WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«В. В. Гуляева Суздаль домонгольский период Учебное пособие по дисциплине «История Владимирского края» Владимир 2008 УДК 94(470.314) ББК 63.3(2Рос – 4Вла) Г94 Рецензенты: ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Владимирский государственный университет

В. В. Гуляева

Суздаль

домонгольский период

Учебное пособие по дисциплине

«История Владимирского края»

Владимир 2008

УДК 94(470.314)

ББК 63.3(2Рос – 4Вла)

Г94

Рецензенты:

Доктор исторических наук, профессор,

зав. кафедрой отечественной истории

Владимирского государственного педагогического университета Г. П. Аннин Доктор исторических наук, профессор кафедры истории и музеологии Владимирского государственного университета И. И. Шулус Печатается по решению редакционного совета Владимирского государственного университета Гуляева, В.В.

Суздаль. Домонгольский период : учеб. пособие по дисциплине «История Владимирского края» / В. В. Гуляева ;

Г94 Владим. гос. ун-т. – Владимир : Изд-во Владим. гос. ун-та, 2008 – 172 с.

ISBN 978-5-89368-838-2 Разработано в рамках инновационного образовательного проекта с учетом учебно-методических материалов, ориентированных на реализацию региональной программы развития туристическо-рекреационной зоны «Золотое кольцо России».

Предназначено для студентов гуманитарного факультета всех форм обучения специальностей 030401 – история, 031502 – музеология, 031401 – культурология, изучающих дисциплину «История Владимирского края».

Представляет интерес для широкого круга читателей, кому не безразлична история своего края и его уникальная культура.



Ил. 63.

УДК 94(470.314) ББК 63.3(2Рос – 4Вла) ISBN 978-5-89368-838-2 © Владимирский государственный университет, 2008 ВВедение Суздаль – город-музей, заповедник русской старины – один из древнейших городов Северо-Восточной Руси, упоминание о котором появилось впервые на страницах летописи в начале XI в., расположен на Среднерусской равнине, в междуречье Волги и Оки.

Возник он вдали от крупных водных артерий на левом берегу небольшой реки Каменки, правого притока Нерли, в свою очередь являющейся притоком Клязьмы. Левый берег Клязьмы в районе г. Владимира – южная граница плодородного безлесного участка земли, носящего название суздальского ополья. Это древняя житница края. Южная часть ополья тянется с севера на юг от озера Неро к озеру Плещеево и Клязьме. Восточная граница проходит по правому берегу Нерли, за которой начинаются большие лесные массивы, а почва становится менее плодородной. Протяженность ополья 40 километров с юга на север и 70 – с запада на восток. Ландшафт суздальского ополья равнинный, с небольшими увалами и всхолмлениями, во многих местах перерезанными глубокими оврагами с протекающими по дну их небольшими ручейками, напоминающий южные лесостепные районы. Ученые не могут определить, почему здесь среди бедных суглинков образовался клин плодородной земли – возможно, это последствия отступления ледника.

Один из крупнейших и древнейших городов Северо-Восточной Руси Суздаль, в силу исторически сложившихся обстоятельств в XVIII – XIX вв. оказался в стороне от бурно развивающихся центров России, поэтому в отличие от других древнерусских городов в своем теперешнем облике он не утратил многие черты древности. Топография города с хорошо сохранившимся детинцем-кремлем, окруженным земляным валом окольным городом, расположенными вокруг города монастырями, уцелевшим курганным могильником служит иллюстрацией исторического развития типичного средневекового города.





Обаяние Суздаля в том, что на протяжении многих последующих веков он сохранялся как историко-культурный центр с архитектурными памятниками почти всех периодов русской истории.

Особенный интерес представляют такие шедевры древнерусского зодчества как Рождественский собор XIII в. и церковь Бориса и Глеба XII в. в близлежащем селе Кидекша. В музеях самого Суздаля хранятся произведения письменности, живописи и прикладного искусства, сделанные руками суздальских мастеров.

Отечественная историография по рассматриваемой теме весьма солидна: от летописей до работ современных исследователей.

В обобщающих трудах по русской истории крупнейших историков XIX в. С. М. Соловьева, В. О. Ключевского освещены проблемы славянской колонизации региона, феодальной раздробленности Владимиро-Суздальской Руси и ее участия в процессе становления единого централизованного государства1.

Первое сочинение о древнем городе «Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале», написанное Ананием Федоровым, ключарем Суздальского Рождественского собора в 1754 г., было напечатано в полном виде только в XIX в.2. В работе, содержащей сведения об истории города, его топонимике, церквях, монастырях, населении, автор использует широкий круг источников: «Степенную книгу», «Киево-Печерский патерик» и др.

В 1896 г. в серии «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии» вышел выпуск, посвященный Суздальскому и Юрьевскому уездам. Он представляет собой первый историко-краеведческий очерк, доведенный до конца XIX в.3.

В конце XIX – начале XX в. появилась литература об историко-культурных памятниках, их роли в общественно-политической и духовной жизни Суздаля. Это работы о монастырях Ризположенском, Покровском, Спасо-Евфимиевом4.

В 1912 г. в честь 300-летия со дня освобождения Москвы от поляков народным ополчением под руководством князя Д. М. Пожарского Владимирская ученая архивная комиссия издала специальный том «Суздаль и его достопримечательности», посвященный Спасо-Евфимиеву монастырю, так как монастырь был чтим родом князей Пожарских и здесь был захоронен Дмитрий Михайлович Пожарский. В издании нашли отражение празднование 300-летия дома Романовых и посещение императором Николай II Владимира, Суздаля, Переяславля, Боголюбова. Николай II побывал в Рождественском соборе Суздаля, а также в Ризположенском, Покровском, Спасо-Евфимиевом монастырях5.

Последним дореволюционным изданием о Суздале стал путеводитель 1913 г. Н. Н. Ушакова, в котором Суздаль характеризуется как «полузабытый и захудалый» город, славный лишь «сокровищницей русской старины».

Все эти работы, вышедшие до событий 1917 г., являют собой огромную ценность, так как показывают историю города, дают описание монастырских ризниц, предметов утвари городских церквей и позволяют нам сопоставить сохраненное в музейных фондах с безвозвратно утраченным.

Историография советского периода представлена такими крупными именами, как М. Н. Покровский, Б. Д. Греков, Б. А. Рыбаков6.

М. Н. Покровский, говоря о периоде феодальной раздробленности, рассматривал некоторые вопросы истории Северо-Восточной Руси с классовых позиций. Анализируя социально-экономическое развитие Владимиро-Суздальской земли и антифеодальные выступления XII – XVIII вв., он квалифицирует их как «народные революции».

Б. Д. Греков в монографии «Киевская Русь и русские княжества» прослеживает процесс возвышения экономической и политической мощи Владимиро-Суздальского княжества, его роль в расчленении Древнерусского государства, анализирует действия института народного вече на примере нашего края, его генезис и эволюцию.

Обобщающие труды по истории нашей Родины принадлежат перу Б. А. Рыбакова. В его первой монографии «Ремесло Древней Руси» читатели найдут немало страниц о различных ремеслах, а также группах ремесленников в городах и сельской местности Залесского края. В последних своих работах он рассматривает вопросы социальной структуры Владимиро-Суздальской Руси, феодальных войн в нашем крае в XII – XIII вв. Интересны работа А. Н. Насонова «Князь и город в Ростово-Суздальской земле» и раздел об истории Владимиро-Суздальского княжества в «Очерках истории СССР IX – XIII вв.».

Необходимо отметить следующие публикации в более позднее время: «История Владимирского края», историко-архивный очерк И. В. Дубова о Северо-Восточной Руси в эпоху средневековья и исследование Ю. А. Лимонова о Владимиро-Суздальской Руси. Из последних работ по истории Суздаля интересны работы Т. И. Лапшиной и М. В. Седовой7.

Вопросам торговли посвящено сравнительно немного научных работ. Впервые торговые связи со странами Запада, Востока и с Византией охарактеризовал на материалах раскопанных курганов А. С. Уваров8. Эти же вопросы на основании находок в курганах остатков шелковых тканей с золотой нитью поднимает в своих исследованиях М. В. Фехнер9. На экспорт из Руси льняных тканей и одежд обратил внимание Ю.

А. Лимонов10. Он же посвятил торговым связям Владимиро-Суздальской Руси специальный раздел своей книги, в основном обращаясь к письменным источникам11. В работе В. В. Гуляевой «Развитие предпринимательства в древнерусском государстве (IX – XII века)» третья глава повествует о развитии ремесел в Суздале и торговых связях Владимиро-Суздальской Руси12. О культурных и внешнеторговых связях городов Владимирской земли, в том числе и Суздаля, рассказывает М. Е. Родина в специальной работе, построенной в основном на археологических материалах13. Предпринимались также попытки изучения суздальских промыслов и огородничества14.

Другой массив историографии представлен работами по культуре края. В основном они посвящены культуре Владимиро-Суздальской Руси и касаются преимущественно определенных тем. Прежде всего, речь идет о письменной культуре. Были реконструированы летописные своды, дан их анализ. Н. Н. Воронин, выступивший вначале как историк, стал впоследствии крупнейшим знатоком культуры Владимиро-Суздальской Руси. Среди его трудов – работы по описанию и изучению памятников культуры Владимира, Боголюбова, Суздаля, Юрьев-Польского, а также капитальный труд по древнерусской архитектуре. Изучение древнего искусства нашего края

– живописи, белокаменной резьбы, скульптуры – связано с именем другого историка и краеведа Г. К. Вагнера. Исследователь истории и культуры Суздаля А. Д. Варганов многие годы посвятил изучению памятников Суздаля. Им опубликованы очерки по истории и архитектуре города музея15. Представляет определенный интерес работа А. Н. Овчинникова о суздальских «златых вратах»16.

В книге Ю. Белова «Суздаль» в одном из разделов впервые повествуется о первом директоре Суздальского государственного музея В. И. Романовском и его работе по собиранию исторических и культурных ценностей в музее17.

Изучая культуру края XIV – XVII вв., следует обратиться к обобщающим работам известных искусствоведов, таких как И. Э. Грабарь, В. Т. Георгиевский и других, в которых рассматриваются особенности живописи и архитектуры18, творчество отдельных живописцев, влияние Владимиро-Суздальской школы живописи на другие регионы. В работах отмечается, что расцвет древнерусской культуры не был результатом простого заимствования. Древняя Русь создала органическцю систему культурных ценностей, которая на века определила пути развития самобытной культуры восточнославянских земель.

В связи с 950-летием Суздаля в 1974 г. состоялась юбилейная научная конференция, материалы которой были изданы. В них нашли отражение проблемы Суздаля как крупного музейно-туристического центра, вопросы архитектуры, проблемы проектирования туристских объектов и деятельности Владимиро-Суздальского музея-заповедника в условиях создания центра туризма19.

Упоминания Суздаля на страницах русской летописи довольно часты, однако полного представления о жизни города, о его планировке и застройке, о типах жилищ, хозяйственной, ремесленной и торговой жизни горожан скупые строки письменных источников не дают. И в этом отношении бесценны сведения по истории как самого города, так и тех этнокультурных процессов, которые происходили в данном регионе, полученные в результате археологических раскопок, которые ведутся в Суздале.

Первые раскопки в Суздале и его окрестностях были предприняты в 50-х гг. XIX в. Это первые целенаправленные исследования в области археологии Древней Руси. В 1851 г. министр внутренних дел граф Л. А. Перовский, заведовавший в то время всеми археологическими исследованиями в России, задумал широкое исследование древнерусских памятников письменности, архитектуры и археологии: «Осмелюсь в отношении Археологических изысканий в России обратить внимание... на Суздаль и его окрестности, как на место, обещающее по древнему его значению, богатые открытия...»20, – писал Л. А. Перовский.

В этом же году граф А. С. Уваров – чиновник по особым поручениям при Л. А. Перовском, получил право разысканий в Суздале и его окрестностях. «Изучая суздальские древности, – писал А. С. Уваров, – и видя, какое богатое княжество процветало тут в древние времена, мы можем почти наверное предполагать, что эта местность более всех прочих должна содержать памятники, важные в отношении Граф А.С. Уваров искусств и истории... Я принял смелость предположить окрестности Суздали для начатия разысканий потому, что по всем выводам и собранным сведениям эта местность, едва ли еще тронутая, обещает обильную жатву к открытиям русских древностей всякого рода»21.

Раскопки предполагалось проводить в монастырях как средоточиях древних богатств, в церквах, в земляных валах. В 1851 г. работы начались на территории Суздальского кремля. Здесь были предприняты попытки отыскать древний княжеский двор.

На раскопки было выделено 2,5 тысячи рублей. Около восточной части кремля открыты были напластования XVIII в. с монетами 1738 – 1764 гг., следы пола, песчаная подсыпка, слюда от оконниц, изразцы, бусы, вскрыты остатки шести срубов. Среди находок: деньга 1748 г., кувшин с поврежденным горлом, изразцы и другие предметы. Еще один раскоп был заложен в западной части кремля в том месте, где располагались в древности Тайницкие ворота.

А. С. Уваров пытался обнаружить тайники, ведшие к княжескому двору и к Архиерейскому дому. Здесь в траншее был обнаружен тын вокруг вала, найдено медное пуло чеканки Ивана III, серебряная деньга Василия Темного, зеленая черепица, горло водолея в виде головы барана, железный ключ и прочие вещи. Среди находок – монетный клад, состоящий из 1040 серебряных денег великих князей Иоанна III Васильевича, Василия III Иоановича, Иоанна IV Васильевича, Федора Иоановича, Бориса Федоровича Годунова. Еще одним местом изучения культурного слоя Суздаля стал холм Козьмодемьянской церкви, где обнаружены были кресты надгробий, деревянные колоды, черепа и острова захоронений, а также рукоятка меча, бусины и образок, по форме похожий на полумесяц с изображениями св. Николы и св. Георгия с мечом. Попутно велись раскопки Батыева кургана в 14 километрах от Суздаля и городища в селе Васильково22.

Массовые раскопки в Суздальской земле были первыми научнообоснованными археологическими исследованиями средневековых древностей России. В этом их неоценимое значение для развития всей русской археологии. Результаты раскопок были опубликованы А. С. Уваровым в его знаменитой работе «Меряне и их быт по курганным раскопкам»23.

Кроме перечисленных выше работ, А. С. Уваров делает раскопы в Суздальском уезде еще в других пунктах24. После раскопок 50-х гг.

XIX в. в археологическом изучении Суздаля и его округи наступает значительный перерыв. Обусловлен он был массовым опустошением древних памятников и кажущейся их изученностью. А. С. Уваров отнес археологические древности Суздаля и его округи к мерянским.

В 1905 г. вышла работа А. А. Спицына «Владимирские курганы», в которой были подвергнуты критике основные выводы А. С. Уварова о мерянской принадлежности курганов. Он пришел к выводу, что «владимирские курганы» расположены в месте проживания в X – XII вв. русского населения и, следовательно, принадлежали славянам, а не финнам. Колонизация края, по мнению А. А. Спицына, происходила из области смоленских кривичей25.

В XX столетии наблюдался новый подъем интереса к истории края. В 20-х гг. начинаются новые изыскания. В 1926 г. директор Владимирского музея А. И. Иванов выпустил в свет книгу «Краткий обзор археологических исследований во Владимирской губернии за последние десятилетия»26. В этот же период в суздальской округе начал сплошные археологические разведки А. Ф. Дубынин27.

Начиная с 1934 г. возобновились раскопки в самом Суздале.

Они проводились под руководством Н. Н. Воронина28. В связи с тем, что систематическое археологическое изучение города начиналось после большого перерыва, раскопки носили разведочный характер и сосредоточились, в основном, на территории кремля, результатом чего явилось открытие древнейшего Успенского собора начала XII вв.

Одновременно с исследованиями в Суздале продолжались работы и в округе, были обследованы древнерусские селища, раскопан курган на Михайловой стороне близ Суздаля. Предпринимались раскопки в Кидекше29.

В период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. археологическое изучение города было приостановлено. Тем не менее в 1941 г. во время земляных работ, производившихся в Суздале, тщательные и систематические наблюдения вел А. Д. Варганов. В 1949 г. у стен Александровского монастыря им была найдена обжигательная печь для производства плинфяного кирпича 30.

В 1958 г. в Суздале вновь вела раскопки экспедиция под руководством Н. Н. Воронина, в которых принимали участие Г. К. Вагнер, П. А. Раппопорт, В. Л. Янин.

С 1959 г. в Кидекше под Суздалем проводились исследования городища экспедицией под руководством В. В. Седова31. Раскопки производились и в 1967 – 1968 гг. в юго-западной части кремля на Ивановской улице (ныне ул. А. Варганова), в 1968 и 1970 гг. исследовались внутривальные конструкции земляных укреплений кремля у Ильинских ворот. Изучалась также территория древнейшего суздальского монастыря св. Дмитрия на Дмитриевской стороне города за речкой Каменкой. В 1970 г. был заложен раскоп на краю обрыва к Каменке в северо-восточном углу кремля. Кроме того, производились раскопки курганов на юго-восточной окраине Суздаля, на Михайловой стороне32.

В 1971 – 1972 гг. на территории Дмитриевского монастыря при создании музея деревянного зодчества раскопки провел В. П. Глазов. В эти же годы он обследовал культурные наслоения Покровского и Спасо-Евфимиевского монастырей.

Начиная с 1978 г. работы были перенесены на территорию кремля. В северо-восточном его углу, вправо от древних Ильинских ворот раскопы вел В. В. Седов, причем раскопанная площадь достигла примерно трех тысяч квадратных метров.

С 1974 по 1985 гг. под руководством М. А. Сабуровой велись раскопки курганного могильника на Михайловой стороне (могильник на речке Мжаре). Количество раскопанных насыпей достигло 10733.

В 1989 г. А. Е. Леонтьев исследовал поселение Янево X – XI вв., отнеся его к числу древнейших славянских поселений в окрестностях Суздаля. Начиная с 1990 г. Т. Ф. Мухиной изучается древнерусское селище Мининское, упомянутое в «Данной» грамоте XV в.

черницы Марины. Таковы основные итоги археологического изучения Суздаля и его округи за 140 лет с начала раскопок34.

Постоянную помощь в работе экспедиции оказывали дирекция и сотрудники Государственного Владимиро-Суздальского музея-заповедника. В монографии историка М. В. Седовой подведены итоги многолетнего археологического изучения Суздаля35.

На основании археологических данных, полученных в ходе многолетних раскопок, ученым удалось продвинуться в изучении древней истории города, реконструировать городскую и сельскую жизнь Суздаля и его округи.

Большой вклад в историографию города вносят работы, посвященные толкованию слова «Суздаль»36. Осмыслить, разгадать значение слова Суздаль люди пытались еще в XVIII в. Суздальский историк конца XVIII в. Ананий Федоров в своей книге «Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале» пишет, что «грады именование себе имеют ово от рек, ово же от каковых либо знаменований или от созидателей». И приводит предание о том, что в незапамятные времена один из князей «изобрете место, и ту заложи град, и по великому своему суждению нарече Суждаль»37.

Хотя первое упоминание Суздаля в Лаврентьевской летописи относится к 1024 г.38, рассказ о восстании волхвов, происшедшем в «Суждали» в то время, подразумевает существование города значительно раньше. М. Н. Тихомиров, анализируя количество русских городов, происхождение которых восходит к IX – X вв., отнес к их числу и Суздаль, включив его в число 25 самых древнейших и значительных. Название «Суздаль» или «Суждаль» он считал племенного происхождения, трудно объяснимого из славянских языков, если не считать, что окончание «ль» надо понимать так же, как в словах «Ярославль», «Ростиславль», «Изяславль», то есть видеть в нем указание на строителя: Суздаль или Суждаль – город Сузда или Сужда39. М. Н. Тихомиров не объяснял корень названия города, но еще ранее эту попытку предпринял в XIX в. Д. П. Европеус, видя финский корень в названии города, сопоставив его с эстонским словом «suzi», финским «susi» – «волк»40. А. А. Шахматов возводил топоним Суздаль к финскому «susudal», однако, М. Фасмер41 отрицал такое финское толкование. Топоним «Susudal» упоминается в произведении венгерского анонима в предании о переселении угров в Паннонию в 884 г., когда они прошли через Волго-Окское междуречье к Киеву42.

Большой вклад в толкование слова Суздаль внесли лингвисты43.

Известный лингвист О. Н. Трубачев в специальной статье «Снова о названии Суздаль» доказывает, что слово это является чисто русским по происхождению, что вариант Суждаль возник под влиянием формы «зиждж», «зижду, строю». Он приводит пример из азбуковника XVII в.: «Здание есть глиняный сосуд или керамика».

Здание первоначально могло означать все слепленное из глины, начиная от посуды и кончая постройкой. Таким образом, топоним Суздаль – отглагольное образование от древнерусского създати «создать»... Предполагается, что в древнерусском существовало самостоятельное слово суздаль со значением «глинобитная, кирпичная постройка»44. Так тесно были связаны ремесло и градостроительство, точнее говоря строительство зданий из кирпича45.

Точка зрения О. Н. Трубачева о происхождении названия Суздаль нашла подтверждение в работах А. А. Зализняка46. Он также высказал предположение, что первоначальная форма названия города была «Суждаль», а «Суздаль» – вторичная от нее.

В скандинавских источниках слово Суздаль трактуется в двух вариантах. В «Саге о Хаконе, сыне Хакона» ойконим Суздаль передан как Sydridalariki, где он сравнивается со словом Sydri (сравнительная степень прилагательного sudr – «южный» и dalr – «долина», то есть «более южная долина»). В «Саге об Одде-Стреле» ойконим Суздаль передан как Sursdalr, производный от surr – «кислый» и dalr – «долина», что означает «кислая долина». В древнескандинавской письменности Суздаль упоминается шесть раз47, но единого написания для передачи имени «Суздаль» не было. Назывался он Sydridalariki и Sudrdalariki (в значении земли, княжества, государства), а также и Surdalar в значении собственно города. Наиболее древнее упоминание Суздаля в географическом сочинении «Какие земли лежат в мире», где говорится: «В том государстве есть (часть), которая называется Руссия, мы называем ее Гардарики. Там такие главные города Морамар (Moramar), Ростова (Rostofa), Сурдалар (Surdalar), Хольмгард (Holmgardr), Сюрнес (Syrnes), Гадар (Gadar), Палтескья (Palteskia), Кэнугард (Koenugardr)»48. В этом отрывке упоминаются такие древнейшие русские города как Муром, Ростов, Суздаль, Новгород, Полоцк, Киев, причем Муром, Ростов и Суздаль стоят на первом месте, раньше Новгорода и Киева49.

Из выше приведенных источников мы видим, что в XI в. Суздаль известен уже в Северной Европе в понятии собственно города (Surdalar). Также к началу XI в. относится и первое упоминание его в русской летописи в понятии населенного пункта, а не земли.

Значительная часть названий суздальского ополья славянского происхождения, что свидетельствует о раннем заселении края славянами50, но есть названия, которые носят финно-угорский характер.

Основная река ополья – Нерль Клязьминская имеет корень «нер», переводимый с финно-угорских языков как низкое, заболоченное место.

Этот же смысл имеют такие названия как озеро Неро, г. Нерехта, река Неромка. Многие названия в окрестностях Суздаля связаны с финноугорским Kiv, ku, ко в значении «камень». Так, сам город стоит на речке Каменке, в устье которой находится село Кидекша. Кидекша образовано из двух слов: «Ки» (камень) и «тагес» – (рукав), значит приток. Следовательно, название Каменки есть буквальный перевод (или калька) с финно-угорского, мерянского языка51.

Глава 1. Суздаль В IX –XI вв.

Племя меря История Суздальского края богата и многои их предки гранна. Современная наука доказала, что первые люди на территории этого края появились приблизительно 25 – 30 тысяч лет тому назад. Уже в эпоху позднего оледенения на территории Суздальского края находилась знаменитая стоянка первобытных людей – Сунгирь.

По природным условиям Суздальский край расположен на территории плодородного ополья. Границами суздальского ополья служат реки Клязьма – с юга, Нерль – с востока и с севера и возвышенность – с севера и запада. По самой территории ополья протекают речки Рпень, Колокша, Пекша, Селекша. Имеется большое количество полузаросших болот, огромное Берендеево болото расположено на правом берегу Нерли. Почвы ополья очень плодородные.

В прошлом огромное пространство Волго-Окского междуречья было заселено финно-угорскими племенами – меря, мурома, мещера. В районе ополья жили племена меря.

Племена финно-угорского происхождения, проживающие в VIII – XII вв. на территории, которую пересекали важные торговые пути Северо-Восточного региона Руси, сыграли важную роль в развитии этнокультурной цивилизации. В международной торговле посредническую роль играли варяги и хазары. Сотрудничество этих главных этнокультурных компонентов и их влияние на развитие государственности славян несомненно. Не случайно варяжская и хазарская дань упоминаются в связи с начальным периодом русской истории. В «Повести временных лет» под датой 6367 от сотворения мира, 859 г. нашей эры, записано: «…варяги изъ-за морья наложили дань на чудьи и на словенех, на мери и на всехъ кривичех. А козари имаху на полянех и на северех, и на вятичех, имаху по беле и по веверице от дыма»1. К середине IX в.

вся территория между Балтийским и Черным морями была разделена на две сферы влияния:

варяжскую на севере и хазарско-мадьярскую на юге.

К группе восточно-финских племен, проживавших в СевероВосточной Руси, принадлежат мордва и черемисы, занимавшие изначально ростовские и муромские земли. Из западных финских племен русская летопись упоминает меря, чудь, весь, емь, о чем свидетельствует «Повесть временных лет»: «В лето в 6370 (862)...

перьвии насельницы…в Ростове – меря, в Беле-озере – весъ, в Муроме – мурома…»2.

Более систематические сведения о финно-угорских племенах, соседях и данниках Руси содержатся во вводной части «Повести временных лет»: «А се суть инии языци, иже дань дають Руси: чудь, меря, весь, мурома…»3.

В I тыс. до н.э. и в первые века нашей эры, то есть на протяжении полутора тысяч лет, в этом регионе жила большая группа племен, названных археологами «племенами дьяковской культуры» по имени городища у села Дьякова, расположенного под Москвой. Эти племена занимали огромную территорию до Верхнего Поволжья, берега Оки и область Валдайской возвышенности. Дьяковцы – предки упоминающихся в летописи финно-угорских племен (муромы, мери, веси и т. д.).

Дьяковские городища – памятники дославянской культуры. На Владимиро-Суздальской земле довольно много памятников дьяковской культуры – укрепленных поселений (городищ). Городища дьяковского типа раскопаны у села Пирово, недалеко от Вязников, городище Лысая Гора – на окраине Гороховца, Тархановское городище – в Вязниковском районе, Кондраковское – на правом берегу Оки ниже Мурома и др.

Городище дьяковского типа обычно небольшое. Несмотря на его защищенность земляным валом, оно скорее напоминало капище, нежели крепость, вокруг которого было поселение. В таких городищах обнаружено изобилие керамики, обтесанных камней, веретен, ножей, серпов, рыболовных крючков и наконечников стрел. Большинство из поселений служило центрами торговли. В основном они располагались на холмах или крутых берегах рек и были защищены земляными валами и рвами. Среди находок городищ встречаются привозные вещи: стеклянные бусы, бронзовые украшения, конская упряжь, пряжки и застежки (фибулы) из далеких причерноморских степей, западно-римских провинций, Прибалтики, что говорит об обширных торговых связях периода железного века4.

Многочисленные украшения подобных типов известны в более позднее время у муромо-мерянских племен. Это обстоятельство позволяет ученым считать племена дьяковской культуры предками мери – восточной группы финно-угорских племен. Финно-угорские захоронения этого периода без курганной насыпи или с высокими могильными холмами.

Карта памятников суздальской округи: 1 – городища; 2 – селища;

3 – курганы; 4 – мерянские селища; 5 – граница суздальского удельного княжества; 6 – граница суздальского уезда XIX в.

В 30-е гг. велись раскопки на территории Суздальского кремля А. Ф. Дубыниным. Свои исследования вел здесь и Н. Н. Воронин. В северо-западной части кремлевской территории им были обнаружены наиболее древние напластования – остатки украшений славяномерянского поселения рубежа IX – X вв. Древнейшие сооружения располагались по берегу Каменки.

Поселения мерян располагались, как правило, близ рек, были крупными, родовыми, не защищенными валами и рвами. В этом же месте зафиксированы жилые постройки наземного типа. Дома строили деревянные, бревенчатые, слегка заглубленные в землю.

Пол – земляной, из малых валунов выкладывали очаг и смазывали глиной. Жилища отапливались по-черному, то есть без вытяжной трубы. Меряне занимались скотоводством, промысловой охотой, мотыжным земледелием.

В местах их поселений археологи находят костные остатки животных, большая часть которых принадлежала домашнему скоту.

Раскопки селищ обнаруживают богатый рыболовный инвентарь – железные крючки, поплавки, глиняные грузила для рыболовных сетей и множество костей и чешуи щуки, сома, судака, леща и других рыб. Об охоте свидетельствуют находки стрел для луков, в том числе и тупых стрел, предназначенных для охоты на пушного зверя.

Финно-угорские племена знали прядение, ткачество, обработку дерева и кости. Известно им было и гончарное дело. Но гончарного круга они ещё не знали. О развитии у этих племён кузнечного ремесла свидетельствуют многочисленные находки железных топоров, ножей, стрел, копий и других изделий.

К концу первого тысячелетия мерянские племена перешли к плужному земледелию, которое стало их основным занятием. Металлургия стала делом специальных мастеров – кузнецов и литейщиков. Они изготовляли земледельческие орудия и украшения, которые шли на продажу.

Население края занималось и торговлей. Торговые пути проходили по рекам Оке, Клязьме, Нерли, Судогде. О торговых связях со странами востока, запада, с Византией и Скандинавией свидетельствуют многочисленные находки кладов арабских и западноевропейских монет.

Археологические находки нам рассказывают о верованиях финно-угорских племён. Встречаются изображения коней, птиц, змей, являющихся «оберегами». Амулеты из зубов медведя и его лап частые предметы мерянских захоронений5.

Проникновение славян на терриСлавянская колонизация.

торию междуречья началось на рубеРод занятий славян.

же VII – IX вв. прежде всего кривиИх религия чей, вятичей и новгородских словен.

Некоторые из славянских племен уже в IV в. стали продвигаться на территорию Северо-Восточного региона. Небольшие группы поселенцев появились вначале в районе озера Ильмень, а затем, достигнув истоков Волги и продолжая экспансию Верхневолжья, славяне вступили в более тесные отношения с различными финскими племенами6. Так, П. Н. Третьяков полагает, что «колонизация финно-угорских земель на Севере и в Поволжье – это явление уже не первобытной, а раннефеодальной славяно-русской истории»7. В это же время активно начинает использоваться Балтийско-Волжская система не только как путь славянского расселения, формирования древнерусской государственности и народности, но и как торговый путь, связывающий северо-запад Руси с районами северо-востока и арабскими странами.

В IХ – Х вв. славяне новгородские по Мологе достигают Ярославского Поволжья и продвигаются в глубь Волго-Окского междуречья. Славянские переселенцы двигались в бассейны рек Оки и Клязьмы. Волна славянской колонизации докатилась до благодатных черноземов суздальского ополья по реке Нерль – основному торговому пути из Суздальской земли в Клязьму, Оку и Волгу. Волго-Окский регион занимал важное место во внутренней и внешней торговле Руси.

О направлении переселения свидетельствует топонимика: названия городов в Северо-Восточном регионе – Переславль, Звенигород, Галич; названия рек – Лыбедь, Ирпень. Суздальская земля еще называлась Залесской. Обустраивались города, прокладывались дороги через леса и болота. Под давлением славянской колонизации финские племена уходили со своих мест или сливались с пришедшими, поэтому на обширных пространствах встречаются названия городов, рек финского происхождения. Ученые полагают, что такие слова, как Муром, Суздаль, Нерль, Пекша, Ворша, Кидекша, Колокша, Клязьма, Судогда, Ундол, Нерехта финно-угорского происхождения. Название реки Оки тоже финского происхождения: «Vа» пофински означает «вода», «око» в переводе с финского «река».

Много городов и речек получили названия от обитавших здесь племен:

веси – г. Весьегорск, мурома – г. Муром и т.д.8.

Балтийско-Волжский торговый путь Колонизация носила мирный характер. Историк Тацит, автор «Германии», отмечает миролюбивый характер финнов9. Ассимиляции населения способствовало, в первую очередь, развитие торговли.

Главные торговые пути шли по рекам Оке, Клязьме и их притокам.

Река Ока, важнейший торговый путь древности, соединяла территорию проживания славянских племен с землями финно-угров10.

Меря и мурома не исчезли без следа в период славянской колонизации, и, как отмечалось выше, произошло взаимопроникновение культур. Это хорошо видно по данным археологических раскопок.

В более поздних славянских поселениях можно найти элементы мерянского культа, воспринятые славянами от коренных жителей.

Однако меряне не приняли обряд погребения в курганах. По старой традиции продолжали хоронить в грунтовых могилах11.

Подтверждением тому, что процесс создания единой этнокультурной цивилизации проходил очень интенсивно, является тот факт, что области мери и весь уже входили в состав русских земель в узком смысле, то есть в состав Киевской Руси согласно «Списку русских городов», составленному по данным Воскресенской, Ермолинской, Никоновской летописей12.

Свободное расселение древних славян по Восточно-Европейской равнине не создавало дефицита земель и необходимости обустраивать определенную территорию, выживая на ней за счет повышения производительности и эффективности труда. Земли хватало на всех. «Племена славянские, – указывал С. М. Соловьев, – раскинулись на огромных пространствах по берегам больших рек, при движении с юга на север они должны были встретиться с племенами финскими, о враждебных столкновениях между ними не сохранилось преданий; легко можно предположить, что племена не очень ссорились за землю, которой было так много, по которой можно было так просторно расселиться без обиды друг другу»13.

Богатые земли края привлекали внимание новгородских, а затем и киевских князей, стремящихся прибрать их под свою руку.

В середине IX в. по сообщению Троицкой летописи Ростов и Муром оказались под рукой Новгородского князя «облодаша Рюрик».

«И прия власть Рюрикь и раздая мужемъ своимъ грады, овому Полотескъ, овому Ростовь, другому Белоозеро»14.

В процессе упрочнения власти киевских князей, по мере укрепления их военной мощи, роста международного авторитета, развития предпринимательской деятельности в состав государства включались финно-угорские, балтские, тюркские племена. По некоторым подсчетам историков в эпоху расцвета Древней Руси в ее составе было 22 разноязычных народа15, находившихся на разных ступенях общественного развития и в зависимости от естественногеографической среды занимавшихся различными видами хозяйства: земледелием, охотой, промыслами, скотоводством и предпринимательской деятельностью.

Поток славянской колонизации ширился в течение столетия.

Главной причиной такого бурного переселения на северо-восток было усилившееся нападение кочевников на земли Приднепровья.

Поэтому в X – XI вв. славянское население в Волго-Окском междуречье уже численно преобладало над финно-угорскими аборигенами.

Учеными обсуждается проблема направления славянского заселения. Так, в противоположность А. А. Спицину И. А. Тихомиров придерживается теории северо-западного заселения славян, считая главным аргументом своей точки зрения «удобство речных путей по Шексне и Мологе, близкое соседство мери с весью, веси с Новгородом, прямой контакт со Скандинавией»16. Н. Н. Овсянников разделил процесс славянского заселения Волго-Окского междуречья на два основных этапа – IX – XI вв. и XII – XIII вв. Он полагал, что на первом этапе заселение шло с северо-запада, а на втором – из Смоленского Поднепровья17.

В 1974 г. наиболее древним из раскопанных сооружений оказалась полуземлянка начала XII в. Ее размеры составляют 4х4 метра, она углублена в землю на 60 – 80 сантиметров; в центре находится развал глинобитной печи. Это полуземляночное жилище – свидетельство заселения какой-то части Суздаля переселенцами с южной территории Киевской Руси: такие жилища были характерны для древнего Поднепровья и юга России. Для северной полосы (в частности для северо-востока) более характерными считаются наземные срубные жилища. Остатки двух таких построек также обнаружены. Срубы были сооружены над полуземлянкой, которая существовала на этом месте, и, видимо, хозяин разобрал ее ввиду несоответствия суровым климатическим условиям Суздаля. От наземных построек сохранились остатки глинобитных печей, сложенных на деревянной опечке, и следы пола, обмазанного глиной; доски этого пола укладывались непосредственно на землю. Найденные сооружения датируются XII в.

Во второй половине X и начале XI в. к славянскому заселению подключаются кривичи. Они тоже пользуются водными дорогами Волжской системы. В это же время происходит массовое расселение славян по бассейну реки Оки. В нем участвуют как кривичи, так и вятичи18.

Постепенно северо-восточные земли заселяются пришедшими с юга славянскими племенами вятичей и кривичей, вытеснившими отсюда финно-угорские племена. Наша древнейшая летописная история – «Повесть временных лет» – называет родоначальником вятичей легендарного племенного вождя Вятко: «Бяста бо 2 брата в лясех, – Радим, а другий Вятько, – и пришедъша седоста Радимъ на Съжю и прозъвашася радимичи, а Вятько седе съ родомъ своимъ по Оце, от него же прозвашася вятичи»19.

Ценнейшие сведения о славянах северо-восточного края мы находим у Гардизи, персидского историка ХI в., в трактате «Худуд алАлем». Арабские путешественники детально и добросовестно описали землю славян, вятичей Вантит. Вантит определяется в «Худуд ал-Алем» как «первый город на востоке (страны славян), и некоторые из его жителей похожи на русов»20. Восточные источники называют и другие города славян. Ибн-Русте описывает местоположение главного города славян Хордаба. Местоположение этого города определил В. Ф. Минорский21. Он указал, что река, вытекающая из сердцевины Среднерусской возвышенности, – Ока и на правом берегу ее, в районе Рязани, должен находиться город Хордаб.

В восточных землях археологами обнаружено значительное количество кладов восточных монет VIII – X вв. Это подтверждает утверждение географов, что местные жители вели обширный торг с Востоком22. Восточные путешественники, вероятно, неоднократно приезжали в страну славян, подолгу жили там, так как подробно описывают языческие обряды, похороны, поминки, ежегодное княжеское полюдье, юридические обычаи и торговлю в столице.

Славяне вели разностороннее хозяйство, в основе которого было пахотное земледелие. Они выращивали зерновые культуры (пшеницу, рожь, просо, ячмень), бобовые (горох), из огородных культур – репу, тыкву, капусту, огурцы, лук, чеснок и различные пряности (укроп, мяту, анис). Появились первые садовые деревья: яблоня, вишня, слива, – так что растительная пища была разнообразной.

Землю пахали с помощью лошадей и быков, а основным пахотным орудием была соха, которую первоначально делали из небольшого ствола ели. Огороды обрабатывали мотыгами и деревянными лопатами. Зерновые культуры жали серпами, а траву косили косами, также использовались грабли и вилы. Хотя славяне и обеспечивали себя хлебом, все-таки производительность труда была низкой.

Ученые констатируют, что в иностранных письменных источниках указания о зерне как предмете вывоза из Руси в IX – XII вв. – случай редчайший23.

Разнообразным был и домашний скот. Содержали лошадей, коров, овец, коз, свиней, а также домашнюю птицу – кур, гусей. Славяне были отменными охотниками и рыболовами. Особое место занимала пушная охота, так как ценные меха использовали вместо денег при товарообмене с иностранцами. Одним из важных промыслов было бортничество, то есть добыча меда и воска диких пчел из дупел деревьев. У славян появились первые ремесла: гончарное, металлургическое, кузнечное, ювелирное. Почти в каждом доме пряли пряжу и ткали ткани изо льна, конопли и шерсти овец. На огромное значение охоты, рыбной ловли и бортничества в торговой жизни славян давно уже указывали многие историки.

Роль посредников в меховой торговле славян с финно-угорским населением играли скандинавы. Варяги начали исследовать русские речные сообщения. Продвижение скандинавов на юг повлияло на судьбы славян, хазар и других народов, в том числе финно-угорских. Экспансия варягов отражена в летописи, где о продвижении их в финно-угорские земли записано: «…имаху дань варязи изъ заморья на чюди и на словенех, на мери и на всех кривичех»24.

Современная археология и нумизматика подтверждают вероятность возникновения варяжской дани на севере Восточной Европы вплоть до мерянской земли в первой половине IХ в. Первоначально небольшие отряды торговцев мехами отваживались заходить в леса славян, но постепенно они проникли в бассейн Западной Двины, представлявшей собой естественный путь в глубь страны. Добравшись до верховьев реки, варяги проникли в зону славянской колонизации. Изза близости расположения истоков Западной Двины, Днепра и Волги варяги стали исследовать и верховья этих рек. Не встречая сопротивления, варяжские ладьи могли подниматься к озеру Неро, на берегах которого расположен город Ростов. Оттуда существовал волок к реке Нерль, притоку Клязьмы, которая, в свою очередь, является притоком Оки. Так варяги проникали в бассейн Оки. Не случайно в могильниках Ростовского, Суздальского и Муромского регионов были обнаружены предметы скандинавского происхождения, такие как овальные фабулы и мечи. По мнению А. С. Уварова, который вместе с П. С. Савельевым еще в середине ХIХ в. исследовал эти могильники, они могут быть отнесены к VIII и IХ вв.25.

Славяне вели посредническую торговлю с русами и восточными купцами. Наиболее яркие записи о контактах с русами в X в. оставил Ахмед Ибн-Фадлан. Добравшись до великой и могучей реки Итиль – так арабы называли Волгу – он повстречался с русскими купцами. «Они были подобны пальмам, – записал он, – румяны и красивы». Все русы оказались хорошо вооружены. У одного – секира, у другого – меч, у третьего – длинный нож. Мечи плоские, с бороздками, франкской работы. Вместо курток и кафтанов они носили плащи26.

Главные предметы торговли русского купца – мед, воск, меха.

Следует заметить, что меховая одежда была в моде при дворе халифов и богатых арабов. Со своей стороны, восточные купцы предлагали вина, пряности, украшения, пользовавшиеся устойчивым спросом на Руси.

Так, под покровительством русов славяне вели бойкую торговлю с арабскими купцами.

Хазары пропускали дружины Руси, идущие «по реке Славян» Танаису через территорию каганата:

«… и если они хотят, то они отправляются по Танаису, реке Славян, и проезжают проливом столицы хазар, и десятину с них взимает их правитель»27.

Арабский путешественник и писатель IX в. Ибн-Хордадбех рассказывает, что русские купцы возят товары из отдаленных краев своей страны к Черному морю в греческие города, где византийский император берет с них десятину (торговую пошлину), те же купцы по Дону и Волге спускаются к хазарской столице, где властитель Хазарии также берет с них десятину, выходят в Каспийское море, проникают на его юго-восточные берега и даже провозят свои товары на верблюдах до Багдада, где он их и видел28.

В. О. Ключевский отмечает важность этого события, так как его относят к первой половине IX в., не позднее 846 г., то есть раньше указанного летописцем времени призвания Рюрика на Русь. Восточная торговля в таком виде, как ее описывает Ибн-Хордадбех, могла завязаться лет за сто до времени жизни этого арабского путешественника, то есть в середине VIII в., о чем свидетельствуют клады с древними арабскими монетами, серебряными дирхемами, некоторые находки которых относятся к VIII в. Большая же часть их принадлежит IX и X вв., времени наибольшего развития восточной торговли на Руси.

В описании погребальной обрядности русов, деталях быта, одежды, украшений и многом другом просматриваются скандинавские элементы, которые были составной частью культуры как славянорусской раннефеодальной знати, так и купеческо-дружинного слоя.

В самых новых материалах археологических изысканий в Ярославском Поволжье и суздальском ополье обнаружены скандинавские погребальные комплексы, найдены вещи северного происхождения, попавшие сюда путем торгового обмена29. Детально изученные материалы позволяют сделать вывод о том, что постоянные жители скандинавского происхождения на Верхней Волге представлены небольшим количеством. Многие из них были временными обитателями. В составе торгово-дружинных объединений из Скандинавии они проходили по Балтийско-Волжскому пути через Ладогу, Новгород, Верхнюю Волгу в Волжскую Булгарию, Хазарию и далее в страны Арабского халифата.

Таким образом, Балтийско-Волжский путь как выводящий в Хазарию, Среднюю Азию и страны Востока был хорошо известен скандинавским торговцам и воинам. В исландских сагах неоднократно упоминаются Альдейгьборг – Ладога, Хольмгард – Новгород, Гардарики – Русь.

В Х – ХI вв. усиливается практика использования Древней Русью скандинавских воинов-наемников, о чем свидетельствуют как письменные, так и археологические источники. К последним, например, можно отнести находки скандинавского дружинного комплекса ХI в., найденного в Суздале. Особый интерес представляет усадьба скандинавского дружинника, площадью 1600 квадратных метров, раскопанная на территории Кремля. Найдены предметы вооружения, византийская актовая свинцовая печать, серебряные западноевропейские монеты, золотое височное кольцо, фрагменты дорогой стеклянной и поливной посуды, литейная формочка с рунической надписью. Кроме того, был обнаружен клад – три золотых браслета, каждый весом около 100 граммов. Самородное золото 999-й пробы.

По скандинавским комплексам и другим находкам прослеживается присутствие варягов в торгово-ремесленных центрах БалтийскоВолжского пути на территории Руси от Ладоги до Суздаля30.

Религией древних людей было язычество. Характерная черта язычества – многобожие. Славяне обожествляли силы природы, добрых и злых духов, предков. Постепенно у них сложился пантеон богов, в который входили как местные, так и общеславянские боги.

Древнейшие божества восточных славян – Род и Роженица – бог и богиня плодородия. Почитаем бог солнца – Даждьбог, который считался божеством благим, милосердным, имя его стало синонимом счастья. Бог скота и богатства назывался Велес или Волос. Предки славян чтили так же Перуна – бога грома и молнии. С возрастанием роли князя и военной дружины в жизни восточных славян Перун стал богом войны и дружины, верховным богом. Почитался бог ветра Стрибог, бог земного огня Свары, богиня земли и плодородия Макошь.

У восточных славян культ предков связан с родовым богом.

Родоначальник, давно умерший, считался покровителем своего потомства. Его называли чуром. Чур – древний бог очага.

С культом предков связаны представления славян о загробной жизни. Основной обряд погребения – сожжение. При погребении князя, вместе с ним сжигали утварь, оружие.

У древних славян не было храмов. Для ритуальных действий они избирали специальные рощи и пригорки. Ритуальные обряды совершали жрецы – волхвы, которые могли заклинаниями отвратить беду, они же приносили жертвы (подчас человеческие) языческим богам.

В более поздние времена славяне стали делать культовые сооружения – капища с деревянными, каменными изображениями славянских богов.

Для того чтобы отслеживать времена года, у славян сложился круг языческих праздников. Коляда (конец декабря), масленица (март), купала (день летнего поворота солнца). Многие обряды сохранились в народе и до сегодняшних дней, будучи приурочены к христианским праздникам. Так, Коляда – к Святкам, проводы зимы – к Масленице, Купала – к Иванову дню.

Появление городов, Первые письменные свидеих политическая система тельства о нашем крае содержат и первые свидетельства древнерусские летописи. Из них о Суздальском крае мы получаем сведения о событиях IX – XII вв. В «Повести временных лет» под 862 г. в разделе о призвании варягов говорится: «И прия власть Рюрик, и раздая мужем своим грады, овому Полотеск, овому Ростов, другому Белоозеро. И по тем городом суть находници варязи, а перьвии насельници в Новгороде словене, в Полотьски кривичи, в Ростове меря, в Белеозере весь, в Муроме мурома; и теми всеми обладаша Рюрик»31.

IХ в. – время складывания государства на Руси, время изживания родоплеменных отношений – стал рубежом появления наиболее крупных городов Древней Руси.

С начала Х до середины ХI столетия Русь находилась в сравнительно благоприятных условиях. Стабилизировалась экономика страны, росли города, развивались ремесла, торговые связи внутри страны и с ближайшими зарубежными соседями. «Силой, которая их собирала, – как отмечал Ключевский, – были именно торговые города, которые возникали по речным путям русской торговли, а потому и вооруженные правительственные области возникали именно среди тех племен, которые принимали наиболее деятельное участие во внешней торговле. Таким образом, города эти подчиняли себе соплеменное им окрестное население, для которого они прежде служили торговым средоточением, и образовали из него поздние политические союзы, области, и процесс этот происходил еще до появления киевских князей, частично при них и частично позже»32.

Связь становления государства с развитием предпринимательства и торговли, урбанизацией очевидна и прослеживается в древнерусских письменных источниках. Так, из «Повести временных лет»

мы видим, что Олег «нача грады ставити и устави дани словеном, кривичемъ и мери»33. Создание городов здесь связывается с обложением данью, полюдьем, торговыми мероприятиями.

Летопись указывает на организацию всегосударственной сети пунктов, связанных с княжеской властью, – от городов и деревень до охотничьих угодий – с реформой Ольги, которая после подавления древлянского восстания дала «уроки и уставы» в древлянской земле, устроив там «становища и ловати», затем двинулась к Новгороду, « и устави по мьсте повосты (погосты) и дани, и по Лузе оброки и дани: и ловища (охотничьи угодья), ея суть по всей земли»34.

Расцвет поселений пришелся на середину X века – время развития международной торговли и реформ Ольги. Они располагались на главных речных маршрутах и были типичными для той эпохи формированиями древнерусского государства и города.

Из летописей мы узнаем, что «места и погосты» основаны Ольгой по всей древнерусской земле. Из важнейших речных магистралей, на которых стояли погосты, названы Днепр, Десна, Мста. Погосты распространялись по преимуществу в Новгородской земле, Смоленской и Ростово-Суздальской. Как утверждает В. Л. Янин, это области, где некогда жили славяне, кривичи и меря, призвавшие варягов35.

В «местах и погостах» стояла княжеская дружина, собирающая дань, «уроки и уставы». Охотничьи места – необходимая привилегия княжеской дружины, которая кормилась на подвластных ей территориях и контролировала пушной промысел. С развитием торговли среди этих поселений постепенно возникают сборные торговые пункты, места промышленного обмена, куда звероловы и бортники сходились для торговли, для гостьбы.

При сопоставлении письменных источников с археологическими материалами видно, что главной социальной силой была великокняжеская дружина, подчиняющая племенные территории, собирающая дань в становищах и на погостах, отправляющая собранный товар в Византию.

Кроме членов знати население погостов состояло из служилых людей – ремесленников, ремонтирующих суда, производящих партиями изделия: гвозди, стрелы, глиняные изделия и прочее. Охотники, сборщики дикого меда и другие люди в княжеской службе имели особый статус. Очевидно, эта служба предполагала поставку легких лодок-однодеревок Руси (согласно договору Игоря). Наиболее ранним свидетельством организации таких служб, восходящим к IХ в., можно считать известия Гардизи о том, что у ар-рус «находится много людей из славян, которые служат (как рабы) им, пока не избавятся от зависимости»36.

Для сбыта излишних товаров нужны были торговцы, которые могли бы продать на рынках часть ненужных продуктов, полученных от земледельческого труда, военные трофеи, захваченные в сражениях, или привезти на городище из чужих краев те товары, в которых нуждались поселенцы. Поэтому вскоре подле городищ стали возникать посады, где проживал обслуживающий дружинников люд.

Город в средневековом понятии как укрепленное, огороженное место оформился в начале XI в. Наиболее ранние поселения на территории Суздаля в северо-восточной части кремля относятся к IX – X вв. В XI в., как показывают раскопки В. В. Седова, были насыпаны валы. Остатки поселения, которые датируются IX – X вв., обнаружены на территории кремля и Н.Н. Ворониным.

К концу Х в. большая часть поселений уступает место русским городам. Этому явлению исследователи стремились найти объяснение. Некоторые из них связывали его с упадком восточной торговли, переносом города с одного места на другое37, хотя это противоречит археологическим открытиям, из которых видно, что параллельно с Новгородом существует Городище, с Черниговым – Шестовицы, с Ростовом – Сарское, с Ярославлем – Жирилево. Кроме того, Гнездово и Сарское не исчезли вовсе, а превратились в феодальные усадьбы.

Исторический прецедент, который помогает нам объяснить причины упадка погостов, произошел в Новгороде:

в 1015 г. Ярослав «кормил» своих варягов в городе Поромоне – «дворе», а не в Городище38.

Очевидно, перемещение князя и его знати в город было связано с новой государственной реформой администрации, проводимой князем Владимиром сразу после Раннегородские центры и города христианизации Руси. на Балтийско-Волжском пути Князь поселил своих сыновей непосредственно в городах: Новгороде, Ростове, Полотске, Турове, Владимире, Муроме, Тмутаракани. «Посади Вышеслава в Новегороде, а Изяслава – Полотьске, а Святополка Турове, а Ярослава Ростове. Умершю же старейшему Вышеславу Новегороде, посадиша Ярослава Новегороде, а Бориса Ростове, а Глеба Муроме, Святослава Деревехъ, Всеволода Володимери, Мстислава Тмуторокани»39. Погосты исчезли, когда княжеская власть сосредоточилась в городах, центрах местных поселений.

Схема развития г. Суздаля в X – XII вв.:

1 – Х в.; 2 – середина XI в.; 3 – начало XII в.; 4 – середина XII в.

Довольно аморфное раннефеодальное государство Киевскую Русь правительство Владимира стремилось охватить новой административной системой, построенной на типичном для этой эпохи слиянии государственного начала с личным, и на место прежних князей, стоявших во главе союза племен, Владимир сажает своих сыновей.

Реформы Владимира заменили устав Олега, «пакт» Игоря и систему погостов Ольги, регулирующие полюдье и «питающие» знать.

Княжеская власть прочно укрепилась в древнерусских городах:

именно здесь, а не в погостах должны собираться доходы государства. Не только отдельные члены знати, а местные бояре и горожане стали общественным слоем, поддерживающим княжескую власть (во многих отношениях зависящую от них). Города стали центрами волостей и синтезировали функции, характерные для различных типов поселений начала средневековья40.

Основной силой, на которую опиралась и от которой во многом зависела княжеская власть, становились горожане – «новгородцы и кыяне», а не варяги, представители торговой, ремесленной массы, хотя погосты еще долго сохранялись на периферии и в землях тех племен, которые «иже дань дают Руси: у чуди и латгалов»41.

Примерно так шло зарождение и развитие города Суздаля. О его обширных торговых связях свидетельствуют многочисленные предметы, найденные при раскопках.

С 1974 г. Суздальским музеем совместно с Институтом Археологии проводились систематические и планомерные раскопки под руководством М. В. Седовой. Было вскрыто более четырех тысяч квадратных метров культурного слоя в кремле и «окольном городе».

На основе археологических раскопок было установлено, что основание Суздаля можно отнести к X в., это подтверждается обнаружением к северу от Рождественского собора древнейших оборонительных сооружений в виде трех рвов и вала. Город возник на основе сельскохозяйственного торгово-ремесленного поселения.

Города с развитой в них торговлей одновременно и движители, и показатели развития предпринимательства и установления торговых связей Северо-Восточной земли с другими регионами Киевской Руси и иноземными государствами.

Археологические находки позволяют определить функции городов: ремесленные, торговые (преимущественно внешнеторговые), военные, этноконсолидирующие, культовые и т.д.42.

С развитием и укреплением древнерусского государства киевские князья все больше внимания уделяли северо-восточной земле.

В X в. край входит в состав древнерусского государства, киевский князь Владимир Святой сажает сына Бориса в 988 г. в городе Ростове, Глеба – в Муроме. «Повесть временных лет» под 988 г. сообщает нам об этом.

Таким образом, Волго – Окское междуречье в IX – X вв. находилось в составе Киевской Руси. Его главный город Ростов уже участвовал в получении греческой дани после похода Олега на Византию.

Суздальский край полностью вошел в орбиту государственности, хотя и был отделен от Киева густыми труднопроходимыми лесами.

Города Ростово-Суздальской Руси делились на старые («старшие») и новые (пригороды). К старшим относились бывшие центры племенных союзов – Ростов, Суздаль, Муром, к пригородам – Владимир, Переяславль и вновь возникавшие городские центры.

По данным летописи число городов возрастало в Древней Руси из века в век. Если в IХ – Х вв. их было не менее 25, то в ХI в. стало почти 90. Рост их продолжался стремительными темпами. Перед нашествием татаро-монгольской орды их насчитывалось 27143.

Поэтому не случайно скандинавские саги называли Древнюю Русь «страной городов». «Временник, – говорится в Новгородской летописи, – еже есть нарицается летописание князей и Земля русския, и како избра бы страну нашу на последнее время и градье почаша бывати по местам»44. Среди них выделялись те, которые обладали всеми чертами города, все они сложились как крупные городские центры ремесел и торговли в период укрепления и развития экономики восточно-славянских земель.

Муром и Ростов впервые упоминаются в летописях под 862 г.

Население их было этнически неоднородным (славяне, меря, мурома), но в XII в. в них уже преобладал славянский элемент.

В.Н. Татищев упоминает о том, что Суздаль был основан Владимиром Святым в 982 г., когда князь «покорив землю польскую, град Суздаль утвердил»45.

Первым достоверным упоминанием о Суздале является сообщение летописи о восстаниях в Суздальской земле, происходивших в XI столетии. Так, в 1024 г. волнения, вызванные сильным неурожаем на Суздальской земле, были подавлены князем Ярославом, прибывшим сюда из Новгорода. Голода и мора удалось избежать благодаря хлебу, привезенному из Волжской Булгарии. Обращение к Волжской Булгарии было не случайно – между Северо-Восточной Русью и Булгаром существовали давние и прочные торговые связи.

Об этом повествуют разные источники. Археологические данные свидетельствуют о том, что Булгар был крупным производителем хлеба. А. П. Смирнов отмечает, что «о значении земледелия нам говорят как находки частей плуга – сошников и резаков, так и зерен злаков – пшеницы, ржи, ячменя, проса, гороха – и большое количество зерновых ям»46. Вот как В.Н.

Татищев сообщает о торговом договоре 1006 г., заключенном с болгарами князем Владимиром:

«Болгары возили жито по Волге и Оке о все грады русские, и продавали, и тем великую помочь сделали»47.

О восстании смердов 1024 г. в летописи также говорится: «Бе мятежь великъ и голодъ по всей той стране; идома по Волзе вси людье в болгары, и привезоша жито»48. Таким образом, все люди направлялись за хлебом в Булгар согласно договору 1006 г., по которому князь Владимир разрешил «булгарам все их товары продавать во градах купцом, и от них купить, что потребно, а по селам не ездить, тиуном, варником, огневтине и смерди не продавать и от них не купить»49.

Аналогию можно провести в связи с восстанием 1071 г. из-за неурожая, которое начиналось в Ярославле, а закончилось в Белоозере. Эти события также имеют рациональное историческое объяснение, что Суздальская земля, Поволжье издавна связаны с Белоозером торговыми узами.

В крае уже выделяются самостоятельные городские общины, обладающие военной организаций, объединяющие вокруг себя большую территорию, именуемую землей, волостью.

Волости состояли из главных городов: Ростов, Суздаль Муром, позднее пригородов:

Владимир, Переяславль. Эта новая политическая система, которая может быть определена как город-государство. Органами власти в городе-государстве были вече и князь. Внутреннюю и внешнюю политику города определяло вече. Оно же решало вопрос о призвании князя и круге его деятельности. В основе государственности лежала община. Община не была социально-однородной. Она включала местное боярство, купцов и свободный простой люд.

Князь занимал особое место в городе-государстве. Он был гарантом его независимости и суверенности. Орудием его власти была «старейшая дружина». Из ее состава выходили кадры княжеской администрации: дворецких, ключников, конюших, тиунов. Они составляли ядро княжеского «боярства».

Как мы видим, эта политическая система существенно отличается от старых племенных союзов. Она кладет начало ранней государственности и может быть определена как город-государство.

Окняжение края сопровождалось христиаВведение христианства низацией его жителей, которые с трудом принимали новую веру.

Летопись сообщает, что появление князя Глеба в Муроме вызвало бурный протест населения:

«и не прияме его к себе на княжение и не крестиимся, но сопротивляхуся ему»50. Суздальская земля в летописях и старинных книгах впервые упоминается под 6498 (990) г. Так, в Степенной книге о крещении края говорится: «В лето 6498 от Киева подвижеся блаженный Владимир шествовати в Суждальскую землю взем съ собою двух епископов… и в земли Суждальской вся люди крестиша»51. Введение христианства на территории Северо-Восточной Руси освещалось во многих исторических трудах. Супрасльская, Никоновская, Типографская, Холмогорская и другие летописные своды приписывают крещение Ростово-Суздальской земли самому князю Владимиру Святославичу и относят это событие к 986 – 993 гг.52. Исследователь истории русской церкви Е. Голубинский отмечал, что «первыми водворителями христианства в Ростове и его области были епископы, кафедра которых была учреждена... при первом разделении России на епархии.., именно в 991-м году»53.

По мнению А. А. Зимина, также сведения о крещении Русской земли и появлении первых четырех епархий восходят к ростовским и новгородским источникам. «В лето 6496 во царство Василия и Коньстантина от патриарха Фотея крестися Владимир в Корсуни и приведе с собою из Грек первого митрополита Леона и с нимь 4 епископы и крести всю землю Руськую. И се бысть 1 митрополит Леон и нарече Владимир митрополию в Киеве. А тех 4 епископов посади по градом: Белъград нарече архиепископью, посади в нем 1 епископа; другаго Ростову, Феодора именем, посла его с мучеником Борисом, тъи бысть 1 епископ в Ростове, крести всю землю Ростовскую и Суздальскую; 3-го в Чернигове, 4-го в Волынскую землю»54.

Крещение Руси

О. М. Рапов полагает, что наиболее достоверной датой крещения Ростово-Суздальской земли считается 992 г.55. В позднем летописце

XVIII в. есть интересный текст о крещении Суздаля Владимиром:

«Великий князь Владимир всея России прииде во град Суждаль и крести Суждальскую землю и в кремли городе золожи церковь»56.

Язычество долго держалось как среди аборигенов, так и пришлых славян. В 1066 г. Владимир Мономах совершал путешествия из Переяславля Киевского в Ростов «сквозь вятичи», через непроходимые леса Владимиро-Суздальского края, где ещё горели погребальные костры, а язычники убивали киевских миссионеров. Именно волхвы возглавляли восстание смердов в 1024 г.

в Суздале и в 1071 г. в Ростове57.

В 1024 г. в Суздале вспыхнуло восстание, руководимое языческими жрецами – волхвами. Восстание было направлено против «старой чади», державшей «гобино» – урожай, общее добро.

Оно было ожесточено голодом, возникшим в результате неурожая.

Лаврентьевская летопись так обрисовывает эти события:

«Все же лет въсташа волъсви в Суждали избиваху старую чадь Идольчик – случайная находка къ дыаволю наоущенью и бесов Суздале ванью глще яко си держать гобино бе матежь великъ и голодъ по всеи тои стране, идоша по Волзе вси людье в Болгары и привезоша жито и тако ожиша слышав же. Ярославъ волхвы приде Суздалю; изъимавъ волхвы расточи а другыми показни»58.

Восстание было настолько сильным, что для его подавления приезжает сам Ярослав Мудрый. Он прибыл в Суздаль с дружиной и подавил восстание самым жестоким образом. Это первое летописное упоминание Суздаля отмечает факт принадлежности города Ярославу Мудрому, который «устави землю», то есть распространил на нее нормы «Русской Правды».

Введение христианства в Ростово-Суздальской земле было сопряжено с огромными трудностями. Но тем не менее оно проникало в народные массы. Во главе православной церкви стоял Киевский митрополит, а в крупных городах – епископ. Первым епископом в Ростово-Суздальской земле был Федор, «родом грек». При нем в Ростове был построен великолепный деревянный храм Успения.

В конце X в. он уезжает в Суздаль, где были более благоприятные условия для миссионерской деятельности. В летописи об этом записано: «Прием (т.е. принял) Федор паству словесных овец в Суздальской строне и видя их помрачненными, начал, возлагая на бога упование, сеяти семя Слова Божия, идольски капища разрушая;

храмы же святые во славу Божию созидая и украшая. Зрящее бо народе богоугодные жития его и короткий нрав и слыша Боговдохновенные учение его, понемногу удевляешся, и обращатуся в веру Христову и принимали святое крещение». Епископ Федор провел в Суздальской земле долгое время и был похоронен в Рождественском соборе Суздаля.

После Федора место на епископской кафедре занял Илларион.

Особенно преуспел во введении христианства в крае знаменитый проповедник христианства св. Леонтий.

Всем им пришлось сталкиваться с противоборством волхвов. Первым русским епископом и преемником св. Леонтия был св.Исайя, постриженник Киево-Печерского монастыря, бывший игуменом Дмитровского монастыря в Киеве. Первый суздальский монастырь, основанный, при Исайе, носил имя св. Дмитрия и был частью Киево-Печерской обители.

С этим монастырем также связано летописное упоминание о епископе Ефреме Переяславском. Оба выходца из Печерского монастыря, епископы Исайя и Ефрем сыграли большую роль в христианизации суздальского края. Епископ Ефрем создал церковь св. Дмитрия и передал Суздальскому Дмитриевскому монастырю свои села. Упоминание о создании церкви святого Дмитрия находим в летописи в связи с упоминанием пожара в Суздале в результате набега князя Олега59. Церковь пользовалась поддержкой местных князей. Она получала десятину дани и оброков, имела свой суд и законодательство, регулировавшие семейные отношения и нормы поведения людей.

Переяславский епископ Ефрем, сподвижник Владимира Мономаха, неоднократно упоминается на страницах летописи. В 60-х гг.

он удалился в Константинополь, где пребывал до 1072 г. и переписал студийский устав для Феодосия. На Переяславскую митрополию вступил после 1077 г. В его юрисдикцию входили смоленские и суздальские территории. Из сведений Киево-Печерского патерика можно восстановить облик Ефрема. Он был «скопец, высок телом», происходил из знатной семьи, от «княжа дома», в числе первых был пострижен монахом в Печерский монастырь, причем с его приходом значительно увеличилось достояние монастыря60.

С именем Ефрема связана строительная деятельность в Суздале. Так, под 1222 г. в летописи есть упоминание о том, что «великый князь Гюрги заложи церковь каменьну святыя Богородица в Суждали на первемъ месте, заздрушив старое зданье, понеже учала бе рушитися старостью и верх ее впал бе, та бо цркы создана прадедом его Володимером Мономахом и блженымь еппомь Евфремом»61. Образцом для суздальского собора послужил Успенский собор КиевоПечерского монастыря62. В сведениях летописи о пожаре 1096 г. нет упоминания каменного собора, говорится лишь о церкви св. Дмитрия. Возможно, собор в этот период еще не существовал. Наиболее вероятной датой строительства Успенского собора в Суздале считается 1101 – 1102 гг. Год смерти митрополита Ефрема неизвестен, но в 1105 г. на переяславскую кафедру был уже возведен епископ Лазарь.

О ранней дате принятия христианства говорят археологические материалы суздальского некрополя, в котором обряд трупоположения в ямах головой на запад почти без инвентаря зафиксирован уже на рубеже X – XI вв. Особый интерес представляет крест-энколпион ранней формы X – XI вв. с гравированным изображением Христа с воздетыми руками63. Если кресты-тельники входили в состав женских ожерелий в качестве украшений, то энколпионы, служили вместилищем мощей и являлись принадлежностью верующих христиан.

Наибольшего расцвета, по мнению Н. П. Кондакова, изготовление энколпионов достигло в X в. Гравированный энколпион был найден в Гнездове, находка датируется второй половиной X в. Эта древнейшая вещь свидетельствует о проникновении христианства на территорию Ростово-Суздальской Руси в X в.64. Окончательная христианизация края протекала на протяжении всего XI в. По мнению Е. Голубинского, «христианство водворено было скорее не в области Ростовской, а Суздальской»65.

Кресты – тельники Не случайно на территории Северо-Восточной Руси строятся первые храмы. В самом начале XII в. (1101 –

1102) в Суздале при Владимире Мономахе строится каменный храм во имя Успения Богоматери, а полвека спустя в загородной княжеской резиденции Юрия Долгорукого Кидекше возводится каменный храм в честь первых Кресты – энколпионы русских святых Бориса и Глеба.

Пережитки На первых порах христианское вероучение с языческих трудом проникало в народные массы. Свидетельсверований тво тому – волна восстаний, прокатившихся в XI в.

по всей Северо-Восточной Руси. Верховенствующую роль в волнениях играли языческие жрецы-волхвы. Волнения происходили в переходный период от родового строя к феодальному и были направлены против родовой знати и формирующейся феодальной верхушки.

Места жертвоприношений – капища сохранялись в Суздальской земле еще в конце XI в. В житии Ростовского епископа Исайи записано, что приехав из Киева в Ростов, Исайя обошел «все грады и веси по области Ростовской и Суздальской, и еще где обретоша идолы и капища, разоряше их и огню предаваше»66.

Напротив северо-западной мысовой части суздальского кремля на холме правого берега Каменки высится церковь Ильи Пророка, перенесенная сюда в XVIII в. с торга. Холм, на котором она располагается, всегда привлекал множество народа, особенно весной, так как с него ранее других сходил снежный покров и молодежь устраивала здесь весенние игры. Холм этот издревле носил название Ивановой горы. А.Д. Варганов полагает, что название это связано с языческим культом Ивана Купалы67. Суздальский историк XVIII в.

Ананий Федоров считал, что «... от Купала место на ополье, где во время идолопоклонення народ собирался месяца июня 24 дня...»68.

Ополье – это местность в северо-восточной части Суздаля, где на планах города XVIII – XIX вв. на месте языческого капища стояла не сохранившаяся церковь Иоанна Златоуста.

Ананий Федоров в своем труде отмечает все места бывших языческих капищ, он пишет, что «обыватели во граде Суждале прежде просвещения святым крещением бяху идолопоклонники, и имеяху богов языческих, кроме их Яруна, Пиная, Облупу, Купала, по которым и места были во граде особливые, где их богомерские были молбища, или капища. От Яруна – Ярунова улица, от Пиная – Пинаиха, от Облупы – Облупа, где ныне кабак»69.

В Писцовой книге 1617 г. упомянуто божество «Пинай»: «За рекою, за Каменкою, за острогом в Введенской улице…место Пинайки портного мастера»70. Облупа – от слова облупить, обдирать.

Суздальский кабак в XVIII в. стоял на месте, называемом «облупа».

Сейчас это место носит название «Кабацкой горы». Эти языческие божества известны по письменным источникам Древней Руси71.

В суздальских преданиях, приводимых В. М. Снегиревым, говорится об идоле Перуна, стоявшем в кремле на княжеском дворе и об идоле Велеса на месте Васильевского монастыря, где суздальцы приняли крещение. Кроме того, есть предание об идолах богини любви Ладо и ее мужа Тура, стоявших на Пинаевской улице. В честь этих божеств будто бы был установлен праздник «Семик»72.

Любопытно описание праздника Флора и Лавра, покровителей скота, который празднуется 18 августа. В этот день в Суздале около Богоявленской церкви, стоявшей на лугу на правом берегу Каменки напротив Окольного города, собирали всех городских лошадей, около 800 голов, и по древнему обычаю кропили их святой водой. Этот обряд указывал на древние языческие традиции, где конь считался священным животным.

В плане языческих верований Суздаля большой интерес представляет городской курганный некрополь73. Трупоположения в могильных ямах в могильниках на Михайловской стороне, ориентированные головой на запад лицом к восходящему солнцу, характерны для христианского обряда захоронения. Но традиция сооружения курганных насыпей – языческий пережиток. К языческой традиции относится и обряд трупосожжения, где прослеживаются следы частичного сожжения костяков, а также прокаливания почвы в основании курганных насыпей. Об обычае «греть покойника» говорится в «Житии Константина Муромского». Этот обычай сохранялся до XIX в.

В насыпях курганов очень часто встречались фрагменты гончарной посуды от погребальной тризны. Так, в одном из детских погребений обнаружен глиняный гончарный горшок с заупокойной пищей. Инвентарь, сопровождавший погребенных, состоял из украшений и ножей. Погребальная тризна и сопровождавший её инвентарь – это следы языческих верований в загробную жизнь усопших.

Отмечены случаи обертывания покойника берестой, наличие углей в засыпке могилы, употребление перстнеобразных височных колец в женских прическах, положение усопшего с ножом у пояса. Подобные захоронения были обнаружены в Суздале у церкви Скорбящей Божьей Матери в захоронениях XVI – XVIII вв. Следовательно, устойчивая языческая традиция дожила до XVIII в.74.

В языческом мировоззрении были распространены «строительные жертвы». Принесение в жертву священного животного или иногда и человека было распространено во всем мире. У славянских племен священными являлись петух и конь. Их приносили в жертву при сооружении жилых домов, укреплений, чтобы охранить обитателей постройки от злых духов и обеспечить прочность здания.

При исследовании оборонительных сооружений первой половины XII в. в северо-восточной части Окольного города Суздаля был обнаружен череп лошади в возрасте 4-5 лет, который лежал затылком к углу сруба, мордой – к северу. Принесение в жертву коня должно было обеспечить всему оборонительному сооружению прочность и неприступность. Таких следов строительных жертв отмечено около десяти. Подобные строительные жертвы в Суздале распространены были в основном в XI – XII вв. К XIII в. эта традиция исчезает75.

О языческих верованиях жителей Суздаля говорит найденная в культурных напластованиях XII в. фигурка языческого божества, хранящаяся ныне в суздальском музее. Это литая бронзовая объемная фигурка с двусторонним изображением мужчины в полный рост. Она входила в набор привесок-оберегов, найденных в курганах не только Суздаля, и известна как привеска-ложечка. Носили подобные амулеты женщины76.

–  –  –

Интерес представляет привеска-амулет в виде миниатюрного боевого топорика, покрытого циркульным орнаментом. Топорик сохранился не полностью, обнаружен он в слое конца XI в. Топорики были общерусским типом амулета, причем, больше половины их найдено в городах. Найденные в курганах находки топориков принадлежали мужским захоронениям, в основном, мальчикам и подросткам. Изображения топориков были связаны с воинской дружинной средой и специфическими для этой среды верованиями и обрядами77.

Найденные привески-обереги позволяют глубже проникнуть в мир языческих верований славян, а также проследить процесс взаимопроникновения различных представлений в полиэтничной городской среде Суздаля. В этом отношении значительный интерес представляют ажурные привески в виде птиц с острым клювом и гребешком на голове. Изображения эти очень напоминают священную птицу славян – петуха, хотя привески снабжены отверстиями для шумящих подвесок в виде утиных лапок, характерных для финно-угорской мифологии. В самом Суздале найдено три экземпляра таких привесок в слое XII в. на территориях Дмитриевского монастыря и кремля78.

Амулеты:

1 – привеска-топорик; 2 – 3 – привеска-петушок; 4 – привеска-конек Распространённым видом амулетов-оберегов были бобровые пяточные кости с просверлинами, зубы медведей, кабаньи клыки. Их этническую принадлежность трудно определить. Бытовали они не только в предмонгольский, но и в послемонгольский период. Эти амулеты связаны с наиболее древними охранительными представлениями.

Они были обнаружены в близлежащих селищах в Васильках, Веси и Гнездилове в слоях X – XI вв.79.

С феодальной городской культу- Амулет из костей животных рой связаны амулеты-змеевики, заимствованные Русью из Византии. На лицевой стороне этих амулетов помещены изображения христианской символики: Христа, Богоматери с младенцем, архангелов, святых. На оборотной стороне изображение «змеиного гнезда», в центре которого – голова Медузы горгоны с отходящими от нее туловищами змей. Употреблялись змеевики как обереги от различных болезней и иных напастей. На большинстве экземпляров на оборотной стороне, обращенной при ношении к телу, помещалась круговая надпись, содержащая заклинания против болезней, лихорадок. Христианская церковь вела ожесточенную борьбу с употреблением змеевиков-оберегов, отразившуюся во многих поучениях XIV – XV вв. в Кормчей книге.

Из Суздаля происходят четыре змеевика: три – из раскопок и один каменный, хранившийся в ризнице Рождественского собора. Этот так называемый «Суздальский змеевик» привлекал к себе внимание большого количества исследователей, ему посвящена огромная литература. Принадлежал он жене князя Всеволода III «Большое гнездо» Марии Шварновне и заказан был ею для исцеления своих детей и себя самой в 1189 г.»80. Наиболее древний из найденных при раскопках – бронзовый змеевик XI в.

На лицевой стороне его помещено изображение святого воина, скорее всего, Георгия. Змеевик должен был охранять хозяина в ратном деле. На оборотной стороне амулета помещена наиболее древняя змеиная композиция, в которой змеи как бы вырастают из туловища Медузы горгоны.

Второй змеевик из бронзы датируется концом XII – началом XIII в. На лицевой стороне его довольно грубо изображен архангел Михаил, держащий в руках лабар и сферу. На оборотной стороне помещена женская голова с отходящими от нее как от центра двенадцатью змеиными головами. Третий змеевик найден у Ризположенского монастыря с плохо сохранённым на лицевой стороне изображением распятия81.

Языческие сюжеты можно проследить и в орнаментации белокаменных соборов XII – XIII вв., выстроенных владимиро-суздальскими князьями, а также в таких предметах декоративно-прикладного искусства как «суздальские златые врата» или предметах княжеско-боярского убора, известных по кладам. Все они свидетельствуют о сложности и многообразии представлений горожан, соединявших христианские догмы с языческими обычаями и взглядами в культуре средневекового Суздаля82.

Амулеты-змеевики бронзовые (а – лицевая сторона, б – оборотная) Владимир Мономах После смерти Ярослава в 1054 г.

и его сыновья. Первые произошел раздел между его сыновьясуздальские князья ми. Ростовом, Суздалем, Белоозером и Поволжьем владел его сын Всеволод, бывший одновременно князем в Переяславле.

В 70-е гг. XI в. повсеместно прокатилась волна антифеодальных и антихристианских волнений, аналогичных суздальским. Суздаль вновь возникает на страницах летописи лишь в 1097 г. Из описаний 1094 – 1096 гг. видно, что Ростов, Суздаль и Белоозеро были волостью сына Всеволода – Владимира Мономаха83.

Мстислав I Владимирович Владимир Мономах

Княжеский стол в Ростове с 1093 г. занимал сын Владимира Мономаха Мстислав, пробывший там до 1097 г. Именно с его пребыванием на княжении в Ростово-Суздальской земле связаны известные события первой междоусобной княжеской войны на Северо-Востоке. Богатейшие земли Суздальского края и всего Северо-Востока вызывали хищнический аппетит у других князей. В 1094 г. вспыхнула большая феодальная война между Олегом Святославичем Черниговским, Муромским князем и Мономахом. Сын Мономаха Изяслав вторгся в пределы Мурома – владения Олега – и захватил город. В разразившейся битве под Муромом Изяслав был убит. Олег вторгся в пределы Ополья и захватил Суздаль, затем овладел Ростовом, посадил своих посадников и начал собирать дань.

Вот как об этом событии говорится в летописи: «Олег же по принятьи града (Мурома) изъима Ростовци и Бълоозерци и Суздалце (и Пскова) и оустремися на Суждаль и шедъ Суждалю и Суждалци дашася ему. Олег же омиривъ городъ. Овы изъима а другыя расточи и именыа ихь отыа иде Ростову и Ростовци вдашася ему и перея всю землю … Ростовску и посажа посадникы по городам и дани поча брати … Олегъ же приде к Суздалю и слышавъ яко идет по нем Мстиславъ. Олег же повеле зажещи Суздаль город, токмо остася дворъ монастырскыи Печерьскаго монастыря и цркъ яже тамо есть стаго Дмитрия юже бе далъ Ефръмъ и с селы. Олег же побеже к Мурому, а Мстиславъ приде Суждалю съдж ту …Мстислав же … распусти дружину по селом»84.

Суздаль был сожжен. В защиту города Суздаля в 1096 г. выступил другой сын Мономаха – Мстислав, сидевший в Новгороде Великом. Олег со своим войском бежал под ударом Мстислава, который настиг его под Муромом и жестоко разгромил, освободив суздальцев из плена.

После событий 1096 г. состоялся съезд князей в Любече в 1097 г., на котором были разделены княжения и решено: «...каждо да держать отчину свою …»85. Фактически это означало распад единого государства с центром в Киеве. Владимир Мономах получил Переяславль и земли на Северо-Востоке.

Из летописных сообщений следует, что начиная с последней четверти XI в., обнаруживаются признаки церковно-административной жизни «в Суждали», несмотря на полную зависимость его от Киевской Руси.

Выражалось это в том, что, во-первых, появившиеся здесь вместе с князьями феодалы, а также горожане организованы были в военном отношении по территориальному признаку:

ростовцы, белоозерцы, суздальцы. Во-вторых, они могли решать вопросы войны и мира, то есть политические вопросы, а это означало, что уже существовали определенные общественные институты.

В-третьих, наличие таких атрибутов власти как княжеские посадники в городах, сбор дани (существование княжеских даньщиков) свидетельствует о том, что к 1096 г. «Суждальская земля» полностью вошла в орбиту государственности. Все это подтверждает наличие в конце XI в. в суздальском ополье феодального землевладения. Любопытно также сообщение о пожаре в Суздале и упоминание в связи с пожаром первого на Северо-Востоке монастырского подворья Киево-Печерского монастыря и первой достоверной в Суздале церкви св. Дмитрия, построенной епископом Ефремом.

Таким образом, первым киевским князем, вплотную занявшимся Суздальским краем, был Владимир Мономах. Он строит на рубеже столетий в центре кремля из кирпича-плинфы большой одноглавый Успенский собор – первое каменное здание в нашем крае, в Суздале.

«Та бо цркы создана... Володимиром Мономахом и блжнымь еппомь Ефръмом»86. Образцом для выстроенного собора служил Успенский собор Киево-Печерского монастыря или Михайловский собор Переяславля Южного87. Это был собор во имя успенья Богоматери. Он до нас не дошел. На расчищенном участке западной стены исследователи нашли фрагмент фрески «полотенце». Значение этой находки очень велико, поскольку она означает, что Успенский собор в XI в. был расписан.

По инициативе Мономаха создается целая линия укреплений по Клязьме, состоявшая из городов-крепостей Сунгиря, Владимира, Осовца. Она была призвана защитить край от набегов волжских болгар и соседей с юго-запада. Закрепляя эти земли за собой, Мономах сажает своих сыновей в Ростове. Самостоятельным князем Ростовской земли становится Юрий Владимирович. В то время развертывается борьба между Ростовом и Суздалем за первенство. В итоге Суздаль становится главным городом княжества.

С 1097 г. в Ростово-Суздальской земле появляется младший брат Мстислава Владимировича – Вячеслав. Он был прислан Мономахом с юга и посажен на ростовский престол. Оба брата в феврале 1097 г. нанесли жестокое поражение Олегу и Ярославу Святославичам «на Кулачьце».

Кулачка – это название местности рядом с Суздалем, на его южной окраине. Узнав, что Олег неожиданно идет на него с реки Клязьмы, Мстислав «ста пред градом исполнив дружину», причем новгородцы спешились с коней для битвы. Когда Олег подошел «к городу», то Мстислав перешел «пожар с Новгородци». «Пожар» – это Суздальский кремль, который Олег сжег незадолго до этого88. Таким образом, из этого отрывка летописи следует, что сражение произошло рядом с Суздалем.

Верховными владетелями северо-восточных земель по-прежнему оставались великие киевские князья, поэтому участие ростовосуздальских князей в делах Юга было постоянным. В августе 1107 г.

Вячеслав принял участие в походе русских князей на половцев. Воспользовавшись его отсутствием, на Суздаль совершили набег волжские болгары. «Приидоша болгари ратию на Суздаль и оступиша град, и много зла сотвориша, воююще села и погосты и убивающее многих крестьян. Сущи же людие во граде не могуще противу их стати не сущу князю у них … и затворишася во граде …из града изшедше, всех избиша»89.

Из-за отсутствия князя и его дружины суздальцы вначале не смогли дать отпор болгарам, однако потом они сумели отразить нападение, выйдя из города в открытое сражение. Из летописного сообщения явствует, что город уже был обнесен сплошным кольцевым валом, в нем можно было «затвориться» и выдержать осаду болгар. Сказалась положительная роль выстроенных Мономахом оборонительных сооружений.

Владимир Мономах укрепил и южные рубежи княжества – основав во время последнего своего посещения Северо-Востока в 1108 г. город в свою честь – Владимир на Клязьме. Город стал форпостом как против болгар, так и против Черниговской земли, так как события междоусобицы 1094 – 1096 гг. были еще свежи в памяти.

Глава 2. Суздаль В XII – начале XIII в.

В 1107 – 1108 гг. на княжеский стол в РостовоЮрий Суздальской земле Мономах посадил своего младДолгорукий шего сына Юрия, получившего впоследствии прозвище Долгорукого. Из летописных записей известно, что в 1107 г. отец женил его на дочери половецкого хана Аепы. Это был политический союз, призванный обезопасить южные границы Киевской земли от половецких набегов. Получив в удел Суздаль, Юрий Владимирович постепенно превращает его в стольный город, хотя номинально старейшим городом оставался Ростов. Причина переноса состояла в хорошо осознанной необходимости укрепить южные рубежи земли.

Княжество получает наименование Суздальская земля. О посаЮрий Долгорукий жении Юрия известно по сведениям Киево-Печерского патерика: «И бысть посланъ от Володимера Мономаха в Суждальскую землю сии Георгии, дасть же ему на руце и сына своего Георгия»90. Воспитателем Юрия и тысяцким Ростово-Суздальским стал киевский боярин Георгий Шимонович, сын Шимона Африкановича, выходца из Скандинавии. Шимон, в свою очередь, был связан с Ростовом и Суздалем, будучи там тысяцким в правление Всеволода. С его редким именем ассоциируются существующие доныне села во Владимирской области – Большое и Малое Шимоново91. По-видимому, должность тысяцкого становится в Суздальской земле наследственной, а «Шимоновичи» явились одними из первых феодалов, владельцами обширных земель и сел92.

Правление Юрия в Суздальской земле отмечено яркой страницей в истории этого края. Он первый самостоятельный князь Ростово-Суздальской «волости». С его деятельностью связано бурное строительство как в самом Суздале, так и по всей Суздальской земле. Здесь он построил церковь Спаса: «Юже бе прежде заложил Юрий... святого Спаса в Суждали Камену»93. А.Д. Варганов считал, что собор Мономаха был сломан и заново перестроен из туфа Юрием Долгоруким. Об этом, видимо, свидетельствуют Патерик Печерского монастыря: «Сын же того (Мономаха) Георгий князь слыша от отца Владимира еще о той церкви сотворища и той в своем княжении созда церковь во граде Суздале в ту же меру»94. Н.Н. Воронин связывал упоминание церкви Спаса и освящение новгородским архиепископом Нифонтом в 1148 г. церкви Богородицы: «в то же лето ходи архиепископ Нифонт Суждалю, мира деля к Гюргеви, и принят и с любъвью Гюрги и церковь святи святей Богородици великымь священиемь»95.

Видимо, в годы княжения в «Суждали» Юрия Владимировича город сильно разрастается, в силу чего создается еще одна линия его земляных укреплений – окольный город или острог.

В это время развертывается борьба между Ростовом и Суздалем за первенство. В итоге Суздаль становится головным городом княжества. Князь строит загородную резиденцию на берегу Нерли в Кидекше. Что дало ему возможность взять под контроль важный Нерлинский торговый путь в Новгород Великий.

Так, в устье Каменки на высоком берегу реки Нерли в Кидекше в 1152 г. строится загородная княжеская резиденция с церковью Бориса и Глеба – древнейший образец белокаменной архитектуры на Северо-Востоке, предвестник всех лучших храмов Суздальской земли.

Летопись сообщает под 1152 г.: «Тогда же Георгии князь в Сужале бе, и отвръзл ему бог разумнеи очи на церковное здание, и многи церкви поставиша по Суздальской стране, и церков постави камену на Нерли святых мучеников Бориса и Глеба, и святого спаса в Суздале, и святого Георгия в Володимери»96.

Суздаль как главный город земли часто фигурирует на страницах летописи. Отсюда в 1120 г. совершил Юрий вместе со своим воеводой Георгием Шимоновичем поход на Болгарское государство:

«Георги … ходи на Болгары и взя полонъ многь и полкъ ихъ победи»97. Поход имел задачу обезопасить восточные рубежи княжества от постоянных грабительских набегов болгар. Важную роль в этом походе должны были сыграть славянские поселения, расположенные по правому берегу Клязьмы ниже устья Нерли, превращенные в правление Юрия в города-крепости: Стародуб, Ярополч, Гороховец, Бережечь98. Эти города фиксировали юго-восточную границу княжества. Суздаль времен Юрия превращается в столицу огромного княжества, границы которого на севере доходят до Белоозера, на востоке – до Волги, на юге оно граничит с муромо-рязанскими землями, а на западе и северо-западе – со смоленскими и новгородскими. Юрий основывает ряд городов на пограничье своей земли.

Наиболее интенсивное строительство при Юрии падает на 50-е гг. XII в. В начале XII в. Суздальская земля располагала четырьмя городами (Белоозеро, Ростов, Суздаль и Владимир) и крепостью Ярославль. В целях укрепления границ Ростово-Суздальской земли Юрий ставит по ее рубежам ряд новых городов. За время княжения Юрия Долгорукого возникают такие города, как Москва (на границе с Черниговским княжеством), Коснятин, Угличе поле, Молога, Тверь, Шоша и Дубна (на границе с Новгородской землей), ЮрьевПольский, Кидекша, Переяславль Залесский, Дмитров, Звенигород99.

В это же время строятся Мстиславль, Микулин на Шоше, Кострома и Галич-Мерский. Большую роль играл город Городец – крупнейшая крепость при выходе на Волгу. Несомненно, что последовательное и целеустремленное строительство городов опиралось не только на стихийный приток колонистов, но и на организующую силу княжеской власти, ее поощрительную политику льгот переселенцам.

Однако укрепление границ княжества, обширное строительство в Суздальской земле не мешало Юрию бороться за киевский стол. В качестве ступени к киевскому великому княжению Юрий в 1135 г. «...испроси у брата своего Ярополка Переяславль, а Ярополку вда Суждаль и Ростовъ и прочюю волость свою, но не всю»100.

Это соглашение явилось причиной появления известной фразы из Учредительной грамоты Смоленской епископии: «Суждали Залесская дань, аже воротит Гюрги, а что будет в ней, с того святеи Богородици десятина»101. Видимо, дань шла Ростиславу Мстиславичу Смоленскому, получившему ее от киевского князя Ярополка Владимировича за свой нейтралитет во вражде Ярополка с братьями Ростислава102. По-видимому, Юрий передал Ярополку лишь дань с основной территории княжества, сохранив за собой руководящую роль на Северо-Востоке.

В течение нескольких лет вел борьбу Юрий Долгорукий за великокняжеский стол на юге Руси. Неоднократно на страницах летописи Суздаль упоминается в это время как пункт, откуда выезжает князь с дружиной или княгиня в Киевскую землю, куда возвращаются они после поражений и неудач. Так, под 1154 г. сообщается: «В то же лето поиде Гюргн с Ростовци и с Суждалци и со всеми детми к Русь и быс моръ в коних во всех воихъ его... а сам воротися опять Суждалю».

«Того же лет приде княгыни Гюргева в Кыевъ и Суждаля»103.

В результате борьбы за киевский стол Юрий, в конце концов, становится великим Киевским князем. Ипатьевская летопись сообщает об историческом обеде, данном Долгоруким одному из своих союзников в борьбе за киевский стол – Черниговскому князю Святославу обед давал Суздальский князь 4 апреля 1147 г. Это первое летописное упоминание о Москве, хотя население столицы существовало уже в XI в.

Суздаль при Юрии Долгоруком возвышается до столицы самостоятельного независимого княжества, одного из самых могущественных. Становится политическим и культурным центром всего Северо-Востока.

Овладев Киевом, Юрий посадил своих сыновей в южных городах.

Андрей сидел в Вышгороде, Борис – в Турове, Глеб – в Переяславле, Василько – в Поросье. Младшим сыновьям Михалке и Всеволоду предназначалась Суздальская земля. Однако на Суздальскую землю претендовал Андрей Юрьевич. Через два года после того как Юрий Долгорукий стал киевским князем, он умирает. Захоронен он был в церкви Спаса на Берестове на территории Киево-Печерского монастыря.

К середине XII в. Киевская Русь распалась на несколько земель, внутри которых формировались более мелкие вассальные княжества. В период феодальной раздробленности Руси на северо-востоке поднимается новый центр русской культуры и государственности

– город Владимир, младший в семье старых русских городов северо-востока: Ростова, Суздаля, Мурома.

Развитие города Древнейшим ядром города является Суздаля в X – XII вв. его кремлевская часть. Кремль Суздаля имеет площадь 14 гектаров. По периметру протяженность его примерно 1400 метров. С севера, запада и юга городище омывается рекой Каменкой. С восточной стороны хорошо сохранился искусственный ров древней крепости. Раскопки вала были осуществлены В.В. Седовым. Они показали, что он был насыпан в два приема. Древнейший вал XI в. был сравнительно невысоким – 2,5 и 8 метров шириной. К XII в. он был поднят и реконструирован. В результате валы кремля имеют высоту от 3,2 до 8,5 метра, ширину – от 18 до 25 метров. Ширина рва достигает в разных местах от 20 до 35 метров, а глубина его – 8,5 метра. Глубина заполнения рва водой – 3,5 метра. Высота от дна рва до вершины вала – 16,5 метра. В XVIII в. верхушка рвов была срыта, а по валам была проложена прогулочная пешеходная дорожка-бульвар.

Для проезда на территорию кремля существовали ворота. Главные – восточные Ильинские ворота, Дмитриевские (юго-западные) вели к Дмитриевскому монастырю и Никольские (юго-восточные), которые выводили к мосту через Каменку. Историк Суздаля XVIII в.

Ананий Федоров сообщает, что в начале XVIII в. имелись две проезжие башни с воротами и опускными решетками (Ильинские и Дмитриевские)104.

Писцовая книга 1628 – 1630 гг. сообщает: «Городъ Суздаль на реке Каменке ветхь. А у города четверы ворота – ворота илинские на площади ворота никольские ворота дмитриевские ворота водяные…»105. Таким образом, Ильинские, и Дмитриевские ворота существовали с глубокой древности, с самого момента насыпки кольцевых валов.

Археологические исследования, проведенные в центре кремля археологом А.Ф. Дубыниным, позволили открыть земляные поселения более древние, чем Суздаль. Они могут быть отнесены к X – XI вв.

В 1981 – 1990 гг. в северо-западной части кремля к северу от Рождественского собора были исследованы остатки древнейших оборонительных сооружений, которые ограждали территорию первоначального поселения в излучине Каменки. Раскоп площадью около 400 квадратных метров получил название детинец106.

Евфимиевский

Схема развития Суздаля:

1 – Детинец Х в.; 2 – земляной вал середины XI в.; 3 – земляные укрепления начала XII в.; 4 – укрепление окольного города середины XII в.; 5 – монастыри; 6 – дороги в города ВладимироСуздальской Руси; 7 – курганные могильники; 8 – проездные ворота в кремле (1 – Ильинские; 2 – Дмитриевские) и в Окольном городе В заполнении среднего рва детинца найдены шесть фрагментов лепной гладкостенной керамики финно-угорского и славянского облика V – VI вв., аналогии которым есть на памятниках железного века (Пирово-дьяковское городище), на средневековых поселениях под Ростовом и Весь под Суздалем. Есть фрагменты сосудов, аналогии которым найдены в материалах Сарского городища и Тимеревского курганного могильника. Есть аналогии в памятниках второй половины I тыс. н.э. Волго-Окского междуречья, наиболее близких керамике Якиманского городища и селища Кибол-I под Суздалем, Сунгирского грунтового могильника под Владимиром, Гнездиловского селища под Суздалем107.

Остатки жилых построек в раскопках А.Ф. Дубынина 1935 – 1940: реконструкция полуземлянки № 1 Кроме того, в раскопе рва была обнаружена интересная находка – стеклянный слиток коричневого оттенка – «гладилка» – полуфабрикат стекольного производства. Аналогичные стеклянные предметы египетского и передневосточного производства, датирующиеся концом IX – X вв., известны по находкам в Скандинавии, Западной Европе108.

Система оборонительных укреплений, типы лепной посуды и заполнение рвов, указывают на финно-угров как первых поселенцев в детинце Суздаля. Дата возникновения поселения, судя по находке «гладилки» и по фрагментам посуды, не позднее первой половины X в.

В X в. поселение разрастается за пределы оборонительных сооружений детинца. Вдоль берега Каменки на восток от детинца потянулись жилые постройки. В северо-восточной части современного кремля найдены остатки большого наземного жилого дома X в., площадью около 40 квадратных метров, имевшего углубленное подполье, в заполнении которого обнаружена лепная керамика славянского и финно-восточного типов и глиняное пряслице. Кроме того, около дома найдена часть дисковидного глиняного грузила от вертикального ткацкого стана и фрагменты красноглиняной подлощеной болгарской керамики раннего образца.

На территории кремля, возле Успенской церкви выявлено около 50 жилых и хозяйственных построек. Застройка города была усадебной. Таким образом, в X – XI вв. в северо-западной части современной территории суздальского кремля существовало укрепленное поселение площадью около 1,5 гектара, а вне оборонительных сооружений, на берегу Каменки располагались отдельные дома.

Застройка жилых участков Византийская медная монета города восстанавливается императора Романа I (931 – 944 гг.) с большим трудом и достаточно фрагментарно. Не известно о характере застройки детинца в самый ранний период существования Суздаля. Ясно только, что в X в. жилища находились не только внутри древнейших укреплений, но некоторые из них располагались на восток от детинца, вдоль крутого берега Каменки. Археологические раскопки, проведенные в западной части здания собора, открыли большой слой строительного материала X в.: плинфы с раствором цемянки.

Следы бревен отмечены и в валах суздальского детинца. Через какое-то время после постройки суздальский вал был реконструирован. При этом верхняя часть первоначального вала была срыта и на ней сооружена насыпь из очень плотной желтой глины. Вал был значительно расширен, до 18 метров в основании, древнейший ров засыпан, а вместо него сооружен новый, более широкий и глубокий.

Такая конструктивная особенность была присуща земляному валу, сооруженному по приказу Владимира Мономаха в 1101 – 1102 гг. по всему периметру кремлевской территории. Существовавшие здесь усадьбы с жилыми и хозяйственными постройками сгорели во время пожара 1096 г., междоусобной войны Владимира Мономаха, его сыновей и Олега Черниговского. И на месте сгоревших усадеб по обрыву реки были воздвигнуты мощные земляные укрепления.

В начале XII в. строится замкнутая система обороны, «город Мономаха», появляется первый каменный собор и княжеский двор.

Происходит перепланировка усадеб в северо-восточной части кремля. Одновременно вдоль дорог, ведущих из города к другим центрам, также возникает жилая застройка, то есть возникает посад.

В «Мономаховом городе» около 1101 – 1102 гг. по приказу князя Владимира и при содействии епископа Ефрема воздвигается древнейшее каменное сооружение на Северо-Востоке – Успенский собор.

Около Успенского собора Владимир Мономах возводит и княжеский двор. К собору и княжескому двору тянулись улицы от проездных ворот, что создавало предпосылку сложения радиальной планировочной структуры города.

Последняя фраза из Новгородской летописи о приезде Ярослава в Суздаль «И устави ту землю» свидетельствует, с одной стороны, о распространении на Суздальской земле правовых норм «Русской правды», а с другой, с «установлением земли», видимо, была связана и строительная деятельность князя Ярослава Мудрого. Новые сооружения увеличили укрепленную площадь города примерно в 8 – 9 раз. Таким образом, она достигла современной территории кремля – 14 гектаров.

Так, в первой половине XI в. возникает «город Ярослава» площадью в 14 гектаров. Жилая застройка в нем, в основном, располагалась вдоль береговой линии Каменки и восточного вала. Южная часть городища оставалась незастроенной.

«Город Ярослава» имел для защиты населения одни проезжие ворота, занимавшие преимущественно северную половину кремля. Южная половина стала заселяться к юго-востоку от Рождественского собора в самом конце XI – начале XII в. А юго-западная часть – в XII в.109. При строительстве «города Ярослава»

первоначально был насыпан сравнительно небольшой вал, шириной девять метров в основании. Сооружен он из очень плотной глины бурого цвета.

Вблизи вала располагались жилые постройки. Кроме того, при раскопе открыт угол сруба, внутри которого находился слой прокаленной красно-оранжевой глины. Скорее всего, этот угол постройки занимала печь.

Центром городской жизни с начала XII в. являлся собор, расположенный в западной части кремля. Он был той градостроительной основой, к которой сходились улицы и проулки. Перед собором находилась городская площадь, к западу от собора располагался княжеский дворец. Именно южный и западный порталы входов в собор были пышно украшены знаменитыми «Суздальскими златыми вратами». По-видимому, на городской площади собиралось вече, о котором летопись упоминает под 1176 г.110. Княжеский дворец упоминается в летописи под 1237 г. в связи со взятием татарами Суздаля: «...двор княжь огнем пожгоша…»111.

Впоследствии на месте княжеского двора было выстроено здание архиепископского дома. Однако в толще западной стены Рождественского собора сохранился проем двери, который вел из церкви в княжеские покои112. Писцовые книги XVII в. не называют в кремле ни одной улицы. По тексту только можно догадываться о существовании главной улицы, ведущей от Ильинских к Дмитриевским воротам, так как в описи 1628 г.

сказано: «Отъ Илинъских воротъ идучи въ городъ, на праве…»113, а в писцовой книге 1617 г.:

«Отъ Ильинскихъ воротъ, на правой сторонъ…отъ Ильинских воротъ по левой сторонъ…»114.

Новые земляные укрепления кремля были надежным сооружением, что позволило суздальцам выдержать осаду болгар во время их похода 1107 г.: «Придоша болгари ратию на Суздаль и оступиша град и много зла сотвориша… Сущи же люди во граде … из града изшедше, всех избиша»115.

В 1194 г. повелением великого князя Владимирского Всеволода III Большое Гнездо мономахова древняя крепость кремля была заменена «рубленной» в виде соединенных срубов, клетей с засыпкой глиной. Эта грандиозная работа, как отмечает летописец, была выполнена «в тоже лето» то есть в один год. Огромная армия подвластных мастеровых – плотников и крестьян-землекопов – трудилась на возведении новой крепостной стены Суздальского кремля.

Ныне существующий разрыв валов около стен Никольской церкви в кремле устроен позднее. В этом месте существовал лишь проход к Каменке для получения воды в осадное время, так как к этому участку примыкал острожный вал, огибавший территорию нынешней «Красной горки», рвом которого служила речка Гремячка. Таким образом, спуск за водой к Каменке был прикрыт вторым валом и рвом.

Планировка кремлевской территории, сложившаяся в XII в., сохранила свои черты вплоть до XVIII в., когда были предприняты некоторые шаги по приданию характеру застройки более регулярного вида.

Так в результате археологических исследований116 была восстановлена картина создания Суздальской оборонительной системы кремля и окольного города. Древнейшие оборонительные сооружения (детинец) возникли в первой половине – середине X в. в северозападной части современного кремля. Площадь городища занимала полтора-два гектара. Оборонительные сооружения состояли из невысокого глиняного вала и тройного ряда рвов.

Городские валы укреплялись и досыпались во второй половине XV в. В 1719 г. в результате пожара все деревянные укрепления сгорели117.

За пределами кремля на рубеже XI – XII вв. возникает первоначальная застройка посада. Вначале жилые дома застраивались не сплошной линией, а отдельными гнездами. В результате возникла улично-усадебная планировка не только в кремле, но и на посаде.

Как уже отмечалось выше, в первой половине XII в. в княжение Юрия Долгорукого Суздаль становится столицей княжества.

Посад обносится новой линией укреплений – земляным валом и рвом, охватившим территорию в 35 гектаров, и превращается в Окольный город.

До последнего времени археологические раскопки не касались территории Суздальского посада, где сосредоточивалась основная часть торгово-ремесленного населения города.

В 1975 г. были проведены совместные экспедиции ВладимироСуздальского музея-заповедника и института археологии АН СССР на территории посада. Работы велись на Советской площади, в районе церквей Цареконстантиновской и Скорбященской, недалеко от Пятницкой церкви, а также на территории кремля при въезде в город в месте впадения Мжары в Каменку.

Раскопки на посаде дали интересный материал. Кугликовский открыл здесь полуземляночные жилища, датированные XII – XIII вв.

Наиболее древней из раскопанных материалов оказалась полуземлянка начала XII в. Ее размеры составляли 4х4 метра, она углублена в землю на 60 – 80 сантиметров, в центре ее – развал глинобитной печи.

Во второй половине XII в. на территории посада произошла смена типа застройки. До конца XII в. здесь располагался жилой район.

Окольный город, или Острог, расположен полукольцом к востоку и северо-востоку от кремля. С восточной стороны Окольного города протекала пересохшая ныне речка Гремячка, впадавшая в Каменку у церкви Козьмы и Демьяна. По преданию, воды Гремячки при сооружении земляных укреплений острога были перекрыты и строители попытались направить их в овраг, огибавший валы Острога с севера. Однако в расчетах произошла ошибка и воды речки не потекли в овраг. Так овраг этот был назван Нетёкой (современная улица Нетёка)118.

Судя по описи Суздаля 1628 – 1630 гг. и чертежу 1779 г. в Окольном городе от Ильинских ворот кремля вдоль берега Каменки к Ризположенским воротам Острога проходила Большая улица (ныне отрезок ее носит название Старой). От Ризположенских ворот к восточным воротам (Нижегородским) проходила около церкви Константина и Елены Цареконстантиновская улица и Цареконстантиновский заулок. Упоминается также Воскресенская улица, идущая от Большой улицы к Острогу.

Историк Суздаля Ананий Федоров особо выделяет два места в «острожной осыпи» – «Теремки» (в северо-западной части) и «Красная гора» (в юговосточной части), где по преданию существовали княжеские дворы119. Главная торговая площадь находилась при въезде из Ильинских ворот кремля в Окольный город. Она отмечена в описях XVII в.

расположением типичных для торжищ церквей Параскевы Пятницы и Ильи План города Суздаля 1779 г.

Пророка.

Длина валов Окольного города составляла около 2,5 километра.

В валах имелись трое ворот: на север – к Ризположенскому монастырю и далее вдоль Спасо-Евфимиева монастыря в сторону Костромы, Ярославля и Ростова. Поворот налево вниз от ворот вел на Москву и в XVII в. носил название «Стромынка». Восточные ворота выводили к Васильевскому монастырю и далее к Кидекше и городам Стародубу, Ярополчу, Гороховцу и Нижнему Новгороду. На плане Суздаля XVIII в. улица, ведшая от восточных ворот, названа Нижегородской. Юго-восточные ворота были в районе Красной горы120. Они выводили в сторону Козьмодемьянского и Введенского монастырей (XIII в.).

Характерная особенность застройки Окольного города, как и Кремля, – улично-усадебная планировка. Та же система застройки отмечена на посаде в районе Ризположенского монастыря. Этот факт очень важен для понимания особенностей городской жизни Суздаля. Владея на правах собственности отдельными участками городской территории, дворохозяева вместе оказывались ее коллективными собственниками. Каждый в отдельности и все вместе они выступали по отношению к княжеской власти как городские землевладельцы или корпорация землевладельцев.

На территориях усадеб кремля и Окольного города уже с XII в.

существовали фруктовые сады и огороды, что подтверждено археологическими изысканиями. Городские сады являлись характерной деталью городской застройки и в более поздние времена.

Кроме улично-усадебной застройки города применялась и радиальная. Если посмотрим на план Суздаля 1756 г., то увидим, что все постройки тянутся вдоль улиц, отходящих от проездных ворот, и группируются около монастырей. Такая радиальная система расселения отмечена для Окольного города уже с XII в. Она традиционно просуществовала вплоть до XVIII в.

На посаде уже с XII в. начинают возникать стороны и монастыри: районы Ивановской стороны, Дмитриевского и Ризположенского монастырей. Дмитриевский монастырь некоторые исследователи склонны помещать на территории кремля, основываясь на летописном тексте 1096 г.: «… Олег же повеле зажещи Суждаль город, токмо остася дворъ монастырскыи Печерьскаго монастыря и цркы яже такмо есть стаг Дмитрия…»121. Однако при этом упускался из виду другой летописный рассказ под 1228 г.: «… Кирилъ епспъ Ростовьскыи и оставивъ епспью приде в Суждаль к стому Дмитрию в свою келью…». Никоновская летопись дополняет этот рассказ: «Идее в кълию свою въ митрополичь монастырь святого Дмитрея иже в Суздалъ на посадъ»122. Таким образом, монастырь находился на правом берегу Каменки, в посадской части города. Монастырь отмечен как крупный культурный центр, своего рода «северная Киево-Печерская лавра». Отсюда вышел ряд ростовских епископов, здесь велось летописание.

Жилая застройка вблизи Ризположенского монастыря начала осуществляться в XII в. на месте существовавшего ранее курганного могильника XI в. Могильник этого периода пока не найден. На рубеже X – XI вв. на посаде начинает функционировать могильник на Михайловой стороне, в устье реки Мжары. Во второй половине XII в. некрополь на Мжаре прекращает свое существование. Появляется поселение на Михайловой стороне.

За пределами Окольного города в XII в. возникает ряд монастырей, служивших оборонительными форпостами на подступах к Суздалю.

На большой ярославской дороге в 1207 г. основывается Ризположенский девичий монастырь, а затем и соседний – Троицкий. В заречной части города с XIII в. известен Андреевский монастырь.

К XIII в. относится возникновение Васильевского монастыря на востоке. Под 1213 г. упоминается монастырь св. Козьмы и Демьяна, созданный владимирским епископом Иоанном. На юг от Суздаля расположен был Введенский монастырь (XIII в.).

В XIV в. сеть монастырей дополняется строительством еще двух: Спасо-Евфимиевского (около 1352 г.) и Покровского (1364 г.).

В XVI в. возник Борисоглебский монастырь вблизи Дмитриевского в заречной части города.

Такова древняя планировка Суздаля. Она дополняется существовавшими с древности слободами и сторонами: Дмитриевская, Борисоглебская, Иванова, Андреева, Михайлова стороны; Кожевенная слобода, монастырские слободки.

Облик древнего города можно представить по изображению на иконе Евфросиньи Суздальской 1700 г.

Настоящим хозяином Северо-Восточной Андрей Руси стал сын Юрия Долгорукого Андрей ЮрьеБоголюбский вич Боголюбский (1157 – 1174). Андрей тайно от отца уехал из Вышгорода (под Киевом) на север, захватив чудотворную икону Божьей Матери, которая стала потом главной святыней владимирской земли под именем Владимирской Божьей Матери.

Еще в 1152 г. «...иде от отца своего Суждалю, отцю же встягавшю его много. Андреи же рек на томъ есмы целовали кры с ако поити ны Суждалю н иде вь свою волость Володимерю»123.

В 1155 г. «без отне воли» Андрей покинул выделенный ему отцом Вышгород и ушел в Суздальскую землю. «Того Лета иде Андреи от отца своего Суждалю и принесе Ида икону стую Бцю юже принесоша въ единомь корабли с Пирогощею изъ Царяграда»124.

Сын Юрия Долгорукого великий князь владимирский продолжал дело отца и брата – дело укрепления княжеской власти и объединения русских земель. При нем значительно расширилась территория княжества.

После того как Юрий скончался в Киеве, там вспыхнуло восстание горожан, которые «разграбиша двор его красный, и другый дворъ его за Днепромъ разъграбиша, его же зващетъ самъ раемъ, и Василковъ дворъ сына его разграбиша в городе; избивахуть Суждалци по городам и по селомъ, а товаръ ихъ грабече»125. «Того же лет Ростовци и Суждалци задумавше вси пояша Аньдрея сна его стареишаго и посадиАндрей Боголюбский ша и в Ростове на отни столъ и Суждали. Занеже бе любимъ всеми»126. Таким образом, в надежде на усиление своего влияния на князя, суздальское и ростовское боярство приглашает на стол Андрея Боголюбского в обход Михалки и Всеволода. Это вечевое решение шло в нарушение прежнего приговора: еще при жизни Юрия Долгорукова «вся земля» – ростовцы, суздальцы, владимирцы и переяславцы – целовали крест младшим братьям Андрея Михаилу и Всеволоду.

Однако надежды боярства не сбылись. Новый князь сразу решительно повел борьбу против боярства старых русских городов: Ростова и Суздаля. Своей Икона Владимирской Богоматери столицей он сделал сравнительно новый город Владимир. По примеру своего отца, построившего Кидекшу, он тоже строит себе загородную резиденцию – великолепный белокаменный город-замок в Боголюбове, у устья Нерли.

В свое время, уезжая из Вышгорода, Андрей увез Византийскую икону Богоматери (конец XI – начало XII в.). По преданию, недалеко от слияния Нерли и Клязьмы кони, везшие Андрея, внезапно остановились. Решено было устроить ночлег. Во сне князю явилась Богородица, повелевшая основать на месте стоянки город-резиденцию. При слиянии рек Нерли и Клязьмы была поставлена церковь Покрова на Нерли.

В борьбе за власть Андрей стемился опереться на церковь. Он вполне оценил значение церкви как гаранта стабильности в обществе и опоры княжеской власти. Стремясь поднять престиж и политический вес Владимиро-Суздальского княжества, Андрей Боголюбский хотел учредить во Владимире самостоятельную митрополию, независимую от Киева. Однако он не получил поддержки константинопольского патриарха, который увидел в его действиях падение патриаршей власти на Руси.

В области внешней политики он продолжал действовать в тех же направлениях, которые были намечены еще Долгоруким. Суздальцы активно поддерживали внутреннюю и внешнюю политику князя Андрея. Так, в 1164 г. они участвуют в его победоносном походе на болгар. В 1169 г. Киев подвергся невиданному доселе сокрушительному разорению войсками Андрея: «Toe же зимы посла князя Андреи и Суждаля сына своего Мстислава на Кыевьскаго князя Мстислава с Ростовци и Володимерци и Суждалци... Взяша Къевъ его не было никогдаже»127. Новгород успешно отразил «суздельцев». А Киев им удалось взять «копьём на щит», то есть взяли город приступом и разграбили его. Взяв Киев, Андрей остался княжить во Владимире, а Киев отдал младшему брату Глебу.

В 1159 г. возник конфликт между горожанами Суздаля и епископом Леоном, поставленным на кафедру год назад, которого суздаляне обвинили в обогащении: «Зане оумножил бяше церковь, грабяй попы»128. То есть епископ в нарушение традиции обложил церковной податью в пользу епископии не только церкви, но и все приделы в них, увеличив тем самым доходы епископии.

В 1162 г. Андрей выгнал из Суздаля братьев Мстислава и Василька, дядьев и вдовствующую княгиню Ольгу, приехавших сюда из Киева после смерти Юрия. Вместе с членами княжеской семьи изгнан был епископ Леон: «В том же лете выгна Андрей епископа Леона истъ Суждаля, и братию свою погна Мстислава и Василка и два Ростиславича сыновца своя, мужи отца своего передни. Се же створи хотя Самовластец выти всей Суждальской земли»129.

В 60-е гг. XII в. интересы Владимиро-Суздальского княжества неоднократно сталкивались с интересами Новгорода на Белоозере и районе Северной Двины, где новгородцы брали дань «на суждальскых смърдъхъ»130.

Эти столкновения вызвали ответные меры и привели к походу зимой 1170 г. владимиросуздальских ратей на Новгород.

Поход был неудачен, новгородцы затворились в городе и сумели отбить дружину сына Андрея Мстислава. Поход этот, по преданиям, сопровождался знамениями в церквах Новгорода. В частности, около Десятинного монастыря суздальцев встретила Икона «Битва новгородцев икона «Знамение Богоматери», с суздальцами»

которая отвращала все стрелы нападающих. Сюжет этот послужил поводом создания знаменитой иконографической композиции «Битва новгородцев с суздальцами», ставшей своеобразной святыней Новгорода131.

Во время правления Андрея Боголюбского Владимиро-Суздальское княжество достигает наибольшего расцвета, становится средоточием русской жизни. В результате процесса колонизации и притока переселенцев расчищались под пашню лесные урочища.

Возрастало значение земледелия. Освоение ополья приводило к образованию значительных пахотных угодий. Земледелие требовало затрат, большого труда, но не всегда было стабильным из-за неблагоприятных погодных условий. На богатых землях суздальского ополья средний урожай с одной десятины составлял в тот период времени около 50 пудов (800 килограммов). Продолжало развиваться скотоводство – промысловый характер аборигенов.

В хозяйстве крестьян разводили коров, овец, коз, свиней и лошадей. Археологи в раскопках повсеместно находят железные косы, которые использовались при заготовке сена для домашних животных. Лошадей выращивали для хозяйственных и ратных дел.

В XII в. получило развитие огородничество. Главным орудием труда в нем была деревянная лопата, имевшая по рабочему краю железную оковку – «рыльце». Такие «рыльца» найдены при раскопках в Суздале. На «златых вратах» Рождественского собора Суздаля (начало XIII в.) есть изображение Адама, держащего в руках лопату, сопровождающееся надписью: «Адам рыльцем землю копая».

В XII в. берет начало и садоводство, преимущественно в городах. Это подтверждается раскопками в Суздале, когда в сгоревших наземных постройках были найдены обугленные яблоки и открыта корневая система сада на территории городской усадьбы. С XII в. на территорию края была завезена с киевщины вишня.

Население Владимиро-Суздальского княжества продолжало заниматься охотой, рыболовством и бортничеством. В раскопках на территории Суздаля было найдено большое количество рыболовных железных крючков разных размеров, берестяных поплавков, глиняных грузил для сетей, игл костяных для плетения рыболовных сетей и перевесей.

Здесь достигает высокого расцвета культура и искусство. Бурно застраивается новая столица – Владимир, а Суздаль как бы оттесняется на второй план.

Слишком активная политика владимирского князя вызвала недовольство со стороны старшей дружины, местных бояр, служителей церкви и даже простых людей. Летом 1174 г. против князя был составлен заговор из ближайшего княжеского окружения: бояре Кучковичи, жена князя, зять Кучковичей – Петр; княжий слуга Яким и ключник Амбал – родом осетин. В заговоре приняли участие 20 человек. 28 июня в канун праздника святых апостолов Петра и Павла, ночью, вооруженные заговорщики, обезоружив охрану, проникли во дворец, поднялись на второй этаж. Андрей получил сабельные удары один за другим. Ему была отсечена левая рука. В страхе и ярости они наносили удар за ударом. Каменная лестница, расположенная в башне, где Андрей принял смерть, сохранилась до сих пор. К утру все было кончено. В руках заговорщиков оказалась резиденция князя, оружие и казна.

Убийство Боголюбского послужило сигналом к общему мятежу против княжеской администрации и бояр. Беспорядки продолжались почти неделю. На третий день священники положили в гроб и перенесли тело Андрея во Владимир в храм Богородицы. После смерти Андрея Боголюбского во Владимиро-Суздальской земле начался трехлетний политический кризис. Возобновилась борьба между старыми городскими центрами: Ростовом, Суздалем и Владимиром за главенствующее положение в крае, а также усобица за престол. Ростовское и суздальское боярство попыталось восстановить свое политическое господство и выйти из подчинения младшему городу Владимиру.

Ростовцы, суздальцы и переяславцы съехались во Владимир и решили звать к себе на княжение племянников Боголюбского, Мстислава и Ярополка Ростиславичей, которые жили тогда в Чернигове вместе с младшими Юрьевичами – Михаилом и Всеволодом.

Ростиславичи обрадовались, но, несмотря на то что звали их одних, не захотели ехать без дядьев Юрьевичей, сказав: «Либо добро, либо лихо всем пополам; пойдем все четверо; двое Юрьевичей, да двое Ростиславичей». Вперед поехали Михаил и Ярополк. Михаилу дали старшинство, причем все целовали крест из рук черниговского епископа. Когда князья приехали в Москву, то ростовцы, узнав, что вместе с Ростиславичем приехал Юрьевич, рассердились; они послали сказать Ярополку: «Ступай сюда», а Михаилу: «Подожди немного на Москве».

Бояре сделали ставку на рязанских племянников Боголюбского – Ярополка и Мстислава Ростиславичей, применив изобретенную киевским боярством систему двуумвирата132. Ярополк тайком от дяди поехал к Переяславлю, а Михаил, узнав, что Ростиславич отправился по ростовской дороге, поехал во Владимир и затворился здесь с одними горожанами, потому что дружина владимирская отправилась также в Переяславль по приказанию ростовцев. Здесь вся дружина целовала крест Ярополку и отправилась с ним ко Владимиру выгонять оттуда Михаила. Ко всем силам земли Ростовской присоединились полки муромский и рязанский. Окрестности были пожжены, город обложен. Однако против ожидания владимирцы стали крепко биться за Михаила. К этому вынуждала их явно высказавшаяся вражда старого города Ростова, который с ненавистью смотрел на свой пригород, населенный большей частью людьми простыми, ремесленниками, жившими преимущественно от строительной деятельности князя Андрея, и, несмотря на то, похитивший у старого города честь иметь у себя княжеский стол.

Ростовцы и суздальцы говорили: «Пожжем Владимир или пошлем туда посадника:

то наши холопы каменщики». Заодно с Владимиром были и другие новые города; переяславцы хотели также Юрьевичей и поневоле признали Ростиславичей. Семь недель владимирцы отбивались от осаждавших. Наконец голод принудил их сказать Михаилу:

«Мирись, либо помышляй о себе».

Михаил отвечал: «Вы правы: не погибать же вам для меня», — и поехал из города назад в Чернигов; владимирцы проводили его с плачем великим, говорит летописец. Вместо Михаила сел Ярополк Ростиславич, который вскоре возбудил всеобщую ненависть грабежами и беззаконием.

В 1176 г. владимирцы соединились с переяславцами и послали в Чернигов сказать Михаилу: «Ты старший между братьями: приходи к нам во Владимир; если ростовцы и сузМихаил Юрьевич дальцы задумают что-нибудь на нас за тебя, то будем управляться с ними как Бог даст и святая Богородица». Михаил с братом Всеволодом и Владимиром Святославичем, сыном Черниговского князя, отправился на север, но едва успел отъехать 11 верст от Чернигова, сильно занемог и больной приехал в Москву, где дожидался его отряд владимирцев с молодым князем Юрием Андреевичем, сыном Боголюбского. Михаил сел обедать, когда пришла весть, что племянник Ярополк идет на него. Юрьевичи собрались и пошли по владимирской дороге навстречу неприятелю, но разошлись с Ярополком в лесах.

У села Загорья Михаил встретил суздальскую дружину во главе с Мстиславом Ростиславичем. Михаил начал поскорее выстраивать свое войско, а враги шли на него со страшным криком, точно хотели пожрать его дружину, по выражению летописца. Но эта отвага была непродолжительна: когда дошло до дела и стрельцы начали перестреливаться с обеих сторон, то Мстиславова дружина, не схватившись ни разу с неприятелем, бросила стяг и побежала; Михаил взял много пленных, причем мог взять и больше, но многих спасло то, что победители не могли различить, кто свои, кто чужие. Мстислав убежал в Новгород; Ярополк, узнав о его поражении, побежал в Рязань, но мать их и жены попались в руки владимирцам. С честью и славою вступил Михаил во Владимир; дружина и горожане, бывшие в сражении, вели пленников.

Так, борьба между претендентами на княжеский стол закончилась победой младших братьев Андрея. В битве под Юрьевом на реке Колокше победу одержал один из его братьев – Всеволод.

Суздаль, не получив особого князя, вошел в состав Владимирского княжества.

Победа горожан Владимира и приход к власти князей Михалки и Всеволода на стол имела большие последствия. Произошел социальный раскол в старом Суздале. Горожане Суздаля в противовес боярам тоже выступили за кандидатуру Михалки и пригласили его на стол, сказав, что они, простые суздальцы, с ним не воевали, что его врагов поддерживали только бояре: «Мы княже на полку томь со Мстиславом не были но были с ним боляре, а на нас лиха срдца не держи но поеди к нам. Михалко же ъха в Суждаль с братом Всеволодом и из Суждаля Ростову. И створи людем весь нарядъ оутвердивъся крстнымъ целованье с ними»133. За поддержку горожан в борьбе за власть, Михалко дал им льготы. B 1176 г. князь Михаил Юрьевич занял владимирский стол, а брату Всеволоду выделил Переяславль Залесский. Из Владимира пошел он против Глеба Рязанского, который при власти Мстислава вывез из города много сокровищ и саму икону Божьей Матери, но Глеб, не дожидаясь войны, возвратил ему все сам. Михаил вернулся во Владимир, казнил Андреевых убийц. Потом отправился зачем-то в Городец Волжский, занемог в нем и умер 20 июня 1177 г. Погребли его во Владимирской соборной церкви.

Всеволод Владимирский престол по приговору Большое Гнездо вече занял младший брат Андрея – Всеволод III Большое Гнездо. Он был женат на дочери чешского князя Шварна Марии, от этого брака имел десять детей, отчего получил прозвище «Большое Гнездо».

Годы правления во Владимиро-Суздальской Руси Всеволода Юрьевича (1176 – 1212) отмечены были значительными территориальными расширениями земли, общим экономическим подъемом, бурным каменным строительством, расцветом искусства и культуры, успехами во внутренней и внешней политике.

Так началось княжение великого князя Всеволода III, Всеволод Большое Гнездо о могуществе которого писал автор «Слова о полку Игореве», что он может Волгу веслами расплескать и шелемами Дон вычерпать. «Ты бо можеши Волгу веслы раскропити, а Донъ шеломы выльяти... Ты бо можеши посуху живыми шереширы стреляти – удалыми сыны Глебовы»134, – говорится в летописи. Силу новому князю придавал его союз с городами и широкими слоями городского населения служилый военный слой, полностью зависевший от князя – дворянство. При Всеволоде III Большое Гнездо Владимиро-Суздальское княжество усилилось, стало одним из самых крепких государств Европы.

Княжение его было продолжением внешней и внутренней политики Андрея. Всеволод уже мог влиять на политику Новгорода, получил богатый удел в Киевщине, почти полностью распоряжался Рязанским княжеством.

В 1177 г. рязанский князь Глеб Ростиславич совершил набег на Всеволода Большое Гнездо, сжег Москву, но был разбит на реке Колокше и взят в плен со многими рязанцами. По требованию горожан, как сообщает летопись: «Бысть мятеж велик: всташа бояре и купцы». Всеволод был вынужден казнить некоторых рязанских людей, но несколько человек отпустил. После второго мятежа горожан все пленные были казнены. Глеб Растиславич погиб в порубе (земляной тюрьме). Конфликты с Рязанью продолжались и в XIII в.135.

В 1207 г. Всеволод послал в Рязань княжить своего сына Ярослава. Рязанцы сначала присягнули князю, но затем подняли мятеж. Всеволод в 1208 г. подошел с войском к Рязани, вывел жителей из города, а город сжег. Это очень ослабило рязанское княжество, что сказалось даже через 29 лет, когда к Рязани подошли монголо-татары.

Всеволод княжил долго, почти сорок лет. Годы его княжения стали годами наивысшего расцвета Владимиро-Суздальской Руси.

Появились новые города: Устюг, Кострома, Нерехта, Соль Великая, Унжа. Он подчинил себе строптивых ростовских бояр, Новгород, Рязань, Чернигов, Киев. В двух походах на Волжскую Булгарию вместе с ним участвовали сын киевского князя Владимир, брат переяславского князя Изъяслав, сын Смоленского князя Мстислав, Муромский и Рязанский князья. Это свидетельствовало о высоком авторитете великого владимирского князя во всей русской земле.

При Всеволоде Большое Гнездо был расширен в 1185 г. Успенский собор и построен новый дворцовый храм Дмитриевский собор.

В своей деятельности по устроению княжества Всеволод обращает внимание и на старейший город земли – Суздаль. Под 1192 г. летопись сообщает: «Того ж лет заложенъ быс град Суждаль и срубленъ быс того ж лета»136. Из летописного отрывка мы видим, что по повелению князя ремонтируется и досыпается земляной вал кремля, а по его верху строится деревянная срубная стена. Таким образом, территория кремля была обнесена новыми крепостными сооружениями; земляные валы стали выше и мощнее. Сооружены были 15 башен. Главная из них – Ильинская – приобрела красивое завершение в виде двуглавого орла.

Два года спустя в 1194 г.: «Мсяца сентябра обновлена быс цркы cтaя Бца в Суждали. Яже бе опадала старостыю и безнарядьем. тем же блженымъ епспмь Иваном и покрыта быс оловом от верху до комаръ и до притворовъ... а иже не ища мастеровъ от нъмецъ но налезе мастеры от клеврета стое Бци и своихъ иных олову лыяти, иных крыти, иных извистью белити»137. Из этого летописного текста мы видим, что в Суздале был отстроен и украшен БогородицеРождественский собор – главный храм города и в поновлении храма Богородицы принимают участие местные мастера: ремесленники, оловянщики, маляры, каменщики, кровельщики. А упоминание о клевретах соборных и епископских слугах указывает, как отмечал М. Н. Тихомиров, на существование в Суздале слободок, зависимых от соборного клира и епископа138.

В 1212 г. на 64 году своей жизни умер Всеволод Большое Гнездо, прокняжив во Владимиро-Суздальской земле 37 лет. После смерти великого князя Всеволода III Большое Гнездо огромная его держава распалась на ряд самостоятельных княжеств. Правда, эти новые политические объединения были еще малоустойчивыми.

Юрий В 1212 г. на владимирском столе утвердился Всеволодович Юрий, второй сын Всеволода Большое Гнездо.

Юрию, кроме Владимира, достались Боголюбов, Суздаль, Москва, Городец, Соль Великая и Кострома. Земли по нижнему течению Клязьмы и Ужне также входили в состав территории великого княжества Владимиро-Суздальского. Константин получил Ростов, Переяславль получил Ярослав. Четвертый сын Всеволода, Владимир, получил Юрьев-Польской, однако Константин был недоволен таким распределением столов. Будучи старшим сыном Всеволода III, он посчитал себя обделенным и стал добиваться великокняжеского стола.

В результате раздела некогда единое Владимиро-Суздальское княжество распалось на ряд владений. Уже в 1213 г., на следующий год после смерти Всеволода, между его сыновьями начинается усобица. Константин не хотел отказаться от старшинства и титула великого князя, он «воздвигнул брови свои гневом на брата Юрия».

На сторону Константина встали Святослав и Владимир. Юрий постарался заключить союз с одним из братьев – Ярославом, который владел Переяславским княжеством. На следующий год он был приглашен на Новгородский престол, но через год, поссорившись с новгородскими боярами, ушел в Торжок, а в Новгород послал наместника.

Чтобы заставить новгородцев повиноваться, он запретил пропускать в Новгород возы с хлебом из Низовой земли, в том числе и из суздальского ополья. Начался голод. Люди ели сосновую кору, мох, липовый лист. По свидетельству летописи, на торгу, по улицам валялись трупы. Трижды новгородцы посылали к Ярославу с просьбой вернуться в город, но он был непреклонен. Тогда они призвали одного из влиятельнейших князей того времени – Мстислава Удалого, на дочери которого был женат Ярослав Всеволодович.

Юрий II Всеволодович Несмотря на родство, они готовы были воевать друг с другом.

На стороне Мстислава из Ростова выступил Константин Всеволодович, дружины из Пскова, Смоленска, Киева. Ярослав и Юрий Всеволодович привели против них переяславские, тверские, муромские, мордовские и суздальские полки. Они были настолько уверены в победе, что еще до битвы начали делить между собой земли.

Князь Юрий сказал: «Мне, брат Ярослав, Владимирская земля и Ростовская, тебе – Новгород, Смоленск – брату нашему Святославу, Киев отдай черниговским князьям, а Галич – нам же», а войско Мстислава и Константина «седлами закидаем».

21-го апреля 1216 г. на реке Липице недалеко от Юрьева-Польского состоялась битва, которая вошла в историю как битва на Липецком поле. Накануне сражения Константин потребовал возвращения ему по старшинству владимирского стола. Мстислав настаивал на выводе дружин Ярослава с Новгородских земель. Уверенные в своей победе Юрий и Ярослав отвергли эти условия.

Сторонники Юрия Всеволодовича были разбиты наголову. Летописи сообщают, что в той битве погибли девять тысяч человек.

«Въздвиже некую котору злу межи князи сны Всеволожи Костянтином и Юргемь и Ярославом и, бишася оу Юрьева и одоле Костянтин.

И седе Костантинъ в Володимире на столе а Юрги Суждали»139. В результате этих событий Константин Всеволодович установил полный контроль над Владимиро-Суздальским княжеством. Юрий бежал во Владимир, но обороняться не мог, так как дружин «в городе не оставалось». Он лишь просил владимирцев «не выдавать его Константину». Юрий получил во Владимире Городец на восточной окраине Суздальской земли. Ярослав Битва на Липицком поле.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«© 1994 г. Н.Н. ЗАРУБИНА СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВЫ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЗАРУБИНА Наталья Николаевна—кандидат исторических наук, научный сотрудник Института востоковедения РАН. Введение Предлагаемый учебный курс ориентирован на ознакомление слушателей на университетском уровне с проблематикой, да...»

«Социальные реалии вчера и сегодня • 1992 г. Г.В. ОСИПОВ МИФЫ УХОДЯЩЕГО ВРЕМЕНИ ОСИПОВ Геннадии Васильевич — директор Института социально-политических исследований РАН. 1991 год войдет в историю как год перерастания социально-экономического кризиса советского общества в национальную катастрофу. В области экономики следствием этого пр...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Виктимология. Психология поведения жертвы Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=420962 Виктимология. Психология поведения жертвы: Эксмо; Москва;...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Телесная терапия Серия «Справочник практического психолога» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=174644 Телесная терапия: Эксмо; Москва; 2007 ISBN 5-699-097...»

«Таможенная автоматизированная информационная система (ТАИС): история создания, состояние, перспективы* * Мнения, выраженные в данном документе, являются мнением авторов и не обязатель...»

«Иосиф Флавий Иудейские древности http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=139089 Аннотация «Иудейские древности» – почти единственный источник по истории еврейского народа начиная с эпохи Маккавеев и до завоевания Иерусалима римлянами. Заканчивается книга восстанием в Иудее, участником кото...»

«ШИЛИХИНА КСЕНИЯ МИХАЙЛОВНА ДИСКУРСИВНАЯ ПРАКТИКА ИРОНИИ: КОГНИТИВНЫЙ, СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ПРАГМАТИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ Специальность 10.02.19 – Теория языка Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук Научный консультат доктор филол. наук, проф. В.Б. Кашкин Воронеж 2014 СОДЕРЖАНИЕ Введение Глава...»

«Игорь Семенович Кон Клубничка на березке: Сексуальная культура в России Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=428622 Клубничка на березке: Сексуальная культура в России: Время; ISBN 978-5-9691-0554-6 Аннотация Игорь Кон всю жизнь рабо...»

«Шломо Занд Кто и как изобрел еврейский народ Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=183531 Кто и как изобрел еврейский народ / Шломо Занд ; [пер. с ивр. М. Урицк...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Кафедра истории отечественного и зарубежного искусства Кафедра теории искусства и культурологии ИСТОРИОГРАФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ ИСТ...»

«ИСТОРИЯ O НАУКИ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ОЗАРЕНИЙ (КНИГА 1) ИГОРЬ УШАКОВ ПЕРВЫЕ ШАГИ ПОЗНАНИЯ ВСЕЛЕННОЙ Перевод с английского San Diego Игорь Ушаков _ Дизайн обложки: Игорь Ушаков Перевод с английского. © Игорь Ушаков, 2012. Первые шаги познания Вселенной _ Серия книг «История науки...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Программа по истории России предназначена для 6—9 классов общеобразовательных учреждений. Составлена на основе Программы для общеобразовательных учреждений. История. 6-11 классы,-4изд.М.: Просвещен...»

«Издательство: Пресса Год: 1941 ISBN: 5-253-00219-7 От издателя Монография о Наполеоне Бонапарте, созданная выдающимся историком Евгением Викторовичем Тарле, не нуждается в специальном представлении. Не раз изданная в нашей стране, пе...»

«Историко-теоретические аспекты административной юстиции – основной формы юрисдикционного контроля за деятельностью публичной администрации Сажина В.В. — доцент кафедры теории и истории государства и права...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 2000 • № 3 Я.Г. ШЕМЯКИН Отличительные особенности пограничных цивилизаций (Латинская Америка и Россия в сравнительно-историческом освещении) Россия и Латинская Америка это, говоря словами М. Гефтера, непосредственно планетарные образования [1]. Цивилизационные...»

«Андрей Михайлович Орехов Методы экономических исследований: учебное пособие Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=324722 Методы экономических исследований: Учеб. пособие.: ИНФРАМ; Москва; 2009 ISBN 5-16-002567-7 Аннотация В учебном пособии рассматриваются методы эконо...»

«№ 27 июнь 2015 Н А ШИ И С Т О К И 2 Лев Николаевич ТОЛСТОЙ ВОЙНА И МИР (роман) Том 1. Часть 1 Глава XI. 2 П ОЭ З ИЯ 4 Михаил ГУНДАРИН МУЛЬТФИЛЬМЫ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ (подборка стихов) 4 Андрей КОЗЫРЕВ ИСТОРИЯ ЛЮБВИ В МОНОЛОГАХ (подборка стихов) 9 Алексей СМИРНОВ СТИХИ ИЗ ИТАЛИИ (подборка стихов) 12 Ек...»

«Сулимов Вадим Сергеевич СВЕТСКАЯ ШКОЛА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ КОНЦА XIX – НАЧАЛА ХХ ВЕКОВ: ВОСПИТАНИЕ УЧАЩИХСЯ Специальность 07.00.02 – Отечественная история ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора исторических...»

«Каминский Петр Петрович ПУБЛИЦИСТИКА В.Г. РАСПУТИНА: МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ПРОБЛЕМАТИКА Специальность: 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Томск 2006 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы ХХ века филологического факультета ГОУ ВПО «Томский государственный университет» Научный р...»

«ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ СОВРЕМЕННОСТИ Е. С. МОЛЧАНОВА, А. А. УМНЯШКИН РЕАБИЛИТАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХИАТРИИ: НЕЗДОРОВОЕ ОБЩЕСТВО И ПСИХИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА, СВЯЗАННЫЕ С ПРЕБЫВАНИЕМ У ВЛАСТИ Авторы пересматривают понятие «поли...»

«2 ПРОГРАММА кандидатского экзамена по специальности 09.00.11 – «Социальная философия» (по философским наукам) Социальная философия: основные проблемы, подходы и структура социально-философского знания. Проблема «человек и общество» («сингуляризм» и «универсализм»). Основные парадигмы (субъектная, деятельно...»

«Ивашковский С. Н.Экономика для менеджеров: Микрои макроуровень: учеб. пособие. — 6-е изд., испр. — М.: Издательский дом Дело РАНХиГС, 2011. — 440 с. Оглавление Предисловие 8 Часть 1 МИКРОЭКОНОМИКА РАЗДЕЛ I. ЧТО ИЗУЧАЕТ ЭКОНОМИКА 11 Глава 1. История и предмет экономической...»

«© 1998 г. Н.В. РОМАНОВСКИЙ ИСТОРИЧЕСКАЯ СОЦИОЛОГИЯ: ОПЫТ РЕТРОСПЕКТИВНОГО АНАЛИЗА РОМАНОВСКИЙ Николай Валентинович — доктор исторических наук, профессор, научный редактор журнала Социологическ...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.