он станет? Это просто тракторно-силовой боец. В то же время в нашем футболе есть и другие начала – в такой футбол играет «Локомотив». Без борьбы, без работы на поле, без движения ничего не сделаешь. Есть и другие начала. Есть игра в пас, есть артистизм двух, трех, четырех игроков. Так играет «Сокол» (Саратов).

«Спартак» к такой игре тоже стремился в лучшие годы (я думаю, что он все равно выправится: клуб сильный генетически). И вот такие два начала всегда в нашем футболе бродят. Кстати, бразильцы, приехав к нам, быстро принимают наш залихватский футбол: начинают «вставлять» друг другу, «резать», биться. Нет, чтобы нам прививать свой стиль – технический футбол – нет, им нравится наш «бандитизм» на поле.

Я вам скажу, что футбол перестал быть народной игрой, как это было в тридцатые – сороковые – пятидесятые годы, когда все шло со двора – и на лучшие стадионы. К сожалению, футболисты сейчас отдалились от народа, они как бы ушли в раздевалки, оттуда вскакивают быстренько в автобус и скрываются на дачах. У них «звездная» жизнь. Мы были простыми футболистами, мы выходили после игры с сумками, с болельщиками могли поддать и поговорить «за жизнь», как говорят в Одессе: мы знали, что сегодня можно, а через три-четыре дня нельзя. Мы были ближе к народу. И народ нам, и мы народу были понятны. Сейчас это разъединилось. Футболист стал попсой, звездным человеком, до которого не достучишься, не докричишься, пока он не уйдет из футбола и где-нибудь пьяный с тобой не столкнется, – вот тогда с ним можно поговорить по душам.

В Бразилии футбол остался таким, каким был на протяжении всей истории существования этой игры в этой стране. В Италии – то же самое, но там есть тот же фактор, что и у нас: футболисты отдалились, ушли с улиц. Раньше футболиста можно было встретить в городе: он стоит, воду пьет или мороженое ест, смотрит, там, на девочек или еще куда-то, можно было подойти к нему поболтать – сейчас такого нет. Сейчас они ушли в другой мир, поднялись! Но потом они опустятся к нам. Я сам тоже зазнавался одно время, мне интересно было показать себя: идешь по улице, все смотрят, пальцем показывают.

Сейчас этого интереса нет.

Германия, кстати, в этом смысле, как ни странно, демократичнее всех других, потому что немцы вообще очень корректные в жизни. Для них «прайвиси» означает больше, поэтому там к футболисту за автографом на улице не подойдут, это некультурно (в Англии, как в Бразилии, как в Италии, такие же открытые люди, как и мы). Ну вот такой уж менталитет у немцев! У немцев как у очень организованных людей и организация футбола на высоте.

Я, допустим, немецкий футбол не люблю:

он слишком какой-то замашинизированный. Хотя я вам скажу: профессионалы, понимающие в футболе, говорят, что бразильцы тоже играют в такой «машинизированный» футбол, они так же строят свою игру – только они при этом танцуют. Если мяч на правом краю, то левый защитник уже бежит открываться и может переводить туда, если там что, то есть у них все расписано тоже. Особенно это заметно в последние лет двадцать. Они попытались играть на чемпионатах мира так: самба и организованный футбол плюс техника и тактика – и они стали побеждать на последних чемпионатах мира. Вы посмотрите, как они выстроены и организованы, но плюс к этому – великие артисты: они владеют мячом как никто.

В общем-то, конечно, футбол есть явление мировой культуры. Если какое-то явление привлекает столько людей и имеет столь давние традиции («давние» традиции – не очень давние, всего сто лет), то, конечно, это мировая культура. Я статью написал об этом, называется «футурология футбола», она, по-моему, уже вышла в футбольном журнале «Два по сорок пять». Я пишу о том, что скорости футбола стали запредельными, – а что дальше, ведь физические возможности человека ограничены?! Что делать дальше? Понятно, что не все играют на допингах, но на каких-то подпитках, понимаете… А что дальше? То есть мы сейчас уже видим, что футболист классной команды играет в одно-два касания. А дальше что? Ну, хорошо, в одно касание; что дальше – без касаний, что ли? Я предлагаю такие смешные вещи: утяжелить мяч, для того чтобы скорость была меньше… Я не стал бы говорить о «субкультуре» футбола. Есть антикультура в поведении и в жизни, а порой и на поле, и есть культура самой игры и культура игрока. Вот она и есть истинная культура. А вообще-то развязным человеком бывает не только футболист, но и инженер, писатель, солдат, офицер. Поэтому своей субкультуры у футбола нет. Есть культура игры и культура личности. Собственно говоря, это и есть язык движения, это и есть культура футбола.

Я думаю, что футбол – это не элемент спорта. Разве можно говорить, что шахматы – это лишь спорт?

Нет. Вот для меня футбол и шахматы – это искусство, великое искусство. Все остальные виды спорта – это только спорт. Легкая атлетика… хотя и там есть элементы искусства: для того чтобы прыгнуть над планкой, нужно так разогнуть свое тело, что… это искусство, но все-таки это спорт, потому что там результат превыше всего: нужно пробежать быстрее, нужно прыгнуть выше, нужно бросить дальше. А в футболе – почему это искусство? Мы получаем удовольствие порой при счете 0:0: «Какая игра была, елки-палки! Ну ладно, не забили, но как играли! Это был спектакль!» Вот поэтому футбол – это, конечно, культура.

Футбол – шоу-бизнес? Да, и это меня пугает. Он порой превращается в этот самый шоу-бизнес, есть такая опасность. Это то же самое, как с Бекхэмом: Бекхэм – трейд-марк, а на самом деле, я Вам скажу, он самый слабый в «Реале», он очень примитивен как футболист, у него одна нога работает. И он что делает? – он убирает мяч и тут же делает длинный пас (он делает это великолепно!), но у него нет тех, допустим, финтов, той пластики, какие есть у того же португальца Фигу. Рауль – вот великий игрок, абсолютно великий игрок, настоящий: техничный сам по себе, великолепный тактик, играет и в пас, и забивает – все компоненты великого игрока налицо.

Есть еще один великий игрок – Роналдо. Это вообще потрясающий футболист! Человек с одной ногой – вторая не функционирует.

Вы замечали: когда нужно точно бить левой (всё – уже деваться некуда!), он все равно так подстроится, так гениально сделает одной правой, что ты думаешь:

«Может, у него просто эта нога – как центр вращения?!» Гениальный футболист! Будь это наш человек, сейчас бы его «задавили», «посадили на банку», потому что вся его игра гениальна на передней линии.

Возьмите нашего Пименова (я его знаю через отца, мы с ним дружим) – талантливый футболист, а сам себя сломал. Почему? Потому что ему сказали: «Бороться надо, ты парень здоровый, лезь вперед» – и он играет в игрока, а не в мяч.

И возьмите Шевченко. В отличие от многих, он играет в мяч – конкретно, точно и целенаправленно, и все игроки корпуса отлетают от него, и их штрафуют, потому что судья видит его чистую игру, потому что он играет в мяч, а наши считают, что нужно играть корпусом, биться, и тогда у тебя будет мяч.

Ничего подобного – нужно играть в мяч, бороться именно за мяч. Да. Все голы, которые забивал Шевченко, он вырывал прямо «из клюва», как говорится: из-под ног, из-под рук, из-под носа… В этом его гениальность. Кроме того, он еще, конечно, тактически играет здорово, он потрясающе играет в пас. Это великий игрок!

Футбол не всегда логичен? Правильно, конечно. Если бы футбол был логичен, на него никто бы не ходил.

Парадоксален? Конечно. Потому что мяч сам по себе парадоксален. Кстати, он выбирает игроков. Я всегда говорил, что настоящий футболист думает не головой, когда играет, а плотью. Плоть думает за него. Понимаете, почему сейчас многие футболисты отдают пас ну просто за секунду? Потому что секунды теряются, когда мысль пойдет от ноги: ты увидел – одна секунда, «сюда!» – подумал – еще секунда, мозговая команда – и ты отдаешь пас – три секунды. А сейчас футболист играет «секундно», потому что он уже заранее увидел (у него объемное мышление, доведенное до автоматизма), он уже знает, что сделать, поэтому его тело действует без промежуточных двух тактов.

Самое лучшее движение человека – это движение вперед. Настоящий футболист думает плотью, ногами, чтобы только двигаться вперед. А это привлекает огромное количество кричащих людей, всегда привлекает. Вот вы идете мимо огромного непонятного скопления людей, они кричат – туда, скорей! Вот так и здесь: привлекательно, потому что там что-то происходит внутри. Ты видишь, что там происходит, ты оторваться не можешь, тебя завораживает. Плохо, когда мы приходим туда, а там ничего не происходит, там просто бьют друг другу морды либо идет скучный футбол.

За что ценят футбол? Это очень большой вопрос. Конечно, игрока нужно ценить за талант, но и игровая дисциплина не менее важна, куда от нее денешься! Самые талантливые возвращаются назад, вплоть до вратарской ведут борьбу. Такова логика игры: не будешь играть – выпадаешь. Здесь все: и талант, и выполнение установок тренера – все перечисленное. Кстати, все это входит в понятие «талант»… и больше, может быть, в понятие «профессиональный футболист».

Вдохновение? Без вдохновения, без куража нельзя вообще играть. Выходить на поле, чтобы просто «работать», невозможно – это не игра! Понимаете, как ни странно, в футболе есть два серьезных начала. В меня их заложил великий тренер, с которым я дружил почти два года, Борис Андреевич Аркадьев. Он исповедовал такие вещи: «футбол – это тяжелый физический труд, запомните это. Кто не хочет работать – уходите сразу!» – это одно; второе: он подходил ко мне после игры, когда я удачно сыграл, и говорил: «Шурец, сегодня ты играл на скрипке».

Понимаете? Когда я плохо сыграл или «потухал», он успокаивал: «Шурец, не расстраивайся, ведь человек, однажды прекрасно сыгравший на скрипке, это не случайность, значит, следующую игру ты будешь играть как надо». Вот эти два начала обязательны для настоящего игрока.

Вспоминаю свое детство. Я целыми днями возился с мячом: бил, бегал, снова бил… Действительно, стать футболистом – это огромный физический труд, помимо всего прочего, помимо таланта от рождения. Я в пятом классе только начал заниматься, то есть довольно поздно по сегодняшним меркам, и уже к шестнадцати годам, за шесть лет практически, я сделал из себя футболиста. Но я был фанатом, я не пропускал ни одной тренировки, ни одной игры. И учился нормально. Нельзя выбросить ни того, ни другого: пот и «скрипка» важны в футболе в одинаковой степени.

Я знаю массу талантливых футболистов, которые не проявили характера и не стали классными футболистами. Так что помимо таланта и трудоспособности нужно еще иметь характер. Характер, чтобы стать футболистом, чтобы быть футболистом, если хотите иметь такую наглость – стать футболистом. Например, был такой Василий Лябик – играл он в «Динамо» (Киев), рос в «Днепре», пьяница был отъявленный, но когда выходил на поле, творил чудеса! Но его не хватило даже на два сезона – он поиграл полтора, и Лобановский его выгнал. Лобановский зарплату ему не платил, он выдавал ее ему за все игры только в конце года. С деньгами Василий уезжал к себе в деревню (он жил в деревне) и полтора месяца пил, пропивал все до последней копейки, потом приезжал на сборы – и уже через месяц играл как бог! Он мог бы играть в любой сборной – так велик был его природный талант. Но не хватило характера стать футболистом, сказать себе: «Нет, я буду футболистом, я докажу себе и всем, я стану великим!». Он не ставил себе такую цель. Он был такой немножко блаженный, как ребенок. Он не понимал, что ему Бог дал. И таких было немало в нашем футболе. Но было очень много таких, которым Бог дал таланта на полтора пальца, а он себя делал звездой.

Духовность футболиста проявляется в самой игре. Иногда меня спрашивают, почему, допустим, Гусаров не был умницей или Стрельцов был немножко увалень… кто-то пытался даже записать его в «туповатых». Он Сократ был! Футбольный Сократ! Почему великому футболисту нужно быть обязательно еще и великим математиком, вот объясните мне! Не нужно ему этого было, он свое дело на футбольном поле знал лучше многих других, вместе взятых. Эдик был по-своему очень умный и очень мудрый. Я с ним тоже общался и уверяю: это был умный, скромный человек и феноменально понимающий игру футболист.

Духовность футболиста в том, что он великий игрок. Вот в чем его духовность. Хотя, я вам скажу, это слово сейчас затаскали. Футболисту порой нет силы быть духовным, когда тебя тренируют и гоняют по десять-две-надцать часов в сутки. Я часто брал книжку в руки и сразу засыпал: умирал от невероятной усталости. Какой мне там Лермонтов или Пушкин! Потом, когда я уже перестал играть, я начал постигать многое заново, но в те моменты становиться духовным было очень трудно. По-моему, сама духовность в том, что человек делает. Нынешний футболист, надо сказать, значительно отличается от футболиста пятидесятых-шестидесятых или даже семидесятых годов.

У нас был такой игрок, в «Молдове» играл, Виктор Потаскуев (фамилия гениальная!). Он мне говорит: «Ну че вы там, салаги, сидите! То ли дело я: пойду сейчас после игры бутылочку водяры выпью, кило сала съем с буханкой хлеба, завтра в парную – и послезавтра я огурчик». Так вот, Витя Потаскуев был типичный футболист тех лет. Кстати, в «Молдове» тогда играли еще три футболиста с «лошадиными» фамилиями: Булкин, Бутыл-кин, Колбасюк. С Валерой Колбасюком я познакомился – нормальный мужик, пьющий. Но это «Булкин, Бутыл-кин, Колбасюк» было притчей во языцех. Вот и футбол тех лет: играли – пили, играли – пили, играли – поддавали и снова играли. Чего еще футболисты тогда могли, особенно на периферии! Футболист был тогда любимым всем городом человеком; естественно, от этого он был заметен, он одевался красиво и модно, у него были деньги – это и был социальный имидж футболиста. Пока он играл! Потом он превращался в другой социальный тип. Но в тот период – кумир, а таких периодов бесконечное множество, поскольку футболисты целыми поколениями сменяли друг друга.

Сегодня социальный тип футболиста, конечно, другой. Сейчас футболист уже так не пьет, он ездит на «Мерседесе», может позволить себе выпить шампанского. У них привычки сейчас совершенно другие.

Они вдруг говорят: «А давай встретимся… ну вот там-то… в перерыве между сезонами». И все оказываются где-нибудь в Арабских Эмиратах в самой дорогой гостинице, две недели там пьют, гуляют вовсю. Как говорится, у богатых свои привычки. Дай Бог! Но это говорит о том, что привычки изменились. Мы тогда могли себе позволить съездить в лучшем случае на недельку в Ялту – поехать попить, друзей угостить. Я, например, это делал регулярно и с радостью.

Социальный тип, имидж футболиста изменился. Прежний был бесшабашный, безалаберный: ну фиг ли, отыграю эти десять лет, а потом на заводе буду пахать или тренировать кого-то. Поэтому пределом его мечтаний было получить квартиру, заработать на машину и купить ее (а еще, может, и перепродать, чтобы на книжке у него тысяч двадцать рублей было) – все, он счастливый человек! Это средний футболист, примерно класса «Б», социально усредненный такой тип. Сейчас задачи футболиста изменились. Он уже с раннего детства в футболе, его родители уже готовят. Моя мама стеснялась ходить на футбол, я ей запрещал: «Мать, не ходи!». Она: «Почему?» – «Да потому, что ты своего сына увидишь каким-то орущим, кричащим, ругающимся матом, харкающимся, плюющимся полудурком, ты просто испугаешься. У тебя нормальный, добрый сын сидит – и вдруг ты придешь на футбол… нет!» Я знаю, что многие классные ребята-футболисты запрещали своим матерям ходить на игры (жены-то ходили все равно – они всегда наглые были), а матерям запрещали, потому что матери пугались своих сыновей. А сейчас, чуя, что сын может стать футболистом и принести семье деньги, матери просто обалдели на этой почве: они хватают за руку своего ребенка, тащат, надо – не надо, в футбольную школу. Иногда я прихожу на стадион «Торпедо» и смотрю, как пацаны играют. Холодно, матери с отцами (большинство почему-то матери) сидят в машинах, водочку попивают и тренеру диктуют: «Ты чего снял моего сына с игры? Я тебе этого не прощу…», Тренер не знает, куда деваться.

В людях появилась алчность, мальчишки ее тоже почувствовали и все начали тренироваться – все хотят играть в «Реале» и зарабатывать миллионы долларов. Но это же единицы на миллионы людей, которые играют в «Реале», а все остальные влачат такое серое существование в каких-нибудь дивизионах Б-В-Г-Д… Редким игрокам премьер-лиги посчастливится поиграть в классе «Б» или в первой, в высшей лиге – им повезло прикоснуться к миру большого футбола! А эти думают, что все просто!

Так что и мальчишки сейчас уже совсем другие в футболе! Психология другая абсолютно. Но это социальный тип футболиста на данном периоде развития нашего российского футбола. Может быть, через десять лет он будет другой. Он будет меняться, конечно… Но если он футболист – я сразу угадаю в толпе футболиста. Вы мне покажите пятнадцать человек – и я сразу его узнаю: по походке, по манере двигаться. Одно время Эдик Стрельцов тренировал юношей, и он как-то сказал мне: «Я не могу им объяснить, почему я играю так». Конечно, важно иметь большой лексический запас и уметь все высказать, объяснить, доказать этому парнишке, почему нужно в этой ситуации пробить «шведкой», а не с носка, допустим: «Федя, с носка бить плохо. Можно, но только редко и только в том случае, когда тебе надо „проткнуть“, или потому, что велика вероятность, что ты вообще не попадешь никуда, потому что попасть с носка – это нужно бить только в центр мяча, чтобы мяч нормально полетел, а в зоне нужно использовать „щечку“. Есть другие, более сложные вещи, которые тренер должен уметь показать, доступно объяснить футболисту, почему он должен играть так, а не этак.

В чем беда наших тренеров? Они хотят, чтобы их воспитанники все брали на веру: «Я делаю так – ты играй так же. Если мяч на правом крае, кати его вперед – и все». А если игрок спрашивает: «Зачем?», тренер отвечает: «Э-э-а-а…» и дальше уже не может объяснить. Зачастую у наших тренеров нет концептуального видения игры и ситуации, какое было у Лобановского, например. Великий же был тренер! Великие старики ушли в мир иной: Якушин, Блинков, Маслов! Каждый из них был велик посвоему: один за счет нахрапа, Аркадьев – за счет интеллигентности и ума… Сейчас таких личностейтренеров, увы, нет.

Вот Семин был достаточно хорошим футболистом и тренером тоже стал хорошим, ничего не скажешь – есть в нем что-то индивидуальное. Он может передать свою энергетику, а это уже немало.

Когда он передает ребятам свою энергетику, думаю, что понимание там есть, поэтому и взаимоотношения в команде нормальные. Хороший тренер Виктор Прокопенко – блестящий человек, умница, с юмором, потрясающий педагог. Этот тоже был игрок довольно классный, до высочайшего уровня он не дошел, но состоялся как тренер. Он умеет организовать команду, организовать игру. У него есть свое видение, как построить игру даже средних футболистов. Вон у него как «Динамо»

заиграло! Если их двоих соединить – была бы великолепная тренерская пара, на мой взгляд.

Я вам скажу, что футболисты – такой народ, для которого авторитеты – это авторитеты. Если ты к ним приведешь неизвестного футболиста, они в его сторону даже смотреть не будут, но когда ты приводишь к ним либо уже состоявшегося тренера (неважно, где он играл), либо великого футболиста, но пока еще несостоявшегося тренера, он будет на него смотреть с уважением. Вообще надо сказать, что футболисты при всей их такой вот как бы хамоватости все-таки люди уважительные… понимают, когда перед ними мастер.

Футболисты действительно привилегированная каста в спорте, что там говорить! Если футболист играл даже в команде класса «Б», он через год или два получал в городе квартиру, в то время как живший в том же городе олимпийский чемпион по настольному теннису никогда в жизни ее не получил бы. Это жуткая несправедливость, но мы, футболисты, в этом не были виноваты, это дело дурацкого руководства. Ведь тот же теннисист – он тоже неповторим, и заслуги его огромны. Но футболисты все на виду – любимый вид спорта, на них ходят смотреть тысячи. А на легкую атлетику, например, сотни. Сейчас люди собираются только на чемпионаты мира, а проведи первенство области по легкой атлетике, по тому же настольному теннису – на трибуне сидит три человека: тренер да два родственника. Что с этим поделаешь! Судьба такая у видов спорта родовая: одному так, а другому этак.

Я согласен, футболисты – баловни судьбы, гуляки, любители красивой жизни. Футбол – это трудная работа, и надо скидывать это напряжение, надо где-то расслабляться. А вообще футбол должен быть веселым делом. Плохой футболист всегда грустный и так же грустно, печально играет (я имею в виду сам характер и стиль жизни таких игроков), а ведь это откладывает отпечаток на игру всей команды.

Футбол – дело веселое, и надо эти десять лет, которые ты играешь, провести весело, на футбольном поле в том числе.

Мы долго просто не видели мирового футбола. Из-за того, что мы увидели футбол по телевидению, мы стали играть по-другому – ведь до этого мы слушали футбольные репортажи только по радио. И вообще, когда страна замыкается, это трагедия не только для футбола, но и для всего народа. Я помню: в 1958 году, когда я жил в Симферополе, там появилась футбольная команда «Л ФБ – Таврия», и к нам стали приезжать футболисты из Москвы, игравшие в дубле в ЦСКА и в других клубах. Увидев их игру, я стал играть просто по-другому. Я смотрел, как такой-то бьет, как этот в одно касание передает мяч. Так и здесь: открывается мир – и мы видим бразильский футбол. В итоге какие-то элементы каждый футболист вбирает в себя. Это уже мировая культура. Футбол стал мировой культурой, и каждый игрок уже несет в себе это международное начало – начался и у нас футбольный интернационализм.

К сожалению, иногда это сказывается на футболе плохо, поскольку игра унифицируется. Сейчас, допустим, уже нет чисто бразильского футбола. У нас играет достаточно много бразильцев, но чаще они играют в наш, русский футбол. Остались, безусловно, школы: итальянская, испанская, южноамериканская, но многие школы стали как бы унифицироваться, глобализироваться, от этого они теряют много своих стилистических признаков, связанных с национальным характером. Я думаю, таково развитие футбола на данном этапе, против этого не попрешь.

Социальный тип тренера? Закомплексованный, замученный человек, все время ходит под топором, боится, что его выгонят. Тренер, даже если он имеет контракт, в любой момент может быть отстранен или освобожден от работы – так во всем мире. Это несчастная доля – быть тренером. Есть несколько удачливых тренеров, у которых все получается, но их так мало! А вообще есть тип тренера, который боится футболистов, и есть тип тренера, который не боится игроков. Футболисты иногда «сплавляют»

тренеров, чтобы свести с ними какие-то счеты. Одним словом, тренер – это довольно трагическая фигура в футболе. Мы судим по удавшимся судьбам, а большинство-то ведь – неудавшиеся. Они, вот эти самые, от которых зависит судьба российского футбола, гоняют по кругу из команды в команду тридцать тренеров – ни семьи, ни дома. А их еще ругают!

На самом деле надо так: «Поработай пять лет вне зависимости от результата. У тебя есть способности, мы тебе верим!» – и пять лет не трогать. В итоге что-то хорошее получилось бы! Но дело в том, что у нас, если пять игр команда плохо играет, уже начинают подумывать: «Может, поменяем его?!» Какая ерунда, честное слово! Другое дело, что и наши тренеры порой профессионально не готовы для того, чтобы доказать, что они могут. «Сегодня моя команда проиграла, но у меня есть то-то и то-то, и следующие игры мы будем за счет этого выигрывать», – он не может так сказать, потому что у него этого нет, и он сам не уверен, так как это довольно сложно.

Вообще нам нужна солидная тренерская академия с большой практикой на Западе, с хорошим подбором тех, кого надо туда посылать. Сейчас же любой может пройти практику в одной из европейских команд и, закончив Высшую школу тренеров, получить диплом и высшую тренерскую квалификацию.

Судьи. Я думаю, что футбольный судья должен быть независимым, как абсолютно самостоятельным, независимым органом должен быть и профессиональный Союз судей. Так во всем мире. Но у нас в стране до сих пор судебная, исполнительная и законодательная власть, по сути, не разделены – только на бумаге. Так и в футболе. Ну если судьи у нас подчинены РФС, то под чью дудку они будут плясать?! Самое главное, чтобы профессиональный Союз судей был штабом: триста судей со строго ограниченным сроком службы. Отсудил игру – три или пять тысяч долларов получил (я не знаю, какие у нас реальные ставки – на Западе в зависимости от ранга). Это должно быть твоей профессией. Ты уже не пойдешь на сделки, тебе уже не нужен подкуп, потому что ты получаешь довольно приличный гонорар. А сейчас же сплошной беспредел! Мы можем только догадываться, что получают судьи за свои поступки-проступки, которые они совершают на поле. Я твердо знаю, что среди них есть неподкупные, но их так мало! Мы видим всех их на поле: и честных, и нечестных, но что ты с этим сделаешь – ничего! Доказать это невозможно – вот и все. Отсюда складывается тип человека. Тип российского футбольного судьи.

Больные проблемы мирового футбола? Во-первых, так: мне кажется, что плохо организован чемпионат мира, его заключительная стадия, где играют тридцать две команды, – по-моему, это слишком много. Отсюда и очень много игр: через два дня на третий. Играть в таком режиме в течение месяца невообразимо. Надо что-то делать: то ли играть его за два месяца, то ли растягивать во времени и в пространстве. Когда отборочные матчи – это ладно, но что касается тридцати двух команд

– это тяжело. Когда-то было шестнадцать, а в первом чемпионате в Уругвае участвовало тринадцать команд, потому что некоторые не хотели ехать так далеко. Шестнадцать – это была хорошая формула, туда пробивались наиболее достойные. Но когда в финале тридцать две – это аномалия. Я понимаю, демократизация, но когда в финальной части играют Корея, Китай, совершенно нефутбольные страны, и при этом всем понятно, почему они играют (родные стены и, возможно, довольно приличные вливания), – это просто смешно! Скучно от этого всего… если не сказать больше. Если будут проходные игры, то Судан тоже не может играть в финальной части, пока действительно не станет великой футбольной державой.

Чемпионат мира должен быть финальным чемпионатом великих футбольных держав, когда каждая игра должна быть просто как яичко на просвет. В футбол играют люди – мы просто губим людей при таких невыносимых нагрузках. Это первое. Второе – это то, что футбол унифицируется.

Глобализация привносит то, что все футболисты становятся похожими друг на друга. Локальные школы больше не несут своего, присущего только им стиля. Мы можем сейчас сказать, что такое южный футболист: мягкий, техничный, страстный, эмоциональный, это всегда человек «с пинком».

Что такое, допустим, игрок-северянин: прямолинейный, играет за счет роста и пробивных способностей.

Или, допустим, московский и сибирский игроки – их можно даже разделять по классу:

там больше жесткости, больше силы, здесь больше техники и ума.

На деле все сейчас практически однотипно: в «Алании» играют такие же футболисты, как в Москве, и здесь точно такие же приемы, техника, тактика. Нет команды, которая играла бы отлично от других.

Даже в западном футболе практически то же самое. Играет, допустим, «Интер» с «Миланом» – финал.

Я тогда, помню, выступал в ночной передаче у Савика Шустера и сказал, что обе команды настолько одинаковы, что они как бы самоуничтожились. Произошла аннигиляция (есть такое понятие, в переводе – уничтожение, истребление, упразднение, отмена), игра превратилась в случай: кто протолкнет, тот и выиграл. Это был уже не итальянский футбол, а нечто другое.

Что делать в нашем футболе? Надо просто работать, нужно взять хорошего зарубежного тренера, мастеровитого, создать ему достойные условия, и пусть он работает только со сборной, занимается селекцией, тренирует, проводит сборы, то есть ведет только тренерскую работу по сборной.

Нужно создавать, если уже пошли по этому пути, настоящие профессиональные футбольные клубы.

Нужен закон о футболе, об этих клубах. Футбол – такое же коммерческое предприятие, как и все другие. Нужно официально узаконить статус футболиста; после окончания карьеры футболист должен получать гарантированную пенсию, медицинскую страховку, все остальное. Сейчас же футболисты не застрахованы, поэтому они и «бомбят», как только могут. Пока играют – они зарабатывают деньги. Он знает: уйдет из футбола – все.

Также и владелец клуба должен иметь свой строго определенный статус. Он должен полностью распоряжаться в своем хозяйстве. Он хозяин: хочет – покупает «Челси», хочет – московское «Динамо».

Абрамович захотел купить «Торпедо» – ему сказали: «Иди в спонсоры, а мы твои денежки будем тратить, как мы захотим». А он: «Да на фиг мне это надо! Я лучше пойду куплю „Челси“ – это будет навсегда мое. И будет порядок». Я его не поддерживаю, но он, кстати, прав: он хотел, а ему не дали.

Нужно создавать футбол. А самое главное, нужно при этих же командах создавать профессиональные юношеские клубы. Возьмите ту же «Барселону»: там же мальчик в тринадцать лет уже профессионал. Его кормят, поят, одевают, учат в школе – и футбол там на высочайшем уровне.

Ежегодно выпускают тридцать футболистов – трех, допустим, берут себе, а остальных продают по заслуженной цене в другие клубы. Футбол и должен быть бизнесом. Конечно, стыдно признаваться, что это иногда похоже на рабство, но я думаю, что при нынешней глобализации и демократизации всей нашей жизни это – нормальная ситуация.

Владимир Лукин Вице-спикер Госдумы Российской Федерации, доктор экономических наук, президент Паралимпийского комитета России Футбол заложен в каждом из нас Тема популярности футбола. Я думаю, что есть несколько сторон привлекательности этой игры.

Первая: футбол – довольно простой вид спорта. В футбол легче всего играть, как наше поколение:

поставил по камешку в любом месте на асфальте и гоняй спокойно. Если не мяч – пожалуйста, консервную банку. Это очень доступный вид спорта, раз вместо мяча, когда его нет, можно использовать все, что угодно. Но мяч все-таки обычно находился, и поэтому мое поколение послевоенного «розлива», конечно, не испытывало особых проблем. Вот с коньками были серьезные проблемы, а с футболом не было. Во многих других странах дело упрощается еще и тем, что в футбол можно играть практически весь год. У нас же вплоть до команды мастеров ситуация: летом – футбол, зимой – хоккей. Одни и те же люди играли. Чтобы хорошо играли, надо было обязательно брать одних и тех же людей. Вот поэтому футбол очень популярный. Он доступный.

Бывают такие виды спорта, в которые играть интересно, а смотреть не очень. Бывают виды спорта, в которые играть тяжело и не очень интересно, зато смотреть интересно. Футбол – такой вид спорта, в который и играть интересно, и смотреть на него очень интересно. На мой взгляд, во всяком случае.

И, наконец, футбол – это вид спорта, который, может быть, в большей степени, чем любой другой (поскольку здесь технологии минимальные), связан с культурой, с цивилизацией, с образом жизни страны. В этом смысле я сейчас люблю футбол меньше, чем раньше, потому что футбол становится все менее национальным и все менее по-настоящему клубным, когда клуб – это часть той среды, в которой ты живешь.

Я помню мои детские и юношеские годы – что такое был для нас футбол? Я жил на Большой Калужской улице, которая сейчас называется Ленинским проспектом, у входа в Парк Горького, и там у нас была площадка (она так немножко внизу проспекта находилась), мы туда сходились и с утра до вечера гоняли в футбол. Часто за счет занятий. У нас были ребята, которых позже брали в команды мастеров, причем некоторые становились звездами. Например, Масленкин, полузащитник и центральный защитник «Спартака». Он приходил к нам и как бог гонял с нами мяч, а иногда просто приходил посмотреть. Его присутствие мобилизовывало всех. Вот что такое был наш неформальный футбол: неоформившаяся зона нашего футбольного интереса.

Там бывал не один Масленкин. Например, Юрий Автюков, с которым я сидел за одной партой. Это был известный хоккейный вратарь, дублер Пучкова и потом основной вратарь команды «Крылья Советов». Юра был просто моим другом и одноклассником. Как раз вместе с Юрой Автюковым мы ходили записываться в ЦДКА на хоккей. Меня, естественно, не приняли из-за малого роста и тогдашнюю хилость, а главное, из-за очков, а его приняли, справедливо приняли – он стал большим спортсменом. Недавно, пару-тройку лет назад я был на футболе, Юра подошел, и мы узнали друг друга.

Короче говоря, футбол мне нравился тем, что это была неотъемлемая часть нашей жизни: вот двор, вот команда, вот другие дворы. Знаете, там могло быть все, что угодно, до стычек доходило. Команды у нас назывались «Выиграешь – не уйдешь» и «У нас не выиграешь».

Потом это все шло, развивалось вплоть до юношеских команд, команд мастеров. Поэтому «Спартак»

для нас, подростков с Калужской, был командой Масленкина: в какой-то степени он представлял ту нашу команду.

В этом смысле мне больше нравился тот футбол, где не было стопроцентной зацикленности на бизнесе, на финансах. Там был дух любительства, а в любительстве есть свои прелести. Любитель – от слова «любить». Совсем не обязательно, чтобы нынешний профессионал любил свое занятие, в то время как любитель – любит футбол. Когда играл Бобров, было видно, что он любит эту игру, он готов рисковать ради нее – не ради денег. Он был амбициозный человек, но его амбиция была внутри игры, а не вне игры – лучше сыграть.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
Похожие работы:

«СЕМИДОЦКАЯ ИНГА ЮРЬЕВНА ОЦЕНКА КАРДИОЦЕРЕБРАЛЬНОЙ ГЕМОДИНАМИКИ И ЭНДОТЕЛИАЛЬНОЙ ДИСФУНКЦИИ ПРИ ИШЕМИЧЕСКОМ ИНСУЛЬТЕ В УСЛОВИЯХ РЕГИОНАЛЬНОГО СОСУДИСТОГО ЦЕНТРА И САНАТОРИЯ 14.01.05 – кардиология Диссертация на соискание ученой степени канд...»

«21.04.2003 № 8/9394 ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРАВЛЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО БАНКА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 26 марта 2003 г. № 57 8/9394 Об утверждении Правил ведения кассовых операций и расчетов наличными денежными средствами в Респуб (14.04.2003) лике Беларусь На основании статей 26...»

«ИЗУЧЕНИЕ И ОЦЕНКА ИЗМЕНЧИВОСТИ УСТОЙЧИВОСТИ ПРИЗНАКОВ СОМАТИЧЕСКОГО И ФУНКЦИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЦ МУЖСКОГО ПОЛА НА ОТРЕЗКЕ ОНТОГЕНЕЗА 11ЛЕТ ПОД ВЛИЯНИЕМ СПОРТА Пустовет З.Т., Мозгот А.А., Рязанова К.Н. Майкопский Государственный Технологический Университет, медицинск...»

«Министерство здравоохранения России Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (ГБОУ ВПО ИГМУ Минздрава России) Кафедра педиатрии №2...»

«Медицинская наука Армении НАН РА 11 т. LIII 2013 35 УДК 577, 171 О коронаросуживающем кардиотропном пептидном факторе гипоталамуса М.Ш.Мурадян, А.А.Галоян Институт биохимии им. Г.Х.Бунятяна НАН РА 0014, Ереван, ул. П.Севака, 5/1 Ключевые слова: гипоталамус, пептид, нейрогормон, ИБС, гемост...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» (НИУ «БелГУ») МЕДИЦИНСКИЙ ИНСТИТУТ МЕДИЦИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ ЦМК ТЕРАПЕВТИЧЕСКИХ ДИСЦИ...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО СТРАХОВОЕ ОБЩЕСТВО ГАЗОВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ПРАВИЛА СТРАХОВАНИЯ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ И БОЛЕЗНЕЙ 1. Общие положения. Субъекты страхования 2. Объект страхования 3. Страховые случаи 4. Страховая сумма 5. Страховая премия 6. Договор страхования и срок его дей...»

«Федеральное агентство по образованию Новосибирский гуманитарный университет В.Г. Морогин Психодиагностика аномальных состояний личности Учебно-методическое пособие Новосибирск – 2009 УДК 159.9(091)(075.8) ББК 88.1я73 М80 Рецензенты: В.А. Мазилов, доктор психологических наук, профессор Е.В. Маркова, кандидат психологическ...»

«Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от_ 2011 г. № _ Номенклатура медицинских услуг I. Общие положения 1. Номенклатура медицинских услуг (далее – Номенкл...»

«Збірник наукових праць К-ПНУ імені Івана Огієнка, Інституту психології імені Г.С.Костюка НАПН України УДК 159.94 К.С. Максименко Ksenia.maximenko@gmail.com Истоки и современное состояние личностно-ориентированной психотерапии...»

«Острый инфаркте миокарда морфин ЭКГ признаки обширного повреждения миокарда. Неотложная помощь Догоспитальный этап купирование болевого синдрома морфин 1 1 мл в в медленно, дробно, оксигенотерапия, в в введение прессорных аминов. Инфаркт миокарда...»

«ГЕРОНТОЛОГИЯ научно-практический журнал, 2014, Т. 2, № 1 GERONTOLOGY Scientific Journal, 2014, Vol. 2, № 1 ISSN 2307-4248 СОЦИАЛЬНАЯ ГЕРОНТОЛОГИЯ УДК 316.346.32-053.9 ВОЗРАСТНАЯ ДЕТЕРМИНАЦИЯ ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОГО ЭЙДЖИЗМА СОЦИАЛЬНЫХ И МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ Колпина Л.В. 1, Колпина Н.Ф. 2...»

«БУКАТИН МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ Влияние производных бензимидазола на репродуктивную систему крыс-самцов 14.03.06 – фармакология, клиническая фармакология АВТОРЕФЕРАТ на соискание ученой степени кандидата медицинских наук ВОЛГОГРАД – 2013 Работа выполн...»

««Виртуальные технологии в медицине» ВИРТУАЛЬНЫЕ научно-практический журнал. ТЕХНОЛОГИИ Основан в 2008 году при поддержке В МЕДИЦИНЕ Общероссийской общественной организации «Общество эндоскопических хирургов России» Периодичность издания: ежеквартальное №2 (2) 2009 “Virtualnyje...»

«Дмитрий Шустов Аутоагрессия, суицид и алкоголизм Текст предоставлен издательством «Когито-Центр» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=172504 Шустов Д. И. Аутоагрессия, суицид и алкоголизм.: Когито-Центр; Москва; 2004 ISBN 5-89353-154-X Аннотация Доктор медицинских...»

«Если врачи не помогли Норбеков Мирзакарим Левина Любовь МОЗГ ОТ ВСЕХ БОЛЕЗНЕЙ Москва Издательство АСТ УДК 159.95 ББК 53.4 Н82 Норбеков, Мирзакарим. Н82 Мозг от всех болезней / Норбеков М., Левина Л.; авт.сост. С. Кузина. – Москва : Издательство...»

«Северный государственный медицинский университет Кафедра травматологии, ортопедии и военной хирургии Р.П.Матвеев, С.В.Брагина ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ РЕАБИЛИТАЦИОННОГО ПЕРИОДА У БОЛЬНЫХ ГОНАРТРОЗОМ ПОСЛЕ ЭНДОПРОТЕЗИРОВАНИЯ КОЛЕННОГО СУСТАВА Методические рекомендации Архангельск 2013г. Печатается по решению центрального...»

«ЭПИСТЕМОЛОГИЯ КОГНИТИВНЫХ НАУК Д.И. Дубровский К вопросу о «Другом сознании». Есть ли проявления сознания у людей, пребывающих в «вегетативном состоянии»? Дубровский Давид Израилевич – доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник. Институт философии Российской академии наук. 119991, Российская Федерация, Москва, ул. Волхонка...»

«Половая дифференцировка норма и патология Зав. кафедрой эндокринологии и клинической фармакологии ИГМУ, д.м.н. Л.Ю. Хамнуева Иркутск, 2009 Генетический пол (определен набором половых 1. хромосом 46XX, 46XY) Гонадный пол (развитие яичка/яичника) 2. Фенотипический пол (строение внутренних и 3. наружных гениталий, полное формиро...»

«КИЧИГИНА ОЛЬГА СЕРГЕЕВНА ПУТИ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ЦИРКУЛЯРНОГО АНАСТОМОЗА ТРАХЕИ (экспериментальное исследование) 14.01.17 хирургия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Курск – 2016 Работа выполнена в Федеральном госуда...»

«Зарегистрировано в Минюсте РФ 9 августа 2010 г. N 18094 ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА ГЛАВНЫЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ САНИТАРНЫЙ ВРАЧ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАН...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого» Министерства здравоохранения Российской Ф...»

«Экспрессия рецепторов стероидных гормонов и морфофункциональное состояние эндометрия у больных с аномальными маточными кровотечениями Таюкина И.П.1, Мустафина Л.М.2, Тихоновская О.А.2, Логвинов С.В.2 Expression of steroid hormones receptors and morphofunctional condition endometrium at patients with anomalous uterine...»

«Социология медицины © 2000 г. И.В. ЖУРАВЛЕВА САМОСОХРАНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДРОСТКОВ И ЗАБОЛЕВАНИЯ, ПЕРЕДАЮЩИЕСЯ ПОЛОВЫМ ПУТЕМ ЖУРАВЛЕВА Ирина Владимировна-ученый секретарь Института социологии РАН, старший научны...»

«ХИМИЯ РАСТИТЕЛЬНОГО СЫРЬЯ. 2009. №4. С. 113–116. УДК 615.015.11.07.322:582.918:577.127.4 ИССЛЕДОВАНИЕ КАЧЕСТВЕННОГО И КОЛИЧЕСТВЕННОГО СОСТАВА ФЛАВОНОИДНЫХ СОЕДИНЕНИЙ ГУСТОГО ЭКСТРАКТА ПЕРВОЦВЕТА ЛЕКАРСТВЕННОГО Г.М. Латы...»

«РОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО-АКУШЕРОВ ГИНЕКОЛОГОВ ФЕДЕРАЛЬНЫЕ КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ СИНДРОМА ГИПЕРСТИМУЛЯЦИИ ЯИЧНИКОВ МОСКВА, 2013 ГОД Коллектив авторов д.м.н., ведущий научны...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.