WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 


Pages:   || 2 |

«Kommunikation im Internet: Segen oder bel? Materialien der Internationalen wissenschaftlichen Tagung (Archangelsk, 25.–26. Oktober, 2012) Archangelsk Северный (Арктический) Федеральный Университет ...»

-- [ Страница 1 ] --

Nrdliche (Arktische) Fderale Universitt

Institut fr Philologie und Interkulturelle Kommunikation

Lehrstuhl fr Deutsch

DAAD-Lektorat in Archangelsk

Kommunikation im Internet:

Segen oder bel?

Materialien

der Internationalen wissenschaftlichen Tagung

(Archangelsk, 25.–26. Oktober, 2012)

Archangelsk

Северный (Арктический) Федеральный Университет

Институт филологии и межкультурной коммуникации

Кафедра немецкого языка

Лекторат Германской службы академических обменов в Архангельске

Коммуникация в Интернете:

благо или зло?

Материалы Международной научно-практической конференции (Архангельск, 25–26 октября 2012 г.) Архангельск УДК 81(082)+004.738.5(082)+316.772.5(082) ББК 81.001.1я431+32.973.202я431+60.524.224.56я431 К 63 Ответственный редактор, составитель: Л.Ю. Щипицина, доктор филологических наук

, профессор кафедры немецкого языка САФУ имени М.В. Ломоносова

Коммуникация в Интернете: благо или зло = Kommunikation im Internet:

Segen oder Uebel? : материалы Международной научно-практической К 63 конференции (Архангельск, 25–26 октября 2012 г.) / Сев. (Аркт.) федер. ун-т, Ин-т филол. и межкультур. коммуникации, Каф. нем. яз, Лекторат Герман.

службы академических обменов в Архангельске ; [отв. ред. и сост.

Л.Ю. Щипицина]. – Архангельск: КИРА, 2012. – 65 с. – Текст: рус., нем., англ.

Агентство CIP Архангельской ОНБ Сборник содержит материалы международной конференции, посвященной общим тенденциям развития коммуникации в Интернете, а также вопросам ее технического оснащения и методическому потенциалу.

Издание предназначено для лингвистов, философов, социологов, методистов, а также для всех, кто интересуется современной интернет-коммуникацией и занимается ее научным изучением.

УДК 81(082)+004.738.5(082)+ 316.772.5(082) ББК 81.001.1я431+32.973.202я431+ 60.524.224.56я431 © Щипицина Л.Ю., составление, 2012 Содержание Раздел 1. Общетеоретические и философские вопросы изучения коммуникации в Интернете Siever T. Internet – neuer Segen, altes bel?

Kommunikation und Forschung im Wandel.………………….. 9 Бидная К.В. Жизнь в сети: возможности и опасности……. 10 Горошко Е.И., Полякова Т.Л. Коммуникация 2.0 как новое направление в лингвистике Интернета …………. 12 Лысоченко М.Н., Опенков М.Ю. Философия социальных сетей. Коммуникация знания……

–  –  –

Раздел 2. Cамопрезентация личности в Интернете Амурская О.

Ю. Социально-психологические аспекты самопрезентации виртуальной личности в Интернете …… Андронова Н.И. Лингво-прагматические характеристики самопрезентации личности в интернет-коммуникации ….. 23 Казяба В.В. Миф об акцентуации гендера в никнеймах немецкоязычной ICQ-коммуникации ………………………… 26 Некрасова К.А. Невербальные средства самопрезентации (на материале анализа сайтов коммерческих предприятий России и немецкоговорящих стран)…………………………. 30 Сметанина И.А. Некоторые особенности самопрезентации личности в русскоязычных чатах

Раздел 3. Языковые особенности коммуникации в Интернете Романова М.

С. Фонологическое письмо в интернеткоммуникации ……………………………………………………. 35 Рыбалкина М.Ю. Мемы Рунета. Паремиологические свойства блогосферы …………………………………………….. 37 Рыбник А.З. Оценочный компонент в структуре коннотации английских неологизмов тематической группы «Wikipedia»………………………………………………… 39 Раздел 4. Текстовая и дискурсивная организация интернет-коммуникации Егорова Е.В. Политический дискурс в компьютерноопосредованной коммуникации

Либшнер А. Развитие темы и реализация когезии в социальной сети “ВКонтакте”………………………………… 43 Поникаровская Т.Н. Специфика реализации гипертекстовой связи в интернет-рекламе…………………………. 45 Прима А.М. Паралингвистические средства в виртуальном дискурсе: гендерный аспект………………………………. 48 Щипицина Л.Ю. Текстовая организация интернеткоммуникации: расширение коммуникативных возможностей или «старое вино в новые мехи»?

Раздел 5. Прикладные аспекты изучения интернет-коммуникации Корзина М.

И., Лысенко В.А., Лысенко А.А., Майоров И.С.

Опыт взаимодействия с пользователем в модели проектирования веб-сайта ………………………………………………… 52 Лесников С.В., Лесников Г.С., Остапов Д.А., Лесников А.В., Мозымов А.Г. Многоаспектная система поиска терминов в гипертекстовом информационно-поисковом тезаурусе …. 55 Либшнер А., Костеневич Е.В. К вопросу об использовании интерактивных возможностей онлайн-платформы Moodle (на примере курса „Иностранный язык в сфере международного туризма и гостиничного бизнеса“)………….. 58 Хохлушина Е.В. Дидактические возможности подкастинга для развития метакогнитивного компонента автономии учащегося …………………………………………………………… 60 Druzhinina M. Bildungspolitischer Diskurs in der computervermittelten Kommunikation …………………………. 63

Contents

Part 1. Common Theoretical and Philosophical Aspects of Communication on the Internet Siever T. Internet – New Blessing, Old Evil? Communication and Research in a State of Change.……………………………… 9 Bidnaya K. Life on the Internet: Benefits and Dangers.. 10 Goroshko E., Polyakova T. Communication 2.0 as a New Approach in Internet Linguistics” …………………………........ 12 Lysochenko M., Opyonkov M. Philosophy of Social Networks. Communication of Knowledge………………………. 16 Polyakova T. The Study of Digital Genres as a Field of Research in Internet-linguistics.……………………………… 18 Part 2. Self-presentation on the Internet Amurskaya O. Socio-psychological Aspects of the Presentation of Virtual Self on the Internet…………………………….. 21 Andronova N. Language-specific and pragmatic characteristics of self-presentation on the Internet …………………….. 23 Kazyaba V. The Myth of Gender Accentuation in German Nicknames …………………………………………………………… 26 Nekrasova K. Non-verbal Means of Self-presentation (based on an Analysis of Internet-homepages by Companies in Russia and German-speaking countries)…………………………………. 30 Smetanina I. Some Peculiarities of Self-presentation on the Internet (based on an Analysis of Russian chat)

Part 3. Linguistic Aspects of Communication on the Internet Romanova M.

Phonological Writing in Internetcommunication ……………………………………………………… 35 Rybalkina M. Memes of the Russian Internet. The Blogoshere as the Source of Word-formation…………………… 37 Rybnik A. The Evaluative Component in the Connotation Structure of English Neologisms in the Thematic Group «Wikipedia» ………………………………………………………… 39 Part 4. Textual and discursive organization of Internet-communication Egorova E. Political discourse in Computer-mediated Communication

Liebshner A. Topic Development and Cohesion in the Social Network VKontakte………………………………………………. 43 Ponikarovskaya T. Specifics of the Realization of Hypertextual Cohesion in Internet-Advertising ………………………

Prima A. Paralinguistic Means in Virtual Discourse:

the Aspect of Gender ………………………………………………. 48 Shchipitsina L. Textual Organization of Internet-communication: The Widening of Communicative Possibilities, or “Old Wine in New Bottles”?

–  –  –

Internet– neuer Segen, altes bel? Kommunikation und Forschung im Wandel Dr. T. Siever wissenschaftlicher Mitarbeiter im Deutschen Seminar, Philosophische Fakultt der Leibniz-Universitt Hannover, Betreuer des Forums in "Der Deutschunterricht". E-Mail: siever@mediensprache.net The report “Internet – New Blessing, Old Evil? Communication and Research in a State of Change” by T. Siever follows the history of Internet use and the development in (German) linguistic Internet research. It is noted, that 20 years after the discovery of the Internet the network has lost its status of the new and is fully integrated in our media landscape. This can be seen in the activities of traditional media organizations as well as in the activities of the users. These activities are known to include not only the reception of content, but also the review, comment, or even active participating in the media landscape, and the interpersonal communication. Current trends in Internet research, such as the corpus linguistics and applied linguistics are highlighted. The second part of the report focuses on some characteristics of interpersonal communication and on its historical classification. The question posed in the title (if Internet is blessing or evil) is considered both from the perspective of the speech community and of linguistics.

20 Jahre, nachdem das Internet durch die breite Bevlkerung entdeckt worden ist, hat das Netz den Status des Neuen verloren und ist in unsere Medienlandschaft vollstndig integriert. Ablesbar ist dies im Web an den Aktivitten der klassischen Medienorganisationen ebenso wie an den Nutzungsaktivitten der Gesellschaft. Zu diesen zhlen bekanntermaen nicht nur die Rezeption von Inhalten, sondern die Bewertung, Kommentierung oder gar Mitgestaltung der Medienlandschaft („Web 2.0“) sowie der groe Bereich der interpersonalen Kommunikation.

Im Vortrag wird im ersten Teil ein berblick ber die Entwicklungen in der (germanistischen) linguistischen Internetforschung gegeben und damit auch _________________

© Siever T., 2012 aktuelle Tendenzen aufgezeigt, etwa im Bereich der Korpus- und der angewandten Linguistik. Im zweiten Teil wird der Fokus auf ausgewhlten Merkmalen der interpersonalen Kommunikation liegen und es wird eine historische Einordnung vorgenommen.

Mit beiden Themenbereichen wird so die eingangs gestellte Frage nach dem Segen oder bel sowohl aus der Perspektive der Sprachgemeinschaft als auch aus derjenigen der Linguistik betrachtet und beantwortet.

–  –  –

The report “Life on the Internet: Benefits and Dangers” by K. Bidnaya deals with the conditions, which influence the behavior of “netizens” in new era, where the main factor of social development is the production and use of information. The constant expansion of the Internet users, as well as the involvement of new participants in the Internet communication, indicate the presence of radical changes in interpersonal communication. However, these changes are not always positive, and they leave us open to the question about the benefits and dangers of the global network.

Современный мир уже невозможно представить без средств массовой коммуникации, и сегодня трудно поверить, что многие поколения наших предков в течение многих столетий пользовались единственным средством передачи информации – устной речью. В XVII веке происходит мощный толчок в развитии межличностных коммуникаций: появляется бумага, затем печатный станок, появляются книги, газеты, журналы, коммуникация переходит на новый уровень – уровень печатного слова.

Следующая революция в области средств коммуникации напрямую связана с изобретением и развитием электронных средств связи [Кастельс 2004: 4].

Появление телефона, телеграфа, радио, телевидения и конечно же сети Интернет создали условия для формирования новой современной системы межличностной коммуникации и новой формы общественной жизни.

Об этом красноречиво и пророчески высказался американский социолог и футуролог Элвин Тоффлер: «Человечество может погибнуть не от того, что окажутся исчерпанными кладовые земли, выйдет из-под контроля атомная энергия или погибнет истерзанная природа. Люди вымрут из-за того, что они не выдержат психологических нагрузок. Настоящее потрясение значит больше, чем просто появление новых машин. Оно обещает реструктуризацию всех человеческих взаимоотношений и ролей» [цит.

по:

____________________

© Бидная К.В., 2012 Горелова 2007: 1]. Именно Элвин Тоффлер дал название новому обществу – информационное.

Стремительное развитие технологий глобальной информатизации общества коренным образом воздействует на уклад жизни и деятельности людей во всех странах мира. Биологический интерес человека к общению и взаимодействию с другими членами общества приводит к упрощению и ускорению этого процесса, а также поиску новых средств его осуществления [Коротков, Карякина 2006: 3]. Безусловно, появление новой техники межличностной коммуникации приводит к изменениям в общественной жизни, а также к изменениям в психике конкретного индивида.

Распространение персональных компьютеров существенно улучшило связь между людьми, сократились временные затраты на передачу информации. Ценность Интернета в этом процессе сложно переоценить.

Однако отношение к Интернету как средству коммуникации не столь однозначно. Одной из важнейших проблем интернет-коммуникации является отход человека от реальной жизни и полное погружение в мир виртуальный, что представляет опасность для психического состояния человека, а также процесса его социализации [Яковлев 2001: 6].

Отношения в сети Интернет сильно отличаются от отношений в реальном мире. В сети быстро и завязываются новые контакты, отношения легко начать и закончить. У индивида в сети складывается впечатление, что он может предстать перед интересующим его человеком не таким, какой он есть, а таким, каким он сам себя покажет. Это приводит к иллюзии отсутствия у виртуальной коммуникации недостатков, присущих реальному общению [Соколов 2002: 5]. Такие контакты не несут эмоциональной нагрузки, они пусты, а это порождает невозможность создания общения в реальной жизни и выпадение человека из процесса социализации. Часто человек начинает подменять свою личность чем-то иным, что приводит к потере самоидентичности. В таком случае человека перестает интересовать реальная жизнь.

Интернет предоставил современному миру колоссальные возможности повышения интеллектуального потенциала каждого человека.

Происходящая техническая и информационная революция приводит к увеличению уровня знаний, что позволяет еще более ускорять движение прогресса [Засурский 2007: 2]. Однако, человеческая психика не может эволюционировать настолько быстро, нередко она оказывается незащищенной перед негативным воздействием интернет-коммуникации.

Индивиды полностью погружаются в виртуально-иллюзорный мир и постепенно стирают грань между реальной жизнь и жизнью в сети, они теряются для общества, просто выпадают из него без возможности вернуться назад.

Библиографический список

1. Горелова Е.В. Информационное общество: концепции и историческая практика // Вопросы культурологи. 2007. №4. С. 5.

2. Засурский Я.Н. Интернет и интерактивные электронные медиа. М.: Изд-во МГУ, 2007. 262 с.

3. Коротков А.В., Карякина К.А. Интернет в системе мировых информационных процессов. М.: Изд-во МГУ, 2006. 148 с.

4. Кастельс М. Галактика Интернет: размышления об Интернете, бизнесе и обществе. Екатеринбург: Фактория, 2004. 328 с.

5. Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации. СПб.: Изд-во В.А. Михайлова, 2002. 461 с.

6. Яковлев И.П. Основы теории коммуникации: учеб. пособие. СПб., 2001. 230 с.

Коммуникация 2.0 как новое направление в лингвистике Интернета Е.И. Горошко профессор, доктор филологических наук, доктор социологических наук, заведующая кафедрой межкультурной коммуникации и иностранного языка Национального технического университета «Харьковский политехнический институт», г. Харьков (Украина). Эл.

адрес:

olena_goroshko@yahoo.com

–  –  –

The report “Communication 2.0 as a New Approach in Internet Linguistics” by E. Goroshko and T. Polyakova defines the subject area and specifies the research methodology of Internet Linguistics. The special stress is put on the Communication 2.0 and ways for its linguistic study within Internet Linguistics.

Изучение особенностей функционирования языка в сети Интернете началось с англоязычной коммуникации и к настоящему моменту насчитывает уже свыше пятнадцати лет. На материале русскоязычной интернет-коммуникации эти исследования тоже ведутся достаточно давно и интенсивно, что позволяет говорить уже о лингвистике Интернета как новом направлении современного языкознания.

Д. Кристал определяет лингвистику Интернета как одновременный анализ языка во всех сферах деятельности сети Интернет, включая электронную почту, различные виды чатов, игры, веб-страницы, а также частично связанные с компьютерно-опосредованной коммуникацией феномены, например, SMS-сообщения. Д. Кристал также полагает, что скорость изменений за последние 15 лет стала столь быстрой, что уже можно увидеть не только синхронический, но и диахронический аспекты _________________

© Горошко Е.И., Полякова Т.Л., 2012 изменений в языке. Появляется «историческая область» интернетлингвистики, которая, как никакая другая наука об изменениях в языке в истории лингвистики, позволяет нам благодаря Интернету проследить, насколько быстро и далеко зашли изменения в языке – в лексике, грамматике и других явлениях. Набирает популярность такое направление, как сравнительная интернет-лингвистика, т.к. Интернет все больше становится многоязычной коммуникативной средой [Crystal 2005: 1].

Л.Ф.

Компанцева подчеркивает, что об окончательном оформлении лингвистики Интернета в новую область лингвистического знания можно судить по ряду фактов:

были определены типологические особенности всех уровней интернеткоммуникации (функционально-системного, предполагающего формирование языковой парадигмы Сети; дискурсивного, касающегося новых речевых практик и новой системы жанровых форматов;

концептуального, объясняемого относительной новизной практики виртуального общения, изменчивостью языковой картины мира в Сети, возникновением новых лингвистических единиц в виртуальной коммуникации и др., социолингвистического и лингвогендерологического, соотносимыми с коммуникативными ситуациями, типами виртуального дискурса, с типологией виртуальных языковых личностей, с лингвистическими составляющими виртуальных сообществ и др.);

формирующаяся парадигма в лингвистике Интернета зафиксирована в ее терминологической системе, что подтверждается появлением понятийного аппарата, присущего исключительно этой области знания (интернет-коммуникация, виртуальная языковая личность, виртуальная языковая картина мира, виртуальный дискурс, гипертекст и др.) [Компанцева 2008: 405–407].

Что касается методологии, то помимо чисто лингвистических методов анализа коммуникативного пространства Интернета, базирующихся на всем предыдущем опыте филологического знания, в лингвистике Интернета начинает формироваться свой особый лингвистический инструментарий:

используются методы включенного и невключенного наблюдения, разработаны методики изучения виртуальных жанров. Успешно модифицированы и приспособлены к среде Интернет такие экспериментальные методики, как свободный ассоциативный эксперимент, рецептивный эксперимент и интент-анализ [там же].

Одновременно с традиционным лингвистическим инструментарием в лингвистике Интернета используются смешанные (количественнокачественные) и гибридизированные методики: например, стал популярен автоматический количественный анализ электронного текста через вебсреду, некоторые методы анализа визуальной информации (изучение способов связи между аватаром и ником пользователя, когда графическая сторона образа исследуется одновременно с его словесным обозначением).

Появляются и новые методологии анализа данных, например, программы парсинга веб-страниц, т.е. специальное программное обеспечение для исследования графического размещения текста на экране, гиперссылочного аппарата и его размещения в тексте, изучения текстовой разметки и пр. Проводятся психолингвистические эксперименты по восприятию и пониманию «движущегося по экрану» текста, исследование речевой коммуникации в блогосфере Интернета осуществляется с помощью теории фракталов и других методов.

Заметим, что вследствие высокой степени креолизации текстов в сети Интернет, включение в них аудио и видео информации, приводит к использованию исследователями методов, заимствованных из смежных наук (коммуникативистики, медиалингвистики), где разрабатывается методология анализа сложных семиотических систем. К таким методам относятся, например, методы анализа графической информации: цвета, изображений [Gauntlett 2000]. В итоге можно утверждать, что возникает как междисциплинарная область знания, так и междисциплинарный исследовательский инструментарий. При анализе электронного контента всё чаще говорят о появлении или необходимости разработки гибридных или мультимодальных методов его изучения, которые бы сочетали одновременно несколько уровней анализа данных [Горошко 2011].

Фактически формируется методология изучения многослойной семиотической системы, где язык – всего лишь один слой этой системы.

При рассмотрении методологии лингвистических исследований в Интернете особого внимания заслуживает так называемая коммуникация 2.0, которая осуществляется в Интернете благодаря технологиям веб 2.0.

С появлением таких технологий происходит кардинальное изменение коммуникативной парадигмы, когда рядовой пользователь получил возможность не только самостоятельно обращаться в Сеть за информацией, но и стал активным участником коммуникации, одновременно создателем, пользователем и редактором веб-контента. Естественно возникла необходимость в разработке нового инструментария, который «нацелен»

более всего на изучение конвергентных явлений: конвергенции контента, коммуникативных сервисов и коммуникативных ролей (когда отправитель сообщения автоматически становится и его адресатом).

В связи с этим развитие методологического инструментария лингвистики Интернета идет по нескольким направлениям.

1) Происходит модернизация традиционных лингвистических методов.

Так, традиционный метод контент-анализа в коммуникативной среде Интернета преобразился в веб-контент анализ [Herring 2010], соединивший в себе классический контент-анализ с интегрированием в него элементов дискурс-анализа и анализа социальных сетей, «работающих» в вебпространстве новых технологий. По мнению С. Херринг, анализ социальных сетей используется при изучении гиперссылок, а дискурс-анализ можно успешно применять при изучении чатов, дискуссионных форумов списков рассылок и прочее [ibid., 239], т.е. практически любого потока сообщений в компьютерно-опосредованном общении. Исследовательница даже дает ему особый термин, определяя дискурсивный анализ в интернет-пространстве как компьютерно-опосредованный дискурсивный анализ (англ. ComputerMediated Discourse Analysis) [ibid.].

2) При изучении сервисов второго веба, например, одного из самых больших файлообменников YouTube, происходит конвергенция нескольких методов, не только качественно-количественных, но и визуально-текстовых [Turnek, Jankowski 2008; Herring, Honeycutt 2009; Herring et al. 2008]. Эти тенденции сращения, конвергенции одного метода в другой, одного сервиса в несколько сторонних и т.д. всё усиливаются. Так, при изучении политической коммуникации, а именно уровня эффективности использования политическими партиями сервиса YouTube, одновременно изучался видео-контент, проводился контент-анализ комментариев к выбранным видео за определенный промежуток времени, а также с помощью сетевого анализа изучалась гиперссылочная интегрированность пользовательского сервиса YouTube в целый ряд других веб-ресурсов. При анализе комментариев наряду с дискурсивным и текстовым анализом проводился визуальный анализ, т.к. многие комментарии давались в формате видео-роликов и фотографий [Turnek, Jankowski 2008].

В XXI веке уже говорят о появлении отдельной интернет-методологии (англ. Internet Data Analysis) или практиках изучения интернетпространства – специальной междисциплинарной методологии, производящей анализ сложных социотехнических систем [Давыдов 2008].

Библиографический список

1. Горошко Е.И. Функционирование гипертекста в среде конвергентных медиа: лингвистический анализ // Гипертекст как объект лингвистического исследования: материалы II международной конференции (Самара, 18–20 октября 2011 г.) / отв. редактор С.А. Стройков. Самара: ПГСГА, 2011. С. 22–40.

2. Давыдов А.А. Системная социология: визуальный суперкомпьютинг взаимодействий пользователей Интернета. М.: ИС РАН, 2008. Режим доступа:

www.isras.ru/index.php?page_id=120&id=372.

3. Компанцева Л.Ф. Интернет-лингвистика когнитивно-прагматический и лингвокульторологический подходы: монография. Луганск: Знание, 2008. 528 с.

4. Crystal D. The scope of Internet linguistics: Paper given online to the American

Association for the advancement of Science meeting. 2005. Режим доступа:

www.davidcrystal.com/DC_articles/Internet2.pdf.

5. Gauntlett D. Web.Studies: Rewriting Media Studies for the Digital Age. London:

Arnold, 2000.

6. Herring S.C. Web content analysis: Expanding the paradigm // The International Handbook of Internet Research / J. Hunsinger, M. Allen, L. Klastrup (еds.). Berlin: Springer Verlag, 2010. P. 233–249.

7. Herring S.С., Abdul-Mageed M., Kutz D., Zelenkauskaite A. Convergent Media Computer-Mediated Communication: A panel presented at the 10th annual conference

of the Association of Internet Researchers (Internet Research 10.0 – Internet:

Critical). Milwaukee, WI, USA, 2009. Режим доступа:

http://mumageed.blogspot.com/2009/09/convergent-media-computer-mediated. html.

8. Honeycutt C., Herring S.C. Beyond microblogging: Conversation and collaboration via Twitter // Proceedings of the Forty-Second Hawai'i International Conference on System Sciences (HICSS-42). Los Alamitos, CA: IEEE Press, 2009.

Режим доступа: http://ella.slis.indiana.edu/~herring/ honeycutt.herring.2009.pdf.

9. Turnek M., Jankowski N.W. Social Media and Politics: Theoretical and Methodological Considerations in Designing a Study of Political Engagement: Paper presented at Politics: Web 2.0: An International Conference. University of London, 2008. Режим доступа: http://newpolcom.rhul.ac.uk/politics-web-20-paperdownload/Turnsek_and_Jankowski_Social_Media_and_Politics.pdf

–  –  –

The paper “Philosophy of Social Networks. Communication of Knowledge” by M. Lysochenko and M. Opyonkov deals with philosophical categories of using the Web in the world, where knowledge and access to knowledge is changing. It is stated, that in these conditions we need to accent the notions of knowledge management, knowledge communication and to investigate the relationship between text and reality as well as between sciences and humanities in “Science 2.0.” Представление мира в виде сети взаимоотношений означает, что мышление категориями сетей стало еще одной ключевой характеристикой системного мышления. Сетевое мышление изменяет не только наш взгляд на природу, но и способ описания научного знания. В системном мышлении метафора здания в отношении знания сменяется метафорой сети. Если рассматривать реальность как сеть взаимоотношений, то описания реальности формируют взаимосвязанную сеть понятий и моделей, в которой отсутствуют основы. Конечно, взгляд на знание как на сеть является непривычным, но он вытекает из сетевого подхода к представлению о мире.

Модернизация устройств и увеличение скорости передачи данных приводит к тому, что невероятно быстрыми темпами сегодня развивается мобильный Интернет. Применение подхода «Сначала мобильные!» дает возможность все более полно соответствовать потребностям аудитории.

Пользователи мобильного Интернета в два раза активнее тех, кто заходит на сайт со стационарного компьютера или ноутбука. Комбинация решений для мобильных устройств и компьютеров повышает вовлеченность пользователей обоих типов. Произошло отделение понятия присутствия от физического местопребывания. Пока люди участвуют в общении некой группы, другие члены группы воспринимают их как присутствующих.

____________________

© Лысоченко М.Н., Опенков М.Ю., 2012

В мобильном обществе действует следующий онтологический критерий:

существовать – значит быть постоянно занятыми и постоянно быть на связи.

При этом мобильное устройство (телефон, планшет) позволяет выполнять следующие действия.

Разговаривать. Трубку мобильного телефона берет именно тот, с кем мы желаем говорить, кроме самых досадных недоразумений, а находиться при этом он может, где угодно. (Дополнительная ремарка: «Говорить можешь?»). Для нас онтологическая изоляция начинается тогда, когда мы обнаруживаем, что сети нет, тогда мы начинаем лихорадочно искать ее. Мы сразу чувствуем себя одиноко, но ведь не так давно это было нормально: мы всегда были вне зоны доступа, и это касается не только разговоров.

Писать. Электронная почта и мобильные устройства сравнялись. Они могут передавать не только фонетическое письмо, но и идеограммы в виде смайлов. В этих явлениях мы наблюдаем самое удаленное от голоса или устной речи письмо, которое только можно себе представить, маркирующее эмоции.

Регистрировать. Важной функцией мобильного телефона оказывается регистрация, а иногда и накопление капитала, поскольку есть тенденция объединения мобильного телефона и кредитной карты.

Конструировать. Через регистрацию конструируются все социальные объекты, которые получают мобильную форму. Мобильное устройство становится сводом личных документов.

Второй онтологический вывод, который отсюда вытекает: социальная онтология основана на системе письма, которая может прекрасно существовать без мобильных технологий, но ее совершенным символом является именно мобильное устройство, поскольку оно позволяет или обещает позволить связаться друг с другом посредством всех форм устной и письменной коммуникации, принимать записи всех параметров (тексты, рисунки, музыку).

Мобильные устройства претендуют на роль абсолютного инструмента, которым, начиная с Аристотеля, считалась рука. Как бы в подтверждение того факта, что немецкий – язык философский, немцы для обозначения мобильного телефона используют слово Handy, созвучное английскому hand

– рука. И действительно, мобильный телефон всегда под рукой, это абсолютный инструмент, «закрывающая технология», аппарат, который ставит крест на всех остальных, потому что вмещает в себе их все вместе взятые.

Сегодня много говорят об изменении знания, хотя на самом деле меняется только доступ к знанию, уже существующему в письменной форме.

Обладание телефоном, планшетом и компьютером расширяет личную библиотеку пользователя с вытекающими отсюда неизбежными и очевидными последствиями изобилия имеющейся при себе информации.

Таким образом, мы имеем дело не с триумфом изображения, несмотря на пророчества Маршалла Маклюэна, а с взрывом письменности, то есть с продолжением, пусть и несколько однообразным, традиционных форм передачи знания.

В современных условиях меняется идеал познания, сформированный в Новое время. На место получения принципиально нового знания приходит управление уже полученным знанием. Эпистемология объединяется с менеджментом знания через категорию «управления». На наш взгляд, в обучении менеджменту знания и состоит цель образования, которое представляет собой коммуникацию знания.

В коммуникации знания важным инструментом выступает Вторая Сеть (Web 2.0), которая создает новые формы социальности, новые «глобальные деревни», каковыми становятся блогосфера и социальные сети (Twitter, Facebook, Google+). Мобильные сети приводят к дальнейшей фрагментации блогосферы, превращая каждый пост в гипертекстуально организованную реплику или афоризм.

В условиях распространения социальной сети Web 2.0 возникает глобальное объединение профессионалов, любителей и блоггеров «Наука 2.0». Для этого сообщества текст и реальность сугубо функциональные феномены, которые различаются прагматически, в зависимость от точки зрения субъекта, который их воспринимает. С одной стороны знак, текст, культура, семиотическая система; с другой вещь, реальность, природа, материя. Это одни и те же объекты, рассматриваемые с противоположных точек зрения.

Текст это воплощенный в предметах физической реальности сигнал, передающий информацию от одного сознания к другому, и поэтому не существующий вне воспринимающих его сознаний. Вследствие принципиальной неполноты любой системы описания действительности культуры необходимо несколько способов рассмотрения одного и того же, чтобы неполнота компенсировалась стереоскопичностью. Так в феномене «Наука 2.0» возникает диалог естественнонаучного и гуманитарного типа знаний.

–  –  –

The article “The Study of Digital Genres as a Field of Research in Internetlinguistics” of T. Polyakova argues the necessity of studying the digital genres.

The theoretical aspects of the study of digital genres is exemplified by the genre of twitting.

Появление и динамическое развитие информационных технологий и Интернета привело к появлению нового вида коммуникации, ____________________

© Полякова Т.Л., 2012 осуществляемой в этой среде, которая получила название компьютерноопосредованной коммуникации (от англ. Computer-mediated communication

– CMC), или интернет-коммуникации. Данные термины практически синонимичны, однако термин «компьютерно-опосредованная коммуникация» является более широким и включает в себя понятие интернет-коммуникации. Под компьютерно-опосредованной коммуникацией мы понимаем любое взаимодействие людей с помощью соединенных в сеть компьютеров, в то время как интернет-коммуникация представляет собой особую форму коммуникации, взаимодействие людей друг с другом в сети Интернет, осуществляемое путем обмена знаковыми, а также мультимедийными сообщениями.

Появление интернет-коммуникациии, а также языка, обслуживающего данную сферу, стали объектом исследования нового направления языкознания – интернет-лингвистики. Одним из самых известных ученых, занимающихся вопросами интернет-лингвистики, является Д. Кристал.

Исследователь определяет интернет-лингвистику как одновременный анализ языка во всех сферах деятельности сети Интернет, включая электронную почту, различные виды чатов, игры, веб-страницы, а также связанные с компьютерно-опосредованной коммуникацией области, например, SMS-сообщения [Кристал 2005: 1].

Изменения, происходящие в языке, обслуживающим интернеткоммуникацию, столь масштабны и глобальны, что исследователи говорят уже о появлении особой функциональной разновидности языка, обслуживающей электронные средства коммуникации, к которым, прежде всего, относится язык Интернета [Атабекова 2003]. Отличительные черты языка Интернета можно найти на уровне оформления текста, орфографии, морфологии и синтаксиса [Херринг 2011: 1-11].

Одной из причин, по которой язык средств электронной коммуникации можно на настоящий момент считать функциональной разновидностью языка, является тот факт, что этот подъязык «инициировал» возникновение новой системы мультимедийных жанров и жанровых форматов, и, в результате, способствовал развитию нового направления в интернетлингвистике – виртуального жанроведения, в задачи которого входит описание и структурирование всего многообразия виртуальных или интернет-жанров и способов их классификации.

Термин «интернет-жанр» используется как в современной зарубежной, так и в отечественной лингвистической литературе, посвященной вопросам изучения типичных форм интернет-коммуникации. Мы определяем интернет-жанр как устойчивый тип текста, характеризующийся единством цели и формы, который отражает типичную ситуацию коммуникации в сети Интернет.

На настоящий момент существует много классификаций интернетжанров, основанных на различных параметрах. Однако, учитывая полипризнаковую природу интернет-жанров, наибольший интерес представляет комплексная модель интернет-жанра, предложенная Л.Ю. Щипициной [Щипицина 2009: 27–63], включающая в себя ряд параметров.

Медийные параметры, к которым исследовательница относит оформление жанра, мультимедийность, гипертекстуальность, интерактивность, синхронность, количество и эксплицированность коммуникантов. Например, оформление жанра Твиттера представляет собой сочетание программных элементов соответствующего сервиса (Твиттер) и собственно текста, который характеризуется лаконичностью передаваемых через него сообщений. Отметим также высокий уровень интерактивности и асинхронность Твиттера.

Прагматические параметры, характеризующие ситуацию использования жанра (коммуникативная цель, тип автора, тип адресата, хронотоп). Например, к прагматическим характеристикам твиттинга можно отнести то, что он является комбинированным вторичным жанром, выполняющим функцию информирования, а также контактоустанавливающую, социализирующую и репрезентативную функции [Горошко 2011].

Структурно-семантические параметры, предполагающие описание содержания текста конкретного жанра, а также описание его структурных элементов. Для сообщений в Твиттере характерно использование записей личного характера, цитат, шуток, ссылок, картинок, вопросов, ответов, ретвитов и др.

Языковые параметры, к которым относятся конкретные языковые средства, используемые в создании текстов различных жанров. Так, например, к лексическим особенностям твиттинга относится использование в сообщениях практически всех частей речи.

Итак, мы видим, что проблемы такого нового направления интернетлингвистики, как виртуальное жанроведение, чрезвычайно сложны и многогранны. И хотя вопросам интернет-коммуникации посвящено много работ отечественных и зарубежных исследователей, в жанроведческом направлении остается еще много неизученного и спорного. Это касается выработки общей терминологии в данной сфере, составления общих критериев выделения жанров интернет-коммуникации, а также их классификации.

Библиографический список

1. Атабекова А.А. Лингвистический дизайн WEB-страниц (сопоставительный анализ языкового оформления англо- и русскоязычных WEB-страниц). М.: Изд-во РУДН, 2003. 202 с.

2. Горошко Е.И. «Чирикающий» жанр 2.0 Твиттер или что нового появилось в виртуальном жанроведении? // Вестник Тверского государственного университета.

2011. №3. С. 11–20.

3. Щипицина Л.Ю. Жанры компьютерно-опосредованной коммуникации:

монография. Архангельск: Поморский университет, 2009. 238 с.

4. Crystal D. The scope of Internet linguistics. Paper given online to the American Association for the advancement of Science meeting, February 2005.

www.davidcrystal.com/DC_articles/Internet2.pdf.

5. Herring S.C. Grammar And Electronic Communication // Encyclopedia of applied linguistics / C. Chapelle (еd.). Hoboken, NJ: Wiley-Blackwell, 2011.

http://ella.slis.indiana.edu/~herring/e-grammar.2011.pdf.

Раздел 2 Cамопрезентация личности в Интернете Социально-психологические аспекты самопрезентации виртуальной личности в Интернете О.Ю. Амурская кандидат филологических наук, доцент кафедры английской филологии Казанского (Приволжского) федерального университета, г. Казань.

Эл. адрес: oksana2181@mail.ru The paper “Socio-psychological Aspects of the Presen-tation of Virtual Self on the Internet” written by O. Amurskaya deals with the notions «virtual identity» and «self-presentation online». It also touches upon the problem of the combination of real and fake elements in virtual identity, which is created by an Internet user, and points out the factors, which influence the presentation of a self online.

В отечественной социальной психологии личности пространство Интернет рассматривается не столько как информационное, сколько «самоидентификационное» (термин Е.П. Белинской и А.Е. Жичкиной).

«Идентичность» человека трактуется как центральное ядро информационного социума и в этом заключается актуальность ее изучения в виртуальном пространстве. Зарубежные ученые отмечают противостояние сетевых систем «net» и личности «self», что в определенной степени соответствует противостоянию процессов самопрезентации и идентичности.

Безграничность информационного мира ставит перед личностью задачу самоопределения, установления в нем своих границ, что побуждает к созданию персональной или социальной конструкции виртуальной идентичности. Вследствие этого, разграничение понятий «самопрезентация»

и «идентичность» представляется исследователям проблемой соотношения понятий «подлинного и мнимого» [Белинская, Жичкина 2004].

Понятие «сетевая идентичность» рассматривается как синонимичное виртуальной идентичности и обозначает идентичность, создаваемую пользователями Интернета, которая с целью создания анонимности и безопасности коммуникации отличается от реальной. Таким образом, управление впечатлением других о себе находится под контролем пользователей, что делает компьютерно-опосредованную коммуникацию _______________

© Амурская О.Ю., 2012 уникальной. Формированию социальной идентичности способствует создание и развитие сетевых сообществ, примером которых являются телеконференции [Белинская, Жичкина 2004].

В зарубежной лингвистике не существует единой точки зрения относительно соотношения реального и фиктивного в виртуальной личности. Некоторые исследователи полагают, что целью виртуальной личности является создание виртуальной идентичности, которая не имеет ничего общего с реальными качествами пользователя. Эта идентичность наделяется определенными качествами, относящими пользователя к определенной социальной категории, и на их основе строится представление других людей о данном пользователе [Dorta 2005].

Н. Дёринг вводит и разграничивает понятия «онлайн-самопрезентация»

(«виртуальная самопрезентация») и «онлайн-идентичность», понимая под «идентичностью» индивидуальность человека, его стремление отличаться от других. Под онлайн-самопрезентацией понимается разовое появление пользователя в Интернете (например,чате) и разовое использование им ника. Согласно Н. Дёринг, онлайн-идентичность – это определенные черты постоянного пользователя, узнаваемые другими пользователями. Как отмечает исследователь, способы и особенности презентации личности в Сети зависят от тех Интернет-технологий, которыми пользуются коммуниканты (чат, службы новостей, электронная почта и т.д.). Анализ медийных текстов по таким параметрам как длительность, постоянство, дата последнего посещения канала и т.д. позволяет определить, относится ли определенный пользователь к «виртуальной личности» или же речь идет об «онлайн-самопрезентации» [Dring 2003].

Данная точка зрения поддерживается другими исследователями, которые считают, что «виртуальная идентичность» может носить временный характер (только тот период, когда создатель определенной виртуальной идентичности находится онлайн) или постоянный (когда деятельность виртуальной идентичности носит активный характер или когда она пассивна, находясь онлайн) [Kokswijk 2008].

Затрагивая вопрос самопрезентации личности, Н.Дёринг выделяет следующие факторы, оказывающие влияние на этот процесс:

открытость: самопрезентация необходима при условии наличия остальных участников общения;

адресат: успешная самопрезентация должна соответствовать его ожиданиям;

вид контакта (взаимодействия): успешность самопрезентации зависти от длительности и интенсивности существующего контакта;

намерение: выбор стратегии/тактики самопрезентации зависит от начальной цели произвести позитивное или негативное впечатление;

область самопрезентации;

самоконтроль;

уверенность в успехе самопрезентации [Dring 2003].

К аспектам создания новой коллективной виртуальной личности или видоизменения уже существующей реальной личности пользователя в Интернете относится аспект изменения собственного возраста. Согласно Н. Дёринг, это характерно для подростков и людей пожилого возраста, соответственно старающимся казаться старше или моложе. Данный феномен может быть также связан с криминальными мотивами пользователей (преступники, выдающие себя за подростков в подростковом чате) или с корыстными мотивами (в чате знакомств) [Dring 2003].

Самопрезентация, самопозиционирование пользователя в Интернете, его объединение с единомышленниками приводит, по мнению Н.Дёринг, к образованию Интернет-сообществ и субкультур (хакеры, киберфеминисты, киберпанки, онлайн-игроки и т.д.), что является отдельным направлением в исследовании виртуальной личности [Dring 2003]. На данной теории базируется классификация пользователей чата по характеру их принадлежности к чат-сообществу: сommunity-developers (модераторы, создатели сообщества), community-members (постоянные пользователи чата), community-guests (гости сообщества, случайные пользователи чата) [Dring 2003].

Таким образом, персональная часть самоидентификации пользователя в Интернете выражена через мотив «нахождения себя», конструирование своей идентичности, социальная – через стремление быть принятым и оцененным в виртуальном сообществе, построение социальных контактов.

Библиографический список

1. Белинская Е.П., Жичкина А.Е. Стратегии самопрезентации в Интернет и их связь с реальной идентичностью. М., 2004. Режим доступа:

http://flogiston.ru/articles/netpsy/strategy.

2. Dring N. Sozialpsychologie des Internet. Gttingen et al.: Hogrefe Verlag, 2003. 516 S.

3. Dorta G. Soziale Welten in der Chat-Kommunikation. Bremen: Hempen, 2005.

336 S.

4. Kokswijk J. Granting personality to a virtual identity. 2008. Режим доступа:

http://www.kokswijk.nl/publications/files/Granting%20Personality%20to%20a%20Virt ual%20Identity.pdf.

Лингво-прагматические характеристики самопрезентации личности в интернет-коммуникации Н.И. Андронова студентка 5 курса Института филологии и межкультурной коммуникации

САФУ имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск. Эл. адрес:

brisa1803@gmail.com In the paper “Language-specific and pragmatic characteristics of selfpresentation on the Internet” N. Andronova studies and analyses the selfpresentation of users in German blogs and forums explicated in their nicknames, profiles and speech.

___________________

© Андронова Н.И., 2012 В отличие от обычной реальности, Интернет-среда характеризуется гораздо большей социальной неопределенностью. Эта среда ставит необходимым условием существования решение задачи самоопределения, поиска идентичности с целью самопрезентации. Cамопрезентация в интернет-коммуникации обладает рядом характеристик, определяющих ее особенности. В центре нашего внимания оказались лингвопрагматические характеристики самопрезентации пользователей Интернета, так как «вопрос о том, какой языковой знак использует говорящий в ходе своего общения с собеседником, преследуя вполне определенную цель воздействия на него, является для современной лингвистики наиболее актуальным» [Милосердова 2001: 7].

Наше исследование базируется на таком понятии, как «прагматика», которое означает учение об отношении знаков к их интерпретаторам.

Важное место в прагматике занимает понятие языковой личности, которое было разработано Ю.Н. Карауловым [Караулов 1987]. С понятием языковой личности тесно связано понятие речевого портрета, которое означает речевые предпочтения личности, совокупность особенностей, которые делают ее узнаваемой [Матвеева 1993: 14]. Понятие речевого портрета, в свою очередь, приводит к необходимости ввести термин «самопрезентация личности», которая подразумевает процесс представления определенных аспектов своего «Я» окружающим [Янчук 2005: 45].

В нашем исследовании мы проанализировали самопрезентацию личности в немецких блогах и форумах, рассмотрев псевдонимы, профили и речевые реплики пользователей.

Псевдонимы в рассмотренном материале отличаются довольно большим разнообразием. Условно их можно разделить на несколько групп: образ «Я», образ «Тип», образ «Настрой», образ «Дело», образ «Популярность», образ «Натура». Говорящий выбирает себе псевдоним в соответствии либо с впечатлением, которое он хочет произвести на окружающих, либо со своим настроением, мировоззрением. В блогах наиболее популярными являются псевдонимы группы образ «Я», так как многие авторы пишут там о себе и хотят быть узнанными. На форумах популярны псевдонимы групп образ «Я», образ «Тип» и образ «Натура». В этом случае для авторов не важно быть узнанными, на форумах основное внимание уделяется сообщениям, поэтому пользователи придумывают никнеймы, позволяющие выделяться среди остальных, а также выразить свою индивидуальность.

В профиле мы рассматривали фотографию (аватар), возраст, пол, место жительства, количество сообщений автора, а также дополнительную информацию (хобби, интересы, род деятельности, семейное положение, цитаты известных личностей). Выяснилось, что на форумах в качестве аватаров наиболее часто используются фотографии известных личностей и животных, а в блогах свои собственные фотографии, опять же по причине желания быть узнанными и показать свое истинное лицо. Пользователями форумов и блогов являются мужчины и женщины из разных населенных пунктов, что говорит о глобальности и всеохватности Интернета. В качестве дополнительной информации, указываемой в профиле, часто используются цитаты или высказывания известных людей. Многие пользователи дают информацию о своем хобби и интересах.

Речевые реплики авторов помогли нам узнать такие особенности, как уровень грамотности, образование, владение иностранными языками, род деятельности, наличие чувства юмора, коммуникабельность. Рассмотрев все речевые высказывания, мы выделили следующие маркеры отдельных типов самопрезентации: использование англицизмов, разговорных слов и других средств имитации устного общения, эмотивность, нормативность, вежливость.

Многие пользователи Интернета используют англицизмы, что говорит о росте заимствований из английского языка, а также популярности англицизмов именно в интернет-коммуникации. Тем самым пользователь представляет себя либо знающим экспертом (поскольку он владеет терминологией Интернета), либо «своим» человеком, использующим популярные в преимущественно молодежной среде коммуникантов Интернета другие заимствования из английского языка. Практически все авторы используют разговорные слова, что свидетельствует об общей ориентации на неформальность общения. В рассмотренном материале распространены и другие средства имитации устного общения – фонетическая ориентация написания, эллиптические предложения и т.п.

Отличительным признаком интернет-коммуникации является использование смайлов, что особенно характерно для форумов. В блогах смайлы обычно не используются, но здесь авторы также пытаются выражать свои эмоции, используя другие эмотивные средства. Довольно часто встречаются ошибки в синтаксическом построении речи и написании слов. Это может свидетельствовать либо о неграмотности говорящего, либо, чаще, о его сознательном пренебрежении нормами орфографии и грамматики с целью имитации спонтанной речи. Все пользователи обращаются друг к другу на «ты», что является признаком непринужденности в общении. Менее распространены вежливые обращения (на «вы») и клишированные выражения вежливого общения.

Проанализировав самопрезентацию личности на примере немецких блогов и форумов, мы пришли к выводу, что интернет-коммуникация обладает уникальными по сравнению с известными видами общения особенностями и возможностями, которые обеспечивают благоприятные условия для ранообразных форм самопрезентации личности.

Безусловно, исследование интернет-коммуникации в контексте изучения процесса самопрезентации языковой личности имеет свои перспективы.

Анализ речевого поведения коммуникантов в различных жанрах интернеткоммуникации, а также интерпретация существования языковой личности в условиях виртуального речевого взаимодействия могут выявить универсальные и национально-специфические явления этого феномена с возможным использованием предлагаемого в работе метода анализа самопрезентации через никнеймы, профили и речь.

Библиографический список

1. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987. 261 c.

2. Матвеевa Г.Г. Скрытые грамматические значения и идентификация социального лица («портрета») говорящего: дис. … д-ра филол. наук. СПб., 1993.

322 с.

3. Милосердова Е.В. Прагматика речевого общения: учеб. пособие. Тамбов:

Изд-во Тамб. Ун-та, 2001. 122 с.

4. Янчук В.А. Введение в современную соцпсихологию. Мн.: АСАР, 2005. 160 с.

–  –  –

The article “The Myth of Gender Accentuation in German Nicknames” by V. Kazyaba is devoted to the linguistic analysis of ICQ-nicknames, used by German communicants. Nicknames as the result of personal selfnomination can fully eliminate the gender differentiation on the Internet.

Как известно, мужественность и женственность – исторически изменчивые концепты. Культурная репрезентация пола создается при помощи подчеркивания тех или иных сторон этих многомерных концептов.

При этом важную роль в актуализации гендерных стереотипов играет массовая коммуникация [Кирилина 2000: 48].

В наши дни популярен такой вид общения, как массовая коммуникация, т.е. процесс сообщения информации с помощью технических средств массовой коммуникации численно большим, рассредоточенным аудиториям. Большую роль во взаимодействии между людьми играет Интернет, понимаемый как информационно-коммуникационная среда с высокой степенью экспрессивности и диалогичности.

В Интернет-пространстве представлены различные жанры, типичные как для официального, так и неофициального дискурса. Язык здесь выступает как единственное средство формирования и функционирования веб-контента и веб-личности, поэтому человек и общество актуализируются в Интернете в исключительно вербальной сущности [Трофимова 2004: 9].

Учитывая это, многие исследователи (Е.И. Горошко, Д. Васильева, А.Е. Жичкина) приходят к заключению, что в массовой коммуникации наиболее очевидна та или иная акцентуация гендерного стереотипа.

Однако при ближайшем рассмотрении этого вопроса становится понятно, что такое заявление не совсем правомерно. Недооценивается лингвистическая и психологическая самобытность Сети, способность Интернета ________________

© Казяба В.В., 2012 обезличивать человека, подчас превращая его в бесполое существо, лишенное возраста.

Ярким и наглядным примером такой тенденции является использование сетевого имени пользователя. В настоящей работе анализируются и сравниваются сетевые имена пользователей мгновенной системы обмена сообщениями в режиме реального времени ICQ. Главная черта данной системы – это комбинирование диалогового и группового общения: обычно пользователь, ведя диалог с одним конкретных коммуникантом, является участником сразу нескольких бесед. Это вызывает необходимость использования неких имен-идентификаторов, так называемых никнеймов.

Никнейм – это один из способов номинации лица. По своим свойствам он близок к псевдониму, прозвищу или импровизации на тему собственного имени, но в отличие от них никнейм выбирается самим пользователем, и в любой момент, даже непосредственно в ходе коммуникации, он может быть изменен.

Переходя к анализу и сравнению женских и мужских никнеймов, стоит, прежде всего, обратить внимание на такую важную характеристику сетевых имен, как семантическая мотивированность, иными словами, степень их «понятности».

Исследование массивов никнеймов мужчин и женщин с точки зрения семантической мотивированности показало общие тенденции в этой области. Оба пола чаще всего склонны использовать «понятные» сетевые имена (мужчины: 86%, женщины: 92%). Значительно меньшую часть проанализированного материала образуют никнеймы с затемненной семантической мотивированностью, которые кажутся непонятными или бессмысленными (мужчины: 10%, женщины: 6%). Примером второго типа является, в частности, выбор в качестве сетевого имени названия любимой немецкой бейсбольной команды (RED BARONS BB!), онлайн объединения любителей компьютерных игр (LuMoK), или фирмы-производителя джинсовой одежды (Savills-J). Процент семантически немотивированных никнеймов очень низок как при создании мужских (4%), так и женских (2%) веб-онимов: «*( Robert), *9(№ (Helga). Таким образом, становится очевидно, что оба пола едины в стремлении создавать семантически содержательные никнеймы.

Тем не менее, антропонимическое пространство Интернета столь обширно, что определения типа семантической мотивированности никнейма явно не достаточно. Требуется упорядоченное деление сетевых имен, которое сможет продемонстрировать и систематизировать все многообразие семантики никнеймов. Прежде всего, стоит заметить, что все веб-онимы делятся на две большие группы: автонимы и псевдонимы.

При создании никнейма у пользователя есть две основные альтернативы:

выбрать свое собственное имя, фамилию или любые их вариации (Abi для Araham Ruder, Stolz для thomas stolz), либо использовать вымышленное имя. В исключительных случаях используется аноним – отсутствие имени, поэтому говорить тут о какой-либо семантике не приходится.

Никнейм-псевдоним может относиться к абсолютно любой области семантического пространства. Между тем, существуют определенные тенденции в выборе пользователем лексем, выполняющих роль веб-онима.

Около 65% представительниц женского пола предпочитают использовать в качестве никнейма автоним – свое реальное имя (или, по крайней мере, то, что они выдают за таковое), например: Marie (Marie Knauf), Simone (Simone Kalkbrenner). Более половины женщин охотно указывают в информации о себе не только имя, но и фамилию, при этом последнюю в качестве никнейма или его части практически не используют. Остальные 35 % женщин предпочитают существовать в Интернете под псевдонимом – вымышленным или измененным собственным именем: The Fishmaster (Helga Koch), Mslimonster (bine G.).

Кроме псевдонимов как таковых, другие онимы, при широком понимании также именуемые псевдонимами, применяются достаточно редко. Наиболее частотны кулинаронимы, употребляемые скорее всего со стремлением подчеркнуть свою притягательность, ведь все исследуемые именования обозначают сладкие продукты: Lollipop, Bonbon, ~*Torte*~, Krmelkuchen, Sugar. Нередко намеренно создаются пайзонимы – шуточные псевдонимы, имеющие целью произвести комический эффект. Так, пользователь Leonie модифицировала свое имя с помощью графических средств в никнейм *Leo (nie)*, а девушка с именем Maja назвалась Biene по аналогии с мультипликационной пчелой Майей.

Семантические свойства мужских никнеймов можно охарактеризовать следующим образом. 56 % пользователей имеют никнейм-автоним, например: Michel L (Michel Lerche), Fliege (thomas fliege). Остальные 44 % мужчин предпочитают существовать в Интернете под псевдонимом: juli7 (Nico Bellic), Brnsel (Tobi Braun).

Мотивы их использования многообразны:

это и стремление заменить слишком длинное имя более коротким, запоминающимся – Ace (Florian Adelmann), и желание взять «говорящее»

имя – Fireboy (Mario Hansen), и потребность скрыть происхождение, в частности, национальность носителя имени – Mario (Marcel S.). Нередко в качестве сетевых имен мужчины используют разнообразные онимы:

геронимы – имена литературных, сетевых или киноперсонажей (Skywalker – джедай Люк Скайуокер, главный герой киноэпопеи «Звездные войны»), мифонимы – имена персонажей сказок, былин, мифов, легенд (Wodan – Один или Вотан, верховный бог в германо-скандинавской мифологии), физионимы – имена, обозначающие явления природы (Morne – гиганская ледяная глыба).

В отношении семантики сильный пол оказывается изобретательнее женщин, и массив мужских никнеймов семантически пестрее и многообразней. Общим для мужчин и женщин является то, что для большинства пользователей оптимальном вариантом веб-имени становится автоним.

Деривационный анализ выявил также сходные тенденции в образовании женских и мужских никнеймов.

Самой продуктивной является антропонимическая модель с помощью суффикса –i, который, как считает И.Н. Заверюха, позволяет перевести любое имя в разговорный регистр [Заверюха 1999: 7]: Tobi, Maggi, Dori. Данное явление доказывает одно из общих свойств «языка Интернета» – наличие в нем признаков непосредственного устного общения. Также распространены диминутивные суффиксы –chen, –lein, сопровождающиеся чаще всего эмоциональноэкспрессивной окраской ласкательности: *naddelchen*, Peterchen, Lauralein.

Еще одним интересным аспектом сравнения мужских и женских никнеймов является анализ используемых при их создании семиотических средств. Более 38 % женщин не скупится на графические средства. Весьма популярны символы, цифры, необычные шрифты, буквы других алфавитов, имитирующие начертание имени, что автоматически делает никнейм визуально необычным и притягательным. Этим набором средств активно пользуются, как обладательницы никнеймов-автонимов: t@m! (Tamara G.), ~»є«~ (Nadine Rupprecht), так и скрывающиеся под псевдонимами: °-c|C@-°. Наиболее частотны парные символы, служащие своеобразным обрамлением: *+*GOLDIPERLE*+*, @Daisy@. Часто дополнительным элементом никнейма становятся эмотиконы, передающие эмоции пользователя. Практически все они отображают радостное состояние, в основном улыбку: Diie Vanii :), Laura :].

Около четверти мужчин также графически украшают свои сетевые имена. В отличие от женщин популярностью у них пользуются совсем иные средства. Особенно распространено цифровое замещение букв, где отчетливо видно использование, например, цифры 3 вместо е: kill3r, Cyb3rfr3ak, цифры 4 вместо а: L4pinski и другие.

Проведенный анализ показал, что никнейм, действительно, является носителем важной информации, и в частности, некоторых гендерных особенностей веб-сообщества. Несмотря на существование некоторых различий, можно утверждать, что мужчины и женщины тяготеют к одинаковым приемам создания никнейма, не обнаруживая существенных различий в семантике и структуре самономинации в Сети. Эти результаты ставят под сомнение идею о выраженной акцентуации гендерной принадлежности в веб-пространстве.

Библиографический список

1. Заверюха И.Н. Имена собственные в немецкой разговорной речи. М.:

Спутник+, 1999. 26 с.

2. Кирилина А.В. Гендерные аспекты массовой коммуникации // Гендер как интрига познания: сб. ст. М.: Рудомино, 2000. С. 47–80.

3. Трофимова Г.Н. Функционирование русского языка в Интернете:

концептуально-сущностные доминанты: автореф. дис. … д-ра филол. наук, М.,

2004. 32 с.

–  –  –

The article “Non-verbal Means of Self-presentation (based on an Analysis of Internet-homepages by Companies in Russia and German-speaking countries)” by K. Nekrasova shows the similarity of the web communication in Russian and German business. The study also reveals some trends and perspectives in using media by large companies of both language groups.

Современные веб-технологии неизменно увеличивают степень своего влияния на мировые экономические процессы. Преимущество ведения бизнеса в цифровом пространстве подчеркивается влиятельными персонами в области предпринимательства и науки. Предприятия различных областей увеличивают степень своей интеграции во Всемирную сеть и повышают эффективность своих веб-представительств. Очевидно, что вложения в повышение привлекательности веб-сайта для целевой аудитории положительно сказывается на эффективности деятельности компании в Интернете [Тихомиров и др. 2001; Абрахам 2012; Маркотт 2012;

Kaklauskas 2012; Oracle Corporation 2012].

Все сказанное обусловило выбор предмета исследования в нашей статье, которая посвящена анализу использования компаниями эффективных элементов самопрезентации в дизайне своих официальных веб-ресурсов.

Учитывая глобальность и многоязычность веб-пространства, целесообразно сократить область исследования до сравнительного анализа практики применения невербальных элементов веб-коммуникации на главных страницах Интернет-сайтов крупных компаний России и немецкоговорящих стран.

Веб-ресурс является полноценным средством коммуникации компании с конечным пользователем, поскольку он осуществляет процесс обмена информацией между этими сторонами, в том числе в невербальной форме.

К рассматриваемым в нашей работе невербальным веб-средствам относятся такие медиа элементы, как изображение, диаграмма, график, анимация, видео, звуковое сопровождение, общий дизайн веб-страницы, интерактивные блоки [Ильинский 2012].

Для оценки степени использования различных видов невербального медиа контента целесообразно применить четырехбалльную оценочную шкалу, в которой 0 обозначает отсутствие элемента на странице, а 4 – максимально эффективную реализацию конкретного элемента. Оценка _________________

© Некрасова К.А., 2012 эффективности использования невербальных медиа материалов определяется процентным отношением суммированных баллов к максимальному числу баллов.

С помощью вышеупомянутой системы оценивания был проанализирован невербальный медиа контент 300 сайтов крупнейших компаний, которые были отобраны нами с опорой на данные независимого рейтингового агентства Forbes [Forbes 2000].

Результаты исследования показали, что в настоящее время потенциал невербальных средств коммуникации с веб-пользователем в среднем реализуется на 13% российскими коммерческими организациями и на 20% компаниями из немецко-говорящих стран. 85% сайтов в России и 94% вебресурсов немецкоязычных государств содержит различные изображения со средней занимаемой площадью экрана в 33% и 48% соответственно.

Инфографические элементы используются 26% компаний. На российских сайтах они имеют более высокую среднюю качественную оценку (36% против 28%).

Достаточно высокой популярностью (у более чем 45% фирм) пользуется концепция автоматически переключаемого медиа содержимого (слайдера) в различных вариациях. Анимационные элементы в России встречаются на 20% чаще. Видеоматериалы имеют достаточно высокую степень качества исполнения (выше 42%), но весьма низкую популярность, а звуковое сопровождение встречается реже, чем в 5% случаев. Доля сайтов с интерактивными элементами составляет 20% в российской компьютерноопосредованной среде и 31% в немецкой с одинаковой эффективностью реализации в 36%.

В ходе исследования было также выявлено, что уровень использования компаниями эффективных элементов самопрезентации для различных целевых аудиторий в России менее стабилен. Самая коммуникативно ориентированная с точки зрения использования невербальных средств категория сайтов в России – ресурсы, направленные на привлечение инвесторов, в то время как в немецкоязычных странах таковым является клиентский сектор.

Проведенное исследование выявило недостаточный уровень использования невербального медиа контента коммерческими организациями в целях самопрезентации в российском и немецком вебпространствах. Несмотря на очевидную коммуникативную эффективность неязыковых форм информации, их практическое применение крупными российскими и немецкими компаниями в настоящий момент не популярно, но перспективно в силу повышения степени интеграции бизнеса в Интернет-среду. Детальный анализ этой сферы информационных технологий определяет такие пути дальнейшего развития практики использования невербальных медиа, как более масштабное внедрение высокоэффективных материалов, увеличение интенсивности широко используемых невербальных веб-элементов, а также использование новых невербальных форм передачи информации в компьютерно-опосредованной коммуникации.

Библиографический список

1. Абрахам Дж. Как вывести бизнес из тупика на дорогу успеха: 9 шагов на пути к процветанию в условиях экономического спада. Архангельск: ИПП «Правда Севера», 2012. 221 с.

2. Тихомиров В.П., Рубин Ю.Б., Самойлов В.А., Шевченко К.К. Экономисты и интернет-экономика. Серия «Информационное общество». Вып. 1. М.: Институт развития информационного общества, 2001. 68 с.

3. Ильинский С.В. Общественные связи. Реклама. Маркетинг.

Нейролингвистическое программирование: оперативный словарь-справочник. М.:

АСТ, 2006. 480 с.

4. Маркотт И. Отзывчивый веб-дизайн. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2012.

176 с.

5. Forbes. The World's Biggest Companies Режим доступа:

www.forbes.com/global2000.

6. Kaklauskas A. Электронный бизнес. Vilnius, Lithuania: Vilnius Gediminas Technical University, 2012. 91 с.

7. Oracle Corporation. 2012 B2B E-Commerce Survey: Results and Trends. – Redwood Shores, CA, USA, 2012. – 8с.

–  –  –

The article “Some Peculiarities of Self-presentation on the Internet (based on an Analysis of Russian chat)” of I. Smetanina is devoted to the analysis of nicknames, avatars, speech acts and active or passive role in chat communication in Russian.

Известно, что самопрезентация личности в мировой сети Интернет имеет свои особенности. Социокультурная среда и технические возможности общения создают условия для вариативности самопрезентации.

В чате акцент перемещается с обычных средств на те, которые косвенно способствуют самопрезентации. В речевой контакт вступает виртуальная личность, представленная в виртуальном пространстве различными виртуальными образами. Участники общения посредством чата не лишены возможности представить собственную личность, но инструменты самопрезентации в данном случае специфичны, т.к. участники ограничены языковыми и знаковыми средствами, которые используются в условиях общения при помощи электронного канала коммуникации.

Основным средством самопрезентации в чате является имя (ник).

Большинство пользователей выбирают себе ники на английском языке, возможно, потому что этот язык – интернациональный, и не каждая ___________________

© Сметанина И.А., 2012 программа общения в чате русифицирована. Можно выделить целый ряд моделей, по которым создаются ники: на основе собственных имен; на основе образного переноса от наименований природных явлений или названий животных; литературные имена; имена, образованные от наименований качеств и проявлений личности; «компьютерные» имена;

агрессивные имена; необычные ники, созданные в противоречии с традиционными представлениями об именах.

Ники, используемые в чатах, иногда оформляются особыми графическими средствами, что позволяет выделить один ник среди остальных. Однако целостный виртуальный образ создаётся ником вместе с аватаром пользователя. Различают два вида аватаров – статичные и анимированные. Анимированный аватар представляет собой подвижное графическое изображение (анимацию или видео), статичный аватар – графическое неподвижное изображение (фото или рисунок). В целом, аватар является визуальным отображением пользователя во многих системах и служит более наглядной презентацией какой-либо черты характера или вкусов пользователя.

В виртуальном пространстве имеется свой язык общения – измененный язык, где устанавливаются свои определенные правила, используется жаргон, сленг. В особенности это касается употребления так называемого «олбанского» языка, причем молодые люди чаще прибегают к искажению русского языка, что может объясняться потребностью облегчения вхождения в определенную группу. Многие пользователи используют иностранные слова, т.к. считают, что таким образом можно гораздо четче выразить мысль, особенно если не находят русского адекватного аналога. Некоторые редко прибегают к подобной замене по разным причинам, одна из которых – плохое владение иностранным языком, либо мнение, что русского языка вполне достаточно для общения. В целом для чатов характерна усредненная речь, которая далеко не всегда представляет возможности для полной самопрезентации личности.

У языковой личности существуют типичные речевые акты (приветствие, прощание и др.). То, какие речевые акты использует участник чата и как он реагирует на речевые акты других, может стать основанием для выводов о его личностных качествах. Соответственно, речевые акты могут использоваться как знак, выражающий уважение, заинтересованность, неприязнь и т. д.

В более широком смысле важным показателем являются формы коммуникативных проявлений личности. С этой точки зрения всех пользователей можно разделить на активных и пассивных. Активные проявления – это часто обычное стремление вступить в контакт; они могут как соответствовать этикетным нормам общения, так и не соответствовать им. Пассивная вовлеченность в общение предполагает, что участник чата является не столько участником, сколько пассивным наблюдателем. Это может быть обусловлено как сдержанностью, так и нежеланием вступать в контакт первым.

Существенной и достаточно точно выражающейся оппозицией активности и пассивности общения является противопоставление «новичков» и «экспертов». В языковом плане это противопоставление выражается в том, что для речи «экспертов» характерно использование специальной терминологии, аббревиатур и других языковых средств, свидетельствующих о богатом опыте общения в чате.

Каждый участник чата, намеренно это происходит или нет, отыгрывает какую-то роль. Он может быть таким, какой он есть, или создать себе образ, кардинально отличающийся от реального. Человек может изменить себе пол, прибавить или убавить возраст, придумать другое имя, т.е. использует различные возможности для презентации, для создания своей виртуальной личности. Некоторые пользователи акцентируют ряд своих определенных признаков, а другие намеренно их скрывают. Некоторые представляют такие факты о себе, которые являются скорее желаемыми, чем действительными, другие предпочитают, чтобы о них не было известно вообще ничего. Очевидно, что выбор способа самопрезентации в чате зависит от типа личности. Наиболее яркие проявления экспериментирования с идентичностью – виртуальная смена пола, связанная с различными причинами, такими как исследование отношения полов, стремление понять противоположный пол и т.д.

Разумеется, самопрезентация связана и с выражением эмоций, которое в чате осуществляется при помощи специальных графических средств (большого количества знаков препинаний, смайлов, выражающих различные эмоции, и др.). В качестве средства самопрезентации может применяться устойчивый набор подобного рода символов, а также такой показатель, как склонность или несклонность их использовать.

–  –  –

The article “Phonological Writing in Internet Communication” considers the main phonological writing tools of the computer-mediated communication

in chat. M. Romanova describes the main types of phonological writing:

colloquial phonetic reductions and simulation of long pronounced sounds in face-to-face dialogue. In conclusion it is stated, that the simulation of oral speech is used in writing not only for linguistic economy but also for narrowing the social distance between communicants.

Данное исследование посвящено фонологическому письму – явлению, характерному преимущественно для персональных дискурсов интернеткоммуникации, выполняющих фатическую функцию. Под фонологическим письмом мы понимаем письменное оформление высказываний, которое отражает буквальное произнесение слов в устной речи. Объектом исследования был выбран чат, для которого характерны спонтанность, неофициальность и непринужденность. Кроме того, в силу динамичного характера общения именно в чате ярко обозначены языковые феномены фонологического письма, не типичные для традиционной письменной речи.

Материалом исследования послужил немецкоязычный немодерируемый чат www.hasenchat.de.

Известно, что для разговорной речи, в отличие от речи литературной, свойственна меньшая четкость произношения. Для нее характерны небрежность артикуляции, проглатывание концов слов, упрощение произношения с выпадением гласных или целых слогов. Л.В. Щерба в своей работе «О разных стилях произношения и об идеальном фонетическом составе слова» выделяет особый разговорный стиль произношения, который отличается от полного стиля произношения как темпом речи, так и ______________

© Романова М.С., 2012 наличием различного рода процессов и явлений, ведущих к сокращению речевой цепи [Щерба 1974: 143].

Синхронность взаимодействия, концептуальная устность, а также неформальный характер общения в чате и на форумах свидетельствуют о его приближенности к устной разговорной речи, когда промежуток времени между порождением и восприятием высказывания составляет доли секунды. Поэтому свойства, присущие разговорному стилю произношения, переносятся в неформальную компьютерно-опосредованную коммуникацию, реализуясь в фонологическом письме.

С одной стороны, фонологическое письмо применяется в качестве средства языковой экономии, как стратегия ускорения темпа письма, по аналогии с тем, как в неформальной разговорной речи присутствуют усеченные формы, что обусловлено принципом экономии речевых усилий.

По замечанию Г.А. Орлова, в речи, характерной для ситуаций неформального общения, наличествует определенный набор лексикограмматических компрессивов, являющихся коррелятом темпа наряду с реальной скоростью речи, что позволяет обменяться бльшим объемом информации в единицу времени по сравнению с речевым обменом в нормальном темпе без использования подобных единиц [Орлов 1991: 135].

С другой стороны, передаваемые на письме устные сокращенные формы обладают в неформальных жанрах компьютерно-опосредованной коммуникации другим важным свойством: они намеренно внедряются в дискурс чата для сокращения социальной дистанции, создания отношений солидарности, эффекта близости с собеседником.

Фонологическое письмо в чате прежде всего характеризуется использованием сокращенных форм, которые отражают буквальное произнесение слов в неофициальной беглой речи. Мы определили их как «фонологические сокращения». Наличие таких сокращений при общении в Интернете отмечали Й. Рункель, П. Шлобински и Т. Зивер, характеризуя их как «Niederschlag der gesprochenen Sprache in der Chat-Kommunikation»

[Runkehl, Schlobinski, Siever 1998: 102]. Данный факт является доказательством влияния разговорной речи на письменную речь в чатах, так как для традиционных письменных жанров этот вид сокращений нетипичен.

При подсчете соотношения внутри выборки сокращенных форм на уровне слова и словосочетания в нашем практическом материале было выявлено, что фонологические сокращения составили 86 % против 14 % лексических сокращений. Подобное соотношение не типично ни для одного жанра с письменной формой реализации.

Исследование позволило сделать следующие выводы:

1. В чате как неформальном жанре компьютерно-опосредованной коммуникации собеседники стремятся сократить социальную дистанцию, установить контакт с собеседником, а также создать ощущение обычной устной контактной беседы, поэтому в нем активно применяется так называемое фонологическое письмо – письменное оформление высказываний, отражающее буквальное произнесение слов в разговорной речи.

2. Фонологическое письмо в чате реализуется в виде различных видов фонологических сокращений, преимущественно это такие виды усечения, как апокопа, синкопа, афереза, энклиза, а также диалектные варианты редукции.

3. Наряду с усеченными формами, в чате присутствует подражание растягиванию звуков в устной разговорной речи с помощью редукции букв, служащее эмоциональному или логическому выделению и компенсирующее недостаток информации об ударении и интонационном оформлении высказывания, а также предоставляющее дополнительную эмоциональную информацию.

Все вышеуказанные виды фонологического письма являются в чате маркером устности, задают неформальный тон речевого общения и служат осуществлению социального взаимодействия.

Библиографический список

1. Щерба Л.В. О разных стилях произношения и об идеальном фонетическом составе слова // Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974. С. 141-146.

2. Орлов Г.А. Современная английская речь. М.: Высшая школа, 1991. 240 с.

3. Runkehl J., Schlobinski P., Siever T. Sprache und Kommunikation im Internet.

berblick und Analysen. Wiesbaden: Opladen, 1998. 240 S.

Мемы Рунета. Паремиологические свойства блогосферы М.Ю. Рыбалкина магистрант факультета устного перевода Института прикладной лингвистики и культурологии Майнцкого университета, г. Майнц, Германия. Эл. адрес: m.j.rybalkina@googlemail.com The article “Memes of the Russian Internet. The Blogosphere as the Source of Word-formation» of M. Rybalkina investigates the language change influenced by the Internet, which has become a legitimate mass media in Russia. The blogosphere is observed as a new source of word-formation. The difference between the Internet-memes and non-Internet paroemias is fixed.

За последнее десятилетие Интернет стал в России полноправным средством массовой информации, выполняя роль относительно свободного и альтернативного по отношению к нередко подвергаемым цензуре официальным каналам источником информации в стране. Кроме того, Интернет выполняет важную социальную функцию как популярный инструмент коммуникации.

В российском Интернете, так называемом «Рунете», возникла уникальная сетевая культура, характерной чертой которой является _________________

© Рыбалкина М.Ю., 2012 отчетливо проявившаяся после распада СССР общая тенденция к либерализации, к снятию табу с языковых норм, характерных в первую очередь для советской официальной риторики. Особенно четко этот процесс прослеживается в сетевом сленге и творчестве так называемой субкультуры «падонкафф», оказывавшей в 2002–2007 годах сильное влияние на российский интернет-фольклор – «нетлор». Одним из важнейших творческих ресурсов возникновения и распространения российского нетлора стала блогосфера, главным образом интернет-платформа LiveJournal.

Неотъемлемой частью творчества в Интернете является непрерывный процесс формирования неологизмов и фразеологизмов, в частности специфического их вида – мемов. Под «мемом» понимается единица культурной информации в виде «краткой запоминающейся словесной формулы» [Мем: Lenta.ru]. Анализ возниконовения, модификации, применения и распостранения некоторых популярных мемов рунета („какстрашножить“, „в Бобруйск, животное!“ и „я креведко“) [Rybalkina 2011] показал, что интернет-мемы обладают паремиологическим потенциалом и на основании своих особенных специфических механизмов возникновения и распространения могут быть классифицированы как отдельный вид фразеологизмов, важной отличительной чертой которых от паремий, возникших вне интернета, является относительно короткий период их активного использования.

Некоторые образцы сетевого словотворчества стали не только неотъемлемой частью словоупотребления целого поколения, но и яркими примерами того, как язык Интернета проникает в другие сферы жизнедеятельности – например, в язык рекламы [В магазинах появятся… 2008] или политической пропаганды [Выборы в России… 2007].

Наибольшую трудность в исследовании интернета как постоянно растущего глобального гипертекста в целом и интернет-мемов как его составляющих в частности составляет недолговечность исследуемого материала. Но именно этот процесс непрерывных изменений в сетевой культуре и словоупотреблении обуславливает неиссякаемый исследовательский интерес, ставя перед наукой новые вопросы и задачи.

Какие языковые клише, появившиеся в интернете, найдут свое прочное место в русском языке? Будут ли некоторые из сегодняшних популярных мемов употребимы и понятны в следующем десятилетии? Какие тенденции будут определять процесс словотворчества в интернете? Ответы на эти вопросы могут стать интересной задачей для исследователей рунета.

Библиографический список

1) В магазинах появятся морепродукты "Йа креведко" // Lenta.ru: новости. 2008.

Режим доступа http://lenta.ru/news/2008/12/15/krevedko/_Printed.htm

2) Выборы в России: Кто не с нами – тoт креведко! // Корреспондент.net. 2007.

Режим доступа: http://korrespondent.net/russia/215581-vybory-v-rossii-kto-ne-s-namitot-krevedko

3) Мем // Lenta.ru: словарь. Режим доступа: http://x.lenta.ru/abc/1391.htm

4) Rybalkina M. Internet-Phnomene des Runets. Parmiologische Eigenschaften der Blogosphre: Бакалаврская работа. Кафедра славистики Института прикладной лингвистики и культурологии Майнцкого университета. Майнц, 2011.

www.fb06.uni-mainz.de/russisch/Dateien/prontinho.pdf.

–  –  –

The article “The Evaluative Component in the Connotation Structure of English Neologisms in the Thematic Group ‘Wikipedia’ ” is devoted to the regularities in the use of evaluative component of the English Internet neologisms. A. Rybnik concludes, that the negative or neutral attitude to «Wikipedia» is reflected in the connotation structure of neologisms.

На сегодняшний день, электронный ресурс под названием «Wikipedia»

является одним из самых популярных источников информации в Интернете, а также пятым по посещаемости сайтом в мире. Википедия – свободная общедоступная мультиязычная универсальная интернетэнциклопедия. Суть этого ресурса заключается в том, что каждый желающий не просто имеет свободный доступ к информации, но сам может вносить изменения в статьи или писать свои собственные. Википедия была официально открыта 15 января 2001 года как сугубо англоязычный сайт, а сейчас над ее содержанием трудятся добровольцы со всего мира, которые пишут статьи на 285 мировых языках.

Несмотря на тот факт, что с момента появления Википедии прошло всего лишь около десяти лет, они оставила отпечаток в словарном составе английского языка из-за своей общедоступности и популярности. Благодаря этому электронному ресурсу в английском языке появилось большое количество неологизмов тематической группы «Wikipedia». Под неологизмами в данной статье мы будем понимать «слова или сочетания слов, появившихся в определенный период в каком-либо языке или использованных один раз («окказиональные слова») в каком-либо тексте или акте речи») [Котелова 1998: 331].

Оценочный компонент крайне актуально исследовать на примерах неологизмов, так как «оценочный компонент, то есть одобрительная или неодобрительная оценка, заключенная в значении номинанта, на наш взгляд, является основным в коннотативном значении единицы в силу его социолингвистической природы» [Катермина 2004: 21]. Но для начала необходимо определиться с самим понятием оценки. Под оценкой принято понимать «общественно закрепленное отношение носителей языка _________________

© Рыбник А.З., 2012 («хороший – плохой», «хорошо – плохо») к внеязыковому объекту и к фактам языка и речи» [там же, 48].

В языке можно выделить отрицательный, положительный и нейтральный компоненты оценочного значения, «в основе которых лежат осуждение, одобрение или отсутствие ярко выраженного одобрения или осуждения как констатация социально устоявшейся оценки какого-либо явления» [Арсентьева 1989: 40].

Для того, чтобы проанализировать оценочный компонент в структуре неологизмов тематической группы «Wikipedia», мы разделим данные примеры на следующие подгруппы:

1. Неологизмы с нейтральным компонентом значения: к примеру, Wikiality (‘Wikipedia+reality’) – явление, существование которого подтверждается большим количеством ссылок на него в Википедии. Или такое явление, как Wikipedia Famous или wikipedia-known – человек, достигший такой славы, что его имя может быть найдено в Википедии. Глагол to wikipedial имеет значение «поискать информацию в Википедии» и, вероятно, скоро может войти в состав русского языка, как и глагол «погуглить» (to google) (искать информацию в поисковой системе Google).

2. В этой группе представлены неологизмы с негативной оценкой значения. Этот компонент может прослеживаться как в лексическом значении слов, так и в морфемах, с помощью которых эти слова образованы.

К примеру, wikipeadophile (‘Wikipedia+phile’) – человек, который проводит на Википедии слишком много времени и знает ответы на самые ненужные и бесполезные вопросы (негативная оценка прослеживается в лексичском значении, благодаря «ненужным и бесполезным вопросам»); или же wikipediaholic (‘Wikipedia+aholic’) – человек, для которого Википедия – единственный источник знаний (-aholic – человек, имеющий зависимость от чего-либо); Wikipedia drunk – явление, когда кто-то пишет в Википедию, будучи очень пьяным, и, соответственно, пишет полную чушь.

Итак, можно сделать вывод, что, несмотря на большую популярность рассматриваемого электронного ресурса, «Wikipedia» и ее пользователи не ассоциируются с чем-то положительным. Отношение носителей языка к этому явлению либо нейтральное, либо отрицательное. А это заставляет задуматься, приносит ли свободная энциклопедия больше пользы или вреда?

Библиографический список

1) Арсентьева Е.Ф. Сопоставительный анализ фразеологических единиц (на материале фразеологических единиц, семантически ориентированных на человека, в английском и русском языках). Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1989.

130 с.

2) Катермина В.В. Номинации человека: национально-культурный аспект (на материале русского и английского языков). Краснодар: КубГУ, 2004. 250 с.

3) Котелова Н.З. Неологизмы // Большой энциклопедический словарь.

Языкознание / под ред. В.Н. Ярцевой. М.: Большая Российская энциклопедия,

1998. С. 331.

–  –  –

The article “Political Discourse in the Computer-Mediated Communication” by E. Egorova deals with the new dialogical genres of political discourse which appeared in the Internet communication. Two types of the dialogue organization – narrative dialogue and answering dialogue – are considered on the base of political chat and political forum.

Политический дискурс является значимой сферой языковой действительности, с которой сталкивается каждый человек в своей повседневной коммуникативной деятельности. В условиях развития современных технических средств коммуникации – компьютера и Интернета – границы политической коммуникации расширяются за счет освоения новых жанров – политического чата, форумов и т.п. Но если изучению «традиционных» форм политического дискурса уделяется достаточно много внимания (А.Н. Баранов, Е.И. Шейгал, А.П. Чудинов, О.Н. Паршина и др.), то его компьютерно-опосредованные жанры исследованы недостаточно. Кроме того, актуальным остается вопрос об организации диалогических текстов политического дискурса, хотя именно диалогическая коммуникация позволяет коммуниканту увидеть реакцию партнера на свое высказывание и определить эффективность его речевой деятельности. Все сказанное определило актуальность темы нашего исследования.

Прежде всего определим основные понятия, необходимые для изучения диалогических жанров политического дискурса, используемых в условиях компьютерно-опосредованной коммуникации. Дискурс мы понимаем как «процесс и результат деятельности субъекта и взаимодействия субъектов, языковых (коммуникативных, дискурсивных) личностей» [Кашкин 2005].

__________________

© Егорова Е.В., 2012 Политическим дискурсом (коммуникацией) принято считать речевую деятельность, ориентированную на пропаганду тех или иных идей, эмоциональное воздействие на граждан страны и побуждение их к политическим действиям [Чудинов 2008: 6]. Основные цели и задачи политического дискурса сохраняются и в сети Интернет, однако здесь у него проявляются свои языковые, стилистические и структурные особенности.

Компьютерно-опосредованную коммуникацию можно понимать как взаимодействие человека с человеком, деятельность по обмену текстовыми и другими знаковыми сообщениями, опосредованную связанными в сеть компьютерами, выражающую намерения коммуникантов [Щипицина 2010:

41]. В нашем исследовании будут исследованы стилистические и структурные особенности диалогических текстов как результат речевой деятельности партнеров по политической коммуникации. происходящей в условиях компьютерно-опосредованного общения.

Отличительной чертой многих новых жанровых форм компьютерноопосредованной коммуникации является диалогичность, т.к. даже монологические статьи в сетевых журналах имеют обратную связь с читателями (пользователями Интернета), которая может содержать комментарии читателей или их мнение по поводу статьи. Диалогичность приобретает новый облик в Интернете и определяется как интерактивность.

Эта качественная характеристика коммуникации в Интернете отражает не только направленность автора на адресата, но также и возможность адресата высказать свое мнение автору и другим читателям после изучения предложенного материала.

С точки зрения стилистики политическая коммуникация в Интернете становится весьма разнообразной. Наряду с традиционными жанрами официально-делового стиля политической коммуникации (политическая дискуссия, круглый стол, программа, манифест, устав, предвыборная платформа, политическая реклама, политические интервью) в Интернете возникают новые жанровые формы (различные формы чата, форум, онлайнконференции). Появление большого числа жанровых форма чата стало возможно благодаря их большой прагматической значимости, в том числе в сфере политики [Амурская 2010: 32]. Стилистические особенности этих жанров отличаются от характеристик официально-делового стиля: в них появляются сигналы неформального и спонтанного общения (разговорные слова и частицы, эллиптические предложения и т.п.), которые наслаиваются на языковые маркеры политической коммуникации (политическая лексика, риторические фигуры и т.п.). Эти наблюдения подтверждают мнение некоторых исследователей, которые говорят о размывании четких стилевых границ; распространению норм разговорного стиля;

тиражированию ошибочного речеупотребления; снижению речевой нормы и т.п. в современных формах коммуникации [Добросклонская 2008: 20].

Структура чата до сих пор не устоялась в связи с недавним появлением этого явления, но уже можно выделить некоторые типы чата и проанализировать их с точки зрения текстовой организации. Одним их распространенных видов чата является чат в виде комплекса вопросноответных единств, представляющих собой законченное единство двух зависимых реплик. Распространены также смешанные способы ведения диалога: некоторые высказывания участников политической коммуникации выглядят как монолог и поэтому получили название нарративного диалога [Борисова 2005: 184], другие высказывания близки к естественному общению и получили обозначение реплицирующего диалога [там же].

Нарративный тип ведения диалога характерен для форума, т.к.

высказывания внешне похожи на монолог. Однако эти монологические высказывания обладают диалогичностью: они возникли как реакция на чьелибо высказывание и являются, возможно, отправным моментом для возникновения другого высказывания. Названные термины были предложены русским исследователем устного диалога И.Н.Борисовой. Их применимость к жанрам политического дискурса, бытующим в компьютерно-опосредованной коммуникации, свидетельствует о том, что коммуникация в Интернете сохраняет свои основные характеристики и даже тому, что кажется, на первый взгляд, необычным, можно найти объяснение в традиционной устной коммуникации.

В целом можно констатировать, что Интернет расширяет границы современного политического дискурса и позволяет создавать новые формы общения, отличающиеся своими стилистическими и структурными особенностями.

Библиографический список

1. Амурская О.Ю. Языковая личность чат-коммуниканта в современном мире:

сопоставительный аспект. Казань: Казан. гос. ун-т, 2010. 209 с.

2. Борисова И.Н. Русский разговорный диалог: структура и динамика. М.:

КомКнига, 2005. 320 с.

3. Добросклонская Т.Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ. М.: Флинта: Наука, 2008. 264 с.

4. Кашкин В.Б. Сопоставительные исследования дискурса // Концептуальное пространство языка. Тамбов: ТГУ, 2005. С.337–353.

5. Чудинов А.П. Политическая лингвистика. Москва: Флинта, 2008. 254 с.

6. Щипицина Л.Ю. Компьютерно-опосредованная коммуникация:

Лингвистический аспект анализа. М.: КРАСАНД, 2010. 296 с.

Развитие темы и реализация когезии в социальной сети “ВКонтакте” А. Либшнер лектор Германской службы академических обменов (DAAD), старший преподаватель кафедры немецкого языка САФУ, г. Архангельск. Эл.

адрес:

andrea@liebschner.de The article “Topic Development and Cohesion in the Social Network VKontakte” presents the results of the discourse analysis of discussion threads in an interest group of the Russian social network VKontakte. The dynamical topic _______________

© Либшнер А., 2012 development and the use of cohesive devices in threads is analysed and interpreted with the help of the tool Visual DTA.

Тексты Интернета среди прочих аспектов интересно исследовать с точки зрения использования средств когезии между отдельными текстовыми сообщениями, посвященными обсуждению одной темы, т.е. в рамках определенного дискурса.

М.Л. Макаров считает, что «формально-грамматическая связанность дискурса определяется различными типами языковых отношений между предложениями, составляющими текст или высказывания в дискурсе»

[Макаров 2003:190]. Когеренция определяется как характеристика когнитивной репрезентации текста, находящаяся под поверхностной структурой текста, которая служит основой для производства текста и выстраивается в процессе его рецепции [van Dijk, Kintsch 1983: 149]. По мнению исследователей, когезия помогает объяснить “грамматическую манифестацию лежащей в ее основе семантической когеренции” [ibid.: 149].

М. Хэллидей и Р. Гасан выделяют следующие средства когезии:

1) референция; 2) субституция имени, глагола и предикативной группы;

3) эллипсис имени, глагола и предикативной группы; 4) союзные слова и другие коннекторы, выражающие отношения и 5) лексическая когезия [Halliday, Hasan 1976].

Целью нашего анализа было доказательство того, что онлайнкоммуникация в социальных сетях является когерентной благодаря последовательности определенных дискурсивных актов и использованию средств когезии в сообщениях, хотя данный вид асинхронной коммуникации зачастую отличается своей динамичностью, поскольку темы групповых обсуждений дискурса социальной сети нередко быстро меняются.

Проведенный анализ дискуссий социальной сети «ВКонтакте» показал, что составляющие их сообщения можно разделить на сообщения по основной теме дискурса и по параллельным темам. В последнем случае происходят тематические сдвиги, и сообщения по своему содержанию отходят от основной темы, развивая частично новые темы.

Для изучения динамики тематического развития дискурса американскими исследователями С. Херринг и Э. Курцем разработана компьютерная программа Visual DTA [Herring, Kurtz 2006]. Применение этой программы к нашему материалу исследования (70 сообщений групповой дискуссии социальной сети «ВКонтакте») позволило получить следующие результаты. Относительная семантическая отдаленность 70 рассмотренных сообщений составила 0,7. Семантическая дистанция для параллельных тематических сдвигов в сообщениях составляет 1,125. Это означает, что коммуникация в анализируемых нами дискуссиях в целом когерентна, хотя дистанция между отдельными параллельными тематическими сдвигами в сообщениях превышает значение 1.

Тематические сдвиги и использование средств когезии в онлайндискуссиях можно объяснить использованием в интернет-коммуникации определенных повторяемых моделей дискурсивных актов, описанных, в частности, американскими лингвистами Дж. Синклэр и Р. Култхардом, изучавшими коммуникацию во время школьных занятий [Sinclair, Coulthard 1975].

Проведенный нами анализ онлайн-дискуссий социальной сети «ВКонтакте» показывает, что чаще всего здесь публикуются сообщения в виде общего объявления для участников группы, нацеленные на начало новой темы дискуссии. Другие участники группы комментируют это первое сообщение. Со временем в ходе ответов на изначальное объявление участники обсуждения отходят от темы, заданной первым сообщением.

Тематическое развитие дискуссии приводит к тому, что последующие сообщения постепенно утрачивают связь с изначальной темой дискуссии.

Это выражается, в частности, в используемых средствах когезии.

Так, для выражения связности между сообщения используется обращение к группе и личное обращение с именами или никами пользователей, союзные слова, повтор, вводные слова, гиперссылки, эллипсис, референция с помощью местоимений и лексическая когезия.

Традиционные виды когезии, выделяемые М. Хэллидеем и Р. Газан [Halliday, Hasan 1976] представлены только эллипсисом, союзными словами и повтором. Полученные нами результаты показывают, что во многих сообщениях онлайн-дискуссий используются новые когезивные средства, например, гиперссылки или групповые и личные обращения, содержащие имена участников группы «ВКонтакте».

Библиографический список

1. Макаров М.Л. Основы теории дискурса. М.: ИТДГК «Гнозис», 2003. 280 с.

2. Halliday M.A.K., Hasan R. Cohesion in English. London: Longman, 1976. 374 р.

3. Herring S.C., Kurtz A.J. Visualizing Dynamic Topic Analysis // Proceedings of CHI'06. ACM Press, 2006. Preprint: http://ella.slis.indiana.edu/~herring/chi06.pdf

4. Sinclair J., Coulthard R.M. Toward an Analysis of Discourse. London: Oxford University Press, 1975. 163 p.

Специфика реализации гипертекстовой связи в интернетрекламе Т.Н. Поникаровская преподаватель кафедры немецкого языка САФУ, г. Архангельск. Эл.

адрес:

tatyana.ponikarovskaya@mail.ru The article “Specifics of the realization of hypertextual cohesion in Internetadvertising” by T. Ponikarovskaya focuses on the realization of hypertextuality in web-banners. Web-banner is the most popular format of net advertising, which has a complex semiotic nature. The hypertextual cohesion in web-banners is based on the relation of inclusion on the one hand and on the intertextual relations on the other hand.

____________________

© Поникаровская Т.Н., 2012 Наше исследование посвящено изучению поликодового текста сетевой рекламы, а именно баннерной рекламы Интернета. Строение и функционирование веб-баннера как особого поликодового текста, т.е.

комплекса знаковых единиц, содержащего в качестве своих компонентов знаки разных семиотических систем, в последние годы вызывает особый интерес. Эта тема не раз становилась объектом изучения многих лингвистов (Е.Е. Анисимова, Е.И. Горошко, О.В. Дедова, Т.Г. Добросклонская, Н.В. Чичерина, Л.Ю. Щипицина, N. Janich, J. Runkehl). Интерес к данному вопросу не ослабевает, что свидетельствует о его актуальности, многоаспектности и неисчерпаемости.

Веб-баннер представляет собой разновидность сетевого текста, т.е. текста, размещенного в Интернете. При этом Интернет представляет собой особую сферу функционирования текстов, накладывая на них свой отпечаток и наделяя новыми свойствами. Многие исследователи (Е.И. Горошко, О.В. Дедова, С.Н Михайлов, Т.И. Рязанцева, Л.Ю. Щипицина и др.) отмечают гипертекстуальность, интерактивность, мультимедийность и дистантность сетевых текстов.

Одним из отличительных свойств текстов во Всемирной Паутине, в т.ч.

веб-баннеров, является гипертекстуальность. Термин «гипертекст» введен в обращение Тедом Нельсоном в 1965 году для описания представляемых компьютером документов, которые выражают нелинейную структуру идей, в противоположность линейной структуре традиционных книг, фильмов и речи [Эпштейн 1998]. Таким образом, гипертекстуальность можно трактовать как категорию сетевого текста, отражающую его особую композицию (нелинейный характер построения), когда текст разделен на отдельные блоки, а порядок их восприятия зависит от самого пользователя [Дедова 2001].

Гипертекстовое пространство представлено во взаимосвязи двух типов структурных компонентов: гиперссылки, служащей для экспликации имплицитно выраженных в тексте семантических и ассоциативных связей, а также для движения по гипертексту, и информационной единицы, т.е.

вербальной составляющей гипертекста [Дедова 2001: 25, 27].

Для гипертекста важна идея взаимосвязи всех информационных единиц в структуре единого гипертекста, что достигается благодаря явлению интертекстуальности. Л.Ф. Компанцева определяет интертекстуальность как «размывание границ текста, в результате которого он лишается законченности и закрытости, становится внутренне неоднородным и множественным» [Компанцева 2007: 43]. Следовательно, гипертекст характеризуется незавершенностью, открытостью, внутренней неоднородностью.

В силу мультилинейности гипертекста глобальная связность гипертекста обеспечивается семиотико-техническими средствами, такими, как цвет, подчеркивание, ссылки, иконические вставки, строка меню [Саенко 2004].

Другими словами, глобальная связность гипертекста достигается не только вербальными, но и визуально-графическими элементами.

Специфика реализации гипертекстуальности в веб-баннере как особом виде сетевого текста связана с его сущностью. О.Е. Филинова понимает веббаннер как «прямоугольное графическое изображение фиксированного размера, сохранённое в формате.GIF или.JPG, обычно размещаемое на веб-странице и являющееся гипертекстовой ссылкой на рекламируемый сайт» [Филинова 2006: 203]. Учитывая многоаспектность исследуемого объекта и опираясь на имеющиеся в литературе дефиниции данного понятия, мы определяем веб-баннер как комплексное семиотическое образование, которое может содержать анимированные и звуковые элементы, отличающееся небольшим размером, бытующее в Сети, являющееся гиперссылкой на веб-страницу с более подробной информацией о продукте и тем самым служащее рекламным целям.

На основе проведенного анализа реализации гипертекстовых отношений веб-баннерами мы можем констатировать, что между веб-баннером и информационным сайтом, к которому он отсылает, наблюдается отношение «заголовок–полный текст», как и в любых других гиперссылках. В данном случае мы можем говорить об отношениях подчинения, зависимости одного от другого, т.е. о внутритекстовой связи. Но заголовок-баннер имеет сложную семиотическую природу, т.е. одновременно он сам является текстом. С этой точки зрения веб-баннер может рассматриваться как феномен, равноправный тому информационному сайту, к которому он отсылает. В таком случае эти феномены взаимосвязаны по схеме «текст1 – текст2», вступая, таким образом, в отношения интертекстуальности.

Библиографический список

1. Дедова О.В. Лингвистическая концепция гипертекста: основные понятия и терминологическая парадигма // Вестник МГУ. Серия 9. Филология. 2001. № 4.

С. 22–36.

2. Компанцева Л.Ф. Гипертекст и виртуальный дискурс как ключевые понятия Интернет-лингвистики // Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского. Серия «Филология». Том 20 (59). 2007. № 4.

С. 40–44.

3. Саенко А.Н. Содержательно-стилистические особенности информационных текстов в Интернете // Научные записки Луганского национального педагогического университета. Серия "Филологические науки". 2004. Вып. 5. Т. 1.

С. 350–360.

4. Филинова О.Е. Информационные технологии в рекламе: учеб. пособие. М.:

КУДИЦ-ОБРАЗ, 2006. 240 с.

5. Эпштейн В.Л. Введение в гипертекст и гипертекстовые системы М.: ИПУ,

1998. 39 с.

–  –  –

The article “Paralinguistic Means in Virtual Discourse: the Aspect of Gender” of A. Prima discusses gender aspect of the virtual discourse.

Paralinguistic means used here are analyzed in terms of masculinity and femininity.

В наше время с учетом актуальности компьютерно-опосредованной коммуникации выделяется и исследуется виртуальный дискурс, функционирующий в особой электронной коммуникативной сфере, которая имеет сложно организованную структуру.

Л.М. Гриценко указывает на специфику следующих конститутивных признаков виртуального дискурса: канал связи, коммуникативная цель, тип коммуникантов, хронотоп, жанровая организация, дискурсивная картина мира и языковое воплощение [Гриценко 2011]. Гендерный анализ компьютерно-опосредованной коммуникации предполагает характеристику гендерных стереотипов и установок, гендерной идентичности личности и гендерных ролей коммуникантов.

Гендер как междисциплинарный объект исследования представляет собой комплекс социальных и психологических процессов, а также культурных установок, существующих в обществе и воздействующих на языковую личность. Гендер конструируется в процессе социализации, которая осуществляется через трансляцию сформировавшихся в культуре и обществе представлений о том, как следует вести себя представителям маскулинного и фемининного типа.

Любая коммуникация не только является актом осознанного, рационально оформленного речевого обмена информацией, но и характеризуется непосредственным эмоциональным контактом между людьми. Таким образом, коммуникация представляет собой категорию не чисто языковую, а «прагматико-психолого-речевую» [Баженова 2003: 268].

Г.В. Колшанский указывал, что понятие паралингвистики есть прежде всего функциональное понятие и поэтому паралингвистику следует определять как вспомогательную область лингвистики, изучающую функциональное использование неязыковых средств для формирования конкретного речевого высказывания [Колшанский 1974].

Особенность всех паралингвистических средств заключается в том, что они, хотя и не являются речевыми и не входят в систему естественного языка, в значительной степени организуют и определяют коммуникативный акт.

________________

© Прима А.М., 2012 Особое языковое воплощение виртуального дискурса обусловлено необходимостью передавать все особенности устной речи графическим способом. Коммуниканты виртуального дискурса передают фонетические особенности звучания устной речи с помощью письма, используют усиление редукции гласных, стяжение согласных в один сегмент, парцелляцию.

В ряде случаев в виртуальном дискурсе участники общения прибегают к графическим паралингвистическим средствам: смешивают буквенные и цифровые знаки, расчленяют словоформы, используют эмотиконы, диаграммы, фотографии, рисунки, включение клавиш верхнего регистра.

Данные средства служат для отражения эмоционального состояния коммуникантов.

Гендер, будучи сложным социокультурным конструктом, базирующимся на различиях мужских и женских ролей, поведении, ментальных и эмоциональных характеристиках, непосредственным образом связан с эмоциональностью мужчин и женщин.

Различия по гендерному признаку, отражаемые в невербальном поведении, привели к тому, что отдельные жесты и даже целые стили невербального поведения стали оцениваться как фемининные и маскулинные независимо от реального пола их исполнителя, что находит свое отражение в виде многочисленных ремарок участников общения в процессе компьютерно-опосредованной коммуникации.

И.С. Баженова называет в числе маскулинных кинетических паралингвистических средств жест «стукнуть кулаком по столу», «махнуть рукой», «почесать в затылке», «потирать руки», «сжать кулаки» и пр.

К фемининным исследователь относит «подбочениться», «топнуть ногой», «всплеснуть руками», «закрыть лицо руками», «ломать руки», «опустить глаза» [Баженова 2003].

Таким образом, можно утверждать, что паравербальная система пронизана гендером, следовательно, компьютерно-опосредованная коммуникация, культура и язык представляют собой целостную систему, объединенную таким социокультурным конструктом, как гендер.

Библиографический список

1) Баженова И.С. Гендерные аспекты невербальной коммуникации // Общество и гендер. Рязань: Поверенный, 2003. С.268–280

2) Гриценко Л.М. Особенности виртуального дискурса // Молодой ученый.

2011. №6. Т.2. С. 17–20.

3) Колшанский Г.В. Паралингвистика. М.: Наука, 1974. 81 с.

Текстовая организация интернет-коммуникации:

расширение коммуникативных возможностей или «старое вино в новые мехи»?

Л.Ю. Щипицина доктор филологических наук, профессор кафедры немецкого языка САФУ, г. Архангельск. Эл. адрес: l.shchipitsina@narfu.ru The article “Textual Organization of Internet-communication: The Widening of Communicative Possibilities, or “Old Wine in New Bottles”?” by L. Shchipitsina discusses the categories of the Internet-texts. In conclusion it is stated, that the textual categories of Internet communication are specific not in their assortment but in forms and the degree, they are explicated. This determines the modification of the notion of the Internet-text, which becomes dynamic and unstable. Thus we can speak about the widening of communicative possibilities in Internet-communication on the text level.

Интернет-коммуникации как одна из современных форм коммуникативного взаимодействия весьма вариативна в языковом отношении. Перспективным в этой связи представляется изучение ее текстовой организации, поскольку текст интегрирует единицы всех других уровней языка и позволяет исследователю обратить внимание на наиболее важные языковые стороны текста (его категории), соотносящиеся с целым комплексом отдельных языковых явлений [ср. Матвеева 2006: 534]. При этом, по нашему мнению, важно установить, появляются ли в новых технических условиях коммуникации принципиально новые текстовые категории или здесь следует вести речь лишь о новой форме проявления традиционных категорий текста.

Текст с учетом специфических параметров интернет-коммуникации мы трактуем как результат коммуникации, предстающий в виде сложного семиотического произведения, имеющего определенную прагматическую установку, обусловливающую функциональную, содержательную и структурную целостность этого произведения, которое объективировано в виде электронного документа. Основными критериями текстуальности и, соответственно, базовыми категориями Интернет-текста, как и текста «традиционного», следует считать интенциональность, связность, целостность, членимость [ср. Гальперин 1981; Beaugrande, Dressler 1981;

Щипицина 2010: 207]. Но под действием параметров канала и средства коммуникации (электронная форма существования текста, гипертекстуальность, мультимедийность, интерактивность, синхронность, вариативный характер количества и статуса коммуникантов) эти базовые текстовые категории преобразуются.

Так, при анализе текстовой организации чата и веб-страницы как двух полярных по своим техническим параметрам Интернет-жанров можно ________________

© Щипицина Л.Ю., 2012 увидеть, что текст новой коммуникационной среды становится динамичным (это свойство касается как подвижности, относительности границ текста, так и возможности его видоизменения), лишь относительно завершенным и целостным образованием, в котором значительно уменьшается степень грамматической связности по сравнению с традиционными текстами. В то же время в тексте интернет-коммуникации увеличивается удельный вес катафорических средств связи по сравнению с анафорическими и дистантной связи по сравнению с контактной. В частности, преимущественно катафорическим и дистантным средством связи выступают гиперссылки, поскольку при их активации чаще всего открывается новый текстовой компонент, расположенный не рядом с самой гиперссылкой, а в другом окне. В групповых синхронных и асинхронных жанрах непосредственно связанными нередко являются не соседние, а дистантные реплики/сообщения, причиной чему служит групповой характер общения и имеющаяся возможность перечитать написанное ранее.

Кроме того, исследователи интернет-коммуникации называют некоторые «тенденции ее развития», которые можно считать специфическими категориями ряда текстов, в т.ч. интернет-коммуникации.

Эти категории имеют формальную (семиотическая гибридность, экономичность) или семантическую и стилистическую природу (адресованность, субъектность, устно-письменная гибридность, эмотивность, нормативность) (обзор соответствующей литературы приведен в нашей работе [Щипицина 2010:

183]). Многие из них также не являются типичными только для интернеткоммуникации, поскольку обусловлены не каналом и средством коммуникации, а прагматическими причинами, например, принадлежностью текста к определенной сфере общения. Например, эмотивность считается неотъемлемой чертой разговорной речи [Брандес 2004: 221].

Тем не менее, указанные категории отличаются либо степенью своего проявления (ср. гибридность Интернет-текста на самых разных языковых уровнях), либо специфическими языковыми средствами, появляющимися только в условиях интернет-коммуникации. Примерами последнего тезиса служат высказывания о себе от 1-го и от 3-го лица в чате или мультипользовательских мирах как проявление категории субъектности, а также использование смайлов для компенсации отсутствующих визуальных сигналов концептуально устного, но формально письменного и дистантного общения в чате как проявление категории эмотивности интернеткоммуникации. Правда, мы не можем утверждать, что категория эмотивности как насыщенность речи словами и выражениями с ярко выраженной эмоциональной коннотацией типична для всех видов интернет-коммуникации. Как показывают наблюдения, научные и официально-деловые разновидности Интернет-текстов, например, политические и деловые веб-страницы, лишены эмотивных средств.

Таким образом, базовые и специфические категории Интернет-текстов не являются типичными только для этой формы коммуникации и характеризуются лишь спецификой их проявления в текстах новой коммуникационной среды под действием определенных параметров средства и канала коммуникации. Но поскольку появляются новые языковые средства выражения этих текстовых категорий и варьируется степень их проявления, меняется сама сущность Интернет-текста: он становится более динамичным и непостоянным. Все это позволяет говорить не просто о появлении новых условий реализации текстовых принципов в интернет-коммуникации, но о расширении ее коммуникативных возможностей.

Библиографический список

1. Брандес М.П. Стилистика текста. Теоретический курс: учебник. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Прогресс-Традиция; ИНФРА-М, 2004. 416 с.

2. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. М.: Прогресс, 1981. 144 с.

3. Матвеева Т.В. Текстовая категория // Стилистический энциклопедический словарь русского языка. 2-е изд., испр. и доп. М.: Флинта; Наука, 2006. С. 533–536.

4. Щипицина Л.Ю. Компьютерно-опосредованная коммуникация: лингвистический аспект анализа. М.: КРАСАНД, 2010. 295 с.

5. Beaugrande R.-A., Dressler W. Einfhrung in Textlinguistik. Tbingen: Niemeyer, 1981. 290 S.

Раздел 5 Прикладные аспекты изучения интернет- коммуникации

Опыт взаимодействия с пользователем в модели проектирования веб-сайта М.И. Корзина старший преподаватель кафедры компьютерного дизайна ИИКТ САФУ, г. Архангельск, аспирант 3 курса Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна. Эл. адрес: m.korzina@mail.ru В.А. Лысенко кандидат технических наук, руководитель Центра электронных ресурсов и технологий, доцент кафедры наноструктурных, волокнистых и композиционных материалов им. А.И. Меоса Санкт-Петербургского государственного университета технологии и дизайна, г. Санкт-Петербург.

Эл. адрес: valys@mail.ru А.А. Лысенко доктор технических наук, профессор, зав. кафедрой наноструктурных, волокнистых и композиционных материалов им. А.И. Меоса СанктПетербургского государственного университета технологии и дизайна, г. Санкт-Петербург. Эл. адрес: thvikm@yandex.ru И.С. Майоров кандидат технических наук, заведующий кафедрой компьютерного дизайна ИИКТ САФУ, г. Архангельск. Эл. адрес: i.mayorov@narfu.ru The article “User Experience in a Model of Website-Design” presents the results of the modification of websites design based on the methodology of User Experience. The possibilities of user centered design on all stages of the website lifecycle are shown in theory and on two examples: the site of the conference “Regional Informatics” and the site of the Department of nanostructured, fiber and composite materials named after A. Meos (St. Petersburg State University of Technology and Design).

К настоящему времени разработано достаточно много моделей проектирования, как в области создания высокохудожественных объектов, так и технически сложных объектов. В результате анализа наиболее значимых моделей проектирования (дизайна) [Лысенко и др. 2012] сделан ________________

© Корзина М.И., Лысенко В.А., Лысенко А.А., Майоров И.С.

вывод, что все они обладают индивидуальными чертами, а также характеризуются и набором общих свойств.

Для обобщения существующих знаний была создана универсальная модель, называемая «информационная модель дизайна (системного проектирования)» [Лысенко 2008; Региональная информатика 2008].

В рамках исследовательской работы разработана информационная модель дизайна (системного проектирования) веб-сайтов, в которой учитывается опыт взаимодействия с пользователями.

Под опытом взаимодействия (UserExperience, UX) показано человеческое восприятие и ответные реакции, которые появляются в результате использования или предполагаемого использования продукта, системы или услуги [Ergonomics of human-system… 2011].

Практика обеспечения привлекательного и эффективного опыта взаимодействия названа дизайном, ориентированным на пользователя.

Опыт взаимодействия пользователей с веб-сайтами разделен на пять уровней: стратегия, набор возможностей, структура, компоновка и поверхность [Гарретт 2008]. Эти уровни соответствуют основным блокам информационной модели дизайна (системного проектирования) веб-сайтов.

Для апробации проектирования сайта, ориентированного на пользователя, были использованы ресурсы «Региональная информатика» и сайт кафедры наноструктурных, волокнистых и композиционных материалов им. А.И. Меоса СПГУТД. На этапе формализации цели сайта конференции «Региональная информатика» с помощью описываемой модели были учтены и реализованы все требования заказчиков.

На основании полученных результатов можно констатировать, что разработчики веб-сайтов должны уделять значительное внимание изучению и применению опыта взаимодействия с пользователем на всех этапах жизненного цикла продукта.

Библиографический список

1. Гарретт Дж. Веб-дизайн. Элементы опыта взаимодействия / пер. с англ. СПб.:

Символ-Плюс, 2008. 192 с.

2. Лысенко В.А. Информационная модель дизайна: презентация на XI СанктПетербургской международной конференции «Региональная информатика-2008 (СанктПетербург, 22–24 октября 2008 г.). Режим доступа: http://umk-itd.sutd.ru/ index.php/ publicacii.

3. Лысенко В.А., Корзина М.И., Гурьев А.Т. Модели дизайна: история и тренды // Материалы. Дизайн. Технология. 2012. №1(20). С.15–22.

4. Региональная информатика-2008: труды XI Санкт-Петербургской международной конференции (Санкт-Петербург, 22–24 октября 2008 г.). СПб.: СПОИСУ, 2009. 316 с.

5. Ergonomics of human-system interaction – Part 210: Human-centred design for interactive systems (ISO 9241-210:2010). Дата опубликования 01.01.2011.

Многоаспектная система поиска терминов в гипертекстовом информационно-поисковом тезаурусе Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) по исследовательскому проекту № 11-07-00733 (2011-2013)

–  –  –

The article “A Multidimensional System of Terminological Search in the Hypertextual Information-Thesaurus” aims at describing one of the solutions to problems in developing the terminological search systems. Proposed search system is based on the principle of interactivity and has a multidimensional character.

Принципиальная особенность моделируемого гипертекстового информационно-поискового тезауруса (ИПТ), отличающая его от аналогичных тезаурусов и энциклопедических, терминологических, тематических словарей русского языка, состоит в следующем: а) вокабулы (заголовочное слово, реестровое слово, черновое слово) выбраны из словарей лингвистических терминов (СЛТ) за период с 1755 по 2012 годы, т.е. если термин так или иначе был зафиксирован в одном из СЛТ, то, очевидно, это термин метаязыка лингвистики; б) теоретической основой ИПТ метаязыка лингвистики является положение, согласно которому лексический состав метаязыка лингвистики представляет собой исторически актуализированную метасистему со всеми присущими такой метасистеме характеристиками.

К характеристикам терминологической метасистемы лингвистики относятся: а) достаточная целостность – ряд разделов и направлений лингЛесников С.В., Лесников Г.С., Остапов Д.А., Лесников А.В., Мозымов А.Г., 2012 вистики и смежных дисциплин, предметов и научных областей, каждый из которых, в свою очередь, имеет свою собственную организацию, разную степень открытости, при этом, взаимодействуют друг с другом на уровне подсистем по определенным законам, в то же время подчиняются законам метасистемы в целом; б) высокая степень стабильности – основные разделы и направления лингвистики существуют уже давно на протяжении столетий и десятилетий, и во времени меняется не столько метасистема в целом, а некоторые участки внутри неё, отношения между направлениями и разделами).

Особенностью конструируемого ИПТ является то, что, помимо традиционного поиска по ключевым словам, тезаурус может помочь пользователю выделять смысловые акценты, соответствующие поисковому запросу, обеспечивая тем самым релевантность и пертинентность запросов [Лесников 2011].

Поиск терминов может осуществляться посредством информационнопоисковой системы (ИПС) в интерактивном режиме эксцерпции и выполняться с использованием соответствующего программного и лингвистического обеспечений как в Интернете (on-line), так и локально (off-line) (технологии Intranet и Internet). В настоящий момент именно такая пилотная версия ИПС доступна в Интернете на портале http://lsw.ru.

1). Программа «Поиск ЛСВ» позволяет искать необходимую лексему в загруженных словарях (словниках, справочниках, глоссариях и энциклопедиях) разными способами:

а) «целиком слово» (заголовок словарной статьи, черновое слово, лемма, вокабула),

б) как «часть слова» (фрагмент словоформы с учетом того, где будет осуществляться поиск – только по заголовкам словарных статей и/или в зоне толкования),

в) в «области значения ЛСВ вокабул» (т.е. в правой части словарной статьи, определении, дефиниции).

Сузить объем результатов поиска помогает выбор группы источников:

словники; толковые словари; синонимы; жаргоны; энциклопедии и т.д.

2). Программа «Поиск синонимов» позволяет искать синонимы для введенной лексемы в словарях синонимов РЯ, загруженных в словарную базу данных (информация о количестве словарных статей отображается на экране). При этом также, как и в программе searcher_word, можно выбрать уточняющие параметры поиска: а) «целиком слово», б) как «часть слова».

Параметр «толкование» и выбор одной из групп словарей не доступны.

Каждый найденный синоним в свою очередь фактически является контекстной ссылкой (т.е. выделенная лексема и будет очередным уже заданным запросом при активизации гиперссылки) на программу searcher_word, при помощи которой и возможно узнать значение соответствующего синонима. Причем в этом случае «по умолчанию»

значение синонима ищется во всех словарях как «часть слова».

3). Программа «Поиск по Генеральному словнику» не содержит параметров поиска (переключателей и меню выбора) и позволяет осуществить глобальный поиск по генеральному словнику РЯ. В генеральный словник включены вокабулы (заголовки словарных статей) с указанием, в каких словарях можно найти информацию о том или ином слове. В генеральный словник включена информация не столько по электронным версиям (которые загружены в словарную базу данных, т.к. эти вокабулы и так найдутся по запросу «целиком слово»), а, прежде всего, словники книжных (бумажных) словарей и словники других словарных порталов. По числовому коду словаря выдается библиография к исходному словарю и гиперссылки соответствующих источников.

Идея Генерального словника РЯ восходит к научной программе «Машинный фонд русского языка (МФРЯ)» (главный конструктор В.А. Андрющенко). Первым компонентом МФРЯ является Генеральный словник русских словарей, который может быть создан как семейство однородных баз данных на основе Сводного словника, разработанного в Словарном секторе ИРЯ АН СССР, и других «словнико-подобных» словарей.

Примерами последних могут служить «Грамматический словарь русского языка» А.А. Зализняка, «Орфографический словарь» и др. Объектом хранения в этой базе данных является вокабула, т.е. слово, являющееся потенциальным заголовком какой-либо словарной статьи и именем определенного лексического значения, а его атрибутами – номера или идентификаторы значений. Значениями атрибу-тов выступают имена и входы баз данных, в которых данное слово или его формы зафиксированы в качестве значений атрибутов каких-либо объектов – словарных статей, текстов, грамматических правил, статистических сводок, научных статей и т.п. [Андрющенко 1981].

Очевидно, что многоаспектный поиск по заданным значениям атрибутов с соответствующими логическими условиями может давать ответы на такие запросы, как: «Найти перечень словарных статей определенных словарей, для которых имеется информация в терминологической базе данных», «Найти значения вокабулы, стилистически маркированные в словарях», «Найти все глаголы с дефектными парадигмами и сопоставить структуры их словарных статей» и т.п. [там же, 31].

В 1987–1991 годах в отделе МФРЯ был создан пробный вариант генерального словника (нам был доступен его небольшой фрагмент от А до П в формате для ЕС ЭВМ).

4) Статистика запросов: а) простая статистика вида «ЛСВ – IP-адрес»;

б) статистика вида «IP-адрес – ЛСВ».

Подводя итог, можно утверждать, что предложенная ИПС терминов в интерактивном режиме эксцерпции является весьма эффективной для пользователя, поскольку она обеспечивает релевантность и пертинентность запросов.

Библиографический список

1. Андрющенко В.М. Концепция и архитектура Машинного фонда русского языка (МФРЯ) // МФРЯ: идеи и суждения. М.: Наука, 1986. С.31.

2. Лесников С.В. Тезаурус как отражение системности языка // Вестник Челябинского государственного университета. Серия: Филология, искусствоведение. 2011. Вып. 59. № 28. С. 52–61.

К вопросу об использовании интерактивных возможностей онлайн-платформы Moodle (на примере курса „Иностранный язык в сфере международного туризма и гостиничного бизнеса“) А. Либшнер лектор Германской службы академических обменов (DAAD), старший преподаватель кафедры немецкого языка САФУ, г. Архангельск. Эл.

адрес:

andrea@liebschner.de Е.В. Костеневич кандидат филологических наук, доцент, заведующая кафедрой немецкого языка САФУ, г. Архангельск. Эл. адрес: e.kostenevich@narfu.ru The article “Using the Interactive Possibilities of the Online-platform Moodle (with an Online-course “Foreign Languages in International Tourism”)” touches upon the educational potential and technical advantages of the online-platform Moodle for the development of an online-course.

Традиционное занятие по иностранному языку обычно опирается на печатный учебник, в котором собраны необходимые для изучения темы.

Так, на занятиях немецким языком по специализации «Туризм и гостиничный бизнес» в настоящее время используются следующие учебники: Deutsch im Hotel; Reiseverkehrskaufleute; Rechnungswesen in Tourismus- und Reiseunternehmen; Herzlich willkommen Neu; Deutsch in Restaurant und Tourismus; Kommunikation im Beruf – Kommunikation im Tourismus; Gstemarketing, Hotellerie und Gastronomie; Basisqualifikation fr die neuen Dienstleistungsberufe. Данные учебники предназначены для студентов, изучающих немецкий язык, а также для менеджеров, работающих в сфере туризма и желающих совершенствовать навыки профессиональной письменной и устной коммуникации.

Авторы названных учебников чаще всего предлагают следующие темы для изучения:

1) регистрация в гостинице,

2) сервис и услуги в ресторане и в номере,

3) информационный сервис,

4) описание и бронирование гостиниц,

5) гостиничные услуги и рекламации,

6) телефонный сервис в гостинице,

7) экскурсии и культурная программа для гостей и туристов,

8) расчёт и прощание с гостями.

Предлагаемые темы изучаются на материале тематических текстов и специальных упражнений, которые направлены на формирование навыков ________________

© Либшнер А., Костеневич Е.В., 2012 говорения, чтения, письма и аудирования в рамках занятий с преподавателем, либо самостоятельно.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Николай Камзин Роль инстинктов при выборе стратегии childfree. Влияние культуры на инстинкт «Автор» Камзин Н. Роль инстинктов при выборе стратегии childfree. Влияние культуры на инстинкт / Н. Камзин — «Автор», 2011 ISBN 978-5-457-14405-7 Человек не может не ощущать инсти...»

«РАЗДЕЛ I ФИЛОСОФИЯ Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия «Философия. Культурология. Политология. Социология». Том 24 (63). 2011. № 2. С. 3-11. УДК 12 БУД...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» О. В. Павенков, В. Г. Павенк...»

«УДК 378 ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ: СОДЕРЖАНИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ. © 2016 М. С. Бирюкова соискатель кафедры французской филологии e-mail: marta.biriukova@gmail.com Курский государственный университет В статье рассматривается актуальность использования и понимания лингв...»

«ЧИРКОВА О.Н. ФОРМИРОВАНИЕ ЭТНОКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ В РЕГИОНАЛЬНОМ БРЕНДИНГЕ. Аннотация. В статье анализируются проблемы формирования этнокультурных компонентов имиджа Республики Мордовия в региональном бренди...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Северный (Арктический) федеральный университет имени М.В. Ломоносова» П.М. Малаховец ЛЕСНЫЕ КУЛЬТУРЫ Учебное пособие Архангельск ИПЦ САФУ УДК 630*232(07) ЬБК 43.4...»

«Адольф СЕЛИЦКИЙ ФРЕСКИ ЧАСОВНИ СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНСКОЙ ЦЕРКВИ В ПОЛОЦКЕ СЕРЕДИНЫ XII ВЕКА Полоцк – колыбель государственности, культуры и искусства белорусского народа. По территории Полоцкой земли проходил важный для всей  Киевской Руси водный путь, связывающий юг и ...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2000 № 4 КУЛЬТУРА В.Г. ИВАНИЦКИЙ От женской литературы к женскому роману? (Парабола самоопределения современной женской литературы) В ожидании женского взрыва: 1992-1994 Жила-была литература и вдруг выяснилось, что она быва...»

«Общие положения 1. В основу данной программы положены следующие дисциплины: земледелие, почвоведение, агрохимия, растениеводство, методика опытного дела, защита растений, селекция и семеноводство полевых культур. Цель экзамена установить глубину знаний по основным вопросам агрономии поступающего и склонность...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2000 • № 5 РОССИЙСКАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ В.Б. ЗЕМСКОВ Латинская Америка и Россия (Проблема культурного синтеза в пограничных цивилизациях) Наличие или отс...»

«© 2003 г. P.M. ГАСАНОВ ИСЛАМ В ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО АЗЕРБАЙДЖАНА ГАСАНОВ Рафаэль Муса оглы кандидат философских наук. Изменение идеологической ситуации в обществе, формирование содержательно новых условий социокультурного и политического развития,...»

«© 2003 г. Н.А. ШМАТКО АНАЛИЗ КУЛЬТУРНОГО ПРОИЗВОДСТВА ПЬЕРА БУРДЬЕ ШМАТКО Наталья Анатольевна кандидат философских наук, руководитель Российско-французского центра социологии и философии Института социологии РАН. П. Бурдье (1930-2002 г.), несомненно, является одной из наиболее значимых фиг...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» Е. А. Байков, А. Д. Евменов,...»

«  Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия «Философия. Культурология. Политология. Социология». Том 24 (65), 2013. № 3, с. 142–149. УДК 008:316.422 КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ МОДЕЛИ ИЗУЧ...»

«Пояснительная записка Настоящая программа предназначена для поступающих в аспирантуру по кафедре агрономии по направленности 06.01.06 Луговодство и лекарственные, эфирно-м...»

«ТЕОРИЯ И. А. ГОБОЗОВ КОНТУРЫ БУДУЩЕГО В ПРЕДСТАВЛЕНИИ З. БЖЕЗИНСКОГО Збигнев Бжезинский – крупнейший современный американский политолог. В центре его внимания находятся проблемы геополитики, роли США в современном мире и др. В данной статье...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского Серия «Философия. Культурология. Политология. Социология». Том 27 (66), 2014. № 1, С. 210-218. УДК 316.485.22:291.36 ИГРОВ...»

«ОРИГИНАЛНИ НАУЧНИ РАД УДК: 316.7:314.15(=161.1)(497.1)1930/1936 070.487БУХ1930/1936 DOI:10.5937/ZRFFP44-5928 ИРИНА Н. АНТАНАСИЕВИЧ1 УНИВЕРЗИТЕТ У БЕОГРАДУ, ФИЛОЛОШКИ ФАКУЛТЕТ КАТЕДРА ЗА РУСКИ ЈЕЗИК И КЊИЖЕВНОСТ...»

«Свицова Анна Альбертовна ЛИНГВОКУЛЬТУРНАЯ ДОМИНАНТА «ДОМ – РОДИНА – ЧУЖБИНА» В РУССКИХ И АНГЛИЙСКИХ ПОСЛОВИЦАХ Специальность 10.02.19 – теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ижевск 2005 Работа выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального о...»

«РЕСПУБЛИКА САХА (ЯКУТИЯ) САХА РЕСПУБЛИКА ГОРОДСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ НЕРЮНГРИ ОРОЙУОНУНААЫ «ГОРОД НЕРЮНГРИ» «НЕРЮНГРИ КУОРАТ» НЕРЮНГРИНСКОГО РАЙОНА КУОРАТТААЫ ПОСЕЛЕНИЕ ГЛАВА ГОРОДА КУОРАТ БАhЫЛЫГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ УУРААХ № 11 от...»

«© 2004 г. Е. В. РЕУТОВ УЧАЩАЯСЯ МОЛОДЕЖЬ И НАРКОТИКИ РЕУТОВ Евгений Викторович кандидат социологических наук, старший преподаватель кафедры политологии и социологии Белгородского государственного университета. Наркотизация населения Российской Федерации и отдельных ее регионов яв...»

«УДК 94/99 (2 Рос–4 Кус) СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО ПЧЕЛОВОДСТВА В КУРСКОМ КРАЕ В 1920–1930-Е ГГ. © 2014 Г. А. Салтык1, В. В. Фесенко2 докт. ист. наук, профессор каф. культурологии е-mail: galinasaltyk@yandex.ru соискатель каф. культурологии е-mai...»

«Министерство сельского хозяйства РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «МИЧУРИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» А.Р. Бухарова, А.Ф. Бухаров О...»

«М. Н. К И М СОЦИОЛОГИЯ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ Учебное пособие САНКТ-ПЕТЕРБУРГ Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения» Факультет массовых коммуникаций Кафедра рекла...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.