WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«История теоретического изучения и эмпирического измерения бедности насчитывает более чем двухсотлетнюю историю. Кажется, мимо нее не прошел ни один ...»

© 1996 г.

B.C. СЫЧЕВА

ИЗМЕРЕНИЕ УРОВНЯ БЕДНОСТИ:

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

СЫЧЕВА Валентина Сергеевна — помощник директора Института социологии РАН.

История теоретического изучения и эмпирического измерения бедности насчитывает

более чем двухсотлетнюю историю. Кажется, мимо нее не прошел ни один сколько-нибудь

заметный мыслитель. Это и понятно, ведь бедность считается самой социальной из всех

социальных проблем, сфокусировавшей в себе практически всю гамму социологических понятий и категорий. Так, совершенно очевидно, что бедность невозможно описать, минуя понятия экономического статуса и дохода, социального неравенства и стратификации, распределения национального богатства и уровня жизни населения, культуры и субкультуры андеркласса, образа жизни и депривации, жизненных потребностей и потребительской корзины, социализации бедных и многих других.

В зарубежной социологии бедность и социальное неравенство— одно из широко разработанных и продолжающих разрабатываться областей научного поиска. Начиная с 90-х годов к нему активно подключились и отечественные социологи, до тех пор либо вынужденные молчать о существовании бедности при социализме, либо заменять его другим понятием, более уместным с идеологической точки зрения, а именно «малоимущие слои».

Как бы то ни было, но за короткий промежуток времени в России накоплен приличный эмпирический материал и сделаны серьезные попытки теоретического осмысленияпроблемы, о чем свидетельствуют и публикации в «Социсе» (См.: Быкова С.Н., Любин В.П.



Бедность по-русски- и по-итальянски. 1993. №2; Казанцев Б.Н. «Неизвестная» cтатистика уровня жизни рабочего класса. 1993. №4; Сычева B.C. Обнищание «народных масс» России.

1994. № 3; Сычева B.C. Проблемы имущественного неравенства в России. 1995. № 5 ;

Чернина Н.В. Бедность как социальный феномен российского общества. 1994. № 3).

Тем не менее целостного систематического взгляда на проблему бедности в отечественной социологии еще не сложилось. Причиной, видимо, служит многолетнее отставание в ее изучении и неожиданный прорыв, явно заставший исследователей врасплох.

Обилие теорий, концепций, разработок, хлынувших с Запада, порой вызывает растерянность, особенно у тех, кто занят преподаванием социологии в университетах и колледжах. Автор поставил задачу попытаться систематизировать накопившуюся информацию, выделить основные вехи в изучении и измерении бедности, уточнить понятия и определения, очертить круг исходных теорий и концепций.

Исследование бедности в XIX веке В период с XVIII до первой половины XX века за рубежом доминировали два основных подхода в изучении бедности. Первый представлен социал-дарвинизмом, второе направление можно назвать скорее эгалитаристским. Но обо всем по порядку.

Мыслители XVIII века полагали, что бедность — неизбежное следствие индустриального развития (А. Смит, Т. Мальтус, Д. Рикардо). А. Смит полагал, что заработная плата станет возрастать по мере роста национального богатства; вознаграждение за труд будет определяться справедливостью и экономической целесообразностью, так как все это увеличивает трудолюбие, а стало быть способствует росту населения. Рост же населения — основа процветания всякой страны, следовательно, залог уменьшения бедности [1].

Т. Мальтус в работе «Опыт о законе народонаселения...» (1798), пытался объяснить противоречия общественного развития естественными законами природы. Это ему принадлежит знаменитый закон прогрессии, гласящий: «если рост народонаселения происходит в геометрической прогрессии, то рост жизненных средств, необходимых для их существования, растет только в арифметической». Такая разница и служит причиной появления избыточного населения. А там, где избыток населения и недостаток продуктов питания, там неизбежно возникает бедность. Стало быть бедность — не атрибут социального устройства общества, не видовая спецификация, а универсальное свойство существования человеческого рода — он слишком быстро размножается. Правда, успел заметить великий мыслитель, у нас есть эффективные «помощники»: страшные эпидемии, голод, войны. Они выкашивают население и ликвидируют его избыток [2].

Мальтус считал, что бедность зависит от чрезмерного увеличения населения, и в этом виноваты сами бедные. А система государственной помощи поощряет размножение бедных слоев. Благо хоть, что нищета и бедность сами регулируют свою численность посредством всеобщего голода и эпидемий [3].

Г. Спенсер в середине XIX века считал, что бедность — это вполне закономерное явление общества. В книге «Социальная статика» (1850) он отмечал, что бедность и неравенство возникают и растут по мере того, как растет общественное производство. Но производство остановить нельзя, следовательно, невозможно ликвидировать бедность.

Больше того, бедность на самом деле имеет совсем иное измерение, иной порядок: это не социальное явление, а личная проблема, т.е. индивидуальный выбор и индивидуальная судьба. Люди несовершенны, одни умело приспособились к превратностям социальной жизни, а другим подобное не удалось [4].

Родоначальник английской социологии не приветствовал вмешательство государства в естественное развитие общества. Помощь бедным для него означала ограничение свободы деятельности. В самом деле, что такое бедность как не перераспределение и без того ограниченного общественного пирога. Такой способ означает, что государство переложило бремя заботы о бедных (через повышение налогов) на другие слои населения.

«Бедность за счет других» — не самое благоприятное состояние для общества и уж совсем не способ избавиться от нее. Чем больше людей живут на государственные пособия, тем меньшее число живет самостоятельной работой, следовательно, тем меньшее число людей производит необходимые для большинства товары [4, с. 357].

Из методологических суждений Г. Спенсера отметим неверие в возможность определить четкие критерии бедности. Крайняя нужда (нищета) является лишь видимым показателем бедности — вершиной айсберга, скрытого в океане стандартов образа жизни данного общества. В целом Г. Спенсер отводил бедности положительную роль, считая ее движущей силой развития личности. Позже американские социологи признаются в том, что идеи Г. Спенсера оказали в США решающее влияние, но только лишь на стадии теоретических обобщений, а вовсе не разработки конкретных методов [5]. В частности, Ф. Гиддингс считал, что бедные по собственной воле становятся социальными паразитами [6]. В его высказываниях проявляется не столько желание разрешить проблему, сколько определить ее место в ценностной системе общества. Гиддингс признавал бедность как неустранимое зло, а на определенном этапе — как социальное благо, неизбежный спутник социального прогресса.

И французский ученый Ж. Прудон считал бедность социальным благом. Только с ростом производительности труда открываются реальные перспективы преодоления нищеты. Он выделял два типа бедности — сравнительную (относительную) и абсолютную. Вторая выражает собой тип распределительных отношений в обществе. Прудон отстаивал принцип равного распределения общественного пирога. Его искажение как раз и ведет к нищете.

Относительная бедность— результат расширения производства и потребления [7]. У Прудона бедность — неотъемлемая черта человечества (ведь с ростом производства растут и потребности людей, а значит, и относительная бедность). В понятие «основные потребности» он включил не только то, что нужно человеку для выживания, но и те предметы, которые определяются принятыми в данном обществе стандартами приличествующей жизни.

Если обобщить, то окажется, что социал-дарвинистская концепция бедности основывается на принципах борьбы за существование, естественном отборе, неизбежности социального неравенства и ненужности коренных реформ, которые якобы вредят и обществу, и самим беднякам. Все общественные явления, бедность в том числе, они рассматривали через призму теории Ч. Дарвина о выживании сильнейших. Проповедывался культ предпринимательства и богатства, бедные считались лично ответственными за те материальные трудности, которые привели их на дно общества (раз они там, как бы говорили сторонники социал-дарвинизма, значит их вполне устраивает жизнь в нищете).

Представители другого направления, эгалитаристского, проповедывали всеобщую уравнительность как принцип организации общественной жизни (Э. Реклю, К. Маркс и Ф. Энгельс). Для них бедность — только и только социальное зло, следствие определенного типа либо распределительных отношений (Э. Реклю), либо отношений производства и прибавочной стоимости (К. Маркс и Ф. Энгельс).





Социолог Э. Реклю, в работе «Богатство и нищета» отличал от бедности ее крайнее состояние — нищету. Тех, кто мог удовлетворить только основные потребности, он считал бедными [8]. Для этого он высчитал минимум средств, необходимых для поддержания физического существования. Кто укладывался в него, считался бедным, кто не укладывался, был отнесен в разряд нищих. Условие преодоления бедности— равное распределение продуктов земледелия и промышленности между всеми слоями общества.

В марксизме под бедностью понималось отсутствие средств производства у тех, кто своим трудом способствует накоплению богатства у обладателей средств производства.

Классики марксизма выделили два типа бедности (которую они почему-то назвали обнищанием): абсолютную и относительную. Абсолютное обнищание демонстрирует снижение жизненного уровня пролетариата по сравнению с предшествующим периодом истории. Относительное обнищание происходит тогда, когда доля национального дохода, получаемая эксплуататорским классом возрастает при одновременном понижении доли рабочего класса. Маркс был убежден, что накопление капитала ведет к увеличению численности пролетариата (пауперизации), а уделом большинства населения остается нищета [9]. Бедность— форма и мера эксплуатации трудящихся. Она определяется развитием производительных сил и товарно-денежных отношений, а также степенью паразитизма господствующего класса.

За критерий бедности здесь приняты весьма абстрактные единицы: собственность на средства производства и мера эксплуатации трудящихся. Последняя характеризовала не саму бедность, а только сущность противоречий между капиталистами и трудящимися.

Черта бедности определялась не по среднему уровню жизни большинства населения, а стандартом потребления преуспевающего меньшинства.

Марксизм оказал очень большое влияние на разработку проблемы бедности. Многие западные социологи связывали бедность только с капиталистическим обществом. Само существование марксизма как теории дало толчок развитию иных подходов, где основное внимание уделялось не столько экономическим аспектам бедности, сколько механизмам ее воспроизводства.

Французский социолог Ф. Ле-Пле много времени тратил на изучение семьи. Линия бедности вычислялась им на основе семейных бюджетов и принималась как абсолютный критерий бедности (учитывалось только то, что нужно человеку для физического выживания). Англичане Ч. Бут и С. Раунтри (исследования бедности в конце XIX века в Англии) считаются пионерами; за точку отсчета в определении бедности они брали возможность индивида удовлетворить свои основные потребности в еде, одежде и жилище.

«Под бедными я подразумеваю тех, кто имеет достаточно регулярный доход в неделю на семью, а под очень бедными тех, кто имеет и того меньше. Бедные— это те, чьи нужды не удовлетворяются в соответствии с обычными стандартами жизни в данной стране» [10].

Бут пытался установить реальные критерии определения бедности— уровень доходов и удовлетворение основных потребностей; нормы и стандарты, необходимые для поддержания определенного уровня работоспособности и здоровья. «Исследования Бута для Лондона и Раунтри для Йорка доказали, что 30% всего населения всю свою жизнь находятся в когтях постоянной нужды» [11].

Раунтри, исследуя семьи, пришел к выводу, что существуют два вида бедности — первичная и вторичная. Первичная характеризует семьи с недостаточными средствами для удовлетворения основных нужд даже при оптимальном использовании средств. Вторичная бедность относится к тем семьям, у кого основные потребности не удовлетворяются по причине неразумной траты средств [12]. Ему удалось то, что не удавалось никому до него, а именно — разделить тех, кто действительно был беден, и тех, кто был просто расточителен. Отсюда вытекает подразделение ответственности за бедность на личную и социальную. При анализе данных он стремился определить реальное число нуждающихся (связав бедность с безработицей, уровнем заработной платы, жилищными, условиями) и критерии вычисления черты бедности. Последнюю Раунтри определял, исходя из уровня дохода семьи, необходимого только для удовлетворения основных потребностей (пища, жилье, одежда). Данный уровень принимался за абсолютную черту бедности, которую можно регулировать только при изменении цен на пищевые продукты независимо от уровня и распределения личных доходов [12].

Исследование бедности в XX веке Методы и принципы Ч. Бута и С. Раунтри оказали большое влияние на последующие исследования бедности. Некоторые социологи, хотя и пытались вносить какие-то изменения, напрямую копировали их [13]. До 1971 г. такого мнения придерживался, в частности, Маккензи, но был подвергнут критике большинством экономистов [12, с. 8]. Ф.А.

Хайек в свою очередь был убежден, что принудительным путем бедность не уничтожить.

Масштабы бедности можно сократить, но для этого необходимо повысить общее благосостояние населения. В целом же существование бедности необходимо для общественного блага [14]. В другой работе Ф. Хайек подчеркивал закономерность возникновения в человеческом обществе бедности. Ее следует принять как неотвратимую реальность и пропагандировать личную ответственность человека за свое состояние, в том числе и бедность. Он ратовал за ограничение государственного вмешательства, полагая, что неправомерно посягать на свободу выбора каждым предпочитаемого образа и стиля жизни [15].

В 60-е годы формируется новый взгляд на бедность. М. Оршански, работая в Управлении социальной безопасности США, установила количественные параметры жилья, одежды и других потребностей, необходимых для удовлетворения основных нужд. Она использовала коэффициент Энгеля, полученный на основе данных бюджетного опроса. Определив стоимость диеты, необходимой для поддержания здоровья, она умножила его на обратную дробь этого коэффициента, который измерял удельный вес расходов на продовольственные товары в совокупном доходе средней семьи. Так определялась относительная черта бедности, просуществовавшая в США до 80-х годов [12, с. 8].

В 70-х годах появился еще один подход. Человек или семья признавались бедными, если средства не позволяли им вести приличествующий для данного общества образ жизни. При этом одни социологи ограничивали эти средства приобретением товаров, необходимых для удовлетворения основных потребностей, а другие видели проблему шире, полагая, что те средства, которыми располагает человек или семья, должны давать возможность полноценно участвовать в жизни общества. Второй подход теперь называют концепцией относительной лишенности (relative deprivation). Ведущую роль в ее создании сыграли Маршалл и Таунсенд.

Английский социолог П. Таунсенд в известной книге «Бедность в Великобритании»

(1979) дал обобщающее определение относительной бедности: «Индивиды, семьи, социальные группы населения можно считать бедными, если они не имеют ресурсов для участия в общественной жизни, поддержания типов диеты, условий жизни, труда и отдыха, которые являются обычными или по крайней мере широко принятыми в обществе, в котором они живут. Их ресурсы значительно ниже того, что имеет средний индивид или средняя семья, вследствие чего они исключены из обычного стиля жизни, общепринятых моделей поведения, привычек и типов деятельности» [16].

В Англии правительственные органы регулярно устанавливают так называемую официальную бедность. В зависимости от нее обычно определяется черта бедности.

П. Таунсенд утверждает, что 25% англичан живут в реальной бедности или около нее.

Почти 50% постоянно находятся в страхе из-за нее. Лишь немногие могут надеяться избежать печального опыта бедности и то на краткое время в течение жизни. Причину он видит в капитализме. Возможно, политические пристрастия автора диктуют логику расчетов, ибо они во многом основаны на построенном им самим субъективном индексе относительной депривации. Как и все левые, он считает, что национальный пирог не может расти до бесконечности. Поэтому чтобы помочь бедным, надо его перераспределить [17, р. 129].

Все чаше социологи приходят к выводу, что бедность — закономерное явление социальной жизни общества. Это нашло отражение в широком распространении понятия «структурная бедность». Оно означает признание бедности в качестве составной части общественной системы, т.е. такой проблемы, которую невозможно решить лишь на пути экономического прогресса. Экономист А. Сен видит суть бедности не в количестве товаров.

Он придерживается концепции возможностей: если измерять относительную бедность в координатах товаров или свойств, то она станет абсолютной в координатах возможностей [18].

В последние годы в Голландии предложена концепция определения уровня бедности, опирающаяся на мнения рядовых потребителей, а не на оценки официальных экспертов.

Таблица 1 Способы измерения бедности [17, р. 129] Количество В % от общей Категории человек, численности млн.

населения

–  –  –

Черта бедности (так называемое Лейденское определение черты бедности) оценивается по ответам респондентов на вопрос о минимальном доходе, необходимом для достижения достаточного образа жизни как функции от настоящего дохода опрошенных [12, с. 17].

Для решения проблемы бедности используется опыт стран с развитой экономикой. Ее измерение бедности связано с разработкой методологии, на основании которой можно определить, кого именно следует относить к бедным и как исчислять уровень (порог) бедности. Из анализа зарубежных публикаций можно сделать вывод, что критерии бедности в целом могут быть одинаковы, но их конкретный выбор для практических целей во многом зависит от достигнутого в стране среднего стандарта жизни и культуры. Основным критерием бедности служит уровень доходов, приходящихся на одного человека. Результат зависит от размера и состава семьи.

В США, в качестве официального определения бедности было принято предложение М. Оршански, в соответствии с которым черта бедности (или минимальный доход семьи) фиксировалась исходя из стоимости продуктов питания по принятому рациону для домашнего хозяйства и размера, увеличенного втрое. К такому выводу пришли на основе обследования 1955 г. Оно показало, что в среднем семья из трех и более человек тратит на питание около 35% своего дохода. Прожиточный минимум, или порог бедности, проектируется на перспективу и индексируется в соответствии с динамикой цен [19].

B 1983 г. в Голландии было проведено социологическое исследование с целью установить объективную и субъективную черты бедности. Субъективным критерием считался размер доходов, минимальный размер которого устанавливался самим респондентом.

Объективная характеристика включала размер и состав домашнего хозяйства, наличие детей и их возраст. По ответам респондентов исчислялся средний геометрический уровень.

Семья, размеры доходов которой были ниже среднегеометрического уровня попадала в разряд бедных [21]. В мировой практике бедность измеряется с помощью прожиточного минимума. Уровень бедности в каждой стране определяется показателем, который представляет долю бедных в численности населения от 15 лет и старше. В бывших социалистических странах наибольшее распространение получил метод потребительской корзины.

В Венгрии применяются показатели социального и прожиточного минимумов. Социальный (или общественный) минимум — это скромный уровень потребления, который кроме удовлетворения потребностей дает возможность пользоваться благами и услугами на данном уровне экономического, социального и культурного развития уровня.

Прожиточный минимум — это уровень потребления, достаточный только для удовлетворения основных потребностей. В 1991 г. были внесены изменения в методологию прожиточного минимума. Потребительская корзина продовольствия рассчитывается не только от количества того или иного продукта, но и от необходимого количества жиров и углеводов, которые зависят и от возрастных особенностей питания людей, и от структуры последнего в разное время года.

В Болгарии существует два подхода к исчислению прожиточного минимума — на абсолютной и относительной основе. Относительная оценка покоится на дифференциации порога бедности как процента от определенного среднего социального стандарта, присущего всему обществу. Увеличение жизненного стандарта ведет к повышению порога бедности и соответственно расходов на поддержание социально приемлемого минимального стандарта [22].

Исследование бедности в России

Первое обследование рабочего бюджета и быта в советское время было проведено по инициативе С.Г. Струмилина в мае-июне 1918 г. в Петрограде. Под руководством A.M. Стопани эта работа была продолжена и охватила до 40 городов страны [23]. Первый опыт широкого бюджетного обследования, осложненный гражданской войной, все же имел большое практическое значение. Результаты этого обследования дали сведения о материальном положении рабочего населения, его снабжении и питании.

Оно послужило опорным материалом для новых бюджетных обследований в различных районах страны:

1920 г.— Харьков, Донбасс, Петроград, 1921 г.— Ташкент, 1922 г.— Петроград, Урал и т.д. [24].

С.Г. Струмилин разработал индекс стоимости жизни, в основании которого были использованы результаты анализа рабочего бюджета и потребления, текущая регистрация цен.

Его методологические разработки легли в основу первого всесоюзного месячного бюджетного обследования рабочих и служащих, руководителем которого был Г.С. Полляк.

Оно проводилось в Москве, Петрограде, 15 промышленных центрах РСФСР, крупных городах Украины в декабре 1922 г. (с 1923 г. они проводились в ноябре и получили название «ноябрьских»). Они повторялись ежегодно до 1928 г. Было обследовано 1 190 рабочих семей, 244 одиноких рабочих и 297 служащих. Общие вопросы этих исследований изложены в публикациях Г.С. Полляка, а Н.А. Филипповой в примечаниях к таблицам, опубликованным в книге «Бюджет рабочих и служащих», тщательно описаны методы отбора обследуемых и статистической обработки всех цифровых результатов [24, с. 9].

Г.С. Полляк в статье «К вопросу об уровне жизни рабочего класса СССР» подошел по новому к вопросу о методах измерения уровня жизни рабочего класса, где наряду с индивидуальной заработной платой стал учитывать всю сумму денежных и социальных услуг, которые вносит государство в бюджет рабочих (просвещение, здравоохранение, культурно-бытовое обслуживание и т.д.).

В 1918 г. были приняты первые попытки расчетов прожиточного минимума для введения обязательного минимального заработка, но единой методологии расчетов не было еще создано. Поэтому прожиточный минимум рассчитывался как физиологический, а основной Таблица 3 Распределение рабочих и служащих по размерам заработной платы (в % к общей численности) и величина различий [26]

–  –  –

*Без работающих на полставки учеников.

статьей расходов выступали затраты на питание. Прожиточный минимум рассчитывался либо по данным бюджетных обследований о фактическом потреблении, либо на основе физиологических норм. На практике расчеты основывались на реальных возможностях продовольственных ресурсов данной территории, которые были значительно ниже физиологических норм, разработанных учеными-физиологами. Удельный вес расходов на питание колебался от 26 до 72% к общей величине прожиточного минимума [23, с. 27].

Минимальная заработная плата приравнивалась к прожиточному минимуму и существенно варьировалась на территории всей страны. Поэтому прожиточные минимумы сильно разнились, их нельзя было сопоставлять или использовать для установления ставок заработной платы. Так, в 1921 г. отказались от исчисления местных прожиточных минимумов.

В дальнейшем стоимость бюджетного набора использовалась только для оценки индексов стоимости жизни и динамики реальной заработной платы.

В начале 30-х годов расчеты по исчислению прожиточного минимума полностью прекратились, поскольку в стране, как тогда было заявлено, завершилось построение основ социализма, который в свою очередь уничтожил всякие причины для существования бедности. Работы возобновились в ряде научно-исследовательских институтов лишь в 60-х годах, да и то результаты исследований были строго засекречены.

Материалы о различиях в материальной обеспеченности советских людей, о дифференциации в уровне жизни населения были доступны только узкому кругу специалистов и руководителей высокого ранга. «Те, кто определял политику, ее цели и методы, исходили из тезиса о безусловном единстве и однородности условий жизни в социалистическом обществе — так легче было управлять народом при командно-административной системе.

При такой позиции вскрытие реальных противоречий нашего бытия, разделение людей на обеспеченных и сверхобеспеченных, с одной стороны, и еле сводящих концы с концами — с другой, не поощрялось» [25, с. 3].

В 1956—1957 гг. был введен официальный минимум заработной платы в народном хозяйстве — 27—35 руб. в месяц. С этого времени начался периодический учет распределения всех рабочих и служащих по размерам получаемой заработной платы, но до 1988 г.

эти данные были секретными. В 1968 г. официальный минимальный уровень заработной платы составлял 60 руб. в месяц, в 1981 г.— 70 руб. По мнению Л. Ржаницыной, «за 30— 35 лет с начала политики по уменьшению малообеспеченности, датируемой 1956 г., практически исчезли имеющие заработки до 70 руб. в месяц, а тогда они составляли основную массу работающих. Удельный вес получающих до 80 руб. в месяц (минимума, вводимого в тринадцатой пятилетке) сократился в 26 раз, в том числе после 1968 г., когда был установлен минимум— 60 руб. — в 12 раз, а после 1981 г., когда утвердился минимум 70 руб. — в 5,6 раза». Но еще интенсивнее возросла доля высокооплачиваемых (табл. 3).

' Большинство советских экономистов и политиков считали бедными те семьи, «чьи доходы существенно отставали от среднего уровня материальной обеспеченности, достигнутого в стране», малообеспеченность воспринималась как категория относительная [27].

Критерием малообеспеченности (термин «бедность» в российской терминологии не применялся, а использовалось понятие «малообеспеченность») считался установленный государством в абсолютном размере уровень среднедушевого совокупного дохода.

По мнению Л.С. Ржаницыной. малообеспеченные — «это члены общества, живущие по его законам, но не имеющие признаваемого им минимально необходимого стандарта потребления» [25, с. 45]. Н.М. Римашевская в работе, посвященной итогам знаменитого исследования проекта «Таганрог-Н», писала о том, что в центре внимания социологов при изучении жизненного уровня находились проблемы, связанные с существованием низкооплачиваемых и малообеспеченных слоев населения. «Между тем, многолетние и всесторонние исследования в этой области привели нас к выводу, о том, что проблемы "низкооплачиваемых и малообеспеченных" в чистом виде нет, так как в условиях распределения по труду всегда будут существовать эти категории населения». Далее она говорит о том, что «задача изжития низкооплачиваемых работников и малообеспеченных семей сама по себе не имеет реального социально-экономического содержания. Она — лишь следствие несовершенства распределительных отношений (оплаты труда, пенсионного обеспечения и т.д.)» [28].

Следовательно, основными причинами малообеспеченности в России были относительно низкий размер заработной платы, наличие иждивенцев в семье, небольшие пенсии, низкие стипендии, недостаточность пособий на детей. Критерий бедности, который применяется сегодня в России, дает лишь условную характеристику распространения и структуры бедности. Он не может служить основным инструментом социальной политики государства.

«Уровень бедности определяется на основе прожиточного минимума (т.е. некоторого объема конкретных благ в физиологических единицах), обеспечивающего удовлетворение минимальных стандартов существования в конкретной стране» [29].

По данным исследований Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, в результате либерализации цен в январе 1992 г. около 90% семей оказались отброшенными за черту бедности [30, с. 6]. Отмечено падение реальных доходов населения 'втрое по сравнению с 1989 г.

«Если 90% населения — бедняки, то это практически означает, что общество должно вообще отказаться от социальной поддержки действительно бедных семей» [30, с. 48]. В недалеком будущем социологам следует либо пересмотреть старые критерии бедности, либо ужесточить их и разработать новую концепцию бедности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 66—69, 73—75.

2. Справочное пособие по истории немарксистской западной социологии /АН СССР. ИСИ. М.: Наука,

1986. С. 192.

3. Мальтус Т.Р. Опыт чакона о населении. М., 1895.

4. Спенсер Г. Социальная статика. Изложение социальных законов, обуславливающих счастье человечества. СПб., 1906.

5. Bernard L.L., Bernard J. Origins of American sociology. New York, 1943.

6. Гиддингс Ф.Г. Основания социологии. Киев—Харьков, 1898. С. 152.

7. Прудон П.-Ж. Бедность как экономический принцип. М.. 1908. С. 10.

8. Реклю Э. Богатство и нищета. М., 1906. С. 33.

9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 656—660.

10. Booth Ch. Life and labor of the peaple in London. London—New York, 1892. P. 33.

11. Бебель А. Женщина и социализм. М.: Госполитиздат, 1959.С.401.

12. Макоули А. Определение и измерение бедности // Бедность: взгляд ученых на проблему. М.. 1994.

С. 7—10.

13. Patterson J.T. America's struggle against poverty 1990—1980. Cambridge: Harvard Univ., 1981. P. 6—9.

14. Хайек Ф.А. Дорога к рабству. London, 1983. С. 226.

15. Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность: ошибки социализма. М.: Новости, 1992.

16. Townscnd P. Poverty in the United Kingdom. Berkeley: Univ. of California, 1979. P. 31.

17. Hanbook for sociology theachers / R. Goom, P. McNeill (eds.). London: Heinemann Educational Books Ltd., 1982.

18. Sen A.K. Poverty: an ordinal approach to measurement// Econometrics. 1976. March. V. 81. P. 285—307.

19. Жеребин В.М.. Римашевская Н.М. Проблемы борьбы с бедностью в разработках зарубежных правительственных и международных организаций // Бедность: взгляд ученых на проблему. М., 1994.

С. 25—26.

20. SmelserN.J. Sociology. Englewood Cliffs, 1988. P. 164.

21. Лучкина Л. О бедности и определении прожиточного минимума // Мировая экономика и междунар.

отношения. 1993. X» 2. С. 135.

22. Statistika. 1990. N 8—9. S. 414.

23. Ярыгина Т. Бедность в богатой России // Обществ. науки и современность. 1994. № 2. С. 25—35.

24. Кабо Е.О. Быт // Информационный бюллетень № 13. Быт, время, демография.Ч. 1 / АН СССР.

ИКСИ. М.. 1968. С. 5—6.

25. Ржаницына Л.С. Доходы: уровень, дифференциация, гарантии. М.: Профиздат, 1991.

26. Труд в СССР. М.: Финансы и статистика, 1988. С. 146.

27. Можина М. Бедные. Где проходит черта? // Свободная мысль. 1992. № 4. С. 11.

28. Римашевская Н.М. Структурные изменения в тенденции роста благосостояния (итоги комплексного исследования) // Социол. исслед. М., 1985. № 4. С. 29.

29. Хахулина Л.А., Тучек М. Распределение доходов: бедные и богатые в постсоциалистических обществах (некоторые результаты сравнительного анализа // Куда идет Россия?.. Альтернативы общественного развития. Ч. II. М.: Аспект-Пресс, 1995. С. 167.

30. Бедность: взгляд ученых на проблему. М., 1994.



Похожие работы:

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 316.334.2:330.16 – 047.58 КОБЯК Олег Витальевич МЕТОДОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО МОДЕЛИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ В КОНТЕКСТЕ ТЕОРИИ МАКСА ВЕБЕРА Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук по специальности 22.00.01 – теория, метод...»

«Оливер Сакс Человек, который принял жену за шляпу, и другие истории из врачебной практики Человек, который принял жену за шляпу: АСТ; Москва; 2010 ISBN 978-5-17-063585-6, 978-5-403-02731-1, 978-5-17-064236-6, 978-5-403-03341-1 Аннотация Оливер Сакс – известный британск...»

«ЕРЁМИН ЛЕОНИД ВАЛЕНТИНОВИЧ МУЗЕЕФИКАЦИЯ ОСОБО ОХРАНЯЕМЫХ ТЕРРИТОРИЙ ИСТОРИКОКУЛЬТУРНОГО ЗНАЧЕНИЯ В РЕСПУБЛИКАХ ЮЖНОЙ СИБИРИ (КОНЕЦ ХХ НАЧАЛО ХХI ВЕКА) Специальность 24.00.03 – музееведение, консервация и р...»

«Экспертное заключение по вопросу толкования пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации Правовая природа предписания, содержащегося в пункте 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), — несмотря на неоднократно...»

«ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 15 А.М. Борисов ПСЕВДОПЕРСОНЫ В РИМСКОМ ПРАВЕ (ДИАЛОГ С И.Б. НОВИЦКИМ) Аннотация. Проблема юридического лица в праве дискутируется давно, и тенденции юридизации отношений с участием юридических лиц в различных государственных правовых системах свидетельствуют о расширении форм участия...»

«ЖЕНЩИНА В ОБЩЕСТВЕ Татьяна ОСИПОВИЧ Коммунизм, феминизм, освобождение женщин и Александра Коллонтай Темы, вынесенные в заголовок этой статьи, в современной России популярностью не пользуются. О...»

«Библиотека психолога (Флинта, МПСИ) Игорь Погодин Суицидальное поведение: психологические аспекты. Учебное пособие «ФЛИНТА» УДК 159.922(075.8) ББК 88.4я73 Погодин И. А. Суицидальное поведение: психологические аспекты. Учебное пособие / И. А. Погодин — «ФЛИНТА», 2016 — (Библиотека психолога (Флинта, МПСИ)) ISBN 978-5-9765...»

«© 1993 r. И.А. ВАСИЛЕНКО АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК НАУКА* ВАСИЛЕНКО Ирина Алексеевна — докторант Института всеобщей истории РАН.1.2. СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЙ «АДМИНИСТРАТИВНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ» И «ГОСУДАРСТВЕННОЕ АДМИНИСТРИРОВ...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.