WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |

«Нравственное государство как императив государственной эволюции Материалы Всероссийской научной конференции (Москва, 27 мая 2011 г.) Москва Научный эксперт ...»

-- [ Страница 9 ] --

Принципиальными являются две новации: введение института коллективной долевой (персонализированной) собственности трудовых коллективов и реформирование права (лично) частной собственности на средства производства в плане устранения ее эксплуататорской (буржуазной) сущности.

Слабым звеном нашей несостоявшейся социалистической системы было отсутствие адекватных отношений коллективной формы собственности.

Действительно, в образовании прибыли участвовали все члены коллектива, а определяли дальнейшую судьбу прибыли чиновники, не имеющие никакого отношения к коллективу. Работники не только отлучались от управления своей собственностью, но отчуждались от той своей доли прибыли, которая пошла на развитие предприятия. Социалистический работник оставался наемным работником, временщиком, все блага коллективного Пунтус В.И. Освобождение от экономического порабощения. Интернет ресурс: http:// www.proza.ru/2011/04/11/1122.

Нравственное государство как императив государственной эволюции происхождения были доступны, только пока человек работает. Так было и на предприятиях, так было и на самом верху власти. Но психология человека такова, что он хочет быть свободным, а покидая свое рабочее место, он терял свой капитал, де-факто вложенный в предприятие. По существу было своего рода крепостное право, человек не имел право собственности на свой труд, вложенный на развитие предприятия, был экономически закрепощен. Особенно это остро ощущалось на олимпе власти, где все блага были временными, казенными, не были собственностью, которую можно было передавать по наследству, отложить на черный день, чувствовать себя свободным хозяином. И народ, точнее и в первую очередь люди власти, потянулась к частной собственности. И эта тяга пробрела уродливый, катастрофический характер. Лавина тяги к собственности прорвала плотину коммунистических, а по существу православных идеалов, и мы оказались во власти стихии личной наживы.



Поэтому введение персональной коллективной собственности трудовых коллективов на конституционном уровне закрепляет за каждым человеком право на его долю прибавочной стоимости коллектива (в стоимостном эквиваленте, который всегда может конвертироваться в натуральную форму получаемых товаров и услуг). Предполагается введение именных персональных счетов, регистрирующих долю каждого работника в образовании прибыли, которая остается в коллективе. Эта часть труда гражданина отчуждалась в пользу государства при советском социализме, и отчуждается в пользу частного собственника при постсоветском капитализме. И то и другое не приемлемо для эгалитарного государства.

Заметим, что идеи именных персональных счетов высказывались еще в начале перестройки, именно этот механизм должен был быть альтернативой лавине преступной приватизации. Кто помнит, такое решение чуть было не принято на Верховном Совете РСФСР. Но тогда маятник качнулся в сторону капитализма, в сторону господства буржуазной частной собственности.

Возможно, тогда общество и не было готово к именным счетам ни морально, ни конструктивно. Но сейчас, когда механизм платежных карточек освоен даже школьниками, когда население приучилось работать с фондами различного вида страхования, сам Бог велел вести персональные именные счета, где будет фиксироваться за каждым работником его личная доля в коллективной собственности.

Отношение к частной собственности на средства производства является камнем преткновения «правых» и «левых». Это противоречие снимается разделением прав владения и пользования средствами общественного производства. По умолчанию право собственности на средства производства принято в парадигме вещного права владеть пользоваться и распоряжаться. Если относительного самого средства производства с этим можно соСтендовая секция гласиться, то относительно прав собственника на присвоение всей новой (прибавочной) стоимости, полученный использованием этого средства, согласиться нельзя, если принять правило «по труду».

Собственность означает лишь то, что средство производства принадлежит частному лицу, не более того. Само по себе право собственности вовсе не обязательно должно давать право собственнику присваивать ту часть дохода, которая создана трудом наемного работника, т. е. эксплуатировать.

Можно показать, что прибавочная стоимость создается не только собственником, не только живым трудом использователя средств производства, но и прошлым трудом всего общества, капитализированным в средствах производства148.

Справедливость по труду предусматривает, чтобы прибавочный не отчуждался от его производителя для каждого вида труда (и президента, и кухарки). Безусловно это требует более адекватной теории труда и прибавочной стоимости, здесь еще над чем поработать ученым-экономистам, если будет выбрана альтернатива эгалитарная.

А пока ни буржуазная частная собственность, ни советская общественная собственность не смогли и не смогут обеспечить экономическую справедливость. Ручное выправление лишь усугубляет социальное расслоения, когда Государство образовано «человеками-клеточками» правой ориентации.

Важно отметить, что такая реформа института частной собственности не противоречит существующему Гражданскому кодексу, где в статье 136 записано: «Поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании». Здесь собственник и наемный работник могут быть с одинаковым успехом отнесены к использователю, и здесь нет однозначного утверждения, что собственнику принадлежит прибавочная стоимость продукции. Безусловно, разделить, прибавочную стоимость на собственность собственника и наемного работника не просто. Для этого надо разделить право владения и распоряжения и право пользования, поскольку собственность на средства производства не может быть отнесено к вещному праву.

IV. Фрагмент проекта эгалитарного Государства Таким образом, мы показали, что в эгалитарном государстве надлежит не уничтожать институт собственности, в том числе частной, а совершенствовать его, приводя в соответствие производительным силам с глубоким общественного разделением труда, где права владения и использования будут разделены по естественному праву. Это влечет не только реформу права, сопоставимую по значимости с отменой крепостного права в 1861 году, Пунтус В.И. Природа стоимости. М: Русская энциклопедия, 2001.

Нравственное государство как императив государственной эволюции

но существенную эволюцию самой структуры Государства. Имеется в виду образование таких госструктур, которые являются уполномоченными соответствующих подмножеств собственников-сограждан. Наиболее подходящим названием таких органов является «совет», однако мешает шлейф негативных ассоциаций. И тем не менее, будем пользоваться именно этим словом, но только подразумевая не те бутафорские Советы, что были советскими, а как эффективного собственника. По существу Государство в лице системы Советов становится распределенным хозяйствующим субъектом и гарантом права собственности во всех ее формах для всех и каждого. Рыночные механизмы не устраняются, напротив, Государство управляет рынком там, где это возможно и полезно, и осуществляет плановое регулирование там, где рынку не место. Напомним, что вся собственность общества будет распределена и охватываться системой Советов — субъектов всех форм собственности, так что бесхозной, ничейной не образуется.

Здесь весьма кстати пригодится опыт управления общественной собственностью советского периода (как отрицательный, так и положительный). Но появляется и принципиально новая форма — персонально-коллективная, управляемая Советами трудовых коллективов народных предприятий, но в отличие от прошлых и нынешних, их работа будет регламентироваться на государственном уровне, что принципиально меняет характер производственных отношений. Это будут не капиталистические и не социалистические в традиционной риторике, а принципиально новые.

Корреспондируясь с разделенным правом собственности на средства производства такие Советы должны состоять из двух палат: властнораспорядительной и использовательской. Проглядывается аналогия с законодательными и исполнительными Советами в советские времена, но здесь сами Советы как основа госструктуры приобретают новое качество и функции. Они становятся субъектом собственности в каждой форме.

Такие Советы состоят их двух палат: владения-распоряжения и использования своей собственности. На верхнем уровне — Верховный совет, на нижнем — аналоги СТК, ЖКХ и др. Нижним уровнем такой иерархии является собственно человек. Каждый гражданин становится «вырожденным»





Советом низшего уровня, обладая полным набором права владеть, пользоваться и распоряжаться личной собственностью. Напомним, что у нас человек — не «рабочая сила», а элементарное хозпредприятие, которая может входить в ту или иную «корпорацию» — коллективное предприятие, управляемое своим Советом. Кстати и сами органы управления Совета есть коллективное предприятие, продуктом которого являются управленческие услуги, обладающих стоимостью.

Таким образом, каждый трудящийся выступает в двуединой сущности как сособственник своей части во всех формах, так и использователь чужой собственности (в том числе и своей). Получается перекрестная многоуровСтендовая секция невая система управления собственностью, где разнесены по вертикали и горизонтали права владения и использования, что автоматически обеспечивает взаимоконтроль субъектов собственности. Так достигается максимальное совпадение личных и общественных (государственных) интересов, так устраняется главный порок традиционной общественной (государственной) собственности — ее обезличенность («ничейность»), способствующий присвоению недоброкачественными госчиновниками и коррупции.

Принципиальным отличием от нашего советского опыта является то, что здесь Советы имеют не декларативный характер, не статус самоуправления как антипод госуправлению, а имеют статус Государства. Собственно говоря, рассмотренная система Советов (самоуправления собственностью) и есть Государство как политэкономическая система эгалитарного общества. Вместо «коммунистического» тезиса «отмирания» Государства или либерального самоустранения Государства от хозяйственных функций утверждается противоположный тезис: Государство — это правовой орган, «управляющий» экономикой страны и личности в интересах всего общества (государства) и трудового человека. При такой конструкции отпадает необходимость в различных «общественных» организациях (в том числе контрольных органов и профсоюзов) и фондах. Система управления обществом становится более простой и прозрачной, обоюдосамоконтролируемой и обещает быть более эффективной и нравственной, чем прошлый советский социализм и нынешний постсоветский капитализм, тем паче.

Безусловно, дана лишь схематичная модель идеала внутриполитэкономической части эгалитарного (социалистического) Государства как ориентир, требуется разработка Государства переходного периода от «элитаризма» к справедливому социальному обществу.

–  –  –

Бюрократическое управление в современном государстве стало необходимостью, потому что пока не придумано никакой другой системы обеспечения в государстве легального господства, при котором все его граждане подчиняются законно установленному объективному безличному порядку и определенным этим порядком начальникам. Но эти задачи ни в одной стране мира бюрократическое управление, тем не менее, не выполняет Нравственное государство как императив государственной эволюции в полной мере. Бюрократический порядок не удается сделать безличным, решения в бюрократических системах управления принимаются нередко по усмотрениям должностных лиц, а их низкая компетентность и медлительность в принятии решений определяет невысокий уровень эффективности государственного управления. И практические никогда нормы морали и нравственности не становятся регуляторами поведения должностных лиц бюрократического управления, тем более они не позволяют улучшить качество государственного управления. В той или иной мере это характерно для всех стран мира, Россия не является исключением.

Расхождение идеальных представлений о необходимости и процедурах осуществления бюрократического управления и реалий его функционирования было осмыслено в Европе как научная проблема уже в XIX веке, но ее решение пока не найдено ни в теории, ни в практике государственного управления. Идеальную модель рационального бюрократического управления в смысле теоретической схемы и образца для сравнения с реальностью, как известно, разработал Макс Вебер. Он ставил целью обосновать, каким образом бюрократическое управление может быть способным обеспечить легальное господство в государстве. В соответствии с этой моделью Вебера рациональное бюрократическое управление осуществляется иерархией чиновников, в которой нижестоящие подчиняются вышестоящим и обязаны неукоснительно выполнять распоряжения своих начальников. Все члены бюрократической иерархии должны починяться только безличному порядку, установленному законом, техническими правилами и другими нормами, исключающими какое бы то ни было личное присвоение места службы, а предполагающими постоянную фиксацию всех предложений и решений в письменных документах. Чиновники не должны владеть средствами управления и служебным имуществом, которое должно быть отделено от их личного имущества и домашнего хозяйства, а их служебные рабочие места — от мест их жительства. Безличный порядок бюрократической организации должен исключать подчинение личности начальника и предполагать подчинение ему исключительно по службе в рамках деловой компетенции.

Требования к деловой компетенции чиновников должны объективно определяться их служебными обязанностями и необходимыми для их исполнения уровнями квалификации, проверяемыми с помощью экзаменов. Чиновники должны не выбираться, а назначаться на службу, работать на ней по контрактам, получать постоянное денежное содержание, считать свою службу единственной или главной профессией, подчиняться служебной дисциплине и контролю. Вся деятельность чиновников должна постоянно документироваться, в письменных документах должны быть зафиксированы все предложения, принятые решения, распоряжения начальников и постановления органов власти. Это документирование должно обеспечивать постоянный контроль деятельности чиновников и высокий уровень инСтендовая секция тенсивности их работы. Карьеры чиновников, т. е. процедуры повышения их в должности, должны определяться сроками службы и ее успешностью.

Макс Вебер считал рациональное бюрократическое управление надежным и осуществляемым на основе знания, оценивал его как наиболее совершенную «в смысле точности, постоянства, дисциплины, подтянутости и надежности, интенсивности и экстенсивности труда, в его формально универсальной применимости к любым задачам… Бюрократическое правление означает господство на основе знания — в этом заключается его специфически рациональная основа»149.

Такому бюрократическому управлению Макс Вебер противопоставлял возникшее существенно ранее патриархальное, когда господство осуществлял один человек, а власть передавалась по праву наследования. При патриархальном управлении господину подчиняются в силу традиции, но и сам он также подчиняется традиции150. И эта традиция полностью или почти полностью определяет функционирование государственного управления, препятствуя его регулированию нормами законов и техническими правилами, которые по Максу Веберу должны заменить традицию в рациональном бюрократическом управлении. Переход к патримониальному управлению по Максу Веберу осуществляется при децентрализации хозяйства, т. е. экономики в современном понимании, когда из патриархального управления возникает управление, названное им патримониальным. Патримониальное управление, как и патриархальное, основано на личной преданности, но уже с некоторыми взаимными обязательствами между господином и его подданными. Эти обязательства определяются и регулируются обычаями, ограничивающими всевластие господина и обеспечивающими с его стороны защиту подданных от внешних нападений, а также предоставление им помощи в случае нужды. В результате «закрепленным в традиции оказывается уже не всевластие господина, а установление определенных пределов его произволу»151, что является практически невозможным при патриархальном управлении.

Макс Вебер рассматривал патримониальное управление как промежуточный тип между патриархальным и рациональным бюрократическим.

При этом он считал, что в процессе развития вполне возможны переходы от предшествующего типа управления к последующему: от патриархальности Вебер М. Типы господства / Пер. с нем. фрагмента книги «Хозяйство и общество» (Weber

M. Wirtschat und Gesellschat: Grundriss der verstehende Soziologie. — 5, rev. Au. — Tubingen:

Mohr, 1980), часть 1 «Экономика, общественное устройство и власть», глава III. «Типы господства и их отношение к экономике», 2002. Сайт Русского гуманитарного Интернетуниверситета: http://www.i-u.ru/biblio/download.aspx?id=470 или http://www.i-u.ru/ biblio/archive/unknoun_type_of_having/.

Там же.

Масловский М.В. Веберовская концепция патримониализма и ее современные интерпретации // Cоциологический Журнал. № 2. 1995. С. 96.

Нравственное государство как императив государственной эволюции к патримониализму, а от патримониализма — к рациональной бюрократии.

И хотя Вебер считал возможным называть чиновниками должностных лиц и в патримониальном управлении, он указывал на существенные отличия такого управления от рационального бюрократического, ведь «патримониальный правитель считает, что подданные существуют, прежде всего, для удовлетворения его нужд»152. При патримониальном политическом режиме управленческий аппарат набирается по принципу личной преданности, как из личных слуг господина, так и из его подданных. Исполняющим должности в управленческом аппарате «позволено делать все, что совместимо с властью традиции и интересами правителя для сохранения готовности подданных повиноваться и их способности содержать его экономически»153.

Должностные лица в патримониальном управлении считают свои полномочия в управленческом аппарате — личными привилегиями, полученными от господина. При исполнении этих своих полномочий должностные лица подчиняются традиции, но традиция не определяет их поведение во всех возможных ситуациях. И, если действия должностного лица не являются обязательными по традиции, оно самостоятельно определяет, совершать их или нет, а такие решения нередко принимаются в расчете на вознаграждение. Поэтому должностные лица в патримониальном управлении служат как лично своему господину, так и своим интересам, но они не служат общественным интересам, не реализуют безличные цели154.

В патримониальном управлении могут в той или иной степени применяться обязательные для рационального бюрократического управления четкое распределение полномочий, иерархия должностей, «специальная подготовка, необходимая для занятия должности и постоянное денежное жалованье». Но в отличие от рационального бюрократического важнейшим признаком патримониального управления является «личностный характер отношений власти», потому что чиновник предан своему господину на основе личного отношения к нему155.

Использование своих должностных полномочий для реализации привилегий, полученных от господина, является главной целью чиновников при патримониальном управлении. В истории Европы были периоды, когда эти привилегии переходили по наследству, покупались и продавались, что в современном мире уже считается коррупцией. Борьба за привилегии между правителем патримониального государства и разными группами чиновников приводила к постоянному противостоянию между правителем и бюрократией. Правитель не всегда мог назначить на важные для него должности лично преданных ему подданных, потому что такие должности могли быть Там же. С. 96.

–  –  –

Стендовая секция присвоены группами чиновников. Чтобы обойти эти препятствия, правители назначали на должности не принадлежащих к группам, имеющим привилегии: иностранцев или представителей социальных низов. Но такие назначения осуществлялись по принципам личной преданности правителям, что способствовало развитию фаворитизма. Другой важнейшей особенностью патримониализма Макс Вебер считал подчинение экономических ресурсов органам политической власти, в частности, с помощью монополии внешней торговли. При этом Вебер указывал, что патримониальные органы власти не являются серьезным препятствием для развития самых разных хозяйственных укладов, в частности, и капитализма. Но он считал, что промышленный капитализм современного типа требует для своего развития предсказуемости и стабильности государственных решений, характерных для рационального бюрократического управления, которые он не может получить в патримониальном государстве156.

В современной исторической науке и социологии исследователи не достигли согласованного мнения о том, можно ли применять концепцию патримониализма Вебера к анализу политических институтов России, как дореволюционной XIX–XX веков, так советской и постсоветской157. Тем не менее, определенные признаки патримониализма в российских политических институтах дореволюционного и даже начального советского периодов отмечал еще сам Макс Вебер. Более того, при сравнении описанных им характеристик идеального типа патримониальной бюрократии с характеристиками современной российской бюрократии становится заметно, что она сохранила многие характеристики дореволюционного и советского патримониализма. Решения проблем в современной России во многом определяются личными усмотрениями чиновников, а не применением безличных, универсальных норм законов. Контрактная система в государственном управлении является скорее оформлением отношений личной преданности начальству, чем безличных отношений начальников и подчиненных при исполнении ими государственных функций. Регулярное денежное жалование для ответственных должностных лиц существенно дополняется предоставлением им разнообразных материальных и нематериальных привилегий, а также их нелегальными и коррупционными доходами. При этом привилегии, а тем более нелегальные и коррупционные доходы чиновников способствуют скорее их стремлению занимать свои должности, чем более эффективно решать проблемы, находящиеся в их профессиональной компетенции.

Российское чиновничество продолжает, как и в прошлые века, существенно ограничивать носителя верховной власти в принимаемых им решениях: в кадровых вопросах, в распределении государственного бюджеТам же. С. 99–100.

<

–  –  –

та между различными ведомствами, в выборе способов регулирования тех или иных сфер деятельности и других. Для преодоления таких ограничений в постсоветской России Президентам РФ, как и правителям нашей страны в прежние периоды, нередко приходилось назначать на должности государственной службы представителей социальных групп, не входящих в корпорацию чиновников, — бизнесменов, профессоров университетов, правозащитников. Но ни эти, ни другие меры руководителей нашей страны не позволяют им полностью подчинить своей воле российскую бюрократию, нередко приходится уступать ее интересам вопреки интересам других социальных групп, даже таких влиятельных, как крупный бизнес.

Патримониализм российской системы государственного управления существенно препятствует формированию в нашей стране правового политического режима, при котором органы власти и граждане в своих взаимодействиях и при решениях социальных проблем подчиняются универсальным нормам права и закона, а органы государственной власти обеспечивают защиту прав, свобод и собственности граждан. Главная причина такого положения в том, что в любых взаимодействиях граждан с органами власти формальные отношения не являются жестко отделенными от неформальных, могут переходить одни в другие158. И если должностные полномочия российскими чиновниками осуществляются в рамках патримониальных отношений, то их личные усмотрения неизбежно становятся более значимыми для решений проблем, чем универсальные нормы законов, а за принятие и исполнение таких решений в интересах взаимодействующих с ними граждан чиновники неизбежно будут требовать и получать то или иное коррупционное вознаграждение. Поэтому в современной России бюрократия является инициатором использования коррупционных норм в решениях проблем социальных взаимодействий, а также транслятором в социум стереотипов такого социального поведения.

Патримониальное бюрократическое управление практически полностью отвергает нормы морали и нравственности в качестве регуляторов поведения чиновников при исполнении ими служебных обязанностей.

В своей личной жизни они могут быть высокоморальными личностями, но в профессиональной деятельности в государственном управлении они могут соблюдать нормы морали и нравственности только когда они не противоречат их главной ценности — реализации привилегий их должностей в системе патримониального бюрократического управления. И, поскольку такие привилегии принадлежат только небольшим группам чиновников, в профессиональной деятельности их мораль и нравственность почти всегда редуцируется до обоснования ценностей и выгоды сохранения этих приХлопин А.Д. Гражданское общество или социум клик: российская дилемма // Российская полития на рубеже веков (избранные статьи). М.: Полития, Вестник Фонда «Российский общественно-политический центр», 2001. С. 212.

Стендовая секция вилегий. В такой ситуации подавляющим большинством граждан, не входящих в систему бюрократического управления, такая своеобразная мораль чиновников оценивается как аморальное и безнравственное поведение.

А должностные лица государственного управления, напротив, стремятся убедить граждан подчиняться нормам государственного регулирования не только из страха наказания, но и в соответствии с нормами морали и нравственности, объясняя именно этими нормами необходимость и сущность применяемого государственного регулирования. Большинство же граждан отвергает предлагаемую им системой государственного управления связь морали и нравственности с нормами бюрократического регулирования различных сфер деятельности по причине расхождения бюрократической картины мира с реальностью. И, тем не менее, подавляющему большинству граждан приходится подчиняться нормам бюрократического регулирования различных сфер деятельности, что приводит в социуме к расхождению норм морали и нравственности с реальными социальными практиками, а в современной России углубляет кризис морали и нравственности.

Бюрократическая система государственного управления, как патримонимального, так и рационального в веберовском смысле типа, формирует собственные схемы интерпретации и модели поведения всех граждан государства, включая и высших должностных лиц, которые при развитом бюрократическом управлении государством иных таких схем и моделей не имеют.

Эти схемы и модели определяются нормами законов, правил, инструкций, а также общепринятыми ценностями, стилями поведения и неформальными нормами взаимодействий в системе бюрократического управления.

Постоянное документирование деятельности чиновников приводит к более или менее полному отображению таких схем и моделей в письменных документах, становящихся привычными и единственно возможными средствами их представления в бюрократической системе. И нередко именно документальные представления схем интерпретации и моделей поведения всех граждан государства формируют образы, представления и смыслы реальности, которой управляет бюрократическая система.

Оформляемые бюрократической системой документы формируют своеобразную бюрократическую реальность, в которой документы структурируют социальные факты в соответствии с государственным каноном и фиксируют определенные схемы интерпретации не только поведения, но уже и самой действительности, потому что она должна подчиняться нормам и правилам тех, кто ей управляет. Бюрократическая реальность формируется настолько профессионально, что представляется и самим чиновникам, и политикам, и простым гражданам целостным миром, схемы и модели которого определяют и существенно ограничивают возможности упорядочения и унификации общественного опыта. Эти схемы и модели представляются единственно профессиональными и допустимыми в использовании Нравственное государство как императив государственной эволюции должностными лицами в органах власти и управления всех уровней: и федерального, и регионального, и местного159. Чиновники всех уровней управления не только подменяют в своей деятельности объективную реальность ее бюрократической версией, зафиксированной в документах, но и весьма успешно навязывают это свое представление о реальности политикам, журналистам, а через них и большинству граждан160.

В российской патримониальной системе государственного управления точность и определенность бюрократической реальности несколько нарушается необходимостью реализации партикулярных интересов различных социальных групп чиновников, а также аффилированных с ними граждан и бизнесменов. Каждая из этих групп с помощью профессионалов довольно успешно подменяет объективную реальность ее бюрократической версией, выгодной этой группе. В результате лицам, принимающим решения, бывает крайне сложно предпочесть этим бюрократическим версиям реальности иные, более объективные, в том числе и научно обоснованные.

Высшие должностные лица государственного управления — в силу удаленности по иерархии государственной службы от реально осуществляемых бюрократических процедур — почти всегда вынуждены принимать решения, подчиняющиеся логике бюрократической реальности, предлагаемые чиновниками, компетентными в соответствующих конкретных сферах.

В патримониальной системе эти решения скорее соответствуют интересам «профильных групп» чиновников, чем интересам общественным. По этой же причине в системе государственного управления крайне редко принимаются решения, предлагаемые независимыми специалистами, учеными, инициативными гражданами, ведь они остаются чужими для патримониальной системы управления. А чужие никогда не имеют прав на привилегии, в частности на привилегии быть допущенными к принятию государственных решений.

Отклонения от этой нормы возможны, но только по воле руководителей органов власти или государства, которые могут включить в систему государственного управления представителей ранее не допущенных к нему граждан и экспертов с целью реализации каких-то значимых проектов, возможно, нарушающих интересы отдельных или даже многих групп чиновников.

Если же таких исключений нет, то бюрократическая реальность в системе государственного управления формируется настолько профессионально, что оказывается способной подменить в сознании большинства граждан и самих чиновников социальную реальность, в которой они существуют. Очень многие специалисты и эксперты, не осознавая того, анализируют и обобщают Орлова Г.А. Бюрократическая реальность // Общественные науки и современность. № 6.

1999. С. 96.

Римский В.Л. Бюрократия, клиентелизм и коррупция в России // Полития. Анализ. Хроника. Прогноз. № 1 (44). 2007. С. 77.

Стендовая секция свой и чужой опыт изучения социальной реальности в смыслах и понятиях реальности бюрократической. В процессе социализации, которая особенно интенсивно происходит в период всеобщего обучения в средних общеобразовательных школах, эти смыслы и понятия, схемы и модели бюрократической реальности усваиваются всеми гражданами, они становятся приоритетными в осмыслении социальных процессов и явлений, социальной реальности в целом. Более того, в государственном управлении эти бюрократические схемы и модели уже стали, фактически, профессиональной нормой, единственно приемлемой и допустимой для должностных лиц в нашей стране. В такой ситуации приверженность чиновника нормам морали и нравственности на государственной службе будет восприниматься его начальниками как непрофессионализм, и такому чиновнику придется уволиться со своей должности.

Внедрение норм морали и нравственности в систему принятия и исполнения государственных решений в современной России важно для сближения бюрократических схем и моделей реальности с той объективной реальностью, в которой существуют и граждане, и органы власти. Но в силу описанных выше особенностей российской патримониальной бюрократии осуществить такое внедрение возможно только извне, со стороны активных граждан и неангажированных органами власти экспертов. Такое внедрение было бы более эффективным при постепенном реформировании российской патримониальной бюрократии в направлении рациональной в веберовском понимании. Вряд ли будет возможным в обозримом будущем получить в нашей стране бюрократию полностью соответствующую характеристикам идеального типа рациональной бюрократии по Максу Веберу, поскольку это не удалось ни в одной из стран мира. Но реформирование российской бюрократии в этом направлении могло бы повысить качество принимаемых государственных решений и эффективность их исполнения, а также уровень нравственности российского государства, но пока этому препятствуют иные приоритеты отечественной элиты.

Нравственное общество и нравственный человек

–  –  –

Цели и ценности нравственного общества Понятие «нравственное государство» выводит изучение общества на более высокую ступень системности, по сравнению с понятием «правовое государство». Однако, если государство — это «определенный способ организации общества, основной элемент политической системы, организация публичной политической власти, распространяющаяся на все общество», то Нравственное государство как императив государственной эволюции оно не включает в себя духовную культуру общества и сохраняющий и творящий ее народ, а без этих составляющих определение нравственного государства даст лишь одностороннее видение общества. Поэтому обратимся к понятию нравственное общество.

Смысл структурно-сложного термина «нравственное общество» максимально близко отражает тот идеал общества, который предстоит рано или поздно выстраивать человечеству и в то же время это наиболее размытое, неопределенное понятие. Определение понятия «нравственное общество»

основывается на социокультурных ценностях, складывающихся из важнейших характеристик общества: целях и ценностях его идеологии, закрепленной в политической и правовой системе государства и ценностях его культуры. Трудность его определения связана с различием этих целей и ценностей в разных обществах, с различием политических систем, культур и цивилизаций. Отыскивая общность разных идеологий и культур, можно ее найти в отношении к жизни как высшей ценности, однако и здесь есть различие: в «традиционных обществах» приоритетна цель сохранения жизни общества, ценность коллективизма, в «современных» (в западной цивилизации) — сохранение жизни индивида, ценность индивидуализма.

Этот приоритет обозначился в западной цивилизации с началом развития капитализма, когда цель экономического процветания свободного индивида сменила как пройденный этап цель выживания общества, а ценность индивидуализма — ценности культуры и идеологии традиционного общества. Гарантия сохранения жизни такого индивида закреплена и в правовой системе: ему не грозит ее лишение, какое бы преступление он не совершил, сколько бы человек не убил или лишил здоровья.

До ХХ века перед западной цивилизацией не стоял вопрос сохранения своего народа с его языком и культурой — население планеты, в т.ч. стран Западной Европы, неуклонно росло. Однако в ХХ веке, когда витальные потребности членов этого общества были удовлетворены, вместе с уничтожением среды обитания на планете идет и процесс духовного и физического вырождения, вымирания (такова статистика ООН) «передового» человечества при всем его материальном благополучии. Экономика общества потребления, подчинившая себе духовную культуру общества, закрыла дорогу духовному развитию человека, она формирует узкого профессионала, «товар» для рынка труда, «одномерного человека» (Маркузе), «экономический характер» (Фромм), последовательно развертывая все формы его отчуждения — от экономического к социальному, а от него — к духовному и экзистенциальному. Полагая такое общество безнравственным, приходим к выводу, что в идеологии нравственного общества приоритетна цель сохранения народа как целостности, а ценность — коллективизма как приоритета общественных интересов перед личными. Средством достижения цели сохранения народа является культура, несущая ценность целостности, Стендовая секция преодоления эгоизма. Экономика нравственного общества должна обеспечивать сохранение народа с его языком и культурой (целевая экономика), удовлетворяя витальные потребности своих членов.

Путь к построению нравственного общества может проложить только нравственный человек. Нравственный человек — это человек, преодолевший свой эгоизм, личные интересы которого не противоречат интересам сохранения жизни целого, который действует в интересах выживания этого целого. Этим целым является семья и коллективы разных уровней от круга друзей до нации, этноса, вида Homo sapiens. Не нравственный человек — человек, не преодолевший эгоизм, личные интересы которого противопоставляются интересам сохранения общества. Его поведение может быть приемлемым для такого общества, когда он вынуждено подчиняется (исполняя социальные роли) интересам и требованиям общества и неприемлемым — безнравственным — разрушающим общество. Нравственное общество не позволяет безнравственного поведения, такое поведение наказуемо.

Из этого рассмотрения можно определить приоритетные ценности и цели идеологии нравственного общества: приоритетная ценность — ценность коллективизма как приоритета общественных интересов (прежде всего сохранения народа), а приоритетная цель — сохранение народа с его языком и культурой для чего экономика должна удовлетворять витальные потребности его членов, а духовная сфера — направлена на формирование нравственного человека.

Возможен ли нравственный человек?

Но возможен ли нравственный человек? Не потому ли прагматичное западное общество ищет способы организации совместной жизни эгоистичных индивидов, что типичный человек в этом обществе — эгоист, «не нравственный», хотя и не безнравственный и иное представление о нем — «миф»? Как влияют социальные основы бытия на духовно-нравственное развитие человека? В западной (а теперь и отечественной) культурологии и философии распространена концепция разделения общества на элиту и «массу» (Х. Ортега-и-Гассет, Д. Белл и др.). «Элита — это часть общества, наиболее способная к духовной деятельности, одаренная высокими нравственными и эстетическими задатками. Именно она обеспечивает общественный прогресс»161. Такое выделение «одаренной элиты», абсолютизация биологических факторов характеризует и крайнее направление в биологии человека — панбиологизм (в противоположность пансоциологизму). Однако большинство генетиков сходится на концепции биосоциальной природы человека. В рамках этой концепции не только нравственная и эстетическая Радугин А.А. Культурология / А.А. Радугин // http://culture.niv.ru/doc/culture/lecturesradugin/index.htm.

Нравственное государство как императив государственной эволюции «одаренность» (т. е. генетическая обусловленность) элиты (а не широкого круга людей, у которых эти задатки не получили развития), но и интеллектуальная одаренность, (т. е. генетическая обусловленность коэффициента интеллектуальности IQ) ставится под сомнение162; в ней формирование тех или иных способностей из широкого спектра заложенных задатков человека обусловлено социальными и культурными факторами. Здесь тоже велико разнообразие подходов, связанное с воззрением на степень влияния тех и других. В данном докладе развивается направление, представленное

А.Н. Леонтьевым, Л.С. Выготским, В.П. Зинченко и др., выраженное в163 так:

«ребенок в момент рождения лишь кандидат в человека, но он не может им стать в изоляции: ему нужно научиться быть человеком в общении с людьми». Добавим — и в предметной деятельности.

Основная наука, всегда занимавшаяся Человеком, его духовно-нравственным развитием — это философия и, в ее рамках, этика. В трудах классиков философии Человек достигает гармонии и свободы разумной воли, как осознанной необходимости.

Однако в этих трудах не сразу встала проблема — в каком обществе какой человек формируется. Так была поставлена проблема в трудах Маркса. Концепцию человека, не изменяя первостепенной роли разума, Маркс принципиально перестраивает, определяя человека через общество, вводя понятие родовой сущности человека как «совокупности всех общественных отношений». Сущность марксистского понимания человека как сознательного родового существа, т. е. «такого существа, которое относится к роду как к своей собственной сущности или к самому себе как к родовому существу».

Увы, жизнь убеждает, что разум слаб, а исследование общественных отношений необходимо, но, однако, недостаточно для понимания того, как человек поднимается или даже вообще может ли подняться к своей родовой сущности. А сильна природа. Однако какая природа? Поиск ответа на этот вопрос, поиск сущности человека продолжился (после достигнутых в немецкой классической философии вершин духа) в работах Ницше, Фрейда, экзистенциалистов. В этих работах подлинное существование и подлинная мораль человека мыслится как формирование собственной индивидуальности и свободный выбор, освобождение от «рабства этических правил»

(К. Ясперс.). С их точки зрения нравственность возникает только тогда, когда поведение человека определяется его собственным выбором, а не подчинением каким — либо традициям или требованиям. Нравственным может быть только свободный человек, т. е. человек современного общества, приЛевонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда / Р. Левонтин.

М.: Прогресс, 1993. С. 201.

Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики / А.Н. Леонтьев. М.: Изд-во МГУ, 1972.

С. 188.

Стендовая секция знающего права и свободу человека, а не общества с ценностью коллективизма, подчиняющего интересы индивида интересам общества.

Вопрос о свободе воли становится главным в проблеме нравственного человека.

Для разрешения этого вопроса обратимся к науке о человеке.

Современная наука о человеке раздроблена на отдельные дисциплины.

По исследованиям Борзенкова В. Г.164 это — около 200 научных дисциплин.

Человеком активно занимается психология. На Западе, а теперь и в России, она в лучшем случае ориентируется на помощь несчастным неразвитым людям, О другой части Фромм сказал: «познание человеком самого себя, психология, которая в великой традиции западного мышления считалась условием добродетели, правильной жизни, счастья, выродилась в инструмент для лучшего манипулирования другими и самим собой в рыночных изысканиях, в политической пропаганде, рекламе и т. п.»165. Психология преимущественно эмпирична, хотя в современной традиции есть и теоретические подходы, но оторвана от других наук, изучающих человека. Психология принципиально отвлекается от этики.

Оказавшийся лишенным целостности в этих дисциплинах человек лишился своих основных свойств, которые делают его таковым (т. е. «системой», говоря на языке системного подхода), но которые не выводимы ни из какой из его частей. И в настоящее время остается задачей «раскрыть диалектику социального и биологического в человеке», которая состоит «в опосредствовании и преобразовании биологического социальным»166.

Необходим некоторый междисциплинарный обобщенный взгляд на человека, который помог бы понять заложенные в нем и в его деятельности и обострившиеся до предела в наше время противоречия, найти путь их разрешения. Попытку такого взгляда, т. е. построения системного знания о человеке, можно найти в167.

Концепция развития человека

Задача предлагаемой концепции развития человека — раскрыть эту диалектику, понять процесс восхождения к человеку нравственному. Концепция основана на системно-диалектическом подходе, означающем:

системный — рассмотрение целостного человека в единстве его биологической природы, задаваемой инстинктами, его сознания, действующего через рефлексивное мышление, его нравственности, проступающей через Как возможна единая наука о человеке? // Человек, № 1, 2004. С. 49–60.

Абрамова Г.С. Возрастная психология / Г.С. Абрамова. М: Академия, 1999. С. 50.

Фролов И.Т. Перспективы человека. Опыт комплексной постановки проблемы, дискуссии, обобщения / И.Т. Фролов. М.: Издательство ЛКИ, 2008. С. 35.

Румянцева Н.Л. Человек развивающийся (Путь к единой культуре): Системнодиалектический подход / Н.Л. Румянцева. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.

Нравственное государство как императив государственной эволюции освоенные этические категории, его психики, определяющей его волю. Рассмотрение человека как продукта общества, его формирующего;

диалектический — рассмотрение онтогенеза человека, в процессе которого в соответствии с законами диалектики меняется картина его постепенно формирующихся инстинктов и развиваются сознание, состояние воли, сменяются освоенные этические категории.

Основные понятие в концепции — инстинкт самосохранения человека и воля. Инстинкт самосохранения человека здесь определен как «задаток или способность к целесообразным, полезным действиям, направленным на сохранение индивида, рода, коллектива, вида, выполняемым бессознательно, но в согласии с сознанием».

Соответственно выделяются его виды:

инстинкт собственно самосохранения, сохранения рода, сохранения коллективов разного уровня — родных и друзей, нации, этноса, вида Homo sapiens. В отличие от человека, аналогичные виды, т. е. инстинкт собственно самосохранения, инстинкт размножения и инстинкт коллективности у животных — это реализуемая как безусловные рефлексы способность. За длительный период социальной эволюции у человека инстинкт коллективности ушел из рефлекса в задаток, который может сформироваться в способность и реализоваться в соответствующих побуждениях и действиях, если есть соответствующая культурная среда, а может так и не сформироваться. При половом созревании из задатка формируется половой инстинкт как способность сохранения рода, однако реализация этой способности также зависит от культуры, в которую врастает индивид. И только инстинкт собственно самосохранения реализуется как безусловный рефлекс с момента рождения ребенка, однако в дальнейшем и его реализация как способности, вместе с реализацией других названных видов определяется культурной средой.

В современной психологии воля определяется как «способность человека настойчиво достигать сознательно поставленной цели, несмотря на наличие внешних и внутренних препятствий»168, как «способность, проявляющаяся в самодетерминации и саморегуляции им своей деятельности и различных психических процессов»169. «Воля» в настоящем исследовании — это желания, вызванные потребностями человека. Ниже будет дано объяснение этому различию в толковании воли. Воля стремится к свободе — это ее базовое свойство.

В построенной концепции развития человека 6 этапов (уровней): 1) биологический, 2) коммуникативный, 3) экзистенциальный, 4) рефлексивный,

5) духовный, 6) духовное зрение.

1 этап — биологический. Человек родился. Он, его поведение, его отношение к миру определено инстинктами, но пока это только самый первый Божович Л.И. Проблемы формирования личности / Л.И. Божович. М-Воронеж: НПО «Модэк», 1995. С. 302.

Психология. Словарь. М.: Политиздат, 1990.

Стендовая секция инстинкт — собственно самосохранения, который на данном этапе не отличается от безусловного рефлекса. Инстинкты развиваются в потребности (позднее появляются и другие источники потребностей), потребности вызывают желания или волю. У родившегося человека воля естественно приводит к действию, т. е. свободна, т. к. сама воля еще очень примитивна и ограничена инстинктом собственно самосохранения. Биологическое развитие (освоение пространства) переводит ребенка на 2-ой уровень.

2 этап — коммуникативный. Далее человек, развиваясь, учится управлять своим телом и это дает ему большую свободу действия, начинает осваивать пространство («животная душа» у Аристотеля). Человек подключается к общественной культуре, начинается процесс «распредмечивания»;

он начинает овладевать языком и вместе с ним знанием через деятельность и общение со средой. Отсюда, во-первых, начинает развиваться мышление, или, во всяком случае, закладываются основы его развития в дальнейшем.

Во-вторых, общение со средой помимо интеллектуального воздействия есть и процесс органического включения человека в эту среду и подчинения его ее законам. Человек становится элементом системы и при этом теряет свободу воли из-за тех связей, которыми он включается в систему. Он не может теперь всегда действовать так, как хочет, т. к. его включение в систему регулируется отношением «можно-нельзя», категориями «хорошо-плохо»).

Начинается социализация личности, пока еще очень ограниченная рамками семьи или детского учреждения. Это состояние воли называется «внешней несвободой». Это «нельзя» будет очень долго, а часто и всю жизнь сопровождать человека, как те законы или та необходимость, которой его среда извне заставляет подчиниться. Подчинение человека этому «нельзя» — не пассивно, а активно, даже активно-агрессивное. Здесь проявляется и дальше все время будет действовать основной закон воли — ее стремление к самоопределению или свободе. И уже на этом этапе стремление «скинуть» несвободу приводит к соответствующей реакции среды, приносящей обиды, разочарования, огорчения. Стремление избавиться от такой реакции среды приводит к раздвоению, человек начинает лгать (исполнять роли). Начинает формироваться инстинкт сохранения рода и, возможно, инстинкт коллективности, если этому способствует культурная среда. Необходимость социализации переводит человека на 3-ий уровень.

3 этап — экзистенциальный. Человек растет и включается в различные коллективы — учебные, затем трудовые. Это включение выводит его на следующий, экзистенциональный этап развития. Это этап целенаправленной деятельности. Этот этап — этап освоение этической системы Среда постепенно развертывает перед человеком систему своих моральных ценностей, и этот результат многовекового развития культуры пассивно отпечатывается в сознании человека через категории «добро — зло». Для еще диалектически не развитого ума любая этическая система, созданная веками разНравственное государство как императив государственной эволюции вития общества, выглядит логичной, непротиворечивой и дающей ответы на те многочисленные «почему», которые и формируют постепенно самосознание человека. Параллельно с этим процессом и на первый взгляд независимо от него из задатков формируются инстинкты: по мере становления самостоятельности отчуждаются от его «я» мать и другие родные — любовь к родным отделяется от любви к себе и делается ее отрицанием; возникают простейшие коллективы «друзей» — возникает и развивается любовь к друзьям (или дружба) в т.ч. к представителям другого пола.

Включение в коллективы требует от человека уже более масштабной социализации, все более ограничивая его свободу. Внешние требования становятся неизбежными. Цели деятельности человека с неразвитыми инстинктами коллективности и преобладанием, соответственно, инстинкта собственно самосохранения (эгоизма) входят в противоречие с целями других людей. Закон стремления воли к свободе объясняет стремление человека выйти из-под власти внешней несвободы в той части его деятельности, которая ею ограничена. Этот протест для человека с преобладающим инстинктом собственно самосохранения («эгоиста») может вылиться в драматические события, тяжело переживаемые. Окружающие люди отталкивают человека-эгоиста, ищущего в то же время в этой окружающей среде взаимопонимание и любовь. Человек, стремясь снять внешнюю несвободу и противоречия с окружающим миром, переживая эти конфликты, раздваивается, одевает ролевую маску (появляется «внешнее я»), которая помогает сохранить свою свободу воли, когда «нет свидетелей» и исполнять роли, когда человек взаимодействует с другими людьми. Человек раздваивается, теряя цельность. Этот выход вполне вписывается в идеологию капитализма.

Больше того: именно на инстинкте собственно самосохранения (эгоизме) основана недекларируемая идеология капитализма и в рамках этой идеологии свобода этого первого инстинкта самосохранения поддерживается как основа успеха, хотя и под «прикрытием» ролевого поведения, диктуемого нравственными постулатами в частности, христианства. Если человек хорошо это делает, то это означает его успешную «социализацию». Она поддерживается принятой в обществе экономической системой, которая формирует неявную этическую, смешивающую добро и зло с богатством-бедностью, или властью-подчинением, или силой-слабостью, не придает значения различению лжи и истины, предпочитая этому «социализацию».

Именно третий этап типичен для деятельной личности в современной западной цивилизации. Общество с ценностью коллективизма через приобщение к культуре толкает человека, страдающего от раздвоения, необходимости пребывать «в маске» на следующий этап,.

4 этап — рефлексивный. На этом этапе человек начинает осознавать себя как несовершенное существо. Начинается этап самопознания и самосовершенствования, длинный путь рефлексии, диалектический путь становления Стендовая секция духовно развитой личности, формирование своего мировоззрения, в первую очередь — своей этической системы. Это путь отрицания впечатанных ранее в сознание этических ценностей, затем утверждения и т. д. В итоге спираль отрицаний закручивается в некоторое синтезированное, относительно стабильное мировоззрение. Эта стабильность определяется мерой осознания законов жизни человеческого общества и человека. Человек начинает понимать разумность ценности коллективизма, разумность требований общества, если это общество строится как нравственное. Человек вписывается в иерархию целей такого общества. Общество приобретает свойство целостной системы. Чем в большей мере осознанные законы жизни человеческой общности соответствуют тем законам, которые приняты в обществе, в котором он живет, тем больше освобождается человек от их внешнего давления, переводя их в свою собственную программу жизни.

В идеальном случае соответствия для человека полностью снимается «внешняя несвобода», навязываемая ему программа поведения теперь для него не существует, т. к. его собственная программа поведения ее целиком заменяет.

Однако эта программа формируется не инстинктами, а разумом. На этом этапе инстинктивная воля-желание ставится под контроль и управление разумом. Именно снятие этой внешней несвободы в результате «осознания необходимости», во многих философских системах, в т.ч. у Гегеля называется свободой воли, где воля — это не воля-желание, а воля-разум.

Осознание общественных законов, во всяком случае, до уровня, заложенного в данном коллективе или в государственном устройстве, стимулируется стремлением человека сбросить эту внешнюю несвободу и потому достигается многими членами общества. Однако, нет идеально устроенных коллективов, в т.ч. и государства, или, во всяком случае, они очень редки.

К ним приближается христианская или иная религиозная община, но «мирская» жизнь проходит в иных коллективах.

Законы (писаные и неписаные) этих коллективов вплоть до государства подчас предписывают человеку поведение, противоречащее его нравственности, сформированной им этической системе. В этих случаях поведение человека 4 уровня отличается от поведения на 3 уровне, когда он подчиняется требованиям общества. Теперь он им не подчиняется, проявляя тем самым свою внешнюю свободу, но подчиняется достигнутому внутри себя этическому закону. Это неподчинение может перейти в конфликт человека с обществом вплоть до смерти. Можно видеть, как ценой смерти одной личности (например, Иисуса Христа) делается возможным изменение законов и в целом духовной жизни общества и его нравственное и духовное продвижение вперед.

Постепенное снятие внешней несвободы на этом уровне оборачивается для человека состоянием, которое в настоящей концепции называется «внутренней несвободой». Внутренняя несвобода в данной концепции означает, Нравственное государство как императив государственной эволюции что воля-инстинкт подчинена разуму и выработанной им этической системе. В человеке теперь идет постоянная борьба с самим собой, это вечное противоречие «ума и сердца» обостряется до предела. Если возвышающая человека культурная среда способствует развитию человека, если он включен в отношения сочувствия и взаимопомощи, в нем формируются инстинкты коллективности (которые могут формироваться и на предыдущих этапах) — человек переходит на следующий уровень развития. (Инстинкты коллективности, не сформированные вполне, могут приводить к «коллективному эгоизму»). Если такой культурной, коллективистской среды нет, возникает внутренняя дисгармония: человек может найти выход в падении на 3-ий уровень или самоубийстве.

5 этап — духовный. Этот этап развития — продолжение самопознания, но не просто своей природы, а познание своего движения, т. е. рефлексия пройденных этапов при этом совершенно новой «меркой», новым орудием познания. Такая рефлексия стимулируется обострением внутренних противоречий, возникших на 4 этапе и стремлением снять внутреннюю несвободу, созданную разумом.

Теперь орудие познания человека самого себя — категория «естественно» (истинно) — «неестественно» (ложно). Эти категории являются отрицанием этических категорий «добро — зло», на которых строилась на предыдущих этапах этическая система человека и тем самым и ее отрицанием вот почему: орудие «хорошо — плохо», «добро — зло» неизбежно приводит к внутренней несвободе и к таким ее проявлениям, которые отрицают не полно сформированную инстинктивную природу, являются ложью по отношению к ней. Теперь осознается, что разумный и внутренне несвободный человек вынужден был часто (или иногда — в зависимости от степени раскрытия инстинкта) лгать, общаясь с внешнем миром, «играть роль», отрицая свою природу, т. е. свои «нижние» инстинкты, прежде всего, собственно самосохранения. Но эта ложь, эта роль отличны от тех, что были на 3-ем уровне. Теперь эта ложь и роль перед самим собой, не перед обществом. Однако воля стремится сбросить и эту роль, а человек стремится быть «самим собой».

Теперь главное для него — быть истинным (естественным), сбросить маску личности («внешнего я»). Таким образом, он сам снимает как неизбежный источник лжи свое насилие над инстинктивной природой человека. Теперь, когда «узда» оказалась снятой, сникли и сами «неразумные» желания, которые, собственно, этой уздой и стимулировались, как и те проявляемые в общении потребности инстинкта самосохранения, которые разум сковал.

Эта ситуация объясняется все тем же законом стремления воли к свободе.

Кроме того, все это время «господства» разума идет работа по определению самими инстинктами своей меры. Момент наступления 5 этапа определяется открытием полного инстинкта самосохранения, нахождением меры Стендовая секция каждого его вида: именно теперь отпадает необходимость в их контроле и управлении разумом, и теперь они могут свободно проявляться. Теперь сформировались все разновидности инстинкта самосохранения и кончилась вечная борьба «ума и сердца». Теперь человек достигает внутренней гармонии: каждый раз включается или преобладает тот из инстинктов, которому что-то угрожает; любовь к ребенку толкает на самопожертвование ради него; любовь к Родине, если ей что-то угрожает, толкает на поведение, называемое «подвиг» или «героизм». Только здесь, на 5этапе, сформированное «Я» приходит к полной гармонии всех видов инстинкта самосохранения и потребность обладания уступает место потребности отдавания. На духовном этапе человек превращается в «родовое существо, которое относится к роду как к своей собственной сущности или к самому себе как к родовому существу» (Маркс). Если на втором этапе человек (ребенок) стремился занять свободное место в транспорте, на третьем этапе человек, подчиняясь требованию общества, уступал место в транспорте старушке, а на четвертом — уступал, подчиняясь требованию разума и совести, то теперь он уступает, исполняя собственное желание уступить из сострадания, стремления помочь другому человеку, совпадающего с уже ненужными требованиями разума.

Разум находит (хотя он может найти его и раньше), наконец, закон жизни человека и человеческого общества. Этот закон разные философы формулировали по — разному: не делай другому того, чего не пожелаешь себе, или человек для другого человека всегда — цель, и никогда не средство, или цель не оправдывает средства и т. д. — но суть одна. В христианстве этот закон — любовь и главная заповедь — «возлюби ближнего своего». Но 5 этап тем и отличен от предыдущих, что только здесь нравственные требования разума и раскрытый закон природы совпадают с собственной сформированной природой человека, с раскрытым человеческим потенциалом, что и порождает эту любовь, это уважение, эту терпимость. Разум подводит человека к духовному уровню, а удерживает его на нем — воля, новая природа человека.

6 этап — духовное зрение. На 5-ом этапе еще мучают человека обиды (хотя уже не стремление отплатить тем же и, тем более, не месть), особенно на самых близких людей. Еще не всегда человек понимает других, не всегда может переместиться на позицию другого. Поэтому продолжающаяся рефлексия, переживания своих обид и несправедливости переводит его на следующий, 6 этап. На этом этапе действует новый нравственный закон, являющийся диалектическим завершением пройденного витка спирали; главной нравственной ценностью признается «истинное добро». Что это означает?

Ведь добро было и раньше нравственным критерием. Но от первоначального, субъективного добра до истинного добра — очень длинный путь. На этом пути человека ждут разочарования и обиды, но только пройдя через них, человек выходит из замкнутого пространства эгоцентризма в открыНравственное государство как императив государственной эволюции тое — полицентризма, научается творить истинное добро, научается понимать другого человека.

4-й, 5-й и 6-й этап свойственны человеку коллективистского неантагонистического общества, где к ценности коллективизма человек поднимается путем формирования своих инстинктов-задатков.

Основные характеристики каждого из рассмотренных этапов представлены в табл. 1.

О свободе воли Если сопоставить эту концепцию с накопленным в культуре знанием о развитии человека, то можно отметить следующее.

Развитие человека неслучайно интерпретируется в приведенной классификации через развитие состояний воли.

Понятие «воля» «свободная воля» оказывается краеугольным камнем всей концепции человека, причем не только данной, но и великого множества других; об этом свидетельствует анализ этих концепций.

Как этические системы народов развивались долгие века в форме религии, так рефлексия этих систем, т. е. их осознание, развивалось в рамках философских и философско-религиозных систем. Анализ этих систем показывает, что в их большинстве основное понятие — воля — трактуется не так, как в настоящей концепции, больше того — противоположно. Это имеет свое объяснение, даже можно сказать, что это диалектически логично.

Проанализируем, какова логика основного тренда этих философских систем через анализ логики развития самого понятия «воля». Начнем с анализа того содержания понятия «воли», которое соответствует дорефлективному или дофилософскому его употреблению. Источником этого анализа будет сам язык как носитель сознания.

Если не принимать во внимание позднейшее употребление слова «волевой», то само понятие воли осознавалось как отрицание неволи (и обратно) и содержание этого понятия выводимо из таких контекстов «мы вольные птицы» или «зверь в неволе». Обратим внимание на то, что понятие воли связано у человека не только с ним самим, разумным существом, но и с животными, и именно связано тем общим, что объединяет человека с бессознательными существами — их инстинктивной природой. Значит, воля здесь понимается как возможность самоопределения этой инстинктивной природы — иначе что может означать «вольный зверь»?

У большинства философов «волей» (у Платона «доброй волей», французских материалистов «свободной волей» — у Гольбаха, Гельвеция, или «несвободной волей» — у Дидро) называется побуждение к действию, ограниченное разумом, поскольку желания еще не полного инстинкта эгоистичны, негуманны, не должны побуждать к действию, должны быть контролируемы Таблица 1

–  –  –

разумом. В конечном итоге уму (разумной душе) подчинена и волевая душа Аристотеля. Это 2–4 этапы развития человека. Чтобы вписаться этому человеку в окружающую среду не разрушая ее, ему надо быть волевым — т. е.

человеком, который может справиться со своими инстинктами и поступать так, как ему диктует среда через разум (2 этап) или начинающие формироваться виды инстинкта самосохранения наряду со средой, действующей через разум (3 этап) или собственный разум вместе с этими инстинктами (4 этап). Но это уже не вольный человек 1 этапа и еще не вольный человек 5–6 этапов.

От вершин, которые достигла в Гегеле немецкая или, вернее, мировая философия оставалось совсем немного до «освобождения» воли от сковавшей ее рациональности, но этот шаг не был сделан. Выход из того напряжения 4 этапа, которое неизбежно сопровождает «свободу духа», как выше отмечалось, — или в 5 этапе, или в скатывании назад, на 3 этап, или, худшем случае, в смерти, отрицании жизни. Именно к последнему пути склонилась большая часть последующих философов, разрабатывающих данную проблему, вплоть до постмодернизма конца 20-го столетия. Например, Шопенгауэр, не выдержав напряжения 4 этапа, к которому подвел Гегель, отказался от воли-разума и вернул человеку первоначальную волю — как сущность «проявлений и действий тела»; для него «все тело не что иное, как объективированная…воля». Но у неразвитого человека эта воля — «слепое влечение», «темный, глухой порыв». И тогда, конечно, жизнь — страдание, а «смерть, бесспорно, является настоящей целью жизни».

Представленный здесь путь становления свободного человека развивает Гегеля, у которого человек достигает вершин духа (4 уровень). Однако данная концепция стоит на том, что разум способен лишь подвести человека к этой вершине, но не способен удержать его на ней — противоречия этого уровня разрешаются на 5 уровне. Для работ психологов, исследующих движение человека к вершинам духовности (Выготский, Франкл, Лэнгле, Орлов и др.) характерно неразличение 4–5–6 уровней, т. к. в них не заложены те критерии развития (состояние мышления, освоенные этические категории, степень формирование инстинкта и состояние воли), на которых основана данная концепция. Действительно, эти уровни объединяет рефлективность мышления и, как следствие, появление свободы воли сначала в гегелевском смысле (как осознанной необходимости), затем свободы воли — сформированного инстинкта, но различают этические системы и лежащие в их основании этические категории и, как следствие, разное состояние воли, порожденной инстинктом. При этом, вслед за Марксом, в концепции учитывается влияние общественной формации на это развитие — пути выхода из состояния внешней несвободы на 3-ем уровне.

Итак, человек рождается и начинает свою жизнь как биологический индивид, поведение которого определяется инстинктом собственно самосоСтендовая секция хранения, к которому не применимо понятие нравственности. Однако дальнейшее его развитие и формирование личности происходит под влиянием социокультурной среды, в которой человек воспитывается, образования, которое он получает, идеологии общества, в котором он социализируется. В современном капиталистическом обществе, где приоритетна экономика, а не развитие человека, где образование соответственно направлено на профессиональную подготовку специалиста, а не на интеллектуальное и духовное развитие человека, где для массового потребления широко распространена массовая культура, но при этом идеология несет ценность свободного и активного индивидуалиста, человек в своем развитии поднимается до экзистенциального уровня, где еще приоритетен эгоизм, прикрытый исполняемыми ролями. И экономике такой человек и нужен. Но в другом обществе с коллективистской идеологией и стремлением к нравственному устройству, и в другой культурной среде, где человек видит неэгоистичный идеал, образец, которому он стремится подражать, где образование способствует его интеллектуально-духовному развитию, человек освобождается от приоритета эгоизма и поднимается к осознанию (на рефлексивном) и далее к восчувствованию (на духовных уровнях) себя частью целого, порождающему поведение, способствующее сохранению этого целого. Такой человек и есть нравственный человек. Он, действительно, достигает свободы воли на духовных уровнях, но путь к этой свободе лежит через несвободную на экзистенциальном и рефлексивном уровнях волю, через подчинение внешним требованиям на экзистенциальном уровне и подчинение требованиям собственного разума на рефлексивном уровне. Только развиваясь в обществе, которое выстраивается в соответствии с нравственным идеалом, человек достигает свободы и становится нравственным.

Выводы Нравственное общество — идеал, задающий цель и ценности развития общества. Задача общества — строить общество в соответствии с идеалом.

Построение нравственного общества основано на:

идеологии и соответственно правовой системе, которые строятся на ценности коллективизма, т. е. сохранения народа с его языком и культурой, обеспечивая равные возможности своим членам;

экономической системе (целевой экономике), которая обеспечивает возможность удовлетворения витальных потребностей членов общества;

управлении, осуществляемом нравственными людьми;

духовной культуре, направленной на духовное развитие человека, его восхождение к человеку нравственному, т. е. к рефлексивному и духовному уровням;

свободе нравственного человека в нем и несвободе — не нравственного.

Институционализация политических конфликтов как субстанциональная составляющая правового государства

Суслов Е.В. (Йошкар-Ола)

Среди признанных научным сообществом субстанциональных (инвариантных) компонентов правового государства отдельно выделять феномен институционализации политического конфликта (ИПК) не принято. Это объясняется, скорее всего, поздним признанием политической конфликтологии как науки (в особенности в России) и затянувшейся во времени легитимацией институционализации политического конфликта как имманентной составляющей правового государства, в частности, и политики — в целом.

И, тем не менее, конфликтно-консенсусная составляющая априори сопровождает правовое государство как при зарождении (провозглашении), так и в процессе функционирования с той лишь разницей, что интенсивность и глубина конфликта в первом случае выше, чем во втором.

Оперирование понятием «правовое государство» изначально было прерогативой философов. Позже к этому процессу подключились юристы и политологи. Считалось, что пальма первенства в данном вопросе принадлежит немецким ученым. Известный русский правовед С.А. Котляревский, не соглашаясь с подобной постановкой вопроса, писал, что «нет ничего ошибочнее, чем думать, что идея правового государства есть совсем особая немецкая принадлежность»170. Идея правового государства занимала умы передовых мыслителей, начиная с эпохи античности, однако, представления о нем имели весьма абстрактный и противоречивый характер. И это неудивительно, поскольку само понятие «права» находилось у истоков своей институционализации, и вопрос о востребованности права человеком долгое время оставался открытым.

Те, кто видели в человеке воплощение зла, были уверены, что разрушительные начала в нем должны постоянно ограничиваться и сдерживаться.

Иначе, даже тот относительный мир и покой, существующие в обществе, будут неминуемы уничтожены. Право в данном случае выступало тем необходимым инструментом, который только и был способен сдерживать силы зла. Другая часть общества, рассматривавшая человека как средоточие добродетелей, напротив, считала, что источником зла является окружающее человека иерархическое общество с его системой власти и права. Поэтому весь огонь критики направлялся именно на эти институты. Считалось, что именно правовая система есть то зло, которое порождает конфликты и воКотляревский С.А. Власть и право. Проблемы правового государства. М., 1915. С. 46.

Стендовая секция

йны. И дело отнюдь не в режимах власти, которые, меняясь, только усиливают масштабы угнетения и репрессий, а в самой системе ограничений, основанной на праве. Скорее всего, именно эта тенденция, в конечном счете, привела к появлению идеи наделения человека естественными правами.

К примеру, античная трактовка естественного права представляла собой «совокупность разумных естественных закономерностей, которые проистекают из устройства всего живого»171.

Таким образом, можно констатировать, что отношение к праву на заре человечества отнюдь не отличалось заведомо положительным отношением.

Начало движения института права в сторону наделения его конфликтоограничивающими возможностями так же зафиксировано было еще в древности. Так, представители существовавшей в древнем Китае в III веке до н. э.

школы «легистов» полагали, что «для поддержания порядка всего лишь один закон, подкрепленный строгой системой наказаний, будет весомее всех увещеваний всех мудрецов мира»172. В Индии составители шастр утверждали, что «человек лжив, подвержен страстям и, если будет предоставлен сам себе, то сотворит мир, похожий на «мастерскую дьявола», где будет торжествовать «рыбья логика», т. е. большие и сильные сожрут малых и слабых»173.

Западная общественная мысль в такт восточной, что подтверждает существование «осевого времени», придерживалась идеи необходимости использования права как института ограничения порочности и разложения человека, в том числе и облеченного властью. Более чем современно и актуально звучат слова Платона о том, что «где закон владыка над правителями, а они его рабы, я усматриваю спасение государства и все блага, какие только могут даровать государствам боги»174. В интерпретации того, что мы в настоящее время называем правовым государством, не отставал и даже превосходил своего учителя Аристотель, считавший, что «не может быть делом закона властвование не только по праву, но и вопреки праву; стремление же к насильственному подчинению, конечно, противоречит идее права.

Там, где отсутствует власть закона, нет места и (какой-либо) форме государственного строя. Закон должен властвовать над всеми»175. Позже отцы христианской церкви аргументировали использование ограничительных возможностей права с целью минимизации негативных последствий грехопадения человека.

Независимо от различных смыслов и содержания, вкладываемых мыслителями в понятие «правовое государство», оно с течением времени стало Словарь-справочник по правам человека: основные понятия и институты. М., 2006.

С. 71.

См. Becker and Barnes, Social hought from Lore to Science, 3 ed.,1961. Vol. l. P. 69–70.

См. Becker and Barnes, Social hought from Lore to Science, 3 ed.,1961. Vol. l. P. 78.

Платон. Соч. Т. 3. Ч. 2. М., 1972. С. 188–189.

Аристотель. Политика. М., 1991. С. 165.

–  –  –

ассоциироваться с торжеством гуманизма, верховенством закона и его справедливостью. В итоге понятие «правовое государство» стало олицетворять особую конфигурацию отношений между личностью и государством.

Причем человек занимает превалирующее положение по отношению к государству, а «правовой режим ограничения создается преимущественно для государства»176. Бесспорно, как утверждает А.В.

Малько, существуют два главных принципа правового государства:

1) наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина, создание для личности режима правового стимулирования;

2) наиболее последовательное связывание с помощью права государственной власти, формирование для государственных структур режима правового ограничения177.

Реализация названных принципов правового государства вызывает весьма масштабные конфликты преимущественно политического характера, часть из которых принято называть государственно-правовыми конфликтами. По словам известного российского политического конфликтолога А.В. Глуховой, выделение государственно-правовых конфликтов как конфликтов самостоятельного типа продиктовано тем обстоятельством, что в рамках поля политики три области всегда являются политическими по самой своей природе и, следовательно, всегда имеют политический характер. Это политический режим, завоевание власти и ее осуществление 178.

Если для государственно-правовых конфликтов характерно их присутствие в самой системе государственной власти, то социально-политические конфликты выходят далеко за пределы функционирования политической системы и как бы облегают ее, т. е. оказывают значительное на нее влияние.

Это могут быть конфликты в сфере трудовых отношений, экологические и этнические конфликты, конфликты межконфессионального характера и т. д. Они приобретают политический окрас, выйдя из-под контроля социальных, экономических, национальных и религиозных акторов, обретая остроту и втягивая в свою орбиту большое количество людей. Как правило, такие конфликты имеют плохо управляемый характер, либо перестают быть управляемыми вовсе, что подвергает политическую систему серьезным испытаниям на конфликтустойчивость.

Как в собственно политической сфере, так и в сферах опосредованно политических наличие конфликтов столь же естественно, как и наличие различных, а подчас и диаметрально противоположных, интересов и ценностей, ролей и статусов. Пытаться подавить конфликты волевым способом,

Теория государства и права. Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. М.:

Юристъ, 1997. С. 182.

Там же.

Глухова А.В. Политические конфликты: основания, типология, динамика (теоретикометодологический анализ). Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. С. 72.

Стендовая секция как это случалось не однажды в отечественной истории, — занятие непродуктивное. Действия по подавлению конфликтов всегда направлены не на поиск источников, породивших их, а ровно на то, чтобы устранить лишь внешние проявления конфликтного противостояния. В такой ситуации конфликт, уподобившись болезни после соприкосновения с паллиативными препаратами, на какое-то время действительно теряется из вида. Он становится латентным (от лат. lateens — cкрытый, невидимый) и, следовательно, неуправляемым. Уже ничто не мешает накоплению конфликтного потенциала, который с большой долей вероятности может «взорвать» ситуацию в самый неподходящий момент. Противоядием этому деструктивному процессу может быть либо разрешение конфликта, что возможно редко, либо снижение уровня конфликтогенности с использованием механизма институционализации конфликта. В нашем случае — механизма институционализации политического конфликта.

В широком смысле слова под институционализацией политического конфликта в предлагаемой работе понимается составная часть процесса поддержания политического порядка, для которого характерным является «естественность присутствия в политических процессах двух противоположных тенденций — к порядку и беспорядку. Эффективно действующая политическая власть должна обеспечить как развитие, так и стабильность социальной системы»179. ИПК можно назвать и структурным элементом институционализации политического порядка, или, говоря словами С. Хантингтона, представить как «процесс, посредством которого организации и процедуры приобретают ценность и устойчивость»180.

В узком смысле — под ИПК понимается стратегия управления конфликтом, устанавливающая жесткие «правила игры» для противоборствующих сторон, которые воспринимают политический конфликт как необходимое условие свободной и упорядоченной состязательности, и своим адекватным поведением способствуют его легитимации в общественном сознании.

Поскольку идея правового государства возникла как противоядие от злоупотреблений политической властью, как реакция на произвол и тиранию, то само правовое государство выступает как один из доминирующих элементов механизма ИПК. Поэтому, являясь формой и мерой свободы, право занимает ведущее положение в структуре ИПК и детально регламентирует пределы полномочий государства и обязанности граждан. Право преимущественно способствует легитимации системы «сдержек и противовесов», функционирующей в интересах институционализации политического конфликта.

Демидов А., Федосеев А. Основы политологии // Электронный ресурс: http://www.

gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Demid/12.php (дата обращения: 6.05.2011).

Хантингтон С. Политический порядок в меняющихся обществах. М.: ПрогрессТрадиция, 2004. С. 32.

Нравственное государство как императив государственной эволюции По мнению А.В. Глуховой, государственно-правовые конфликты — это институционализированные, преимущественно рациональные, публичные политические конфликты, само возникновение которых большей частью запрограммировано в политической системе. В тех случаях, когда такие конфликты протекают в институционализированных, правовых рамках, они не разрушают, а укрепляют политическую систему, выполняя по отношению к ней и к обществу в целом конструктивные функции. В ходе таких конфликтов борьба ведется вокруг функционирования старых и возникновения новых государственных институтов, объема их полномочий, конституционных положений, регулирующих эти полномочия и ресурсы власти и т. д.181. Знак тождества между государственно-правовыми и институционализированными конфликтами возможен, но при условии, что конфликт протекает в устоявшемся правовом государстве.

Если исходить от узкого представления о правовом государстве, то его деятельность возможна лишь в соперничестве-содружестве с гражданским обществом. Сама правовая государственность обязана своим появлением гражданскому обществу, которое является продуктом буржуазной эпохи, сформировавшимся добровольно в процессе самоорганизации свободных граждан-собственников, имевших чувство собственного достоинства и готовых к ответственным политическим и экономическим шагам. В представлении ответственных граждан-собственников, правовое государство было необходимо для ограждения человека от государственного насилия, защиты его экономических интересов от государственно-чиновничьего произвола.

А так же для обеспечения прав и свобод личности.

Поэтому доминирующим компонентом в структуре сложносоставного конфликта182 социума является перманентный конфликт между институтами правового государства и гражданского общества (например, между правительством и профсоюзами, армией и общественными организациями, парламентом и гражданскими СМИ). Предметом данного вида конфликта являются права человека и проблемы, связанные с их соблюдением. Конфликт возникает, прежде всего, потому, что права человека претендуют на роль своеобразной власти личности и более того власти-воли самого гражданского общества. Иными словами, это — конфликт, вызываемый гражданским контролем по отношению к органам власти государства, обеспечиваемый «адекватными»

гражданами и их общественными организациями. Флагманом гражданского контроля, как правило, выступает гражданская журналистика, облеченная доверием граждан и подталкиваемая ими же к жесткой, критической оценке деятельности структур и институтов политической власти.

Глухова А.В. Политические конфликты: основания, типология, динамика (теоретикометодологический анализ). Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. С. 72–73.

Понятие «сложносоставный конфликт» принадлежит известному российскому конфликтологу Л.И. Никовской.

Стендовая секция Рассматриваемый вид конфликта можно соотнести к статусно-ролевым конфликтам, поскольку между вертикально построенным государством, в том числе и правовым, и горизонтально устроенным гражданским обществом присутствует как минимум совокупность противоречий, очень часто достигающих уровня конфликтов. На наш взгляд, эта разновидность конфликта не имеет особой остроты, поскольку право на легитимное насилие, которым продолжает обладать правовое государство, используется редко и в крайне щадящем режиме. В соответствии с представлениями русского политического философа И.А. Ильина, с целью сопротивления злу силою.

Особенность функционирования правового государства как раз заключается в том, что оно способно поддерживать гражданский мир, который понимается не только как отсутствие в обществе острых социальнополитических конфликтов в виде гражданских войн или иных форм вооруженного противостояния, но и господство в обществе таких отношений, которые могут обеспечить разрешение и урегулирование возникающих конфликтов без применения силовых средств насилия. Однако если к насилию все-таки приходится прибегнуть, то оно может быть лишь последним, вынужденным средством, когда все остальные средства оказались исчерпанными. Важно в подобных критических ситуациях следовать принципам избирательности и пропорциональности, что означает использование минимального насилия даже по отношению к политическим противникам.

Исходя из императива золотого правила нравственности: поступайте по отношению к другим так, как вы хотели бы, чтобы другие поступали по отношению к вам.

Следование этому правилу, ко всему прочему, обеспечивает безопасность жизни и деятельности людей, занимающихся политикой. Потому что в условиях правового государства политическое развитие обеспечивается механизмом ротации элит посредством института демократических выборов.

При этом обращение к законному насилию сопровождается жестким гражданским контролем над силовыми ведомствами (армией, полицией и спецслужбами). Время от времени разгорающиеся скандалы в «закрытых»

системах этих ведомств является индикатором их относительного благополучия. В России, по существу, отсутствует гражданский контроль над вооруженными силами и спецслужбами. Единственным способом актуализации наличия серьезных «внутренних болезней» в этих «закрытых» системах являются выкладываемые в Интернете письма-исповеди доведенных до состояния «не могу молчать» сотрудников этих структур. Иногда достоянием общественности становятся сенсационные публикации журналистов о положении дел в армии и милиции (полиции). Они часто поверхностны и непрофессиональны, поскольку у журналистов нет законного доступа в эти структуры. Переломить эту порочную практику возможно при наличии нормально действующей системы законного гражданского контроля.

Нравственное государство как императив государственной эволюции К сожалению, в современной России вынос «сора из избы» по-прежнему преследуется начальством и это свидетельствует о серьезных проблемах с предупреждением конфликтов. Между тем, предупреждение конфликтов является «основным и наиболее эффективным способом управления конфликтами. Предупредить конфликт гораздо легче, чем конструктивно его разрешить. Предупреждению конфликта способствует своевременная диагностика назревающих конфликтов»183.

В условиях переходного периода от тоталитарного политического порядка к демократическому конфликт между государством с его еще гипертрофированно широкими полномочиями и набирающим власть-влияние гражданским обществом являет собой вызов для национальной безопасности страны, т. е. достигает такой степени остроты, что уровень опасности в определенных условиях может достичь отметки угрозы. В данном случае нами разделяется предложенная С.В. Кортуновым дифференциация опасности на три уровня: риски, вызовы и угрозы. «В этом терминологическом ряду риски — самый низкий уровень опасности, а угрозы — самый высокий уровень. Важнейший компонент политики национальной безопасности состоит в освоении и умелом применении технологий перевода угроз в вызовы, а вызовов — в риски. Если же риски перерастают в вызовы, а вызовы в угрозы, то это — несомненный признак серьезных сбоев в системе безопасности той или иной страны»184.

Представляется, что средством перевода от уровня угрозы к уровню риска является механизм институционализации политического конфликта.

Снижение уровня опасности зависит от многих факторов, но, прежде всего, оно находится в зависимости от типа политического режима. И меньшим из зол, скажем, в условиях современной России, является автократический политический порядок, пребывающий между тоталитарным и демократическим политическим порядками.

Причем у государств, находящихся в переходном состоянии есть выбор, и, как отмечает Ф. Закария, «это выбор между нелиберальной демократией и либеральной автократией». Поэтому «На протяжении последних 50 лет практически все «истории успеха» в развивающемся мире происходили при либеральных авторитарных режимах, будь то на Тайване, в южной Корее, Сингапуре, Чили или даже в Китае»185. Это означает, что «Страны далее других продвинувшиеся по этому пути, использовали свою версию европейской модели: капитализм и верховенство закона в первую очередь, а демократия Анцупов А.Я., Шипилов А.И. Словарь конфликтолога: 2-е изд. СПб.: Питер, 2006. С. 334– 335.

Кортунов С.В. Диалектика национальной и международной безопасности: некоторые методологические проблемы // Полис. 2009. № 1. С. 23.

Закария Ф. Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами / Пер с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Ладомир, 2004. С. 278.

Стендовая секция во вторую»186. Тогда как в самой Европе, «После 1945 года западные правительства, по большому счету, объединили и демократию, и конституционный либерализм (читай, либеральный авторитаризм. — Е.С.). До ХХ века большинство стран Западной Европы были либеральными автократиями или, в лучшем случае, полудемократиями»187. При этом следует отметить, что в большинстве этих государств были усвоены «важные аспекты конституционного либерализма — верховенство закона, права частной собственности и, во все большей мере, разделение властей, а так же свободу слова и собраний»188. Иными словами, усвоение ценностей и норм правового государства и гражданского общества стали предпосылками демократического развития Европы, обеспечения ее безопасности в будущем.

В условиях переходного периода к правовому государству, если судить по России, явно выраженного конфликта между ветвями власти не существует, хотя наличие его, в соответствии с принципом разделения властей, потенциально предполагается. Однако это не означает, что конфликта нет вообще: он имеет латентный характер и разворачивается между различными группами влияния, властными группировками, сосредоточенными в структурах власти. Конфликт интересов между враждующими кланами имеет весьма острый непубличный характер, что свидетельствует, вопервых, о том, что пассивными регуляторами его по принципу «разделяй и властвуй» могут выступать лишь первые лица государства, во-вторых, институты гражданского общества лишены возможности выступать в роли акторов институционализации политического конфликта.

Подводя итог исследования, отметим, что:

— начало движения института права в сторону приобретения им конфликтоограничивающих возможностей было зафиксировано еще в эпоху «осевого времени» и получило устойчивую тенденцию к совершенствованию в эпоху Просвещения;

основные принципы правового государства — режим правового стимулирования для граждан и режим правового ограничения для государства — вызывают в случае их реализации масштабные конфликты преимущественно политического характера;

государственно-правовые конфликты «встроены» в саму систему государственной власти, тогда как социально-политические конфликты выходят за пределы функционирования политической системы и, плотно окружая ее, оказывают значительное влияние;

институционализация политического конфликта есть составная часть процесса поддержания политического порядка, в котором правовое Там же. С. 48.

–  –  –

Закария Ф. Будущее свободы: нелиберальная демократия в США и за их пределами / Пер с англ. под ред. В.Л. Иноземцева. М.: Ладомир, 2004. С. 9.

Нравственное государство как императив государственной эволюции государство выступает как один из доминирующих элементов механизма ИПК;

право занимает ведущее положение в структуре ИПК и, детально регламентируя пределы полномочий государства и обязанности граждан, способствует легитимации системы «сдержек и противовесов» в отношениях между государством и гражданским обществом;

доминирующим компонентом в структуре сложносоставного конфликта социума является перманентный конфликт между институтами правового государства и гражданского общества, источником которого выступают права человека и проблемы, связанные с их соблюдением.

Нравственное государство требует примата восстановительной, а не существующей искусственной медицины

–  –  –

Постановка задачи. Нравственным является такое государство, в котором парадигма здравоохранения не содержит методологических ошибок искусственности, фактически приводящих к неэффективности методов здравоохра-нения (господствующее стабилизирующее или «консервативное» лечение на практике представляет собой прогрессию дегенеративных процессов, в то вре-мя как методы восстановительного лечения устраняют дегенеративные про-цессы, и приводят к действительному выздоровлению), и к искусственной смертности (что недопустимо с точки зрения ценности для общества жизни каждой уникальной личности). Профилактическая медицина, которой Госдума в последнее время хочет дополнить в государственном масштабе тради-ционное консервативное лечение — это дело хорошее, но она все равно не вводит в действие главное в новых методах (восстановительной) медицины — оно не в предупреждении заболеваний профилактикой, и не в «консервации», замедлении ухудшений, а — коренной поворот, триггерное нелинейное переклю-чение189 в тяжелых хронических заболеваниях (даже на стадии недостаточности сердца, печени, почек и т. п., и тяжелых энцефалопатий, глаукомы и катаракты в органах зрения), реальное восстановление здоровья; эта медицина парадигматически уже Тараненко А.М. Применение депо-подхода из биоинформатики для проблемы предотвращения перехода стадии адаптации при стрессе в стадию дизадаптации. Естественные и технические науки. № 3. 2010. С. 123–126.

Стендовая секция победила190, но в государственном ее понимании и распространении в сеть клиник — пока сдвигов нет. Это есть, на наш взгляд, самая крупная проблема в демографическом блоке государственного строительства. Нравственное же государство без реального исправления дел в демографическом блоке, сбережении здоровья народа и здоровья талантов, движителей перемен — это фикция. Характерно, что наиболее образованная часть общества, докторат (в том числе биологи и медики), попадая в лапы бездушной машины традиционных, морально устаревших, но зато прекрасно финансируемых методов, калечится и как бы уничтожается ею так же «просто», как и все остальные люди. Утраты генераторов идей и мотиваций общества — невосполнимы, и равны как бы постоянно действующей диверсии, парализации штабов преобразований страны. Когда правительство, желая создать у избирателей имидж успеха власти, отчитывается тем, что убуханы огромные деньги на медицину, строятся гигантские корпуса онко- и кардио-, нефрологических и т. п. центров, мы должны помнить, что средства эти тратятся на слабозащищающие, если не на подрывающие методы, и качество медицинских услуг при этом остается морально устаревшим по сравнению с требованиями времени, а многие категории широко распространенных заболеваний, поддающихся новым методам лечения (тяжелые хронические формы болезней, ряд видов рака191, нелечимых устаревшими господствующими методами), остаются в списке отказа в помощи (точнее, в эффективной помощи). Врач является заложником тех парадигм, которым ему научили в ВУЗе (проф. Д.Н. Маянский, 2004), а также списка лечебных приемов, которые ему предписывает Минздравсоцразвития. Фактически вся борьба парадигм в медицине вращается вокруг естественного, восстановительного, и искусственного методов лечения. Последний господствует. В сущности это похоже и на проблемы в организации экономической и политической жизни, где перегрузка сил и не восстановление сил является серьезной проблемой, ведет к неизбежному коллапсу экономики.

Однолинейная и круговая (нелинейная) парадигмы лечения. Сущность господствующей искусственной парадигмы лечения заключается в воздействии на однолинейные192 причинные цепочки в клетках, организме или в органах, тканях. В то время как реальные цепочки в клеточном и организменном метаболизме образуют не линейные структуры, а (нелинейные) циклы (для широкого читателя известным примером циклических биолоМедленные колебательные процессы в организме человека. Теоретические и прикладные аспекты нелинейной динамики в физиологии и медицине. Отв. ред. проф., д.м.н.

А.Н. Флейшман. Новокузнецк, 2007.

Ролик И.С. Основы клинической фармакологии органопрепаратов. М.: РегБиоМед, 2004.

Тараненко А.М. Критерии клинической эффективности цитаминов в офтальмологии по данным математического моделирования. Естественные и технические науки. 2011, № 3.

Нравственное государство как императив государственной эволюции гических процессов являются круговороты химических элементов, например, азота, в биосфере В.И. Вернадского, эти круговороты обеспечивают равновесие и стабильность, поддерживающееся разнообразие биосферы;

в организме же это так называемые регулируемые футильные циклы193 (ФЦ) обмена проф., д.ф.-м.н. Е.Е. Селькова, 1979). В этих циклах, как новой мишени для парадигм не «консервативного», а подлинного исцеления — нужно обратить самое существенное внимание на блок или полуцикл восстановления (отличая его от другого полуцикла — блока энергетического метаболизма, затрат, выносливости организма).

Различие парадигм лечения на примере. Например, при лечении превалирующих у населения (56% заболеваемости) сердечнососудистых болезней используются (Cа, АПФ и ) блокаторы (ингибиторы), временно снижающие частоту колебаний сердца (нагрузку на сердце), и, как следствие, несколько дающие возможность «заработать» восстановительной половинке цикла. Но при этом блокаторы резко ослабляют (сковывают, вплоть до каталепсии) работу мышц сосудов периферической системы кровообращения, этого «второго сердца» организма. Периферия может в разы увеличивать прокачку крови; такой подрыв периферии никак не способствует отдыху и восстановлению сердечной мышцы. В результате чего аутовоспалительные и дегенеративные процессы в ней — усиливаются, что приводит к негативному действию метода блокаторов в виде медленного нарастания сердечной недостаточности в долговременной перспективе в интервале от нескольких месяцев до нескольких лет, у больных нарастает инвалидность, и в конце концов наступает внезапная смерть. Прямых восстановительных методов господствующий метод блокаторов никак заменить не может. Мало того, искусственные методы плохи тем, что организм включает механизмы защиты от искусственных вмешательств, и эти механизмы защиты приходится преодолевать все более сильными лекарствами, пока, наконец, все они уже не годятся, и больной попадает на стол к хирургу. Но и там недочет восстановительных методов приводит к необходимости новых и новых операций, пока и этот ресурс не исчерпается. Кривая снижения выносливости организма по годам у искусственной медицины круто идет вниз, порой обвально, в то время как у восстановительных методов ее спад пологий и медленный, а возможны и участки длительного подъема, восстановительных колебаний подъема адаптированности и выносливости организма и органов.

Cуть новых методов. Опора на репаративные и заместительные клеточные технологии — основа успеха новой (восстановительной) парадигмы. Восстановительная парадигма только в последние десять лет получила в свою пользу прорывные открытия (созревавших уже в 80-е годы XX ст.), которые позволяют опираться на клеточные репаративные процессы, и заСельков Е.Е. Кинетика открытых полиферментных систем. Дисс. … доктора физикоматем. наук, Пущино, 1979.

Стендовая секция мещение и обновление клеток в тканях194 (не обязательно через технологии пересадки стволовых клеток, это возможно через активацию ростовых процессов в самом организме195, при этом клеточный состав органов — обновляется, и функциональная недостаточность — исправляется, возможно рассасывание196 рубцов и других дегенеративных включений, например, кальциноза, в органах). Природа основных болезней — мозга, сердца, печени, почек, желез, кожи имеет аутоиммунный характер, и мы уже умеем повернуть атопическое, аутоимунное воспаление на регенерацию и оновление тканей (А.М. Тараненко197, 2008, А.Э. Горбунов198, 2008, В.А. Непомнящих199, 2010). Для внедрения новой медицины недостаточно восстановить профилактории, курорты, санатории, многие из которых утрачены после распада СССР, нужен государственный подход, нужно понимание значимости методов не «консервации», а исцеления заболеваний — на высшем государственном уровне. Старая медицина достигла немалых успехов для воспалений инфекционной природы, но неинфекционные (атопические) воспаления (атака и уничтожение иммунитетом, и связанными с ним процессами апоптоза и некроза измененных, уставших клеток, которые могли бы быть восстановлены, репарированы, или замещены новыми и здоровыми клетками той же ткани, а не соединительнотканными клетками рубцов, нефункциональной, неработающей, фиброзно перерожденной ткани) где иммунитет нападает на измененные, но еще здоровые клетки, прежняя медицина в основной массе врачей и лечебных учреждений не ведает. Напрасно поэтому политики жалуются на демографический спад, и сколько бы они не убухивали денег в старую парадигму, медицина по-прежнему будет углублять демографический провал. Фактор резко растущего имущественного и правового расслоения страт населения в либеральной модели экономики ответствен за крутое увеличение эмоциональных стрессов, лежащих в основе возникновения и обострения тяжелых хронических заболеваний. Негативные эмоции продуцируют в организме через механизм «отрицательного» кортизола множество ослабленных и измененных клеток в тканях, вызывающих аутоиКузник Б.И., Морозов В.Г., Хавинсон В.Х. Цитомедины (25-летний опыт экспериментальных и клинических исследований). СПб.: Наука, 1998.

Мякишева С.Н. Индукция дифференцировки клеток нейробластомы N1E–115 неспецифическими факторами культуральных сред. Дисс. … канд. биол. наук, Пущино, 2007.

Ферментные комплексы Transformation Enzime Corporaion (TEC), США для заместительной и системной энзимотерапии, фитопрепараты. М., 2006.

Тараненко А.М. Лимитирование ревитализации сердца энергетикой обмена как принцип оптимизации действия пептидов. Математическая морфология (Электронный математический и медико-биологический журнал), Т. 7. Вып. 2. 2008. URL: http://www. smolensk.

ru/user/sgma/MMORPH/N–18-html/taranenko/taranenko.htm.

Горбунов А.Э. Комплексная пептидотерапия ишемической болезни сердца на санаторном этапе реабилитации. М.: РегБиоМед, 2008.

Непомнящих В.А. Клеточные биорегуляторы в комплексной терапии глазных болезней.

М.: РегБиомед, 2010.

Нравственное государство как императив государственной эволюции мунную агрессию, некроз и апоптоз, против кото-рых устаревшая медицина практически бессильна, либо малоэффективна. Ослабленные и измененные ткани требуют для метаболической и клеточной терапии совершенно другой группы лечебных методов200, чем те, что утвердились и действуют ныне. Эти прежние методы не учитывают качественно нового ухудшения экологической201 и эмоциональной ситуации, как важнейших факторов, действующих на здоровье населения. Поразительно существенная природа патологий в организме похожа на природу экономических перехлестов в механизме общественного хозяйства — инфаркт приводит к микро-ожирению сердца (А.М. Тараненко, 2008), наиболее качественные силы не идут в ход (на улучшение энергетики клеток, их репарацию или обновление, замещение), а отравляют кардиомиоцит и привлекают иммунитет начать уничтожительную атаку, в некроз и образование нефункциональных рубцов в сердце. Все это из-за плохой организации в организме. В обществе наиболее активные силы при недостатке организации в обществе атакуются иммунитетом общества, т. е. правилами игры, навязываемыми сильными игроками и определяющими, кому жить кому не жить. Еще способные «клетки», работоспособное и творческое население в либеральном обществе не восстанавливают, а отбраковывают. Вот где суть двух различных парадигм лечения как организма, так и экономики. При выработке образа нравственного государства, на мой взгляд, очень важны не только размышления этического характера, но и обращение к балансовым законам организма и экономики (в биосфере ключевое значение балансовых законов подчеркивал еще акад.В.И. Вернадский). Они диктуют моральное государство, при выполнении балансовых отношений202 оно просто не может быть другим, кривая демографического спада иначе просто не может быть «поднята». Без решения демографического вопроса «нравственности» — нет.

Неудовлетворительность методов «давящей» отрицательной обратной связи в медицине и экономике. Хотелось бы подчеркнуть, что неудовлетворительность устаревших методов в медицине не связана только с тем, что всякая наука представляет собой спираль развития, где новое и более Тараненко А.М. Временной гомеостазис на фрактальном эффекте и его роль при купировании стресса, патологий, тренинге и выздоровлении. Биофизика, 2007. 52. № 2. С. 362– 366.

Тараненко А.М. Математическая биохимия прогнозирует пути новых подходов в проблеме загрязнения внутренней среды. В: Труды I Междун. Симп. «Открытое общество и устойчивое развитие: местные проблемы и решения», 1–3 апр. 1999. Вып. 3/ Под ред.

П.И. Мунина. Зеленоград-Москва, Изд-во МИДА, 2000. С. 69–107.

Тараненко А.М. Поиск в клетке: новая, «медленная биология» и «медленная» биомедицина. Фракталы помогают сформулировать новую парадигму исцеле-ний. В: Сборник Трудов VIII Междун. Конф. «Математика. Компьютер. Образование», Пущино, 31 янв. — 4 февр. 2001. Вып. 8. Ч. 2/ Под ред. Г.Ю. Ризниченко. Москва, «Прогресс-Традиция», 2001.

С. 633–640.

Стендовая секция совершенное постепенно заменяет и улучшает возможности, даваемые предыдущим этапом. Неверно, например, что методологический недостаток ключевого метода блокаторов в кардиологии связан только с «побочным действием» этой группы лекарств, когда расслабление сосуда, питающего сердце (что как считается, облегчает работу сердца в критической ситуации для заболеваний сердца), сопровождается напряжением, сужением сосудов, питающих руки, ноги, живот, голову, отеки конечностей, спад всасываемости в пищеварении, усиление энцефалопатий мозга и обострение ими сердечной болезни, провокацию прединсульта мозга). Если вопрос проанализировать глубже, а именно с точки зрения методов химической и биохимической кинетики и кибернетики, то выявляется, что более значимой является порочность мысли в более фундаментальном плане — она опирается на метод купирования (ингибиции) биохимических отклонений в сосудах и органах по механизму «давящей» отрицательной обратной связи (ООС). Эта «давящая» ООС подавляет по ходу наращивания интервала терапии собственный потенциал (выносливость) организма, и его защитные силы (как клеточный, так организменный иммунитет). По-другому говоря, плохо тут не то, что применяется отрицательная обратная связь — на ООС и положительных обратных связях (ПОС) основано поддержание всех биохимических балансов в организме и тканях — а плохо то, что эта ООС — избыточна, давящая. Подробный анализ показывает, что необходима средняя, а то и слабая203 отрицательная обратная связь, чтобы биологическая регуляция метаболизма клетки перешла в более оптимальный режим. И лечение шло бы более успешно204. «Давящая», избыточная ООС подавляет (на больших временах от недель до месяцев и лет) энергетический потенциал клеток и организма, его защитные и восстановительные, репарационные и аутозаместительнотканные процессы, в то время как методы воздействия слабой ООС все эти процессы стимулируют. Что приводит не просто к «консервации» заболевания (с реальным его прогрессированием), а к подлинному исцелению болезни и выходу человека из инвалидного состояния Социальное значение вывода людей их инвалидности в работоспособное состояние доказывать не требуется, оно очень велико, и очень важно для нынешних новых типов экономики, где сектор молодых возрастных страт сокращается, а сектор пожилого населения становится все больше. А молодое поколение стало все чаще попадать в группы заболеваний, ассоциировавшихся прежде с старческим возрастом (рак, диабет, ожирение, сердечнососудистые заболевания, тиреотоксикоз, нефрит, миопия и т. п.). Помоложение заболеваний Сельков Е.Е., Тараненко А.М. Эффект депонирования без депо. Биофизика, 1991. Т. 36.

Вып. 5. С. 850–854.

Тараненко А.М. Новая парадигма «адаптивной» биомедицины для «омоложения» заболеваний и логарифмический во времени ход исцелений как ее основной закон. Изв.

МАНВШ, 2006, 36. № 2. С. 199–211.

Нравственное государство как императив государственной эволюции основано на увеличении сектора болезней, связанного с умножением ослабленных клеток в организме, что, как было показано выше, плохо поддается устаревшим методам господствующей медицины, и требует новой, восстановительной медицины и серьезного осознания государством этой политики подхода к сбережению нации. Иначе мы потеряем и молодежь.

Уже сейчас только 3 матери из 10 способны рожать здоровых детей. Старая медицина не может поправить здоровья этих молодых матерей. Новые методы как бы природно приспособлены для этой цели. Если мы не хотим обилия уродов и инвалидов в обществе, не виноватых в том, что они уроды и инвалиды, а обязанных этим исключительно засилью старой медицины, то новые методы нужно государственно осмыслить и с должным охватом населения и творческой элиты применять. Иначе скоро мы лишимся и населения, и творческой элиты. Некому будет обсуждать проблемы нравственного государства, потому что не будет нужных крепких сил общества. Эти утверждения не являются алармистскими. Ситуация эндоэкологического кризиса в стране и в мире широко обсуждается специалистами, медиками, биологами, демографами (см. выше А.М. Тараненко, 2006). Но это тема для другой, отдельной работы. В этом же разделе подчеркнем, что как метод пагубна не только давящая, избыточная ООС, но и избыточное стимулирование, избыточная положительная обратная связь. Именно эта ошибка привела в замешательство большие надежды на методы стволовых клеток, когда производимое в сугубо коммерческих целях плохоподготовлеными фирмами омоложение кожи лица у артистов, политиков, бизнесменов приводило к раку и гибели больных. Появились даже теории генеза рака на базе «взбесившихся» стволовых клеток205. Эти нашумевшие истории у всех на слуху.

Лечение здесь производилось без понимания механизмов явления и того, какие области параметров воздействия пагубны, а какие лечебны. Сильная активация ростовых процессов в организме, сильная ПОС — это как раз та область параметров, которая вызывает рак. Подэкстремальная ООС будет усиливать фиброз. А слабая ООС — будет усиливать репарационные и заместительные процессы. Система стволовых клеток организма является естественной защитной системой организма, поэтому отладка ее работы (а не ошибочный путь навязывания стволовой системе чуждых ей режимов и диапазонов функционирования) является нормальным и естественным процессом. «Зависание» регуляторных систем в организме действительно может быть умело простимулировано, и воздействием извне возращена нормальная работа систем (см. выше И.С. Ролик, 2004). Эквивалентность систем сильных ООС и ПОС показана давно (Е.Е. Сельков, 1979). Отсюда ясна равная пагубность обоих этих подходов в медицине, экстремизм (излишне упрощенные схемы) «правого» и «левого» характера. В экономиШварцбурд П.М. Стволовые клетки — мишень для противоопухолевой терапии. Вопросы онкологии. 2011. Т. 57. № 1. С. 7–13.

Стендовая секция ке либеральные методы и прежде всего методы «давящей» конкуренции, и избыточной стимуляции сектора привилегированных классов приводят в хозяйственном организме к той же кибернетической системе обострений и заболеваний, коллапсу экономики, что и в живом организме. «Поздний»

Н. Винер отказался от метода сильной ООС и понимал удушающий характер петли обратной связи. Но подлинное понимание того, зачем нужна именно слабая ООС, пришло только при изучении проблем метаболического гомеостаза физико-математическими методами, методами нелинейной динамики и качественной теории анализа бифуркаций. Как в общественных науках засилье логических методов и недостаток нелинейного мышления тормозило понимание общественных и экономических закономерностей (С.С. Сулакшин), так и в биологии и медицине засилье логических обобщений и биохимических карт206, без понимания нелинейных эффектов также ставил всю ситуацию в тупик. Накопление большого количества биологических и клини-ческих данных не приводило к прорыву. Вело в тупик.

Открытие механизма исцеления по нелинейному сценарию «процесса с обострениием207» чл.-корр. РАН С.П. Курдюмова. вдохнуло новые надежды, что такой тупик может быть кардинально обойден с помощью метода слабой ООС. Эти предсказания широ-ко подтвердились в медицинской практике208. Практические успехи методов восстановительного лечения почек, печени, легких, мозга, как можно показать, имеют основу в тех же нелинейных эффектах Курдюмовского обострения и схем медленной колебательной динамики (см. выше А.Н. Флейфман, 2007).

Широкая применимость методов восстановительной терапии в медицине основных тяжелых хронических заболеваний. В работе разобран

Тараненко А.М. Упрощение биохимических карт через принцип нелинейного аналиstrong>

за. В: Сборник научных работ IY Междун. Симпозиума «Открытое общество и устойчивое развитие: местные проблемы и решения», 29–30 мар. 2002, Зеленоград. Вып. XII / Под ред.

П.И. Мунина. Зеленоград-Москва, изд-во МГИДА, 2002. С. 141–149.

Тараненко А.М. Нелинейно-синергетический закон обострения в временной эффективности лечения, и его экспериментально-клиническое обоснование. В: Труды XII Междунар.

Конф. «Математика. Компьютер. Образование», 17–22 янв. 2005, Пущино. Вып. 12. Ч. 2 / Под ред.Г.Ю. Ризниченко. Москва-Ижевск, «R&C Dinamics», 2005. С. 89–91.

Тараненко А.М., Горбунов А.Э. Нелинейные явления в кардиозаболеваниях, роль метаболических качелей в нелинейном выздоровлении на базе органопрепаратов. Всероссийская ежегодная научно-техническая конф. «Наука-производство-технологии-экология».

Сборник трудов в 7 т. Т. 1 (ХФ, БФ). Киров, 2008. С. 185–190; Тараненко А.М. Улучшение ритмики сердца при кардиоклерозе за счет участия перекрестной адаптации в депо-ритмах.

Труды XVIII Междун. Конф. «Циклы природы и общества», Ставрополь, 2010. C. 119–122;

Горбунов А.Э., Тараненко А.М. Влияние пептидных регуляторов и энзимотерапии на динамику биохимических показателей метаболизма у пациентов с инфарктом миокарда на фоне сахарного диабета. Патогенез, 2008, № 1. С. 64–68; Тараненко А.М., Непомнящих В.А. Роль метаболической модели для профилактики апоптоза при глаукоме при комплексной пептидотерапии. Современные проблемы науки и образования. 2010, № 1. С. 50–52.

Нравственное государство как императив государственной эволюции случай кардиологических болезней, но те же методы лечения (на базе учета аутоиммунной природы болезней, проблем скачущего кортизола, термолечения209, участия нейроэксайтотоксичности, эндотелиоза (воспаления) сосудов, методов слабой ООС и слабой положительной ОС) могут быть теоретически обоснованы и практически доказаны для болезней глаза210, почек211, печени, кишечника, легких, кожи, мозга, желез и т. д.

Выводы.

1. Наряду с экономическим блоком (роль инноваций) и социальным блоком (снижение перегретого неравенства, повышение социальности государства) демографический блок, сохранение народа, смена устаревших технологий медицины (консервативное лечение, неостанавливающее дегенеративные процессы в организме, и плохо справляющееся с болезнями на базе новых проблем ухудшения экологии) на новые восстановительные методы, является важнейшей нравственной задачей государства. Нужно государственное понимание значимости этого вопроса, привлечение внимания авторитетных экспертных сообществ страны к этой важнейшей проблеме.

2. Сами по себе физики, биологи, медики, понимающие важность этой проблемы, без участия специалистов по политическим, социологическим, юри-дическим, психологическим, педагогическим и др. общественным наукам едва ли смогут организовать должный общественный и государственный резонанс по этим вопросам. Требуются и новые работы «гуманитариев» по этой теме.

3. Специалисты по биологии считают очень важным для судеб страны «экспертный проект» RUSRAND проф., д.ф.-мн., д. полит. наук С.С. Сулакшина.

Тараненко А.М. Теоретическая депо-модель для прогноза схемы сочетанных методов циклических и термических нагрузок при реабилитации инфаркта. Труды XVII Междун.

Конф. «Циклы природы и общества», Ставрополь, 2009. С. 48–50.

Тараненко А.М. Медленные депо-циклы обеспечивают улучшение остроты зрения и восстановление сократимости миокарда. Сборник Трудов XVI Междун. Конф. «Циклы природы и общества» 27–28 ноября 2008, Ставрополь, 2008. С. 95–99.

Гвозденко Т.А. Патогенетическое обоснование восстановительного лечения нефропатий, сочетанных с нарушениями липидного обмена. Дис. …д-ра медиц. наук, Томск, 2006.

Сведения об авторах Аверин С.В., Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Аитова Г.Ш., Институт философии РАН, сектор философских проблем политики, аспирант Арская Л.П., кандидат экономических наук, Институт социологии РАН, ведущий научный сотрудник Артемов В.М., доктор философских наук, профессор, Московская государственная юридическая академия им. О.Е. Кутафина, кафедра философии Багдасарян В.Э., доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой Российского государственного университета туризма и сервиса Бакушев В.В., доктор политических наук, профессор, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Центр парламентаризма, директор Барыкин А.С., кандидат физико-математических наук, ООО «Иконика», старший научный сотрудник Бачурина Д.В., аналитик Центра проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования Белковец Л.П., доктор исторических наук, профессор, Новосибирский юридический институт (филиал) Томского государственного университета, кафедра государства и права, истории конституционного права Белов П.Г., доктор технических наук, профессор, МАТИ — Российский государственный технологический университет им. К.Э. Циолковского Богачев С.П., доктор экономических наук, кандидат технических наук, профессор, Калужский филиал Российского государственного аграрного университета — МСХА им. К.А. Тимирязева, кафедра экономической кибернетики Бойко С.И., кандидат политических наук, ведущий референт аппарата фракции «Единая Россия» в Государственной Думе РФ Бондарев А.К., кандидат философских наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов Бородич В.Ф., кандидат юридических наук, Институт Дальнего Востока РАН, ведущий научный сотрудник Брестовицкая Н.М., доктор философских наук Буйло Б.И., доктор философских наук, профессор, Южный федеральный университет, кафедра социальной философии, заведующий кафедрой Варбузов А.В., кандидат философских наук, доцент, Финансовый университет при Правительстве РФ Нравственное государство как императив государственной эволюции Вершинин А.А., кандидат исторических наук, ученый секретарь Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Вилисов М.В., кандидат политических наук, заместитель генерального директора Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Воскресенская Н.О., кандидат исторических наук, доцент, Всероссийский заочный финансово-экономический институт Глигич-Золотарева М.В., кандидат юридических наук, Центр экономики федеративных отношений Института экономики РАН Голубев В.С., доктор геолого-минералогических наук, кандидат химических наук, академик РАЕН, Институт системного анализа РАН, главный научный сотрудник Гринченко С.Н., доктор технических наук, профессор, Институт проблем информатики РАН, главный научный сотрудник Гудкова А.А., кандидат экономических наук, Центр исследований и статистики науки, заведующий сектором исследований механизмов реализации государственной научно-технической политики Денисова Л.Е., соискатель Российского государственного социального университета, начальник Учебно-методического управления Российского государственного геологоразведочного университета имени Серго Орджоникидзе Дерябин Н.И., кандидат технических наук, профессор, Московский авиационный институт, доцент, президент Фонда поддержки информационных технологий в авиационной и ракетно-космической промышленности Дубнов Д.В., кандидат физико-математических наук, Московский технический университет связи и информатики Ефремов А.А., кандидат юридических наук, Центральный филиал Российской академии правосудия, доцент, Воронежский государственный университет, преподаватель Завьялов В.Т., кандидат философских наук, доцент, Финансовый университет при Правительстве РФ, кафедра политологии Зернов С.В., кандидат социологических наук, Институт проблем управления РАН, старший научный сотрудник Ирхин Ю.В., доктор философских наук, профессор, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Калиниченко Л.А., доктор социологических наук, профессор, Российский государственный социальный университет Карлинская Е.В., ООО «ИннИТ», генеральный директор Кишинец В.М., кандидат философских наук, ФГНУ «Социоцентр»

Сведения об авторах Колесник И.Ю., юрист-эксперт Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Кондрашова Л.И., доктор экономических наук, Институт Дальнего Востока РАН, главный научный сотрудник Кононов А.А., кандидат технических наук, Институт системного анализа РАН, старший научный сотрудник Константинова Н.П., кандидат философских наук, доцент, СанктПетербургский государственный университет экономики и финансов Кочетков В.В., кандидат философских наук, Институт прав человека Российского государственного социального университета, ведущий научный сотрудник Кочеткова Л.Н., доктор философских наук, Московский государственный институт радиотехники, электроники и автоматики (технический университет), кафедра философии, социологии и политологии, доцент Краснова О.П., кандидат педагогических наук, доцент, Российский государственный социальный университет, кафедра социальной антропологии и социологии социальной сферы Крупник А.А., кандидат философских наук, доцент, Московский новый юридический институт, преподаватель Кутепова Н.И., кандидат экономических наук, доцент, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Кучуков Р.А., доктор экономических наук, профессор, Финансовый университет при Правительстве РФ Левченко Ю. Г., пенсионер Леонова О.Г., доктор политических наук, профессор, ИППК МГУ им. М.В.

Ломоносова, доцент Макарова Л.В., кандидат социологических наук, Российский государственный социальный университет, старший преподаватель Малиновский Л.Г., доктор технических наук, Институт проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН, старший научный сотрудник Малютин Г.А., Московский государственный областной университет, аспирант Маляров О.В., доктор экономических наук, Институт востоковедения РАН, главный научный сотрудник Мамараев Р.М., Дагестанский научный центр РАН, Региональный центр этнополитических исследований, аспирант Нерсесян В.С., кандидат технических наук, доцент, Российская академия правосудия, отдел теории и истории права и судебной власти, старший научный сотрудник Нетесова М.С., юрист-эксперт Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Нравственное государство как императив государственной эволюции Орлов А.Д., кандидат технических наук, доцент, филиал Московского государственного индустриального университета в г. Жуковский (Московская область), кафедра гуманитарных наук Орлов И.Б., доктор исторических наук, профессор, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», кафедра прикладной политологии Пациорковский В.В., доктор экономических наук, профессор, Институт социально-экономических проблем народонаселения РАН, заведующий лабораторией Перминов В.Л., Московский институт открытого образования, кафедра управления персоналом, старший преподаватель Подъячев К.В., Центр социологии образования, науки и культуры Института социологии РАН, научный сотрудник Поздняков А.И., заслуженный деятель науки РФ, доктор философских наук, профессор, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Пономарев А.А., Московский государственный открытый университет, кафедра теории права и государства, аспирант Пунтус В.И., кандидат технических наук, доцент, Институт гуманитарного образования и информационных технологий, старший научный сотрудник Радионова С.П., кандидат экономических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики Реут Д.В., кандидат технических наук, доцент, НИИ общественного здоровья и управления здравоохранением Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, старший научный сотрудник Римский В.Л., Фонд ИНДЕМ, заведующий отделом социологии Романчук С.И., Институт мировой экономики и международных отношений РАН, аспирант Рудакова Е.В., МГУ имени М.В. Ломоносова, юридический факультет, кафедра конституционного и муниципального права, аспирант Румянцева Н.Л., кандидат технических наук, доцент, Российская государственная академия интеллектуальной собственности, член МОИП Савельев В.В., доктор философских наук, профессор, Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Савка А.В., доктор философских наук, профессор, Российская Академия Государственной службы при Президенте РФ;

Сафонов А.Л., кандидат технических наук, доцент, Московский государственный индустриальный университет, проректор, кафедра истории и социологии Сведения об авторах Селиванов А.И., доктор философских наук, профессор, Московский государственный университет технологий и управления Селиванова З.К., кандидат социологических наук, доцент, Московский энергетический институт (технический университет), кафедра философии, политологии и социологии Соколов С.А., кандидат юридических наук, доцент, Волжская государственная академия водного транспорта, кафедра государственно-правовых дисциплин, заведующий кафедрой Спиридонова В.И., доктор философских наук, Институт философии РАН, ведущий научный сотрудник Сулакшин С.С., доктор физико-математических наук, доктор политических наук, профессор, Центр проблемного анализа и государственноуправленческого проектирования, генеральный директор Суслов Е.В., кандидат политических наук, доцент, Марийский государственный университет, кафедра философии и политологии Сухорукова Е.В., кандидат экономических наук, почетный член Национальной Ассамблеи специалистов в области труда и социальной политики (НАСТиС), НПФ «БЛАГОСОСТОЯНИЕ», исполнительный директор Тараненко А.М., кандидат физико-математических наук, Институт теоретической и экспериментальной биофизики РАН, старший научный сотрудник Тимкаева С.Р., Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов, кафедра экономики и управления социальной сферой, аспирант, начальник организационно-аналитического отдела Управления лицензирования, аккредитации и мониторинга СПбГУЭФ Тимошина Е.В., кандидат юридических наук, доцент, Санкт-Петербургский государственный университет, юридический факультет, кафедра теории и истории государства и права Трунов А.А., кандидат философских наук, доцент, Белгородский университет потребительской кооперации, кафедра социальной работы и психологии Туманова М.А., Тверской государственный университет, лаборатория социально-политических исследований, аспирант Фасгиев Т.А., кандидат юридических наук, Башкирский государственный университет, Институт права, кафедра государственного права, старший преподаватель Федорченко С.Н., кандидат политических наук, Московский государственный областной университет, факультет истории, политологии и права, заместитель декана по воспитательной работе Цыганов В.В., доктор технических наук, профессор, Институт проблем управления им.В.А. Трапезникова РАН, главный научный сотрудник Нравственное государство как императив государственной эволюции Черникова Е.И., кандидат экономических наук, доцент, Белгородский университет потребительской кооперации Чикаева Т.А., кандидат философских наук, доцент, Институт экономики и антикризисного управления Шабунин Д.В., независимый эксперт Шамин И.В., кандидат исторических наук, доцент, Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского — Национальный исследовательский университет, факультет международных отношений, кафедра основ внешней политики и безопасности России Шевченко В.Н., доктор философских наук, профессор, Институт философии РАН, заведующий сектором философских проблем политики Шевяков А.Ю., доктор экономических наук, профессор, Институт социальноэкономических проблем народонаселения РАН, директор института Шелкопляс Е.В., кандидат медицинских наук, действительный член Академии философии хозяйства при МГУ им. М.В. Ломоносова, Институт развития, изучения здоровья и адаптации человека, директор института Шубин А.В., доктор исторических наук, профессор, Государственный академический университет гуманитарных наук, Российский государственный гуманитарный университет, руководитель Центра истории России, Украины и Белоруссии Института всеобщей истории РАН Шувалов С.С., Центр исследований и статистики науки, старший научный сотрудник Шушкевич Ю.А., кандидат экономических наук, компания «Базовый Элемент», руководитель биотехнологического проекта, член Российской ассоциации футурологов Содержание Информационное письмо

Учреждения и организации, принявшие участие в конференции

Якунин В.И. Вступительное слово председателя конференции

Пленарное заседание Сулакшин С.С. На пороге нравственного государства

Спиридонова В.И. Два вектора исторической эволюции государства

Шевяков А.Ю. Совместимо ли социальное государство и экономическое неравенство?

Багдасарян В.Э. Модели государственности и нравственные потенциалы общества

Шевченко В.Н. Нравственное государство в парадигме российской цивилизации

Артемов В.М. Нравственная сущность народа и политическая природа государства: возможно ли единство?

Шубин А.В. Нравственное государство — это государство, выражающее волю простых людей

Сухорукова Е.В. Пенсионная система как основа нравственного государства.Социальная ответственность общества: государство, дело, человек

Орлов И.Б. Российская государственность в метаисторическом измерении

Секция I Теоретические и фундаментальные вопросы эволюции государства Бородич В.Ф. Этические основы государства в России и Китае

Глигич-Золотарева М.В. Конституционное целеполагание в современной России

Кондрашова Л.И. «Нравственное государство» как цель общественного развития

Крупник А.А. Некоторые вопросы соотношения нравственности государства и жизни людей в социально-экономическом измерении............157 Леонова О.Г. Корреляция цивилизационных параметров государства по шкале социального времени

Макарова Л.В. Владимир Соловьев о принципах нравственного государства...175 Нерсесян В.С. Основанный на формальном равенстве (правовой) «цивилизм»

В.С. Нерсесянца как императив государственной эволюции России...............180 Поздняков А.И. Взаимосвязь нравственности и эффективности политики государства

Савка А.В., Кучуков Р.А. Государство и социокультурные традиции России.....200 Трунов А.А., Черникова Е.И. Российское государство перед деструктивным вызовом постмодерна

Шабунин Д.В. Местное самоуправление — институт, задающий пределы государству

Вершинин А.А. Судьба социального государства в Европе:

«вперед в прошлое»

Нетесова М.С., Бачурина Д.В. Справедливость как признак нравственного государства

Секция II Актуальные проблемы эволюции современного государства Богачев С.П. Менеджеризм как основа нравственного государства

Ирхин Ю.В. Противоречия и социальные ограничения либеральных доктрин государственности: (сравнительный анализ)

Кутепова Н.И. Социальное государство и модернизация

Шелкопляс Е.В. Нравственное государство как этап развития государства социальной гармонии

Шушкевич Ю.А. Возможности и роль государства в развитии общества при переходе к новому технологическому укладу

Вилисов М.В. Корпорация-государство как политикогосударственный проект

Колесник И.Ю. Значение развития форм собственности для концепции нравственного государства



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
Похожие работы:

«236 XIX ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Это, может быть, самое яркое проявление святости праведного Иоанна8. В Словаре великорусского языка Владимира Даля читаем: «Предтеча тот, кто явлением своим предшествует кому-либо. Предтечею великих духовных собы...»

«149 Электронное научное издание «Международный электронный журнал. Устойчивое развитие: наука и практика» вып. 2 (13), 2014, ст. 9 www.yrazvitie.ru Выпуск подготовлен по итогам IV Международной науч...»

«Chambre de commerce et d’industrie franco-russe лет вместе Отчёт за 2011–2012 Генеральная ассамблея 29 июня 2012 Члены CCIFR категории «Попечитель» COMPLEX INTERNATIONAL, LAFARGE, ONEXIM, SANOFI GROUPE, TROIKA DIALOG Члены...»

«АРЕАЛЫ, МИГРАЦИИ И ДРУГИЕ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ ДИКИХ ЖИВОТНЫХ Материалы Международной научно-практической конференции г. Владивосток, 25–27 ноября 2014 г. Pacic Geographical Institute, Russian Academy of Sciences, Fa...»

«Банкаўскі веснік, СТУДЗЕНЬ 2016 МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Литовские трехгранные платежные слитки: типология и топография Данной том, что «.положение о распространении только в публикации предшес...»

«Воронежский государстВенный униВерситет Факультет журналистики 25-летию факультета журналистики посвящается КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации» 28-30 октября 201...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «УРАЛЬСКАЯ ГОРНАЯ ШКОЛА – РЕГИОНАМ» 8-9 апреля 2013 года ГЕОИНФОРМАЦИОННЫЕ КОНТРОЛЬ И УПРАВЛЕНИЕ УДК 004.6 ФЛОТАЦИОННАЯ ПЕНА КАК УПРАВЛЯЕМЫЙ ОБЪЕКТ Ха...»

«ДВЕНАДЦАТЫЕ И ТРИНАДЦАТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». ЕЖЕГОДНЫЕ КОНФЕРЕНЦИИ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 2005 – 2006 ГГ. Л. Ю. Сапрыкина «ПЛУТОВАТЫЕ» УЛИЦЫ ПЕТРОГРАДСКОЙ СТОРОНЫ Для тех, чья душа навечно прописалась на Петроградской стороне, никакая она не сторона, а сама по себе город со своей очень петер...»

«Воронежский государстВенный униВерситет Факультет журналистики КОММУНИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ Материалы Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы массовой коммуникации» 13-14 мая 2016 г. Часть II Под общей редакцией профес...»

«FCCC/CP/2011/6 Организация Объединенных Наций Рамочная Конвенция об Distr.: General изменении климата 18 November 2011 Russian Original: English Конференция Сторон Семнадцатая сессия Дурбан, 28 ноября 9 декабря 2011 года Пункт 8 предварительной повест...»

«Федеральное государственное унитарное предприятие Международный союз ЦЕНТРАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ СВЯЗИ электросвязи Руководство по тестированию параметров функционирования с...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА ФЕДЕРАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ «ЦЕНТРАЛЬНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЭПИДЕМИОЛОГИИ» ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ П...»

«Банкаўскі веснік, СТУДЗЕНЬ 2016 МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Кладоведение Беларуси и его становление. Изучение монетных кладов второй половины XVII в. – первой четверти XVIII в. Виктор КАКАРЕКО ведов, возможно, приносят гораздо больше пользы в пропаганде нашего нумизматического наследия, чем Председатель Правления клады, многие г...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Дальневосточный федеральный университет Дальневосточное отделение Всероссийского общества почвоведов им. В.В. Докучаева МАТЕРИАЛЫ II МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ЕСТЕСТВЕННЫХ НАУКАХ» Владивосток, 26–28 августа 2015 г. Научное электронное издание Под общей реда...»

«Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова Институт проблем информационной безопасности МГУ Аппарат Национального антитеррористического комитета Академия криптографии Российской Федерации Четвертая международная научная конференция по проблемам безопасности и против...»

«ДЕВЯТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 13 ЯНВАРЯ 2002 ГОДА. Н. А. Суровенко МОДНЫЕ ЖУРНАЛЫ ПЕТЕРБУРГА 1898 – 1903 ГОДОВ Наверное, закономерно,...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУВПО «Удмуртский государственный университет» Факультет социологии и философии Кафедра философии Научно-исследовательская школа «Социальная онтология в аспекте герменевтики и конструктивизма» Философский семинар «PROXIMA» СОЦИАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ В СТРУКТУРАХ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО ЗНАНИ...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы международной научной студенческой конференции 24 ноября 2016 года Екатеринбург «ИМПРУВ»...»

«Министерство образования и науки РФ Алтайский государственный университет Научное студенческое общество ISSN 2307-2628 ТРУДЫ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ АЛТАЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА МАТЕРИАЛЫ ПЕРВОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «МОЙ ВЫБОР — НАУКА!» XLI НАУЧНОЙ КОНФЕРЕН...»

«52 Электронное научное издание «Устойчивое инновационное развитие: проектирование и управление» том 10 № 2 (23), 2014, ст. 3 www.rypravlenie.ru Выпуск подготовлен по итогам Международной научной конференции «Проблема устойчивого развития Человечества в системе «природа – о...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «УРАЛЬСКАЯ ГОРНАЯ ШКОЛА – РЕГИОНАМ» 8-9 апреля 2013 года ТЕХНОЛОГИИ КОНСТРУИРОВАНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ГОРНОГО ОБОРУДОВАНИЯ УДК 622.66 СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ПАРАМЕТРОВ ТОРМОЖЕНИЯ ШАХТНЫХ ПОДЪЕМНЫХ МАШИН Попов Ю. В., Степанов С. В. ФГБОУ ВПО «Уральский государственны...»

«ОДИННАДЦАТЫЕ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ «ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА». ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ.9– 11 ЯНВАРЯ 2004 ГОДА. Е. В. Бойцова ГОТИЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ ИМПЕРАТОРСКОЙ ДАЧИ «АЛЕКСАНДРИЯ» В ПЕТЕРГОФЕ В западной части петергофского ансамбля «Александрия», рядом с Нижним садом, нах...»

«АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы международной научно-практической конференции 19 декабря 2016 года Екатеринбург «ИМПРУВ» АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ПРАВА В СОВРЕМЕННОМ ОБЩЕСТВЕ Материалы международной научно-...»

«Воронежский государстВенный униВерситет Факультет журналистики ПРОБЛЕМЫ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ: НОВЫЕ ПОДХОДЫ Материалы Всероссийской научно-практической конференции аспирантов и студентов «Проблемы массовой коммуникации: новые подходы» 31 октября 2014 г. Часть II Под общей редакцией профессора В.В. Тулупова Воронеж Факуль...»

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ ISSN 2303-9868 Периодический теоретический и научно-практический журнал. Выходит 12 раз в год. Учредитель журнала: ИП Соколова М.В. Главный редактор: Миллер А.В. Адрес редакции: 620036, г. Екатеринбург, ул. Лиственная, д. 58. Электронная почта: editors@research-journal.org...»

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФАКУЛЬТЕТ ЖУРНАЛИСТИКИ Трехсотлетию российской журналистики посвящается ПРОБЛЕМЫ МАССОВОЙ КОММУНИКАЦИИ НА РУБЕЖЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЙ Материалы Всероссийской научно практической к...»

«102 XVIII ЕЖЕГОДНАЯ БОГОСЛОВСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ Все же главный герой бунинского романа — обладатель творческого сознания. Сознанию художника, по мысли автора, дано «преодолеть» неизбежный смертный тлен. В этом контексте символически значимым является финальный эпизод — сон Алексея Арсеньева. В нем давно умершая Лика предста...»

«ВСТУПЛЕНИЕ. В 1977 году в Москве во время работы XI конференции Международного совета музеев был утвержден День музеев, который празднуется 18 мая. В этот день стало традицией открывать специальные выставки, устраивать встречи посетите...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.