WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Проблема психодиагностики политических лидеров Нынешняя попытка модернизации России далеко не первая в ее богатой и драматичной истории. Каждая из этих попыток имеет свои ...»

Николай РАКИТЯНСКИЙ

Проблема психодиагностики политических

лидеров

Нынешняя попытка модернизации России далеко не первая в ее богатой и

драматичной истории. Каждая из этих попыток имеет свои особенности. Сейчас

принципиально и остро стоит вопрос о политическом субъекте модернизации и в

связи с этим о необходимости его изучения 1.

Подавление путча 1991 года сломало становой хребет партократической

элите. Но свято место пусто не бывает. На смену старой тоталитарной элите к

власти приходит новая. Что она собой представляет? Чем отличается от предыдущей и что у них общего? Кто он — человек политической элиты 2?

Встреча с властью магическим образом изменяет психику человека, его отношения с другими людьми. Этот вопрос относится к сфере интересов политической психологии3. Предмет политической психологии — свойства, состояния и психические процессы, модифицирующиеся в процессе взаимодействия личности с властью 4. Развитие этой отрасли науки в России открывает новые возможности для нетрадиционных методов анализа деятельности политических элит.

Такого рода методы могут служить дополнительным и весьма существенным инструментом для диагностирования и прогнозирования деятельности российских политиков. Психологические способы исследования целесообразно применять наряду с традиционным анализом в изучении процесса формирования, развития и осуществления политики и роли в ней конкретных политических лидеров. Это позволит получать весьма интересные и полезные как с теоретической, так и с практической точек зрения результаты 5..



Ведущим звеном в работе практического психолога по изучению личности политического деятеля является психодиагностика, т. е. наука и практика постановки психологического диагноза. Этот термин, распространившийся в психиатрии вслед за появлением работы Г. Роршаха «Психодиагностика» 6, доСм. Р у б а н о в В. А. Безопасность России в переходный период (методологический и политологический анализ). Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук. М., 1994, с. 62.

См. Ашин Г. К. Смена элит. «Общественные науки и современность», 1995, № 1, с. 44;

Материалы «круглого стола» «Политическая психология в современной России». «Век», 1994, № 21, с. 14; Кайтуков В. М. Эволюция диктата. М., 1994, с. 112—121.

См. Абашкина Е., Егорова-Га н т м а н Е., Косолапова Ю., Р а з в о р о т н е в а С, С и в е р ц е в М. Политиками не рождаются: как стать и остаться эффективным политическим лидером. Психологическое пособие для политиков. М., 1993.

См. Юрьев А. И. Введение в политическую психологию. СПб., 1992, с. 13; Китов А. И.

Актуальные проблемы политической психологии. «Психологический журнал», 1985. Т. 6, №6, с. 29—40.

См. Е г о р о в а Е. В. Психологические методики исследования личности политических лидеров.

М., 1988.

См. R o r s c h a c h M. Psychodiagnostik. Bern, Leipzig, 1921.

Ракитянск и й Н. М.— кандидат психологических наук.

вольно быстро вышел за пределы медицины. Термин «диагноз» начал пониматься как распознавание любого отклонения от нормального функционирования или развития и даже как определение состояния конкретного объекта (индивида, малой группы, той или иной психической функции или процесса у конкретного лица).

Диагностическое исследование (точнее, обследование) обладает тем не менее важной характеристикой, отличающей его от теоретического исследования.

Психолог-исследователь (в том числе и исследователь в области психодиагностики) ориентирован на поиск неизвестных закономерностей, связывающих абстрактные переменные, использует «известных» (т. е. выделенных по какомулибо признаку) испытуемых и пренебрегает их индивидуальными отличиями и эмпирической целостностью. Для психодиагноста-практика именно эти индивидуальные отличия и эмпирическая целостность являются объектом изучения; он ориентирован на поиск известных закономерностей в «неизвестных»

обследуемых7. Психологическая диагностика сегодня — одна из основных форм практического приложения профессиональных возможностей политических психологов. Следует при этом учитывать тот факт, что психологическая диагностика как наука находится на стадии интенсивного развития и процесс формирования ее терминологического аппарата до настоящего времени не завершен 8. Современная психодиагностика также отстает от теории. Так, если на теоретическом уровне, на уровне фундаментальных исследований продолжают развиваться принципы и методы системного подхода, целостного многостороннего и многоуровневого анализа, практическая психодиагностика пока лучше приспособлена к работе с отдельными функциями, «выборками», нормами, чем с человеком как с целостной личностью.

Психодиагностика политических деятелей не сводится и не может сводиться к психологическим тестам, хотя на протяжении всей истории развития психометрики психологи гордились возможностью создания и использования тестов, считали разработку методов тестирования отличительной чертой психологии и доказательством своей приверженности науке. В конечном итоге интерес к тестированию часто уводит нас от поиска подлинно научного объяснения. Примером могут служить быстрое развитие тестов на интеллектуальность и слабая изученность проблемы мышления 9.

Основные приемы психодиагностики основываются на наблюдении за реальным поведением политика 10. Данные, на которые в основном может рассчитывать политический психолог в условиях российской политической действительности,— это данные, полученные путем регистрации поведения человека в повседневной жизни, так называемые «L»-данные (от «life record data»). Конечно, идеально было бы иметь полное и подробное описание образа жизни интересующего нас политика, однако на практике это неосуществимо. В лучшем случае удается получить информацию относительно отдельных периодов или сторон его жизни и политической карьеры. Поэтому чаще всего «L» -данные получают путем формализации оценок экспертов, наблюдающих поведение объекта нашего интереса в определенных ситуациях и в течение некоторого периода.

С «L» -данных обычно рекомендуется начинать предварительные исследования проблемы ". В многомерных исследованиях проблемы очень важно с достаточной полнотой охватить сферу исследования. Р. Кэттелл считает, что «L» -данные идеальны для установления тех признаков поведения, которые нуждаются в измерении. «»L -данные хороши также тем, что все виды поведения уже представСм. Общая психодиагностика. Основы психодиагностики, немедицинской психотерапии и психологического консультирования. М., 1987.

См. Словарь-справочник по психологической диагностике. Киев, 1989, с. 3.

См. Ф р а н с е л л а Ф., Б а н н и с т е р Д. Новый метод исследования личности. М., 1987, с. 183.

См. Щ е к и н Г. В. Визуальная психодиагностика и ее методы. Киев, 1992.

См. Сattell R. В. Personality and motivation (structure and measurement). New York, 1957; idem Personality and Mood by Questionnaire. San Francisco, Washington, London, 1973.

лены в языковой форме. Это гарантирует не только лучший начальный выбор переменных, но и более легкую интерпретацию полученных факторов.

«L» -данные также очень часто используются как внешний критерий, относительно которого измеряется валидность результатов, полученных с помощью других методов. Однако такое использование «L» -данных не совсем правильно, так как внешние оценки не являются достаточно достоверной мерой поведения. Восприятие поведения другого человека всегда несколько искажено в связи с особенностями личности самого эксперта. Поскольку разные эксперты будут давать различные оценки, возникает проблема измерения надежности самого эксперта. В настоящее время эта проблема является предметом интенсивного изучения. Предложен ряд методов для определения средней надежности экспертов в случаях, когда оценивание осуществляется несколькими экспертами 12.

Еще одна проблема — это повышение надежности внешних оценок за счет снятия систематических искажений.

Одним из примеров систематических ошибок при внешних оценках может быть влияние на оценки хорошего или плохого отношения эксперта к оцениваемому политику, что получило название «эффект ореола». Примером систематических искажений метода внешних оценок является также влияние на оценку разницы в статусе эксперта и оцениваемого политика. Не удивительно поэтому, что внешние оценки, даваемые одному и тому же лицу по одному и тому же набору личностных черт людьми, занимающими по отношению к изучаемому разное положение, могут оказаться очень слабо коррелированными между собой.





Искажения, вносимые в измерение черт личности определенным способом измерения, называются инструментальными искажениями. Причем они наиболее значительны именно при методе внешних оценок.

Для повышения надежности «L» -данных разработаны специальные требования к процессу получения экспертных оценок. Вот некоторые из них.

1. Оцениваемые черты должны определяться в терминах наблюдаемого поведения.

2. Эксперт должен иметь возможность наблюдать за поведением оцениваемого лица достаточно длительный промежуток времени.

3. Необходимо не менее десяти экспертов на одного оцениваемого.

4. Ранжирование испытуемых должно производиться экспертами только по одной черте вместо оценивания одного испытуемого сразу по всему комплексу характеристик. То есть вместо того чтобы просить эксперта оценивать одного испытуемого сразу по нескольким чертам, его просят упорядочить всю группу по одному признаку, например проранжировать 20 человек по их общительности, определяемой как готовность заговорить с незнакомым человеком. В другой день, когда эксперт уже забыл о порядке расположения по общительности, ему дается задание проранжировать по другой черте и т. д.

Применение такого способа проведения экспертного опроса может поднять надежность получаемых данных на уровень, достаточный для практического использования.

Построение психологического портрета — одна из наиболее сложных и деликатных задач в психодиагностике российских политических деятелей. Она предполагает создание целостной картины психической жизни человека, достаточно полное раскрытие различных аспектов жизнедеятельности и соразмерное сочленение их в единую картину — психологический портрет.

Трудность решения сформулированной задачи во многом объясняется отсутствием в необходимой мере операционализированных общепсихологических и дифференциально-психологических теорий. Без точных теоретических ориентиров построение портрета каждый раз происходит как бы «на ощупь», по наитию.

См. Б е ш е л е в С. Д., Г у р в и ч Ф. Г. Математико-статистические методы экспертных оценок. М., 1980.

В итоге психологические портреты, составляемые в результате психодиагностических исследований, отличаются определенной фрагментарностью, так как результаты, полученные с помощью разных методик, оказываются мало связаны между собой и, как следствие, с общей картиной. Более того, зачастую многие аспекты вообще ускользают от внимания исследователя, и такая неполнота диагностической информации наносит ущерб адекватности делаемых с ее помощью выводов.

Проблемой, связанной с построением психологического портрета на базе психодиагностических данных, является их абсолютизация вследствие переоценки валидности используемых методик. В итоге исследователь рискует получить неправильные результаты со всеми вытекающими из этого последствиями. Иногда это проявляется в виде «парадоксов», когда две методики, направленные на измерение близких особенностей, дают несовпадающие или даже противоположные результаты. Причины таких «парадоксов» могут быть разные, но наиболее распространенная — невалидность одного из результатов.

Приписывание получаемым результатам статуса истины в психодиагностике недопустимо. Фактически процесс исследования должен сводиться к постоянному выдвижению «диагноз-гипотез», которые необходимо проверять прямыми методами. Таким образом, можно сказать, что портрет политика должен сначала рисоваться не «красками», а «карандашом», что позволяет стирать некоторые черты, заменяя их другими.

Продолжая «карандашную» аналогию, необходимо выделить в качестве первого этапа построения психологического портрета политического лидера создание «наброска», общего каркаса, схемы, задающих для психолога первичную ориентировку, подлежащую затем раскрытию и уточнению, углублению, «фокусировке», которые в итоге позволят перейти от «карандашного наброска» к «портрету в красках» 13. Первичный набросок включает в себя наиболее важные и устойчивые особенности, конституирующие психологическую структуру изучаемого политика. Естественно, в научном лексиконе этим особенностям соответствуют наиболее обобщенные, абстрактные понятия, такие как «психологическая структура личности», «сознание», «индивидуальный стиль деятельности» и т. п.

Методики изучения этих особенностей получили название универсальных, так как они используются для получения первичной информации при решении самых разных практических задач.

Необходимо выделить два типа универсальных психодиагностических подходов, по-разному раскрывающих политических лидеров. Первый тип направлен на измерение степени выраженности соответствующих особенностей, например личностных черт,— измерительные методики. При этом предполагается, что сам выбор черт является универсальным, а межличностные различия связаны только с различиями в степени выраженности той или иной черты. Эти методики позволяют выявить у политика так называемые акцентированные черты, но, как правило, не дают информации о природе этих черт: являются ли они устойчивыми, организмическими, приобретенными стилевыми, личностно-мотивационными (возведенные в ранг основ Я-концепции) или преходящими реактивными состояниями 14.

Второй тип — описательные методики. Они основаны на другом понимании содержания психических особенностей. Предполагается, что психическая особенность характеризуется не степенью выраженности, а наличием в ее содержании более конкретных проявлений. Так, если при первом подходе деятельность можно охарактеризовать ее широтой, насыщенностью, уровнем внутренней или внешней направленности, то при втором подходе одной из ее характеристик выступает репертуар составляющих ее действий 15, другой характеристикой — выбор См. Практикум по психодиагностике. Конкретные психодиагностические методики. М., 1989, с. 18—21.

См. Дубов И. Г., П а н т е л е е в СР. Восприятие личности политического лидера. «Психологически* журнал», 1992. Т. 13, № б, с. 25—34.

См. Ф р а н с е л л а Ф., Б а н н и с т е р Д. Указ. соч.

Средств для ее осуществления, третьей — обстоятельства ее протекания и т. п.

Если при первом подходе эмоциональная жизнь может характеризоваться уровнями ее насыщенности, интенсивности, разнообразия, то при втором — характеристиками являются аффектогенные темы, ситуации, в связи с которыми переживаются те или иные эмоции, и т. п.

При переходе от общей «каркасной» схемы, «наброска» к более «красочному»

портрету измерительные и описательные методики не исключают, а дополняют друг друга.

Создавая психологический портрет, необходимо учитывать временной масштаб проводимой работы, т. е. необходимо отдавать себе отчет в том, стоит ли задача создать портрет политика в данный момент времени или же речь идет о портрете этого человека «вообще». В зависимости от ответа на этот вопрос, портрет будет включать либо относительно устойчивые, стабильные, либо изменчивые, менее стабильные характеристики состояний.

Важный вопрос, который необходимо постоянно иметь в виду при включении в портрет тех или иных психологических особенностей,— являются ли эти особенности специфичными для каких-либо конкретных ситуаций, а если и являются, то для каких именно, или же эти особенности имеют кросс-ситуационный характер и проявляются в самых разных ситуациях. То есть надо связать психические свойства человека с политической ситуацией его жизнедеятельности, во-первых, и с его стратегией поведения в ситуации обследования — во-вторых 16.

Немаловажным моментом в работе над психологическим портретом является его статичность или динамичность. Здесь существует определенная аналогия с фото- и кинопортретами. Как правило, психодиагност стремится получить как бы фотографию психологической индивидуальности — психические особенности, присущие объекту нашего интереса в период проведения исследования. При статическом психодиагностическом замысле в неявной форме упускается из виду то очевидное положение, что для человека характерно развитие, и выявленные особенности через некоторое время могут под влиянием политических и социальных факторов или под влиянием внутренних факторов существенным образом измениться. Естественно, при этом меняются и прагматические выводы «фотографического» диагностирования. При динамическом замысле (идея берет начало от положений Л. Выготского о «зоне ближайшего развития») психолога интересует не столько наличное состояние объекта, сколько динамика этого состояния и, по возможности, прогноз. Естественно, статистический и динамический подходы не образуют антагонизма. Более того, последовательная реализация динамического замысла невозможна без одновременной реализации статического, который является средством для реализации первого. При этом необходимо учитывать, что отказ от динамичности в пользу статичности ведет к снижению практической ценности диагноза. Поэтому важнейший результат психологического портрета — формулировка основной тенденции развития политика — прогноз.

При создании психологического портрета политического лидера у психолога возникает необходимость опереться на ту или иную теоретическую схему. Проблема выбора или синтеза из известных схем для использования в конкретном исследовании является весьма значимой на этапе подготовки каркаса. Проблему можно сформулировать так: на диагностирование каких сфер психического должно быть направлено исследование? В зависимости от теоретических предпочтений эта проблема может решаться по-разному. С прагматической точки зрения можно выделить два критерия. Во-первых, теоретическая схема должна достаточно полно отражать всю феноменологию исследуемой диагностом области. Во-вторых, следует стремиться к избеганию излишней избыточности психодиагностических данных 17.

См. Практикум по психодиагностике, с. 21.

См. там же, с. 21—22.

В Институте США и Канады РАН в конце 80-х годов группа исследователей во главе с Е. Егоровой предприняла попытку создать практически значимые конкретные психологические методики исследования личности политических лидеров иностранных государств. Одна из них была разработана для целостного многомерного понимания психологических механизмов политического поведения лидеров этих государств, их мотивов и установок, социально-психологических качеств личности. В ходе создания и апробации методики были выделены основные психологические компоненты портрета личности политического лидера, которые предлагалось рассматривать при применении методики как на макроструктурном — блоковом уровне, так и на микроструктурном — уровне отдельных психологических характеристик 18. Методика Е. Егоровой — первая в отечественной политической психологии попытка построения психологических портретов личности политических лидеров.

Структуру личности политического лидера, влияющую на его политическое поведение, составляют основные блоки личностных характеристик: Я-концепция, потребностно-мотивационная сфера, система политических убеждений, стиль принятия политических решений, стиль межличностных отношений, устойчивость к стрессу. Для получения информации о личности политика необходимо ознакомление с результатами объективных исследований его биографов, с субъективными оценками его связей, с его собственными мемуарами и статьями.

В исследовании представителей российских политических элит может быть использована инструментальная концепция Е. Егоровой: построение структуры личности политического лидера, влияющей на его политическое поведение; построение диагностического профиля личностных характеристик конкретного политика; анализ влияния личности в целом и отдельных характеристик на его политическое поведение в конкретной политической ситуации 19.

В приложениях к настоящей статье предлагаются фрагменты политико-психологических диагноз-гипотез на двух российских политиков (в русле концепции Егоровой с использованием подходов других авторов20 ).

Фрагменты политико-психологического портрета Председателя правительства России В. Черномырдина Потребностно-мотивационная сфера. Потребность во власти у В. Черномырдина, видимо, имеет, скорее, инструментальный характер: власть, обладание ею дают ему возможность решать широкомасштабные личные, корпоративные и государственные задачи. В политике он реалист и на социальнополитические события и явления смотрит с прагматической точки зрения. Прошлое и настоящее «крепкого хозяйственника» позволяют предположить, что у него выраженная потребность в контроле над событиями и людьми, которую он пока успешно удовлетворяет. Высокая потребность в достижении цели — медленно, но уверенно стремится воплощать в жизнь долгосрочные замыслы.

Познавательные процессы. Стиль принятия политических решений. Весьма практичен в подходе к решению властных задач, предрасположен к точности, организованности, жесткости, ригиден в деятельности и в личных установках. Рационален, логичен, скрытен, самостоятелен. Можно считать, что Черномырдин обладает не только развитым социальным инстинктом (качеством, помогавшим ему всю жизнь оказываться в нужный момент на нужном месте), но и социальным интеллектом — расчетливостью, проницательностью, умением вести себя холодно и рационально, не поддаваться эмоциональным порывам, видеть за чувствами внутреннюю логику. Имеет аналитический ум, интерес См. Е г о р о в а Е. В. Психологические методики исследования личности политических лидеров капиталистических государств.

См. Е г о р о в а Е. В. Личностный фактор во внешней политике США в 60—90-е годы. Диссертация на соискание ученой степени доктора политических наук. М., 1992, с. 344.

См. Грановская Р. М. Элементы практической психологии. Л., 1988; Г у л е н к о В. В., Молодцов А. В. Соционика для руководителей. Киев, 1991; К у л и к о в В. И. Индивидный тест «Словесный портрет». Владивосток, 1988; Л е в и В. Л. Исповедь гипнотизера. Кн. 3. М., 1993; Леонг а р д К. Акцентуированные личности. Киев, 1981; Филатова Е. Соционика для вас. Новосибирск, 1994; Щ е р б а Н. Н. Безопасность человека. Безопасность общества. СПб., 1994; Юнг К. Г. Психологические типы. М., 1992.

к науке. Проявляет умеренный консерватизм, скептицизм, критичность, широкую информированность, стремление вникнуть в суть новых идей. Может воспринимать неустоявшиеся взгляды и новые идеи, терпим к противоречиям и неясностям. Стиль принятия политических решений жесткий и вместе с тем осторожный.

Поведение в экстремальных ситуациях. Владеет собой, сохраняет спокойствие и уравновешенность даже в неблагоприятных ситуациях и при помехах в деятельности. Умеет противодействовать усталости при работе с людьми и выдерживать большие эмоциональные нагрузки. В обыденной жизни и сложных ситуациях обязателен, точен, последователен, оперативен, но не всегда гибок. Обладая высоким уровнем энергетики, Черномырдин не чужд авантюристичности в широком смысле слова: авантюристичности удачливого человека, хорошо усвоившего правила своего времени и среды, где он развивался как лидер. Органичное сочетание склонности к риску, предприимчивости, оптимального баланса смелости и осторожности при высокой потребности в достижении цели в конкретном политическом и историческом контексте сделали Черномырдина тем, кем он сейчас является.

Стиль руководства. Стиль межличностных отношений. Социально адаптирован. Склонен к некоторой эмоциональной сдержанности, холодности, даже отчужденности. Держит дистанцию. Может быть критически настроенным, твердым, жестким, агрессивным. Не ищет любви и одобрения окружающих. Способен к конструктивному взаимодействию как с позиций общности интересов (единомышленники), так и с позиций здравого смысла (оппоненты и противники). На пути к достижению цели очень терпелив, методичен, уверен в себе. Самостоятелен в суждениях и решениях, даже в условиях группового давления. Некоторая «самопогруженность», видимо, связана с отсутствием выраженной потребности в групповом взаимодействии.

В отношениях с другими проявляет себя как человек настойчивый, не поддающийся влиянию других людей, не терпящий конкуренции, скептически относящийся к моральным мотивам поведения окружающих. Может позволить себе не всегда считаться с общественным мнением, но при этом не обязательно играет доминирующую роль из-за высокой самодостаточности. Как правило, не нуждается в согласии и поддержке других. Нельзя считать, что он не любит людей, просто не очень нуждается в «чувстве локтя». Самостоятелен, без необходимости не ищет по собственной инициативе контактов с окружающими. Предпочитает все делать сам: сам принимает решения, сам добивается исполнения, сам несет ответственность.

Поведенческие характеристики. Свободно вступает в контакты, не испытывает трудности в общении, не теряется при столкновении с неожиданными обстоятельствами. В групповой деятельности часто становится лидером, особенно если деятельность группы связана с соперничеством, соревнованиями или риском. Планирует поведение, задумывается над собственными ошибками и способами их исправления. Он знает, что по своим взглядам отличается от окружения, знает, что имеет меньше друзей, чем остальные, но не считает возможным менять поведение и идти на поводу у других. В отстаивании своей точки зрения может быть жестким и бескомпромиссным, не забывает несправедливого обращения. По этой причине, видимо, не пользуется любовью окружающих, хотя его уважают и ценят те, кто хорошо с ним знаком. Конкурентность, соперничество, стремление к достижению поставленной цели связаны с наличием творческих начал, которые развивались на фоне недоверчивости, ревности, авторитарности. Фиксируется на неудачах, отрицательных эмоциях. Поэтому он может встречаться с некоторыми трудностями как в налаживании, так и в развитии межличностных отношений и вместе с тем с успехом создавать вокруг себя группы и лидировать в них. Держится, как правило, корректно, несколько отстранение, ко всему подходит разумно и несентиментально, прежде чем предпринять что-либо, с холодной аналитичностью оценивает возможные шансы, просчитывает варианты. Умело и хитро строит свое поведение, скептически относится к лозунгам и призывам, склонен к интригам и коварству. Эти качества способствуют точному аналитическому решению групповых проблем и принятию решений, обязательных для всех членов группы.

Особенности эмоциональной сферы. Эмоционально зрелый, внутренне организованный, стабильный, целеустремленный. В целом контролирует свои эмоции и поведение. Отличается постоянством, устойчивостью интересов, упорством в решении жизненных проблем, умением владеть собой.

Может спокойно относиться к нерешенным эмоциональным проблемам. Его рационализм не замутняется утонченными переживаниями. С чувствами других считается так же мало, как со своими собственными. Это свойство натуры открывает путь проявлениям стоицизма и самоотверженности, но оно же рождает бесчувственность и жестокость, тягу к насилию. Оно же ограничивает душевную восприимчивость — как с позитивными, так и с негативными последствиями. Если же его чувства сильно задеты, может стать нетерпимым, раздражительным и агрессивным. «Не опрокидывается» в прошлое, что может говорить об отсутствии у него депрессивных тенденций. Успешно адаптируется в нестандартных социальных и политических ситуациях. На события и людей смотрит серьезно и У реалистично. Адекватно осознает действительность, формирует ее четкие образы, производит правильные наблюдения. Не скрывает от себя собственных недостатков, не расстраивается из-за пустяков. Откладывает, когда это необходимо, удовлетворение своих желаний для того, чтобы его цели оказались осуществимыми впоследствии. Реализуя очень высокий природный энергетический потенциал, ориентируется не столько на потребности, сколько на возможности. Справляется с действительностью согласно принципу реальности. Отличается развитой волей, упорно преодолевает препятствия, не разбрасывается, начатое дело доводит до конца. Действует планомерно и упорядоченно.

Относительно легко переносит монотонию, придает большое значение точности и безошибочности.

Осознает социальные требования, заботится о впечатлении, которое производит своим поведением, о своей политической репутации. Следует своему представлению о себе. Ему свойственны целенаправленность и довольно высокая внутренняя интегрированность.

Резюме. Черномырдин имеет сложную, жесткую структуру личности, наполненную высоким уровнем энергетики и целеустремленности при ведущей потребности в достижении. Ключевым элементом в его структуре политических убеждений является, скорее всего, жесткий прагматизм как средство реализации долгосрочных, стратегических целей по укреплению государственности. По мнению экспертов, политический облик Черномырдина гражданами страны оценивается нейтрально-позитивно.

Отмечаются его практичность, хозяйственность, целеустремленность. Не забывается его партийно-номенклатурное прошлое. Признается, что сильными качествами Черномырдина как политического деятеля являются ощущение времени и логика действий при весьма слабой выраженности этики эмоций, что лишает его в известной мере обаяния. Указывается на отсутствие в его политико-психологическом облике харизматических качеств, необходимых лидеру общенационального масштаба.

Фрагменты политико-психологического портрета лидера Либерально-демократической партии России В. Жириновского Потребностно-мотивационная сфера Потребность во власти, в достижении своих целей, в признании, одобрении и любви со стороны других людей, высокая самооценка и стремление постоянно ее повышать, компенсировать в случаях, когда она занижается. Именно необходимость компенсации и гиперкомпенсации травмированной самооценки является мощным внутренним генератором, побуждающим Жириновского к активной политической деятельности. Потребность во власти, скорее всего, возникла в процессе воспитания в семье как компенсация чувства ущемленности, неполноценности. Родители и ближайшее окружение вели себя с ребенком как «победители» (т. е. стремились удовлетворить свое «хочу так, как я хочу», но с применением насилия — по принципу «надо»), вынуждая его принимать только их условия.

Загнанная насилием внутрь симпатическая энергия, как сжатая пружина, прорывается наружу в виде агрессии, сметающей со своего пути трезвость мысли, мораль, волю. Главное — восторжествовать и стать «победителем», как родители. Подобное отношение к ребенку аморально, хотя он сам другие отношения не считает нормой. Он предпочитает во что бы то ни стало выделиться, возвыситься, заслужить симпатию социума только после борьбы, как «победитель». Из-за того что мальчика Володю все время «направляли», у него не было уверенности в себе. Поскольку родители не дали ему по-своему самовыразиться вовремя и продуктивно реализовать свою поисковую активность, а принуждали жить по своей программе, активность Жириновского сводится к поиску посильных соперников, в борьбе с которыми он мог бы возвыситься. Если он настроен на борьбу, а с ним сразу соглашаются, для него это неинтересно: у него «украли победу». Из такой ситуация он просто выйдет, так как ему нужен не столько результат, сколько сам процесс. Исходно Жириновский знает социальные нормы и стандарты, но именно отрицая их, формулируя и утверждая свои, он чувствует себя «победителем».

Познавательные процессы. Стиль принятия политических решений. Первостепенное значение имеют такие аспекты мышления Жириновского, как стереотипность, склонность к упрощению, аналитичность, продуктивность. Стереотипность мышления в предвыборной гонке декабря 1993 года придавала ему особую популярность в известной среде, прокладывала тропинку к сердцам «простых людей», что, в свою очередь, сказывалось опосредованно на его же политическом поведении. Стиль принятия политических решений Жириновским характеризуют такие черты, как гибкость, быстрота, склонность к риску. Восприятие им информации имеет конечным результатом довольно сложную и противоречивую систему образов, во многом определяющую его политическое поведение. Образы «врага»

и «враждебного окружения» занимают в мироощущении Жириновского важное места В сложной эклектичной и противоречивой системе его убеждений можно выделить прежде всего такие мотивы, как национализм, шовинизм, антисемитизм, антикоммунизм, антисоветизм. Все эти «измы», естественно, венчает «средство-цель» — мессианизм.

Поведение в экстремальных ситуациях. Проявляет такие черты, как решительность, устойчивость к дистрессу, спокойное отношение к неудачам, способность к гибкому тактическому и стратегическому маневрированию. Прожив почти сорок лет практически неудачником, Жириновский выработал относительно ровное и спокойное отношение к неудачам и прочную установку, что надо приложить все силы, чтобы выйти из жизненного кризиса и бороться за свое социальное и политическое самоутверждение и возвышение.

Неудачи, являясь стрессообразующим фактором для любого человека, вводя его в состояние кризиса, естественно, требуют выработки цельной стратегии и тактики его преодоления. Личность Жириновского отличает и его высокая способность к тактическому маневрированию. Гибкость, умение найти удачный ход, даже противоречащий на первый взгляд избранной стратегии, умение говорить на «нужном» языке с различными группами граждан, способность пойти на союз с кем угодно для достижения успеха или личной выгоды — все это важные компоненты его политического облика.

Стиль руководства. Стиль межличностных отношений. Пока для выводов по этим позициям не хватает необходимой и достаточной информации, но уже можно говорить о видимом его тяготении к авторитарному стилю руководства. Собственно, это его определяющая социально-психологическая характеристика как лидера партии. Несмотря на разнообразную тактику поведения, он выработал свой стиль межличностного общения. Можно говорить о том, что он умеет устанавливать бесконфликтные отношения со всеми — и «своими», и «чужими»,— но при этом доверяет только себе и опирается только на себя. В межличностных отношениях проявляет себя как настойчивый, не терпящий конкуренции, не поддающийся влиянию других людей, скептически относится к моральным мотивам поведения окружающих.

Лингвистические и поведенческие характеристики, наблюдаемые визуальна Жириновскому свойственны образность, яркость, эмоциональность, убедительность речи, умение эффектно пошутить.

Отличают его и способность чувствовать аудиторию, близкую ему по эмоциям, и умение обращаться к ней. Раскованность, своеобразное обаяние, эксцентричная манера поведения во многом влияют на популярность лидера ЛДПР в известных группах населения. При этом поведение Жириновского свидетельствует почти всегда о его внутреннем состоянии, психологическом самочувствии.

Особенности эмоциональной сферы. Жириновского отличают яркие, сильные эмоции. Живо откликается на любые происходящие события. Настроение в течение дня может сильно колебаться.

Экспрессия неадекватно выразительная. Эмоциональные переживания бурные, яркие, но не обязательно искренние. Видимо, можно говорить о неустойчивой эмоциональности в конфликтном сочетании разнонаправленных тенденций: высокий уровень притязаний на социальную и политическую значимость сочетается с потребностью в причастности к групповым интересам своего электората, эгоистичность — с альтруистическими декларациями, агрессивность — со стремлением нравиться окружающим. Пассионарность, творческие задатки, интеллектуальные качества Жириновского развивались на фоне недоверчивости, подозрительности, нередко тираничности, раздражительности.

Будучи высокомерным, он фиксируется на негативных эмоциях (злопамятство, ревность, зависть).

Резюме. Превалирование эмоционального компонента над логическим, большая пластичность психики, стабильное мотивационное стремление к доминированию, высокий уровень деструктивности, агрессивности и другие детерминанты движущих мотивов (которые нуждаются в более полном, системном изучении) позволяют сделать предположение, что Жириновский является носителем иррационально-деструктивного характера, который стремится к разрушению противостоящего ему мира. Здесь можно отметить два важных момента. Первый: характер Жириновского был сформирован в определенных социальных слоях, жизнь которых была пронизана тревогой за свою судьбу, т. е. в условиях, препятствующих творческой самореализации. Второй: деструктивный характер Жириновского является иррациональным не только потому, что он отражает собой разрыв с реальностью, вследствие чего его носитель входит в неразрешимое противоречие с самим собой. Его иррациональность состоит и в том, что разрушительные тенденции чаще всего не сознаются, а рационализируются в различных формах. Это означает, что деструктивные устремления Жириновского и в целом вся линия его поведения искренне им оправдываются как проявления патриотизма, гуманизма, гражданского долга, любви, велений совести и т. д.

С точки зрения политической практики представляется возможным и целесообразным учитывать и использовать при взаимодействия с Жириновским его сильные и слабые свойства. Относительно слабой его стороной является недостаточно развитое умение логически мыслить. В известной мере этот недостаток компенсируется весьма тонкой интуицией, а напряженная эмоциональность, психологическая пластичность, целеустремленная активность позволяют в условиях мотивационного хаоса оказывать довольно сильное внушающее воздействие на людей с пониженной критичностью.

© Н. Ракитянский, 1995



Похожие работы:

«Черемисина Ксения Петровна СФЕРЫ САКРАЛЬНОГО И ОБЫДЕННОГО В ТРАДИЦИОННОЙ ХАНТЫЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ 07.00.07 – этнография, этнология и антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск 2010 Работа выполне...»

«Шломо Занд Кто и как изобрел еврейский народ Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183531 Кто и как изобрел еврейский народ / Шломо Занд ; [пер. с ивр. М. Урицкого]. : Эксмо; Москва; 2010 ISBN 978-5-699-39598-9 Аннотация В своей книге, за н...»

«ШИЛИХИНА КСЕНИЯ МИХАЙЛОВНА ДИСКУРСИВНАЯ ПРАКТИКА ИРОНИИ: КОГНИТИВНЫЙ, СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ Специальность 10.02.19 – Теория языка Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультат доктор филол. наук, проф. В.Б. Кашкин Воронеж 2014 СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава 1. История...»

«А.А. Дорская РАЗВИТИЕ СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОГО МЕТОДА В РОССИЙСКОЙ НАУКЕ ИСТОРИИ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА Аннотация: В статье охарактеризованы основные этапы развития сравнительноправового метода в российской историко-правовой науке XIX начала XXI вв. Показано значение диахронного и синхронн...»

«Сулимов Вадим Сергеевич СВЕТСКАЯ ШКОЛА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ: ВОСПИТАНИЕ УЧАЩИХСЯ Специальность 07.00.02 – Отечественная история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических наук Научный консультант: Гончаров Ю.М, д.и.н., профессор Барнаул 2015 ОГЛАВЛ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ РФ ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ КАФЕДРА МЕНЕДЖМЕНТА И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ 0107.02.01 Астахов С.Н. ЛОГИСТИКА УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ для специальности 080507 «Менеджмент организации» 2-е изда...»

«ИСТОРИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ: НОВЫЙ РАКУРС. ВЫПУСК 8 Д.А. Суровень ПРАВОВОЙ СТАТУС ВАРДУМ В СТАРОВАВИЛОНСКИЙ ПЕРИОД (XX – НАЧАЛО XVI В. ДО Н.Э.) Аннотация. В статье анализируется правовой статус рабов (аккад. вардум) в Старовавилонский период. На основе юридического анализа статей законов выя...»

«99 В. С. Тяжельникова ОТНОШЕНИЕ К ТРУДУ В СОВЕТСКИЙ И ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД 1. Общие положения Отношение к труду в тот или иной исторический период принято рассматривать с точки зрения реконструкции основных...»

«Памяти Валерия Кормачева, поэта, ученого и друга К. Г. Ис пов Ф. И. ТЮТЧЕВ: ПОЭТИЧЕСКАЯ ОНТОЛОГИЯ И ЭСТЕТИКА ИСТОРИИ I. КАРТИНА МИРА: ОТ БАРОККО К РОМАНТИЗМУ Тексты Тютчева нуждаются в онтологическом комментарии. В 1916 г. Б. М. Эйхенбаум, призывая эстетику...»

«Максим Иванович Жук История зарубежной литературы конца XIX – начала XX века Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=634475 История зарубежной литературы конца XIX – начала XX века: учеб. пособие / М.И. Жук.: Флинта, Наука; Москва; 2011 ISBN 978-5-9765-1019-7, 978-5-02-03...»

«Борин Аркадий Георгиевич ФОРМИРОВАНИЕ ГОРОДСКОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ В ИНДУСТРИАЛЬНОМ ГОРОДЕ (НА МАТЕРИАЛАХ ГОРОДА СТАЛИНСКА 1929-1941 гг.) Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических на...»

«САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV – XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ Том 1 Специальность 07.00.02 – Отечественная история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание учёной степени доктора исторических наук Научный консультант доктор исторических наук, профессор Павлов Андрей Павлович Орёл...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ» (ЧОУ ВПО «ИСГЗ») 0007.05.01 Долотова Е.А. РИМСКОЕ ПРАВО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС для студентов юридического факультета 2-е издание, пересмотренн...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.