WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:     | 1 || 3 |

«В. В. Гуляева Суздаль домонгольский период Учебное пособие по дисциплине «История Владимирского края» Владимир 2008 УДК 94(470.314) ББК 63.3(2Рос – 4Вла) Г94 Рецензенты: ...»

-- [ Страница 2 ] --

княжил в Переяславле-ЗаБегство князя Юрия лесском. Вернувшись в Переяславль, в отличие от Юрия он решил отомстить за поражение. По его приказу были схвачены смоленские купцы и закованы. Погибло около 150 человек. Два года Юрий был удельным князем Суздальским: «А ныне поиди в Суздаль»140, – сказал ему Константин, говорится в летописи.

В 1217 г., опасаясь, что его несовершеннолетние сыновья не смогут удержать власть, Константин заключил с Юрием договор, по которому после смерти Константина Великое Владимирское княжество вновь должно перейти к Юрию.

После смерти Константина с 1218 по 1238 гг. великим князем Владимирским вновь стал Юрий, сохранив за собой и Суздаль. Другие братья, сыновья Всеволода, получили следующие наделы: Юрьев Польский – Святослав, Переяславль – Ярослав и Стародуб – Владимир. Ростов с принадлежавшими ему малыми городами остался в роду потомков Константина. Так произошел распад княжества. Фактически во Владимиро-Суздальской земле возникли самостоятельные княжества: Владимирское, Ростовское, Костромское, Стародубское, Переяславское, Суздальское, Юрьев-Польское, князья которых признавали владимирского князя «старшим».

Юрий Всеволодович, сидя на великом столе во Владимире, не оставлял Суздаль своим вниманием. Во время его правления были проведены в городе большие строительные работы. В 1222 – 1225 гг.

он построил великолепный белокаменный собор на месте разрушившегося старого Успенского собора. Старое здание Мономахова собора к тому времени обветшало.



Новый собор был освящен во имя Рождества Богородицы. В летописи говорится: «Великый князь Гюрги заложи црквь каменьну стыя Бца в Суждли на первемь месте, заздрушив старое зданье, понеже учала бе рушитися старостью и верх ее впал бе, та бо, цркы создана прадедом его Володимером Мономахом, и блажным еппомь Ефремом»141. В 1225 г. храм был отстроен и летопись сообщает: «Создана бысть церкы святая Богородица в Суждали и священа бысть епископом Симоном в 8 день сентября»142. Епископ Владимирский и Суздальский Симон в своей переписке с монахом Киево-Печерского монастыря Поликарпом называет собор красотой Суздаля и с гордостью сообщает: «И кто не знает меня, грешного епископа Симона, и Суздальской церкви, которую я сам создал»143.

В 1230 г. новый собор был расписан фресковой росписью уже при епископе Митрофане, сменившем на кафедре Симона, умершего в 1226 г. «Того же лет почата быс писан цркы стыя Бца в Суждали потщаньем сщиго епспа Митрофана юже бе рушилъ велик князь Юрги в епспьство Симон и опят создан краснеишю бе бо обетшала велми от многъ лет»144. Через три года в 1233 г. роспись собора была закончена: «В лет написана быс цркы стая Бца в Суждали и измощена мороморомъ красным разноличным»145. Собор Рождества Богородицы был большим шестистолпным, трехапсидным сооружением с тремя притворами. Первоначально он имел трехглавое завершение и был целиком выстроен из белого туфа.

Собор был богато украшен резьбой по камню146. Внутреннее его пространство было покрыто фресковой росписью, от которой доныне дошли лишь фрагменты орнаментальной росписи аркосолия, оконных ниш и диаконника, а также лики двух неизвестных святых в диаконнике147. Полы собора в 1233 г., согласно летописи, были украшены разноцветным «моромором». Этот пол состоял из квадратных и фигурных плиток, покрытых желтой, зеленой и коричневой поливой. Входы в собор закрывались дверями, обитыми медными пластинами с золотой наводкой. В литературе эти замечательные произведения древнерусского прикладного искусства известны как «Суздальские златые врата». Они были поистине шедевром русского искусства 30-х гг. XIII в. Южные врата посвящены деяниям архангела Михаила и ангелов, а западные – двунадесятым праздникам. Орнаментика врат очень близка каменному живописному декору самого храма. По-видимому, двери были изготовлены одновременно со строительством и росписью храма в промежуток времени между 1227 – 1237 гг.148.



В 1220 г. началась война Владимиро-Суздальской земли с волжскими булгарами. Булгары захватили Устюг. В поход выступил Юрий Всеволодович с братьями Ярославом, Святославом Давыдовичем – сыном муромского князя. Войско собралось в устье реки Оки и оттуда двинулось на лодках вниз по Волге к городу Ошелу.

Город был сожжен. Булгары были разбиты и после прихода булгарских послов с дарами, был заключен мир.

После этого удачного похода, чтобы усилить безопасность восточных границ, Юрий Всеволодович заложил Нижний Новгород.

Основание крепости вызвало недовольство мордовского населения.

В 1226 г. Юрий отправил на мордву своих братьев Святослава и Ивана, которые смогли захватить несколько мордовских сел. Власть владимиро-суздальских князей распространялась до устья Оки и Дона и далее вниз по Волге: некоторые мордовские князья признали свою вассальную зависимость от Юрия Всеволодовича. Эти завоевания были закреплены договором с Волжскими булгарами в 1230 г.

Так Владимиро-Суздальское княжество продвинуло свои владения на северо-востоке. В летописи под 1238 г. впервые упоминается Галич Мерский.

1223 г. в Новгороде победила просуздальская группировка во главе с Ярославом – братом Юрия. Таким образом был восстановлен контроль Владимиро-Суздальских князей над Новгородом. К началу 20-х гг. XIII в. Северо-Восточная Русь была вновь объединена и стала столь же могущественной, как и во времена Всеволода Большое Гнездо.

В первой четверти XIII в. территория Владимиро-Суздальского княжества охватывала огромное пространство от Оки на юге до Северной Двины на севере, от Торжка и Зубцова на западе до Городца и Нижнего Новгорода на востоке.

На северо-западе Владимиро-Суздальское княжество граничило с новгородскими землями, часть Торжка принадлежала владимирскому князю. На юге его соседом являлось Рязанское княжество.

Владения Рязани по левому берегу Оки ограничивались территорией, прилегающей к Коломне. К западу же от Коломны находились владимирские земли. На востоке естественной границей служила Волга и ее левый приток Унжа.

Расширение территории Владимиро-Суздальской земли в конце XII – начале XIII вв. дало возможность великому князю Всеволоду выделить земли всем своим сыновьям. Еще в 1207 г. Ростов и пять других городов были отданы старшему сыну Константину. Старший сын должен был стать преемником великого князя. Но Константин стремился сделать центром княжества Ростов, в то время как Всеволод главным городом считал Владимир. По совету епископа Иоанна титул великого князя и город Владимир получил следующий старший брат – Юрий Всеволодович.

К этому периоду на Руси наблюдается интенсивное строительство городов. В истории Владимиро-Суздальской Руси выделяется несколько этапов строительства. Первый связан с деятельностью Владимира Мономаха в Ростово-Суздальской земле, когда было построено десять городов-крепостей; второй последовал за переносом столицы княжества из Ростова в Суздаль Юрием Долгоруким, когда возникло 22 города; третий этап падает на период правления Андрея Боголюбского, основавшего четыре города; на пятом этапе во времена Всеволода Большое Гнездо было возведено еще семь городов, а в канун монголо-татарского нашествия князем Юрием Всеволодовичем появляется еще один город – Нижний Новгород.

Процесс распространения русского влияния на Волго-Окское междуречье был прерван монголо-татарским нашествием.

Монастыри Суздаля Основным помощником князя ВсеXII – начала XIII в. волода Большое Гнездо в церковном строительстве был епископ Иоанн – повидимому, выходец из Суздаля. Он же был инициатором основания монастыря св. Козьмы и Демьяна на Яруновой горе в Суздале.

Монастырь этот упоминается в летописи под 1213 г. в связи с пострижением в него самого епископа Иоанна: «Того же лета Иване, епископ Володимерьскый и Ростовскый отписася своеа епископии и пострижеся в скиму в Суздале в монастыре Коузму и Дамиана, его же самъ созда... оттоле разделиша епископья, нача быти в Ростове епископ, а в Володимери и Суздале другий»149.

В 1214 г. была создана самостоятельная Владимиро-Суздальская епархия. Первым её епископом стал архимандрит Киево-Печёрского монастыря Симон. Резиденция епископа размещалась в Рождественском монастыре.

Монастыри в северо-восточных землях появились ещё в XI в. Древнейшими монастырями были Спасский в Муроме (XI в.), Рождественский и Княгинин во Владимире (XII в.), План города Суздаля XIII в. Дмитриевский, Козьмодемьянский и Ризположенский в Суздале (XII – XIII вв.).

Кроме Козьмодемьянского монастыря, располагавшегося вблизи юго-восточной окраины города возле устья Гремячки, в честь святых покровителей кузнецов Козьмы и Демьяна существовал еще древний Дмитриевский монастырь, известный с конца XI в. и находившийся за рекой Каменкой к западу от города на дороге во Владимир.

К северу от города на дороге в Ростов и Ярославль при соединении искусственным рвом русла Каменки и Гремячки, находился Ризположенский девичий монастырь, датой основания которого считается 1207 г.150, а основателем все тот же епископ Иоанн. Рядом основывается Троицкий монастырь.

С Ризположенским монастырем связана значительная страница религиозной истории Суздаля: в нем была пострижена в монахини святая Евфросинья Суздальская – дочь черниговского князя Михаила Всеволодовича Феодулия (1211 – 1258). По преданиям, собранным в XVI в. составителем ее жития монахом Спасо-Евфимиевского монастыря Григорием, в 1227 г. Феодулия направилась из Чернигова в Суздаль для вступления в брак с суздальским князем Миной Ивановичем. Однако по прибытии в Суздаль она не застала в живых своего жениха и постриглась в монахини Ризположенского монастыря. В дальнейшем Евфросинья прославилась своей праведной жизнью и была в XVI в. причислена к лику святых151. По-видимому, жених Евфросиньи Мина Иванович происходил не из княжеского рода, поскольку летописи не знают такового152, а являлся потомком знаменитого боярского рода Шимона и его сына (тысяцкого Юрия Долгорукого) План Суздаля XVII в.

Георгия Симоновича, которому Юрий «яке отцю предасть область Суждальскую»153. Видимо, Мина владел землями около Суздаля, так как в письменных источниках XV в. известно «село Мининъское», расположенное, как показывают межевые акты 1686 г., в двух верстах к югу от города154.

Таким образом, к началу XIII в. близ Суздаля достоверно известны три монастыря: Дмитриевский, сейчас на этом месте музей деревянного зодчества, Ризположенский и Козьмодемьянский.

Кроме того, к середине XIII в. относят обычно возникновение еще пяти монастырей: Троицкого, Александровского, Андреевского, Васильевского и Введенского. С именами Александра, Андрея и, возможно, Василия Ярославичей связано по преданию возникновение поименных монастырей в Суздале.

За Покровским мостом на левом высоком берегу реки Каменки над оврагом расположен Александровский монастырь. История этого монастыря древняя. Перед походом на немецких рыцарей Александр Невский, видимо, завещал построить в Суздале, на родине его предков, монастырь в честь своего ангела. Монастырь этот был назван «Великая лавра».

В период польского нашествия 1608 – 1610 гг. монастырь был сожжен. В 1695 г. игуменья монастыря Домника обратилась к царю Петру Алексеевичу с челобитной, в которой просила его о постройке новой монастырской церкви, причем указывала, что монастырь основан Александром Невским в 1240 г. От той древней поры ничего не сохранилось, кроме бывших в церкви надгробий с надписями о погребении здесь двух суздальских княгинь – Марии (1362 г.) и Агриппины (1393 г.).

В 1695 г. суздальский митрополит Илларион выдал грамоту на постройку новой церкви, которая была переименована в Вознесенскую. К этому же времени относится строительство колокольни.

Здание Святых ворот и существовавшая каменная ограда с башенками построены в первой половине XVIII в. суздальским мастером каменных дел Грязновым.

В 1764 г. Александровский женский монастырь был упразднен и Вознесенская церковь обращена в приходскую.

На другой стороне реки Каменки, называемой Андреевской, находился Андреевский монастырь, основанный будто бы Андреем Ярославичем во время его княжения в Суздале. Сейчас на месте Андреевского монастыря располагается Тихвинская церковь, построенная в конце XVII в. Теплая церковь была построена в 1712 г. Один из ее престолов – Алексеевский – был учрежден сосланной в Покровский монастырь женой Петра I Евдокией Лопухиной в память о сыне, царевиче Алексее – противнике петровских реформ.

Основание Васильевского монастыря к востоку от города на дороге к Кидекше и поклязьменским городам, вероятно, также относится к XIII в. К этому же времени исследователи относят Троицкий, основанный Евфросиньей Суздальской рядом с Ризположенским, и Введенский женские монастыри. Справа при въезде в город сейчас расположена Знаменская церковь. Как видим, город постепенно застраивался и даже расширялся.

В первой трети XIII в. во Владимиро-Суздальском княжестве насчитывалось 23 монастыря. С помощью княжеских пожертвований, добровольных даров и труда монашеской братии монастыри занимались своим хозяйством. Они имели земли, промысловые угодья, вели оптовую торговлю, ссужали деньги под проценты.

Уже в XII в. князья передавали монастырям и церквам земли, населенные крестьянами, и право суда и сбора судебных пошлин по семейно-бытовым делам. За свершение различных обрядов (крещение, заключение брака и других) церковь взимала плату. Велась торговля предметами культа – иконами, крестами, лампадами, свечами, что тоже приносило церкви доход.

Настоятели монастырей наравне с епископами участвовали в политических событиях, выступали в качестве дипломатов, судей, посредников в княжеских распрях. Церковь становилась богатой и влиятельной организацией.

Монастыри были крупными очагами культуры. Они имели богатые библиотеки, в них велось летописание, сочинялись проповеди, жития святых, открывались школы. Первыми грамотными людьми, кроме князей и некоторых лиц княжеского рода, были монахи.

Политическим актом местных князей, свидетельствующим о подчинении местной церковной организации своему князю, было учреждение в 1214 г. в Суздале самостоятельной епархии155.

Конфессиональные отношения Многообразны были и Владимиро-Суздальской Руси международные связи Севес западной церковью ро-Восточной Руси с Запав домонгольский период дом. Они выражаются как в торговых отношениях, так и в отношении к западной церкви. Западноевропейские источники зафиксировали немало сведений о конфессиональных оценках Северо-Восточной Руси домонгольского периода. До 1204 г. в них приводятся более или менее мягкие оценки по отношению к «еретической» Руси. Так, в «Послании краковского епископа Матфея к Бернарду Клервоскому» в 40-е гг. XII в. дается характеристика русских: «Народ же русский, неисчислимый и многочисленностью подобный звездам, не блюдет правил православной (католической) веры». И автор посланий призывает Бернарда лично явиться, чтобы своей «проповедью, что пронзает лучше меча обоюдоострого, истребить ересь на Руси, которая словно другой мир»156. Характерно, что Русь уже задолго до монголо-татарского нашествия представлялась западом особым, другим миром.

Положение дел принципиально изменилось после 1204 г., когда Константинополь оказался захвачен крестоносцами четвертого крестового похода. Столица православной Византийской империи превратилась в центр империи Латинской, а цареградские патриархи перебрались в соседнюю Никею, ставшую столицей Никейской империи, преемницы Византии. Это вскоре привело к заметному росту роли папства в делах международной политики и к усилению конфессиональных различий как фактора политического. Папа Иннокентий III (1198 – 1216), так же как и его преемники Гонорий III (1216 – 1227) и Григорий IX (1227 – 1241)157, прекрасно сознавал эту новую роль Рима в европейской политике и активно ее поддерживал. Уже в 1207 г. Иннокентий III отправил окружное послание к Русской церкви и всему народу Владимиро-Суздальского княжества. Поскольку «страна греков и их церковь почти полностью вернулись к признанию апостольского престола (власти римских пап) и подчиняются его распоряжениям, то представляется заблуждением, что часть (Русь и Русская церковь) не согласна с целым и что частное откололось от общего. Видимо, папа пока не намеревался «искоренять нечестивые обряды русских» в духе Бернарда Клервоского и краковского епископа Матфея и был готов довольствоваться немногим – признанием папского верховного авторитета.

Впоследствии папы не оставляли попыток склонить русских князей к союзу с Римом. Такое предложение высказано, например, в послании папы Григория IX к владимиро-суздальскому великому князю Юрию Всеволодовичу (1218 – 1238) от 18 июля 1231 г.158. Нельзя исключить, что политические интересы, действительно, могли побудить Юрия к каким-то маневрам в вопросе вероисповедания.

В самом деле, к этому времени уже существовал еще один регион, где политика Руси (и в данном случае именно Руси Владимиро-Суздальской) сталкивалась с политикой папской – это Прибалтика. С учреждением в конце XII в. Ливонского епископства, построением в 1201 г. его центра – крепости Риги и образованием здесь в следующем 1202 г. рыцарского Ордена меченосцев (Ливонского ордена) началось военное, хозяйственное и церковное освоение ими эстонских и латышских земель. Это рано или поздно должно было привести Ригу и Орден к столкновению с Полоцком и Новгородом, а значит, и с Владимиром, так как новгородский стол тогда занимали преимущественно князья из владимиро-суздальской ветви.

Главный источник по русско-орденским отношениям этого времени – «Ливонская хроника» Генриха Латвийского, писавшаяся до 1225 г. После стабилизации положения во Владимиро-Суздальском княжестве, пошатнувшегося после смерти Всеволода Юрьевича Большое Гнездо, главным политическим противником Ордена стал новый владимирский великий князь Юрий Всеволодович. Генрих повествует о посольствах к нему со стороны эстов и организованном Юрием походе 1223 г., когда Орден разом (хотя и на короткое время) утратил половину своих завоеваний в Эстонии.

Поэтому немудрено, что продолжали появляться папские грамоты – другой важнейший западноевропейский источник по истории борьбы Руси за сохранение своего влияния в Прибалтике – с призывами к русским князьям не чинить препятствий крестоносцам.

Имеется даже такой любопытный документ, как послание папы Гонория III «Ко всем русским королям» от 17 января 1227 г.159, в котором папа по какому-то недоразумению изъявляет радость в связи с дошедшими до него сведениями о том, что они, русские князья, приглашают к себе папского легата. И все же опыт и здравый смысл побудили Гонория, прежде чем отправить легата, просить более внятного письменного подтверждения такого желания. Радость папы была понятна: ведь еще недавно в своем окружном послании от 13 января 1221 г. он призывал к торговой блокаде Руси и Корелы (к западу от Ладожского озера) как «врагов веры». А в феврале 1222 г.

им была направлена грозная булла всем судьям Ливонии:

«От досточтимого брата нашего епископа ливонского дошло до нас, что на жительство в Ливонию переселяются некоторые русские, которые, следуя отчасти греческим обрядам, как нечто порочное предают проклятию латинское крещение, праздники и установленные посты не соблюдают, а браки между новокрещенными (местными жителями) расторгают».

Явно пытаясь лишить противника его главного идеологического козыря – лозунга христианизации язычников, новгородский князь Ярослав Всеволодович (брат Юрия и отец Александра Невского) в 1227 г., как сообщают древнерусские источники, ходил на емь и приказал крестить Корелу, но ответом стало еще одно послание на этот раз уже папы Григория IX к рижским властям от января 1229 г.

с требованием прекратить торговлю с Русью стратегическими товарами того времени: оружием, конями, кораблями и даже продовольствием160. Новгород часто страдал от нехватки хлеба вследствие недородов; это запрещение касалось и той части голландского купечества, которая торговала с Корелой и Русью.

Накануне грядущего нашествия на Суздальскую землю татаро-монголов зимой 1237 – 1238 гг. Суздаль и Владимир посетил венгерский монах Юлиан, путешествовавший по Восточной Европе в поисках «Великой Венгрии» – прародины западных угров.

Он застал город булгар уже разоренным татарами, а Суздаль еще нетронутым. По сообщениям жителей царства мардванов (мордва), великий князь Лаудамерии (г. Владимира) говорил о том, что «близко время, когда все должны будут принять веру римской церкви и подчиниться ее власти»161. Видимо, Юлиан вел переговоры с князем Юрием Всеволодовичем о принятии католицизма. Политика западной церкви получила полное развитие к середине XIII столетия, когда уния настойчиво предлагалась Руси как способ обеспечить себе поддержку Запада в борьбе с татаро-монголами. На северо-востоке Руси (Александр Ярославич Невский) и на юго-западе ее (Даниил Романович Галицкий) к этим предложениям отнеслись по-разному.

Суздаль в эпоху средневековья Суздаль – ремесленный был одним из крупнейших ремесцентр Древней Руси ленных центров Древней Руси. Здесь проживали кузнецы, гончары, плотники, мастера золотых и серебряных дел, другие специалисты. Среди мастеров была специализация, которая шла по готовому изделию. Седельник, например, должен был знать кожевенное дело, уметь ковать стремена и чеканить узорчатые накладки на седельные луки.

Возвышаться Владимиро-Суздальская земля стала при Владимире Мономахе. С этого времени этот далекий край вошел в состав «отчины» Мономаха и Мономаховичей. Пришлое население с юга в Северо-Восточной Руси умножается, складывается вотчинное землевладение, начинается развитие экономики края в целом и отдельных ремесел.

Владимир и Суздаль как центры Владимиро-Суздальского княжества в ХII в. играют значительную роль в его экономическом и социально-политическом развитии162. В Суздале в ХII в. осуществляется быстрый рост городского посада, где оседает основная масса ремесленников, работавших на рынок. Свидетельством этому служит появление в археологическом материале ремесленной продукции, явно предназначенной на продажу, а также значительное число жилищ, где сохранились ясные следы ремесленного производства. Другим признаком оформления Суздаля как центра ремесла может служить ограждение оборонительным поясом не только детинца, но и территории посада Суздаля163, заселенного ремесленниками.

Селились ремесленники группами по профессиям, в результате чего в городе возникали слободы (или концы) гончаров, кузнецов, кожевников и т.д. Работали на заказ и на рынок. Некоторые мастера владели местами на Торгу и сами продавали изделия. Дома их были больше сельских изб, жилище часто совмещалось с мастерской.

В некоторых домах уже в XII в. имелись вытяжные трубы – дымари, поставленные рядом с печью.

Утварь горожан отличалась больИзделия кузнечного ремесла:

шим разнообразием и луч- 1, 2, 7 – 9 – кресала; 3 копоушка;

шей отделкой. При раскоп- 4 – булавка; 5 – пряжка; 6 – привеска ках в таких домах находили светильники, амфоры для вина, бронзовые кресты, хитроумные замки и ключи.

Изучение материальной культуры древнерусского города Суздаля показало, что все основные орудия труда древнерусских земледельцев, строителей и многочисленных ремесленников изготавливались из железа и стали, а ремесло по добыче и обработке черного металла было одним из важнейших звеньев производительных сил города.

Летописи, литературные произведения при описании оружия или какой-нибудь дорогой утвари очень скупо говорят о металле и технологии его обработки. Основным источником изучения техники производства служат археологические памятники (остатки производства и продукция металлообрабатывающего ремесла).

Техника металлургического производства Древней Руси состояла в получении железа непосредственно из железной руды и дальнейшем производстве стали путем насыщения железа углеродом.

Этот способ производства железа и стали называется сыродутным164. В городе Суздале на территории бывшего Дмитриевского монастыря обнаружен металлургический комплекс, позволяющий реконструировать устройство домницы по производству железа и стали.

Очевидно, расположеИзделия кузнечного ремесла. Ключи, замки: ние наиболее пожароопасноключи типа А; 4 – ключи типа Б; го металлургического компключи типа В; 7 – ключ лекса вдали от кремлевской от деревянного замка; 12 – висячий части города вполне оправзамок типа Б; 13 – пружина замка;

дано. Ремесленники жили 14 – 17 – ключи от нутряных замков тут же, вблизи места производства. В составе комплекса была открыта большая домница с кузницей. От кузницы остались только столбовые ямы, скопления шлаков и крицы, которые найдены за пределами домницы165.

Находка интересного ремесленного комплекса с четырьмя жилищами-полуземлянками столбовой конструкции на территории музея деревянного зодчества говорит о широком развитии железоделательного ремесла в Суздале. В составе комплекса обнаружено производственное помещение с остатками горна. Найдено большое количество шлаков как железосодержащих, так и стекловидных, кроме того, много кусков железной руды, железных ножей, заготовок жестяных накладок для рукояток ножей, кованых гвоздей, отходов кузнечного производства, и широко представлен ассортимент ремесленной продукции166. Среди кузнечных изделий это такие категории, как инвентарь ремесленников, предметы оружия и снаряжения всадника и коня, предметы домашней утвари, сельского хозяйства и промыслов, а также предметы костюма167. Суздальские кузнецы применяли термическую закалку металла и сварную технологию. Появление трехслойной технологии в Суздале можно объяснить приходом в X – XI вв. нового населения с северо-запада, принесшего с собой свои традиции обработки черного металла. По техническим достижениям и использованию прогрессивных технологий Суздальская земля опережала даже южнорусские земли168.

Это ремесло базировалось на местном сырье – болотных луговых рудах. Добычей руды занимались многие жители города, так как куски ее найдены в десятках построек. В непосредственной близости от восточного вала древнего города было найдено большое количество железных криц, шлаков, кусков оплавившегося железа, изделий из железа169. Способствовало развитию металлургического производства наличие дешевого и качественного топлива.

Суздальские мастера изготавливали множество различных вещей из железа на продажу как для города, так и для деревни. В. А. Колчин исследовал 18 предметов из курганов (раскопки А. С. Уварова и П. С. Савельева, 1851 – 1853 гг.), в том числе орудия труда – ножи, ножницы, серп, топор; инструменты – тесло; домашнюю утварь – замки, ключи; оружие – копья, боевые топорики170. На основании анализа этих предметов и материалов раскопок других древнерусских городов он пришел к выводу, что большое разнообразие видов и форм орудий труда, оружия, инструмента и сложность техники обработки, массовый спрос на ряд изделий широкого потребления должны были вызвать специализацию городских кузнецов по производству отдельных видов продукции. Исходя из технологических особенностей, сложности техники изготовления, широты применения данных изделий был составлен список специальностей кузнечного ремесла из 16 наименований. Такая широкая специализация была в крупнейших русских городах, в том числе во Владимире и Суздале. Массовые находки отдельных предметов кузнечного ремесла (ножей, замков, ключей, гвоздей, шильев и других) говорят о производстве их на продажу, на рынок171.

В центре города Суздаля открыто жилище ремесленника-меднолитейщика. Рядом с жилищем обнаружены остатки мастерской прямоугольной по форме площадью около шести квадратных метров, заглубленной в землю на 1,3 метра172. Пол мастерской глинобитный, стены облицованы вертикально поставленными плахами. В мастерской найдены фрагменты 10 льячек, медные и железные шлаки, часть весов для взвешивания металла. Неподалеку находилась литейная форма для отливки украшений. Во Находки из раскопок 1970 г. В.В. Седова: второй аналогичной мастерпсалии; 3 – стержень; 4 – мотыга; ской обнаружены две целые 5 – клещи; 6 – нож; 7 – браслет; 8 – серп льячки, шлаки и бронзовый крест с литым рельефным изображением Христа в центре и гравированными, выполненными в технике черни изображениями святых по бокам.

Ремесленная деятельность суздальцев связана с медеплавильным и ювелирным делом. Раскопано семь меднолитейных и ювелирных мастерских. Из них пять расположены на территории посада.

Ювелирное дело и производство изделий из цветных металлов представлены находками целых производственных комплексов, а также встреченными в разных местах шлаками, кусками меди, медными обрезками, литейными формами, тиглями, льячками и ювелирным инструментарием. На территории усадьбы, открытой в северной части суздальского посада, представлены такие находки, как ювелирные пинцеты, весовая гирька, бронзовые кресты-тельники173. Эти находки могут служить указанием на нахождение здесь мастерской ювелира.

Для плавки цветных металлов применялись тигли.

Круглодонные тигли были распространены в лесной полосе Восточной Европы и встречались во всех древнерусских городах174. Для розлива металла в литейные формы служили льячки175.

Ложковидные льячки, найденные в курганах, широко использовались суздальскими ювелирами176. Это говорит о том, что литье было распространенной технологией ювелиров Суздаля.

20 Местным мастерам были известны также ковка, чеканка, тиснение, штамповка и гра- Комплекс находок из жилища ювелира XI в.:

1 – нож с костяной рукояткой; 2 – поясвировка металла.

Наиболее древними яв- пряжка; 3 – серебряное височное кольцо; 4, 5 – височные кольца;

ляются мастерские, открыщиток от перстня; 7, 9 – гребни;

тые на усадьбе в кремле в 8 – пробой; 10 – ключ; 11 – 14 – льячки;

слое конца ХI в. Среди ре- 15 – ножницы; 16 – шило; 17 – стремя;

месленного инвентаря: ли- 18, 19 – пластины от доспеха, тейные формы, клещи для 20 – подвеска захвата тиглей, многочисленные фрагменты тиглей и льячек.

Жилища ювелиров, как правило, находились на тех же усадьбах, что и жилища их хозяев, чьи нужды они обслуживали. В одной из построек на тиглях остались следы золота, в этой мастерской изготавливались самые дорогие украшения, предназначавшиеся знати.

В Суздале были найдены литейные мастерские медников. Ювелиры использовали для своей работы до 60 литейных форм. Особую группу ювелиров составляли златокузнецы. О разнообразии продукции суздальских ювелиров говорят археологические находки браслетов, серебряных ожерелий, колтов, бус, пуговиц и других украшений, выполненных в технике золочения, гравировки, зерни и эмалей.

Один из важнейших приемов ювелирной техники изготовления изделий – волочение проволоки. Из медной, серебряной, бронзовой и золотой проволок изготавливались различные изделия. Проволока крупного размера употреблялась для гривен и браслетов.

Распространенными в Суздале были бронзовые браслеты. Например, браслет из суздальского курганного могильника – прутковый, эллипсовидный по форме, с заходящими концами, покрыт слоем патины177. Запястья состояли из шести широких серебряных четырехугольных пластинок178. Каждая из пластинок орнаментирована с помощью техники черни. Это говорит о том, что суздальские ювелиры были мастерами черневого дела179.

Украшением древнерусской женщины служили колты180. Колты – одна из типичных частей головного убора. Колты из клада 1865 г. – самые большие из всех колтов с изображением святых. Они выкованы из довольно толстых витых пластин. Центральную часть колта занимает изображение юного святого (Георгия или Дмитрия)181 или образ со Спасом из Суздаля – круглая медная пластина с двумя отверстиями для подвешивания (отлит вместе с лотком для изображения и надписью по краю его). Надпись цитирует евангельскую фразу: «Азь есме свет», а фигура изображает Спаса-Эммануила с Евангелием в правой руке, воздетой в благословляющем жесте182.

Судя по небольшой группе вещей, здесь есть основания говорить о наличии эмальерного искусства, которым владели, к тому же, далеко не первоклассные киевские мастера183. Б. А. Рыбаков связывал это с уводом части киевских мастеров Андреем Боголюбским в 1169 г.184 после разгрома, учиненного им в Киеве. С этим соглашается и Н. Н. Воронин. Ипатьевская летопись сообщает, что князь Андрей церковь в своем замке украсил «золотом и финитом и всякой добродетелью»185.

Особую группу нагрудных украшений составляют привески и бубенчики различных типов. Бронзовая ажурная подвеска-петушок найдена в Суздале. Бронзовая прорезная шумящая подвеска в виде курицы из владимирского детинца находит полную аналогию в раскопках Суздальского кремля186. Аналогичные привески были широко распространены в северорусских районах с финно-угорским населением187.

Для финно-угорских памятников Суздальского региона Х – ХI вв.

специфическим украшением являются лапчатые привески188. Находки в Суздале подвесок в виде гусиных лапок свидетельствуют о том, что подковообразные бронзовые фибулы, найденные в юго-западном углу суздальского детинца, аналогичны застежкам, известным в материалах восточно-славянских памятников Х – ХIII вв.189.

В строительстве применялись выполненные ковкой широкие медные пластины для покрытия крыш. Медные листы нередко золотились. Сначала выковывали медную пластину, затем на ней вырезали ажурный рисунок и готовый узор густо покрывали золоПанагия той амальгамой, носившей в Древней Руси название «жженого злата», после чего лист меди ставили в сильный жар, и золото прочно соединялось с основой190.

Золоченая медь, обильно применявшаяся в декоративной отделке храмов, создавала в глазах современников обманчивый эффект убранства зданий «золотом».

Владимиро-суздальские мастера обогнали царьградских, итальянских и рейнских современников, создав новый вид техники золочения – золотое письмо по меди. Самый пышный представитель искусства золотого письма – Суздальские врата (для западного и южного входов Рождественского собора), которые Е. С. Медведева связывает с именем Юрия Всеволодовича и датирует 1222 – 1238 гг.191.

Суздальские врата представляют собой двустворчатые двери, обитые изнутри медными пластинами, образующими на каждой двери 28 пластинок или «тябел» с рисунками на них.

По мнению Ф. Я. Мишукова, медную пластинку шлифовали, покрывали лаком, который дает густо-черный матовый фон. После высушивания намеченные изображения слегка оконтуривали – чернили стальной иглой весь узор, затем острыми ножами выскабливали рисунок в виде пробелов. Затем пластинку подогревали до покраснения меди и промывали – «отбеляли», потом на влажную поверхность наносили золотую амальгаму192. Подобного способа нанесения золотой амальгамы на медь не знали западноевропейские мастера во второй половине ХII – ХIII вв.193.

Образцами сочетания ювелирной и оружейной техники ХII – ХIII вв. служат стальные декоративные топорики, местом производства которых следует считать Суздальскую Русь194. Самый яркий их представитель – топорик, который связывают с именем Андрея Боголюбского, так как на щеках обуха и на обратной стороне лезвия изображена буква «А». Буква на лезвии оформлена в стиле книжных инициалов: изогнутый дракон, пронзенный мечом.

Поверхность металла была покрыта насечками с набитым на них листовым серебром, поверх которого нанесен орнамент гравировкой, позолотой и чернью.

В ХII – начале ХIII в. отмечается высокий уровень развития гончарного мастерства в Суздале. Очевидно, что развитие гончарного ремесла здесь шло по тому же историческому пути, что и в других древнерусских городах. Обилие находок гончарной посуды говорит о большом спросе на нее и о ее массовом производстве на продажу. Индивидуальной чертой владимирского керамического дела являются Лепной горшок из ровика кургана 81 фигурные «мозаичные» плитки. Клеймо на керамических изделиях позволяет говорить о наследственности гончарного дела, о многочисленности гончаров в городах195.

Гончарное производство играло большую роль в хозяйственной жизни горожан. Обилие и разнообразие фрагментов гончарной посуды, найденной в Суздале, не оставляют сомнения в том, что гончарное ремесло получило здесь широкое распространение.

Процветанию гончарного производства способствовало развитие скотоводства и земледелия. Увеличилась потребность населения в посуде для хранения и приготовления различных продуктов. А.В. Арциховский подчеркивает, что причиной введения гончарного круга в гончарный промысел было местное хозяйственное развитие196.

В юго-западной части города даже имелось урочище «Гончаръ». Глинистые склоны оврага давали прекрасный материал для гончаров. Обследование территории в Суздале дало возможность собрать материал, состоящий из обломков глиняных сосудов, среди которых обнаружено небольшое количество предметов, характерных для ранних периодов, например тонкостенные сосуды, красные лощеные, с вертикальными полосами (характерны для Суздаля ХII в.)197.

Амфора с надписью «Оле» из раскопок Керамика местного проВ.В. Седова 1970 г.

изводства богата клеймами.

Например, встречено клеймо с изображением трезубца – знака Рюриковичей. Часть фрагментов керамики орнаментирована198.

В Суздале найдены разнообразные глиняные сосуды, употреблявшиеся в быту поселян IХ – ХIII вв. Разнообразна их форма, при их изготовлении употреблялись различные глины, а также составы глиняной массы199. Распространение получили лепные сосуды Х – ХI вв. Встречаются обломки глиняных толстостенных сосудов полулепного типа с крупной дресвой в изломе и по поверхности.

Это раннегончарная керамика (Х – ХI вв.)200. Аналогичная керамика обнаружена в Новгороде в слоях Х – ХI вв.201.

При раскопках было найдено большое количество детских игрушек из глины: свистулька-птичка, детские погремушки в виде шариков, глиняные колокольчики202. Из многих фактов, приводимых этнографией, известно, что свист, также как и крики, громкие удары, служил в прошлом средством, помогающим отогнать злое начало. Очевидно, глиняные погремушки, колокольчики, свистульки являлись таким средством203. Свистульки в виде птичек выполнены грубовато. Их упрощенная форма далека от реалистической и имеет условный характер.

Другую категорию глиняных изделий составляют пряслица – специальные грузики для веретена. Встречаются пряслица, покрытые поливой (глазурью).

Расцвет гончарного ремесла был связан с производством различных видов поливных плиток и кирпичей. Поливные плитки изготавливались разных размеров: от небольших, используемых для орнаментовки стен соборов, до очень крупных половых плиток (19х19х4 сантиметра). Для покрытия плиток использовалась красная, синяя, зеленая, коричневая, черная, желтая полива.

Найдено обилие осколков поливной керамической плитки. Храмовое строительство во Владимире и Суздале в ХII – ХIII вв. вызвало к жизни производство такой плитки, употребляющейся для вымостки полов и декорирования стен зданий. Различная форма, структура и условия обжига плиток показывают, что они изготовлялись разными лицами и не в одном месте. По качеству изготовления плиток можно судить о том, что не все эти лица в равной мере владели квалификацией профессионального гончара. По-видимому, плитки изготавливались в домашней обстановке, в семье, а обжиг производился в русской печи. Некоторые семьи делали весьма недоброкачественную продукцию, внешне искусно прикрытую гладкой лицевой поверхностью плитки с хорошим разливом глазури204.

Из производства архитектурной поливной керамики выделяется изготовление поливной посуды, которое становится самостоятельной отраслью ремесла в ХII – ХIII вв. Поливная посуда вошла в быт широких слоев горожан. Для Суздаля ХII – начала ХIII вв.

свойственны находки фрагментов поливной посуды205. Характерно, что, как и у половых плиток, полива применялась желтого и зеленого цветов, но нанесена более тонким и небрежным слоем. Отдельные фрагменты керамической посуды с нанесением глазури парами соли, как и поливная архитектурная керамика, несомненно, местного производства.

Обработка камня в русских городах в ХI – ХIII вв. занимала видное место среди других ремесел. Возможно, обработка камня велась различными категориями ремесленников (камнетесы, резчики по камню, гранильщики, шлифовальщики).

Наивысшего расцвета камнесечное дело достигло во Владимире и Суздале в ХII – ХIII вв. при Андрее Боголюбском, Всеволода III.

Каменное зодчество было на северо-востоке Руси новшеством, поэтому решающую роль должно было сыграть киевское культурное наследие. На постройках Мономаха население Суздаля впервые познакомилось с высоким техническим мастерством киевских зодчих.

В строительство, несомненно, были втянуты и местные ремесленники. Впервые организованное здесь производство кирпича – плинфы – показало новые возможности керамического дела. Добыча и обжиг извести, приготовление растворов, само строительство чрезвычайно обогащали технический опыт местных ремесленников, приобщали население к монументальному искусству.

В Суздале в помещении ремесленной мастерской был найден камень с граффити, представляющий собой оселок клиновидной формы для правки лезвий и игл. Камнерезы изготавливали также точила, различные оселки для заточки инструментов и бытового инвентаря. Значительное разделение труда в среде владимиро-суздальских мастеров по обработке камня было большим шагом вперед, обеспечивающим повышение качества отдельных видов работы.

Большую группу изделий из камня составляют шиферные пряслица. Подавляющее большинство их выточено из розового шифера206. Как известно, шиферные пряслица производились в районе Овруча на Волыни, где были единственные на Руси месторождения шифера207. Возможно, что розовый шифер попадал на северо-восток Руси в виде не только готовой продукции, но и сырья. Так, в Суздале в раскопках В. В. Седова (1970 г.) обнаружена мастерская по изготовлению пряслиц из розового шифера.

Находки этих шиферных изделий – пряслиц – весьма характерны для средневековья. Ведь до сих пор считалось, что они в готовом виде поступали на Северо-Восток, где разносились многочисленными коробейниками. Раскопки показали, что в ряде случаев эти изделия изготовлялись, видимо, на месте. В Суздале были обнаружены полуфабрикаты и отходы производства. Подобные пряслица археологи твердо датируют XI – XIII вв.

Были ремесленники, специализировавшиеся на обработке кости. По техническим приемам это ремесло очень близко обработке дерева, но кость – более твердый материал, и мастер-косторез при работе должен был использовать более совершенные инструменты.

Применение токарного станка, пилы, напильника, овладение сложными техническими навыками – все это выделило резчиков кости в особый разряд ремесленников208.

На территории Суздальского кремля найдены следы нескольких косторезных мастерских. Это двусторонние гребни, украшенные линейным орнаментом; двусторонний гребень с накладкой;

еще одна находка представляет собой, видимо, спицу от прялки, в которой прикреплялась кудель. При определении принадлежности построек косторезам учитывалось прежде всего наличие в них сырья, заготовок, полуфабрикатов, готовых изделий.

Недалеко от северного вала кремля найдена мастерская, которая может быть датирована ХII – ХIII вв. В целом

Продукция косторезного ремесла:

весь ассортимент изделий из 1 – 3, 6, 7 – гребни; 4 – рукоятка ножа;

кости, найденных во Владизаготовка гребня из рога мире и Суздале, обычен для древнерусских поселений и характеризуется высокими техническими навыками мастеров209.

В хозяйственной жизни Суздаля ХII – ХIII вв. видное место занимала обработка дерева. Дерево служило основным поделочным материалом: из него сооружали жилища и укрепления, изготавливали домашнюю утварь и мебель. О занятиях горожан этим ремеслом свидетельствует деревообрабатывающий инструмент. Найденный в Суздале топор с симметричным лезвием и круглым обухом был, очевидно, орудием столяра или бондаря. Судя по новгородским аналогиям, топоры этого типа появляются в ХII в., бытуют до середины ХIII в.210. Узкий прямой топорообразный предмет211 был, возможно, орудием лесоруба.

Шиферные пряслица Состав деревообрабатывающего инструментария Суздаля показывает, что мастерами этих городов применялись все основные формы орудий. Необходимо отметить, что находки из дерева очень редки, так как культурные слои почти не сохраняют органических остатков.

Однако в северо-восточной части Суздальского детинца при исследовании древнерусских построек было собрано несколько предметов из дерева. Наиболее интересны фрагменты деревянной посуды, изготовленной на токарном станке.

Деревянная резная и точеная посуда:

Одним из ярких видов 1, 2, 8, 9 – ложки; 3 – 6 – фрагменты ремесленной деятельности стенок; 7 – ваза на поддоне;

было изготовление стеклян- 10 – братина; 11 – ковш с ручкой в виде ных изделий. Необходимо головы дракона отметить, что с момента своего рождения стеклянное производство было именно производством, а не ремеслом, так как отличалось и объемом, и уровнем организации, и ассортиментом выпускаемой продукции212.

Первая стекольная мастерская возникает в конце X в. в Киеве, куда были приглашены из Византии мастера для украшения Десятинной церкви213. В дальнейшем Киев как главный город Руси становится и центром стеклоделательного производства. Изделия киевских мастеров распространяются в другие древнерусские города.

Позднее (в начале – середине XII в.) вместе с продукцией экспортируется и само ремесло. Установлено, что существовало стеклоделательное производство в Смоленске, Старой Рязани, Новгороде, Полоцке, Владимире, Суздале.

Существование стеклоделия в Суздале связывают с изготовлением стеклянных браслетов, ибо именно эти изделия из стекла – самая массовая и характерная для провинциальных центров продукция. Проведенные Т. Ф. Мухиной, Ю. Э. Жарновым, М. Е. Родиной за последние пять лет исследования территории Владимиро-Суздальского края дали богатую коллекцию этой категории стеклянных изделий214.

Очень интересной находкой оказалась серебряная подвеска – часть ожерелья. На ней нанесено схематическое изображение древа жизни. Найдены также стеклянные бусы. Обнаружены обломки стеклянных браслетов – второго типичного украшения жителей средневекового северного города. Эти находки помогут хорошо датировать культурный слой. Обломки стеклянных браслетов встречаются во всех средневековых городах, и археологи всегда датируют соответствующие слои серединой XII – началом XIII в. Монгольское нашествие, разрушившее многочисленные ремесленные мастерские в Киеве и в других древнерусских городах, на некоторое время прервало производство стекла в Древней Руси. Очень редкой находкой является обнаруженный целый стеклянный браслет, обычно в городах средневековой Руси находят только обломки таких украшений.

Широкое распространение получили ткачество и прядение. При археологических раскопках были найдены различные фрагменты сукна, войлока, мешковины, веревки, большое количество костяных и бронзовых иголок. Русские вышивальщицы знали до 50 приемов шитья. В полуземлянке посада г. Суздаля была найдена берестяная шкатулка, в которой лежали вещи, изготовленные из ткани, меха, кожи и толстых льняных или шелковых нитей. На ткани местами сохранились остатки вышивки «серебряной нитью».

Существовало кожевенное производство. Кожевники выделывали юфть и сафьян из коровьих и козлиных кож, которые шли на изготовление сапог, более грубые кожи – на производство ремней, кошельков, лаптей и других необходимых в быту вещей. В Суздале Н. Н. Ворониным были найдены «тупики», то есть ребра коровы, употребляемые для очистки кож.

Связи Суздальской Торговые связи составляли одну из земли с Византийской важных сторон экономической жизни империей каждого древнерусского города, в том числе и Суздаля – одного из главных городов Владимиро-Суздальского княжества.

Торговля восточно-славянских земель с Византийской империей началась задолго до образования Древнерусского государства.

Собственно внешняя торговля началась лишь с образованием Древнерусского государства, которое взяло на себя руководство ею и ее юридическую защиту.

Окрепли русские позиции в самом Константинополе, где по договору 988 г. после принятия христианства возник русский квартал (емболос), а наши купцы, прибывавшие на Русскую пристань, так часто проходили через Золотые ворота, что и эти ворота стали называть Русскими215. Так летописец, рассказывая о событиях, происходивших во Владимиро-Суздальском княжестве в 70-х гг. XII в. отмечает: «Гость приходил из Царяграда и от иных стран, из русской земли, паче Латинии, и до всего хрестьянства»216.

Торговали русские и во втором по величине городе империи – Фессалониках (Солуни), где ежегодно в октябре устраивалась знаменитая ярмарка217. В Византии известны также русские меха. Престарелый афинский митрополит, изгнанный латинянами, просил никейского императора Федора Ласкаря: «Если ты мне еще пришлешь и [шкурку] белого зайца, каких Русь доставляет в Великий город [Константинополь], то окажешь мне большую помощь, ибо врачи говорят, что она отлично согревает»218. Археология подтверждает ввоз Русью, в свою очередь, из Византии тканей, изделий из стекла, церковной утвари, пряностей219.

Фрагменты предметов Восточного Византийского импорта:

1 – 5 иранской посуды; 6, 8 – подражание иранским сосудам; 9 – 11 – посуды Золотой Орды и Хорезма; 12 – стеклянных пуговицы; 13 – ожерелья и бус;

14 – сосуда; 15 – перстня; 16 – браслета При раскопках кургана XI в. в селе Новоселки под Суздалем обнаружено захоронение купца: у пояса его были найдены остатки кожаного кошелька, в котором находилась бронзовая гирька, сливовые и вишневые косточки для счета и 1/4 серебряного германского динария, то есть атрибуты торговых операций220.

Определенное свидетельство торговых отношений города с другими странами и городами – находки монет. В своей работе М. В. Седова говорит о находках на территории кремля византийского медного фолиса императора Романа I (931 – 941) и четырех западноевропейских денариев, чеканенных во Фризии епископом Вильгельмом де Понте (1054 – 1076), в Майнце епископом Бардо (1031 – 1051) и двух подражаний германским денариям.

Для взвешивания монет и другого металла употреблялись весы.

В раскопках усадьбы на территории кремля221 была обнаружена бронзовая чашечка весов. А также найдены два коромысла от весов и гирька, две костяные лопаточки для взвешивания монет.

Южное направление торговли отмечают товары, поступавшие в Суздальскую землю из Византии, Крыма, Сирии и Египта днепровским водным путем через Киев. Суда шли по Днепру, затем волоком на Вазузу, а оттуда – на Верхнюю Волгу. С Волги суда сворачивали в ее приток Нерль, затем волоком и системой малых рек переправлялись в Нерль Клязьменскую и Каменку222. Письменные источники XII в. упоминают реку Вазузу на пути из Днепра в Суздаль. В «Сказании о чудесах Владимирской Божьей Матери» говорится о том, как князь Андрей Боголюбский ехал в 1155 г.

из Киева в Суздаль:

«Едущу к ему путем, поя с собой проводника и приеха к реце Вазузе223. С усилением в XII в. могущества Владимиро-Суздальского княжества связь с Поднепровьем осуществляется более коротким путем через земли вятичей224.

К числу наиболее распространенных предметов роскоши, поступавших из Византии этим путем, были шелковые ткани с золотой нитью. Они обнаружены в суздальском некрополе. Византийская шелковая ткань была многослойной и представляла уточную саржу типа самит. Для нее характерно наличие нитей основы, не участвующих в переплетении и свободно лежащих между двумя утками.

При этом нити ткани крученые225.

Находки импортных тканей во владимирских курганах:

1 – городище у Глининского оврага; 2 – городище у оврага Бремболка;

3 – городище, правый берег оврага Слуда; 4 – Большая Брембола 1;

5 – Коленово; 6 – Вепрева Пустынь; 7 – Караш 1; 8 – Караш 2; 9 – СелятиноКонкжово; 10 – Старово; 11 – Ворогово (панки); 12 – Исакове; 13 – ГоркиБогдановские; 14 – Матвейщево; 15 – Константинове 2; 16 – Фантырево;

17 – Сверчково; 18 – Красково 1; 19 – Фролищи; 20 – Косинское;

21 – Ненашевское; 22 – Даниловское, 22а – Кубаево; 23 – Варварино;

24 – Осиповец; 25 – Якшино; 26 – Каптево 2; 27 – Киркеево 2; 28 – Медведево;

29 – Золотниковая Пустынь; 30 – Лычево; 31 – Давыдовское Малое;

32 – Менчаково; 33 – Весь; 34 – Романов; 35 – Торчино; 36 – Запрудье;

37 – Телепниха; 38 – Старое Быково; 39 – Сизино 2; 40 – Сизино 3;

41 – Борщевка; 42 – Погост Быково; 43 – Исады; 44 – Красное 3; 45 – Суздаль (Михайлова сторона); 47 – Гнездилово (ближнее); 41 – Гнездилово (среднее);

48 – Антоново; 49 – Кнутиха; 50 – Васильки; 51 – Доброе; 52 – Владимир;

а – места находок Воротники золототканые и с шитьем из курганов на Михайловской стороне (по М. А. Сабуровой):

1 – курган 87; 2 – курган 50, погр. 1; 3 – курган 93, погр. 2; 4 – курган 54, погр. 3; 5 – курган 19; 6 – курган 93, погр. 1; 7 – курган 33; С – курган 55; 9 – курган 90; 10 – курган 61, погр. 3; 11 – курган 86; 12 – курган 74;

13 – бескурганный мог-к, погр. 2; 14 – курган 55; 15 – 16 – курган 11; 17 – курган 50; 18 – бескурганный мог-к, погр. 3; 19 – курган 92; 20 – курган 71;

21 – курган 73.

К южному импорту относятся стеклянные изделия, поступавшие из Сирии и Египта. Это такие типы бус, как золотостеклянные (без каймы), лимоновидные полосатые226. Близ Ризположенского монастыря обнаружен также фрагмент стеклянного кубка желтоватого цвета с росписью красно-коричневой и золотой эмалью в виде сложного растительного узора или пальметы. Подобные сосуды изготовлялись в стекольных мастерских г. Ранка в северной Сирии в XII в.227.

С конца XIII в. заметно усилилось значение Донского пути для связей с Крымом, где обосновались генуэзские колонии. Митрополит Пимен, совершая поездку в Царьград в 1339 г., ехал из Москвы через Коломну и Рязань, затем вниз по Дону до Азова. Затем Азовским морем до Сурожа, оттуда Черным морем до Константинополя228.

Довольно редкий на Руси вид стеклянных изделий – пуговицы, в XI – XIII вв. ввозившиеся из Византии или Западной Европы.

Находки стеклянных шаровидных с овальным медным ушком пуговиц имеются и во Владимиро-Суздальской Руси. Спектральных анализов состава стекла не проводилось, поэтому о месте их производства можно говорить предположительно. Вероятно, небольшие прозрачные кобальтовые, ярко-желтые, зеленые, черные и молочнобелые непрозрачные пуговки XI в., найденные в ранних памятниках Суздаля, привезены из Византии229. Византийские бусы ХII – начала XIII в. из черного стекла с белым и цветным волнистым декором неоднократно находили в раскопках в Суздале.

Видимо, византийским импортом являются два фрагмента браслета из Суздальского кремля. Браслет плоско-выпуклый, большого ранга (0,8 – 0,9 см), из печеночно-красного стекла орнаментирован накладной желтовато-белой стеклянной нитью, образующей петлевидный узор (цепочка из эллипсоидных звеньев)230.

О связях с Византией свидетельствуют также произведения византийской глиптики. На Руси, не знавшей искусства резьбы по драгоценным и полудрагоценным камням, высоко ценились византийские камеи, которыми украшали нагрудные панагии и оклады икон. Несколько камей, в прошлом принадлежавших суздальским монастырям, сейчас находится в собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника: на агате святой Георгий IX в. (вправлена в оклад иконы Богоматерь Владимирская с акафистом на полях); Никола поясной на сапфире и святой Георгий-воин на жадеите XI – XII вв., Архангел Михаил на благородном змеевике-стеатите XIV в.231.

Кроме стеклянных изделий и изделий из глиптики Русь импортировала из Византии шелковые ткани и золотую тесьму. Шелковый текстиль был одним из важнейших объектов византийской международной торговли. Во Владимиро-Суздальской Руси византийский шелк находили не раз. Фрагменты одежд из многослойной уточной шелковой саржи обнаружены также в Суздальском некрополе232.

Плотный, часто узорный шелк из тонкой, крученой пряжи был окрашен дорогими красителями: червецом и индиго. Нарядный византийский аксамит шел на изготовление парадных княжеско-боярских одеяний, церковных облачений и завес.

В Византии производились также серебряные позолоченные нити для вышивки и изготовления узорных лент. При императорском дворе существовала специальная мастерская, производившая золотные ленты для украшения церемониальной одежды233. Золотные нити и золотые ленты с узором в виде плетенки активно импортировала и Владимиро-Суздальская Русь. Фрагменты таких лент находили во владимирских курганах XI – XII вв., в Суздальском некрополе, в Сунгиревском могильнике, на Сунгиревском городище и в княжеском погребении во Владимире. Большинство находок золотых лент и шелковых тканей датируется концом XI – XII вв., свидетельствуя о тесных торговых связях с Византией в это время234.

Нередки для Владимиро-Суздальской Руси находки амфортарной керамики византийского круга, включающей посуду, изготовленную собственно в Византии и в странах провинциально-византийской культуры. Фрагменты сосудов, в которых из Византии, Восточного Средиземноморья, Причерноморья, Крыма привозили вино, растительное масло и другие жидкие, сыпучие товары, неоднократно находили в Суздале. Доминирующими в Древней Руси XII – XIII вв. были два типа амфор: «Трапезунд» и «Триллия»235.

Керамика византийского круга во Владимиро-Суздальской Руси представлена не только амфорами, но и художественной поливной посудой, находки которой здесь довольно редки. Это единичные фрагменты красноглиняной полумайолики с полихромной подсветкой гравированного рисунка236. Эти находки происходят с Суздальского посада, датируются XII – началом XIII в.

Переломным в истории русско-византийских отношений был ХIII в. В 1204 г. под ударами крестоносцев пал Константинополь.

Блистательная столица, красивейший и богатейший город, который на Руси почтительно называли Царьградом, подвергся варварскому разорению и разграблению латинянами. На обломках рухнувшей Византийской империи возникло несколько государств.

Однако, как показывает археологический материал, и после падения Константинополя русско-византийские связи сохраняются до 1237 г. Из бывших византийских колоний в Крыму, попавших теперь в зависимость от Трапезундской империи, ставшей наследницей византийской черноморской торговли, везли в русские княжества, в том числе и Владимиро-Суздальское, виноградное вино в амфорах и церковную утварь.

О связях Владимиро-Суздальской Руси с Крымом свидетельствуют находки крестиков-«корсунчиков», названных так по месту предполагаемого их вывоза – Корсуни. «Корсунчики» – небольшие четырехконечные крестики без сквозного отверстия для шнурка (их оправляли в серебряные или золотые наконечники) – обычно изготовлялись из яшмовидного халцедона, змеевика, порфира.

Крестики-«корсунчики» входили в состав кладов Владимиро-Суздальской земли.

Таким образом, в XII в. суздальско-византийские связи были активными, разнообразными и сложными. Почти вся первая половина этого столетия – время правления Юрия Долгорукого, первого самостоятельного князя Ростово-Суздальского княжества, считавшегося в Константинополе надежным партнером.

Осложнение политических и церковных отношений СевероВосточной Руси с Византией в годы правления самовластного князя Андрея Боголюбского не отразилось существенно на торговых связях. Ведь именно к этому времени относится сообщение летописца о том, что во Владимир, к Андрею Боголюбскому «гость приходил из Царягорода»237. При Всеволоде связи Северо-Восточной Руси с Византией крепнут и расширяются.

Связи Суздальской Владимиро-Суздальская земля торгоземли с Западной вала с немецкими землями. Зарождение Европой этих торговых отношений ученые относят еще к VIII – IX вв. Подтверждают это и западноевропейские источники.

В июле 1192 г. австрийский герцог Леопольд V издал документ о торговых и таможенных привилегиях регенсбургским купцам на территории герцогства, где существует особая рубрика для русских купцов, именуемых в грамотах Rusarii: «Ruzarii, когда бы ни ехали, платят 2 таланта (два фунта серебра), а по возвращении из Руси – полталанта; пусть заплатят 12 денариев, если пожелают куда-нибудь зайти [для торговли]». Это установление характеризует Ruzarii как купцов, по преимуществу транзитных, они могли заворачивать для торговли своим товаром в местечки на территории Австрийского герцогства.

В XII в. Германия поставляет на северо-восток Руси изделия из меди, бронзы, оружие238. Во второй половине XII в. культурные контакты между «латинским» Западом и Суздальской землей приняли весьма интенсивный характер. Из Священной Римской империи приглашались архитекторы239.

Немецкие купцы были весьма заинтересованы в торговле с Владимиро-Суздальской Русью. Когда в 60-х гг. XIII в. произошел конфликт между князем Ярославом и новгородцами, то немецкие купцы получили грамоту (ярлык) от татарского хана на право свободной торговли. Грамота Менгу-Темира разрешала свободную торговлю («гостю чист путь») немецким купцам («рижаном, и к болшим и к молодым, и кто гостит, и ко всем...») на «моей волости» – Владимиро-Суздальской земле.

В XII – XIII вв. Суздальскую землю хорошо знали в Венгрии.

Отношения между «Суждальской землей» и Венгрией были не только политическими и культурными, но и торговыми. Причем объектом торговли со стороны мадьяр были не только знаменитые венгерские скакуны («фаре»). Задолго до XIII в. знаменитые серебряные сосуды, так называемые «венгерские» или балканские, изготовленные в районе Венгрии и дунайского бассейна в X – XI вв., экспортировались на Волгу, Оку, Каму, то есть в Волжскую Булгарию и Суздальскую землю240.

О поступлении западноевропейских товаров во ВладимироСуздальскую землю говорят находки витражных стекол. Четыре фрагмента витражного стекла найдены в северо-западной части Суздальского кремля241.

В одном из погребений суздальского некрополя найдена золототканая лента с геометрическим узором испанской работы242. Значительное количество предметов западноевропейского художественного ремесла выполнено из цветных металлов. В конце прошлого века при разборке церковной утвари в «палатке» Рождественского собора была обнаружена дарохранительница в виде полой фигуры голубя, изготовленная в знаменитой технике выемчатой эмали в Лиможе. Медная фигурка голубя, золоченая, покрыта гравировкой, имитирующей оперение; подвижные крылья украшены зеленой и красной эмалью; глаза инкрустированы вставками черного камня.

Такие дарохранительницы, символизирующие образ Святого духа, хранятся во многих музеях и частных коллекциях Западной Европы, в основном Франции и Германии. Они являлись частью церковной утвари, предназначались для хранения запасного агнца и висели в алтаре над престолом. Эта дарохранительница составляла часть убранства вновь отстроенного князем Юрием Всеволодовичем в 1222 – 1225 гг. Рождественского собора243.

С Суздальским Рождественским собором связаны шесть фигурок львов, четыре из которых находятся в собрании ВладимироСуздальского музея-заповедника, а две – в ГИМе. Фигурки отлиты из бронзы из двух половинок, морды зверей подняты и оскалены, хвосты захлестнуты на спину244.

В северной части от Рождественского собора в раскопках жилого дома была обнаружена бронзовая накладка западноевропейского происхождения. Она представляет собой голову бородатого человека с трехчастной короной, причем прямо из головы вырастают головы двух драконов на длинных изогнутых шеях245.

Среди костяных изделий суздальской коллекции к западноевропейскому импорту можно отнести шахматную фигурку246 и накладку на шкатулку кельнской работы.

О направлении торговых путей нам говорит маршрут поездки суздальского епископа Аврамия в 1437 г. на Флорентийский собор. Путь посольства лежал через Москву, Тверь, Торжок, Волочек в Новгород.

Оттуда через Псков и Юрьев в Ригу. Это был хорошо наезженный и привычный маршрут. Из Риги мимо острова Готланда морем плыли в Любек. Из Любека в Магдебург, Лейпциг, Нюрнберг, Инсбрук, Тренто, Падую и, наконец, во Флоренцию. Обратный путь путешественников шел уже иным, южным маршрутом: Флоренция, Венеция, Пула, Загреб, Белград, Буда, Кошица, Краков, Львов, Галич, Холм, Берестье, Каменец, Волковыйск, Трокай, Вильно, Друцк, Смоленск, Вязьма, Можайск, Москва, Суздаль247. Видимо, именно этими путями поступали западные товары на Русь в домонгольский и послемонгольский периоды.

Связи Суздальской Анализ свидетельств скандинавсземли со Скандинавией ких, прибалтийских и древнерусских и Прибалтикой письменных источников, а также археологических находок предметов импорта показывает, что Владимиро-Суздальская Русь имела с этими странами давние, тесные и разнообразные связи.

Уже в X в. викинги предпринимали военно-торговые экспедиции в хорошо им знакомую Суздальскую землю, о чем свидетельствуют многочисленные находки скандинавских украшений во ВладимироСуздальской земле. В Суздале XI в. находим археологически зафиксированный новый этап русско-скандинавских отношений – растворение варяжской дружинной верхушки в древнерусской среде.

Связи Северо-Восточной Руси и Скандинавии были традиционны. Традиционность и продолжительность связей Суздальской земли со Скандинавией нашла отражение в древнескандинавской литературе, где Суздаль и Суздальская земля упоминаются шесть раз, что подтверждает знакомство скандинавов с Северо-Восточной Русью и отражает их непосредственные контакты.

Наиболее древнее упоминание в исландском географическом сочинении «Какие земли лежат в мире», в котором названы 8 главных городов страны Руссии (Гардарики), восходит к XI в.248. Любопытно, что Муром (Moramar), Ростов (Rostofa) и Суздаль (Surdalar) стоят в этом перечне раньше Новгорода и Киева. «Младшие» же города Владимир и Переяславль, возникшие позднее и игравшие значительную роль в XII в., не упоминаются вовсе.

Через Новгород и Ростов шла веками торговля Северной Европы с Азией. Уже в начале XI в. она была, видимо, даже оформлена торговым договором между Ярославом Мудрым и норвежским конунгом. Саги неоднократно сообщают о покупке скандинавами восточных товаров, доставленных по Волжскому пути, и мехов, привезенных непосредственно из Владимиро-Суздальской Руси249.

Владимиро-Суздальская земля исполняла не только роль посредника в восточной торговле. Она сама активно участвовала в торговых операциях. В ее крупнейшие города приезжали купцы из Скандинавии. Сохранились сведения о таких поездках. В саге о Хаконе, сыне Хакона, прямо указывается на то, что скандинавы приезжали торговать в «Суждальскую землю» в 20-е гг. XIII в. Источник рассказывает, что норвежцы отправились на четырех кораблях торговать на Северную Двину в Биармию (Бьярмаланде, как ее называет сага). К концу лета часть купцов вернулась на родину, часть осталась зимовать, а некоторые отправились во Владимиро-Суздальскую землю. «Огмунд из Спанхейма тоже остался, и поехал он осенью на восток, в Сюрдаларики (Суздаль) со своими дружинниками и с товаром». Интересно, что возвращался этот купец из Суздаля в Норвегию через Константинополь и далее по Средиземному морю. Эта торговая экспедиция датируется 1222 г.250.

В Скандинавии не только имели представление о городах Владимиро-Суздальской Руси, но и хорошо их знали.

Источник XII в. (Hauksbok) содержит перечисление, в котором едва ли не на первом месте указаны северо-восточные центры; «...в том государстве (или в той стране), которое зовется Руссия и коН. К. Рерих. Заморские гости торое мы называем Гардарики, главные города: Муром, Ростов, Суздаль, Хольмгард (Новгород Великий) и другие»251.

Названия Суздаля и Суздальской земли встречаются и в скандинавских сагах. В «Пряди о Хауке Длинные Чулки», являющейся частью «Большой саги об Олаве, сыне Трюггви» XIV в., рассказывается о Хауке – любимом дружиннике норвежского конунга Харальда Прекрасноволосого, жившего во второй половине IX – начале X в.

(858 – 928). Сага сообщает, что Харальд послал Хаука в Бьярмаланд (в Подвинье и на побережье Белого моря), чтобы добыть меха. Узнав об их поездке, конунг Эйрик также посылает своих дружинников в Бьярмаланд и Surtsdala (Суздальскую землю)252.

Даже те отрывочные сведения, которые находим в сагах, дают основание утверждать, что к середине XIII в. торговые и политические связи не только не ослабли, но даже усилились. И это несмотря на поражение шведов в 1240 г. в устье Невы. Контакты норвежского конунга Хакона с Александром Невским привели к установлению демаркационной пограничной линии между Русским государством и Норвегией.

Очень интересно сообщение другого источника – «Саги о Хаконе, сыне Хакона», написанной в 1264 – 1265 гг. в Норвегии. Автор саги исландец Стурла Тордарсон рассказывает об одной из торговых поездок. Один из участников похода Эгмунд из Спангхейма отправился «на восток в Sydridalariki со своими слугами и товаром», там он провел зиму, а весной отправился в Новгородскую землю253.

Топоним Sydridalariki означает не город, а Суздальское княжество.

Далее в саге отражено пребывание в Швеции суздальского князя Андрея Ярославича, брата Александра Невского: «У Биргера ярла было 5000 человек. Там было с ним много знатных мужей... и много знатных вождей из Швеции. Был с ярлом также и Андрее, конунг Суздаля, брат Александра, конунга Хольмгарда; он бежал с востока от татар»254. Андрей Ярославич бежал в Швецию в 1252 г., а вернулся в Суздаль в 1256 г., после заступничества перед ханом Александром Невским. Эти события подробно описываются и в русской летописи255. Как видим, через год после эмиграции Андрей Ярославич продолжает пользоваться правом убежища и входит в число наиболее почетных гостей скандинавского съезда. Все это в достаточной мере позволяет утверждать, что в Скандинавии интересовались не только суздальскими мехами, льном, медом, ремесленными изделиями, драгоценными восточными товарами, но и самой Владимиро-Суздальской землей и ее военными и политическими руководителями.

Из Скандинавии ввозилось оружие и цветные металлы (в основном медь, олово, свинец), начиная с самой древнейшей поры.

Свидетельством такого импорта может служить клад из 15 слитков оловянисто-свинцового сплава (весом 129 – 140 граммов), обнаруженный на городище Выжегша в районе ополья вместе с кладом 1274 куфических монет IХ в. и скандинавскими ланцетовидными наконечниками стрел256. Видимо, оба клада попали в глухой район ополья при посредничестве жителей Сарского городища.

Связи Северо-Восточной Руси со Скандинавией шли через Ростов и Новгород. Саги неоднократно упоминают о восточных товарах, в том числе мехах, привезенных непосредственно из Владимиро-Суздальской Руси257. Новгород выступал посредником в торговле с Суздальской землей цветными металлами. Подтверждением этому служит текст берестяной грамоты № 439 рубежа XII – XIII вв., найденной в Новгороде на усадьбе купцов-складников. В грамоте говорится: «Я тебе олово продал и свинец и клепанье все. Мне не ехать в Суздаль». В грамоте № 675 рубежа XII – XIII вв. упоминаются Киев, Луки и Суздаль как пункты торговли одного из новгородского купцов258. Широкий размах суздальско-новгородской торговли ощущается и в таких фактах, как захват в 1215 г. князем Ярославом Всеволодовичем только в Переяславле Залесском 150 новгородских купцов. В договоре 1270 г. Новгорода с князьями отражено стремление новгородцев торговать в Суздальской земле: «А гости нашему гостити к Суздальской земле без рубежа»259. Из «Низовской» земли везли в Новгород зерно, воск, мед, пушнину, предметы восточного импорта, поступавшие Волжским путем. Из Новгорода в Суздаль поступали цветные металлы, янтарь, предметы западноевропейского импорта. В самом Суздале найдено свыше 10 кусков необработанного янтаря, около двух десятков янтарных бус, четыре янтарных крестика, заготовка янтарной иконки и янтарный целый перстень плоско-выпуклого сечения с овальным щитком. В основном, все эти предметы датируются домонгольским временем, но часть их обнаружена и в слоях XIV – XV вв., значит, торговля янтарем производилась на всем протяжении средневековой истории города. Причём, янтарь был прибалтийский, а не преднепровский.

Не только с Северной Европой, но и с Прибалтикой у Владимиро-Суздальской Руси имелись тесные контакты.

Вероятно, и во Владимирскую землю в XI – начале XIII в. янтарь импортировался из Приднепровья. После нашествия татаро-монгол эти связи были прерваны, янтарь стал поступать из Прибалтики.

В домонгольское время почти в каждом крупном древнерусском городе имелось несколько небольших мастерских по изготовлению янтарных украшений. Куски необработанного янтаря и заготовки бусин неоднократно находили и в Суздале.

Среди янтарных украшений из раскопок в Суздале и в других городах Владимиро-Суздальского края преобладают бусы, подвески, вставки, перстни и крестики, неоднократно попадались и куски необработанного янтаря260.

Эти находки свидетельствуют о хорошо налаженных торговых связях Владимиро-Суздальской Руси с Приднепровьем и Прибалтикой, откуда поступал янтарь-сырец. В свою очередь, Северо-Восточная Русь способствовала проникновению янтаря далее на восток, в Волжскую Булгарию, к своему ближайшему торговому партнеру.

Прибалтийские письменные источники также свидетельствуют о присутствии выходцев из Суздальской земли в Прибалтийских странах.

Так, Генрих Латвийский в «Хронике Ливонии», повествуя о завоевании Эстонии немецкими рыцарями в начале XIII в., сообщает, что на помощь защитникам опорного пункта русских замка Дорпат «...послал король суздальский (Susdalia) своего брата, а с ним много войска... и шли с ним новгородцы и король псковский»261. Король суздальский – это князь Георгий Всеволодович, а посланный им в Эстонию его брат – это переяславский князь Ярослав, княживший тогда в Новгороде. Однако удержать Дорпат не удалось, рыцари взяли его. «Изо всех бывших в замке мужчин остался в живых только один – вассал великого короля суздальского, посланный своим господином вместе с другими русскими в этот замок. Братья-рыцари снабдили его потом одеждой и отправили на хорошем коне в Новгород и Суздаль сообщить о происшедшем его господам»262.

Но не только военные, но и торговые контакты Владимиро-Суздальской Руси с Прибалтийскими землями зафиксировали письменные источники. В 60-е гг. XIII в. рижские купцы получают от татарского хана Менгу-Темира ярлык, разрешающий свободную торговлю во Владимиро-Суздальской земле. «Гостю чист путь... рижанам и большим и молодым, и кто гостит; и ко всем... на моей волости». В «Рижской долговой книге» под 1286 г. дважды упоминается купец Любберт из Суздаля, а под 1287 г. – купец Николай Волк, совершавший поездки в землю Суздальскую. В Риге была целая улица, заселенная русскими, их торговый двор с церковью Святого Николая.

Важным предметом русской торговли, который шел через Ригу в Западную Европу, был воск: 1/3 долговых записей говорит о воске, как о предмете уплаты долгов263.

Главными предметами русского экспорта в Ригу были не только воск, но и лен, пушнина, а через Ригу с запада в русские города поступали соль, сукна, металлы264.

В XIII в. торговые и политические связи со Скандинавией усилились. Торговые связи с Прибалтикой, например с Ригой, письменно зафиксированы лишь в XIII в., однако археологические находки янтаря и других немногочисленных балтийских древностей позволяют говорить об этих связях уже в XI – XII вв.

Контакты Владимиро-Суздальской Руси со странами Северной Европы и Прибалтики в XII – XIV вв. были постоянными, традиционными и разносторонними.

Связи Суздальской земли Владимиро-Суздальская Русь со странами Востока была посредником между Западными странами и Востоком. До сих пор вопрос о торговле Владимиро-Суздальской Руси с Востоком один из интереснейших и недостаточно исследованных. Изучение этой темы дает возможность рассмотреть многочисленные связи этого района со странами Востока, установить известную специфику вывоза товаров из северных и северо-западных районов Руси.

В IX в., со времени «Повести временных лет», известия арабских географов и историков о Волге, Волжском пути, Волжской Болгарии, русах, славянах становятся все более подробными. Абу Хамид ал-Гарнати так описывает собственные впечатления: «Когда я прибыл в их (славян) страну, то увидел, что эта страна обширная, обильная медом и пшеницей и ячменем и большими яблоками, лучше которых ничего нет. Жизнь у них дешева. Рассчитываются они между собой старыми беличьими шкурками, на которых нет шерсти, и которые нельзя ни на что никогда использовать, и которые совсем ни на что не годятся. Если же шкурка головы белки и шкурка ее лапок целы, то каждые восемнадцать шкурок стоят по счету [славян] серебряный дирхем, связывают [шкурки] в связку. И за каждую из таких шкурок дают отличный круглый хлеб, которого хватает сильному мужчине. На них покупают любые товары: невольниц, и невольников, и золото, и серебро, и бобров, и другие товары... Когда они [шкурки] испортятся в их домах, то их, [иногда даже] рваные, несут в мешках, направляясь с ними на известный рынок, на котором есть некие люди, а перед ними работники. И вот они кладут их перед ними, и работники нанизывают их на крепкие нитки, каждые восемнадцать в одну связку, и прикрепляют на конец нитки кусочек черного свинца, и припечатывают его печаткой, на которой имеется изображение царя. И берут за каждую печать одну шкурку из этих шкурок, пока не опечатают их все. И никто не может отказаться от них, на них продают и покупают»265.

Еще в период IX – X вв. увеличился спрос в странах Востока на основной импортный товар севера – мех. Соболь, куница, горностай, бобер, белка шли на отделку одежды и головных уборов знати, купцов и владетельных особ. Помимо мехов и льна из района Средней и Верхней Волги, Оки и их притоков на Восток шли мед, рыба, рыбий клей, кожа (сафьян), древесина деревьев (березы, ясеня, дуба), которая шла на изготовление оружия (луков), а также клинки мечей, а позднее сабель. Через «Суждальскую землю» проходили и другие товары преимущественно из Новгорода, его владений, Прибалтики и стран Скандинавии: янтарь, моржовая кость, цветные металлы, оружие. Из стран Востока в Северо-Восточную Русь поступали серебро в монетах и ломе, драгоценности, стеклянная посуда и бусы, шелк, атлас, перец, мускус. Об интенсивности торговли уже в X в.

можно судить по тем караванам мусульманских торговых судов, которые прибывали по Волге в Болгарию266.

Торговля Владимиро-Суздальской Руси с Востоком шла по Волжско-Каспийскому пути. Шелковые ткани, пряности, драгоценные камни, жемчуг, золото и серебро в слитках, ювелирные изделия привозились арабами и персами из Индии, Персии, Хорезма и Ормуза в район Каспийского моря, Закавказья, Нижней Волги и через земли болгар попадали во Владимиро-Суздальское княжество.

Из Владимиро-Суздальской земли вывозился и лен. Разведение льна на севере и северо-западе страны зафиксировано в источниках. Насколько большое значение придавалось торговле льном, можно судить по договорам 1266 и 1270 гг. между Новгородом и великим князем Ярославом Ярославичем.

В статье о торговых пошлинах специально говорится о продаже льна в Суздальской земле:

«...а то, княже, имати по 2 пекши от лодье, и от воза, и от лну, и от хмелна короба...»267. Производство льняных тканей во ВладимироСуздальской земле подтверждается и многочисленными находками остатков льняных одежд при раскопках курганов. Надо отметить еще одну важную особенность экспорта льна, «национального продукта» Владимиро-Суздальской земли, поступавшего в страны как Востока, так и Запада. В средние века вся золототканая промышленность Средней Азии, Индии, Персии, Среднего Востока, Ближнего Востока, Египта, Малой Азии, Византии, Италии, Испании не могла существовать без льна. Основа для золотой нити была льняной.

Именно на нее накручивалось покрытие золотой амальгамы или тонких позолоченных лент серебра. Подобная технология ткачества господствовала очень долго на Востоке и до XIII – XIV вв. в Византии и Испании268.

В странах Средиземноморского бассейна только в эпоху третьего и четвертого крестовых походов стали употребляться при золототкачестве шелковая ткань или полоски серозной ткани кишок животных. Но на Востоке и в этот период продолжали использовать для основы лен. Естественно, можно с полным правом утверждать, что на протяжении веков лен, льняная нить, пряжа, ткань поступали буквально во все концы тогдашнего мира. Через посредников (волжских болгар и арабов) товары Владимиро-Суздальской Руси могли попадать далеко на Восток – в Иран, Афганистан, в центры торговли и караванных путей. Так, об экспорте льна через Каспийское море в Иран говорится в персидском сочинении «История Табаристана» (начало XIII в.). В нем упомянуты льняные одежды, которые завозились лишь в Табаристан и которых не было в других районах Ирана269.

Учитывая специфику льна, который мог произрастать только в сравнительно умеренном климате, этот регион был монополистом в производстве и продаже на мировом рынке сырья льна-долгунца, «полуфабрикатов» – льняной пряжи и нитей, а также готового продукта – льняной ткани. Лен во Владимиро-Суздальской Руси, Новгороде и Пскове в средние века играл большую роль в международной торговле.

Находки монет также позволяют говорить о торговле Владимиро-Суздальского края с Востоком, где было обнаружено свыше 50 кладов восточных монет – куфических, саманидских и аббасидских, датируемых VIII – ХI вв. Количество восточных монет, найденных в кладах, колеблется от нескольких до десятка тысяч. Были найдены монеты, выпущенные на севере Ирана, в Центральном и Южном Иране – в Исфахане, Ширазе, Фаррисе. Наряду с иранскими обнаружены монеты из Сирии – Дамаска, с Аравийского полуострова — из княжества Оман, из города Басры, крупнейшего порта в Персидском заливе и перевалочного пункта на пути в Индию270.

В X – XIII вв. велась и посредническая торговля с Индией. Известно упоминание о земле русов и о русских товарах в ряде сочинений индийских писателей, географов и историков. Так, Масуд Сад Салман (XI – XII вв.), поэт из Лахора, говорит в своих стихах о боевых доспехах из земли русов. Более детальное знакомство с Древней Русью обнаруживает Мухаммед Авфиз (XIII в.), который пространно описывает торговый путь по Волге, Волжскую Болгарию и племена славян. Седьмая глава сочинения Мубаракшаха Марварруди «Тарих и Фахруддин» (1206 г.), одного из первых исторических трудов, написанных в Индии, содержит довольно подробные сведения о русах, об их расселении и о реке Дарья-и-Рус (Волге)271.

М. В. Фехнер проследила ареал распространения восточных бус на территории Древней Руси и сделала вывод о том, что они проникали сюда в X – XII вв. Стеклянные бусы с металлической прокладкой (золотой или серебряной) были продуктом импорта из Переднего Востока, точнее – из Египта, из Александрии. М. В. Фехнер указывает, что торговля ими шла через Волжскую Болгарию.

«Их находки, частые в низовьях Оки, бассейнах Клязьмы, Москвы, верховьях Волги, Западной Двины, Днепра, Десны и Сожи, редеют по мере удаления к югу и юго-западу, к среднему течению Днепра, и в Киевской области они уже являются единичными». Из Средней Азии, Ирака (Басры), Персии (Хоросана), Афганистана (Бадахшана), Индии (Кашмира) на Русь шли поделки из сердолика – бусы.

С Востока импортировался и хрусталь. Импорт его также шел по Волжскому пути через Болгарию и «Суждальскую землю»272.

Среди суздальских находок из полудрагоценных камней встречены, в основном, бусы. Кроме сердоликовых и хрустальных бус, получивших широкое распространение на Руси в Х – ХII вв., в Суздале найдены и более редкие изделия. Это два экземпляра халцедоновых овальных бус, одна аметистовая бусина и одна коралловая (все они найдены в слое XI в.) в Суздале. В раскопках А. Ф. Дубынина была обнаружена треугольная уплощенная подвеска из красноватого камня с белыми вкраплениями. По форме она близка многочисленным подвескам, характерным для стран Востока в X – XIV вв.273. Найдена также аналогичная костяная подвеска, подражающая каменным украшениям, изготовленная, видимо, уже в Суздале из более доступного и легко обрабатываемого материала, по-видимому, выходцами из Болгарии.

Импортировали во Владимиро-Суздальскую Русь шелковые ткани, а также шелковые и золотые нити. Археологические раскопки позволяют поставить вопрос о массовом использовании привозных материалов и пряжи. Фрагменты тканей, собранных из вскрытых погребений, обобщение и анализ находок дали возможность М. В. Фехнер прийти к следующему выводу: «...шелк использовался сельским населением только для отделки праздничного костюма, сшитого из тканей шерстяной или льняной. Полосками шелка обшивали ворот платья, из шелка выкраивали пристяжные воротники и невысокие стоячие, которые носили на шее, подобно ожерелью.

Шелком украшался головной убор – из него делали очелья, обрамлявшие верхнюю часть лба»274.

В курганном некрополе Суздаля обнаружены шелковые ткани иранского и среднеазиатского происхождения. Найдены фрагменты шелковых однослойных тканей саржевого и полотняного переплетения азиатского производства, характерной особенностью которых является отсутствие крутки шелковых нитей основы и утка. Окрашены ткани червецом в красно-малиновый цвет и красителем индиго в синий тон, есть и полихромные образцы275.

Ввоз восточных драгоценностей на территорию ВладимироСуздальской Руси подтверждается не только письменными источниками. Раскопки курганного могильника близ села Михалки около Суздаля в 1974 г. дали фрагменты женской одежды XII в. Воротники платьев были сделаны из ткани с золотым шитьем. М.А. Сабурова, исследовавшая эти детали одежды, пришла к следующим выводам. Ткань – шелк «византийского круга», ее цвет «червчатый». Она окрашена специальным красителем, происходившим из Ирана. Шелк расшит уже на Руси местными вышивальщицами Владимиро-Суздальской земли. Вышивка произведена золотыми нитками. «Нити сделаны из позолоченной серебряной узкой ленты, обвивающей льняную ткань».

Важен и заключительный вывод М. А. Сабуровой, что шитые воротники «широко распространяются по всей Древней Руси, включая и окраинные земли». Их находят «не только в погребениях княжеско-боярской среды, но и в богатых погребениях горожан и крестьян»276. Этот вывод еще раз указывает на массовые закупки шелка на территории Владимиро-Суздальской Руси, который поступал с Востока.

С Востока шел основной импорт драгоценных камней. Их стоимость и небольшой вес были исключительно выгодны купцам, совершавшим громадные переходы в несколько тысяч верст.

Драгоценные камни прежде всего шли на украшение предметов культа. Летописец указывает на использование их для оклада икон и другой храмовой утвари. В некрологе князю Андрею Боголюбскому рассказывается о его деятельности: «и украси ю (церковь) иконами мноценьными, златом и каменьем драгым, и жемчюгом великымь безьценьным, и устрой е различными цятами и аспидными цатами украси и всякими узорочьи»277. Если название камней не указано, то жемчуг, как видим, упоминается. «Великий жемчюг», самый лучший в тот период, добывался в Индийском океане. Видимо, речь шла все-таки о восточном жемчуге, так как наш пресноводный жемчуг, добывавшийся в реках России, был значительно меньше по величине.

Русские товары в далекие страны Азии доставлялись не только купцами-посредниками – арабскими, среднеазиатскими – а также и русскими. Известие арабских географов о посещении русскими купцами Багдада, где они находили переводчиков среди своих соотечественников – пленных рабов, живших постоянно в столице халифата, сообщение о русских кораблях в Саксине – все это подтверждает поездки «русов», в том числе и из «Верхней Руси», то есть Владимиро-Суздальской земли, в азиатские страны.

Восточная торговля Владимиро-Суздальской земли отразилась на внешней политике ее князей. Об этом свидетельствуют ряд договоров между Владимиро-Суздальским княжеством и Волжской Булгарией об установлении мирных отношений. В 1221 г., например, был заключен мир между Булгарией и великим князем Юрием, подтвержденный особым договором. Летопись также сообщает, что подобный договор был заключен при отце Юрия великом князе Всеволоде278. Мирные отношения создавали условия для укрепления торговых связей.

Многочисленные русские купцы посещали Волжскую Булгарию. Возможно, там существовали русские колонии. Некоторым подтверждением этого служит упоминание о существовании христианского кладбища в столице Волжской Булгарии – Великом городе. Так, «святой» Авраамий был похоронен на кладбище, где «прочих христиан погребаху в земле Болгарьстей»279.

Импорт восточных товаров шел через Владимиро-Суздальскую землю в другие города Руси, в Киев, Смоленск, Новгород. Многочисленные восточные товары закупались также «немецкими» купцами у русских «низовских» купцов. В XII в. новгородские купцы считали, например, перец одним из основных предметов торговли «низовского гостя» и брали пошлину наравне с серебром восточным перцем. В уставе новгородского князя Всеволода Мстиславича находим: «А у гостя им имати; у низовьского от дву берковска вощаных полъгривне серебра да гривенка перцю...»280.

К числу древнейших находок восточного происхождения, найденных в Суздале и его округе и датирующихся X – XI вв., относятся фрагменты красноглиняной лощеной керамики булгарского происхождения, обнаруженные на территории кремля X в. и на поселении в с. Гнездилове Х – XI вв.281. О торговле с Булгарией говорится в первом летописном тексте о Суздале под 1024: «идоша по Волзе вси людье в Болгары и привезоша (жито) и тако ожиша»282. Число находок булгарской керамики в XII в. значительно возрастает. В раскопках А. Ф. Дубынина, В. В. Седова в 1967 – 1968 и 1970 гг. в кремле и в Дмитриевском монастыре булгарская керамика была найдена в слоях второй половины XI – XIII вв. Это ручки и горла кувшинов, днища и стенки сосудов. Все эти вещи интересны тем, что фиксируют торговые связи. Особый интерес представляют материалы из раскопанной в 1973 г. П. Н. Куглюковским283 в Окольном городе полуземлянки начала XIII в., где были найдены поливной полихромный кувшин с арабской надписью «Аллах – опора» иранского или переднеазиатского происхождения, три болгарских сосуда – большой и малый кувшины и небольшая двуручная корчага. Кроме того, здесь же был найден фрагмент красноглиняного сосуда с орнаментом «граффито»284. Подобный набор посуды наглядно демонстрирует восточное направление торговых связей Суздаля, в частности, с Волжской Булгарией. Булгарские купцы по заключенному в 1229 г.

с князем Юрием Всеволодовичем торговому договору могли свободно торговать в русских городах по Волге и Оке: «Купцам ездить в обе стороны невозбранно и пошлину платить по уставу каждого града безобидно»285.

Косвенным свидетельством того, что караванные пути с восточными товарами доходили до Северо-Восточной Руси, служат найденные в кремле Суздаля в раскопках В.В. Седовым в 1967 – 1968 гг. кости двугорбого верблюда.

По Волжско-Каспийскому торговому пути поступали поливные сосуды из Ирака, несколько обломков которых были обнаружены в слое XI в. на территории Суздальского кремля286. Наибольший интерес среди них представляет фрагмент тонкостенного сосуда из высококремнеземистой белой фарфоровидной массы со спиралевидным ажурно-прорезным узором, выполненным в технике «грандери» (рисовое зерно), который принадлежит к первоклассным изделиям, производившимся в Хоросане с XI в. Несколько фрагментов иранских сосудов, найденных на территории кремля г. Суздаля, имеющих бирюзовую или бирюзовозеленую глазурь и «рассыпчатую» мелкозернистую массу черепка, также говорят о том, что изготовлены они в каком-либо производственном центре Ирана, возможно, в Южном Прикаспии в XIII в. Наконец, еще один фрагмент, так называемый «сине-серый» фаянс, с росписью кобальтом и хромом по сырой глазури изготовлен был в Иранском Азербайджане, возможно, в Султании или в районе Тебриза, или в Кошане, в центральном Иране в конце XIII – первой половине XIV в.287.

Найденные образцы восточного импорта свидетельствуют о связях Владимиро-Суздальского княжества с Ираном и Средней Азией во второй половине XII – начале XIII в. В это время активизировалась волжская торговля по маршруту Саксин – Волжская Булгария. Связующим звеном между Ираном, Хоросаном и Нижним Поволжьем был Хорезм. Из Хорезма через половецкие степи пути вели в Саксин, Волжскую Булгарию и русские княжества288.

Зачастую подобные находки попадали во Владимиро-Суздальскую землю при посредничестве ближайшего восточного соседа – Волжской Булгарии, где подобные предметы редкостью не являлись. Булгарские купцы были частыми гостями в Северо-Восточной Руси. «Болгары волские, имея с Белой Русью непрестанный торг, множество привозили яко жит, тако разных товаров и узорочеи, продавая их в городех руских по Волге и Оке»289.

Таким образом, торговые связи Владимиро-Суздальской земли были широки и традиционны. Археологический материал, обнаруженный в результате раскопок, дает нам представление обо всем объеме торговых операций.

Глава 3. РазВитие культуРы Суздаля В домонГольСкий пеРиод Рост производительных сил не замедлил сказаться и на развитии культуры.

Продолжается строительство городов-крепостей, важных экономических, культурных, ремесленных и торговых центров феодального государства.

Церковь Покрова Богородицы на Нерли

В краю лесов, естественно, главными были деревянное зодчество и деревянная скульптура. Но их черты ожили в белокаменном строительстве и резьбе. Начало каменному строительству положил переяславский князь Владимир Мономах. По инициативе князя и сопровождавшего его переяславского епископа Ефрема на рубеже XI – XII вв. (между 1096 и 1105 гг.) был построен в Суздале собор Успения Богоматери. За образец была взята Печерская церковь в Киеве. Собор, однако, просуществовал недолго: около 45 лет. Из-за технических неполадок – небольшой глубины фундамента, слабости раствора – стены развалились. На том же месте позднее Юрий Долгорукий возвел новый собор, который был освящен в 1143 г.

Юрий Всеволодович перестроил собор в 1222 – 1225 гг.

Строятся Спасо-Преображенский собор в Переяславль-Залесском, Георгиевский собор в Юрьев-Польском. В 50 – 60-х гг. развернулось большое строительство во Владимире. В 1158 – 1160 гг. был построен Успенский собор – главный храм Северо-Восточной Руси.

Подлинным шедевром искусства XII в. явились «Золотые Ворота»

(1158 – 1164). Жемчужиной Владимиро-Суздальского белокаменного зодчества по праву считается храм Покрова на Нерли, построенный в 1165 г. в честь одержания победы над Волжской Булгарией и в честь погибшего в этом сражении сына Андрея Боголюбского – Изяслава.

Рождественский собор 1148 г. Рождественский собор 1228 г.

Кидекша Древнейший памятник русского зодчества, прототип всех владимиро-суздальских храмов – белокаменный однокупольный храм Бориса и Глеба в селе Кидекша.

С него началось владимирское белокаменное зодчество. Построен храм в 1152 г. Село Кидекша древнего происхождения, расположено оно в пяти километрах от Суздаля по старинному Нижегородскому тракту. Как указывает летопись, в 1015 г. сюда съезжались князья Борис и Глеб, один из Мурома, другой из Ростова, для дальнейшей совместной поездки в Киев на погребение отца – князя Владимира.

В середине XII в. первый самостоятельный Суздальский князь Юрий Долгорукий облюбовал место, расположенное при впадении реки Каменки в Нерль, и основал здесь свою резиденцию. Были насыпаны земляные валы, построены деревянная крепость с башнями и воротами, дворец и придворная белокаменная церковь (1152 г.) в честь князей – предков Юрия – Бориса и Глеба.

Учреждением крепости в Кидекше Юрий Долгорукий хотел отделиться от враждебных его политике суздальских бояр. Путем контроля над торговлей по рекам Нерль и Каменка, Юрий Долгорукий поставил в экономическую зависимость международную торговлю.

Комплекс архитектурных памятников Кидекши

Нерль была важнейшей жизненной артерией края: еще в XI в. в неурожайные голодные годы суздальцы ездили «за житом» в далекие земли Булгарской державы. И здесь для оправдания решительного мероприятия – постройки княжеской крепости – потребовалось прибегнуть к помощи «небесных сил». Говорили, что когда-то на месте княжеского замка было «становище» «святых князей» Бориса и Глеба, ходивших из Ростова и Мурома в Киев. В XII в. здесь возник деревянный городок-резиденция суздальского князя Юрия Долгорукого; в середине века – Кидекшанский монастырь, который в 1552 г. посетил Иван Грозный, шедший с войсками на Казань. С 1764 г., после упразднения монастыря, храмы действовали как приходские.

Княжеский город одной своей стороной примыкал к сравнительно высокому берегу Нерли; с северо-запада его прикрывали земляные валы с деревянными стенами, остатки их насыпей местами сохранились на крестьянских усадьбах (особенно около дома Состигалова).

Легенда говорит о том, что с тех пор, как князь покинул свой замок на Нерли, это поселение стало называться местом покинутым, отчего и произошло название «Покидекша», а потом «Кидекша».

Ничто, кроме остатков земляного вала и церкви Бориса и Глеба, в настоящее время не напоминает о былом государственном значении этого ныне тихого и обычного села.

Церковь Бориса и Глеба ныне – главная достопримечательность Кидекши.

Древнее ее нет постройки на Северо-Востоке Руси. Все белокаменные шедевры Владимиро-Суздальского княжества создавались по ее образу и подобию. Они теперь помогают нам мысленно восстановить утраченный суровый и монументальный облик Борисоглебской церкви-долгожительницы. Это четырехстолпный, одноглавый храм Церковь Бориса и Глеба в Кидекше крестово-купольной системы. На восток обращены крест и три апсиды алтаря. Фасады имели равномерное членение на три прясла с закомарным завершением каждого из них. Таким же чередом проходили щелевидные окна, подчеркивая простоту и четкость композиционного построения. Одно такое окно сохранилось на западной плоскости. Остальные, заложенные в поздние времена, легко читаются. Так же угадываются арочный вход в церковь с юга и позакомарное покрытие кубического объема.

Суровость стен и всего облика несколько смягчает аркатурноколончатый пояс с поребриком – зарождение декоративной системы Владимиро-Суздальской школы зодчества.

Храм перенес много невзгод. Видимо, на богатую княжескую усадьбу обрушились татары, так что в 1239 г. ростовский епископ Кирилл должен был ремонтировать пострадавшее здание дворцовой церкви князя Юрия. Но следом за этим последовала пора запустения.

Храм долго стоял без кровли, и его своды вместе с главой разрушились; катастрофа захватила восточную часть стен и верхи алтарных апсид. Лишь в XVI – XVII вв.

его починили, использовав старый белый камень.

Но восточной части здания не восстановили, завершив храм новым, весьма плохо сделанным сомкнутым сводом и четырехскатной крышей с маленькой главкой, совершенно не отвечающими первоначальному облику замечательного памятника.

Были также заложены (хорошо видные и теперь) древние щелевидные окна и сделаны новые, а с запада в XIX в.

пристроили притвор.

Борис и Глеб. Икона XIV в.

По своему типу храм сходен с храмом Покрова на Нерли и Димитриевским собором:

это также кубический одноглавый, трехапсидный храм, каких много строили в XII в. на княжеских дворах и городских улицах. Но сколь отличен образ этого здания от образа прославленных храмов Владимира и Боголюбова! Считавшийся «романским» аркатурный поясок в действительности давно применялся русскими зодчими XI – XII вв. Киева и Новгорода. Точно так же и порталы церкви в Кидекше схожи больше подобными же уступчатыми простыми нишами, какие украшали древнейшие русские храмы.

Под хорами одновременно с постройкой храма в 1152 г. были сделаны аркосолии, предназначенные для гробниц владельцев замка. Однако Юрий Долгорукий умер в Киеве и княжеский городок на Нерли, видимо, перешел во владение его сына Бориса Юрьевича, который и был погребен здесь, а за ним – его жена Мария и дочь.

Их гробницы и заняли аркосолии под хорами, где стоят и теперь.

Храм в течение тридцати-сорока лет оставался не расписанным. Его интерьер был таким же суровым и строгим, как и внешний облик.

Только цветные пятна икон алтарной преграды горели в сумрачном белом пространстве храма. Открытые в 1947 г. фрагменты фресковой росписи церкви принадлежат, как полагает ряд исследователей, восьмидесятым годам XII в. Монументальные фигуры в малиновокрасных одеждах четко рисуются на белом фоне в окружении пальм с красными плодами и деревьев с двумя павлинами, видимо, символизирующих райский сад. На северной стене особенно интересны орнаменты медальона и граней лопатки. На южной – уцелели части отдельных композиций, здесь видны фигуры двух всадников.

По мнению одних исследователей, это Борис и Глеб, но вероятнее, что это фигуры скачущих волхвов. В росписи преобладают красновато-коричневые тона, определяющие ее сдержанную цветовую гамму. Видимо, украшение храма Всеволодом III не ограничилось его росписью. При раскопках в алтарной апсиде были найдены обломки белокаменного надпрестольного кивория-сени, украшенного превосходной резьбой, ближайшим образом напоминающей резьбу плоских рельефов Димитриевского собора.

По своей архитектуре Борисоглебский храм в Кидекше – родоначальник, прототип возникших после него классических произведений владимиро-суздальской архитектуры эпохи Андрея Боголюбского и его брата Всеволода III.

С XVII в. здесь уже был монастырь. Как ни странно, он принадлежал не Суздалю, а Нижегородской епархии и был приписан к Печерскому монастырю, владевшему и монастырским колоколом.

На юг от храма в конце XVII – начале XVIII в. были поставлены очень изящные кирпичные Святые ворота с фигурным многолопастным верхом и нарядным убором фасадов, выводившие к спуску на реку, а в 1780 г. – «теплая» церковь Стефана, которая напоминает своей высокой двухскатной кровлей виденный нами в Суздале жилой дом около Спасо-Евфимиева монастыря. Это зимний храм, воспроизводящий церковные здания деревянного типа. Три клети, разделенные пилястрами, скромные наличники окон, высокое двускатное кровельное покрытие обычны для архитектуры суздальских зодчих. Наконец, с западной стороны была построена шатровая колокольня, также обличающая руку суздальских зодчих XVIII в. и сходная по своим деталям с уже виденными нами колокольнями города. Однако в ней больше архаизма: у нее прямой, а не вогнутый шатер с широкой «полицей» в основании и с открытыми оконЦерковь Стефана цами-слухами.

Колокольня, построенная, вероятно, одновременно с теплой Стефановской церковью в середине XVIII в., – типичный памятник суздальского характера, с несколько вогнутым шатром и декоративными украшениями на фасадах восьмигранника, поставленного на низенький куб с одним пролетом. На колокольне до 1930 г. находился колокол, на котором была надпись: «Сей колокол был отлит в село Килекшу». Ошибка эта дала неправильное толкование, что село в древности называлось не Кидекша, а Килекша.

Летописание Летописание оставалось ведущим жанром литературы. Летописцы в XII в. продолжали традиции летописания Киева и Новгорода, не останавливались на своих узко региональных событиях. Из дошедших до нас летописных текстов летописание Северо-Восточной Руси отражают Лаврентьевская летопись, Радзивилловская и Летописец Переяславля Суздальского.

Развивалась литературная деятельность и Андрея Боголюбского. Его идеи политической и религиозной самостоятельности Владимирской земли отчетливо просматриваются в таких произведениях, как «Слово о милости божией к Андрею Боголюбскому», «Сказание о победе над башарами 1164 года», «Сказание об обретении мощей Леонтия Ростовского», «Сказание на Покров».

В княжеских дворцах Андрея Боголюбского, Всеволода и его сыновей (особенно Константина) появились библиотеки, состоявшие из переводных и оригинальных сочинений церковного и светского характера. Как свидетельствует Летописец, во время пожара во Владимире 1227 г. «Погорели книги множе». Центрами письменной культуры были монастыри. Очевидно, первыми грамотными людьми, кроме князей и некоторых лиц из княжеской администрации, являлись монахи.

Известно, что при дворе князя Константина Всеволодовича одно время существовала школа, где трудились монахи русские и греки, уча «младенцев». Сама личность старшего сына Всеволода III в этом отношении весьма примечательна. Летопись называет его Константином Мудрым. О нем современники говорили, что Константин «...великий был охотник к читанию книг и научен был многим наукам…многие дела древних князей собрал и сам писал, також и другие с ним трудилися». Есть основания предполагать, что этот князь принял живое участие в летописании.

Одно из ярких проявлений развития духовной культуры – грамотность народа. О развитии в Суздале грамотности свидетельствуют в первую очередь следы местного летописания, относящиеся к рубежу XI – XII и началу XIII в. По мнению исследователя летописания Владимиро-Суздальской Руси Ю. А. Лимонова290, при дворах князей Юрия и Андрея велись личные Летописцы, содержавшие не только летописные известия, но и местные литературные сочинения. Ростовский сборник («Старый ростовский летописец», как назвал его в начале XIII в. епископ Симон) включал в себя «Повесть временных лет», Ростово-Суздальские записи первой половины XII в., «Житие» Леонтия Ростовского, «Завещание» Георгия Симоновича. Первые записи были составлены в Суздале (запись о нападении болгар на город в 1107 г.), затем летописание было перенесено в Ростов291. Возобновляется летописание в Суздале после длительного перерыва в начале XIII в. Начиная с 20-х гг. в текстах летописей находятся хорошо датированные известия о Суздале (о закладке церкви в 1222 г., об освящении ее в 1225 г., о начале росписи в 1230 г. и завершении работ в 1233 г.). К суздальским записям можно отнести известия о смене князей в 1228 г. и о смерти епископа Кирилла в 1230 г. в Дмитриевском монастыре. Видимо, суздальского же происхождения запись о взятии татарами города в 1237 г.

Краткие записи о местных событиях во Владимире или Суздале велись, вероятно, с начала XII в. Затем на смену им пришли летописные своды. Таким был Владимирский летописный свод, доведенный до 1206 г. Возможно, он составлялся в 1212 – 1215 гг. под руководством Константина Всеволодовича.

Как и большая часть летописей, Владимирский свод был собран из фрагментов различных хроник. В нем выделяются: отрывки ранних киевских сводов XI в., «Повесть временных лет» начала XII в., хроника событий времен Владимира Мономаха и Мстислава Владимировича, летописи Юрия Долгорукого, Андрея Боголюбского и Всеволода Большое гнездо.

От всех других летописей Владимирский свод отличался тем, что содержал более 600 миниатюр, то есть являлся лицевым (иллюстрированным). К сожалению, сам свод сохранился лишь в копии XV в., выполненной в Смоленске. Копия принадлежала литовскому князю Радзивиллу, позже – Кенигсбергской библиотеке, где и была найдена Петром I. Поэтому и вся летопись названа Радзивилловской, или Кенигсбергской.

Радзивилловская летопись. Радзивилловская летопись.

Лист 8 Лист 10 Миниатюры Радзивилловской летописи выполнены в разное время и содержат как оригинальные рисунки X – XVIII вв. из Владимирского свода 1206 г., так и иллюстрации смоленских художников XV в.

Владимиро-Суздальское летописание стремилось утвердить авторитет своего княжества и обосновать его претензии на гегемонию на Руси. Поэтому летописные своды не ограничивались описанием местных событий, а давали широкую картину истории всей Русской земли.

Предметы прикладного искусства Прикладное также свидетельствуют о духовном разискусство Суздаля витии народа. Знаменитые домонгольские памятники эпиграфики Суздаля как «Суздальские златые врата» – южные и западные входные двери в Рождественский собор – свидетельствуют о грамотности их создателей. «Златые врата» созданы в начале XIII в. и представляют бесценный материал для изучения палеографии Северо-Восточной Руси292.

К знаменитым предметам прикладного искусства относится Суздальский змеевик, начертание букв на котором позволяет отнести время изготовления его к концу XII в. (1189 г.)293.

На белокаменной плите южного углового пилястра восточного фасада Рождественского собора, которая была вставлена в 1222 – 1225 гг. при перестройке храма Георгием Всеволодовичем, сохранилась надпись, выбитая в форме креста. Сохранились обрывки четырех строк. Надпись представляет собой «похвалу кресту». Найденный при раскопках медный медальон с эмалевым изображением Христа в центре также имеет по бортику круговую надпись АЗЪ ЕСМЕ СВЪT и инициалы IC – XC. По надписи, выполненной мастерски, медальон может быть датирован концом XII в.

Обнаруженные два предмета каменной мелкой пластики по характеру резьбы и начертанию букв могут быть датированы XIII в.

Один из них – иконка с изображением св. Пантелеймона и надписью ПАNТЛЬМ0Н происходит из Борисоглебской церкви в Кидекше. Другой с изображением св.Тимофея и надписью АГИ0SЪ ТИМОФЕИ – из Васильевского монастыря.

Помимо перечисленных подписных предметов в золотой кладовой Владимиро-Суздальского музея-заповедника хранится еще несколько произведений прикладного искусства с надписями XIII –XV вв294.

Особый интерес представляют отдельные предметы с надписями, обнаруженные в культурном слое города. Именно они – свидетельства распространения грамотности среди городского населения.

–  –  –

Предметы, связанные с распространением грамотности:

1 – 5 – граффити на фресках из Рождественского собора;

6 – 15 – писала, 16 – надпись на пряслице из села Весь Свидетельством проникновения письменной культуры в сельскую среду служит находка шиферного пряслица с надписью на селище Весь. В средней его части процарапаны буквы NЛИЖ – Илия.

Такое написание встречается в памятниках письменности XIII в.298..

К XIII – XIV вв. относятся граффити из Рождественского собора, расположенные на стене арки диаконника. При ремонте и перестройке собора в начале XVI в. арка была заложена кирпичом и вновь открыта лишь при реставрационных работах, проводившихся в 1940 и 1967 гг. В настоящее время граффити находятся на высоте 40 – 45 сантиметров от уровня современного пола и 100 – 120 сантиметров от уровня древнего пола. Такая высота расположения граффити скорее всего говорит о том, что человек писал, стоя на коленях. Граффити процарапаны на слое штукатурки светлого тона со следами фресковой росписи красновато-коричневого цвета. Узор состоит из растительных побегов. Фактура слоя штукатурки и краски растительного узора совпадают с фресками, сохранившимися в верхней части диаконника, в оконных проемах и аркосолиях, изображающих растительный узор и святых299. Эти фресковые росписи были сделаны в 1230 – 1233 гг.300.

В Суздале есть еще фрагменты фресок, найденных у стен Рождественского собора, с процарапанными буквами. Сохранилось пять таких фрагментов. Цвет фресок близок к сохранившимся росписям XIII в.301.

Таким образом, представленный материал позволяет расширить наше общее представление о возникновении и развитии письменной культуры в Суздальской земле.

К первой половине XII в. относится и начало сложения местной иконографии в произведениях прикладного искусства. В первую очередь, это серия изделий, состоящая из свинцовой актовой печати и привесок-иконок302 конца XI в. Печать была найдена на территории кремля. На лицевой стороне изображение Богоматери в рост с младенцем на правой руке. По сторонам этого изображения надпись, от которой четко сохранилась лишь последняя буква альфа. На оборотной стороне сцена Успения Богоматери, причем вся композиция повернута в правую сторону. Количество фигур апостолов – шесть вместо двенадцати. Исследовавшая печать В. С. Шандровская сопоставила изображенную на ней сцену со сценой «Успения» на других печатях и пришла к выводу, что печать византийского происхождения. Наиболее ярким доказательством этого является фигура Богоматери Одигитрии в рост с младенцем на правой руке. Изображение Богоматери в полный рост, а не поясное, известно лишь в византийской сфагистике303.

Печать с изображениями Богоматери и Успения и 13 экземпляров привесок-иконок с Успением найдены во Владимиро-Суздальской земле. Печать, послужившая оригиналом для целой серии подражаний, могла принадлежать хорошо известному в Суздальской земле лицу духовного сана, так как правом прикладывания печати на Руси пользовались лишь представители высшей светской и духовной властей. Судя по изображению Богоматери на нашей печати владельцем ее был человек духовного звания, причем высокий иерарх. Ведь, как известно, традиционное изображение Богоматери с младенцем в полный рост было общецерковной эмблемой Константинополя и в течение более пяти столетий, начиная с IX в., помещалось на буллах патриархов. Русской общецерковной эмблемой оно становится на рубеже XI – XII вв.304, причем изображается Богоматерь «Знамение» поясная.

Сцена «Успение Богоматери» появляется на византийских печатях в XI в. Поскольку печать была найдена с монетами (1031 – 1051 гг.

и 1054 – 1076 гг.), то она может быть датирована второй половиной или даже последней четвертью XI в.

Развитие местной иконографии медного литья на территории Владимиро-Суздальской Руси прослеживается и на других примерах: иконках с изображением Богоматери Умиление, Богоматери Оранты, а также иконках с изображением парных святых. Все эти иконографические типы изделий встречаются в одних и тех же погребальных комплексах, следовательно, возникли они и бытовали синхронно305.

На обнаруженной в Суздале в слое XII – XIII вв. круглой привеске изображены, по-видимому, апостолы Петр и Павел, хотя детали из-за плохой отливки не читаются. Остальные иконки найдены в основном на северо-востоке Руси: одна из них в Заколпском могильнике Владимирской области306.

Кресты-энколпионы встречены в Суздале в небольшом количестве – всего пять экземпляров. Кресты-тельники обнаружены в большем количестве, чем энколпионы (их более 20 экземпляров).

Древнейшие из найденных тельников – это крестики, вырезанные на боковой стороне каменной литейной формы.

Икона «Знамение Богоматери» Икона «Благовещение» XVI в.

Основная масса археологических находок находится в собрании Владимиро-Суздальского музея-заповедника и других музеев и собраний страны307. Все они свидетельствуют, что искусство художников и мастеров Суздаля в эпоху средневековья достигло необычайной высоты и на протяжении длительного времени являлось образцом в становлении местных русских художественных школ.

Рождественский Особую значимость в культуре Суздальсобор ского края имеет Рождественский собор. В центре кремля возвышается величественное здание, завершенное пятью огромными куполами с позолоченными звездами по синему фону, – Богородице-Рождественский собор. Среди кремлевских построек он занимает доминирующее положение.

История этого памятника насчитывает более восьми с половиной столетий. По преданию первой была построена деревянная церковь в честь Успения Богородицы «...из дубового леса, об одном верхе», построенная по приказу киевского князя Владимира Красное Солнышко во время его посещения Суздальской земли в начале последнего десятилетия X в. В 1096 г. во время феодальной войны между черниговским князем Олегом и сыновьями Владимира Мономаха Изяславом и Мстиславом Суздаль сильно пострадал: полностью выгорели все постройки, расположенные в излучине Каменки.

Владимир Мономах вновь отстраивает город как опорный пункт своих северо-восточных владений, укрепляя его земляными валами, высокой стеной. Одновременно с сооружением крепости на рубеже XI – XII вв. на месте деревянного храма он возводит каменный из кирпича-плинфы Успенский собор, большой, одноглавый, ставший оплотом в христианизированном крае.

Рождественский собор в кремле Каменное здание собора было построено в конце XI в. при Владимире Мономахе. Как показали раскопки, Мономахов собор был сложен из тонкого кирпича-плинфы на розоватом растворе извести – «цемянке».

Здесь же было налажено и производство строительных материалов. Вдоль по течению Каменки в специально устроенных печах обжигали кирпич, а в самой крепости неподалеку от площади собора жгли в круглых больших печах известь. Остатки этих производственных сооружений были открыты археологами.

Внутреннее помещение храма было тогда же расписано фресковой живописью. По традиции собор именовался Успенским. Это был шестистолпный крестовокупольный, первый каменный храм на северо-восточной земле.

По всей видимости, киевские строители сделали неглубокий фундамент, не учли глубины промерзания почвы в наших краях.

Вскоре здание начало давать осадку и в середине XII в. рухнуло.

Остатки фундамента этого собора и фрагменты фресковой живописи обнаружил во время раскопок в тридцатые годы Алексей Дмитриевич Варганов. Он выдвинул идею о том, что в 1148 г. сын Мономаха Юрий Долгорукий на этом фундаменте возродил собор и посвятил его Рождеству Богородицы. Собор был сложен из белого камня, как все многочисленные храмы, построенные при этом князе: Спасо-Преображенский собор в Переславле-Залесском, Георгиевская церковь во Владимире, церковь Бориса и Глеба в Кидекше близ Суздаля.

В 1194 г. собору потребовался ремонт, который был сделан повелением владимирского князя Всеволода III Большое Гнездо. По этому поводу летописец рассказывает: «В лето 6702 (1194 г.), месяца сентября, обновлена бысть церквы Святая Богородица в Суждале, яже бе опадала старостью и безнарядьем… и покрыта бысть оловом от верху до камер и до притворов… а иже не ища мастеров от немец, но налезе мастеры от клеврет святое Богородицы и от своих, иных крыти, иных известью белити».

Из этого сообщения видно, что в распоряжении князя находились уже свои строители, выросшие из феодально-зависимого населения. После ремонта собор простоял 28 лет и в 1222 г. был разобран, так как, сообщает летописец, церковь «учала бе рушитися старостью и верх ея впал бе».

Местными мастерами в традициях достигшей наивысшего расцвета Владимиро-Суздальской школы белокаменного зодчества был возведен новый Рождественский собор, завершенный мощным красивым трехглавием. Летопись отмечает, что в 1222 – 1225 гг. князь Георгий Всеволодович создал новую церковь «краснейшю первыя», то есть более прекрасную, чем древний собор. К строительству нового собора был причастен владимирский епископ Симон, крупный писатель и один из авторов Киево-Печерского патерика. С западной, северной и южной сторон собор имел величественные порталы с резными белокаменными полуколоннами и фигурами львов, женскими масками. Особенно пышно был украшен южный перспективный портал, обращенный к кремлевской площади. Стены собора украсил изящной работы аркатурно-колончатый пояс с белокаменной резьбой, резным орнаментом и скульптурой. Искусствоведы предполагают, что стены выше пояса имели такую же сплошную резьбу, как фасады Димитриевского собора во Владимире.

Таким образом, собор был выложен из неровных плит ноздреватого туфа. Из тесаного белого камня выполнены лишь архитектурные детали: профиль цоколя, лопатки фасадов, полуколонки алтарных апсид, колончатый пояс, резные порталы собора. Белокаменные резные детали контрастно выступали на неровном мягком фоне стены. В этом сказались практический расчет исполнения кладки из более дешевого материала – туфа – и новые художественные вкусы.

Суздальский собор строился в триумфальное для Георгия Всеволодовича время после победы над противниками княжеского единовластия.

Аркатурно-колончатый пояс из белокаменных балясин был украшен растительным узором разновидной плетенки. Он опоясывает фасады здания посередине и помещен безотносительно к уровню хор.

В этом случае он был использован как декоративная деталь, которую можно свободно перемещать по высоте. Аркатурно-колончатый пояс углублен в стену и создает сочную игру светотени. Все элементы пояса густо покрыты резьбой; насечкой в елочку украшен даже поребрик, что свидетельствует об усилении чисто декоративного начала, стремлении освободиться от связанности с конструкцией.

Южный фасад и западный порталы также были покрыты резным орнаментом по белому камню. Собор южной и восточной сторонами обращен к городской площади. В связи с этим зодчие уделяют особое внимание главному, парадному южному фасаду и его притвору: над ними работают лучшие резчики, их орнаментация богаче и тоньше. Килевидная закомара, венчающая фасад притвора, украшена скульптурными изображениями и широкой орнаментальной лентой с изображениями птиц и растений. Через этот богато убранный южный вход шли в собор горожане. Второй по значению была западная сторона собора, видимо, обращенная к княжескому двору.

Аркатурно-колончатый пояс Рождественского собора

Северный, обращенный к валу фасад, был значительно беднее.

Это сказалось в обработке его портала, который имеет скупой профиль. Сохранившаяся роспись портала в основном XVII в.

Западный притвор – двухэтажная башня с лестницей внутри северной стены, ведущей на обширные хоры. Площадь хор была необычайно велика, она перекрывала своими сводами два западных нефа собора, разделяя их как бы на два этажа. Очевидно, что такие огромные хоры были рассчитаны не только на княжескую семью и ее приближенных. Суздальский собор был первым городским собором, и на его хоры шли именитые люди города – бояре, крупные торговцы, мастера и городская знать.

Здание завершалось тремя куполами. Две малые главы могли освещать пространство алтаря и помещаться на восточных углах храма; именно так расположено трехглавие на монастырских соборах Суздаля XVI в., подражавших главному городскому собору. Но ряд памятников XII столетия наводят на мысль, что две главы могли стоять на западных углах собора, создавая дополнительное освещение обширных соборных хор. По аналогии с некоторыми постройками XII в. в Полоцке, Пскове и Чернигове Суздальский собор олицетворяет передовое течение русского зодчества XII – XIII вв., которое стремилось к переработке традиционной крестово-купольной системы храма, к поискам его динамической композиции.

В 1225 г. собор был построен и освящен 8 сентября епископом Симоном уже в честь Рождества Богородицы. В тридцатые годы этого же столетия Рождественский собор расписан внутри. Фрески XIII в. сохранились лишь в алтаре. Это поясное изображение старца и орнамент в аркосолиях. Имевшиеся фрески XIII в. обладали очень большой художественной выразительностью и ценностью.

Фрагменты росписи Рождественского собора Пол храма был в 1233 г. покрыт майоликовыми плитками желтого, зеленого и темно-коричневого цветов, названными летописью «моромором (мрамором) красным разноличным». Во внутренней отделке употреблена и мозаика, создающая впечатление орнамента на стенах в алтарной части.

Так, в соборе как бы слито воедино: архитектура, станковая и фресковая живопись, декоративно-прикладное искусство с XIII по XVII вв. Утварь собора разнообразна: кованная водосвятная чаша, Царь-фонарь, паникадило – вклад Ивана Ивановича Шуйского, выполненное в технике чеканки кадило.

Собор – главный суздальский храм и одновременно княжеская усыпальница – самое красивое сооружение Суздаля в XIII в., господствующее над низкими домами горожан. Своим монументальным видом он выражал мощь владимиро-суздальских князей и прославлял новую христианскую религию, укрепляющую их власть.

В западном и южном порталах сохраняются «златые врата».

Высокие дверные полотна из пластин красной меди, разделенные такими же полуваликами на 14 квадратов, расписаны золотом изображениями из священного писания. Суздальские «златые врата» – двухстворчатые, они как бы повторяют арочный абрис портала.

Их двое: западные и южные. Созданные одновременно с собором (1230 г.), они уникальны в ранней русской культуре своей красотой и техникой исполнения – «огневого золочения» по черной меди.

Красная медь покрывалась черным лаком, затем процарапывался контур рисунка, заполнялся ртутью и золотом, в период нагрева ртуть испарялась, а золото припаивалось к меди. Створки врат разделены на тябла, в каждом из которых прочерчен рисунок. Западные врата посвящены изображению событий из жизни Христа и Богородицы. Львиные маски, держащие в пасти массивные кольца, служили дверными ручками.

Любовь суздальских мастеров к обилию орнаментики сказалась в этих ранних произведениях искусства. Высокое искусство исполнения росписи сюжетов, их композиция, изображения фантастических животных, вплетенные в орнамент, говорят о таланте местных мастеров.

Западные врата содержат изображения на темы Евангелия; особое внимание уделено Богородице, считавшейся покровительницей Владимирской земли. Здесь находится и одно из древнейших изображений установленного во Владимире праздника Покрова. Нижние тябла заняты фигурами львов и грифонов в пышном растительном орнаменте; они живо напоминают зверей владимиро-суздальских рельефов собора.

Среди изображений святых, помещенных в медальонах, изображение св. Митрофана – покровителя заказчика западных врат суздальского епископа Митрофана (1227 – 1238), сожженного в 1238 г.

татарами во владимирском Успенском соборе.

Особенно интересны главные, южные врата. Здесь изображены святые, соименные владимирским князьям. Предположительно, врата исполнены по заказу князя Георгия Всеволодовича в 1230 – 1233 гг. Основные изображения посвящены «деяниям ангелов» и в особенности архангела Михаила, считавшегося покровителем князей и их военных предприятий. Интересна сцена единоборства Иакова с ангелом, где прекрасно передано напряжение борьбы;

в сцене наречения Адамом имен «первозданным» зверям представлена группа животных, схожих с зверями белокаменной резьбы.

Интересно изображение Адама копающим землю деревянной лопатой с металлической оковкой, какие известны по материалам XII в.

раскопок в Суздале. Надпись гласит: «Адам рыльцем землю копая».

Русские надписи врат – драгоценный источник для изучения древнерусского письма и языка.

Западные «златые врата» Рождественского собора. XIIIв.

По свидетельству описи собора 1609 г., в той же технике золотой наводки был сделан архиерейский амвон – возвышенное место перед царскими вратами алтарной преграды, на стенках которого были также изображены картины праздников. Видимо, это великолепное сооружение исчезло во время захвата Суздаля польско-литовскими войсками.

«Златые врата» показывают, какого высокого совершенства достигло искусство владимиро-суздальских художников, блестяще сочетавших мастерство строгой и лаконичной выразительной композиции с любовью к узорчатости. Эта тяга к орнаментальности типична для народного искусства, для вкусов «мизиньиных» людей Суздальской земли, выдвинувших из своей среды талантливых мастеров.

Рождественский собор приобрел большое значение. В 1229 г.

его строитель Георгий Всеволодович предложил помещение собора для съезда князей. Здесь совершались интронизация на княжение, княжеские бракосочетания, отпевание покойников из знатных семей, хиротония во епископа и другие акты.

Совсем немного лет красовался собор. В феврале 1238 г. Суздаль захватили полчища хана Батыя. Город оказался в огне. О том, что собор не был разрушен, говорит тот факт, что в 1279 г. в нем был погребен суздальский князь Юрий Андреевич. Тогда собор разрушению не был подвергнут, но был полностью разграблен.

В 1445 г. собор был разрушен во время нашествия хана Гирея и стоял в руинах, и лишь в 1528 – 1530 гг. по повелению и на вклад великого московского князя Василия III была проведена реставрация здания. Василий III не случайно оказывал покровительство Суздалю: с 1526 г. в Покровском женском монастыре Суздаля находилась его опальная супруга Соломония Сабурова.

Началось строительство нового собора. Старый же белокаменный разобрали до аркатурно-колончатого пояса и надстроили кирпичом. Высокие стены были покрыты по закомарам килевидной формы и завершены пятью барабанами с главами шлемовидной формы. Так необычное трехглавие, венчавшее храм в XIII в., уступило место традиционному пятиглавию. Узкие, щелевидные окна прорезали стены фасадов. Строительство нового собора закончилось в 1530 г.

XVII в. – время больших изменений в архитектуре собора.

В 1635 – 1636 гг. его внутреннее помещение было расписано, пристроена абсида к южному притвору, образовавшая придел в честь св. Иоанна и Федора. Сохранились фрагменты фресок XVII в. Свод северного притвора был освящен теме прославления Богородицы, в честь которой посвящен собор. Мы видим поясные фигуры апостолов в орнаментальных медальонах и под ними – декоративный пояс «завес» с орнаментом. Ту же тему прославления Богородицы развивала роспись южного притвора. Ее подлинная незаписанная часть сохранилась на западной стене притвора, внизу. Здесь хорошо видны летящие ангелы с трубами и фигуры двух людей, взбирающихся на деревья. Несколько фрагментов росписи XVII в. (группа праведников из композиции Страшного Суда) сохранились на северной стороне юго-западного столба и великолепные поясные изображения святых в больших медальонах на правой стороне алтарной апсиды. Из них особенно красиво изображение архидиакона Стефана в охристо-желтом, сияющем круге, в белых одеждах с зеленоватыми складками.

В это же время строится огромных размеров колокольня с шатровым завершением. В конце XVII в. (1682 – 1708 гг.) по инициативе митрополита Иллариона происходят наиболее значительные изменения в облике собора.

Был сильно обновлен интерьер собора: убраны многочисленные надгробия с могил князей и епископов, древние хоры, растесаны щелевидные окна – в результате он стал просторнее и светлее.

Внутренность собора приобрела вид просторного огромного двусветного зала, характерного для вкусов нового стиля барокко.

Появился роскошный иконостас, большое количество разнообразной церковной утвари, предметов, необходимых для обставления крестных ходов. Иконостас XVII в. с иконами, среди которых есть работы государевых иконописцев Григория Зиновьева и Артемия Петрова. Монументальная простота иконостаса, архаичность и строгость письма созвучны высокому пространству храма и идеям православия.

Иконостас выглядит как гладкая стена, окованная золоченым серебром, на мерцающем фоне которого строго рисуются фигуры святых, почтительно склоненные в сторону его центральной оси, где помещено изображение Христа. Первый ряд иконостаса – местный чин. Первая икона «Спас на троне» – работа ученика Симона Ушакова Григория Зиновьева. Второй ряд иконостаса занимают иконы с изображением праздников. Третий ряд деисусный, где в центре изображен Христос и ему молятся Иоан Предтеча и Богородица. В четвертом ряду изображены мученики и в пятом – пророки. Живопись иконостаса обновлялась в конце XVIII в.

По сторонам иконостаса высятся балдахины-сени, покрытые сусальным золотом. Под ними в раках покоятся мощи суздальских святых: Федора-святителя XI в. и епископа XIV в. Иоанна, современника Спасо-Евфимиева монастыря. Здесь же находится и гробница Иллариона – суздальского митрополита конца XVII – начала XVIII в., которому город обязан многими архитектурными памятниками. В нишах собора – усыпальницы потомков суздальских князей Бельских, Шуйских, Горбатых.

Иконостас Рождественского собора

Внутренность собора – это своеобразный музей произведений древнерусского искусства. Огромный иконостас с иконами школы Симона Ушакова в пять ярусов представляет собой как бы огромный стенд. Собор освещают паникадила. Центральное паникадило готической формы – вклад князя Ивана Ивановича Шуйского – с русской вкладной надписью, сообщает, что этот подарок был сделан в 1606 г. В центре паникадила литое скульптурное изображение самого вкладчика в рост, с тростью в руке. В верхней части – женская фигура с распущенными волосами. Остальные паникадила также относятся к XVII в.

Между двух южных столбов находится громадный выносной фонарь («царь-фонарь»), напоминающий пятиглавый собор с позолоченными куполами – самый большой из всех известных на Руси (около 160 килограммов). Его использовали во время крестного хода для привлечения внимания верующих.

После пожара 1719 г.

верхнюю часть собора – барабаны – обшили досками на восемь граней, на которых устроили завершение в «десять глав с дугами» по типу украинских церквей, как например, церковь КиевоПечерской лавры. В 1748 г.

уничтожили деревянные завершения собора и покрыли его вместо дерева железной кровлей на четыре ската.

Тогда же были устроены огромные луковичные главы с золочеными библейскими звездами по синему фону Живопись 1635 г. записана в 1865 г. шуйским живописцем Большой выносной фонарь Быковым. В таком виде здание собора сохранялось до 1950 г.

С организацией Владимирских научно-реставрационных мастерских (1945 г.) Суздальскому собору стало уделяться большое внимание. Фасады его были освобождены от всех позднейших пристроек и застроек, удален темного цвета цементный покров фасадов.

Восстановлены резные колонки и южный притвор с орнаментированным порталом. Четырехскатное покрытие заменило начальное (XVI в.) позакомарное. На центральном барабане восстановлены кокошники. Полностью реставрирован второй этаж западного притвора. Проводятся реставрационные работы древней фресковой живописи. Здание приобрело вид, каким оно было в 1530 г., за исключением луковичной формы куполов.

Реставрационные работы 1960-х гг. приблизили облик здания к подлинному, вернули древнему памятнику более простые и выразительные формы XIII – XVI вв., а археологические исследования последних лет уточнили прежние данные и дали новый материал по архитектурной истории собора.

Контрольные вопросы

1. Какие племена и народности проживали на территории Суздальского края?

2. Каковы природно-климатические условия Суздальского края?

3. Чем занимались угро-финские племена (их постройки, род занятий)?

4. Когда началась славянская колонизация в Суздальский край и как она проходила?

5. С кем вели торговлю славяне?

6. Какова была религия у древних славян?

7. Назовите первые письменные свидетельства о Суздальском крае.

8. Как происходило зарождение первых городов, в том числе Суздаля?

9. Расскажите, как развивался Суздаль в X – XII вв. (используя схему на с. 30).

10. Как происходило введение христианства на территории Суздальского края?

11. Назовите первые монастыри на территории Суздальского края.

12. Что свидетельствует о пережитках языческих верований?

13. Назовите первых суздальских князей и какова их роль в развитии города?

14. Роль Андрея Боголюбского в развитии Суздаля.

15. Великий князь Михаил Юрьевич. Его роль.

16. Суздаль в период правления Всеволода III Большое Гнездо и Юрия Всеволодовича.

17. Как шло развитие суздальских монастырей в XII – начале XIII в.?

18. Охарактеризуйте Суздаль как ремесленный центр Древней Руси.

19. Какие ремесла развивались в Суздале?

20. Каковы были торговые отношения Суздаля с Византией?

21. Каковы были связи Суздальской земли с Западной Европой?

22. Каковы были связи Суздальской земли со Скандинавией и Прибалтикой?

23. Каковы были связи Суздаля со странами Востока?

24. Охарактеризуйте развитие культуры в Суздале в домонгольский период.

Библиографические ссылки Карамзин Н. М. История государства Российского. н/Д, 1995;

Соловьев С. М. История Руси с древнейших времен. М., 1995;

Ключевский В. О. Русская история. М., 1993; Костомаров Н. И.

Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. М., 1995.

Ананий Федоров. Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале // Временник общества истории и древностей российских. Т. 22. М., 1855. С. 1 – 210.

Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии. Вып. 3. Суздальский и Юрьевский уезды. Владимир, 1896.

Токмаков И. Историческое и археологическое описание Покровского девичьего монастыря в городе Суздале. М., 1869; Георгиевский В. Суздальский Ризположенский женский монастырь. М., 1900; Сахаров Л. Историческое описание Суздальского первоклассного Спасо-Евфимиева монастыря. Изд. 3-е. М., 1905.

Суздаль и его достопримечательности // Труды Владимирской ученой архивной комиссии. Кн. 14. М., 1912.

Греков Б. Д. Волжские булгары в IX – X вв. М., 1959; Рыбаков Б. А. Киевская Русь и русские княжества XII – XIII вв. М., 1982;

Ремесло Древней Руси. М., 1948; Покровский М. Н. Избранные произведения. М., 1966.

Дубов И. В. Северо-Восточная Русь в эпоху раннего средневековья. Л., 1982; Лимонов Ю. А. Владимиро-Суздальская Русь.

Л., 1987; Лапшина Т. И. Суздаль. М., 1989; Седова М. В. Суздаль в X – XV веках. М., 1997. С. 35.

Уваров А. С. Меряне и их быт. С. 74 – 90.

Фехнер М. В. Шелк в торговых связях Владимиро-Суздальской Руси со Средней Азией // Кавказ и Восточная Европа в древности. М., 1973; Она же. Испано-русская торговля XII в. // Труды ГИМ. Вып. 51. М., 1980.

Лимонов Ю. А. Из истории восточной торговли ВладимироСуздальского княжества // Международные связи России до XVII в.

М., 1961.

Он же. Владимиро-Суздальская Русь. С. 174 – 200.



Pages:     | 1 || 3 |



Похожие работы:

«Роберт Семенович Немов Психология http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=179070 Психология. Учебник: Юрайт-Издат; Москва; 2009 ISBN 978-5-9788-0024-1 Аннотация Учебник содержит полный базовый курс общей психологии, важнейшие сведения из истории психолог...»

«СОДЕРЖАНИЕ СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ 1. Институт налоговых льгот: история возникновения, развития, опыт зарубежных стран 1.1. Эволюция взглядов на институт налоговых льгот от феодализма до капитализма 1.2. Институт налоговых льгот на эта...»

«Теория. Методология © 1999 г. В.Л. ОССОВСКИЙ ПРОБЛЕМА ИДЕНТИФИКАЦИИ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ ОССОВСКИЙ Владимир Леонидович доктор философских наук, профессор Национального университета Киево-Могилянская Академия, главный научный сотрудник отдела истории, теории и методологии социологии И...»

«Андрей Михайлович Орехов Методы экономических исследований: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=324722 Методы экономических исследований: Учеб. пособие.: ИНФРАМ; Москва; 2...»

«58 Исторический ежегодник. 2007 Экономика: государственная политика и частная инициатива А. Н. Ермолаев Сибирское общество и образование Российско-американской компании Проблема образования Российско-американской компании (РАК) является ключевой в понимании всего дальнейшего процесс...»

«Игорь Семенович Кон Клубничка на березке: Сексуальная культура в России Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=428622 Клубничка на березке: Сексуальная культура в России: Время; ISBN 978-5-9691-0554-6 Аннотация Игорь Кон всю жизнь работал на стыке разных обще...»

«Марк Блиев Южная Осетия в коллизиях российскогрузинских отношений Текст предоставлен издательством «Европа» http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=171356 М.Блиев Южная...»

«© 2004 г. М.Б. ГЛОТОВ ПОКОЛЕНИЕ КАК КАТЕГОРИЯ СОЦИОЛОГИИ ГЛОТОВ Михаил Борисович доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой социологии и психологии Государственной полярной академии (Санкт-Петербург). Поколение объективно складывающаяся социально-демографическая и культурно-ист...»

«Андрей Дмитриевич Михайлов От Франсуа Вийона до Марселя Пруста. Страницы истории французской литературы Нового времени (XVI-XIX века). Том II http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=454365 А. Михайлов. От Франсуа...»

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра новой и новейшей истории И.К. Калимонов ОСНОВЫ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ (ЗАРУБЕЖНАЯ ИСТОРИЯ) Практикум (Тексты для самостоятельного изучения) Казань Введение. Практика работы со студентами показывает, что многие студентыисторики не владеют в д...»

«Министерство образования и науки РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет МУЗЕЕВЕДЕНИЕ Учебное пособие для студентов специальности 031502 – музеология Под редакцией доцента Н.В. Мягтиной Владимир 2010...»

«Психологические аспекты буддизма. АКАДЕМИЯ НАУК СССР СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ БУРЯТСКИЙ ИНСТИТУТ ОБЩЕСТВЕННЫХ НАУК Психологические АСПЕКТЫ БУДДИЗМА 2-е издание Ответственный редактор кандидат истори...»

«ЧАСТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ИНСТИТУТ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ ЗНАНИЙ» (ЧОУ ВПО «ИСГЗ») 0007.05.01 Долотова Е.А. РИМСКОЕ ПРАВО УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС для студентов юридического факультета 2-е издание, пересмотренное Казань УДК 34 ББК 67...»

«Богданова Ольга Евгеньевна ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ КОГНИТИВНЫХ ОСНОВАНИЙ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ ЛИЧНОСТИ (НА МАТЕРИАЛЕ ЛИНГВИСТИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ) 13.00.01 – Общая педагогика, история педагогики...»

«Сергей Алексеевич Бородин Дмитрий Донской http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=148904 Аннотация В романе рассказывается о единении Руси вокруг Москвы, о борьбе русского народа под предводительством князя Дмитрия Донского с Золотой Ордой, о разгроме та...»

«ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ Александр АХИЕЗЕР Российский либерализм перед лицом кризиса Развитие либерализма в России и на Западе происходило в существенно разных условиях. История либерализма на Западе насчитывает уже не один век, он не только получил там достаточно зрелую теоретическую форму, но и давно п...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКТЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ» РАЗДЕЛ 1. ПРОГРАММА КУРСА. Пояснительная записка Ориентирами для работы над курсом являются темы лекций, планы семинарских занятий, представле...»

«Мажирина Ксения Геннадьевна ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ И ДИНАМИКА САМОРЕГУЛЯЦИИ В ПРОЦЕССЕ ИГРОВОГО БИОУПРАВЛЕНИЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ Специальность: 19.00.01 – «Общая психология, психология личности, история психологии» АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Новосибирск 2009 Р...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 94 (37) Торканевский Андрей Анатольевич РИМ В СИСТЕМЕ ПРИНЦИПАТА И СТАНОВЛЕНИЕ ХРИСТИАНСКОЙ ОБЩИНЫ РИМА (I – СЕРЕДИНА II В. Н. Э.) Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук по специаль...»

«А.Н. Олейник ИЗДЕРЖКИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РЕФОРМ В РОССИИ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ ПОДХОД1 Олейник Антон Николаевич. Родился в 1970 г. Окончил Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова; в Высшей школе социальных наук (Париж) получил диплом социолога. Кандидат экономических наук. Доцент кафедры...»

«Н.В.Гоголь Историческая повесть «Тарас Бульба» Две жизни, две судьбы. Образы Остапа и Андрия – героев повести «Тарас Бульба» Сравнительная характеристика Цель урока Выяснить, какие проблемы, кроме проблемы на...»

«А.А.Алмазова ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА ТАТАРСТАНА В КОНТЕКСТЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ И ДУХОВНЫХ ТРАДИЦИЙ Очерки КАЗАНСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ УДК 7(470.41) (075.8) ББК 85(2Рос. Тат.)я73 А51 Печатается по рекомендации заседание ученого совета института Истории КФУ Рецензе...»

«ДАНИЛОВА Наталия Ксенофонтовна ЯКУТСКОЕ ТРАДИЦИОННОЕ ЖИЛИЩЕ: ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ И РИТУАЛЬНЫЕ ИЗМЕРЕНИЯ 07.00.07 – этнография, этнология и антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск 2010 Работа выполнена в секторе этнографии народов Северо-Востока России Учреждения Российской Акад...»

«САВОСИЧЕВ Андрей Юрьевич ДЬЯКИ И ПОДЬЯЧИЕ XIV XVI ВЕКОВ: ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ СВЯЗИ Специальность 07.00.02 Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Орёл 2015 Диссертация выполнена на кафедре религиоведения и теологии философского факультета федерального государственного бюджетного учрежде...»

«Экспертное заключение по вопросу толкования пункта 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации Правовая природа предписания, содержащегося в пункте 5 статьи 173 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ), — несмотря на неоднократное обращение к ее анализу в р...»

«ИСТОРИЯ РОССИИ. ХРЕСТОМАТИЯ 6—10 классы. В 2-х частях Часть 2 Электронная форма Москва «Просвещение» СОДЕРЖАНИЕ Раздел IV. Российская империя в XIX — начале XX в.. Раздел V. Россия в годы «великих потрясений». 1914—1921 гг.. Раздел VI. Советск...»

«Теория. Методология © 1998 г. Л.А. ГОРДОН, Э.В. КЛОПОВ СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В МАСШТАБЕ СОЦИАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ ГОРДОН Леонид Абрамович доктор исторических наук, профессор, зав. отделом социал...»

«Иосиф Флавий Иудейские древности http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=139089 Аннотация «Иудейские древности» – почти единственный источник по истории еврейского народа начиная с эпохи Маккавеев и до завоевани...»

«Черемисина Ксения Петровна СФЕРЫ САКРАЛЬНОГО И ОБЫДЕННОГО В ТРАДИЦИОННОЙ ХАНТЫЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ 07.00.07 – этнография, этнология и антропология Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Томск 2010 Работа выполнена на кафедре археологии и исторического краеведения ГОУ ВПО...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У ВВЕДЕНИЕ «История образования и педагогической мысли» теоретический курс, который является важной составной частью предметов общепедагогического цикла. Основное назначение курса – способствовать формир...»







 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.