WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 


«УДК 801.3 ФРАЗЕОЛОГИЗМ КАК СРЕДСТВО ОТРАЖЕНИЯ КУЛЬТУРНО-РЕЛИГИОЗНЫХ ЗНАНИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ © 2015 Н. О. Косицына канд. филол. наук, доцент кафедры русского языка e-mail: ...»

УДК 801.3

ФРАЗЕОЛОГИЗМ КАК СРЕДСТВО ОТРАЖЕНИЯ

КУЛЬТУРНО-РЕЛИГИОЗНЫХ ЗНАНИЙ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ТЕКСТЕ

© 2015 Н. О. Косицына

канд. филол. наук,

доцент кафедры русского языка

e-mail: olimpksu@mail.ru

Курский государственный университет

Язык является носителем и выразителем национальной культуры, обладает

способностью сохранения и передачи знаний каждой сферы жизни. Одним из источников

трансляции культурно-религиозной информации являются фразеологические обороты.

Фразеологическая составляющая идиолекта писателя отражает представления автора о мире вообще и о его религиозных воззрениях в частности.

Ключевые слова: язык, религия, языковая картина мира, религиозный компонент, лексика религиозной культуры, фразеологизмы, культурно-религиозные знания.

Связь языка и культуры остается актуальной темой многих исследований. Язык является носителем и выразителем национальной культуры вообще и религиозной культуры в частности. Язык признается лингвистами, философами «неисчерпаемой сокровищницей возможностей культуры», «самым могучим орудием культуры, в котором отпечатлевается душа национальности» [Булгаков 1993: 451]. Язык – это «продукт культуры, ее важная составная часть и условие существования, фактор формирования культурных кодов» [Гехтляр 2009: 7]. Н.Б. Мечковская в работе «Язык и религия» писала о том, что «все начала человеческой культуры» коренятся в двух важных составляющих – в религии и языке [Мечковская 1998: 5]. Несомненно, они отражают мировоззрение носителя конкретного языка, поскольку существуют в обязательном диалоге. Выдающийся русский философ и богослов С.Н. Булгаков считал: «Связь культуры с культом есть вообще грандиозного значения факт в истории человечества, требующий к себе надлежащего внимания и понимания» [Булгаков http].

Выявлению уровня культуры народа способствует анализ лексем, относящихся к различным сферам жизни и деятельности человека. В частности, богатое историческое прошлое находит свое оригинальное воплощение в словах, содержащих религиозный компонент семантики. Так, например, в советские годы религиозная лексика была отодвинута на языковую периферию, в результате чего произошли изменения в области лексики, оказавшие негативное влияние на религиозную и национальную культуру (см., напр.: [Михайлова 2004; Косицына 2010] и др.).

Лексика религиозной культуры, функционирующая в нерелигиозной сфере, обладает дополнительной, культурно значимой составляющей семантики.

Исследование слов данной сферы на материале художественных произведений дает возможность определить отношение автора к религии и представить картину сосуществования духовного и светского начал в современном каждому писателю обществе. Так, например, состав лексики, представленной в актуализированном лексиконе курского поэта А.А. Фета, и особенности ее функционирования показывают, что язык писателя в полной мере отражает общественные явления своего времени [Косицына 2010].

Адекватное восприятие лексики религиозной культуры в границах художественного текста требует от воспринимающего субъекта глубоких

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

культурологических знаний и обращения к основам религий. Такая экстралингвистическая информация, отражающая религиозную культуру носителя языка, воплощается, например, в пословицах, поговорках, устойчивых выражениях, функционирующих на протяжении веков. Мы считаем интересным исследовать фразеологические обороты с религиозными компонентами, зафиксированные в произведениях художественной литературы. Под религиозным компонентом в широком смысле мы понимаем языковую единицу, соотносящуюся с религиозной культурой.

Работы, посвященные анализу фразеологизмов с разного рода компонентами, позволяют решить вопрос «о роли компонента в формировании фразеологического значения, определить механизм формирования семантической структуры подобных ФЕ, установить вопрос о природе компонента фразеологизма» [Антропова 2004: 3]. «Язык есть материальное воплощение религиозного сознания, непосредственная реализация религиозного мышления в устных и письменных текстах на разных языковых уровнях»

[Бугаева 2008: 205]. Неоднократно отмечалась учеными связь фразеологизмов «с историческим и духовным опытом народа, его культурными традициями» [Ковшова 2010: 88]. Исследователи считают, что «лексема, став компонентом фразеологизма, подвергается семантическим преобразованиям на уровне категориального, субкатегориального и индивидуального значения» [Ратушная 2000]. Нередко в художественном тексте «в стилистических целях фразеологизмы могут употребляться как без изменений, так и в трансформированном виде, с иным значением и структурой или с новыми экспрессивно-стилистическими свойствами» [Шанский 1985: 149].

Поэтому интересно также проследить, фиксируются в тексте видоизмененные или традиционные фразеологические единицы, содержащие в своем составе компоненттеоним. Значительная часть фразеологических единиц связана с отражением эмоционального состояния. Эмотивная оценка, по мнению Г.В. Савчук, непосредственным образом связана с внутренней формой фразеологизма: «Сама внутренняя форма вызывает в сознании носителей языка определенные типизированные ситуации и ассоциации, которые несут определенную оценку, сложившуюся в сознании предыдущих поколений» [Савчук 2010: 121]. Итак, с одной стороны, фразеологизмы – это единицы языка, которые содержат в себе национально-культурную информацию;

с другой стороны, фразеологизмы являются важным элементом формирования индивидуальной языковой картины мира, поэтому представляется перспективным исследовать фразеологические единицы, функционирующие в художественном тексте.

В рамках данной статьи мы рассмотрим устойчивые выражения с компонентом из области религиозной культуры, зафиксированные на страницах повестей К.Д. Воробьёва [Воробьёв 1989]. Методом сплошной выборки из анализируемых текстов нами выбраны фразеологические единицы, в состав которых в качестве религиозного компонента включено наименование верховного существа, сотворившего мир и управляющего им, – Бог, Господь, Христос.

Фразеологизм с богом фиксируем только в повести «Сказание о моем ровеснике» в сочетании с глаголами движения иди и поезжай: А зараз иди с богом. Иди и не оглядывайся!.. (Сказание о моем ровеснике); – Ну, поезжай с богом. Да гляди окрестись перед сном. День-то такой... (Сказание о моем ровеснике). Такая предложно-падежная форма используется для выражения пожелания, в данном случае – в сочетании с просьбой.

С помощью фразеологизма бог с ним ними в тексте подчеркивается согласительно-уступительная жизненная позиция персонажа – пусть будет так, как есть: За три года после смерти Матвея Егоровича Пелагея ни разу не платила налог, запихивая обкладные листы за божницу, – дескать, бог с ними (Сказание о моем

–  –  –

ровеснике); И уже после того как она отказалась записываться в колхоз – тоже бог с ним! – за недоимку со двора свели мерина и корову (Сказание о моем ровеснике).

Абсолютная подчиненность Пелагеи воле Божией также отмечается и в выражениях чем бог пошлет и куда бог покличет: И питались они тоже порознь: она – «чем бог пошлет», а Алешка – что найдет сам себе (Сказание о моем ровеснике); – Пройдусь сначала в Киев, святым угодникам поклонюсь, а там куда бог покличет...

(Сказание о моем ровеснике). Однако если фразеологизм чем бог послал со значением 'тем, что есть, чем пришлось (угощать, завтракать и т.п.; существовать, жить)' присутствует в словарях русского языка, где подчеркивается его соотношение с библейской традицией, то сочетание куда бог покличет в лексикографических источниках не зафиксировано. Этот оборот указывает на более высокое по отношению к простому человеку место высшего сверхъестественного существа, управляющего не только миром, но и всем живым, что в нем есть.

Реакцией на конкретную ситуацию становится используемое автором выражение бог знает куда: Пришиб его мой камень, хотя воробей тот бог знает куда мог залететь, пока к нему камень достиг... (Сказание о моем ровеснике).

Фразеологизм слава богу в текстах повестей К.Д. Воробьева способствует выражению чувств и эмоций персонажей – радости, облегчения, успокоения и т.п.: – Отстоял, слава богу (Сказание о моем ровеснике); Ан, слава Богу, третью недельку живу в плену и ничего, пью... (Это мы, Господи!); То ли успокоение сознанием, что, слава Богу, все это скоро кончится для него, то ли мольба... (Убиты под Москвой).

Фразеологическая единица ей-богу традиционно необходима в тексте и реальной коммуникации для подтверждения какой-либо мысли, в произведениях К.Д. Воробьева она использована в значении клятвы, клятвенного заверения: – Тять, и в мыслях не было насчет кулака... Ей-богу! Вгорячах я схватился за аршин, ты же им голову мог раскровянить… (Сказание о моем ровеснике); – Верно, – с торопливой охотой подтвердил он. – Вот ей-богу! (Сказание о моем ровеснике); – Я нечаянно. Ей-богу! – искренне сказал я. – Вам очень больно? (Крик).

Оборот ради бога, заимствованный из старославянского языка, фиксируется в тех фрагментах повествования, где сюжет требует выражения усиленной просьбы или даже мольбы (ср. с просительной молитвой): – Солдатики! Господа! Родимые мои... не винен я ни в чем! Ослобоните, ради бога!.. Миколаевки есть, сало... Все возьмите, все!

Избавьте от смертушки!.. (Сказание о моем ровеснике); Но – хлеба, ради Бога, один кусок хлеба! (Убиты под Москвой). Однако отмечается и иная семантика данного сочетания 'согласие, ответ на просьбу, пожалуйста': Я сказал «ради бога», и мы поехали к чертям на кулички – в пригород (Генка, брат мой...); – Зуб, – задушенно сказал Сыромуков. – Извините ради бога (И всему роду твоему).

Наряду с оборотом ради бога в качестве синонима используется и выражение ради Христа (за-ради Христа): – Не бегай... Ради Христа, не бегай! (Сказание о моем ровеснике); – Тиш! – расслабленно позвал Суровца Матвей Егорович. – Ты покличь на подмогу кого-нибудь и сними ворота за-ради Христа сам. И вожжи возьми (Сказание о моем ровеснике).

Герои произведений К.Д. Воробьёва предупреждают о нежелательности какихлибо событий, предостерегая их словами не дай бог: – Ты вот что. Не дай бог сбрешет кто о тебе да обо мне какую-нибудь чертовину – не верь. Ты тогда откажи назад тому раскурдяю, что мы с тобой не чужие (Сказание о моем ровеснике); – Не дай бог такую тещу, правда, Ген? – сказал я Генке (Генка, брат мой...).

Фразеологизм дай Бог – это формула пожелания, чаще всего добра и благополучия, в данном контексте – «правильного» замужества: – Спасибо, милая

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

девушка! Дай Бог тебе советского жениха! – обрадованный тяжелой сумкой, пошутил Сергей (Убиты под Москвой).

Писатель неоднократно использует и фразеологизмы, с помощью которых подчеркивает установившееся представление о земном и небесном в виде смертного человека, которому не дано и не известно, и вечного высшего существа, создателя и творца, которому подчинено все существующее. Например, устойчивое сочетание бог весть: Выступили на его лбу росинки пота, и откуда взялись – Бог весть! (Убиты под Москвой).

Предопределенность судьбы человека высшими силами отмечается и в семантике фразеологизма что бог на душу положит: – А уж это кому что бог на душу положил, – убежденно сказал Кузьма Михайлович и тоже пощупал грядку своей тавричанки (Сказание о моем ровеснике).

Присутствует в текстах и фразеологизм для выражения долженствования, возможности делать то, что другим не дано, – сам бог велел: Самочинные партизаны нигде не стояли на довольствии, обирать население было нельзя, а этих сам бог велел (И всему роду твоему).

На страницах произведений писателя фиксируем также устойчивое сочетание бог тебе судья, которое употребляется «для выражения прощения, снисхождения к проступку адресата (с оттенком смирения)» [Балакай: 65]: – Нехристь ты, Кузьма! – с задушевной верой сказал он и вздохнул. – Без Тишки твою пыхтелку ржа давно б источила! На его хребте сидишь и его же поносишь!.. Ну да бог тебе судья (Сказание о моем ровеснике).

Обычно выражение богом дано используется, когда говорят о том, что посчастливилось получить, приобрести. Однако в нашем случае речь идет о божественном всемогуществе, реализуется библейский факт сотворения мира и всего сущего в нем: А какая тут оказия? Все богом дано, тять, – кротко сказала Пелагея (Сказание о моем ровеснике).

Во многом указанные фразеологические единицы связаны с Ветхим Заветом. В Книге Иова, например, говорится об испытаниях, которые послал ему Бог: погибло все его имущество и дети, однако Иов не ропщет, а проявляет мудрость и смирение: «И вот большой ветер пришел от пустыни и охватил четыре угла дома, и дом упал на отроков, и они умерли... Тогда Иов встал и... сказал: наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял;... да будет имя Господне благословенно!» (Иов 1:19,21).

Устойчивые сочетания с компонентом господь/господи в произведениях К.Д. Воробьева немногочисленны. Так, идиома господи боже используется для выражения удивления, неудовольствия, досады: – И с чего завелись, господи боже! – заговорила Пелагея. – Ну что такоича делают люди? (Сказание о моем ровеснике).

Фразеологизм прости меня господи несет в себе сему 'просьба о прощении'.

Такая единица используется в тексте в тот момент речи, когда персонаж произносит так называемые «неудобные» слова, воспроизведение которых считается непристойным в конкретной коммуникативной ситуации: – Тьфу, дурак головастый! – покраснел Петрак. – В божий день – и такие речи, прости меня господи!.. (Сказание о моем ровеснике); – Картохи на сметане. Только что принесли... И надо ж ему ухитриться настольник развязать! Не лошадь, а прямо-таки кобель, прости господи!.. (Сказание о моем ровеснике).

Выражение не приведи господи, синонимичное фразеологизму не дай бог, фиксируется в словарях в значении 'о чём-л. нежелательном (выражение предупреждения, предостережения)'. В тексте К.Д. Воробьёва идиома используется для того, чтобы подчеркнуть высшую степень проявления качества, признака: – Величиной,

–  –  –

почитай, с мою ладонь, а расписана как – не приведи господи! Что твоя рай-дуга!

(Сказание о моем ровеснике).

Единица господь / господи, неоднократно встречающаяся в произведениях К.Д. Воробьёва, относится к группе междометных фразеологизмов, которые «применяются для выражения различных чувств, эмоций, волевых побуждений лица».

Исследователи традиционно выделяют несколько видов таких междометных фразеологизмов: «выражение эмоций говорящего (господи!), формулы приветствия и прощания (спаси вас господь!), формулы приглашения, клятвы (вот те крест!), усиление просьбы, мольба (христа ради), благодарность и т.д.» [Азарова 2005: 37].

Однако в современных толковых словарях лексема господи зачастую фиксируется как междометие, носящее разговорный характер, со значением 'возглас, выражающий сильные – обычно неожиданные – чувства: радость, испуг, удивление и т.п.'. В рассматриваемых произведениях отмечаем следующие примеры использования междометного фразеологизма господи: – О господи... Баба твоя – она хоть солдатом была (Сказание о моем ровеснике); «Господи, он же почитал родней меня, а я...»

(Сказание о моем ровеснике); – Это ж душа его... Господи! За что ж ты нас так, а?

За какие перед тобой прегрешения не принимаешь к себе невинно убиенного?! – прошептал он и перекрестился (Сказание о моем ровеснике).

Также в повестях К.Д. Воробьёва можем отметить фразеологические единицы бранного характера. Например, в бога мать («грубо-прост. ругательство, выражающее чувство острого недовольства, обиды, раздражения, злобы, ожесточения» [ФСРЛЯ http]): «Вперед!.. в бога мать!.. Идти нельзя! Ужи, ящерицы, черви и прочая болотноводяная мразь не ходит... ползает она!..» (Убиты под Москвой); ругаться (выругаться) в бога («прост. грубо ругаться, сквернословить, употребляя слово Бог»

[Большой словарь русских поговорок http]): Он крикнул, чтобы я не рассолаживался, и выругался в бога (Крик); Видно, курсант тоже враз понял, кто и куда стрелял, потому что он сам выхватил из рук Алексея банку, рассыпав табак, а потом бежал следом за Алексеем и ярым полушепотом ругался в бога... (Убиты под Москвой).

Дополнительно культурная информация может быть передана с помощью помет, которые даются в лексикографических изданиях. Составители фразеологических словарей отмечают, что легче всего выделяются «устаревшие фразеологизмы, которые удерживаются в пассивном запасе языка» [ФСРЯ 1986: 19]. Соответствующую помету «устар.» имеют устойчивые выражения бог дал, бог миловал, бог несет, бог помочь (помощь), бог прибрал, где бог пошлет, как бог свят, с богом [ФСРЯ 1986: 38–41].

Фразеологические выражения могут иметь пометы, указывающие на функциональностилевую принадлежность, например, «разг.» – Бог помочь, Бог с Вами, с Богом, чем Бог послал и др. [Балакай: 63–66], бог знает куда, ей-богу, чем бог послал и др.

[ФСРЛЯ 2001:

29–32].

По структуре отмеченные нами фразеологические единицы с компонентомтеонимом можно распределить по группам ФЕ-словоформы (формы отдельного слова (господи) и предложно-падежные сочетания (ради бога, с богом) и ФЕ-предложения (например, структурно равнозначные простому двусоставному предложению сам бог велел, чем бог пошлет).

А. Пеянович отмечает, что такие фразеологизмы (которые мы рассматриваем в рамках нашей статьи) изначально представляли собой речевые акты: «а) обращения к самому божеству с целью просьбы, выражения благодарности и надежды, ожидания положительного результата в исходе событий», «они лишены понятийного содержания и денотативного значения, но зато им присущ яркий экспрессивный и эмоциональный компонент значения, выражающий целый диапазон различных эмоций и чувств»;

«б) исконные заклинания – обращены к адресату либо с целью убедить его

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

в справедливости своих слов, либо воздействовать на адресата, чтобы он совершил какое-либо действие» [Пеянович 2013: 514].

Язык обладает способностью сохранения и передачи информации в виде различного рода устойчивых выражений, не теряющих свое семантическое наполнение в течение длительного времени, кратких и емких. Одним из таких источников культурно-религиозной информации являются фразеологические обороты. Устойчивые выражения с религиозным компонентом важны для понимания художественного текста в связи с тем, что содержат дополнительные знания, основанные на традициях, обрядах и культах, исторической памяти народа. Такие языковые единицы, функционирующие в виде устойчивых сочетаний в течение длительного периода, отражают представления носителя конкретного языка о религиозной культуре и роли человека в ней.

Фразеологическая составляющая идиолекта писателя отражает авторскую языковую картину мира, дает представление о религиозных воззрениях художника слова, а также позволяет увидеть богатство и специфику национальной концептосферы. Рассмотрев фразеологические единицы с компонентом-теонимом, можем сказать о том, что в произведениях К.Д. Воробьёва отражаются представления о Боге как всемогущем, всеведущем абсолюте, воплощении добра и милосердия. В результате проведенного анализа приходим к выводу, что авторская трактовка фразеологизмов соотносится с общеязыковыми представлениями, незначительно трансформируясь в отдельных случаях. В идиоматических выражениях, используемых К.Д. Воробьёвым, сохраняется противопоставление вечного Бога и смертного человека. Однако в большинстве рассмотренных контекстов компонент фразеологизма лишь частично соотносится с религиозной культурой, теряя непосредственную связь с ней. Выявленные устойчивые сочетания с религиозным компонентом имеют положительную и отрицательную оценочность.

Библиографический список

Азарова Е.В., Никонова М.Н. Русский язык. Омск: Изд-во ОмГТУ, 2005. 80 с.

Антропова В.В. Фразеологизмы с теологическими, демонологическими компонентами и их дериватами в современном русском языке: семантический и лингвокультурологический аспекты: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.02.01. Челябинск, 2004. 23 с.

Балакай А.Г. Словарь русского речевого этикета: около 6000 этикетных слов и выражений. М.: Астрель: АСТ: Хранитель, 2007. 767 с.

Большой словарь русских поговорок / В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитина [Электронный ресурс]. М: Олма Медиа Групп, 2007. URL: http://dic.academic.ru/ (дата обращения: 12.11.2014).

Бондаренко В.Т. О структурном варьировании устойчивых фраз [Электронный ресурс] // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2012. № 3 (23). Ч. 2. URL: http://scientific-notes.ru/pdf/026-009.pdf (дата обращения: 13.09.2014).

Бугаева И.В. Язык православных верующих в конце XX – начале XXI века:

монография. М.: Изд-во РГАУ – МСХА имени К.А. Тимирязева, 2008. 240 с.

Булгаков С.Н. Размышления о национальности // Булгаков С.Н. Соч.: в 2 т. Т. 2.

Избранные статьи. М.: Наука, 1993. С. 435–458.

Булгаков С.Н. Свет невечерний: Созерцания и умозрения [Электронный ресурс].

URL: http://www.vehi.net/bulgakov/svet/003.html (дата обращения: 10.10.2014).

Воробьев К.Д. Убиты под Москвой. Повести. М.: Правда, 1989. 464 с.

Гехтляр С.Я. Русское слово в контексте духовной культуры. Брянск: Курсив, 2009. 336 с.

–  –  –

Ковшова М.Л. Анализ фразеологизмов в кодах культуры как лингвокультурологический метод исследования // Слово, фразеологизм, текст в литературном языке и говорах. Орёл, 2010. С. 87–93.

Косицына Н.О. Лексика религиозной культуры в идиолекте А.А. Фета: дис. … канд. филол. наук: 10.02.01. Курск, 2010. 235 с.

Мечковская Н.Б. Язык и религия. М.: Агентство «ФАИР», 1998. 352 с.

Михайлова Ю.Н. Религиозная православная лексика и ее судьба (по данным толковых словарей русского языка): дис. … канд. филол. наук: 10.02.01. Екатеринбург, 2004. 171 с.

Пеянович А. Бог и черт в славянской фразеологии (на материале русского и сербского языка) // Когнитивные факторы взаимодействия фразеологии со смежными дисциплинами: сб. науч. тр. / отв. ред. Н.Ф. Алефиренко. Белгород: БелГУ, 2013.

С. 514–519.

Ратушная Е.Р. Семантическая структура фразеологизмов в процессе её формирования и функционирования. Курган: Изд-во Курган. гос. ун-та, 2000. 223 с.

Савчук Г.В. Эмотивность как семантическая составляющая значения ФЕ // Слово, фразеологизм, текст в литературном языке и говорах. Орёл, 2010. С. 121–122.

Фразеологический словарь русского языка: свыше 4000 словарных статей / сост.

Л.А. Войнова, В.П. Жуков, А.И. Молотков, А.И. Федоров; под ред. А.И. Молоткова. М.:

Русский язык, 1986. 543 с. (в тексте – ФСРЯ) Фразеологический словарь русского литературного языка / сост. А.И. Федоров.

М.: АСТ, 2001. 720 с. (в тексте – ФСРЛЯ) Фразеологический словарь русского литературного языка / сост. А.И. Федоров [Электронный ресурс]. М.: АСТ, 2008. URL: http://phraseology.academic.ru/6430 (дата обращения: 12.11.2014). (в тексте – ФСРЛЯ http).

Хроленко А.Т. Филологическое познание и религиозный опыт [Электронный ресурс] // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. 2012. № 3 (23). Ч. 2. URL: http://scientific-notes.ru/pdf/026-003.pdf (дата обращения: 13.09.2014).

Шанский Н.М. Фразеология современного русского языка. М.: Высшая школа, 1985. 160 с.



Похожие работы:

«Министерство культуры Российской Федерации Министерство культуры Республики Коми Государственное бюджетное учреждение Республики Коми «Национальная галерея Республики Коми» Государственное автономное учреждение Республики Коми «Финно-угорский этнокультурный парк» Государс...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный университет имени...»

«ЛИКБЕЗ 016 МАЙ2010 Нажав на имя автора или раздел содержания, вы попадете на нужную страницу Поэзия Проза Для Отдел острокультурыВладимир Токмаков «Ключи от Владимир Витвинчук Старость умных мультуры поля» — 12 мальчика (рассказ) — 96 Михаил Гунд...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения»...»

«Колодий Вячеслав Владимирович Визуальность как феномен и её влияние на социальное познание и социальные практики 09.00.11 – Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Томск2011 Работа выполнена на кафедре культурологи и социальной коммуникации Федерального государственного бюджетно...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2000 • № 5 РОССИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В.Б. ЗЕМСКОВ Латинская Америка и Россия (Проблема культурного синтеза в пограничных цивилизациях) Налич...»

«Федеральное агентство по образованию ТОМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Утверждаю Директор Института Искусств и культуры ТГУ Ю. В Петров «20» декабря 2010 г. МАРКЕТИНГ БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Методическая разработка для семинарских и практических занятий, самостоятельной работы студ...»

«Сюзан ЛАРСЕН Тело или чучело: что творится под «женским знаком»? «Мучаясь бессоницей, Пушкин, сколько ни вслушивался, ничего не мог расслышать от [женщин], кроме этого: «Парки бабье лепетанье», но содержание такого «лепетанья» равно нул...»

«Литературно-художественный и общественно-политический журнал МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И ИНФОРМАЦИОННЫХ Учредители: КОММУНИКАЦИЙ КБР СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ КБР Главный редактор ХАСАН ТХАЗЕПЛОВ Редакционная коллегия: Общественный с...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.