WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 |

«СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОГО АЦИДОЗА РУБЦА ПРОДУКТИВНЫХ КОРОВ В УСЛОВИЯХ ПРИРОДНОТЕХНОГЕННОЙ ПРОВИНЦИИ ЮЖНОГО УРАЛА ...»

-- [ Страница 1 ] --

1

ФГБОУ ВПО «УРАЛЬСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

ВЕТЕРИНАРНОЙ МЕДИЦИНЫ»

На правах рукописи

ФЕДИН АНТОН ЮРЬЕВИЧ

СПОСОБ ЛЕЧЕНИЯ ХРОНИЧЕСКОГО АЦИДОЗА РУБЦА

ПРОДУКТИВНЫХ КОРОВ В УСЛОВИЯХ ПРИРОДНОТЕХНОГЕННОЙ ПРОВИНЦИИ ЮЖНОГО УРАЛА

06.02.01 – диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных Диссертация на соискание ученой степени кандидата ветеринарных наук

Научный руководитель: доктор ветеринарных наук, профессор Гертман Александр Михайлович Троицк – 2014 Содержание Введение 4 1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 10 Роль экологических факторов в развитии незаразной 1.1 патологии животных 10 Состояние обменных процессов у животных на территориях 1.2 экологического неблагополучия 15 Химизм рубцового пищеварения и его связь с патологией 1.3 желудочно-кишечного тракта жвачных 20 Лечение ацидоза рубца 1.4 25 Применение энтеросорбентов и их сочетаний с другими 1.5 химиотерапевтическими препаратами при лечении незаразной патологии 29

2 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 35

Материалы и методы исследований 2.1 35 Результаты исследований 2.2 44 Мониторинг объектов окружающей среды ООО 2.2.1 «Заозёрный» Варненского района Челябинской области 44 Результаты диспансеризации молочных коров в 2.

2.2 ООО «Заозёрный» 55 Анализ кормового рациона коров в зимнестойловый период 57 Морфологические и биохимические показатели 2.2.4 крови коров в динамике зимне-стойлового периода 61 Показатели рубцового пищеварения коров в 2.2.5 динамике зимне-стойлового периода 79 Способы лечения хронического ацидоза рубца у 2.3 продуктивных коров 88 Состояние морфо-биохимических показателей 2.3.1 крови коров, больн

–  –  –

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Незаразная патология крупного рогатого скота имеет широкое и повсеместное распространение. На Южном Урале одной из причин патологии этой группы является ухудшение экологической обстановки в результате прогрессирующего насыщения окружающей среды токсическими элементами (А.И. Сердюк, 1985; Г.П. Грибовский, 1996; М.И.

Рабинович и др., 1999; Ю.Г. Грибовский, 2000; И.А. Лыкасова и соавт., 2011;

А.Р. Таирова и соавт., 2011; А.М. Гертман и соавт., 1999-2013). Челябинская область занимает первое место в Российской Федерации по объёму отходов производства и третье место по объёмам выбросов загрязняющих веществ в атмосферу (В.А. Бакунин, 2010). Техногенному прессингу подвержены территории Среднего и Южного Урала, Зауралья (С.Н. Кошелев, 2007; А.П.

Жуков, 2009; И.М. Донник и соавт., 2013; И.А. Шкуратова и соавт., 2013 и др.). Множественные токсиканты, выбрасываемые предприятиями Челябинской области и Республики Казахстан во внешнюю среду по розе ветров распространяются на огромные расстояния, в последующем оседают, аккумулируются и попадают в пищевую цепь (М.И. Рабинович, 1999; F.A.

Barrar, 1974; C.C. Bidappa, 1987). Токсиканты попадают в организм животных преимущественно с кормами и водой, что приводит к нарушению обменных процессов (А.Г. Бондарев, 1984; А.Ю. Федин, 2012).

Одной из часто встречающихся форм нарушения обменных процессов у животных на территориях, подверженных техногенному влиянию и содержащихся на высококонцентратных рационах в сочетании со скармливанием кислых сочных кормов низкого качества, нетехнологическим применением свёклосахарной патоки, является ацидоз рубца (И.И.

Калюжный и др., 2006; А.М. Гертман, А.Ю. Федин и соавт., 2010; Е.Л.

Харитонов, 2011; А.Ю. Федин, 2013; М.Я. Тремасов, К.Х. Папуниди и соавт., 2014). Ацидоз рубца поражает до 75 % лактирующих коров различных возрастных и продуктивных периодов. По мнению P.A. Mullena (1976;

цитировано по И.И. Калюжному, 2007), ни одно животное не может достичь взрослого состояния, не переболев ацидозом рубца. Экономический ущерб складывается из снижения продуктивности, перерасхода кормов, преждевременной выбраковки, вынужденного убоя, падежа животных, затрат на лечение.

На этом основании изучение этиологии, патогенеза ацидоза рубца на территории экологического неблагополучия является актуальной проблемой, в связи с чем возникает необходимость поиска новых подходов к разработке информативных способов диагностики, лечения и возможной профилактики отмеченной патологии, тем более что вопросы терапии хронически протекающего ацидоза рубца коров на этих территориях совсем не разработаны.

Степень разработанности проблемы. Вопросы лечения ацидоза рубца в доступной литературе не систематизированы. Так, И.П. Кондрахин, В.И. Левченко (2005) для лечения ацидоза рубца рекомендуют использовать натрия гидрокарбонат, а также ферментные препараты. И.И. Калюжный (2007) предлагает промывание рубца 1 %-ым раствором хлорида натрия, 2 %ым раствором гидрокарбоната натрия, с последующей дачей внутрь 200 г дрожжей, 1-2 л молока и содержимого рубца здоровых коров с целью заселения его симбионтами. В последнее время при лечении ацидотического состояния пищеварительного тракта рекомендуют антацидные препараты (магний-, алюминий-, кальцийсодержащие) (С.В. Бельмер и др., 2004; Ю.Н.

Алёхин, 2010). Применение цеолитов и цеолитсодержащих минералов в сочетании с дрожжевой культурой И-сак в специальной литературе не освещено. Поэтому изучение вопросов по применению вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-сак1026 при хроническом ацидозе рубца крупного рогатого скота на техногенно загрязнённой территории является актуальным научным направлением.

Цель и задачи исследований. Цель исследований - разработка и внедрение способа лечения хронического ацидоза рубца продуктивных коров путём комплексного введения в кормовой рацион минерального энтеросорбента вермикулита и дрожжевой культуры И-сак 1026.

Для достижения поставленной цели были определены следующие задачи.

Провести локальный мониторинг объектов окружающей среды хозяйства (почва, водоисточники, кормовые культуры) и установить содержание в них токсических и эссенциальных элементов.

Изучить морфологические и биохимические изменения крови коров при хроническом ацидозе рубца в динамике зимне-стойлового периода.

Определить показатели, характеризующие процессы рубцового пищеварения (рН, количество инфузорий, общее количество летучих жирных кислот и их фракционный состав) в динамике зимне-стойлового периода, и выявить период максимального изменения показателей рубцового пищеварения продуктивных коров, характеризующих хронический ацидоз рубца.

Изучить влияние комплексного лечения хронического ацидоза рубца на морфологические и биохимические показатели крови коров, а также показатели рубцового пищеварения.

Определить экономическую эффективность проводимых ветеринарных мероприятий.

Предмет и объект исследования. Объектом исследования служил крупный рогатый скот чёрно-пёстрой породы (продуктивные коровы).

Предмет исследования – терапевтический эффект природного минерала вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-сак 1026.

Научная новизна результатов исследования. Исследованиями установлено положительное терапевтическое влияние сочетанного применения природного минерала вермикулита и дрожжевой культуры Исак1026 при хроническом ацидозе рубца. Внесены дополнения в вопросы этиологии, и патогенеза ацидоза рубца у продуктивных коров в условиях техногенного прессинга. Доказана роль качественных изменений состава кормов и токсических элементов в развитии хронического ацидоза рубца и их негативного влияния на состояние обменных процессов в организме коров. На основании результатов производственных опытов разработан и предложен принципиально новый научно обоснованный способ лечения хронического ацидоза рубца коров в зоне экологического неблагополучия, который позволил снизить в крови уровень кадмия на 29,3 % (Р 0,001), никеля – на 40,9 % (Р 0,001), свинца – на 13,3 (Р 0,001) и на этом фоне повысить водородный показатель рубцового содержимого на 24,9 % (Р 0,001), количество инфузорий – на 64,0 % (Р 0,001), общее содержание ЛЖК – на 31,4 %(Р 0,001) при нормализации их процентного соотношения.

Теоретическая значимость работы.





По результатам исследований на уровне региона обобщена информация о наличии потенциально опасных элементов в объектах окружающей среды хозяйства (почва, водоисточники, кормовые культуры). Материалы исследований позволяют на более раннем этапе диагностировать у коров ацидоз рубца и соответственно использовать рекомендуемые способы лечения. Результаты исследований явились основанием для разработки методических рекомендаций «Способ лечения хронического ацидоза рубца в условиях природно-техногенной провинции с избытком никеля и свинца».

Практическая значимость работы. Ветеринарной практике предложены методические рекомендации по лечению хронического ацидоза рубца, утверждённые начальником отдела ветеринарии при Министерстве сельского хозяйства Челябинской области. Применение полученных данных позволит в условиях природно-техногенной провинции экономически обосновано и эффективно лечить хронически протекающий ацидоз рубца у продуктивных коров (Информационный листок № 74-029-13 «Лечение хронического ацидоза рубца коров в условиях природно-техногенной провинции Южного Урал»). Результаты исследований используются в практической работе ветеринарных специалистов ООО «Заозёрный»

Варненского района Челябинской области (Приложение), а также в педагогическом процессе на кафедре диагностики и терапии животных УГАВМ.

Соответствие диссертации паспорту научной специальности.

Диссертация соответствует паспорту специальности 06.02.01 – «Диагностика болезней и терапия животных, патология, онкология и морфология животных» по следующим пунктам:

п. 2. Вопросы клинической ветеринарии, принципы, методы и технологии обследования, общей, специальной и инструментальной диагностики болезней животных, частная синдроматика (кардио-, нейро-, гепато-, нефропатология, желудочно-кишечные, респираторные, репродуктивные расстройства).

п. 3. Этиология, патогенез незаразных болезней, патологических и стрессовых состояний, патология обмена веществ у животных.

п. 4. Принципы и методы общей и частной лекарственной, физиотерапии и профилактики незаразных болезней, научные основы диспансеризации продуктивных и мелких домашних животных.

Апробация результатов исследования. Основные материалы диссертационной работы доложены на Международной научно-практической конференции «Инновационные подходы в ветеринарии, биологии и экологии» (г. Троицк, 2009 г.), конференции «Современные проблемы диагностики, лечения и профилактики болезней животных и птиц» (г.

Екатеринбург, 2010 г.), Международной научно-практической конференции «Кадровое и научное обеспечение инновационного развития отрасли животноводства» («Учёные записки», Т. 203, г. Казань, 2010 г.), Международной научно-практической конференции, посвящённой 95-летию сельскохозяйственного образования на Урале «Актуальные проблемы науки и агропромышленного комплекса в процессе европейской интеграции» (г.

Пермь, 2013); опубликованы в журнале «Ветеринарный вестник» (г.

Екатеринбург, 2012 г.) и сборнике «Учёные записки» (Т. 211,.г. Казань, 2012 г.).

Реализация результатов исследования. Практические рекомендации по лечению хронического ацидоза рубца внедрены в ООО «Заозёрный» Варненского района, в ряде хозяйств Челябинской области, используются в учебном процессе в ФГБОУ ВПО «Уральская государственная академия ветеринарной медицины», ФГБОУ ВПО «Омский государственный аграрный университет им. П.А. Столыпина», ФГБОУ ВПО «Казанская государственная академия ветеринарной медицины им. Н.Э.

Баумана», ФГБОУ ВПО «Оренбургский аграрный университет», ФГБОУ ВПО «Вятская государственная сельскохозяйственная академия»

(Приложение.

Публикации результатов исследования. По материалам диссертации опубликовано 8 научных статей, в том числе 2 из них в рецензируемых изданиях ВАК РФ. В совместных публикациях 81 % материала принадлежит автору.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

Избыточное содержание токсических элементов в объектах окружающей среды (почва, водоисточники, кормовые культуры) оказывает негативное влияние на течение обменных процессов в организме животных.

Высокий уровень токсикантов в организме коров приводит к глубоким изменениям обмена веществ всех видов и в сочетании с погрешностями кормления животных провоцирует развитие у них хронического ацидоза рубца.

Применение минерального энтеросорбента вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-Сак1026 позволяет снизить уровень токсических элементов в организме коров, восстановить процессы пищеварения в рубце и на этом фоне повысить молочную продуктивность.

Объём и структура работы. Диссертация состоит из введения, обзора литературы, собственных исследований, обсуждения результатов исследований, выводов, практических предложений, списка использованной литературы, который включает 317 источников, в том числе 37 на иностранном языке, приложения.

Работа изложена на 209 страницах компьютерного текста, иллюстрирована 22 таблицами и 14 рисунками.

1 ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ

1.1 Роль экологических факторов в развитии незаразной патологии животных Незаразные болезни – это заболевания сельскохозяйственных животных, возникающие в результате неправильного их кормления, содержания, ухода и хозяйственного использования. В этиологии незаразных болезней решающую роль играет сочетание внутренних и внешних неспецифических факторов, неблагоприятно действующих на организм животного. Экономический ущерб складывается из снижения продуктивности, преждевременной выбраковки, вынужденного убоя, падежа животных, затрат на лечение и профилактические мероприятия (Г.Г.

Щербаков, 2002).

Роль экологических факторов в возникновении заболеваний незаразной этиологии очень велика, поэтому такие учёные, как А.А. Кабыш (1954), В.В. Ковальский (1967), С.А. Ивановский (1977), Ю.Г. Покатилов (1978; 1981; 2000), А.М. Хакимова (1979), В.Т. Самохин и др. (1981), А.А.

Эленшлегер (1982; 2005), сошлись во мнении, что именно антропогенный фактор и аномальные территории, которые формировались в период становления земной коры с избытком или недостатком ряда химических элементов, прямым образом влияют на развитие у животных незаразной патологии.

Зона Южного Урала в современных условиях развития промышленности является одним из самых неблагополучных в экологическом аспекте регионом России, где средний уровень промышленности превышен в 5 раз (В.А. Бакунин, 2002).

По данным В.В. Степанюка (2000), А.А. Кабыша (2004), М.И.

Рабиновича и соавт. (2007), Ю.Г. Грибовского, Д.Ю. Нохрина, Н.А.

Давыдовой, А.Н. Торчицкого (2009), Челябинская область является лидером в Российской Федерации по объёму производства отходов и занимает третье место по объёмам выбросов отходов в атмосферу. На территории Челябинской области насчитывается более 600 промышленных предприятий и организаций, которые выбрасывают в атмосферу загрязняющие вещества.

Наибольший вред окружающей среде наносят предприятия энергетики, а также комбинаты чёрной и цветной металлургии.

По данным Г.Н. Подтёсова (2007), областные предприятия, выбрасывающие токсические вещества в атмосферу, непосредственно влияют на биосферу. При сжигании нефти и бензина в окружающую среду поступает не менее 50 % всего выброса свинца, что является главной составляющей в глобальном цикле данного элемента. Это свидетельствует о приоритетном накоплении свинца в объектах окружающей среды, которые оказывают многостороннее токсическое действие на организм животного, вызывая самую разнообразную незаразную патологию (Ю.Г. Грибовский, 1997).

Основными загрязнителями окружающей среды техногенного происхождения на Южном Урале является ПО «Маяк», а также предприятия чёрной металлургии (Челябинский, Магнитогорский, Златоустовский, Чебаркульский, Ашинский и другие предприятия), цветной металлургии (Верхнеуфалейский, Карабашский, Кыштымский медеплавильные комбинаты, «Южуралзолото» города Пласта, Миасса, Златоуста и др.), по добыче и переработке редкоземельных металлов (Карачайское месторождение, Челябинский цинковый завод).

Значительное количество органических веществ выбрасывается в окружающую среду животноводческими комплексами (Красногорский, Родниковский, Красноармейский свинокомплексы, Дубровский - по откорму молодняка крупного рогатого скота, Сосновская, Аргаяшская, Челябинская, Чебаркульская птицефабрики).

Серьёзными загрязнителями окружающей среды региона являются тепловые электростанции, работающие на бурых углях высокой зольности (Троицкая, Южноуральская и Аргаяшская ГРЭС).

Автомобильный транспорт является основным загрязнителем растительного покрова свинцом и никелем вдоль автомагистралей.

Токсиканты преимущественно попадают в организм животных с кормом и водой, что приводит к нарушению у них обменных процессов, острому или хроническому отравлению, и является негативным результатом влияния человека на окружающую среду различными химическими веществами интенсификации (А.Г. Бондарев, 1984).

В литературных источниках существует термин «тяжёлые металлы». Это группа химических элементов, имеющих плотность более 5 г/см и относительную массу более 40. По степени опасности тяжёлые металлы подразделяются на 3 класса (С.А Ушаков, Я.Г.Кац, Е.М.

Лаптева и др., 2001):

I класс - мышьяк, кадмий, ртуть, свинец, селен, цинк, фтор.

II класс - бор, кобальт, никель, молибден, сурьма, медь, хром.

III класс - барий, ванадий, вольфрам, марганец, стронций.

По данным А.П. Виноградова (1950), И.М. Трахтенберга и др.

(1994), В.В. Степанюка (2000), термин «тяжёлые металлы» можно использовать лишь тогда, когда мы говорим о концентрациях элементов с относительной массой более 40, оказывающих токсическое действие на организм животных и человека.

«Металлический пресс» на биосферу, обусловленный хозяйственной деятельностью человека, может вызвать техногенные геохимические аномалии (Я.М. Аммосова, Д.С. Орлов, Л.К. Садовникова, 1989; В.Б. Ильин, 1991; В.В. Степанюк, 2000).

По данным Ю.Е. Саета, Б.А. Ревича и соавт. (1990), вблизи промышленных предприятий чёрной, цветной металлургии и машиностроения максимальная концентрация свинца превышала нормативные показатели в 14-50 раз, цинка - в 30-400, хрома - в 11-46, никеля - в 8-63 раза.

Множественные токсиканты, выбрасываемые промышленными предприятиями Челябинской области, разносятся ветрами на огромные расстояния, в последующем оседают, аккумулируются и попадают с кормом и водой в пищевую цепь (М.И. Рабинович, 1999; F.A. Barrar, 1974; C.C.

Bidappa, 1987).

По мнению М.Я. Школьника (1974), Ю.А. Алексеева (1984; 1987), В.А. Алексеенко (2000), антропогенные процессы связаны с интенсивным производством и использованием высокотехнологичных соединений, не имеющих природных аналогов, часто приводящие к непланируемым изменениям эколого-геохимической обстановки, а также к неожидаемым изменениям среды существования современных организмов, включая человека.

В.А. Ковда (1989) считает, что этиология незаразных патологий связана не только с природными, но и с антропогенными изменениями геохимической обстановки в экологических системах, которые возникают в результате хозяйственной деятельности человека и изменяют круговорот макро- и микроэлементов в природе.

Фундаментальные работы, выполненные на Урале А.Д.

Гололобовым (1960), А.А. Кабышем (1967), Ю.Г. Грибовским (1997) и другими, показали, что специфические незаразные болезни – эндемии, регистрируются в определённых регионах, так называемых биогеохимических провинциях, где в объектах внешней среды (вода, почва) установлены весомые отклонения от нормативных показателей по железу, меди, никелю, свинцу и другим элементам.

Кроме этого, высокий уровень токсических элементов воздействует на организм животных, тем самым усугубляет недостаток жизненно необходимых макро- и микроэлементов (А.В. Воробьёв, 1968; А.М. Гертман, 1997; М.И. Рабинович, 1999; J.K. Piotrowski, D.O. Coleman, 1980).

Ведущая роль в изучении биогеохимических провинций на Южном Урале принадлежит А.А. Кабышу (1967), который отмечал, что изучение причин возникновения эндемических болезней целесообразно вести с обязательным учётом физиологического и патологического действия химических элементов на живой организм.

По данным А.А. Кабыша и соавт. (1995), на территории Южного Урала выделено 14 разновидностей биогеохимических провинций, возникших как в результате развития земли, так и под влиянием антропогенного воздействия на окружающую среду. В этих провинциях автором описаны специфические заболевания - остеодистрофия, сухой некроз конечностей, разрыв мочевого пузыря, уролитиаз, коллагеноз, болезнь Бехтерева, беломышечная болезнь, дисбактериоз, диатезы, борный энтерит, никелевая экзема, паракератоз.

По данным А.И. Сердюка (1985), Г.П. Грибовского (1996) отмечено, что на территории биогеохимических провинций имеют место объективные предпосылки контактов живых организмов с загрязнёнными объектами окружающей среды, что создаёт предпосылки развития острых и хронических токсикозов, а получаемые продукты питания представляют серьёзную опасность для человека.

По данным И.М. Донник, Н.А. Верещак и И.А. Шкуратовой (2009) установлено, что состояние естественной резистентности организма животных напрямую зависит от биогеохимических провинций, так как иммунная система реагирует на неблагоприятное воздействие задолго до проявления клинических признаков болезни. А.Т. Татарчук (2000) установил, что длительные токсические нагрузки ведут к снижению фагоцитарной, лизоцимной и бактерицидной активности крови животных.

В исследованиях P.P. Huchtson (1989) показано, что иммунитет животных угнетается при низком уровне цинка и избытке железа, марганца и кобальта.

В работах М.И. Рабиновича, А.М. Гертмана (2002), К.Х. Папуниди, А.М. Гертмана (2004) на фоне аномального содержания токсических элементов (кадмия, свинца, никеля) в объектах окружающей среды изучены и описаны такие незаразные болезни у молодняка как бронхопневмония, рахит. Аналогичные результаты были представлены в научных трудах А.М.

Гертмана и соавт. (2006-2010), в которых описано развитие у взрослого скота остеодистрофии, гепатоза, ацидоза рубца у высокопродуктивных коров; о снижении факторов неспецифических факторов защиты организма животных и птицы указано в работах А.М. Гертмана, Н.Ф. Уфимцевой (2011), А.М.

Гертмана, М.В. Шмакова и др. (2013).

Приведённые литературные данные показывают, что высокий уровень солей тяжёлых металлов в объектах окружающей среды является одной из причин развития самой разнообразной незаразной патологии, развивающейся на фоне снижения неспецифических факторов защиты.

1.2 Состояние обменных процессов у животных на территориях экологического неблагополучия По мнению В.И. Розенгарта, Р.А. Зарембского, Ю.Е. Вельпа (1989), обмен веществ - это совокупность превращений веществ и энергии, происходящих в живых организмах, и обмен веществами и энергией между организмом и окружающей средой. В процессе обмена поступившие в организм вещества путём химических изменений превращаются в собственные вещества тканей и конечные продукты, которые выводятся из организма. При этих химических превращениях освобождается и поглощается энергия.

В работах Б.С. Кубанцева (1994), Б.Н. Сафронова (1995), R. Hyge (1978), P.B. Stephene (1980), W.B. Beisel (1982), W.P.H. Duffus (1989) подтверждено, что причиной нарушения обмена веществ является антропогенное загрязнение окружающей среды. Нередко избыток одних элементов сопровождается недостатком других, что приводит к дисфункции обменных процессов в организме (Ф.Я. Беренштейн, 1958; Ю.М. Бала, 1965;

М.А. Риш, Р.А. Доминов, 1967).

Пороговая чувствительность животных к химическим веществам зависит от уровня их содержания в природной среде обитания, техногенной миграции тяжёлых металлов: свинца, никеля, кобальта, железа, ртути, мышьяка и др. Всё это вызывает у животных глубокий тератогенез с явными признаками задержки развития уже с ранних этапов эмбриогенеза (Н.И.

Лебедев, 1990).

В пищеварительном тракте животного тяжёлые металлы могут вступать в реакции с органическими соединениями, образуя хелаты, которые ингибируют или наоборот стимулируют адсорбцию минеральных веществ (Л.В. Абгарян, 1985; В.И. Георгиевский, 1990).

Минеральные вещества могут взаимодействовать между собой и с другими питательными и биологически активными веществами по типу синергизма или антагонизма. Последние осуществляются в самом корме, пищеварительном тракте, а также в процессе тканевого и клеточного метаболизма. На метаболизм оказывают влияние такие факторы, как состав и уровень протеина в рационе, содержание жира, углеводов, кормовых добавок, витаминов (Р.Н. Одынец, 1974).

T.G. Thiemann (1998) установил, что нарушение гемопоэза, белкового и минерального обменов вызвано длительным воздействием солей тяжёлых металлов на организм животных.

У высокопродуктивных коров длительное время возможно состояние «отрицательного» баланса в функционировании обмена веществ.

Дефицит энергетических и пластических веществ компенсируется посредством «распада тканей» собственного организма на фоне усиления влияния регулирующих биологически активных соединений. Если не происходит алиментарной компенсации, то развивается определённый патологический процесс, инициированный нарушенным обменом веществ.

Интенсивные нарушения обмена веществ являются основным патогенетическим механизмом таких заболеваний, как ацидоз рубца, гепатоз, кетоз, алиментарное бесплодие, метаболические иммунодефициты (А.В.

Жаров, 1980; А.В. Жаров, И.П. Кондрахин, 1983; В.В. Влизло, 1994; А.А.

Мацинович, 2005).

Оптимальное течение интенсивных процессов обмена веществ в организме высокопродуктивных коров происходит при поступлении с кормом в их организм протеина, углеводов, липидов, витаминов, микро- и макроэлементов в оптимальных количествах и в строго определённом соотношении между собой в соответствии с физиологической потребностью (В.А. Аликаев и соавт., 1982; А.А. Алиев, 1997). Известно, что кормление играет решающую роль в процессе производства молока. Результаты производства молока более чем в 50 % определяются кормлением, а расходы на кормление животных составляют до 60-70 % всех затрат производства.

Применение силосного, силосно-концентратного, сенажно-концентратного типов кормления коров не обеспечивает их высокой и устойчивой молочной продуктивности, сохранения здоровья и нормального срока эксплуатации (А.Г. Нежданов, С.В. Шабурин, 2010).

Снижение резистентности организма в природно-техногенной зоне осложняется действием различных стресс-факторов (загазованность помещений, вакцинации, высокая концентрация поголовья и др.), что ведёт к нарушению обмена веществ (В.Т. Самохин и др., 1974; С.М. Сулейменов и соавт., 2001; C.E. Dent, 1970; K. Kelley, 1984).

Результаты зарубежных исследований свидетельствует о том, что при разработке новых систем кормления, должны прогнозироваться не только количество обменной энергии, поступающей в метаболический фонд животных, но и содержание отдельных наиболее важных субстратов нутриентов, с учётом потребности животного в них (Б.Д. Кальницкий, 1978;

Б.Д. Кальницкий, Е.Л. Харитонов, 2008; A. Chady, 2000; L. Hoffman, 2001).

Для разработки или совершенствования систем кормления жвачных и физиологически обоснованной оценки питательности кормов и рационов необходима дополнительная информация не только о качественном, но и количественном превращении основных компонентов отдельных кормов в различных участках пищеварительного тракта, органов и тканей в субстраты

- нутриенты конечных реакций метаболизма - продукции, теплопродукции и побочные компоненты обмена веществ (Б.Д. Кальницкий, 1988; Е.Л.

Харитонов, 2011).

По мнению P.L. Agett (1987), для нормального течения обмена веществ животным необходимы как минимум девять микроэлементов (железо, медь, марганец, йод, цинк, хром, селен, молибден, кобальт), которые участвуют в катаболической, структурной и регуляторной функциях. В процессе реализации этих функций они взаимодействуют с ферментами, прогормонами, а также с предсекреторными гранулами и биологическими мембранами, участвуя во всех видах обмена веществ. Уровни обмена, на которых это происходит, столь фундаментальны, что признаки недостаточности многих микроэлементов оказываются крайне изменчивыми и на первый взгляд кажутся неспецифическими.

При анализе теплопродукции у коров в начальный период лактации Kharitonov (2001) выявили преимущественное B.D. Kalnitsky, E.L.

использование в энергетическом обмене высокомолекулярных жирных кислот при существенном снижении окисления ацетата, что связано с мобилизацией резервных источников энергии и низким уровнем потребления корма в период раздоя.

А.А. Оножеев (2000) установил, что основной причиной нарушения обмена веществ у животных является недополучение организмом витаминов, питательных и минеральных веществ с кормом.

Вследствие неадекватного поступления в организм кальция, фосфора, углеводов и протеина, с их расходом нарушаются ассимиляционные и диссимиляционные процессы в организме животных.

Нередко, встречающиеся патологии могут явиться основой нарушения обмена микроэлементов (А. Bunch et al.,1973; H. Zalewski, 1973).

Об изменении показателей обмена белковых соединений на территории Южного Урала имеются научные работы А.Р. Таировой (1998;

2011), Н.Н. Семенца (1998), И.Н. Буренковой (1995; 1999), А.М. Гертмана, Т.С. Самсоновой (2008; 2011). Нарушение белкового обмена, сопровождающееся снижением в сыворотке крови содержания общего белка, в основном за счёт низкомолекулярной фракции (альбуминов, постальбуминов), увеличение глобулиновой фракции белков в условиях техногенеза изучено И.

А. Шкуратовой и соавт. (2001). Кроме того в исследованиях И.Н. Буренковой (1998), Н.Н. Семенца (1998), И.А. Лобовой И.В. Черетского (1999) на территории экологического (1999), неблагополучия имеет место повышение в сыворотке уровня общих липидов, холестерина, билирубина. О развитии гипогликемии на фоне высокого уровня содержания в крови солей тяжёлых металлов (никель, свинец, кадмий) указывают работы И.А. Шкуратовой и соавт (1999), А.М. Гертмана, Т.С. Самсоновой (2008-2012), А.П. Жукова (2009). Наряду с этим А.Р.

Таирова (2000) приводит данные о том, что в крови коров техногенной провинции на фоне снижения общего уровня сахара имеет место увеличение концентрации пировиноградной и молочной кислот, что сопровождается увеличением коэффициента лактат/пируват. М.Г. Коломийцева, Р.Д. Габович (1970) считают, что избыток или недостаток цинка в рационах ведёт к нарушению обмена веществ, что проявляется отёчностью и малоподвижностью суставов, а также снижением активности щелочной фосфатазы. О нарушении показателей обмена минеральных соединений в зоне техногенных выбросов приводятся данные И.Н. Богачёвой (1997), А.Р.

Таировой (1998), М.И. Рабиновичем (1999), И.А. Лыкасовой (1999), К.Х.

Папуниди и соавт. (2000), И.А. Шкуратовой (1999; 2000), Л.Н. Аристарховой, Н.А. Верещак и соавт. (2001), И.М. Донник (2003), А.М. Гертманом, Д.М.

Максимович, С.С. Шакировой, В.И. Ишменевым (2007), А.М. Гертманом, Д.М. Максимович, Т.С. Кирсановой, В.И. Ишменёвым, Л.А. Сырчиной (2008).

У животных на территориях экологического неблагополучия в результате химического и радиоактивного загрязнения отмечают снижение неспецифических факторов защиты (И.М. Донник, 1997; 2003; 2007; 2013).

Таким образом, анализ литературных данных позволяет заключить, что состояние обменных процессов у животных на территориях экологического неблагополучия имеют серьёзные отклонения от нормативных данных, что проявляется изменением показателей обмена белков, жиров, углеводов и минеральных веществ, и это явление оказывает негативное влияние на течение процессов пищеварения у жвачных.

1.3 Химизм рубцового пищеварения и его связь с патологией желудочнокишечного тракта жвачных Рубец – первый и самый объёмистый (около 80 % ёмкости) преджелудок четырёхкамерного желудка жвачных, в котором корм подвергается механической, химической и биологической обработке. При участии микроорганизмов-симбионтов в рубце происходит гидролиз углеводов и белков, катаболизм жиров, биосинтез витаминов и образование газов (Н.К. Шишков, 1986; Е.Л. Харитонов, 2011).

Своевременное выявление причин и диагностика ранних, субклинических форм заболеваний гарантируют продуктивное здоровье животных. При этом особое внимание следует обращать на дисфункцию преджелудков, как на один из ранних симптомов патологий в органах пищеварения, заболеваемость которыми составляет около 40 % от всех болезней (В.П. Иноземцев и соавт., 1997).

Интенсивность и направленность бродильных процессов, осуществляемых микрофлорой преджелудков и обуславливающих характер превращения корма, а также эффективность его использования, определяются многими факторами (Т.Н. Болтушкина и др., 2008). По мнению Б.В. Тараканова и соавт. (2002), к ним относятся состояние животного, состав кормов, а также соотношение отдельных групп микроорганизмов в рубце.

Исследованиями В.С. Козырь (1993) установлено, что метаболические процессы в рубце зависят от морфологии органов пищеварения и химического состава тканей желудка, которые до некоторой степени обусловлены породностью животных и направлением их продуктивности.

Кроме этого В.Д. Пьянов, Н.С. Софронов, Г.А. Бутрова (1974) считают, что процессы рубцового пищеварения тесно связаны с условиями содержания, уровнем и типом кормления, физической формой и вкусовыми качествами корма, сезоном года, температурой окружающей среды, физиологическим состоянием и индивидуальными особенностями животных.

А.Д. Синещёковым (1965) доказано, что для повышения использования питательных веществ корма необходима подкормка микроорганизмов, то есть создание оптимальных для их жизнедеятельности условий.

По данным И.И. Калюжного, Н.Д. Баринова, А.Г. Смолянинова (2006) причиной ухудшения общего состояния здоровья коров является нарушение обмена веществ, связанное с высоким уровнем концентрированных кормов в их рационах. Высокое содержание крахмала ведёт к усилению ферментации в рубце, тем самым подавляя жизнедеятельность микроорганизмов, участвующих в переваривании кормов (М.П. Кирилов, В.С. Зотеев, 2006; М. Кирилов, В. Виноградов и др., 2008).

Процесс адаптации крупного рогатого скота, завезённого из Голландии в зону Южного Урала, происходит через изменение рубцового пищеварения. По сравнению с местным скотом учёные отмечают сильнейшие сдвиги в состоянии рубцового пищеварения (А.Ш. Каримова, 2008; И.М. Донник, И.А. Шкуратова и др., 2011; А.П. Жуков, 2013).

Слизистая оболочка рубца взрослых животных лишена желёз и имеет на поверхности множество сосочков (длиной до 1 см), особенно хорошо развитых в вентральной части мешка. На дорсальной части мешка сосочки слаборазвиты, так как они контактируют с газами. Посредством сосочков питательные вещества попадают в кровь. Общее кровоснабжение желудок жвачных получает от чревной артерии, отходящей из вентральной стенки аорты. Артерии сложного желудка сопровождаются соответствующими венами, которые впадают в воротную вену печени. В иннервации желудка жвачных принимают участие оба пищеводных ствола блуждающего нерва и единичные стволы солнечного сплетения (Н.В. Курилов, А.П. Кроткова, 1971).

В рубце жвачных обитает огромное количество разнообразных микроорганизмов. В 1 мл содержимого рубца находится до 100 млрд.

микроорганизмов (1010 бактерий, 1010 простейших и 109 грибов). Только свежая масса бактерий составляет в зависимости от объёма рубца 3-7 кг (А.М. Лапотко, А.Л. Зиновенко, 2008).

При анализе видоспецифичности инфузорий выше отмеченными авторами выявлено наибольшее распространение инфузорий родов Entodinium и Diplodinium, вырабатывающих целлюлозолитические ферменты.

В расщеплении крахмала принимают участие бактериальные ферменты, ответственные за разные этапы расщепления макромолекул.

Промежуточным продуктом расщепления клетчатки является дисахарид целлобиоза, который, в свою очередь, расщепляется до глюкозы.

Кроме того, некоторые простейшие (инфузории) способны захватывать и переваривать зёрна крахмала, при этом большая часть субстрата накапливается в виде гликогена или амилопектина, которые затем сбраживаются в течение длительного времени с почти постоянной скоростью.

За сутки в зависимости от вида корма в рубце жвачных может образовываться до 1000 л газов: диоксид углерода (до 60-70 %), метан (до 40азот, ацетон, ЛЖК и небольшое количество водорода, сероводорода и кислорода.

Н.В. Курилов, А.Н. Кроткова (1971), Н.В. Курилов, Н.А Севастьянова (1978), М.П. Кирилов, В.С.Зотеев и др. (1984), Е.Л. Харитонов (2011) констатируют, что при содержании коров на рационах с высоким уровнем клетчатки в содержимом рубца повышается содержание уксусной и пропионовой кислот, вместе с этим возрастает количество жира в молоке, а на фоне рационов с преобладанием сахара и крахмала уровень уксусной и пропионовой кислот в рубце коров снижается.

Со слюной в полость рубца поступают бикарбонаты. За счёт слюны поддерживается объём жидкости, постоянство рН и ионного состава содержимого преджелудка. За сутки в рубец поступает около 300 г NaHCO3.

В ней также содержится значительное количество мочевины и аскорбиновой кислоты, имеющих важную роль для симбиотной микрофлоры (В.Г.

Скопичев, 2004).

Работами А.Л. Бегучева (1974), Л.К. Эрнста, В.В. Крюкова (1982) установлено, что смена кормов в рационе приводит к перестройке соотношения отдельных видов популяции микроорганизмов рубца, а, следовательно, к изменению направленности биохимической деятельности микрофлоры преджелудков. С этой точки зрения несомненный интерес представляют рационы животных, различающиеся уровнями энергии и протеина, соотношениями различных источников энергии и форм азота, включёнными добавками и биологически активными веществами.

Метаболические процессы в преджелудках, их направленность и интенсивность находятся под постоянным нейрогуморальном контролем организма - хозяина и подвержены изменениям в зависимости от внутренних и внешних факторов (С.З. Гжицкий, В.И. Скороход и др., 1961; И.А.

Даниленко, Е.П. Туркевич, В.А. Каплан и др., 1971).

А. Орт, В. Кауфман (1964), Н.В. Курилов, А.М. Матеркин (1971), Б.В. Тараканов (1993) считают, что кормление животных - основной фактор, определяющий эффективность трансформации питательных веществ корма и продуктивность микробной популяции рубца. Поэтому очевидно, что при организации кормления следует учитывать не только уровень питания самого животного, но и микрофлоры его преджелудков. Эти уровни питания могут не совпадать, и пренебрежение пищевыми потребностями микрофлоры приводит к снижению эффективности использования корма.

Известно, что эндогенный азот, поступающий в желудок жвачных, включает азот белков слюны, слущенного эпителия стенок желудка, крови и сычужного сока (S. Voigt, К. Krawielitzw, M. Gabel,1998).

По мнению многих исследователей (М.И. Камардин, М.И.

Конашинский, 1984; В.В. Митюшин, 1984) в организме коров при погрешностях кормления наблюдают нарушение электролитного равновесия и, в частности, ионов натрия и хлора. Всё это приводит к накоплению в организме животного кислых продуктов за счёт неполного сбраживания легкоусвояемых углеводов, нарушений процессов ассимиляции и диссимиляции, снижению щелочного равновесия крови.

Развитию патологического процесса способствует витаминная недостаточность. По данным В.В. Митюшина (1984), недостаток витаминов А, Д, группы В снижает сопротивляемость организма животных к заболеваниям. Недостаток каротина в питании коров увеличивает проницаемость эпителиальных барьеров для микроорганизмов (В.В. Букас и др., 2004).

Для поддержания высокой продуктивности коровам скармливают большое количество концентратов, что приводит к развитию ацидоза рубца, гепатоза, кетоза, токсикозов, метаболических иммунодефицитов, ламинита, смещению сычуга, нарушению воспроизводства, снижению жирности молока (А.В. Жаров, 2004).

Руминит - это воспаление слизистой оболочки рубца, протекающее преимущественно хронически; оно является следствием ацидоза рубца. Чаще болеет крупный рогатый скот на интенсивном откорме, при быстрой смене рациона из грубых кормов на рацион с высоким удельным весом концентрированных кормов, при длительном скармливании сахарной свёклы, кукурузы, силоса, барды, жома и др. (А.Я. Рябиков, В.М. Шестаков и др., 2009).

При длительно протекающем ацидозе у животных регистрируют пододерматиты (ламиниты). Ряд исследователей считают, что в патогенезе ламинита основную роль играет гистамин (И.С. Панько и соавт., 1982; В.П.

Рыженко и др., 1995; В.А. Молоканов, Д.В. Малов, 2007; O. Becvar, I. Lilek, 2002,).

У высокопродуктивных коров при загнивании рубцового содержимого при вскрытии часто отмечаются гнойно-некротические очаги в печени и поражения конечностей. На отдельных фермах наблюдается обратная тенденция, болезнь проявляется после поражения конечностей. В большинстве хозяйств гнойно-некротические поражения конечностей отмечаются у 20-25 % коров (С.И. Джупина, 1999; В.А. Мищенко и соавт., 2004; 2005; С.П. Борознов, А.А. Мацинович, 2006).

Таким образом, приведённые литературные данные убедительно свидетельствуют о том, что патологии рубцового пищеварения разного генеза являются начальным звеном в развитии различной незаразной патологии не только органов пищеварения, но и других систем организма.

Кроме того, ацидоз рубца коров в условиях природно-техногенной провинции остаётся мало изученным заболеванием, а, следовательно, характеризуется отсутствием способов его лечения, что и представляет значительный научный интерес для ветеринарной практики.

1.4 Лечение ацидоза рубца

Вследствие ацидоза рубца ежегодно происходит выбытие 25-30 %, а в некоторых хозяйствах и до 40 % высокопродуктивных коров, а средний срок эксплуатации животных составляет 2,3-3,0 лактации (В.А. Мищенко и соавт., 2004; 2005; В. Влизло, 1998; С.П. Борознов, А.А. Мацинович, 2006;

А.Д. Субботин, 2007). Ацидоз рубца (молочнокислый ацидоз рубцового пищеварения, зерновая интоксикация, «пшеничная» болезнь) – широко распространённое заболевание крупного рогатого скота и других жвачных, характеризующееся усиленной продукцией в рубце молочной кислоты и смещением кислотно-щелочного равновесия в организме. Это происходит изза поедания большого количества кормов, содержащих много легкоперевариваемых углеводов (ячменя, ржи, овса, сахарной свёклы, картофеля, арбузов, патоки и др.) и недостаточного количества грубых кормов.

По данным И.С. Панько и соавт. (2003), длительное скармливание пшеницы приводило к возникновению атонии рубца из-за повышения вязкости рубцового содержимого, снижения переваримости питательных веществ. В тоже время в рационе сухостойных коров концентрированных кормов не должно быть более 1-2 кг.

Наряду с этим В.А. Мищенко, Н.А. Ерёменко, Д.К. Павлов (2004) сообщают, что развитию ацидоза способствуют свободный доступ животных к корму после голодания, резкая смена рационов и нарушение режима кормления, отсутствие периода адаптации к новому, чаще зерновому корму, переход от ручного кормления к механизированному, другие технологические изменения.

У крупного рогатого скота симптомы ацидоза весьма разнообразны.

Вначале у животных отмечается потеря аппетита, движения рубца слабые или иногда полностью отсутствуют, температура тела ниже нормы. Через 4-5 суток из-за развивающегося воспаления в слизистой оболочке сычуга симптомы могут усиливаться. В этот период у больных отмечается тахикардия, диарея, олигурия и анурия. Гипогликемия свидетельствует об ацидозе рубца и токсическом поражении печени, что приводит к болезням конечностей. При исследовании содержимого рубца выявляется ацидоз I и II степеней. Низкий уровень натрия в исследованных пробах объясняется метаболическим ацидозом. Известно, что в организме крупного рогатого скота цинк выступает в роли активатора более чем 30 различных ферментов, участвующих в процессе метаболизма нуклеиновых кислот (генетического материала), белков (протеина) и углеводов. Недостаток цинка приводит к паракератозу, долгому незатягиванию ран, неправильному развитию рогового слоя копытец. Всё это свидетельствует о том, что у обследованных высокопродуктивных коров развилась тяжёлая форма хронического микроэлементоза на фоне ацидоза рубца (В.А. Мищенко, Н.А. Ерёменко, Д.К. Павлов, 2004.).

Для лечения больных ацидозом коров применяют 3 %-ый раствор гидрокарбоната натрия в количестве 0,5-1 л и антибиотики в дозе 5-10 тыс.

ЕД/кг массы тела. После этого рекомендуется дача внутрь до 200 г дрожжей, 1-2 л молока и содержимого рубца, полученного от здоровых животных (Г.Г.

Щербаков, А.В. Коробов и др., 2002).

Введение в рацион лактирующих коров кормов из бобовых культур способствует нормализации рубцового метаболизма, активизации микробиологических процессов в рубце и обеспечивает повышение количества инфузорий на 123 тыс./мл, целлюлотической активности - на 3,8 %, уровня ЛЖК - на 0,83 ммоль/л и одновременное снижение концентрации аммиака на 3,6 ммоль/л. Содержание уксусной кислоты при этом возрастало на 2,1 %, пропионовой снижалось на 1,4 % (А.С. Даминов, З.Т. Ражамуродов, 2004).

Исследованиями A.M. Белобороденко (1987), Л.И. Юрченко и др.

(1987), Г.В. Шилова и др. (2000) установлено, что введение в рацион дозированного количества сапропеля нейтрализует кислую среду в рубце и оказывает благотворное влияние на организм животных, повышает их репродуктивность и качество продукции, а также обеспечивает нормализацию обмена веществ.

По схеме, предложенной И.П. Кондрахиным, В.И. Левченко (2005), при лечении ацидоза рубца первоначально осуществляют его промывание через желудочный зонд (60-160 л воды) не позднее 24 часов, затем в рубец вводят растворы щелочей (гидроокиси натрия – 60 г на 15 л воды), содержимое рубца от здоровых особей, назначают симптоматическое лечение (витамины, сердечные средства).

В.А. Лочкарев (1992) рекомендует через гильзу троакара в разные слои рубцового содержимого вводить 3 л 1 %-го раствора перманганата калия и 2-2,5 л натрия гидрокарбоната. Процедура проводится через 2-3 часа, затем гильза вынимается и место присыпается трицилином.

По данным Я.Т. Хмелькова, Е.Г. Яковлевой (2005), на фоне применения оптикора коровам увеличилось сокращение рубца – на 50,8 %, длительность активной фазы руминации – на 52,4 %, показатель рН рубцового содержимого – на 8,4 %, численность инфузорий - на 70,8 %.

Кроме того, в биогеохимических провинциях при лечении отмеченной патологии автор рекомендует сочетанное применение солей дефицитных микроэлементов и препарата оптикор в дозе 0,4 г/кг живой массы, курсами по 2-3 недели.

В профилактике ацидоза рубца заслуживают внимания данные, приводимые И.И. Калюжным (2007). Он рекомендует для предупреждения развития ацидоза рубца у жвачных животных избегать скармливания им повышенного количества кормов с высоким уровнем легкоусвояемых углеводов, в частности зерновых злаковых в период молочно-восковой спелости зерна, а при кормлении коров кислым силосом вводить в состав рациона достаточное количество грубого корма (сено, солома). Рацион скота должен включать не менее 14–20 % грубых кормов, не более 40 % концентратов от общей питательности рациона, что предупредит развитие ацидоза рубца. Для профилактики заболевания можно давать животным ферментные препараты, мацеробациллин), кормовые (например, антибиотики. Особое внимание И.И. Калюжный требует уделять режиму кормления животных, соблюдению структуры рациона и качеству объёмистых кормов.

Таким образом, необходимо отметить, что лечение ацидоза рубца не имеет чёткой схемы, а применяемые методы не всегда эффективны при групповом лечении животных. В связи с этим, разработка способов лечения ацидоза рубца с применением минеральных энтеросорбентов в сочетании с другими препаратами на техногенно-загрязнённых территориях является первоочередной задачей.

–  –  –

Обогащение рационов минеральными сорбентами в районах техногенного загрязнения способствует снижению содержания токсических элементов в организме животных и получаемой продукции (И.М. Донник, И.А. Шкуратова, Н.А. Верещак, А.Д. Шушарин, 2007).

Энтеросорбция — метод, основанный на связывании и выведении из желудочно-кишечного тракта с лечебной и профилактической целью эндогенных и экзогенных веществ, надмолекулярных структур и клеток.

Энтеросорбция относится к наиболее древним методам эфферентной терапии.

Энтеросорбция используется в медицине и ветеринарии для лечения острых и хронических заболеваний, сопровождающихся токсикозами, нарушениями пищеварения, иммунного статуса, метаболизма липидов, желчных кислот и других видов обмена.

Энтеросорбенты — лечебные препараты различной структуры, осуществляющие связывание экзо- и эндогенных веществ в желудочнокишечном тракте благодаря адсорбции, ионообмена, молекулярно-ситовым и каталитическим свойствам. Обладая большой активной поверхностью, минералы выраженно сорбируют аммиак, сероводород, метан, углекислый газ, углеводороды, фенолы, эндо- и экзотоксины, тяжёлые металлы, радионуклиды и некоторые микроорганизмы (Н.И. Петункин, 1991; В.Н.

Николаев, 1990; I. Wallace, 1990).

В настоящее время известно около 40 видов минералов. Цеолиты – это микропористые каркасные алюмосиликаты кристаллической структуры, содержащие каналы и пустоты, занятые крупными ионами и молекулами воды. Они обладают значительной свободой движения, что приводит к ионному обмену и обратимой дегидратации (С.Г. Кузнецов, 1994).

Цеолитовые туфы разных месторождений различают по цвету, прочности, физико-химическим свойствам. Действие минералов проявляется в первую очередь в желудочно-кишечном тракте животных. Одной из функций является регуляция состава и концентрации электролитов пищеварительного тракта, а через них минерального обмена и кислотнощелочного состояния в организме животных. Вторым важнейшим механизмом действия является способность к иммобилизации ферментов желудочно-кишечного тракта, что повышает их активность и стабильность, способствует улучшению переваримости питательных веществ корма на 2-8 %, усвоению азота, кальция и фосфора, а также аминокислот корма (З.Ш.

Шершеналиева, 1990; R.K. Iler, 1990).

В.С. Бутин (1990) отметил специфическое влияние минералов на микроорганизмы рубца, желудка и кишечника: цеолиты снижают процессы брожения и гниения в пищеварительном тракте животного. Это происходит за счёт выбросов свободных радикалов кислорода.

Применение цеолитов в техногенных провинциях Южного Урала нормализовало количество тяжёлых металлов в крови, мясе и молоке коров (М.И. Рабинович, 1999).

В исследованиях П.С. Новожилова (2002), Н.Н. Максимюка (2006), B.S. Wostman (1996) отмечено, что при использовании природных цеолитов из организма можно вывести токсины, повысить продуктивность животных, поднять рентабельность производства, существенно улучшить условия окружающей среды.

Так, М.П. Семененко, В.А. Антипов и др. (2011) сообщают, что использование «Приминкора» не только способствует нейтрализации микотоксинов и ксенобиотиков в желудочно-кишечном тракте, но и оказывает разностороннее влияние на обменные процессы организма животных, обеспечивая коррекцию морфологических и биохимических показателей крови, а также стимулируя рост, развитие и их продуктивность.

Н.Н. Максимюк, П.С. Новожилов (2002) указывают, что природные цеолиты имеют выраженную сорбционную способность к большой группе токсических соединений, обладая при этом высокой избирательностью при экстракции из водной среды ионов различных элементов.

На Южном Урале в последние годы в условиях природнотехногенных провинций достаточно высокий фармакологический и терапевтический эффект получен от применения следующих минералов:

Полисорб, цеолит, вермикулит, глауконит, витартил (М.И. Рабинович, А.М.

Гертман, 2006). По результатам исследований А.Р. Таировой (1999), М.И.

Рабиновича (2000), И.М. Самородовой (2000) известно, что Полисорб-ВП обладает уникальными сорбирующими свойствами, обеспечивающими эффективную и быструю детоксикацию организма; он повышает эффективность применяемых препаратов и по своей сорбционной способности значительно превосходит активированный уголь.

В работах В.А. Молоканова и соавт. (2006) при лечении диспепсии новорождённых телят высокий терапевтический эффект был получен от применения Полисорба-ВП в сочетании с антигистаминной сывороткой.

В качестве минерального энтеросорбента широкое применение получил вермикулит, который представляет собой класс минералов из группы гидрослюд. Вермикулит состоит из перемежающихся слюдяных листов, разделённых между собой двойными слоями воды (Р.Я. Ахтямов, 1999).

По данным А.М. Гертмана, Д.М. Максимович (2002), в ряде хозяйств Челябинской области выявлена достаточно высокая способность вермикулита снижать влияние тяжёлых металлов (никель, свинец, кадмий) на организм продуктивных коров. Применение вермикулита сопровождалось снижением в крови подопытных животных уровня свинца на 86,5 %, никеля на 81,1, кадмия – на 26,1 %.

Работами Н.В. Киреевой (2012) установлена способность вермикулита на техногенно-загрязнённых территориях поддерживать высокий биологический ресурс у продуктивных коров.

Исследования, выполненные Н.П. Смоляковой (2003; 2006), свидетельствуют о том, что вермикулит, введённый в рацион супоросных свиноматок, позволяет снизить в крови животных уровень никеля и свинца, активизировать гемопоэз, обмен белковых соединений, а также стимулирует неспецифические факторы защиты организма. В научных работах А.М.

Гертмана, Т.С. Самсоновой (2013) приводятся данные о положительном влиянии вермикулита в сочетании с другими химиотерапевтическими препаратами и методами симптоматической терапии в условиях техногенной провинции при гепатозе, ацидозе рубца, остеодистрофии. По данным К.Х.

Папуниди, А.М. Гертмана (2005), при лечении бронхопневмонии телят на территориях экологического неблагополучия был получен эффект от применения вермикулита в дозе 0,1 г/кг массы в сочетании с антимикробным препаратами широкого спектра действия. А.М. Гертман, М.В. Шмаков (2013) при лечении гастроэнтеритов телят послемолочного периода использовали вермикулит в сочетании с энронитом на фоне симптоматического лечения (подкожно - кофеин и внутривенно - 5 %-ый раствор глюкозы).

Применение вермикулита в сочетании с методами симптоматической терапии в условиях природно-техногенной провинции Нагайбакского района оказало положительный эффект при лечении остеодистрофии высокопродуктивных молочных коров (А.М. Гертман, В.И.

Ишменев и др., 2009).

В сообщения, приводимых С.В. Бабичем (2003), отмечено, что в зоне промышленных выбросов г. Магнитогорска применение цеолита и глауконита позволяет получать экологически безопасную продукцию по отношению к тяжёлым металлам, способствует улучшению технологических свойств молока при переработке его в масло и творог.

Исследованиями М.Г. Зухрабова, К.Х. Папуниди и др. (1997) было выявлено, что введение в рацион свиноматок цеолита Майнинского месторождения оказывает выраженное влияние на общее состояние больных остеодистрофией животных, а применение цеолита в рационе поросятамотъёмышам сопровождается нормализацией нарушенного минерального обмена, повышением продуктивности, усилением гемопоэза и энергии роста.

Скармливание трепела цеолитового туфа Зикеевского месторождения Калужской области, оптимизирует у жвачных процессы рубцового пищеварения: повышает показатели рН на 0,2-0,3 единицы, количество сухого вещества микроорганизмов в рубцовом содержимом - на 4,2-5,0 %, концентрации ЛЖК - на 6,9-11,7 % (Н.В. Боголюбова, 2001).

А.А. Замятин (2000), Ф.А. Сунагатуллин (2000), А.Н. Галатов (2002) доказали сорбционные, ионообменные и каталитические свойства глауконита

- цеолитсодержащего минерала Каринского метосрождения. Авторы в опытах на птице, овцах и свиньях доказали, что глауконит повышает их резистентность, продуктивность, увеличивает живую массу, улучшает мясные качества и приводит к снижению затрат кормов на единицу продукции. В животноводстве глауконит применяют в качестве кормовой добавки и как сорбент ряда тяжёлых металлов (А.Н. Галатов, В.Н.

Половников, 2000; А.М. Гертман, 2001). Т.С. Кирсанова (2003; 2005) рекомендует промышленным предприятиям, товарным и фермерским хозяйствам, занимающимся выращиванием молодняка крупного рогатого скота в экологически неблагополучной зоне, использовать глауконитовый концентрат в дозе 0,15 г на 1 кг живой массы для получения более высоких среднесуточных приростов, которые повышаются на 36,2-49,5 %.

Достаточно высокий терапевтический эффект получен от применения глауконита при лечении остеодистрофии молочных коров в никелевой провинции Южного Урала (А.М. Гертман, В.К. Сапёров и др., 2001).

В условиях Брединского района Челябинской области получен терапевтический эффект от применения витартила при гастроэнтеритах телят (П.Г. Филиппов, 2008). Аналогичные результаты у цыплят-бройлеров при отмеченной патологии были получены при сочетанном применении витартила и энрофлона (А.М. Гертман, Н.Ф. Уфимцева, 2009).

Таким образом, литературные данные свидетельствуют о том, что природные минералы обладают достаточно высокими ионообменными, сорбционными и пролонгирующими свойствами. Применение природных минералов сопровождается детоксикацией организма животных и на этом фоне применение химиотерапевтических препаратов и методов симптоматической терапии позволяет рекомендовать их при лечении незаразной патологии в природно-техногенных провинциях.

2 СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ 2.1 Материалы и методы исследований

Тема диссертации является разделом плана научноисследовательской работы кафедры диагностики и терапии животных Уральской государственной академии ветеринарной медицины «Разработка методов ранней диагностики незаразной патологии в условиях техногенных провинций Южного Урала», включённой в государственную программу «Разработать новые средства профилактики и терапии массовых нарушений обмена веществ и других незаразных заболеваний сельскохозяйственных животных», которая имеет номер Государственной регистрации (08.04.

Разработать новые средства, способы и методы диагностики, высокоэффективные экологически безопасные фармакологические средства повышения резистентности, профилактики и терапии массовых незаразных болезней высокопродуктивных животных на основе данных молекулярных, биохимических, физиологических и структурно-функциональных исследований; ГНУ ВНИВИПФиТ Россельхозакадемии, г. Воронеж).

Работа по изучению вопросов диагностики и лечения хронического ацидоза рубца высокопродуктивных молочных коров чёрно-пёстрой породы проводилась в период с 2009 по 2012 гг. на базе ООО «Заозёрный»

Варненского района Челябинской области, кафедре диагностики и терапии животных, а также в межкафедральной лаборатории ФГБОУ ВПО «УГАВМ». Отдельные исследования по разгонке летучих жирных кислот рубцового содержимого проведены в ГНУ «Всероссийский научноисследовательский институт физиологии, биохимии и питания сельскохозяйственных животных» (г. Боровск).

В соответствии с поставленными задачами экспериментальные исследования проводились в три этапа, каждый из которых имел несколько серий опытов.

На первом этапе был проведён локальный мониторинг объектов внешней среды хозяйства (почва, водоисточники, кормовые культуры) с целью определения содержания в них солей токсических и эссенциальных элементов. Всего было происследовано 18 образцов почвы, 12 водоисточников, 20 - корма.

На втором этапе проанализирован кормовой рацион на содержание в нём энергии, питательных веществ, макро-, микроэлементов и токсических веществ. При постановке коров (n=632) на зимне-стойловое содержание (октябрь – ноябрь) в хозяйстве была проведена комплексная диспансеризация скота, в ходе которой было установлено, что изменение показателей рубцового пищеварения имеет 49,3 % коров. С целью изучения причин развития хронического ацидоза рубца была сформирована опытная группа коров в количестве 10 голов в возрасте 4,5-5 лет, живой массой 550-600 кг. У животных этой группы в динамике зимне-стойлового периода (ноябрьапрель) были проведены клинические исследования, взяты пробы крови для проведения морфологических и биохимических исследований, а также пробы рубцового содержимого для определения показателей, характеризующих процессы пищеварения. Все исследования проводили на протяжении 180 дней с интервалом 30 суток. При этом было установлено, что на 120-е сутки экспериментальных исследований выявлено хроническое течение ацидоза рубца.

На третьем этапе параллельно этой группе с целью разработки эффективного способа лечения хронического ацидоза рубца в феврале в одной из групп коров (n=50) были выявлены животные с характерными клиническими признаками ацидоза рубца. Диагноз был подтверждён результатами исследования рубцового содержимого. Из 50 исследованных животных хронический ацидоз рубца регистрировался у 32 (64,0 %) коров.

Больные ацидозом животные были разделены на 4 группы (три опытные и одна контрольная) по 8 голов в каждой. Следует отметить, что все подопытные животные были по второй лактации, в возрасте 4,5-5 лет, живой массой 550-600 кг. Контрольная группа животных содержалась на рационе, принятом в хозяйстве. Лечение хронического ацидоза рубца в хозяйстве не разработано и не осуществляется.

Всем животным, больным ацидозом рубца, начиная с марта по апрель (120-е -180-е сутки зимне-стойлового содержания), назначали разные методы лечения ацидоза рубца. Первой опытной группе животных к основному рациону в смеси с концентратами ежедневно однократно задавали природный минерал вермикулит в дозе 0,1 г/кг живой массы в течение 15 дней с интервалом 15 дней; второй - в смеси с концентратами ежедневно однократно вводили дрожжевую культуру И-Сак1026 в сухом виде по 5 г на голову; третьей - в смеси с концентратами назначали вермикулит в сочетании с дрожжевой культурой И-Сак1026 в течение всего периода лечения.

Продолжительность третьего этапа эксперимента - 60 дней.

Вермикулит – природный минерал Потаненского месторождения Челябинской области из класса гидрослюд, структура которого состоит из перемежающихся слюдяных листов, разделённых между собой двойными слоями воды. В его состав входят соединения кремния, алюминия, железа, марганца, магния, кальция и калия, которые являются щелочными элементами, что позволяет нейтрализовать кислоты, накапливаемые при ацидозе рубца, восполнить недостаток эссенциальных элементов, которые всасываются стенкой кишечника, вступая в обмен веществ (Р.Я. Ахтямов,

1999) и вывести из организма больных животных соли токсических металлов.

Дрожжевая культура И-Сак разработана компанией «Оллтек», как пробиотик для жвачных, регулирующий рубцовое пищеварение. Он представляет собой живые культуры пивных дрожжей — Saccharomyces, не содержащие генетически модифицированных организмов и cerevisiae не вступающие в реакцию с другими компонентами корма. И-Сак1026, потребляя кислород, оптимизирует среду для роста и активной деятельности бактерий, расщепляющих питательные вещества - клетчатку, молочную кислоту, крахмал и сахар. Препарат нормализует кислотно-щелочной баланс в рубце, что особенно актуально при скармливании большого количества концентрированных кормов и силоса.

Взятие проб почвы осуществляли по методике предложенной Д.С.

Орловым (1991). Взятие проб кормов проводили по методике Е.А. Петуховой и др. (1989). Для определения содержания тяжёлых металлов в пробах почвы и водоисточников использовали метод, предложенный В.Н. Майстренко и др.

(1996).

Содержание тяжёлых металлов в исследуемом материале (почва, водоисточники, кормовые культуры, кровь) определяли на атомноабсорбционном спектрофотометре ASS-3 с микропроцессорным измерителем «Микон». За основу взят ГОСТ 30178-96 «Атомно-абсорбционный метод определения токсических элементов».

Полученные данные сравнивались с нормативными, которыми являлись: временный максимальный допустимый уровень (МДУ) некоторых химических элементов и госсипола в кормах сельскохозяйственных животных; предельно допустимые концентрации (ПДК) в почве и воде;

СанПиН 2.3.

2.566-96; СанПиН 2.3.21078-01.

Зоотехнический анализ кормов хозяйства проводили в межкафедральной лаборатории ФГБОУ ВПО «УГАВМ». В пробах кормов определяли содержание сухого вещества, воды, сырого и переваримого протеина, сырого жира, сырой клетчатки, безазотистых экстрактивных веществ (Е.А. Петухова и др., 1989). При расчёте кормового рациона для лактирующих коров пользовались данными потребности животных в питательных веществах и макро-, микроэлементах, каротине. Анализ кормового рациона проводили по методике, предложенной А.П.

Калашниковым и др. (2003).

Комплексная диспансеризация животных проведена во второй половине зимне-стойлового содержания по методике, описанной И.Г.

Шарабриным (1975).

Кровь для исследований брали на 1-е (фон), 30-е и 60-е сутки из ярёмной вены в утренние часы до кормления. Пробы крови и её подготовку для биохимических и морфологических исследований проводили по общепринятой методике, описанной В.И. Волгиным (1974).

Гематологические показатели оценивали по количеству эритроцитов, лейкоцитов и содержанию гемоглобина, а также выводили лейкоцитарную формулу. Подсчёт количества эритроцитов и лейкоцитов крови осуществляли по общепринятой методике меланжерным способом в счётной камере Горяева. В мазках, окрашенных азур-эозином по РомановскомуГимза, выводили лейкограммы на основании подсчёта 200 клеток (А.М.

Смирнов в соавт., 1978).

Концентрацию гемоглобина устанавливали гемиглобинцианидным методом (И.П. Кондрахин и др., 2004). Гемоглобин, взаимодействуя с железосинеродистым калием, окисляется в метгемоглобинцианид, интенсивность окраски которого прямо пропорциональна количеству гемоглобина.

Состояние белкового обмена у животных оценивали по содержанию в сыворотке крови общего белка и белковых фракций. Общий белок определяли рефрактометрическим методом на рефрактометре «RL-2».

В основу метода положено определение показателя преломления исследуемого вещества. В сыворотке крови величина рефракции, в первую очередь, зависит от количества белков в исследуемой пробе (И.П. Кондрахин и др., 2004).

Белковые фракции определяли нефелометрическим экспрессметодом (Б.И. Антонов и др., 1991). Принцип метода заключается в том, что различные белковые фракции сыворотки крови способны осаждаться фосфатными растворами определённой концентрации. При этом образуется очень мелкая взвесь и раствор мутнеет. По степени мутности растворов установленной с помощью фотоэлектроколориметра судили о концентрации белков в исследуемой пробе.

Активность аспартатаминотрансферазы (АсАТ) и аланинаминотрансферазы (АлАТ) исследовали по методу Райтмана и Френкеля при помощи набора «Био-ла-тест» (В.В. Меньшиков, 1987).

Принцип метода заключается в том, что в результате действия ферментов образуется щавелевоуксусная кислота, которая впоследствии переходит в пировиноградную. При добавлении 2,4-динитрофенилгидрозона в щелочной среде образуется окрашенный гидрозон пировиноградной кислоты, интенсивность окраски которого определяли фотометрированием. Расчёт активности ферментов производили по калибровочному графику (В.Г. Колб, В.С. Камышников, 1982).

Концентрацию мочевины в сыворотке крови определяли по методу И.П. Кондрахина и соавт. (2004). Принцип основан на том, что мочевина с диаметилмоноаксимом в присутствии тиосемикарбазида и ионов железа в кислой среде образует окрашенное соединение, интенсивность окраски которого пропорциональна концентрации мочевины в сыворотке крови.

Содержание общего кальция проводили методом Е.П. Вичева, А.В.

Каракашева (А.А. Покровский, 1969). Принцип основан на том, что водные растворы флуорексона в сильно щелочной среде не флуоресцируют, но в этих же условиях с кальцием флуорексон образует флуоресцирующие комплексы. Комплекс индикатора с металлом менее прочен, чем комплекс металла с трилоном Б, поэтому по мере добавления трилона Б к раствору, содержащему металл и индикатор, происходит постоянный переход ионов металла к трилону Б. При титровании трилоном Б в точке эквивалентности отмечается резкое затухание флуоресценции.

Неорганический фосфор определяли в безбелковом фильтрате крови с ванадат-молибденовым реактивом по Пулсу в модификации В.Ф.

Коромыслова и И.А. Кудрявцевой (И.П. Кондрахин и др., 2004). Принцип метода состоит в том, что фосфор в безбелковом фильтрате даёт лимонножёлтое окрашивание с ванадат-молибденовым реактивом. Степень окраски измеряют на фотоэлектроколориметре.

Концентрацию магния определяли биотестами, приготовленными Чехословацкой фирмой «Лахема», согласно инструкции. Принцип метода заключается в том, что раствор диметил) 1,2-оксиазо-нафтол-3-(2,4 карбоксанилида (Магона) образует с магнием в щелочной среде окрашенный комплекс, который определяли фотометрически.

Определение концентрации калия и натрия в плазме крови проводили методом пламенной фотометрии (И.П. Кондрахин и др., 2004).

При сгорании металлов возникает излучение, интенсивность которого зависит от концентрации элементов, содержащихся в растворе. На пути излучения ставятся светофильтры, пропускающие волну определённой длины. Свет, прошедший через светофильтр, попадает на селеновый фотоэлемент, где преобразуется в электрический ток, измеряемый гальванометром. Между концентрацией вещества, содержащегося в исследуемом растворе и отклонением шкалы гальванометра имеется определённая зависимость, которая устанавливается путём анализа стандартных растворов с содержанием известного количества калия и натрия при определённом давлении газа и воздуха.

Резервную щёлочность определяли диффузионным методом в сдвоенных колбах по И.П. Кондрахину и соавт. (2004). Метод заключается в вытеснении серной кислотой бикарбонатов из крови в виде углекислого газа с последующим поглощением его раствором едкого натра. По титрованию судят о количестве щёлочи, связанной с выделившимся из крови углекислым газом, следовательно, о количестве бикарбонатов сыворотки крови.

Концентрацию глюкозы в крови устанавливали по цветной реакции с ортотолуидином (В.Г. Колб, В.С. Камышников, 1962). Глюкоза при нагревании с ортотолуидином в растворе уксусной кислоты даёт окрашенное соединение, интенсивность которого пропорциональна концентрации глюкозы.

Концентрацию молочной кислоты определяли по реакции с параоксидифенилом (И.П. Кондрахин и др., 2004). Из молочной кислоты в присутствии серной, фосфорной кислот и солей меди образуется уксусный альдегид, который, реагируя с параоксидифенилом, даёт фиолетовоокрашенные продукты.

Концентрацию пировиноградной кислоты определяли по модифицированному методу Фреедмана и Хаугена (И.П. Кондрахин и соавт., 2004). Пировиноградная кислота при добавлении 2,4динитрофенилгидрозина превращается в 2,4-динитрофенилгидрозон пировиноградной кислоты, который очищается от примесей гидрозонов и других кетокислот последовательной экстракцией содовым раствором. 2,4динитрофенилгидрозон образует со щёлочью соединение коричневокрасного цвета, интенсивность которого определяют на фотометре.

Взятие рубцового содержимого производили зондом Монроэ и шприцом Жанэ. Нажимая пальцами на массетеры, зевник вводили в ротовую полость коров как можно ближе к углу рта и фиксировали за рогами тесёмками. Зонд смазывали вазелином и вводили на корень языка, осторожно продвигая в просвет пищевода, слегка двигая вперёд и назад, чтобы вызвать у животного акт глотания. Для лучшего извлечения рубцового содержимого голову животного максимально опускали вниз, затем с помощью шприца Жанэ откачивали содержимое рубца в мерный стакан. Пробы содержимого рубца старались брать из определённой его глубины, не допуская попадания в образец слюны, которая имеет щелочную реакцию. Образец содержимого рубца сразу же после взятия фильтровали через 4 слоя марли. Полученную жидкость вносили в пробирку (флакон), ставили в холодильник. Пробы консервировали хлороформом из расчёта 6-8 капель на 20 мл содержимого.

Транспортировали пробы в термосе со льдом. Пробы, предназначенные для определения количества инфузорий, после взятия консервировали 10 %-ым раствором формалина из расчёта 5-6 капель на 20 мл содержимого. От формалина простейшие становятся неподвижными, предотвращается дальнейшее их развитие и лизис (Н.В. Курилов, 1985; В.И. Левченко, 2004).

Величину рН рубцового содержимого определяли электрометрическим методом с помощью портативного универсального рНметра «Чеккер». При погружении электрода в раствор возникает разница потенциалов между ионами металла электрода и находящихся в растворе;

если в это время погрузить еще и стандартный электрод с известным и стойким потенциалом, то электродвижущая сила гальванического элемента будет зависеть от концентрации ионов металла.

Подсчёт количества инфузорий проводили в счётной камере Горяева (И.П. Кондрахин и др., 2004). Набирали рубцовую жидкость в лейкоцитарный меланжер до метки «1», а до метки «11» - изотонический раствор натрия хлорида, предварительно окрашенный метиленовым синим.

Получив разведение в 10 раз, заряжали пробу в камеру Горяева. Количество инфузорий подсчитывали в 100 больших квадратах сетки. Общее количество инфузорий в 1 мм3 определяли по формуле:, где х - количество инфузорий, А - количество подсчитанных инфузорий, С - разведение пробы, n - количество квадратов, в которых S - площадь данного квадрата, h - высота камеры.

Общее количество летучих жирных кислот (ЛЖК) определяли в аппарате Маркгама (И.П. Кондрахин и др., 2004). Под воздействием пара происходит отгонка ЛЖК рубцового содержимого с последующим определением их количества путём титрования децинормальным раствором едкого натра.

Хроматографическое исследование ЛЖК проводили в лаборатории ГНУ «НИИ физиологии и биохимии питания животных» (г. Боровск) по методике А.П. Коротковой и Н.И. Митина (И.П. Кондрахин и др., 2004). Под действием высокой температуры (210 °С) кислоты начинают выпариваться, проходя через колонку, заполненную хромосорбом-101, они полностью отделяются одна от другой. Попадая в детектор, ЛЖК, сгорают в пламени чистого водорода, образуя при этом определённый электрический потенциал, который фиксируется самописцем в виде пиков. Чем больше кислоты содержится в исследуемой пробе, тем выше будет высота пика.

Полученные цифровые данные подвергали биометрической обработке с использованием таблиц Р.Б. Стрелкова (Е.К. Меркурьева, Г.Н.

Шангин-Березовский, 1983) на персональном компьютере.

Уровень достоверности вычисляли с использованием стандартного значения критерия достоверности по Стъюденту. Доверительную вероятность (Р) считали статистически достоверной при Р 0,05.

Экономическую эффективность применения вермикулита и дрожжевой культуры И-Сак при лечении хронического ацидоза рубца молочных коров определяли по «Методике определения экономической эффективности ветеринарных препаратов», утверждённой Департаментом ветеринарии Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ (1998), а также по В.М. Авилову (2000) и Н.А. Севастьяновой (2007).

При расчёте результатов исследований для выражения их в размерности Международной системы (СИ) пользовались формулами и коэффициентами перевода, которые предлагают В.Г. Колб, В.С.

Камышников (1982), Л.Г. Замарин, Г.А. Пахомов (1985), В.М. Холод, Г.Ф.

Ермолаев (1988), И.П. Кондрахин и др. (2004).

2.2 Результаты исследований 2.2.1 Мониторинг объектов окружающей среды ООО «Заозёрный»

Варненского района Челябинской области Зона Южного Урала является регионом интенсивного промышленного производства, вследствие чего здесь создается крайне неблагоприятная экологическая обстановка. На территории Челябинской области насчитывается более 600 промышленных предприятий и организаций, которые выбрасывают в атмосферу загрязняющие вещества.

Регионы с аномальным содержанием веществ, принято называть биогеохимическими провинциями. К настоящему времени выявлено 29 разновидностей биогеохимических провинций, в том числе на Южном Урале

– 14, возникшие как в результате развития земли, так и под влиянием антропогенного воздействия на окружающую среду.

А.А. Кабыш (2003; 2004) доказал, что изучение возникновения эндемических болезней целесообразно вести с обязательным учётом физиологического и патологического действия химических элементов на живой организм.

ООО «Заозёрный» является одним из крупнейших хозяйств Челябинской области с законченным циклом производства, специализируется по производству зерна и молока. В структуре хозяйства выделяют четыре отделения: «Городище», «Белоглинка», «Ракитное», «Камышенское». Поголовье уральского чёрно-пёстрого крупного рогатого скота в хозяйстве составляет 2776 голов. Отделения «Белоглинка» и «Камышенское» специализируются на выращивании ремонтных тёлок и нетелей, которых потом переводят на отделения «Городище» и «Ракитное», где содержатся лактирующие коровы. Наши исследования проводились на центральном отделении «Городище», где содержатся 632 дойные коровы. На территории отделения имеется три типовых коровника на 200 голов каждый, в которых предусмотрено привязное содержание, а также два телятника, где предусмотрен холодный метод выращивания молодняка.

Варненский район находится в юго-восточной части Челябинской области, граничит с территорией Чесменского и Карталинского районов, с Казахстаном (на востоке). Район не имеет крупных промышленных предприятий, однако является местом локализации многочисленных брошенных военных ракетных частей стратегического назначения. Угроза в экологическом отношении исходит от брошенных военных частей, в которых остались неутилизированные отходы. Речь, в данном случае, идёт о топливе для ракет ПВО типа С-200. Гептил - это очень токсичное вещество первого класса опасности. Эксперты утверждают, что оно в шесть раз ядовитей, чем синильная кислота. При отделении ступеней стратегических ракет гептил разлагается в окружающей среде. Более того, выбрасываемый при запуске ракет гептил оседает в почве и может нанести вред здоровью, к тому же он обладает свойствами высокой летучести и неограниченной растворимости.

Гептил может мигрировать по воде на 100 км (Л.Е. Панин, А.Ю. Перова, 2006).

Кроме того, ООО «Заозёрный» имеет близкое расположение землепользования к Карталинскому району, где с давних времен открытым способом добывают золото. Станицы Варшавская (45 приисков), Великопетровская, Полтавские копи таят в себе потенциальную опасность и оказывают техногенное воздействие на экосистему Варненского района.

Общеизвестно, что отходы, или так называемые хвосты обогащения золотодобывающих и перерабатывающих предприятий, содержат остаточное количество золота и представляют собой определённую опасность.

Измельчённые и перемешанные, имеющие опасные хвосты производства нередко с вредной примесью реагентов и металлов в контакте с водой и атмосферным воздухом занимают большие площади и загрязняют окружающую среду. Контроль за состоянием подобных хвостохранилищ непрост и связан с материальными затратами (Х. Йеппесен, 2011).

Освоение месторождений полезных ископаемых рудного или минерального происхождения оказывает комплексное техногенное воздействие на окружающую среду, включающее, в первую очередь, образование значительного количества отходов производства и потребления, представленных вскрышными породами. К этому надо добавить десятки тысяч тонн шламов, содержащих высокотоксичные соединения тяжёлых металлов - свинца, кадмия, меди, ртути и мышьяка и хвостами обогащения полезных ископаемых. Вредное воздействие на экосистему района оказывают также отработанные индустриальные моторные трансмиссионные масла, золотошлаки, отходы от сжигания углов и прочие отходы вспомогательных производств.

Помимо этого, объекты внешней среды Варненского района содержат в дефиците соли кобальта и марганца, а также они подвержены контаминации выбросами мощного асбесто-цементного завода города Джетыгары (Казахстан), а степная зона и постоянные сильные ветра способствуют распространению токсикоэлементов на огромные территории.

Выбросы данного завода на протяжении более 50 лет рассеивают в атмосферу высокотоксичные элементы, такие как никель, свинец и кадмий. В настоящее время на территории Варненского района осуществляется интенсивная разработка Михеевского медного рудника. В этой связи на территории района сложилась крайне неблагоприятная экологическая обстановка. По триаде «почва – растения - животные» токсикоэлементы попадают в организм животных и вызывают развитие самой разнообразной незаразной патологии, которая не поддаётся лечению рекомендованными методами терапии.

В связи с этим возникает необходимость проведения локального мониторинга объектов хозяйства (техногенной зоны) на наличие и степень загрязнённости окружающей среды тяжёлыми металлами, что позволит решить вопросы этиологии и лечения незаразных болезней, регистрируемых на территориях экологического неблагополучия.

Эндемические болезни животных – специфический объективный экологический индикатор негативных изменений биотического круговорота макро- и микроэлементов в агробиоценозе. Развитие незаразных болезней имеет тесную связь с наличием в объектах окружающей среды тех или иных химических соединений. Результаты исследования химического состава образцов почвы ООО «Заозёрный» представлен в таблице 1.

Таблица 1 - Содержание химических элементов в образцах почвы землепользования ООО «Заозёрный» Варненского района Челябинской области, мг/кг (М±m; n=5)

–  –  –

Рис.1 – Содержание токсических элементов в образцах почв хозяйства Уровень эссенциальных микроэлементов - меди, цинка, кобальта, марганца в образцах почвы был ниже значений ПДК на 56,0; 59,8; 74,2 и 77,4 % соответственно.

Таким образом, проведённые исследования образцов почв, находящихся под кормовыми культурами, свидетельствуют о высоком содержании железа, никеля и кадмия, что, на наш взгляд, является одной из основных причин контаминации кормовых культур отмеченными элементами.

Токсикохимический анализ водоисточников хозяйства в плане локального мониторинга объектов окружающей среды представляет значительный научный интерес. Результаты химического анализа водоисточников хозяйства представлены в таблице 2.

По данным таблицы 2 установлено, что содержание никеля и железа в пробах воды, взятых из естественного водоёма, где осуществляется поение животных весь пастбищный период, превышает ПДК на 20,0 % и 63,3 % соответственно. Исследования пробы воды из скважины свидетельствуют о том, что уровень ПДК превышен по железу на 10,0 %. Другие токсические элементы (никель, свинец, кадмий) находятся в пределах нормативных значений. При исследовании образцов воды, взятой из поилок животноводческих помещений, установлен высокий уровень железа и никеля, превышающий ПДК на 20,0 и 10,0 % соответственно. Следует отметить, что содержание эссенциальных микроэлементов (медь, цинк, кобальт и марганец) во всех пробах воды были значительно ниже значений ПДК.

Проведённые исследования позволяют сделать общее заключение о том, что железо и никель являются постоянным источником контаминации организма животных, содержащихся на техногенно-загрязнённой территории.

Содержание химических элементов в образцах почвы имеет прямое отношение к содержанию их в кормовых культурах хозяйства. Результаты химического анализа образцов кормов представлены в таблице 3.

–  –  –

Как показывают данные таблицы 3, в кормовых культурах (сено, сенаж, силос, солома, концентрированный корм) имеет место высокое содержание солей никеля и кадмия. Так, уровень никеля в сене кострецовом превышал МДУ на 15,0, в сенаже - на 8,0, в силосе - на 48,7, в соломе – на 5,3 и в концентрированных кормах - на 23,0 %. Следует отметить, что солома и концентраты содержали свинец в количествах выше значений МДУ. В исследуемых кормах, за исключением силоса кукурузного, было выявлено высокое содержание железа, которое превышало МДУ в сене – на 23,6, в сенаже – на 9,8, соломе - 14,8 и концентратах - на 32,4 %.

Необходимо отметить, что при определении содержания эссенциальных микроэлементов был выявлен их значительный дефицит относительно значений МДУ в силосе по меди - 68,9 %, цинку - 76,5 %, кобальту - 63,5 и марганцу - 75,4 %.

Таким образом, результаты проведённых исследований позволяют заключить, что объекты окружающей среды (почва, водоисточники, кормовые культуры) хозяйства содержат высокий уровень токсических элементов (никель, железо, кадмий, свинец) при дефиците эссенциальных (медь, кобальт, цинк, марганец). Аномальное содержание токсических элементов в кормовых культурах, а также водоисточниках хозяйства имеет прямое отношение к течению обменных процессов в организме животных и может являться одной из причин развития хронического ацидоза рубца на техногенно-загрязнённых территориях.

2.2.2 Результаты диспансеризации молочных коров в ООО «Заозёрный»

Диспансеризация включала индивидуальный клинический осмотр, выборочное исследование крови, мочи, кала, молока, а также содержимого рубца лактирующих коров.

Всего при диспансеризации было происследовано 632 лактирующих коров. Результаты проведённой диспансеризации позволили установить, что в хозяйстве, расположенном на территории природнотехногенной провинции, существует закономерность по распространению незаразной патологии. Так, у коров ООО «Заозёрный» были выявлены клинические признаки ацидоза рубца (61,7 %), остеодистрофии (18,7 %), гепатоза (14,6 %), миокардиодистрофии (9,5 %), нефрита и нефроза (2,5 %), заболеваний желудочно-кишечного тракта (8,5 %) (рис. 2).

–  –  –

У отдельных животных одновременно отмечались признаки сразу нескольких патологий. Согласно проведённым исследованиям можно заключить, что у высокопродуктивных животных ацидоз рубца – начальное звено многих незаразных заболеваний. Среди коров только у 10,0 % из числа обследованных животных не было выявлено изменений их клинического статуса.

Диагноз «хронический ацидоз рубца» был поставлен комплексно с учётом условий кормления и содержания животных, результатов оценки качества кормов, анализа рационов, клинической картины, а также результатов лабораторного исследования крови, мочи, рубцового содержимого.

Клинически хронический ацидоз рубца у коров проявляется угнетением, ослабленной реакцией на внешние раздражители, переменчивым аппетитом с неполным проеданием корма. У животных ослаблена моторная деятельность рубца, отмечается анемичность видимых слизистых оболочек и кожи, диарея и снижена молочная продуктивность.

Таким образом, проведённая диспансеризация позволяет сделать заключение о том, что доминирующей незаразной патологией среди лактирующих коров во второй половине зимне-стойлового периода является хроническое течение ацидоза рубца, который выступает фактором, сдерживающим молочную продуктивность животных и снижающим экономические показатели хозяйства.

2.2.3 Анализ кормового рациона коров в зимне-стойловый период

Известно, что уровень молочной продуктивности крупного рогатого скота зависит от наследственности, физиологического состояния, условий кормления и содержания. Поэтому, огромное значение приобретает организация правильного и полноценного кормления высокопродуктивных молочных коров. Прочная кормовая база определяется как общим производством кормов, так и их качеством, что является основополагающим фактором в кормопроизводстве, а в последующем и получении здорового высокопродуктивного стада. Зоотехническим исследованием образцов кормов было установлено, что они согласно требованиям ОСТ соответствуют параметрам II-III класса. Так, в сене было определено пониженное содержание протеина и каротина, сенаже и силосе – снижение рН и наличие масляной кислоты в больших концентрациях. Эти факторы указывают на более низкую питательную ценность объёмистых кормов.

По данным А.П. Калашникова и др. (2003), рацион лактирующих коров балансируют по 25-35 показателям. Однако среди них никогда не нормировалось содержание токсических элементов, таких как свинец, никель и кадмий. Включение этих элементов в систему исследования является неотъемлемой частью из-за сложной экологической обстановки в зоне Южного Урала. В современных условиях интенсивного использования молочного скота в крайне неблагополучной экологической обстановке Южного Урала свинец, никель и кадмий, попадая с водой и кормами в организм животных, действуют негативно на рубцовое пищеварение, снижают резистентность, молочную продуктивность и продуктивное долголетие коров. С целью оценки уровня и качества кормления животных в хозяйстве, а также установления этиологических факторов ацидоза рубца у лактирующих коров был проанализирован рацион. Рацион представлен в таблице 4. Проведённый анализ рациона показал, что грубые корма в структуре составляют 16,7 %, сочные – 34,4, концентраты – 44,0, патока – 4,9 %. Патоку вводят в рацион коров без предварительного разведения. Тип кормления концентратный является наиболее оптимальным для высокопродуктивных лактирующих коров в период раздоя (первые 100 дней лактации). Он позволяет обеспечить реализацию генетического потенциала и обеспечивает коров энергией и белками для производства молока.

Уровень кормления – 5,0 ЭКЕ при норме 4,9 ЭКЕ. Количество сухого вещества составляет 4,7 кг при норме 4,4 кг в расчёте на 1 ц живой массы. Уровень сырого протеина – 17,4 % в сухом веществе рациона при норме 17,7 %, а количество переваримого протеина в расчете на 1 ЭКЕ – 118,2 г при норме 102,9 г. Уровень сырой клетчатки в сухом веществе рациона – 20,5 % при норме 19,5 %. Сахаро-протеиновое отношение в рационе – 0,4:1 при норме 0,9-1,1:1, что свидетельствует о недостаточном поступлении простых углеводов в организм коров. Дефицит сахара у жвачных животных может сопровождаться нарушением процессов рубцового пищеварения, так как микроорганизмы, обитающие в преджелудках и участвующие в пищеварении, нуждаются в легко и трудно переваримых углеводах как питательном субстрате.

Таблица 4 - Рацион лактирующей коровы средней живой массой 600 кг, среднесуточным удоем 30-35 кг молока

–  –  –

Натрий-калиевое отношение рациона – 0,49:1, при норме 0,2-0,3:1. Кислотнощелочное отношение - 0,77:1, при норме 0,8-0,9:1. Концентрация обменной энергии в 1 кг сухого вещества – 10,7 МДж при норме 11,2 МДж. Затраты корма на единицу продукции 0,8 ЭКЕ при норме 0,7 ЭКЕ. В рационе лактирующих коров выявлен дефицит таких важных минеральных веществ как цинк, магний и марганец при значительном количестве солей тяжёлых металлов: 96,1 мг никеля, 9,5 мг кадмия и 132,5 мг свинца. Токсикоэлементы ежедневно поступают в указанных количествах в организм коров и оказывают негативное влияние на видовой и количественный состав микрофлоры, гидролиз кормовых масс в рубце и течение всех обменных процессов в целом.

Делая общее заключение по результатам кормления коров ООО «Заозёрный» в зимне-стойловый период, мы пришли к выводу, что в условиях напряжённой экологической обстановки основополагающими неблагоприятными факторами являются наличие солей тяжёлых металлов в рационе, а также несбалансированность по сахаро-протеиновому отношению.

2.2.4 Морфологические и биохимические показатели крови коров в динамике зимне-стойлового периода Анализ кормового рациона убедительно свидетельствует о том, что токсические элементы (никель, свинец, кадмий), значительно превышающие МДУ, оказывают негативное влияние на течение всех обменных процессов в общем и процессов пищеварения в частности.

Содержание токсических и эссенциальных элементов в крови коров в динамике зимне-стойлового периода представлено в таблице 5.

Из данных таблицы 5 видно, что на протяжении всего зимнестойлового периода в крови молочных коров отмечалось аномальное содержание эссенциальных и токсических элементов по отношению к показателям физиологической нормы (рис. 3).

–  –  –

* Г.П. Грибовский (1996), И.П. Кондрахин и соавт. (2004) Уровень свинца, никеля и кадмия в крови коров хозяйства на 180-е сутки исследований превышали нормативные величины на 12,0; 66,7 % и в 2 раза, соответственно (рис. 3). Из эссенциальных элементов в крови коров уровень железа был выше нормы на 18,6 %, а кобальта - в 2,25 раза. Высокая концентрация солей кобальта в крови лактирующих коров, вероятно, связана с нарушением процессов рубцового пищеварения, в которых кобальт выполняет регуляторную функцию. Содержание меди, цинка и марганца в крови животных на 180-е сутки исследований было на 56,0; 51,2 и 53,3 %, соответственно, ниже нормативных данных. Аномальное содержание минеральных веществ в крови лактирующих коров приводит к изменениям морфо-биохимических показателей.

мг/л 0,3 0,25 0,2 0,15 0,1

–  –  –

Результаты морфологических исследований крови лактирующих коров в динамике зимне-стойлового содержания представлены в таблице 6.

.

Таблица 6 – Морфологические показатели крови коров в динамике зимне-стойлового периода (М±m; n=10)

–  –  –

Анализируя данные таблицы следует отметить, что 6, морфологические показатели крови коров на протяжении всего зимнестойлового периода были значительно ниже данных физиологической нормы. Так, на 120-е сутки экспериментальных исследований количество эритроцитов и уровень гемоглобина был ниже нормативных данных на 6,2 и 8,7 %, соответственно. Полученные данные убедительно свидетельствуют о том, что у исследуемых животных имеет место анемия. Выявленные изменения характерны для всех периодов исследования.

Кроме того, в крови лактирующих коров во все периоды исследований установлено уменьшение общего количества лейкоцитов, что даёт основание считать снижение неспецифических факторов защиты организма. Таким образом, высокий уровень токсических элементов (никель, свинец, кадмий), выявленный в крови коров, оказывает негативное влияние на гемопоэз (кроветворение) и является одним из факторов, угнетающих дыхательную и защитную функцию крови. Однако, чтобы сделать окончательное, необходим тщательный анализ лейкограммы. Лейкограмма крови подопытных животных в течение всего зимне-стойлового периода представлена в таблице 7.

Данные таблицы 7 показывают, что в крови коров во все периоды экспериментальных исследований было выявлено высокое содержание клеток эозинофилов. На наш взгляд, это явление связано с сенсибилизацией организма коров солями тяжёлых металлов. Кроме того, в крови коров имеет место высокий уровень содержания сегментоядерных нейтрофилов на всём протяжении экспериментального периода. Наибольшее содержание сегментоядерных нейтрофилов было выявлено на 180-е сутки эксперимента, когда их уровень был на 35,4 % выше нормативных данных. Увеличение количества клеток этого нейтрофильного ряда, на наш взгляд, может быть связано с хронически протекающим воспалительным процессом в органах пищеварения, мочевыделения или в клетках печени (гепатоцитах).

Таблица 7 - Лейкограмма крови коров в динамике зимне-стойлового содержания, % (М±m; n=10)

–  –  –

* Примечание: И.П. Кондрахин и соавт. (2004) Уменьшение числа моноцитов - гигантских фагоцитарных клеток и незначительное уменьшение количества лимфоцитов, обеспечивающих иммунный ответ, могут быть определёнными маркерами, характеризующими снижение неспецифических факторов защиты в организме лактирующих коров.

Таким образом, проведённые морфологические исследования крови опытных коров позволяют заключить, что аномальное содержание токсических элементов оказывает отрицательное влияние на течение обменных процессов, гемопоэз и способствует снижению защитной и дыхательной функции крови.

Важной характеристикой течения обменных процессов в организме коров является изучение показателей обмена белков. Результаты исследования обмена белковых соединений у высокопродуктивных коров в динамике зимне-стойлового периода представлены в таблице 8.

По материалам таблицы 8 видно, что содержание общего белка в сыворотке крови коров было выше средних нормативных данных на протяжении всего зимне-стойлового периода. Наивысшая концентрация общего белка в сыворотке крови животных была отмечена на 90-е сутки исследований. В этот период его уровень превышал нормативные показатели на 10,4 % при одновременном снижении содержания транспортных белков класса альбуминов на 24,3 %. Следует отметить, что во все периоды исследований в сыворотке крови опытных коров было снижено содержание белков класса альбумины и защитных белков класса -глобулины. На всём протяжении экспериментального периода было выявлено повышение уровня белков класса - и - глобулины, что может свидетельствовать о поражении гепатоцитов на фоне токсических нагрузок солями тяжёлых металлов. Это предположение подтверждается высокой активностью основных ферментов переаминирования АсАТ и АлАТ. Кроме того, у исследуемых животных имело место повышение уровня мочевины сыворотки крови.

–  –  –

Особенно высоким этот показатель был в крови коров на 180-е сутки эксперимента. В этот период уровень мочевины в сыворотке крови коров был на 4,4 % выше нормативных данных. Таким образом, результаты исследований показателей обмена белковых соединений убедительно свидетельствует о том, что высокий уровень токсических элементов сопровождается глубокими изменениями функции центрального органа обмена веществ – печени, а также выделительной системы – почек.

Течение всех обменных процессов имеет тесную взаимосвязь, и изменения показателей обмена белковых соединений оказывает прямое влияние на течение минерального и углеводного обменов. Биохимические показатели сыворотки крови, характеризующие течение обмена минеральных соединений в организме коров, принадлежащих ООО «Заозёрный»

представлены в таблице 9.

Данные таблицы 9 свидетельствуют о том, что содержание общего кальция в сыворотке крови опытных коров имело тенденцию к снижению на всём протяжении экспериментального периода. Одновременно с этим была выявлена тенденция к повышению содержания неорганического фосфора в исследуемый период. Выраженное снижение общего кальция в крови коров было выявлено на 180-е сутки экспериментальных исследований. В этот же период было установлено снижение уровня общего магния в крови.

Повышение концентрации неорганического фосфора сыворотки крови животных сопровождалось снижением щелочного резерва плазмы (рис. 4).

Низкий уровень щелочного резерва был выявлен на 180-е сутки эксперимента. В этот период щелочной резерв был на 23,7 % ниже средних нормативных данных. Следует отметить, что содержание щелочноземельных металлов - калия и натрия - имело выраженную тенденцию к снижению, особенно во второй половине зимне-стойлового содержания – 180-е сутки. В этой период содержание калия и натрия было на 20,0 и 14,6 % ниже нормативных данных.

–  –  –

Рис. 4 – Динамика щелочного резерва плазмы крови подопытных коров в течение зимне-стойлового периода Кроме этого, состояние отдельных показателей углеводного обмена в организме животных может быть использовано в качестве индикатора, свидетельствующего о развитии ацидотического состояния. Результаты исследования показателей углеводного обмена в динамике зимне-стойлового периода представлены в таблице 10.

ИЗ данных таблицы 10 видно, что уровень глюкозы крови у подопытной группы коров в динамике зимне-стойлового содержания имел выраженную тенденцию к её снижению. Наиболее выраженное снижение сахара крови было выявлено на 180-е сутки эксперимента. Следует отметить, что снижение содержания глюкозы крови в отмеченный период сопровождалось выраженным повышением концентрации молочной и пировиноградной кислот в сыворотке. В этот период их содержание было выше средних нормативных данных на 25,4 и 17,1 % соответственно.

–  –  –

Делая общее заключение по результатам проведённых биохимических исследований сыворотки и плазмы крови, необходимо отметить, что в конце зимне-стойлового периода наблюдается декомпенсация, что проявляется нарушением показателей, характеризующих белковый, минеральный и углеводный обмены в организме лактирующих коров.

2.2.5 Показатели рубцового пищеварения коров в динамике зимнестойлового периода Жвачные животные имеют особенности пищеварения, что связано с наличием многокамерного желудка. Очень важно помнить тот факт, что у коровы всё пищеварение начинается в самом объёмистом из преджелудков – рубце. Собственных ферментативных систем в нём нет, и поэтому все процессы расщепления питательных веществ кормов и синтеза обеспечиваются за счёт микрофлоры и микрофауны. Всего в рубце обитает до 160 видов инфузорий. Они очень требовательны к условиям среды:

температура, влажность, кислотность, а также питательные вещества в определённых соотношениях. Температура содержимого рубца зависит от температуры потребляемого корма и воды. Влажность обеспечивается за счёт поступления слюны (в сутки выделяется до 100 л слюны в зависимости от влажности кормов), а с ней и гидрокарбоната натрия – щелочного компонента. Также запас влаги пополняется при поении животных.

Пониженная влажность вызывает нарушение моторики преджелудков, застаивание кормовых масс, их разложение и гниение. Кислотность или активная кислотность (рН) – один из основных и самых неустойчивых показателей содержимого рубца. Так, в течение 2-х часов после кормления рН может изменяться в кислую или щелочную сторону, в зависимости от кислотности корма. Постоянство среды обеспечивается гидрокарбонатом натрия, поступающим в составе слюны. У здоровой коровы рН рубцового содержимого должно находиться в пределах 6,8-7,4 единиц. Именно в таких условиях наиболее интенсивно происходит размножение инфузорий и их активное участие в процессе расщепления питательных веществ корма. При смещении рН в кислую сторону (ниже 6,5 единиц) часть инфузорий погибает, уменьшаются их размеры, снижается ферментативная активность, и всё это ведёт к замедлению моторной деятельности преджелудков. И последний немаловажный фактор – это наличие всех питательных веществ корма. Эти вещества являются питательным субстратом для инфузорий. Необходимо напомнить, что в результате жизнедеятельности инфузорий ими синтезируется значительное количество веществ, которые затем используются организмом самой коровы. Так, например, из образующегося в рубце аммиака инфузории синтезируют биологически полноценный (животный) белок с высоким уровнем лизина, метионина и триптофана, также витамины группы В, в том числе и цианкобаламин. Продуктами их жизнедеятельности являются ЛЖК: уксусная, пропионовая и масляная.

Уксусная кислота – предшественник молочного жира, пропионовая – источник глюкозы, а значит и энергии. Все вышеперечисленные продукты синтезируются при условии достаточного уровня энергии (концентрации обменной энергии в сухом веществе), белка, клетчатки и легко растворимых углеводов, микроэлементов. Сбалансированность кормовых рационов по питательным веществам достигается совершенствованием структуры рациона и введением в него соответствующих добавок биологически активных веществ. При этом состав кормов подбирается так, чтобы питательные вещества, недостающие в одних кормах, восполнялись за счёт других, или за счёт своевременного введения добавок, балансирующих рацион по недостающим элементам питания.

Таким образом, полноценное и сбалансированное кормление животных в первую очередь должно быть построено на том, чтобы обеспечить всем необходимым микрофлору. Это положительно повлияет на молочную продуктивность, качество молока и здоровье коров. Специалисты хозяйств в погоне за высокой молочной продуктивностью забывают об особенностях рубцового пищеварения и насыщают кормовые рационы концентрированными кормами.

Некоторые показатели, характеризующие процессы рубцового пищеварения, представлены в таблице 11.

Данные таблицы 11 свидетельствуют о том, что в содержимом рубца опытных коров, начиная с 90-х суток эксперимента, отмечается снижение активной реакции среды. Наименьшая величина рН была выявлена на 180-е сутки исследований. В этот период водородный показатель был на 20,5 % ниже средних нормативных данных. Следует отметить, что в течение всего экспериментального периода в рубцовом содержимом у опытной группы коров отмечалось как снижение количества инфузорий, так и общего количества ЛЖК. Наиболее выраженное изменение было выявлено на 180-е сутки исследований. В этот период количество инфузорий было ниже нормативной величины на 39,9 %, а уровень общего содержания ЛЖК – на 27,0 %. Полученные данные убедительно свидетельствуют о том, что на фоне снижения активности среды изменился микробиоценоз рубцового содержимого. Эти изменения носят хроническое течение, так как в динамике исследований имеет место хронический ацидоз, который подтверждается снижением показателей рН, ЛЖК с течением времени.

На рисунке 5 представлены инфузории рубцового содержимого коров, больных ацидозом. В основном флора представлена средними и мелкими формами.

Учитывая особенности процессов пищеварения в рубце, достаточно информативным показателем является процентное соотношение ЛЖК.

Результаты определения фракционного состава ЛЖК в содержимом рубца подопытных коров на протяжении зимне-стойлового периода представлено в таблице 12.

.

Таблица 11 - Показатели содержимого рубца подопытных коров в динамике зимне-стойлового периода (М±m; n=10)

–  –  –

Как видно из таблицы 12, в ходе экспериментальных исследований был установлен дефицит двух основных ЛЖК - уксусной и пропионовой.

Тенденция к снижению уровня отмеченных кислот была выявлена на всём протяжении экспериментального периода.

Самый низкий уровень пропионовой и уксусной кислот был выявлен на 180-е сутки эксперимента. В этот период дефицит уксусной кислоты составлял 23,9 %, а пропионовой - 49,7 %. Необходимо отметить, что уровень масляной кислоты на всём протяжении экспериментального периода имел тенденцию к повышению. Максимальное высокое значение отмеченной кислоты было выявлено на 180-е сутки эксперимента. В этот период уровень масляной кислоты был на 95,3 % выше нормативных данных. У подопытных коров на всем протяжении эксперимента была установлена высокая концентрация

–  –  –

Таким образом, проведённые исследования рубцового содержимого подопытных коров убедительно свидетельствует о том, что существующие погрешности в их кормлении (наличие токсических элементов, несбалансированность по сахаро-протеиновому отношению, белковый перекорм, содержание органических кислот в сочных кормах, невыдержанная технология введения патоки в рацион) провоцируют развитие ацидотического состояния в рубце и после 90-х суток наблюдения процесс приобретает хроническое течение.

2.3 Способы лечения хронического ацидоза рубца у продуктивных коров

В ходе экспериментальных исследований было установлено, что во второй половине зимне-стойлового содержания (март-апрель) у животных развивается хронически протекающий ацидоз рубца. Диагноз поставлен комплексно с учётом данных анамнеза, характерных симптомов и ежемесячного исследования содержимого рубца. Ветеринарная служба хозяйства не проводит лечения отмеченной патологии, за исключением введения в рацион кормового мела. В этой связи разработка способов лечения больных хроническим ацидозом коров на территории природнотехногенной провинции является актуальным научным направлением.

2.3.1 Состояние морфо-биохимических показателей крови коров, больных хроническим ацидозом рубца, на фоне проведённого лечения В соответствии с поставленными задачами в ООО «Заозёрный»

были проведены экспериментальные исследования по разработке способа лечения хронического ацидоза рубца у подопытных животных. В экспериментальные исследования были включены четыре группы коров: три

- опытные и одна – контрольная. Контрольная группа животных содержалась на рационе, принятом в хозяйстве. Первая опытная группа коров дополнительно к основному рациону получала вермикулит, вторая опытная – дрожжевую культуру И-сак 1026 и третья опытная – вермикулит в сочетании с дрожжевой культурой И-сак. Продолжительность исследований составила 60 дней. Кровь исследовали на 1-й, 30-й и 60-й дни эксперимента.

Влияние проведённого лечения на содержание химических элементов в крови коров представлены в таблице 13.

Данные таблицы 13 свидетельствуют о том, что под влиянием вермикулита отмечалось достоверное снижение уровня железа во все периоды исследований. На 60-е сутки лечения его содержание было ниже на 12,1 % (Р 0,001) в сравнении с животными контрольной группы.

Применение дрожжевой культуры И-сак 1026 не оказало влияния на изменение содержания железа в крови животных в сравнении с контролем. Наиболее благоприятное влияние на содержание железа в крови коров было получено от сочетанного применения вермикулита и дрожжевой культуры И-сак, особенно выраженное на 60-е сутки лечения. В этот период его уровень был ниже контрольных величин на 15,7 % (Р 0,001).

В ходе эксперимента была выявлена положительная динамика по содержанию меди в крови опытных групп коров. Так, применение вермикулита сопровождалось повышением уровня меди во все экспериментальные периоды, но максимальное её значение было получено на 60-е сутки лечения. В этот период уровень меди был на 50,0 % (Р 0,001) выше, чем в контрольной группе животных. Применение И-сак также оказало положительный результат. Так, на 60-е сутки лечения уровень меди в крови коров был на 4,0 % (Р 0,05) выше, чем в контрольной группе.

Сочетанное применение вермикулита и И-сак оказало наиболее благоприятное влияние на содержание меди в крови этой опытной группы животных на всём протяжении экспериментального периода. На 60-е сутки уровень меди в крови коров был выше на 86,0 % (Р 0,001) по сравнению с контролем.

–  –  –

Примечание: * - P0,05; ** - P0,01;*** - P0,001 Наряду с этим во всех опытных группах коров на фоне проведённого лечения был достигнут положительный результат по обмену цинка. Выраженный положительный эффект был выявлен на 60-е сутки лечения. В этот период под действием вермикулита уровень цинка увеличился на 68,4 % (Р 0,001), дрожжевой культуры – на 3,2 (Р 0,05), а комплексное лечение хронического ацидоза рубца (вермикулит + И-сак) позволил увеличить содержание цинка в крови коров на 92,5 % (Р 0,001).

Необходимо обратить внимание на уровень кобальта, изменение содержания которого в опытных группах коров имело закономерную и достоверную тенденцию к его снижению. Уменьшение концентрации этого элемента находилось в пределах показателей физиологической нормы. Наибольшее снижение содержания кобальта было выявлено на 60-е сутки лечения в группе больных ацидозом коров при сочетанном применении вермикулита и И-сака. В этот период уровень кобальта был на 46,0 % (Р 0,001) ниже, чем в крови у животных контрольной группы.

Положительное влияние по содержанию марганца было достигнуто в группах, где применялся минеральный сорбент вермикулит. На 30-е сутки лечения его уровень был выше на 37,5 % (Р 0,001), а на 60-е – в 2,14 раза (Р 0,001) в сравнении с контрольной группой. Следует отметить, что применение дрожжевой культуры И-сак не сопровождалось существенными изменениями по содержанию марганца в крови подопытных коров. Весьма положительные результаты были получены в опытной группе коров на фоне сочетанного лечения. В этот период уровень марганца был выше контрольных величин в 2,14 раза (Р 0,001).

Проведённая терапия оказала эффективное влияние на снижение уровня токсических элементов (свинец, кадмий никель) в крови подопытных групп животных. Так, применение вермикулита в 1-ой опытной группе, дрожжевой культуры И-сак во 2-ой опытной группе сопровождалось снижением содержания свинца на всём протяжении исследований. На 60-е сутки уровень свинца был ниже в крови коров 1-ой опытной группы на 13,3 (Р 0,001), а во 2-ой - на 6,7 % (Р 0,05) относительно данных животных контрольной группы. В крови коров 3-ей опытной группы снижение содержания свинца относительно контрольных величин составило 13,3 % (Р 0,001).

По содержанию кадмия выраженный детоксикационный эффект был получен в 1-ой опытной группе, животным которой на всём протяжении экспериментального периода использовали вермикулит. Выраженное снижение токсиканта было выявлено на 60-е сутки лечения. В этот период у больных хроническим ацидозом коров уровень кадмия в крови был ниже контроля на 26,7 % (Р 0,001). Следует отметить, что И-сак не оказал существенного влияния на содержания кадмия в крови животных 2-ой опытной группы. На 60-е сутки исследований хотя и была выявлена тенденция к его снижению, однако статистическая обработка не подтвердила достоверных различий по сравнению с контролем. Сочетанное применение вермикулита и И-сак оказало значительное влияние на содержание кадмия в крови коров 3-ей опытной группы. Выраженный детоксикационный эффект был достигнут на 30-е сутки лечения. В этот период уровень кадмия в крови коров 3-ей опытной группы был ниже контроля на 29,3 % (Р 0,001).

На фоне проведённого лечения была выявлена положительная динамика снижения никеля в крови коров опытных групп. Так, на 30-е сутки лечения уровень никеля в крови коров опытных групп был ниже контрольных величин. Применение вермикулита в этот период сопровождалось снижением уровня никеля на 19,0 % (Р 0,001), И- сака – на 9,5 % (Р 0,05), а комплексного применения препаратов – на 28,6 % (Р 0,001).

Следует отметить, что на 60-е сутки лечения в группе, где применялась дрожжевая культура И-сак, в сравнении с контрольной группой достоверных различий выявлено не было. В крови коров 3-ей опытной группы в этот период лечения уровень никеля снизился на 40,9 % (Р 0,001).

Динамика содержания солей тяжёлых металлов в крови коров на фоне проводимого лечении представлена на рис. 7-9.

мг/л 0,32 0,3 0,28 0,26 0,24 0,22

–  –  –

Таким образом, полученные результаты позволяют заключить, что минеральный энтеросорбент вермикулит обладает достаточно высокими ионообменными свойствами в отношении эссенциальных микроэлементов (марганец, кобальт, медь, железо, цинк) и детоксикационными в отношении солей тяжёлых металлов (свинец, кадмий, никель). Кроме того, исследованиями установлена высокая терапевтическая эффективность лечения хронического ацидоза рубца коров при сочетанном применении вермикулита и дрожжевой культуры И-сак, так как их комплексное применение приводит к наиболее выраженным положительным результатам относительно минеральных веществ в крови этой опытной группы животных.

Активизация обмена эссенциальных микроэлементов и снижение уровня токсических элементов в крови животных оказало непосредственное влияние на морфологические и биохимические показатели крови коров.

Результаты морфологического состава крови подопытных коров представлены в таблице 14.

Данные таблицы 14 показывают, что морфологический состав крови подопытных групп животных имеет положительную динамику их нормализации относительно нормативных данных. Следует отметить, что применение вермикулита коровам 1-ой опытной группы сопровождалось повышением в крови общего количества эритроцитов на всём протяжении экспериментального периода. При применении И-сак коровам 2-ой опытной группы существенных различий в содержании общего количества эритроцитов в крови животных относительно контрольных величин не выявлено. Достаточно высокий эффект был получен от комплекса вермикулит + И-сак, который получали коровы 3-ей опытной группы.

Уровень эритроцитов в крови этой группы на 30-й день эксперимента был выше контрольных величин на 3,7 % (Р 0,05), а на 60-е сутки –на 4,2 % (Р 0,05).

Одновременно с этим происходило повышение общего количества лейкоцитов в пределах физиологических показателей. Выраженное повышение уровня лейкоцитов было установлено на 60-е сутки лечения во всех опытных группах коров. Так, на фоне применения вермикулита отмечалось повышение в крови коров 1-опытной группы общего количества лейкоцитов на 11,2 % (Р 0,05), во 2-ой опытной группе при скармливании дрожжевой культуры – на 2,9 % (Р 0,05), в 3-ей опытной группы при сочетанном их применении – на 12,9 % (Р 0,01) относительно контрольных величин.

Под действием проведённого лечения было выявлено повышение уровня гемоглобина в крови коров 1-ой и 3-ей опытных групп на 30-е и 60-е сутки эксперимента..

–  –  –

Примечание: * P0,05; ** P0,01; *** P0,001;

Так, на 60-е сутки под действием вермикулита (1-я опытная группа) уровень гемоглобина был выше контроля на 6,0 % (Р 0,05), а при сочетанном применении - на 8,0 % (Р 0,01).

Таким образом, полученные данные исследования морфологического состава крови животных свидетельствуют о том, что на фоне снижения влияния токсических элементов активизировались процессы гемопоэза, что сопровождалось активизацией дыхательной функции крови у больных хроническим ацидозом коров наиболее выраженные на 60-е сутки лечения.

Весьма информативным тестом, свидетельствующим о стимуляции гемопоэза и активизации неспецифических факторов защиты, может служить лейкограмма животных. Результаты исследований лейкограммы коров при лечении хронического ацидоза рубца представлены в таблице 15.

Анализ лейкограммы крови (таблица 15) свидетельствует о том, что на фоне проведённого лечения у больных ацидозом коров всех опытных групп отмечалось повышение количества клеток базофилов в пределах физиологических колебаний. Наиболее значимое повышение отмеченного показателя было выявлено в крови 3-ей опытной группы коров на 60-е сутки лечения. В этот период количество базофилов было выше на 59,6 % (Р 0,001). Увеличение числа базофилов в лейкограмме коров сопровождалось уменьшением количества эозинофилов на всём протяжении экспериментального периода. Однако выраженное снижение было выявлено у животных 3-ей опытной группы на 60-е сутки лечения. В этот период уровень эозинофилов был ниже контроля на 18,6 % (Р 0,001). Следует отметить положительное влияние лечения на содержание нейтрофилов крови животных опытных групп. Так, в крови опытных групп коров была выявлена динамика повышения количества палочкоядерных нейтрофилов в сравнении с контрольной группой, особенно на 60-е сутки лечения. Причём выраженное повышение было отмечено в 3-ей опытной группе животных.

–  –  –

Примечание: * - P0,05; ** - P0,01;*** - P0,001 Уровень палочкоядерных нейтрофилов в крови коров был выше на 14,1 % (Р 0,001) относительно контрольной группы. Повышение количества палочкоядерных нейтрофилов сопровождалось снижением числа сегментоядерных форм на всём протяжении экспериментального периода, также выраженного на 60-е сутки лечения. В этот период их уровень был ниже на 15,1 % (Р 0,01). Необходимо отметить, что в крови опытных групп коров было выявлено повышение количества клеток лимфоцитов, которые обеспечивают иммунный ответ организма.

На 60-е сутки лечения в крови коров 3-ей опытной группы уровень лимфоцитов был выше контроля на 8,0 % (Р 0,01). Одновременно с повышением числа лимфоцитов в крови было выявлено увеличение количества моноцитов, особенно к концу лечения. На 60-е сутки в крови 3-ей опытной группы их уровень был на выше контроля на 42,2 %(Р 0,001).

Таким образом, анализ результатов лейкограммы может свидетельствовать о том, что на фоне детоксикационной терапии, особенно у животных 3-ей опытной группы, активизировались неспецифические факторы защиты и иммунные процессы, снизилась сенсибилизация организма. Активизация морфологических показателей крови больных хроническим ацидозом коров имеет тесную взаимосвязь с течением всех обменных процессов.

2.3.2 Состояние показателей обмена белковых соединений больных ацидозом рубца коров на фоне проведённого лечения Одним из основных показателей является обмен белковых соединений в организме животных. Результаты исследования показателей обмена белка на фоне проведённого лечения представлены в таблице 16.

Применение вермикулита позволило в ходе экспериментальных исследований нормализовать уровень общего белка в сыворотке крови коров.

–  –  –

Так, на 60-е сутки лечения уровень общего белка сыворотки крови в 1-ой опытной группе коров был ниже контрольных величин на 5,8 % (Р 0,05). Применение И-сак1026 сопровождалось снижением содержания общего белка в сыворотке крови в пределах физиологической нормы. Однако статистическая обработка не подтвердила достоверности этих изменений.

Наиболее выраженное снижение было выявлено в крови 3-ей опытной группы животных на фоне сочетанного применения вермикулита и дрожжевой культуры И-сак на всём протяжении экспериментального периода. На 60-е сутки уровень общего белка в сыворотке крови 3-й опытной группы коров был ниже контрольной величины на 6,1 % (Р 0,05). На фоне снижения уровня общего белка сыворотки крови опытных групп коров было выявлено повышение содержания альбуминовой фракции. При применении вермикулита на 60-е сутки лечения уровень альбуминов был выше контроля на 31,6 % (Р 0,01). В крови 2-ой опытной группы уровень альбуминов был выше на 8,2 % (Р 0,01). Выраженное изменение было получено в 3-ей опытной группе. Уровень альбуминов в крови животных этой группы был выше контрольных величин на 37,6 % (Р 0,01). Активизация обмена белковых соединений также сопровождалась перераспределением защитных белков класса глобулины. Следует отметить, что в крови коров всех опытных групп было выявлено повышение уровня белков класса -глобулины; причём наиболее выраженный эффект был установлен в группе животных при комплексном лечении хронического ацидоза рубца. На 60-е сутки эксперимента уровень белков класса -глобулины был выше контроля на 24,5 % (Р 0,01). Необходимо отметить, что наряду с повышением уровня глобулинов в крови опытных групп коров происходило снижение уровня белков класса - и -глобулины. Динамика снижения белков отмеченных классов в сыворотке крови животных находилась в пределах нормы. На фоне применения вермикулита было выявлено закономерное и достоверное снижение белков класса - и -глобулины как на 30-е, так и на 60-е сутки исследований. Так, на 60-е сутки исследования уровень -глобулинов в сыворотке крови коров 1-ой опытной группы был ниже на 23,5 % (Р 0,01).

Применение И-сак, хотя и сопровождалось снижением белков класса глобулины, однако статистически достоверных изменений не выявлено.

Выраженное снижение содержания -глобулиновой фракции было отмечено в сыворотке коров 3-ей опытной группы. Так, на 60-е сутки лечения их уровень был ниже контрольных величин на 23,5 % (Р 0,01).

Аналогичная картина была выявлена и по содержанию -глобулиновой фракции сывороточных белков. Причём, наиболее выраженное снижение содержания -глобулиновой фракции было выявлено на 60-е сутки эксперимента. В этот период применение вермикулита в 1-ой опытной группе коров сопровождалось снижением уровня -глобулинов на 17,0 % (Р 0,01), во 2-ой опытной группе – на 7,2 % (Р 0,05) в сравнении с контролем. Наиболее выраженное снижение (в пределах нормативных показателей) было установлено в сыворотке крови 3-ей опытной группы коров, больных хроническим ацидозом. В этот период у них уровень глобулинов был ниже на 23,1 % (Р 0,01) относительно контрольной группы.

Нормализация белкового спектра крови в опытных группах коров сопровождалась снижением активности основных ферментов переаминирования АсАТ и АлАТ. Результаты представлены в таблице 17, на рисунке 10. Эти изменения были установлены как на 30-е, так и на 60-е сутки лечения. Однако необходимо указать, что сочетанное применение вермикулита и И-сак у больных хроническим ацидозом коров имело предпочтение по снижению активности АсАТ и АлАТ. Так, на 60-е сутки эксперимента в этой опытной группе животных активность АсАТ была ниже контроля на 41,9 % (Р 0,001), а АлАТ - на 18,4 % (Р 0,01). Кроме того, в 3-ей опытной группе была выявлена тенденция к нормализации обмена конечного продукта азотистого обмена - мочевины во все периоды исследований.

–  –  –

Примечание: * - P0,05; ** - P0,01; *** - P0,001 Таким образом, полученные результаты могут свидетельствовать о том, что на фоне детоксикационной терапии в 1-ой и 3-ей опытных группах снизились токсические нагрузки на центральный орган обмена - печень.

мкмоль/л 0,69 0,64 0,59 0,54 0,49 0,44 0,39 0,34

–  –  –

Это явление сопровождалось нормализацией её белковосинтетической функции. Причём, нормализация обмена белковых соединений была более выражена при комплексном лечении хронического ацидоза рубца на 60-е сутки лечения.

2.3.3 Состояние показателей обмена минеральных соединений и углеводов на фоне проведённого лечения На фоне применения минерального энтеросорбента вермикулита, дрожжевой культуры И-сак и их сочетаний изменились показатели крови, характеризующие минеральный и углеводный обмен в организме подопытных коров. Результаты представлены в таблице 18 и на рисунке 11.

По данным таблицы 18 видно, что в сыворотке крови всех опытных групп коров отмечалась нормализация кальций-фосфорного и магниевого обменов. Так, применение вермикулита на всём протяжении экспериментальных исследований сопровождалось повышением уровня общего кальция и снижением - неорганического фосфора. Наиболее выраженная нормализация была выявлена на 60-е сутки лечения. В этот период уровень общего кальция в сыворотке крови коров 1-ой опытной группы был выше контроля на 19,4 % (Р 0,01), а неорганического фосфора - ниже на 28,1 % (Р 0,01). Во 2-ой опытной группе на фоне применения И-сак выявлена общая тенденция к повышению содержания общего кальция и снижения неорганического фосфора. Однако статистически достоверных изменений не выявлено. Комплексный подход в лечении больных хроническим ацидозом коров позволил повысить содержание общего кальция в сыворотке крови, особенно на 60-е сутки лечения, на 22,5 % (Р 0,01) в сравнении с контрольной группой. При этом уровень неорганического фосфора снизился на 33,7 % (Р 0,001) относительно контрольных величин (рис. 10).

Таблица 18 – Биохимические показатели крови коров на фоне проведённого лечения (М±m; n=8)

–  –  –

Кроме того необходимо отметить благоприятное влияние проведённого лечения на обмен магния во всех опытных группах. Применение вермикулита лактирующим коровам позволило повысить уровень магния в их крови во все периоды экспериментальных исследований, но наиболее выраженные изменения были получены на 60-е сутки. Применение вермикулита в этот период сопровождалось увеличением содержания магния на 33,3 % (Р 0,001), дрожжевой культуры И-сак - на 10,1 % (Р 0,05) в сравнении с показателями контрольной группы. Сочетанное применение вермикулита и дрожжевой культуры в 3-ей опытной группе на 60-е сутки лечения сопровождалось повышением общего количества магния в крови коров на 34,8 % (Р 0,001).

ммоль/л 2,9 2,7 2,5 2,3 2,1 1,9

–  –  –

Снижение уровня неорганического фосфора в крови опытных животных сопровождалось повышением щелочного резерва, особенно в тех группах, где применялся природный минерал вермикулит (1-я опытная группа) и назначалось комплексное лечение (3-я опытная группа). Выраженные изменения были получены на 60-е сутки исследования. Так, применение вермикулита в 1-ой опытной группе способствовало повышению щелочного резерва плазмы на 26,1 % (Р 0,01), а комплексный подход к лечению позволил увеличить щелочной резерв на 40,5 % (Р 0,001) в сравнении с животными контрольной группы.

Кроме оптимизации показателя щелочного резерва, в плазме крови опытных групп коров нормализовался уровень калия и натрия. На фоне применения вермикулита уровень калия был выше контрольных данных на 11,7 % (Р 0,01), а натрия - на 12,2 % (Р 0,05). Применение И-сака во 2-ой опытной группе имело аналогичную динамику в повышении содержания натрия и калия плазмы крови. Но это повышение не имело достоверных различий в сравнении с животными контрольной группы. Наиболее выраженное повышение содержания отмеченных элементов было выявлено в плазме крови коров 3-ей опытной группы. Так, на 60-е сутки лечения уровень калия был выше на 23,8 % (Р 0,01), а натрия - на 18,8 % (Р 0,01) относительно показателей контрольной группы.

Таким образом, проведённые биохимические исследования крови позволяют сделать заключение о том, что вермикулит обладает выраженными ионообменными свойствами в отношении щелочноземельных металлов (кальций, магний, натрий, калий), способствуя повышению их уровня в организме животных и снижению содержания неорганического фосфора, что сопровождалось нормализацией щелочного резерва плазмы крови. Сочетанное применение вермикулита и дрожжевой культуры И-сак позволило в группе больных хроническим ацидозом коров более оперативно и выражено осуществить компенсаторную регуляцию содержания щелочноземельных металлов.

Нормализация внутренней среды организма и снижение ацидотического состояния имеет самое прямое отношение к обмену углеводов в организме животных. Биохимические показатели, характеризующие углеводный обмен в организме больных хроническим ацидозом коров на фоне проведённого лечения, представлены в таблице 19.

Анализ полученных данных свидетельствует о том, что применение вермикулита 1-ой опытной группе коров на всём протяжении эксперимента сопровождалось увеличением уровня глюкозы в крови.

Причём, наиболее выраженные изменения были выявлены на 60-е сутки эксперимента. Под действием вермикулита уровень сахара в крови коров 1-ой опытной группы был выше контроля на 15,0 % (Р 0,01). Применение дрожжевой культуры И-сак во 2-ой опытной группе сопровождалось повышением сахара в крови животных на 7,5 % (Р 0,05). Комплексный подход позволил активизировать обмен сахара, уровень которого был выше на 38,5 % (Р 0,001) в сравнении с животными контрольной группы. Повышение уровня глюкозы напрямую связано с закономерным достоверным снижением концентрации молочной и пировиноградной кислот в крови коров всех опытных групп. Выраженное снижение было выявлено в группе больных хроническим ацидозом коров, которые с кормовым рационом получали вермикулит и дрожжевую культуру. На 60-е сутки уровень молочной кислоты был ниже контрольных величин на 18,2 (Р 0,01), а пировиноградной кислоты - на 12,3 % (Р 0,01).

–  –  –

Примечание: * - P0,05; ** - P0,01; *** - P0,001 Таким образом, детоксикационные свойства вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-сак позволили снизить токсические нагрузки на печень и, тем самым, активизировать обмен углеводов в организме коров.

–  –  –

С целью определения терапевтического эффекта были произведены исследования показателей, характеризующих процессы рубцового пищеварения. Для достижения цели у опытных коров брали рубцовое содержимое на 1-й, 30-й и 60-й дни исследования на фоне применения препаратов. Отдельные показатели содержимого рубца подопытных коров в динамике проведённого лечения представлены в таблице 20.

Как видно из таблицы 20, во всех опытных группах больных хроническим ацидозом коров была выявлена тенденция к нормализации процессов рубцового пищеварения как на 30-е, так и на 60-е сутки эксперимента. На 60-е сутки лечения в 1-ой опытной группе активная реакция среды рубцового содержимого на фоне применения вермикулита была выше контрольных величин на 17,2 % (Р 0,01). Применение дрожжевой культуры Исак во 2-ой опытной группе в этот период способствовало повышению активной реакции среды содержимого на 4,4 %. Однако статистическая обработка не подтвердила достоверных изменений. Наиболее выраженное изменение было получено в рубцовом содержимом 3-ей опытной группы коров.

Активная реакция среды у них была выше на 24,9 % (Р 0001) в сравнении с животными контрольной группы.

–  –  –

Примечание: * - P0,05; ** - P0,01; *** - P0,001 Повышение активной реакции среды (в пределах физиологических показателей) сопровождалось увеличением числа инфузорий в содержимом рубца коров на фоне проводимого лечения. Причём высокий их уровень был выявлен во все периоды экспериментальных исследований, однако в 3-ей опытной группе на 60-е сутки количество инфузорий в единице объёма было выше контроля на 64,0 % (Р 0,001). На рисунке 12 представлены инфузории рубца коров, больных хроническим ацидозом, на фоне проведённого лечения.

На рисунке 13 представлена динамика численности инфузорий в содержимом рубца на фоне проводимого лечения.

Рис. 12 – Инфузории в рубце коров на фоне проведённого лечения

Применение дрожжевой культуры И-сак 1026 оказало более выраженное влияние на численность инфузорий в сравнении с 1-ой опытной группой, где применялся минеральный энтеросорбент вермикулит. Необходимо отметить, что увеличение количества инфузорий в рубцовом содержимом опытных групп коров закономерно и достоверно приводило к повышению уровня общего количества ЛЖК на всём протяжении экспериментальных исследований. Так, применение вермикулита в 1-ой опытной группе на 60-е сутки лечения сопровождалось повышением общего количества ЛЖК на 14,1 % (Р 0,05) в содержимом рубца относительно животных контрольной группы. Применение И-сак во 2-ой опытной группе сопровождалось увеличением общего количества ЛЖК на 20,0 % (Р 0,01). Таким образом, применение дрожжевой культуры оказывало более выраженное стимулирующее действие на образование общего количества ЛЖК в рубце коров.

х 109/л контрольная 1-я опытная 2-я опытная 3-я опытная

–  –  –

Однако сочетанное применение препаратов в лечении хронического ацидоза рубца (3-я опытная группа) позволило увеличить уровень общего количества ЛЖК в рубце коров на 31,4 % (Р 0,001) в сравнении с животными контрольной группы.

Таким образом, полученные данные могут свидетельствовать о том, что комплексное применение препаратов в 3-ей опытной группе при хроническом ацидозе рубца оказывает выраженное стимулирующее действие на процессы рубцового пищеварения особенно на 60-е сутки лечения.

Результаты по исследованию отдельных видов ЛЖК в содержимом рубца опытных животных представлены в таблице 21.

По материалам таблицы 21 видно, что содержание ЛЖК имеет большую вариабельность во всех опытных группах коров, и ряд полученных значений не имеет статистической достоверности в сравнении с животными контрольной группы. Однако на 60-е сутки лечения в содержимом рубца коров 3-ей опытной группы уровень уксусной кислоты был на 13,6 % (Р 0,05) выше в сравнении с контрольными животными. Кроме того, положительный результат получен во всех опытных группах на протяжении экспериментального периода по удельному содержанию пропионовой кислоты – основного источника углеводов для жвачных животных. Её уровень во всех опытных группах был значительно выше, чем в контрольной во все периоды исследования. Однако на 60-е сутки эксперимента при комплексном лечении хронического ацидоза рубца (3-я опытная группа) уровень пропионовой кислоты был выше на 89,9 % (Р 0,001) относительно контроля.

Следует отметить, что повышение уровня пропионовой и уксусной кислот во всех опытных группах коров, больных хроническим ацидозом, сопровождалось снижением массовой доли масляной кислоты.

–  –  –

Примечание: * - P0,05; ** - P0,01;*** - P0,001 Выраженное снижение было достигнуто в рубцовом содержимом 3-ей опытной группы на 60-е сутки лечения. В этот период уровень масляной кислоты был на 43,5 % (Р 0,001) ниже в сравнении с животными контрольной группы.

Фракционный состав ЛЖК рубцового содержимого коров 3-ей опытной группы на 60-е сутки комплексного лечения представлен на рисунке 14.

–  –  –

Рис. 14 – Фракционный состав ЛЖК в рубцовом содержимом коров после применения вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-Сак1026 Содержание других летучих кислот (изомасляная, изовалериановая, валериановая, капроновая) также подвергалось перераспределению в динамике экспериментальных исследований. В содержимом рубца коров всех опытных групп их содержание было значительно ниже в сравнении с животными контрольной группы.

Таким образом, полученные данные позволяют заключить, что комплексный подход в лечении хронического ацидоза рубца оказывает прямое влияние на процентное соотношение ЛЖК в рубцовом содержимом в сторону их нормализации.

2.4 Экономическая оценка проводимых ветеринарных мероприятий

–  –  –

Из данных таблицы 22 видно, что у больных хроническим ацидозом рубца коров в контрольной группе среднесуточный удой в период исследования снижался. Во всех группах, где проводилось лечение, молочная продуктивность животных возрастала. Так, от каждой коровы 1-ой группы за период лечения было дополнительно получено 43,8 кг молока, что на 3,6 % больше, чем в контрольной группе; во 2-ой опытной группе - на 47,0 кг, а в 3-ей опытной - на 105,2 кг, что на 3,9 и 8,8 %, соответственно, больше контрольных величин.

Таким образом, применение вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-Сак1026 оказывает благоприятное воздействие на обменные процессы, что позволило за 60 дней лечения повысить уровень молочной продуктивности на 105,2 кг в сравнении с контрольной группой.

Экономическая эффективность (Ээ) применения препаратов лактирующим коровам представляет собой отношение экономического эффекта (Эр) к ветеринарным затратам (Зв).

Экономический эффект от проведения ветеринарных мероприятий отражает разность между стоимостью продукции – молока, полученного путём применения препаратов, улучшающих здоровье и увеличивающих продуктивность животных, и затратами на их осуществление. Если экономический эффект положительный, то мероприятия эффективны.

Этот показатель рассчитывается по формуле:

Ээ = Дс - Зв, где Дс – стоимость продукции, полученной дополнительно в результате применения препарата, руб.

Стоимость продукции, полученной дополнительно, рассчитывают по формуле:

Дс = А Ц (Впо - Впб), где Впо – количество продукции, полученной от животных опытной группы (в расчёте на одно животное), руб.;

Впб – количество продукции, полученной от животных контрольной группы (в расчете на одно животное), руб.;

А – количество животных, голов;

Ц – цена реализации единицы продукции, руб.

Ветеринарные затраты (Зв) представляют собой совокупность всех расходов, связанных с проведением ветеринарных мероприятий, и определяются по формуле:

Зв = Зм + Зот + Оот, где Зм – материальные затраты (стоимость применяемых препаратов), руб.;

Зот – затраты на оплату труда, руб.;

Оот – отчисления от оплаты труда, руб.

В контрольной группе лечение животных не проводилось.

В 1-ой опытной группе применяли вермикулит в количестве 50 г на голову в сутки в течение 30 дней (за весь период лечения). Таким образом, было израсходовано 12 кг вермикулита на группу из 8 животных, стоимость его составила 120,00 руб.

Затраты на оплату труда ветеринарных работников определяют путём умножения времени, затраченного на проведение ветеринарных мероприятий, на заработную плату ветеринарного работника в час. Заработную плату ветеринарного работника в час рассчитывают исходя из годового фонда рабочего времени ветеринарных специалистов – 1845 часов. Заработную плату в год (заработная плата в месяц умножается на 12 месяцев) делят на годовой фонд рабочего времени ветеринарного специалиста и получают размер его заработной платы в час. Затем определяют время, затраченное на проведение ветеринарных мероприятий (в часах). Затраты на оплату находят путём умножения заработной платы ветеринарного работника в час на количество времени (выраженное в часах), затраченного на выполнение ветеринарных работ.

Заработная плата ветеринарного специалиста в час составляет:

–  –  –

Затраты времени на подготовку препаратов к скармливанию в 3-ей опытной группе составили около 12 часов, поэтому затраты на оплату труда с учётом заработной платы работников в час, в 3-ей опытной группе составили 624,34 руб., отчисления от оплаты труда – 187,31 руб.

Зв3 = 720,00 + 624,34 + 187,31 = 1531,65 руб.

Стоимость молока, полученного дополнительно за счёт применения препаратов, из расчёта за период проведения исследований составила:

в 1-ой опытной группе - Дс1 = 10 8 (1242,7 – 1198,9) = 3504,00 руб.

во 2-ой опытной группе - Дс2 = 10 8 (1245,9 – 1198,9) = 3760,00 руб.

в 3-ей опытной группе – Дс3 = 10 8 (1304,1 – 1198,9) = 8416,00 руб.

Экономический эффект от применения препаратов из расчёта за период исследования составил:

в 1-ой опытной группе Ээ1 = 3504,00 – 661,11 = 2842,89 руб.

во 2-ой опытной группе Ээ2 = 3760,00 – 1141,11 = 2618,89 руб.

в 3-ей опытной группе Ээ3 = 8416,00 – 1531,65 = 6928,35 руб.

Экономическая эффективность на 1 руб.

затрат из расчёта за период проведения исследований равна:

в 1-ой опытной группе Эр1 = 3504,00 : 661,11 = 4,30 руб.

во 2-ой опытной группе Эр2 = 3760,00 : 1141,11 = 2,30 руб.

в 3-ей опытной группе Эр3 = 8416,00: 1531,65 = 4,52 руб.

В 1-ой группе, где применялся вермикулит, за период исследований удалось получить дополнительно 43,8 кг молока от каждой коровы, экономический эффект от его применения составил 3026,89 руб., что подтверждается экономической эффективностью, которая составила 4,30 руб.

на каждый рубль затрат.

Во 2-ой группе, где применялся И-сак, удалось получить 47,0 кг молока от каждой коровы. экономический эффект от его применения – 2618,89 руб., что подтверждается экономической эффективностью, которая составила 2,30 руб. на каждый рубль затрат.

В 3-ей группе, где применялась дрожжевая культура И-сак в сочетании с вермикулитом, удалось получить 105,2 кг молока от каждой коровы, экономический эффект от применения препаратов – 6928,35 руб., что подтверждается экономической эффективностью, которая составила 4,52 руб.

на каждый рубль затрат.

Следовательно, применение каждого препарата, как по отдельности, так и в сочетании друг с другом даёт положительный эффект.

В расчёте за период лактации наиболее эффективно применение лактирующим коровам минерального энтеросорбента вермикулита в сочетании с дрожжевой культурой И-сак – 27,17 руб. на один рубль затрат, что выше чем применение препаратов по отдельности. Экономическая эффективность на 1 руб. затрат от применения препарата И-сак – 27,09 руб., вермикулита руб.

<

3 ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЙ

Южный Урал имеет сложную биогеохимическую структуру, которая образовалась в период формирования земной коры. По результатам многолетних исследований А.А. Кабыш (1954-2004) на территории Южного Урала описал 14 биогеохимических провинций как естественного, так и антропогенного происхождения. В естественных провинциях по данным А.Д.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«ГОУ ВПО ИГМУ МИНЗДРАВСОЦРАЗВИТИЯ РФ КАФЕДРА ПОЛИКЛИНИЧЕСКОЙ ТЕРАПИИ И ОБЩЕЙ ВРАЧЕБНОЙ ПРАКТИКИ «ВЕДЕНИЕ БОЛЬНЫХ С ЗАБОЛЕВАНИЯМИ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ В УСЛОВИЯХ ПОЛИКЛИНИКИ» УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ СТУДЕНТОВ Иркутск, 2011г. УДК 616.1-08-039.57(075.8) ББК 51.1(2Рос),284.10Я 73 В26 Рекомендова...»

«№ книги митрополит Антония Сурожского № п/п книги 1 Вера. Митрополит Антоний Сурожский 255 Наблюдайте, как Вы слушаете. Антоний Митрополит Сурожский Человек перед Богом. Антоний Митрополит Сурожский Жизнь. Болезнь. Смерть. Митрополит Антоний Сурожский 5 Брак и семья. Митрополит Антоний Сурожский 260 6 О покаянии. Проповеди. Митропо...»

«УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздравсоцразвития России Ю.В. Черненков «» 20 г. Программа кандидатского экзамена по специальности 14.01.06 Психиатрия Программа кандида...»

«Министерство здравоохранения и социального развития РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Иркутский государственный медицинский университет Минздравсоцразвития России» Кафедра пропедевтики внутренних болезней СОВРЕМЕННАЯ МЕТОДИКА...»

«Том 8, №5 (сентябрь октябрь 2016) Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал «Науковедение» ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 8, №5 (2016) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol8-5 URL...»

«Попова Анна Анатольевна Клинико-патогенетическое значение динамики иммунологических показателей у больных ВИЧ-инфекцией в сочетании с туберкулезом 14.01.09 – инфекционные болезни Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата медицинс...»

«ВЕДЕНИЕ НОВОРОЖДЁННЫХ С РЕСПИРАТОРНЫМ ДИСТРЕСС СИНДРОМОМ КЛИНИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ВЕДЕНИЕ НОВОРОЖДЕННЫХ С РЕСПИРАТОРНЫМ ДИСТРЕСС-СИНДРОМОМ Клинические рекомендации под редакцией академика РАН Н.Н. Володина Подгот...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ЗДРАВООХРАНЕНИЮ И СОЦИАЛЬНОМУ РАЗВИТИЮ РФ ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КАФЕДРА ФАКУЛЬТЕТСКОЙ ТЕРАПИИ УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ФИЗИОТЕРА...»

«ОБЩЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ АССОЦИАЦИЯ ОНКОЛОГОВ РОССИИ Клинические рекомендации по диагностике и лечению больных раком молочной железы Утверждено на Заседании правления Ассоциации онкологов России Москва 2014 Рак молочной желез...»

«Приложение к приказу Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от_ 2011 г. № _ Номенклатура медицинских услуг I. Общие положения 1. Номенклатура медицинских услуг (далее – Номенклатура) представляет собой перечень медицинских услуг.2....»

«АННОТАЦИИ РАБОЧИХ ПРОГРАММ ДИСЦИПЛИН ОСНОВНОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ПО СПЕЦИАЛЬНОСТИ 31.08.26 – АЛЛЕРГОЛОГИЯ И ИММУНОЛОГИЯ (уровень подготовки кадров высшей квалификации – ординатура) Б1. Базовая часть Б1.Б.1. Клиническая аллергология и иммунология Цель дисцип...»

«ЖИВОТНОВОДСТВО, КОРМОПРОИЗВОДСТВО И ВЕТЕРИНАРНАЯ МЕДИЦИНА УДК 636.22./.28.082 ПРОДУКТИВНЫЕ СВОЙСТВА КОРОВ КРАСНОЙ СТЕПНОЙ ПОРОДЫ РАЗНОГО ГЕНОТИПА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ СЕЗОНОВ ОТЁЛА Аширов Б.М., старший научный сотрудник, Научно-исследова...»

«УДК:616.643-002.08:576.8 Анваров Анвар Рустемович Разработка нового метода лечения урогенитального хламидиоза у мужчин 5А720108– Дерматовенерология Диссертация на соискание академической степени...»

«Министерство здравоохранения Украины Высшее государственное учебное заведение Украины «Украинская медицинская стоматологическая академия» КАФЕДРА АКУШЕРСТВА И ГИНЕКОЛОГИИ №1 ПРАКТИКУМ по организации и проведению производственной практики по акушерств...»

«mini-doctor.com Инструкция Диклофенак раствор для инъекций., 25 мг/мл по 3 мл в ампуле. №5 ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Ди...»

«ИНСТРУКЦИЯ по применению лекарственного препарата для медицинского применения МЕЛОКСИКАМ АВЕКСИМА Регистрационный номер: ЛП-000212 Торговое название: МЕЛОКСИКАМ АВЕКСИМА Между...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОЛГОГРАДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Г...»

«Радиоактивный цезий И. Я. Василенко доктор медицинских наук, Государственный научный центр Институт биофизики О. И. Василенко† доктор физико-математических наук, физический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова Цезий (Cs) щелочной...»

«ЧЕРНЯВСКИЙ Владимир Анатольевич В.Н. МЯСИЩЕВ И ЕГО ВКЛАД В РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХИАТРИИ И ПСИХОТЕРАПИИ Специальности: 14.01.06 психиатрия 19.00.04 медицинская психология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук Санкт-Пе...»

«АВТОР НАЗВАНИЕ СТАТЬИ (ЖУРНАЛ «ЭСТЕТИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА») ТОМ НОМЕР ГОД СТР. ANTYAGEING МЕДИЦИНА Ф.Депре (Испания) Комплексный метод омоложения рук Том II №1 2003 57-61 К. Калайджян (Росс...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.