WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«СПЕЦИФИКА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТЕЛЕСНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА

Институт переподготовки и повышения квалификации

преподавателей социальных и гуманитарных наук

На правах рукописи

АРХИПОВА Светлана Владимировна

СПЕЦИФИКА СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ТЕЛЕСНОСТИ

В СОВРЕМЕННОЙ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЕ

Специальность: 24.00.01—Теория и история культуры

(культурология)

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата культурологии

Научный руководитель:

доктор культурологии, доцент Бажуков В.И.

Москва – 2015

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение………………………………………………………………………. 3 Глава 1. Телесность как феномен культуры………………………………... 18

1.1. Проблемы исследования телесности в современном гуманитарном познании XX в. ………………………………………………………………. 18

1.2. Социокультурные аспекты понятия «телесность» в контексте культурологического анализа

1.3. Особенности проявления социокультурной телесности в современном обществе……..……………………………………………….. 59 Глава 2. Социокультурная телесность в современной корпоративной культуре: структура, функции, динамика………………………………….. 83

2.1. Система корпоративной культуры: место социокультурной телесности в ее структуре.…………………………………………………… 83



2.2. Основные функции социокультурной телесности как фактора динамики корпоративной культуры………………………………………… 114

2.3. Практическое исследование специфики социокультурной телесности в современной корпоративной культуре……………………… 138 Заключение…………………………………………………………………… 173 Список использованной литературы………………………………………... 183 Приложения…………………………………………………………………… 204 Приложение 1. Вопросы для глубинного интервью ……………………... 204 Приложение 2. Список респондентов глубинного интервью. Женская выборка……………………………………………………

Приложение 3. Список респондентов глубинного интервью. Мужская выборка………………………………………………….…

Приложение 4. Интервью 1……………………………

Приложение 5. Интервью 2………………………

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Проблема специфики социокультурной телесности в корпоративной культуре, как реальное социокультурное и бизнес-явление, связана с переходом от индустриального типа общества к постиндустриальному.

Научные и технические достижения, изменяющие жизненное пространство человека, детерминируют производственные и непроизводственные отношения, а также все виды коммуникаций, что является объективными причинами, обостряющими изменения как социокультурной телесности, так и корпоративной культуры. Данные факторы усиливают влияние социокультурной телесности на формирование и функционирование корпоративной культуры, что при определенных условиях может носить как конструктивный, так и деструктивный характер. Интерес к научному осмыслению социальных и культурных аспектов телесной организации человека – одна из «вечных» тем гуманитарного знания. В современных обстоятельствах бытия она приобретает совершенно новые нюансы и аберрации, которые усиливают значимость именно социокультурной составляющей, что закономерно требует более углубленного и системного анализа данной проблематики с культурологической точки зрения.

Телесная культура современного общества взаимодействует с экономической, нравственной, экологической, эстетической и другими подсистемами культуры. Что касается корпоративной культуры, то основная ее функция – социокультурная, связанная с выработкой ключевых установок лояльного отношения сотрудников к компании и ее ценностям и транслированием их во внешнюю и внутреннюю среду стейкхолдингов и целевых аудиторий.

Компания формирует, декларирует, транслирует и поддерживает основные правила и ценности собственной жизнедеятельности, вырабатывая наиболее важные для нее нормы и алгоритмы поведения персонала во внутренней и внешней среде, составляющие основу ее корпоративной философии. В результате

– корпоративная культура становится стратегическим нематериальным ресурсом развития компании. Развитие новых научных технологий поднимает проблему детерминант и закономерностей формирования ценностных смыслов в пространстве корпоративной культуры. Основными субъектами корпоративной культуры являются руководители и сотрудники компании, причем именно лояльность последних к корпоративным ценностям компании составляет фундамент ее стабильного развития.

Социокультурные аспекты телесности человека затрагивают вопросы, связанные с влиянием социокультурной среды организации на телесность ее сотрудников, являющихся в свою очередь носителями компонентов определенного культурного сознания, на базе которого формируется внутрикорпоративное сознание персонала. Установки на формирование лояльного внутрикорпоративного сознания позволяют компании целенаправленно укоренять присущие ей ценности и стабилизировать деятельность корпорации.

Тема специфики социокультурной телесности в корпоративной культуре, при значительном количестве публикаций как по телесности вообще, так и по социокультурной телесности в частности, а также и по вопросам корпоративной культуры, не выступала ранее в качестве специального предмета культурологического анализа в том преломлении, о котором заявлено в представленном диссертационном исследовании.

В контексте выше изложенного, представляется важным культурологическое осмысление проблемы специфики социокультурной телесности в реалиях современной корпоративной культуры. Поиски ответа на вопрос о соотношении внешней и внутренней социокультурной системы и телесности человека, а также «человека телесного» в системе социокультурных приоритетов современного общественного развития, отражающихся в современной корпоративной культуре, также актуализируют тему исследования.

С точки зрения культурологической науки, теоретическое значение приобретает описание основных функций социокультурной телесности, а также осознание их роли в формировании и преобразовании внутрикорпоративного сознания и корпоративной культуры.

Таким образом, анализ специфики социокультурной телесности в пространстве современной корпоративной культуры позволяет углубить и расширить рассмотрение данной проблемы в ракурсе теоретической и прикладной культурологической науки.

Степень научной разработанности проблемы. Проблема человеческой телесности находит отражение в современной зарубежной и российской философии, антропологии, социологии, социальной психологии, этнологии.

Данное исследование опирается на структурно-функциональный подход формирования и актуализации социокультурной телесности в аспекте корпоративной культуры, который в гуманитарной традиции широко представлен культурологическими исследованиями английской и французской школ социальных и культурных антропологов.

Кроме изучения обозначенной проблемы в рамках структурнофункциональных концепций, важно ее осмысление в русле других подходов:

антропологического, социологического, социально-философского и социальноэкономического, феноменологического, которые позволяют составить более полное представление об изучаемом междисциплинарном феномене и его специфике под углом зрения культурологии.

Исследование социально-культурных аспектов телесности в структурнофункциональном подходе связано с именами французского ученого Э. Дюркгейма, английских исследователей Б. Малиновского и А. РадклиффБрауна. Наибольшее теоретическое и практическое значение структурнофункциональный подход получил именно в теории организаций. Основатель концепции функционализма, французский ученый Э. Дюркгейм, одним из первых сформулировал проблему, связанную с функциональным разделением труда в организации, и проблему взаимосвязанности функций отдельных системных единиц. В дальнейшем вопросы функционализма развивались антропологами Б. Малиновским и А. Радклифф-Брауном, которыми была разработана категория социального и культурного института.

В основе модели поведения системы в среде Т. Парсонса – обращение к функциональности, развитию адаптивных возможностей индивида, инструментальной значимости телесных характеристик.

В концепции Б. Тернера структурно-функциональный подход выражается во взаимосвязи «4 R»: «Reproduktion, Regulation, Restraint, Representation»1. В каждой из предложенных функций тело связывается с социальным пространством и проявляет себя в этом пространстве. Д. О'Нейл интерпретирует телесность как составляющий элемент социальной системы, предназначенный для обеспечения системного равновесия.





Проблемы взаимодействия человека и социума, влияния общественных институтов на человека явились предметом изучения культурных антропологов (Л. Уайта, К. Гирца, Х. Плеснера), которые подчеркивали тесную взаимосвязь природы человека и культуры. Рассматривая проблему нашего исследования в ракурсе антропологического подхода, мы опираемся на труды ученых, развивающих идеи, заложенные американским антропологом Л. Уайтом, и выявляющих непосредственную связь «…между человеческим организмом… и экстрасоматической традицией, какой является культура»2.

Среди современных антропологических исследований в этом отношении примечательны труды Т. Чордаса, разработавшего проблему движения от восприятия индивидуального телесного процесса к коллективному телесному пониманию, российских ученых В.И. Бажукова, Е.Э. Газаровой, а также болгарского ученого М. Генковой о механизмах, формирующих телесность человека как живую, открытую и саморегулирующуюся человеческую систему.

Социологический анализ человеческой телесности обосновывается в трудах последователей Э. Дюркгейма, Р. Херца и М. Мосса. Заслуживают безусловного внимания и рассуждения французского социолога П. Бурдье о социальной знаковости тела человека как некоего аналогового оператора, устанавливающего Turner B. The Body and Society.Oxford, 1984. 411 p.

Уайт Л. А. Наука о культуре. Антология исследований культуры. Интерпретации культуры. СПб.: Изд-во СПб. унта, 2006. С. 156.

«всякого рода практические соответствия между различными делениями социального мира: по полу, возрасту, социальным классам…»1.

«Человек телесный» в системе социокультурных приоритетов современного общественного развития рассматривается в работах и трудах И. Канта (иерархия человеческих ценностей); Г. Риккерта (ценности человека как открытая система);

Ф. Ницше (особые сферы смысла телесности, не доступные языковым структурам, проблема самотождественности); А. Шопенгауэра (телесность как власть воли); П. Сорокина (теория социальной конвергенции) и др. Проблема телесности в социально-философской и социально-экономической плоскости представлена в трудах К. Маркса.

Среди представителей феноменологического подхода в исследовании проблем телесности следует выделить труды Д. Силвермена (анализ социальных значений и символов); И. Гофмана («социальная драматургия»); М. Мерло-Понти (концепция «феноменологического тела»), важнейшей задачей которых являлось преодоление несогласованности между социальной системой и субъективным миром человека. В рамках социокультурного анализа телесности на основе феноменологических традиций стоит особо отметить концепцию А. Франка о существовании человеческого тела на пересечении трех измерений: дискурсов, институтов и «натурального тела».

Исследованию новых эталонов телесности общества потребления посвящены книги Ж. Бодрийяра и Ж. Вигарелло2. Это представляется важным в связи с темой нашего исследования, поскольку с точки зрения автора «…современные структуры производства и потребления (к ним относится и феномен «корпоративной культуры» – курсив мой. – С. Архипова) порождают у субъекта двойственную практику, связанную с разными, но глубоко Бурдье П. Практический смысл. СПб.: Алетейя, 2001. С. 138.

Вигарелло, Ж. Искусство привлекательности: История телесной красоты от Ренессанса до наших дней. М.: Новое литературное обозрение, 2013. 432 с.

взаимосвязанными представлениями о своем собственном теле: …как капитале и как фетише…»1.

В отечественной культурологической науке XX в. в исследованиях «человека телесного» в советскую эпоху широко представлены теории физического совершенствования личности человека советского общества, отраженные в трудах П.А. Виноградова, Е.П. Ильина, П.Ф. Лесгафта, П.П.

Лямцева, А.А. Милтс и др.

Среди современных российских ученых, изучавших проблему телесности в соцокультурном аспекте, следует выделить имена И.М. Быховской и А.А.

Романова, исследующих телесность как комплексный и системный феномен.

Кроме того, в книгах и научных работах Д.В. Михеля рассматриваются основные закономерности формирования современных типов телесности в пространствах производства, репродукции и потребления. Упомянем также о трудах Д.А. Бесковой, изучающей проблемы подвижности и изменчивости границ телесности и работах В.А. Подороги (проблемы феноменологии тела). Вопросы социологии тела в контексте телесного реализма поднимаются в исследованиях Е.А. Гольман.

Связанные с социокультурными аспектами телесности проблемы социокультурной идентичности затрагиваются в трудах И.А. Акимовой, Ю. М.

Резника, Е.Н. Николаевой, М.В. Тлостановой и др. исследователей.

Особо стоит отметить исследования современных авторов, поднимающих проблемы взаимодействия личности и социокультурной системы. К ним относятся работы Л. В. Кансузян о влиянии техногенной цивилизации на человека; Л.И. Миклиной, исследующей проблемы интеграции общества; Р.Б.

Шайхисламова, анализирующего содержание внешней и внутренней среды социокультурной системы; Н.Г. Багдасарьян, рассматривающей отражение российской действительности в европейских СМИ; Е.В. Листвиной, об особенностях современной социокультурной ситуации в России; Б.Г. Акчурина, Бодрийяр Ж.Общество потребления. Его мифы и структуры. М.: Республика; Культурная революция, 2006. С. 167– 193.

В. Баскакова, В.Ш. Сургуладзе, рассуждающих об особенностях современного социокультурного «тела» России и его трансформациях. В работах Н.А.

Ореховской и А.В. Чернышевой поднимаются проблемы эволюции массового сознания российского общества и отдельные аспекты культуры информационного общества. Глубокому анализу подвергается рассмотрение тенденций в культурном пространстве России в трудах С.Н. Иконниковой.

Кроме того, можно выделить исследования Г.А. Аванесовой, О.Н.

Астафьевой, поднимающих вопросы самоорганизующегося потенциала культуры как системы в рамках взаимодействия социальной и культурной систем и социальных институтов, а также субъектов социокультурной активности.

Рассмотрение корпоративной культуры, как социокультурного феномена, находит отражение в классической теории Э. Шейна, трудах известных исследователей и теоретиков в области корпоративной культуры и менеджмента М. Армстронга, К. Голда, Б. Карлоффа, Р. Килманна, С. Роббинса, Г. Хофштеде, Г. Шольца, Д. Шульца, С. Шульца.

В отечественных исследованиях корпоративной культуры можно выделить ряд трудов, в которых значительное место занимает рассмотрение влияния корпоративной культуры на социокультурные коммуникации и непосредственное формирование и особенности функционирования социокультурной телесности.

Это работы А.В. Аверина, Н.П. Безугловой, К.Ю. Битулиной, В.Г. Зазыкина, Н.К.

Иконниковой, А.Э. Капитонова, В.В. Козлова, Р.Л. Кричевского, Ю.Г. Одегова, Л.А. Пичугиной, А.И. Пригожина, О.А. Сайченко и др., а также молодых исследователей – культурологов, в работах которых раскрываются отдельные аспекты корпоративной и организационной культуры, П.В. Соболевой, З.И. Тумгоевой и др.

Следует отметить, что отдельными зарубежными и российскими учеными анализируется фактор социального влияния в управлении персоналом организации, как один из основных способов изменения социокультурной телесности в организации. Среди зарубежных исследователей данной проблемы стоит отметить работы Г. Тарда (научный анализ подражания); Д. Майерса (анализ убеждающего воздействия); Д. Тернера (дифференциация процесса социального влияния).

В трудах современных российских ученых по вопросам управления анализируются особенности процессов, имеющих место в становлении и развитии корпоративной культуры организации: Э.А. Капитонов (формирование ценностных ориентаций персонала, как инструмента целеполагания); Б.З.

Мильнер (проблема соотношения индивидуальных и декларируемых ценностей);

Д.Л. Овчинников (проблема внедрения корпоративных ценностей в сознание персонала); Г.В. Панина (социальная компетентность как элемент профессиональной культуры); Б.Д. Парыгин (анализ процесса убеждения); А.Г.

Поршнев (закономерность действия процесса подражания); В.А. Спивак (управление организационным поведением); А.А. Урбанович (описание и анализ основных способов управленческого воздействия); М. Шедий (анализ системы ценностей управляемых социальных субъектов).

В ряде публикаций последнего десятилетия поднимается проблема деструктивно-репрессивного влияния корпоративной культуры на персонал организации1. В условиях современного промышленного производства также имеет место механическое исполнение персоналом своих функций без осознания их ценностной составляющей или «роботизация», суть которой описана еще в трудах Э. Фромма. Однако системных теоретических работ, посвященных изучению специфики социокультурной телесности в современной корпоративной культуре, в отечественной гуманитарной науке не существует.

Таким образом, анализ представленной выше литературы показал, что данная проблематика не была до сих пор предметом специального культурологического исследования, ее аналоги или близкие к ней по смыслу работы в информационном поле российской науки пока не представлены.

Объектом исследования является феномен социокультурной телесности в современной корпоративной культуре.

Андреева И.В., Бетина О.Б., Кошелева С.В. Социокультурный подход к анализу системы ценностей компании // Вестник СПбГУ. 2008. Вып. 1. Сер. 8. Менеджмент. С. 77 – 93.

Предмет исследования – специфика социокультурной телесности, ее проявлений и функций в современной корпоративной культуре.

Цель работы заключается в выявлении сущности и специфики социокультурной телесности в пространстве современной корпоративной культуры и социума.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

провести сравнительный анализ подходов, выявляющих сущность социокультурной телесности как феномена культуры и междисциплинарного понятия;

раскрыть основные аспекты проявления социокультурной телесности в системе социокультурных приоритетов современного общественного развития;

на основе культурологического анализа выявить особенности структуры современной корпоративной культуры, показать ее роль в формировании социокультурной телесности;

выделить основные функции социокультурной телесности, дать их характеристику; осмыслить значение данных функций в развитии современной корпоративной культуры;

представить культурологическую интерпретацию результатов авторского полевого исследования, выполненного на основе метода глубинного интервью и нацеленного на выявление специфики социокультурной телесности и ее роли в динамике смыслов и практик современной корпоративной культуры.

Научная новизна исследования состоит в том, что:

в диссертации впервые проведен культурологический анализ феномена социокультурной телесности как системного образования, позволяющий выявить его полифункциональность и культурно-семиотический характер;

впервые обоснованы и проанализированы основные функции социокультурной телесности в аспекте корпоративной культуры: знаковосемиотическая, коммуникационная, аксиологическая, регулятивная, адаптационная, креативная, познавательная;

выявлена специфика социокультурной телесности в современной корпоративной культуре, проявляющаяся через динамику ее функций;

определена роль данных функций в становлении и развитии корпоративной культуры как социокультурной системы, заключающаяся в расширении границ социокультурного пространства корпоративной культуры на уровне согласования стратегических, функциональных и практических задач в конкретной организации и корпорации;

представлено обоснование модели современной корпоративной культуры как социокультурного явления, в которой в качестве подсистем выделяются аксиологический, духовно-акмеологический и социокультурный уровни;

в процессе социокультурного анализа глубинных интервью респондентов обозначены аспекты динамики социокультурной телесности в современной корпоративной культуре, а именно: области, факторы, пути и ресурсы динамики, трансформирующиеся от конструктивных до деструктивных вариантов развития человека как единицы социокультурной системы организации.

Теоретическая значимость работы.

Теоретическая значимость диссертации заключается в систематизации культурологических и социальных аспектов категории «социокультурная телесность». Особую актуальность приобретает рассмотрение особенностей «человека телесного» в системе социокультурных приоритетов современного общественного развития. Дано описание отдельных граней современного социума в контексте тенденций развития социокультурной телесности. Выведены специфические характеристики телесной культуры личности в реалиях современного социума. Представлено авторское осмысление понятий «социокультурная телесность», «организационная», «корпоративная культура», «внутрикорпоративное сознание».

Выделены структурные блоки и основные компоненты корпоративной культуры, обозначена их диалектическая взаимосвязь. Описаны основные функции понятия «социокультурная телесность» с акцентом на их возможные ресурсы применительно к сфере корпоративной культуры.

Практическая значимость работы.

Практическая значимость исследования связана с возможностью внедрения его теоретических и практических результатов для построения оптимальной модели корпоративной культуры в корпорациях, компаниях и бизнес-структурах.

Представляется продуктивным использование положений диссертации в консультировании представителей административно-управленческого аппарата, организационных консультантов, менеджеров по персоналу, коуч- и бизнестренеров по вопросам развития человеческих ресурсов в производственной среде.

Материалы исследования могут быть актуальны в учебном процессе в системе высшего образования при составлении программ курсов «Корпоративная культура», «Культурология», «Менеджмент организации», «Организационное поведение», «Креативный менеджмент», «Стратегический менеджмент» и др.

Методология и методы исследования.

Теоретико-методологическими основами исследования выступают различные источники, положения, идеи, сложившиеся в пограничной зоне культурологии и других наук, таких как культурная и социальная философия, философия культуры, теория социального влияния, семиотика, менеджмент, социальная психология, экономическая теория.

В основе анализа социокультурных составляющих телесности – теоретические концепции М. Мосса о трех измерениях человеческой телесности, теория хабитулизации П. Бурдье, а также концепция И.М. Быховской об уровнях функционирования, проявления, использования и формирования человеческого тела.

Описание основных функций социокультурной телесности строилось с учетом структурно-функциональных концепций культуры Б. Малиновского и А.

Радклифф-Брауна, теории социальной драматургии И. Гофмана, выводов Т.

Питерса, Р. Уотермана о системах формирования ценностей ведущих мировых компаний. Кроме того, мы использовали отдельные положения из теоретических исследований российских ученых: И.И. Замощанского о телесности как смыслообразующем факторе культуры, Р.Б. Шайхисламова о личности в социокультурной системе.

Анализ специфики социокультурной телесности в корпоративной культуре осуществлялся на основе разработки данного вопроса в области корпоративной культуры и менеджмента в трудах Э. Фромма (теория «здорового общества»);

М. Армстронга (теория человеческих ресурсов); Ж. Бодрийяра (концепция общества потребления); М. Роудена (теория корпоративной идентичности);

Р. Флориды (роль креативного класса в современном обществе); Р. Акчурина (социальные аспекты телесности); Д. Михеля (современные типы телесности);

Э. Шейна (классическая концепция корпоративной культуры); Э. Орловой (теоретическая модель социокультурного кода).

Данная работа носит теоретико-прикладной характер. Исходя из специфики избранной темы, ее междисциплинарное и комплексное исследование предполагает использование ряда общенаучных подходов и частнонаучных методов.

В связи с тем, что в диссертационной работе проводится анализ социокультурной телесности и корпоративной культуры как системных структур, то при их осмыслении используются традиционные общенаучные методы:

восхождение от абстрактного к конкретному и от конкретного к абстрактному, метод анализа и синтеза. Так как основные составляющие исследования рассматриваются в динамическом развитии, автор обращается к диалектическому методу познания изучаемых явлений.

Ключевым методом исследования является культурологический метод, представляющий собой интегративный метод анализа с элементами философского подхода. Основными научными методами анализа изучаемого предмета стали: структурно-функциональный, культурно-антропологический, знаково-семиотический, аксиологический, культурно-исторический, социальнопсихологический.

В русле культурологического подхода происходит выделение, описание, обобщение сущности социокультурной телесности в корпоративной культуре.

Посредством культурологического метода осуществляется анализ и систематизация данных эмпирического исследования, а также выявление специфики социокультурной телесности в пространственном поле корпоративной культуры, рассматриваемой нами как социокультурный феномен.

В качестве основного метода сбора практического материала используется метод глубинного интервью, представляющий собой качественный метод социологического исследования. Для осмысления результатов эмпирического исследования выбраны конструирующий метод и частично метод примеров.

Дополнительными инструментами исследования в комплексном анализе изучаемой темы выступают элементы сравнительного, организационноуправленческого и других методов.

Положения, выносимые на защиту:

1. Корпоративная культура как социокультурный феномен является системным образованием, включающим в себя аксиологический уровень (базовые, провозглашенные ценности); духовно-акмеологический уровень (основа – внутрикорпоративное сознание) и социокультурный уровень (уровень социокультурной телесности).

2. Культура управления (социальное влияние лидеров корпорации), является одним из важных факторов динамики социокультурной телесности в корпоративной культуре.

3. Социокультурная телесность, являясь своеобразным «маркером»

корпоративной культуры, проявляется через функции: знаково-семиотическую, коммуникационную, аксиологическую, регулятивную, адаптационную, креативную, познавательную. Особое значение в процессе формирования корпоративной культуры как социокультурной системы приобретают следующие функции: аксиологическая, коммуникационная и креативная.

4. Специфика социокультурной телесности в современной корпоративной культуре отражается в ее функциях и динамике, которая может быть конструктивной и деструктивной по своим последствиям, что выявлено в процессе культурологической интерпретации глубинных интервью респондентов. Сердцевиной данного процесса является осознание персоналом организации миссии и философии компании, отраженных в ценностях и нормах корпоративной культуры. Это способствует изменению внутренней и внешней среды корпорации и поднимает проблему развития человеческих ресурсов организации.

Степень достоверности и апробация результатов. Основные положения исследования нашли отражение в 9-ти научных публикациях автора общим объемом 3,0 п. л., в том числе три из них – в рецензируемых научных журналах, определенных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Результаты исследования апробированы на научных конференциях и реализованы в ряде практических проектов.

Основные идеи и теоретические положения исследования обсуждались на следующих научных конференциях:

«Сократовские чтения 2014. Культура управления и перспективы России».

Семнадцатая студенческая научная конференция. (Международный Университет, Москва, 2014); «Ломоносовские чтения 2010. Научная конференция. Духовнонравственная культура и патриотизм. МГУ, Москва, апрель 2010);

«Ломоносовские чтения 2009. Российская государственность в XXI веке и глобальные проблемы мирового развития (МГУ, Москва, 2009).

Автором разработаны и внедрены в учебный процесс Института моды, дизайна и технологий (Москва) образовательные программы курсов «Корпоративная культура», «

Работа с персоналом», «Организационное поведение», «Основы эффективной презентации» с использованием теоретических и практических материалов исследования в период с 2009-2014 гг.

Под руководством автора диссертации выполнены дипломные работы, связанные с проблематикой социокультурных аспектов корпоративной культуры (Москва, 2010-2012 гг.).

Материал диссертации использовался при проведении краткосрочных и долгосрочных авторских проектов на основе телесно-ориентированного подхода в Институте групповой и семейной психотерапии1, а также – в прикладном курсе по телесно-ориентированной психотерапии.

Автором диссертации предложены рекомендации по составлению корпоративных кодексов компании и работе с персоналом организации по развитию культуры и компетентности в общении (в различных телекомпаниях городов Омска, Истры (МО), Нарьян-Мара, Нового Уренгоя и др. в период 2008 – 2011 гг.).

Структура диссертации включает введение, две главы (шесть параграфов), заключение, приложения и список использованной литературы.

Cм: URL: www.igisp.ru

–  –  –

Проблема человеческой телесности – одна из самых интересных и сложных в историко-культурологическом дискурсе. История культуры свидетельствует о многообразии подходов к данной проблеме. Человеческое тело, а, следовательно, и телесность, «всегда являлось своеобразной “лакмусовой бумажкой” культуры».

Для древнего человека тело… выступало той первой, искусственно измененной оболочкой, в которой начиналось «вызревание человеческого духа, а для современного человека его тело – важнейшая часть культуры, связывающая его с миром природы и другими людьми»1.

В настоящее время человеческое тело вызывает интерес представителей различных наук. Вместе с тем тело как социокультурный феномен до сих пор не имеет системного научного объяснения. С одной стороны, тело человека рассматривается как нечто универсальное, с другой – как культурное явление, имеющее множество смыслов.

Обширные современные знания о теле, психологии человека недостаточно проясняют сущность «телесности» (корпоральности). Не являясь традиционным и общепризнанным объектом социокультурного анализа, человеческая телесность в современной зарубежной и российской философской антропологии, социологии, культурологии, социальной психологии, этнологии занимает все более значимое место.

Одна из статей А. Франка — известного современного западного исследователя проблемы телесности как социального феномена — названа им «Возвращение к телу»2. В контексте данной работы ученый подчеркивает, что внимание представителей гуманитарной науки к проблеме тела и телесности пока более желаемое, чем действительное.

Воронкова Л.П. Культурология. М.: Финансы и статистика, 2008. С.129.

Frank A. Bringing Bodies Back in: a Decade Review // Theory, Culture & Society, 1990. Vol. 7. № 1. P. 131–162.

В западном гуманитарном знании социальный анализ телесности человека развивался в двух основных направлениях: а) анализ природной, естественной сущности человека, который «приспосабливается», «вписывается» в социальную среду, сохраняя свою естественную натуру; б) анализ социокультурной сущности телесности, «природность» которой реально интегрирована в социальную среду посредством взаимодействия физического и социального уровней бытия. Каждый из этих подходов имеет свое начало, развитие и современное продолжение.

В теоретическом русле в последние десятилетия наблюдается и постепенно нарастает тенденция к смещению «фокуса» исследовательского интереса на самого человека. В практическом преломлении существует интерес к телесности в рамках функционирования человека телесного в общественной системе.

В рамках нашего исследования выделим те исследовательские направления, которые представляются наиболее значимыми с точки зрения степени разработанности интересующей нас проблемы и оказанного влияния на изучение телесности в социокультурном аспекте.

Рассматривая различные концептуальные подходы к проблеме телесности, необходимо видеть их сопряженность со смежными научными направлениями (философским, социологическим, социально-психологическим, социальнопедагогическим и др.). Но прежде всего, необходимо учитывать многогранность и комплексность самого понятия «телесность».

Отметим, что интегративный характер проблемы телесности подчеркивается в трудах выдающегося французского ученого-энциклопедиста М.

Мосса, который справедливо заметил, что «три измерения человеческой телесности — физиологическое, социологическое, психологическое — не только сосуществуют, но и образуют уникальное взаимодействие физического, социального и индивидуального в человеческом теле как посреднике их существования»1. Безусловно, это следует учитывать и в процедурах исследований, делая акцент на целостности человеческого тела, которое является Mauss M. Body Techniques in Soziology and Psyhology: Essays L: Routlege and Kegan Paul, 1979, 533 p. Р. 214.

связующим звеном между миром с его событиями и личностью с ее поведением и действиями.

В современном зарубежном гуманитарном знании специальных социальных исследований корпоральности насчитывается немного. Поэтому наш обзор построен с учетом работ, в которых проблема телесности занимает существенное место, а именно: изучение проблем личности, межличностной коммуникации, самосознания, динамики социальных процессов и т.д.

В ряду первых назовем фундаментальное исследования Ч.Дарвина «Выражение эмоций у человека и животных». Эта работа оказала заметное влияние в отношении изучения коммуникативных особенностей и возможностей человеческого тела. Ярким примером концептуального наследования дарвиновских идей стал сборник под редакцией Р. Хинда «Невербальная коммуникация»1. Многочисленные статьи сборника фокусируют внимание на доказательство тезиса о том, что телесные формы выражения, поведения и т.п., являются по своей сути кросс-культурными, генетически передаются от поколения к поколению. Т.е., фактически – это надкультурные формы. Однако понимание сути социальной жизни у Дарвина и его последователей было ограничено рамками собственного подхода.

Противостоит дарвиновско-универсалистской традиции социологический анализ человеческой телесности в русле М. Дюркгейма и его последователей, Р.

Херца и М. Мосса, в работах которых впервые был по-новому поставлен вопрос о связи между телом человека и «социальным телом» общества. На базе этой методологии намечены в общих чертах основные направления социокультурного изучения человеческой телесности. Тело, по мнению М.Мосса, есть первый и наиболее естественный инструмент человека, культура использования которого запечатлевается в техниках тела2.

Телесность стала рассматриваться как системное образование, открытое для взаимодействия с внешним социальным и культурным миром. Общепризнанная Hellison D.R. Humanistic Physical Education. Engl. Cliffs, 1973. 263 p.

Мосс М. Техники тела. Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии. М.: КДУ, 2011. С. 304– 325.

роль М. Мосса в формировании данной исследовательской сферы настолько велика, что американский социолог Г. Хьюз назвал ее в целом «мессианской программой».

Социокультурное осмысление проблемы телесности в ракурсе человеческого поведения дается в трудах английского антрополога Л. Уайта.

Рассматривая расширение сфер современной науки, ученый отмечает, что «историю и становление можно проследить с точки зрения детерминант человеческого поведения», которое, в свою очередь, «в усредненноиндивидуальном или социальном аспекте, нигде не выступает как функция организма»1. Человеческое поведение, с точки зрения ученого, скорее функция культуры. Оно изменяется вместе с изменениями в культуре. Для человека «как вида» сама группа определяется культурной традицией. По мнению Л.Уайта, предназначение человека в век достижений современной науки не сводится только к научным открытиям. Во много раз для него важнее «социо-политикоэкономические системы культуры…, внутри которых живет, дышит и размножается род человеческий…»2. Рассуждая о сути культурологической науки, ученый считает, что культуролог объясняет поведение человека, исходя из внешних культурных стимулов, оказывающих влияние на человеческий организм.

Ученым проводится мысль о том, что разрешение определенных научных проблем, в частности, относящихся к поведению человека, может быть осуществлено только с помощью науки о культуре, которая «в наибольшей степени определяет человеческое поведение»3.

Американский антрополог К. Гирц анализирует влияние концептуальных культурных представлений на науку об изучении природы человека. Он отмечает, что со времен эпохи Просвещения «научные рассуждения о культуре пронизаны желанием …сделать концепцию человека более понятной». С точки Уайт Л.А. Наука о культуре. Антология исследований культуры. Интерпретации культуры. СПб., 2006. С. 145–146.

Там же, с. 147.

Уайт Л. А. Энергия и эволюция культуры. Там же, с. 464.

зрения К. Гирца, идея о consensusgentium (согласии всего человечества) «на пути вычленения существенных для человека черт из массы случайно возникших»

несостоятельна, так как достаточно сложно выявить существенные универсалии в культуре, которые основывались «на конкретных биологических, психологических или социальных процессах». Ученый считает, что необходимо «искать систематические связи между разными феноменами, а не устойчивую сходных»1.

тождественность среди К. Гирц предлагает рассматривать контрольные механизмы, управляющие поведением человека и его зависимость от данных механизмов, представляющих определенные культурные программы.

Культура, по мнению исследователя, «накопленная сумма таких паттернов», придающая поведению и эмоциям человека осмысленный характер. Природа человека не существует независимо от культуры. Являясь «неполным, незавершенным животным», человек завершает себя посредством конкретных культурных форм. Наши идеи, ценности, действия, а также наши эмоции есть продукт культуры. Таким образом, констатирует ученый, «концепция культуры влияет на концепцию человека», а именно, «культура осуществляет связь между тем, чем каждый человек может стать, исходя из присущих ему способностей, и тем, чем он на самом деле становится»2.

Попытка решить данную задачу предпринималась представителями феноменологического подхода. Телесность человека в данном случае находится в «пограничной зоне» между социумом и самим субъектом. Она одновременно ограничивающая и открывающая. А человеческое тело играет здесь особую роль.

Оно является основанием для преодоления разрыва между коллективносоциальным и индивидуально-психологическим уровнями существования3.

Социальному миру как фиксированной реальности феноменологи противопоставляют анализ пространства субъективных смыслов, значений, ценностей. «Нас интересует, — пишет Д. Силвермен, — в первую очередь мир Гирц К. Влияние концепции культуры на концепцию человека. Антология исследований культуры. СПб., 2006.

С.120-126.

Там же, с. 135.

Berger P., Luckmann T. The Social Construction of Realiuty. N.Y: Doubleday, 1966. P. 74.

социальных значений, при посредстве которого возникает и интерпретируется социальное действие (понимаемое, в смысле Вебера, как всякое действие, учитывающее мотивы других)... Наша задача состоит в том, чтобы понять правила, используемые индивидами для выявления значений, воплощенных в действиях, жестах, поступках и мыслях других людей»1.

Для феноменологов социальный мир является миром разнообразных и в то же время уникальных индивидов, которые сосредоточиваются на различных аспектах социальных ситуаций и, вследствие этого, различным образом «прочитывают», объясняют одну и ту же ситуацию.

Таким образом, предметом рассмотрения феноменологии в контексте проблемы человеческого тела становится особый слой социальной реальности — «субстанциональная рациональность повседневного мира», который содержит множественное обыденное понимание самой этой реальности.

Акцентирование внимания на изучение обыденного существования человека в процессе социального взаимодействия делает телесность одним из актуальных предметов исследования в феноменологическом подходе, укрепляя научную позицию, согласно которой взаимодействие трактуется не просто как пассивное «понимание», но и как активное воздействие на партнера.

Особенно ярко это представлено в «социальной драматургии» И. Гофмана2, рассматривающего как основу взаимодействия стремление человека передать, внушить другим нужный и убедительный образ самого себя. Осмысление процесса социальных взаимодействий, отношений в социальном пространстве происходит через постановку вопроса о «физическом имидже»

взаимодействующих субъектов как важном факторе и результате создаваемых ими образов, являющихся необходимым условием достижения целей, поставленных перед участниками «социальной драмы» под названием жизнь.

Телесность здесь становится «инструментом», необходимым и доступным для Новые направления в социологической теории. М.: Прогресс, 1978. С. 34.

Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: «КАНОН-пресс-Ц», «Кучково поле», 2000. 304 с.

формирования и исполнения избранной (или предписанной) роли в этой драме, связанным с экспрессивностью, личностно-ролевым значением тела.

Значительное место занимает анализ человеческого тела в трудах одного из крупнейших представителей феноменологии, французского ученого М. МерлоПонти. Телесный опыт рассматривается исследователем как первичный для организации мира. Являясь продолжением мира, состоя из той же плоти, что и мерилом»1.

мир, тело предстает «мерой всего», «универсальным Тело используется для символического выражения мира: благодаря телу человек вторгается в мир, «понимает» его и придает ему значения.

Человеческое тело не просто находится в мире рядом с другими объектами, а присоединяет себя к миру. В известном смысле тело творит мир человека. А его потребности и желания, выраженные в экспрессивных жестах, создают значения.

Следовательно, заключает М. Мерло-Понти, именно тело «проектирует вокруг себя культурный мир»2. Жест, мимика играют в процессе взаимодействия роль, которую не может выполнить ни одно другое средство. С их помощью человек, как живое тело, открывает мир, создает смысл этого мира, выражает себя и свое отношение к миру.

Концепция «феноменологического» тела» М. Мерло-Понти сыграла значительную роль в развитии идеи о единстве «духовного» и «телесного» начал человека.

Примером концепции социокультурного анализа телесности, построенной на основе феноменологических традиций, является концепция А. Франка.

Опираясь на идеи о социальной теории А. Гидденса, Франк рассматривает человеческое тело как некое производное, существующеее в трех измерениях и взаимодействующее на их пересечении. Эти измерения он обозначает как дискурсы, институты и «натуральное тело». Последнее измерение — это фактически биологическое тело человека, которое, как пишет А. Франк, «возникает из других тел, формируется, видоизменяется, умирает на основе Merleau-Ponty M. Le visible et 1'invisible. P., 1964. P. 302.

Мерло-Понти М. Феменология восприятия; под ред. И.С. Вдовиной, С.Л. Фокина. СПб.: Ювента, Наука, 1999. С.

196.

физиологии»1.

законов Дискурсы представляют собой когнитивные представления о возможностях и ограничениях телесности, формируют нормативные параметры самосознания тела. Они не фиксированы в настоящем, имеют изменчивый характер и существуют применительно к «предстоящей практике» или «в воспоминании о предшествующем опыте». Социальные институты, в отличие от дискурсов, имеют определенность и в пространстве, и во времени. С одной стороны, деятельность социализированных институтов «производна от тела», так как телесность задает определенные параметры деятельности человека; с другой — институты могут быть рассмотрены как исходные по отношению к телу, поскольку действия тела во многом ориентированы на сложившийся институциональный контекст.

Особое внимание Франк уделяет типологии использования тела в социальном контексте. Концепция Франка строится на основе четырех вопросов, которые обращены к телу, взаимодействующему с другими. Именно эти вопросы и характер ответов на них определяет те четыре измерения, которые лежат в основе типологии проявления (использования) тела в социальном контексте: а) степень предсказуемости поведения тела; б) компенсирующий характер его деятельности или продуцирование нечто нового; в) открытость или закрытость тела для взаимодействия с другими; г) степень самоосознания человеком своей телесности в ее бытии2.

Итак, являясь значимым предметом анализа в феноменологической традиции, телесность выступает здесь в глубинно-онтологических смыслах взаимодействия человека с миром. Отправная точка этого взаимодействия и есть тело человека.

Рассмотрение телесности в системе социальных функций и социально детерминированных задач, которые предписываются индивиду и его телу, представлено в структурно-функциональном подходе.

Frank A. For a Sociology of the Body: an Analytical Review // The Body: Social Process & Cultural Theory. L.: Sage, 1991.

P. 17.

Там же.

Культурологическая концепция основателя функционализма английского этнографа Б. Малиновского отталкивается от идей Г. Спенсера об обществе как о биологическом организме особого рода. Теория потребностей есть основа концепции культуры Б. Малиновского. Он делит потребности на основные и производные, порожденные культурной средой. К последним относятся потребности в экономическом обмене, авторитете, социальном контроле, системе образования в каком-либо виде и т.д. Человек преобразует окружающую среду и создает производное культурное окружение. Культура – совокупность ответов на основные и производные потребности, вещественный и духовный аппарат, при помощи которого человек решает стоящие перед ним конкретные, специфические задачи. Культура также есть некое целое, состоящее из частично автономных, частично координированных институтов. Институт как первичная организационная единица – это совокупность средств и способов удовлетворения той или иной потребности, основной или производной. Институт – группа людей, «объединенных ради занятий простой или сложной деятельностью», всегда располагающая «материальными средствами и техническим оборудованием», организованная на основе определенных правовых норм, лингвистически оформленных «в мифе, легенде, правиле и максиме, обученная и подготовленная для осуществления своей задачи»1.

Влияние Б. Малиновского на формирование функционализма как исследовательского начала проявляется в следующем: а) интересе к систематическим связям внутри общества (функциональная связь) и между обществами (сравнительная связь); б) продвижении компаративных исследований социальных и культурных переменных в различных социальных системах.

Идеи функционализма развивает в своих трудах английский ученый А.

Рэдклифф-Браун. Он поддерживает точку зрения известного французского структуралиста Э. Дюркгейма на общество как особую реальность или «социальную систему», единицами которой являются «человеческие существа как совокупности поведенческих явлений, которые выстраивают социальные Малиновский Б. Избранное. Динамика культуры. М.: РОССПЭН, 2004. С. 72.

отношения. В социальной системе он выделяет: «(1) социальную структуру; (2) общую совокупность социальных обычаев; (3) специфические образы мыслей и чувств, о которых мы можем заключить (из поведения и речи), что они связаны с социальными обычаями»1.

Социальная структура, по А. Радклифф-Брауну, «состоит из общей суммы всех социальных отношений всех индивидов в данный момент времени» 2.

Социальные (в смысле – общественные) институты, социальные обычаи – это такие институты и такие обычаи, которые множество людей признают в качестве регулирующих. Основные функции социальной системы состоят в «обеспечении определенной адаптации к природному окружению и обеспечении определенной интеграции, т.е. в объединении индивидов в упорядоченной аранжировке»3.

Структурно-функциональный подход нашел достаточно отчетливое выражение в теории тела Брайана Тернера, который опирается на идеи М.

Фитерстоуна. Матрица Б. Тернера обознается им как «4 R»: «Reproduktion, Regulation, Restraint, Representation»4. Каждое «R» обозначает функцию, которая связывает тело человека с социумом. Проявляя себя в обществе, человек, прежде всего, отвечает на формулируемые социумом задачи: «репродукция» населения во времени; «регуляция» поведения и проявления тела в пространстве; «обуздание»

(«ограничение») внутренних побуждений тела посредством внешнего, социального регулирования; «репрезентация» внешнего тела в социальном пространстве. По мнению Б. Тернера, матрица выстраивается на основе соотнесения следующих позиций: общество (население) — индивид, время — пространство, внутреннее — внешнее. Построение такой функциональной схемы, отмечает автор, предполагает нахождение соответствующих ее четырем направлениям институциональных субсистем. Осуществляя развитие этой схемы в соотнесении с социальными структурами, Б. Тернер делает неожиданное, но характерное для современного познания тела человека, заключение: «Чем больше Radcliffe-Braun A.P. A natural science of Socety.Glencoe, 1957. P. 26, 152.

Тамже, p. 55.

Тамже, p. 144.

Turner B. The Body and Society. Oxford, 1984.

я продвигался в исследовании проблемы тела, тем я все менее и менее был уверен, что понимаю, что же такое тело» 1.

Систему рассмотрения телесности в контексте социальных функций и институтов предлагает Д. О' Нейл. В работе «Пять тел» он выделяет следующие тела: мировое, социальное, политическое, потребительское и медицинское.

Основной акцент ученый делает на институциональности социального бытия человеческого тела2. Обе концепции интерпретируют телесность как элемент социальной системы, в основе которой лежат методологические основания структурного функционализма, а именно: концепция личности как элемента социальной системы, предназначенного для поддержания системного равновесия, как составляющей, способной обеспечить эффективность работы системы в целом.

В рамках этой методологии построена модель поведения системы в среде американского социолога Т. Парсонса. Среда, которая сама является совокупностью систем, проявляет себя по отношению к социальной системе в форме некоторых функциональных предписаний, исполнение которых необходимо для выживания и сохранения равновесия системы. Предмет исследования здесь – процессы обмена между социальной системой и другими системам. Они обозначены Т. Парсонсом как физическая система, система культуры и система личности. Главная особенность воздействия физической системы заключается в недостатке ресурсов, который вызывает необходимость выполнения функционального требования адаптации. Система культуры ставит перед социальной системой проблему обеспечения совместного существования людей3.

Т. Парсонс описывает культурные паттерны с помощью категории «социальная структура», обозначающей закономерности их существования в Turner B. The Body and Society. Oxford, 1984. P. 70.

O'Neil. Five Bodies.L., 1984. 311p.

Парсонс Т. Система современных обществ; под ред. М.С. Ковалевой. М.: Аспект Пресс М., 1998. 270 с.; Парсонс Т.

О социальных системах; под ред. В.Ф. Чесноковой и С.А. Белановского. М: Академический проект М., 2002. 832 с.

системе, которые либо предохраняют ее от возникновения напряжений или конфликтов, либо делают их социально приемлемыми. При внимании к структуре социальной системы ученым исследуется процесс превращения конфигураций взаимодействия в устойчивые и стабильные. В рамках данного подхода Т.

Парсонс изучает процессы обмена между социальной системой и другими и строит модель поведения системы в среде. В частности, система культуры в его концепции ставит перед социальной системой проблему обеспечения совместного существования людей.

В теории социокультурной конвергенции П.А. Сорокина в структуру социокультурного взаимодействия включаются: личность – субъект взаимодействия; общество с его социокультурными отношениями и процессами как совокупность взаимодействующих индивидов; культура, как совокупность значимых ценностей. Таким образом, связь – «личность, общество, культура»– единое целое, где каждая из составляющих частей не может существовать без других1.

Оригинальное видение проблем телесности принадлежит Ф. Ницше и А.

Шопенгауэру. Опыт человеческой телесности, не ограниченной пространством и временем, существует в концепции Ницше во всех моментах жизни и не принадлежит сознанию, точнее грамматическим структурам языка. Поэтому тело следует представлять, инсценировать, противопоставляя власти языка, выделяя из него особые сферы смысла, недоступные языковым структурам и вместе с тем присутствующие в речи, укрепляющие ее телесную практику2. Природа борьбы Ницше – это отказ от идентификации с собственным телом. Это дает «безумное»

право на повторные рождения в других воображаемых телесных ипостасях, где телесный опыт есть не случайная детерминация, а попытка выбора собственного тела. С точки зрения В.А. Подороги, выздороветь для Ницше «вовсе не означало создать необходимые условия для возрождения личного центра…, источника и Сорокин П.А.Социальная и культурная динамики: исследование изменений в больших системах. СПб.: РХГИ, 2000.

1056 с.

Ницше Ф. Воля к власти: опыт переоценки всех ценностей; под общ. ред. Ф. Зелинского и др. СПб.: Азбукаклассика, 2010. 442 с.

меры здравомыслия… Цель… в другом: как избежать универсальной культурной максимы самотождественности, как и куда ускользнуть от того, что требует постоянно быть локализованным в определенном пространстве и времени, сознании и языке»1.

В трудах А. Шопенгауэра нивелируется ценность разума. Воля Шопенгауэра – высшее иррациональное проявление культурной универсальности, способности выразить с помощью «Я» весь мир: «...начальной движущей силой во внутренней деятельности организма служит воля, та же, которая управляет и внешними действиями тела, и только потому, что здесь она нуждается в опосредовании познанием, направленным вовне, которое в этом прохождении через сознание открывается как воля...»2.

По словам Шопенгауэра, действие тела – это объективированный, вступивший в созерцание, акт воли. Подчеркивая значение данной позиции, Шопенгауэр утверждает: «Тождество тела и воли проявляется помимо всего прочего и в том, что каждое сильное и чрезмерное движение воли, т.е. каждый аффект, совершенно непосредственно потрясает тело и его внутреннее функционирование, нарушая действие его витальных функций»3. Итак, воля или некое стремление, согласно Шопенгауэру, и есть сущность подлинного мира.

Однако необходимо учесть и то, что естественной формой состояния сознания является единство душевных и духовных структур. Только в этом случае возникает гармония души и духа. Когда же данная гармония оказывается нарушенной, то бытие человека становится проблематичным, а экзистенция находится в состоянии внутреннего напряжения. Ницше и Шопенгауэр прошли мимо идеи этой гармонии, или другими словами, мимо разумного начала, уравновешивающего душевные и духовные структуры и преодолевающего напряжение между ними, между стремлением к открытости и стремлением к автономному структурно-целостному единству.

Подорога В.А. Феноменология тела. М.: Изд. фирма «Ad Marginen», 1995. 339 c. С. 23.

Шопенгауэр А. Мир как воля и представление. В 2 т. М.: Наука, 1993. Т.2. 669 с. С. 35.

Там же. Т.1. 670 с. С. 230.

Итак, «социокультурная концепция значительно обогатила и расширила проблемное поле человеческой телесности новыми смыслами. Телесность стала рассматриваться как открытая для взаимодействия с внешним социальным и культурным миром. Благодаря социокультурной концепции тело обрело свою память, соматоум и различные языки невербальной коммуникации»1.

Следует отметить, что краткий обзор концепций и подходов к проблеме человеческой телесности в современном западном гуманитарном знании, дает представление лишь о незначительной части реальных исследований.

Что касается отечественных подходов к изучению телесности, «нельзя не отметить тех шагов, которые были сделаны в постановке и осмыслении этого феномена»2.

В отечественной науке разработка вопроса о социокультурном смысле человеческой телесности связана с именем М.М. Бахтина. «Изучение культуры, — писал он, — должно включать анализ «проблемы тела как ценности», проблемы, которая «строго отграничивается от естественнонаучной точки зрения, от биологической проблемы организма, психофизиологической проблемы отношения психологического и телесного и от соответствующих натурфилософских проблем»3.

В исследованиях И.С. Кона проблема телесности затрагивается в связи с анализом процесса формирования самосознания личности в историко-культурном контексте, а также в связи с социокультурным рассмотрением вопросов сексологии4.

Социокультурное осмысление телесности представлено также в этнокультурных и этнопсихологических исследованиях, в рамках которых телесность рассматривается в связи с ее коммуникативной функцией, знаковой и Фролова С.В. Человеческая телесность: онтологические начала и методические основания: автореф. дис.... канд.

философ.наук. Саратов, 2000. С. 16.

Быховская И.М. «Homo somatikos»: аксиология человеческого тела. М., 2000. С.23.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979. 444 с. С.44 Кон И.С.Введение в сексологию. М.: Олимп: ИНФРА-М., 1989. 284 с.; Кон И. С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. М.: Политиздат, 1984. 335 с. и др.

символической ролью в различных этнокультурных системах, изучается как средство невербального общения в тех или иных этнических культурах 1.

В гуманитарном постижении феномена тела значима разработка проблемы социального и биологического в человеке. В частности, вопрос о характере влияния социальных факторов на природно-детерминированные структуры, функции организма, различные физические качества человека, безусловно, является одним из принципиальных направлений анализа существования телесности в социальном пространстве. Но следует отметить, что изучение непосредственного влияния социальных факторов на тело человека не может быть отождествлено со всей сферой социокультурного осмысления человеческого тела.

Так, важными для социокультурного изучения проблем телесности являются исследования по вопросам психосоматики, представляющие значимость, ценность, фундаментальность телесного начала в человеке. Однако смежность психофизиологической проблематики с социокультурным анализом тела не устраняет их принципиального различия. По мнению И.М. Быховской, «если взять за основу термин «психосоматика», то по принципу различения через подобие, социокультурный подход к телу может быть условно обозначен терминологическими конструктами типа «социосоматика» и «духосоматика»2.

Представляя интерес для развития социокультурной соматологии, психосоматические исследования в то же время рассматривают проблематику по кругу вопросов, относящихся преимущественно к узко трактуемой психофизиологической направленности. Это делает такого рода исследования нередко удаленными от собственно социокультурного анализа тела.

Особое место вопросы, касающиеся телесных, физических качеств человека, заняли в теориях всестороннего и гармоничного развития личности в Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. 112.с.;

Этнологическая наука за рубежом: проблемы-поиски-решения: Сб. ст. / Отв. ред. С.Я. Козлов, П.И. Пучков. М.:

Наука, 1991. 187с.; Этнографическое изучение знаковых средств культуры: Сб. ст. / Отв. ред. А.С. Мыльников. Л.:

Наука, 1989. 297 с.; Кон И.С. Ребенок и общество: Историко-этнографическая перспектива.. М.: Наука, 1988. 269 с. и др.

Быховская И.М. «Homo somatikos»: аксиология человеческого тела. М., 2000. С. 26.

контексте разработки проблем физического воспитания, физического совершенствования, как одного из аспектов этого процесса (П.А. Виноградов, Е.П. Ильин, П.П. Лямцев, А.А. Милтс и др.). Учитывая идеологическую приоритетность концепций, обеспечивавших теоретическое обоснование модели «человека коммунистического завтра», формирование идеала, сочетающего в себе все лучшее (в том числе и с точки зрения физического развития), неудивительно, что именно этот аспект — по количеству работ, по частоте упоминаний «физического совершенства» и т.п. — наиболее ощутимо представлен в научной литературе в сравнении с другими направлениями исследований «человека телесного».

Отметим, что почти до 20-х — начала 30-х гг. XX в. данное направление часто обозначалось именно как «телесное» (а не физическое) воспитание. Однако затем это понятие было постепенно вытеснено и окончательно заменено на более нейтральный, выглядящий морально-безопасным, не порождающим никаких «непристойных» ассоциаций термин «физическое воспитание». Возможно, это объясняется спецификой научной области, определяющей иные целевые установки для исследователей. А также отсутствием в научном пространстве как сложившейся социокультурной концепции телесности, так и осознания ее значимости, необходимости самими специалистами в области физического воспитания.

Делая предметом своего интереса не человека в его телесном бытии, а отдельные физические качества, такого рода специалисты, естественно, не устремляют своего профессионального поиска к вопросам, касающимся концептуального, социокультурного осмысления телесности как элемента целостности под названием «личность». По мнению И.П. Быховской, подобное «теоретико-методологическое основание должно определять “идеологию” процесса физического воспитания, характер телесной социализации, ее смысл и направленность и уже затем — в принятых концептуальных рамках — разработку соответствующих технологических, методологических решений…»1. То же

Быховская И.П. «Homo somatikos»: аксиология человеческого тела. М., 2000. С. 27.

касается вопроса об осмыслении межкультурных взаимодействий в области телесно-ориентированных практик.

Отметим, что подход, в котором сочеталось теоретико-мировоззренческое осмысление телесности, ее место в личностных структурах, с одной стороны, и программа деятельно-практического «возделывания» этого элемента в сочетании с развитием других характеристик личности, с другой, глубоко был осмыслен и представлен в концепции русского ученого П.Ф. Лесгафта. Примечательно стремление П.Ф. Лесгафта найти сопряжение интеллектуального и физического развития человека1.

Физическое воспитание является одним из элементов (точнее, средством формирования) более широкого пространства — физической культуры. К сожалению, и в работах, посвященных анализу физической культуры, различным проблемам, относящимся к этой области деятельности (имея в виду специализированные, а не общекультурологические исследования, о которых уже шла речь), вопросы социокультурного содержания телесности или отсутствуют вовсе, или занимают очень незначительное место. Прежде всего, это обусловлено сложившимся стереотипами понимания физической культуры как средства воздействия на физические качества человека, а отсюда — преимущественно «технологическая» ориентация исследований.

Завершая краткий обзор некоторых подходов и концепций, сложившихся в XX веке в гуманитарном изучении проблемы телесности, отметим, что, с одной стороны, явно просматривается все большая заинтересованность и осознание важности этой проблематики представителями разных отраслей социокультурного знания. С другой стороны, значимые факторы социокультурных модификаций телесности: рефлексия, аксиология телесности, особенности различных видов профессиональной деятельности, в которой используются и формируются телесно-двигательные качества человека, остаются недостаточно изученными.

Лесгафт П.Ф.Психология нравственного и физического воспитания: Избр. психол. тр. М.–Воронеж: Ин-т практ.

психологии, 1998. 410 с.

В то же время наработки, существующие в различных отраслях гуманитарного знания, дают основания для более систематичного и целенаправленного осмысления социокультурной специфики телесности.

–  –  –

Для обоснования базовых составляющих понятия «социокультурная телесность» важно четко прояснить происхождение и специфику самого понятия «телесность».

Развернутое научное и непротиворечивое определение телесности в энциклопедических изданиях и словарях найти достаточно сложно. При описании характеристик параметров телесности, по мнению отечественного ученого А.А.

Романова, необходимо обозначить «если не границы, … то поле, территорию, систему координат отелесненного пространства» и при этом четко прояснить «ее происхождение и специфику», выделить значимые с точки зрения семантики признаки, «позволяющие ее дифференцировать»1.

Как известно, в основе всего спектра значений слова лежит его первичный смысл. Рассмотрим истоки значения слов «тело» и «телесность».

Тело (слав.Tъlo; лат.tellus – основа, почва, земля), по словарным описаниям является материальным объектом, поскольку важнейшим условием образования механизмов, которые формируют телесность, представляются свойства биологического организма человека и особенности формы тела человека.

Обратим внимание на то, что в латинском языке есть слово «сorpus – (лат.) в значении тело, плоть, мясо. Отметим, что в многочисленном спектре значений данного слова есть также значения «сословие, звание, корпорация, цех»2, что представляется важным в связи с темой нашего исследования.

В толковом словаре В.И. Даля не было главы «тело», но была глава плоть»

– «тело животного и человека; все вещество, из которого состоит животное тело…»3. Тело отождествлялось с понятием «плоть».

Романов А.А., Сорокин Ю.А. Вербо- и психосоматика: две карты человеческого тела. М.; Тверь: Агросфера, 2008.

171 с. С. 25.

Corpus // Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 2003. С. 203–204 Тело // Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М., 1994. Т.3. С. 129.

Д.Н. Ушаков1 и С.И. Ожегов2 ввели статью «Тело». Они выделили прилагательное «телесный», что значит «принадлежащий организму, телу…земной, материальный. В противовес духовному». Из прилагательного «телесный» было образовано производное от него существительное «телесность». Сегодня это слово воспринимается в старом значении, несмотря на определенную пометку, т.е. «телесность» в значении «тварность». Отсюда – «телесностью» обладает всякая тварь. Таким образом, предполагается, что «тело — телесный — телесность» — понятия одного словесного ряда, означающие материальный объект, сосуществующий с духом, но духовностью не обладающий.

Обращает на себя внимание тот факт, что в русской традиционной этимологии человеческое тело сводимо не к собственно телесному образу, а к целостности. Тело – это то, что цело, цельное, законченное, завершенное, это то, что имеет завершенную и целостную форму (П. Флоренский). При определении границ образа тела необходимо учитывать то, что феноменальное тело не понимается как нечто данное, материальное и ограниченное (во времени и пространстве) как «объект» или «вещь», но как представление. Тело предстает всегда в виде образа, значения, порядка феноменов. В определение тела входит способ его представления. Тело – множественный феномен. Нет единого образа тела, а есть всегда определенный порядок телесных образов, которые соподчиняются друг другу через условия, способы их взаимодействия. Один образ может представлять себя через другой, сливаться с ним или исчезать.

Каждый телесный образ имеет свои границы представления, чаще открытые.

Поэтому никакой образ тела не может обладать непроницаемостью, иметь самостоятельное значение. И, тем не менее, образ имеет границы. Граница образа относится к способу его представления. Образ тела опосредуется через порядок границ, порогов и дистанций3.

Тело // Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного русского языка. М., 2008. С. 1044.

Тело // Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986. С. 788.

См.: Подорога В.А. Словарь аналитической антропологии. URL:http://psf.grsu.by Факультет Психологии ГрГУ.

Рассмотрим представления о человеческом теле, встречающиеся в других научных источниках энциклопедического характера.

В философских словарях и энциклопедиях «тело» рассматривается как «понятие философского дискурса, характеризующее 1) физически ограниченную часть вещественной материи…2) живой организм в его соотнесенности …с душой»1.

В «Энциклопедии мировой истории», в рубрике «история философии», «тело» определяется как термин традиционного эстетического и социогуманитарного знания, обретающий имманентный категориальный статус в понятийном комплексе философии постмодернизма. В контексте установок постмодерна на преодоление традиционных оснований европейского «метафизического» мышления «тело» выступает как пакетное понятие, центрирующее на себе ряд значимых ценностей2.

В «Словаре культуры XX века» отмечается, что человеческое тело значимым образом отличается от тела животного. Первое отличие — это способность говорить, приспособленность полости рта и гортани для производства речи. Второе отличие — высвобождение человеческих рук.

Вследствие прямохождения, руки становятся созидателями человеческой культуры, и поэтому человеческое общество развивается экстракорпорально (внетелесно). Авторы статьи указывают на связь феномена «тела» с политикой и властью3.

Как уже отмечалось ранее, с понятием «тело» тесно связан термин «телесность». Рассмотрим, каким образом проявляется эта связь и возможно ли понятия «тело» и «телесность» ставить в один ряд.

Слово «телесность» появилось в словарях русского языка в первой половине XIX века. Сначала у И.А. Бодуэна де Куртенэ. Затем оно было упомянуто уже в XX веке в словарях Д.Н.Ушакова и С.И. Ожегова.

Огурцов А.П., Тищенко П.Д. Тело // Новая философская энциклопедия в 4-х т. М.: Мысль, 2010. Т.4. С. 25–29.

См.: Энциклопедия мировой истории. URL: http://www.w3.org/1999/xhtml.

См.: Руднев В.П. Словарь культуры XX века. URL:http://rudnevslovar.narod.ru Обратимся к языку-источнику. В переводе с латинского языка слово «corportus (лат.) означает «телесный, материальный». Отсюда – «corporo (лат.)

– делать телесным, воплощать, pass. воплощаться, облекаться плотью»1.

В английском языке оно имеет то же значение: «corporeal (англ.) – корпоральный, относящийся к телу». Языковые варианты: corporality, corporeality2, bodiness (англ.)3. Кроме того, данное слово в переводе с английского, помимо значения «телесный» (в противопоставлении духовному), имеет значения «вещественный, материальный»4.

По мнению российского ученого А.А. Романова, тело «является одним из важнейших условий образования механизмов, формирующих корпореальность в ее телесности или телесном проявлении»5.

В течение долгого времени телесность оставалась на заднем плане философских рассуждений. Приоритет в философских науках отдавался ментальному. В отдельных источниках телесность до сих пор относится к понятиям неклассической философии. Оно транслируется в контексте традиции, трактующей субъект в качестве трансцендентального, и, таким образом, способствует введению в поле философской проблематики таких феноменов, как сексуальность, аффект, перверсии, смерть и т.п. (Ницше, Кьеркегор, Кафка и др.)6.

В рамках классической философии понятие «телесность» систематически вытеснялось в силу этико-теоретической ориентации. Классическая философия не смогла преодолеть дихотомию субъекта и объекта, тела и души. При этом телесность понимается здесь не как объект, не как сумма органов, а как особое образование – неосознанный горизонт человеческого опыта, постоянно существующий до всякого определенного мышления7.

Corporo // Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 2003. С.203.

Сorporeal // Новый Большой англо-русский словарь: В 3 т. М., 2000. Т.1. С. 461-462.

См.: URL: http: //www.w3.org/1999/xhtml.

Сorporeal // Новый Большой англо-русский словарь: В 3 т. Т.1. М., 2000. С. 462.

Романов А.А., Сорокин Ю.А. Вербо- и психосоматика: две карты человеческого тела. М., 2008. С. 27.

См.: Грицанов А., Румянцева Т., Можейко М.. История Философии: Энциклопедия. URL:

http://www.slovco.ru/istfil/t/TELESNOST-26639.html.

См.: Кемеров В. Философская энциклопедия. «ПАНПРИНТ», 1998. URL:http://terme.ru/ В исследованиях телесного бытия последней четверти XX века было отмечено появление нового этапа в описании характеристик «тела» и «телесности». Учеными было установлено, что понятия «тело» и «телесность»

не являются вполне идентичными. Понятие «телесность» отражает больший объем характеристик, чем их заложено в понятии «тело» человека. В уже отмеченном труде «Феноменология восприятия» М. Мерло-Понти1 обращается к различиям между «физическим телом (Korper)» и «телом-телесностью, моим телом (Leib)», введенным несколько ранее представителем феноменологического подхода Э. Гуссерлем.

В «Словаре терминов» постмодернизма «телесность» трактуется как понятие постструктурализма и постмодернизма, не получившее однозначной терминологической фиксации и именуемое по-разному у различных теоретиков.

Можно поспорить с последующей разверткой данного понятия авторами статьи, представляющими телесность побочным следствием общей сексуализации теоретического и эстетического сознания Запада. Что касается концептуального деперсонализации субъекта2, здесь налицо обоснования телесности как преподнесение данного феномена, исходящее из особенностей искусства постмодерна с его отрывом от конкретно-видимого образа тела и обращением к телу, свободному от обычного состояния тела, подчеркивающему отдельные его части, порой искаженные и трансформированные. Акцентируем особое внимание на тот факт, что именно в постмодернизме стала активно вводиться категория «телесности» под влиянием исследований в области культурологии и семиотики.

Следует отметить, что в XXI веке понятие «телесность» появляется в новейших культурологических энциклопедических изданиях и трактуется как «применяемое для фиксации состояний биологического тела человека под действием социальных и ментальных факторов». Телесность может представлять собой «сплав природных и социальных качеств» тела (Л.В. Жаров);

Мерло-Понти М. Феноменология восприятия. СПб., 1999.

См.: Ильин И. Постмодернизм. Словарь терминов. URL:http://www.slovco.ru/istfil/t/TELO-26640.html.

«определенный модус тела» и «изменения сознания, связанные с телом» (В.

Розин, Р. Шатенская и др.), а также обладать «социокультурными значениями и смыслами» (И.М. Быховская)1.

Что касается толкования телесности как социокультурного феномена, то наиболее полное обоснование различных механизмов существования человека в социокультурном пространстве представлено в монографии и работах российского культуролога И.М. Быховской2. В ее понимании человеческое тело, преобразованное под влиянием социальных и культурных факторов, обладает социокультурными значениями и смыслами, выполняет определенные социокультурные функции.

В концепции И.М. Быховской различаются три пространства бытия человека: природное, социальное и культурное, которые определяют три уровня функционирования человеческого тела, обозначаемые ученым как «природное тело», «социальное тело» и «культурное тело». «Природное тело» - это биологическое тело человека, подчиняющееся законам развития и функционирования живого организма. «Социальное тело» предполагает взаимодействие человеческого организма с социальной средой. Оно «производно…от сознательной адаптации к целям социального функционирования … в различных видах деятельности»3, в том числе и в сфере деятельности, каковой является современная корпоративная культура (курсив мой. – С. Архипова). «Культурное тело» является продуктом «культуросообразного формирования и использования телесного начала человека». Согласимся с мнением автора, в том, что тело – это «природная «сома»

человека, а телесность есть преобразованное «благоприобретенное состояние», возникающее в дополнение к природному телу «вследствие социокультурного бытия «человека телесного»4. И.М. Быховская отмечает, что человеческая Телесность // Культурология. Энциклопедия. В 2-х т. М., 2007. Т.2. С. 661–666.

Быховская И.М. Homo somatikos аксиология человеческого тела. М., 2000; Телесность человека как объект социокультурного анализа: дис.... д-ра философ. наук. М., 1992. 295 с.

Быховская И.М. «Homo somatikos»: аксиология человеческого тела. С. 110.

Там же, с 106.

телесность возникает на пересечении природного (тела) и социокультурного.

Таким образом, включение «человека телесного» в социокультурное пространство имеет значительные последствия для его тела. Биологическое тело человека превращается в социокультурное явление, приобретая свойства и особенности, порожденные социальными и культурными реалиями.

И.М. Быховская отмечает, что включенный в социокультурное пространство «человек телесный» оказывается под воздействием множества социальных факторов, которые объективно воздействуя на природную основу его тела, заставляют человека делать выбор своего «телесного поведения». Осознавая характер разнообразных социальных влияний на тело, он выбирает системы «защиты» от них или, напротив, их культивирование, например, целенаправленное формирование своего физического имиджа в соответствии со сложившимися нормами, традициями или же вопреки им. Телесность человека подвергается объективным воздействиям со стороны экологических факторов, особенностей образа жизни, социально-экономического уклада, социальных институтов.

Итак, согласно концепции И.М. Быховской, человеческая телесность, «подчиняясь» законам природы, общества, культуры, находится во взаимосвязи и взаимодействии с другими элементами соответствующей системы: природными факторами, социальными институтами, культурными нормами.

В последние десятилетия XX и начале XXI века появились новые тенденции в исследовании телесности. Обращает на себя внимание тот факт, что в подавляющем большинстве научных трудов телесность анализируется в рамках философского подхода. К ним можно отнести работы по изучению проблем взаимосвязи духовного и телесного1, эволюции телесности,2 анализа телесности как смыслообразующего фактора культуры3, телесности массовой Гребнев И.В. Концепт взаимосвязи духовности и телесности в философии и культуре: автореф. дис.... канд.

философ.наук. Чебоксары, 2009. 21 с.

Цой М.И. Эволюция концептов телесность человека: философско-антропологический аспект: дис.... канд.

философ.наук. Тула, 2009. 154 с.

Замощанский И.И.Телесность как смыслообразующий фактор культуры: дис.... канд. философ. наук. Екатеринбург, 2007. 141 с.

культуры1. В других исследованиях рассматриваются вопросы, связанные с онтологией2, антропологическим пониманием телесности3, а также дается анализ интерсубъективности в рамках феноменологического подхода4.

На наш взгляд, рассуждая о соотношении понятий «тело» и «телесность», нельзя опираться на какую-то одну (например, естественнонаучную) область знания о человеке или группу родственных областей.

Российский исследователь Е.Э. Газарова предлагает аналитический вариант концепции подобного исследования, включающего следующие основные положения: 1) телесность является особым «продуктом» взаимодействия тела и духа; 2) это — видимая и переживаемая часть души; 3) телесность формируется с момента зачатия до смерти; 4) механизмы образования и «состав» телесности чрезвычайно сложны; 5) телесность (в целом и в частностях) выражает систему смыслов человека, в основе которой — отношение к смерти и жизни; 6) все составляющие части телесности соответствуют друг другу (конгруэнтны) и прорастают друг в друга.

С точки зрения Е.Э. Газаровой, одним из важнейших условий образования механизмов, формирующих телесность, являются свойства биологического организма человека и особенности формы тела человека.

Следуя в контексте подходов к телу У. Матурана и Ф. Варелы, исследователь представляет тело человека как живую, открытую, оптимально функционирующую, сложнейшую, саморегулирующуюся и самообновляющуюся биологическую систему с присущими ей принципами самосохранения и приспособляемости. Наше тело – это единство множеств, так как определенные Колесник М.В.Телесность массовой культуры: дис.... канд. философ. наук. Омск, 2007. 163 с.

Никитин В.Н.Человеческая телесность: онтогносеологический анализ: дис.... д-ра философ. наук. М., 2007. 340 с.;

Маслов Р.В. Телесность человека: онтологический и аксиологический аспекты: дис.... д-ра философ. наук. Саратов, 2005. 358 с.; Фролова С.В.Человеческая телесность: онтологические начала и методологические основания: дис....

канд. философ. наук. Саратов, 2000. 160 с.

Лохов Л.А.Феномен тела как проблема философской антропологии: дис.... канд. философ. наук. М., 2003. 170 с.;

Чеснов Я.В. Телесность человека: философско-антропологическое понимание. М.: ИФ РАН, 2007. 210 с.

Радишевская Л.В.Телесность и интерсубъективность: к применению феноменологического принципа единства сознания: дис.... канд. философ. наук. Томск, 2007. 138 с.

органы зарождаются еще в эмбриональный период из конкретного зародышевого листка1.

Упомянутый нами выше отечественный ученый А.А. Романов делает акцент на нетождественности телесности человека свойствам и качествам его тела.

Рассматривая телесность как комплексный системный феномен, А.А. Романов выделяет следующие ее функции: охранительную, поддерживающую в процессах адаптации, развивающую (взаимодействие с миром, духовное развитие), разъединительная (разъединение души и тела в момент смерти)2. Телесность человека, с его точки зрения, формируется в течение всей жизни. Основой формирования телесности является единая память. Телесность изменяема. На нее оказывают влияние и в ней проявляются процессы развития, взросления, старения. Ее формирование зависит от внешних и внутренних условий, и значительные изменения этих условий влекут за собой изменения телесности человека. Но эти изменения не являются идентичными телесности3.

В похожем русле интерпретирует телесность болгарский ученый М.

Генкова. С ее точки зрения, телесность не является только продуктом тела, а представляет собой реальность, как результат деятельности триединой природы человека, и потому является – «дочерним» (производным) феноменом. Это объективно наблюдаемое и субъективно переживаемое выражение совокупной энергии индивида, а именно его деятельности, активности, действенной силы4.

Отличие концепта «телесности» от понятия «образа тела»

рассматривается в работах российского исследователя Д.А. Бесковой. Хотя однозначно развести эти термины, в ее представлении, достаточно сложно, поскольку в ряде случаев представление об «образе тела» очень близко к понятию «телесности». Тем не менее «образ тела» является преимущественно феноменом восприятия. Он связан, преимущественно, со структурой интрапсихического опыта и соответствует ряду личностных характеристик, чем Газарова Е.Э. Психология телесности. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2002. 192 с.

Романов А.А., Сорокин Ю.А. Вербо- и психосоматика: две карты человеческого тела. М., 2008. С. 38.

Там же.

Генкова М. Тело и практическая логика: хабитус и хабитат (мысленный эксперимент по методике Пьера Бурдье) // Критика и семиотика. Вып. 1–2. Болгария, 2000. С. 60-69.

особенностям собственно телесной реальности. То есть, телесность не тождественна телу-организму, биологическому телу. Д.А. Бескова включает в понятие «телесность», помимо психофизиологических компонентов (рефлексов, схемы тела, поз, способности тела к движениям и действиям), осознаваемые и неосознаваемые, отчетливые или смутные образы, символы, представления, переживания. Телесность имеет характер Высшей Психической Функции. Это феномен не только восприятия, но и самосознания, формирующегося во взаимодействии с Другим. ВПФ телесность встраивается в общий ход психического развития и приобретает системное строение, знаковосимволический характер, «культурную» форму, произвольность функционирования. По составу и структуре телесность является целостной системой, включающей ряд иерархически соподчиненных компонентов. Однако она не сводима к сумме своих частей и выходит за рамки тела-организма.

Описывая границу телесности, Д.А.Бескова подчеркивает ее подвижность и изменчивость. Когда граница телесности выходит за пределы поверхности тела, в пространство телесности включаются объекты внешнего мира, субъективно становящиеся объектами мира внутреннего (например, при «феномене зонда»).

Граница телесности может не только расширяться, но и сжиматься (до пределов больного органа при психосоматике)1.

Следует отметить, что проблема динамичности, изменчивости телесности исследуется в ряде направлений психологии телесности, рассматривающих вопросы онтогенетического и патогенетического развития телесности, адаптационно-регуляторных и компенсаторных изменений телесности в рамках психосоматического приспособления к условиям окружающей среды. Структурные составляющие телесности, отражающие ее сложную пространственную конфигурацию, анализируются в исследованиях характеристик внешней телесности (внешность, образ физического Я, образ Бескова Д. А.Клинико-психологические характеристики внешней и внутренней границ телесности: дис. … канд.

психолог. наук. М., 2006. 220 с.

тела)1 и внутренней телесности (структура интрацептивного опыта, семантика внутренней телесности, образ тела)2, феномена границ телесности, особенностей внешних слоев телесности, включающих объекты внешнего мира (в частности, «одежду» как «кожу культурного тела»)3.

Томас Чордас (Csordas, 1988, 1993), лидер антропологического направления в исследования тела и телесности, предложил провести практическое отличие между телом и телесностью в контексте изучения проблемы движения. То есть тело является биологическим или биомеханическим аспектом чьего-либо существования, а «движение» – область взаимодействий, взаимоотношений, намерений, неопределенности. С этих позиций – «движение» в ходе наблюдений за движением может быть понято через «телесность». Особое внимание ученый уделяет разработке проблемы движения от восприятия, как индивидуального телесного процесса, к коллективному телесному вниманию. Исследователь полагает, что прислушиваясь к телесным ощущениям, мы тем самым прислушиваемся «к положению тела в мире…»4.

Итак, в чем же конкретно заключается различие понятий «телесность» и «тело»? Не существует ли здесь подмены слов или проявления путаницы в сходных словах?

С естественнонаучных или эстетических позиций – тело рассматривается как биологический, физиологический организм. В психологии тело исследуется как объективный феномен, рассматриваются определенные изменения сознания, например, нарушение схемы, границ или ощущений тела. Уникальные системы ассоциаций и смыслов индивидов выражаются в едином, наблюдаемом и Залевский А.В. Философско-методологический анализ проблемы физического совершенства человека: автореф. дис.

... канд. философ. наук. Саратов, 2009. 19 с.; Грошевихин И.В. Социокультурная и антропокультурная значимость спорта в контексте инкультурации: дис.... канд. философ. наук. Ростов-на-Дону, 2008. 123 с.

Иванов А.А.Телесность в структуре культурных универсалий аполлонийского и дионисийского: на материале культуры русской творческой интеллигенции начала XX века: автореф. дис.... канд. культурологии. Комсомольскна-Амуре, 2004. 25 с.

Шабаркина А.В.Костюм как невербальная социокультурная система: автореф. дис.... канд. социол. наук. М., 2004.

22 с.; Бердник Т.О. Архитектоника костюма: социокультурная динамика: автореф. дис.... канд. философ. наук.

Ростов-на-Дону, 2004. 28 с.

Csordas T. "Embodiment as a Paradigm for Anthropology".Ethos 18, 1988. P. 5–47.

"Somatic Modes of Attention". Cultural Anthropology 8(2), 1993. P. 135–156.

переживаемом, «продукте», который именуется телесностью. В этом плане телесность не тождественна телу. Она представляет собой качество, силу и знак телесных реакций человека, формирующихся с момента зачатия в процессе всей жизни. Телесность проявляется в форме тела через «характерные движения, позы, осанку, дыхание, ритмы, температуру, “протекаемость”, запах и звучание».

Мотивы, система смыслов индивида отражаются на состоянии телесности. В целом, она хранит в себе «обобщенное знание человека и представляет собой материальный, видимый аспект души (психе)»1.

Следует отметить: в разных культурах тело понимается и ощущается поразному. Кроме того, оказалось, что такие понятия, как «болезнь», «боль», организм», – это не столько естественные состояния тела, сколько присваиваемые (формируемые) и переживаемые человеком культурные и ментальные концепции2.

Исходя из вышеизложенного, представляется очевидным разведение понятий «тела» и «телесность». С последней следует связать процессы, понимаемые в культурно-семиотическом и психотехническом ракурсе, связанные с конструированием поведения и реализацией определенной культурной и семиотической схемы.

Подводя итог дихотомии «тело – телесность» в социокультурном контексте, акцентируем внимание на следующих особенностях телесности:

– телесность – осознанное, чувственно структурированное явление, возникающее на пересечении природного и социокультурного тела;

– телесность отражает уникальную систему ассоциаций и социокультурных смыслов индивидов;

– телесность проявляется в культурно-семиотических поведенческих схемах через характерные движения, позы, осанку, ритмы;

– телесность формируется под воздействием культурных ценностей, норм, образов, ритуалов.

Романов А.А., Сорокин Ю.А. Вербо- и психосоматика: две карты человеческого тела. М., 2008. С. 36–37.

Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002. 287 с. С. 199.

Таким образом, согласно Гегелю, телесность как некая внешность представляет не себя, но человеческую душу, выступая в качестве ее знака1. А тело является той средой, через посредство которой человек входит в соприкосновение с внешним миром. Телесное «Я» выступает здесь неким промежуточным состоянием между эмпирическим и духовным в контексте отношения между биологическим и социальным миром, где последний воспринимается как «обобщенный другой»2.

Что касается формы социальной реальности – это конкретный тип поведения, который характерен для социальных взаимоотношений.

Для формирования телесности человеку необходимо образование. Если в обществе развит данный институт, можно вести речь о сформировавшемся общественном теле или о телесности, как определенной вершине выражения общественной гармонии, проявляющейся в развитии всех форм жизни. Это предполагает осознание тела как социальной ценности3.

Значение тела для контактов человека с его социальным окружением подчеркивается во многих социологических работах.

Социология тела – направление социологической науки, изучающее тело человека в контексте социального взаимодействия, истории и культуры, в частности:

а) роль тела в процессах социального взаимодействия (и как экспрессивной формы, и как объекта манипуляций, связанных с утверждением власти и авторитета);

б) символическое значение тела в культуре (которое проявляется, в частности, в магических и религиозных церемониях);

в) роль социальных процессов в конструировании тела и воплощении в нем системы социальных отношений4.

Гегель Г.В. Энциклопедия философских наук. Ч.3. «Философия духа». М.: АН СССР Институт философии, 1956. Т.

3. 371 с. С. 110–111.

Кули Ч.Х. Человеческая природа и социальный порядок. М.: Идея-Пресс, Дом интеллектуальной книги, 2000. 320 с.

С. 134–137.

Гегель Г.В. Энциклопедия философских наук. М., 1956. Т. 3. 371 с. С. 200–201.

См.: Что такое Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко, 2003 г. URL: http://voluntary.ru Тело человека подвергается социальной модификации в результате определенной деятельности людей и в результате выполнения определенных социальных функций, используемых в различных видах деятельности. К. Маркс переводит проблему телесности в социально-философскую и социальноэкономическую плоскость. Он понимает под телесностью социальное и разумное начало, глубинную «родовую характеристику человека, которая и есть его сущность». Человеческая телесность – тип мировой истории, продукт социальных взаимодействий. Телесность – элемент культуры «производства человека», той сферы культуры, которая, по словам Маркса, представляет собой «культивирование всех свойств общественного человека и производство его как человека»1.

В трудах вышеупомянутого французского ученого Э. Дюркгейма утверждается примат социальной реальности по отношению к индивидуальности и ее исключительное значение в детерминации человеческого сознания и поведения. Человек для него – двойственная реальность, homoduplex, в которой сосуществуют, взаимодействуют и борются две сущности: социальная и индивидуальная2.

Социальная сущность предполагает существование человека в определенной социокультурной системе. Социокультурная система представляет собой «некое единство социума (социальной системы, социальной организации), культуры и личности»3. Понятие «социокультурная система» можно трактовать в широком и узком смысле слова. В широком смысле данное понятие означает социальную систему: семью, организацию, город, регион, страну. В узком смысле слова, понятие «социальная система» представляет собой компонент социокультурной системы – «а именно, некоей сети социальных взаимосвязей, образующей вместе с личностной и культурной системами более сложное Маркс К., Энгельс Ф. Соч. в 50-ти т. М.: Политиздат. Т. 46. С. 386.

Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. 3-е изд. М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2008. 400 с. С.

7–44.

Шайхисламов Р.Б. Социокультурная система и личность (теоретико-методологический анализ): монография. М.:

Социально-гуманитарные знания; Уфа: Миг-Полиграф, 2005. 176 с. С. 19.

образование – социокультурную систему»1. Социальная система, культура и личность являются компонентами социокультурной системы в той степени, в какой они пересекаются взаимными связями друг с другом. Взаимодействуя с элементами других социокультурных систем, они относятся к этим данным, другим системам. Следовательно, одни и те же компоненты могут принадлежать и к системе, и к ее окружающей среде, которая также может состоять из систем.

Обратим внимание на то, что понятие «система» существует лишь в единстве с понятием «среда». С точки зрения Б. Малиновского, «социальная среда – это человек или группа людей, пользующиеся орудиями для решения технических (или экономических) задач…»2.

Внутренняя среда социокультурной системы представляет собой социальные системы или их определенное множество; культурные системы или субкультуры; систему личности или определенное множество индивидов.

Перечисленные подсистемы взаимосвязаны и являются предметом социокультурного анализа. Сложная задача – определить границу этих подсистем и окружающих их сред. Все ли нормы и ценности образуют систему культуры? В окружающей систему среде мы можем найти социальные феномены, признанные обществом как ненормативные и бессмысленные: непризнанные научные открытия, произведения искусства, не вписывающиеся в художественные каноны, нравственные принципы, не соответствующие общественной морали.

Социокультурные изменения происходят двояким образом: изменения целого (социокультурной системы) обуславливает изменение частей целого (подсистем): частей (подсистем) обуславливает изменение целого (социокультурной системы)3.

С одной стороны, социокультурные изменения осуществляются в результате разрешения противоречий между социокультурной системой и другими системами общества (экономической, политической, духовной). С Шайхисламов Р.Б. Социокультурная система и личность (теоретико-методологический анализ. М., 2005. С.19.

Малиновский Б. Функциональный анализ. Антология исследований культуры. Интерпретации культуры. СПб.,

2006. С. 681–702. С. 684.

Шайхисламов Р.Б. Социокультурная система и личность (теоретико-методологический анализ). С. 55.

другой стороны, социокультурные изменения происходят в самой социокультурной системе. Обозначим виды противоречий:

между социальной, культурной и личностной подсистемами в рамках единой социокультурной системы;

между различными социальными системами, различными культурами и различными личностями, входящими одновременно в несколько социокультурных систем;

между системой и средой в различных вариациях (между социальной системой и ее культурной и личностной средой, между системой личности и ее социальной и культурной средой и т.д.)1.

Каким же образом социокультурная телесность существует в пространстве социокультурной среды? Какова ее специфика? Как связаны и взаимодействуют внешняя и внутренняя телесность?

Диалектика внешнего и внутреннего в телесности человека рассматривается в диссертации саратовского исследователя С.В. Фроловой. Данная тема раскрывается во взаимодействии внешних природных (географических, климатических и др.), внешних культурных (культурно-исторических, социокультурных), а также внутренних (индивидуально-генетических, биологических, физиологических) природных и внутренних (духовных, мировоззренческих) культурных факторов. С точки зрения автора исследования, «внешнее поведение человека во многих отношениях является обратной стороной формирования структуры внутреннего телесного опыта. Внутренние структуры субъективного опыта обретают социальный и культурный уровень бытия под влиянием социальных и культурных факторов»2.

«Развитие человека становится возможным не только посредством расширения возможностей телесного пространства, но и благодаря оптимизации внутреннего вектора пространства телесности, включая культурные ценности и смыслы, потребности роста. Индивидуальное мировоззрение и активность в Шайхисламов Р.Б. Социокультурная система и личность (теоретико-методологический анализ). М., 2005.

Фролова С.В. Человеческая телесность: онтологические начала и методические основания: автореф. дис.... канд.

философ. наук. Саратов, 2000. С. 10.

построении образов внутреннего и внешнего мира, творческую активность и развитие способностей принятия решений»1.

В экзистенциальном пространстве человека телесность выступает как результат взаимодействия внешнего и внутреннего. Исходное пространство человека – его тело. В онтогенезе, культуро- и социогенезе познание и овладение этим пространством определяет познание и овладение внешним миром, диалогичность с другими жизненными пространствами человека. Это первичное пространство человека – исходная точка постижения границ с другими пространствами, наиболее естественный инструмент человека и проекция на внешний мир. Телесное пространство многомерно. Оно имеет свой центр и свое ядро, из которого устремляются различные экзистенциальные векторы, внешне и внутренне направленные, которые дифференцируются на внутренние и внешние телесные пространства. Внутреннее телесное пространство включает различные переживания, органические ощущения, желания, чувство «самости», переживание различных потребностей. Внешнее телесное пространство – телесную экспрессию, телесные самовыражения в деятельности, траекторию телодвижений.

Внешнее телесное пространство стремится к расширению анатомических границ тела посредством вербализации, орудий труда, артефактов, творческих деяний человека.

Вопрос о способности человека познавать собственное тело и противопоставлять его себе как внешний объект поставлен одним из родоначальников философской антропологии Х. Плеснером2. Человеческое бытие, в отличие от животных, является «эксцентричным». От «бытия внутри собственной плоти» человек переходит к бытию «вне плоти». Вследствие этого, природа его разрывается, и человек живет по обе стороны этого разрыва в трех ипостасях: «тело» (физиологические процессы); «в теле» (внутренняя жизнь или душа»; «вне тела» (психофизиологическое единство этих сфер). То есть, для существования индивида как личности необходимо троичное пространство.

Фролова С.В. Человеческая телесность: онтологические начала и методические основания: автореф. дис.... канд.

философ. наук. С. 10-11.

Плеснер Х. Ступени органического и человек: Введение в философскую антропологию. М.: РОССПЭН, 2004. 367 с.

Три типа ее выражения и предполагает концепция человеческой телесности: телесность как свойство, в пространстве индивидуальной жизни; в пространстве бытия других личностей; погруженное в культурно-историческое пространство бытия. Характеристики телесного пространства определяются характеристиками внешнего социокультурного пространства. Интеграция биологического, социального и культурного пространства человека в телесности образует взаимопроекцию внешнего и внутреннего пространств человека и поднимает проблему комплементарности телесности с внешней средой.

С одной стороны, это необходимо в связи с кризисом человеческой природы, рассуждения о котором стали популярны в последние десятилетия. По мнению культурологов, он является прямым отражением того, что «техническая цивилизация убивает природу и соответственно природу человека – его тело»1. С другой стороны, в массовом и в научном сознании бытует общепринятая позиция отождествления культуры человека исключительно с его интеллектуальными и духовными атрибутами. Отсюда – практика противопоставления телесных и интеллектуальных, духовных качеств, которая приводит к телесному негативизму. И как следствие – недоверие к телесному здоровью, собственному телесному опыту, соматизация. Изначальный язык тела – природный. В естественности тела кроется секрет его культурной сформированности. С другой стороны, биологическое тело социально обусловлено: в нем закодированы социальные знаки.

О социальной знаковости тела писал французский исследователь Пьер Бурдье: «Социальный мир обращается с телом так, как мы с неким запоминающим устройством: он записывает на нем, особенно в форме социальных принципов деления…фундаментальные категории видения мира»2.

Через тело действуют практические схемы, «принципы видения и разделения», «принципы, устанавливающие порядок в действии», а также своего рода телесное мышление, обладающее практической верой и, в силу этого, способностью Воронкова Л.П. Культурология. М., 2008. С. 129.

Бурдье П. Социальное пространство: поля и практики. М.: Ин-т эксперим. социологии; СПб.: Алетейя, 2005. 576 с.

С.303.

действовать в мире и по отношению к миру. По мнению П. Бурдье, «социально квалифицировать свойства и движения тела, значит в одно и то же время натурализовать самые основополагающие социальные выборы и превращать тело…в аналоговый оператор, устанавливающий всякого рода практические соответствия между различными делениями социального мира: по полу, возрасту, по социальным классам…, или точнее, по значениям и ценностям, ассоциируемых с индивидами, занимающими практически равноценные позиции в определенных этими делениями пространствах».1 Рассуждая о сути социокультурной телесности, нельзя обойти стороной такое понятие корпореального бытия, как «габитус». В философской европейской традиции оно опирается на лат. «habitus» – в значении «свойство», «состояние»2 и нем. «habitus»3– в значении «общее представление о личности, исходя из его облика и поведения». В психологии это понятие получило трактовку хабитулизации в значение «усвоение и привыкание к чему-то, превращение этого чего-то в составную часть своего облика»4.

Что касается социальной деятельности, то, как и всякая другая деятельность, она подвергается хабитулизации. Любое действие, которое часто повторяется, затем становится образцом и впоследствии воспроизводится тем же самым образом и с тем же усилием. Согласно французскому социологу Пьеру Бурдье, вся человеческая жизнь есть совокупность определенных практик.

Прибегая к концепции игры, он вводит понятие габитуса как техники владения телом, позволяющее описать способ поведения человека, осуществляющего социальную практику. Благодаря габитусу, технике владения телом, человек находит правильный ход в игре, т.е. делает то, что требует от него ход игры.

Данные свойства габитуса диктуют определенную стратегию поведения и поступков участника социальной игры и предоставляют свободу в осуществлении Бурдье П. Практический смысл / Пер с фр. СПб.: Алетейя, 2001. 562 с. С. 138.

Habitus // Дворецкий И.Х. Латинско-русский словарь. М., 2003. С. 356.

Habitus // Большой немецко-русский словарь. М., 2008. Т. 1. С. 767.

Габитус // Психология человека. URL: http://www.psibook.com/04/04/1.html.

социальной практики1. П.Бурдье выделяет следующие свойства габитуса:

динамичность (представляет собой систему устойчивых и переносимых диспозиций); габитус является системой порождающих схем (делает возможность свободное продуцирование любых мыслей, восприятий и действий, вписанных в границы данного габитуса); узнаваемостью (условные и безусловные пусковые устройства действуют только при встрече с агентами, способными их узнавать); необходимой и непредсказуемой конфронтацией в отношении события (предложения способа решения в проблемной ситуации).

Габитус – продукт определенного класса объективных закономерностей, порождающий разумные способы поведения, сообразно со здравым смыслом. П.

Бурдье подчеркивает, что габитус может быть не только индивидуальным, но и групповым, коллективным, классовым. Таким образом, организм для П. Бурдье – это социальная единица, социальное тело. Поэтому понять, что есть габитус, можно лишь только при условии соотнесения социальных условий, в которых он формировался, с социальными условиями, в которых он был «приведен в действие»2.

Примечательно, что представители разных направлений исследования человеческого знания единодушно отмечают, что габитус (внешний облик, телосложение) человека (агента) не в последнюю очередь характеризуется физическими, социальными и психологическими чертами, между которыми существует тесная связь3, реализующаяся в габитусе как целом понятии, как построенной конструкции.

Таким образом, габитус как конструктивный феномен представляет собой систему структурированных и структурирующих диспозиций или систему форм коммуникативной деятельности агента (субъекта), которые (диспозиции, формы, Гутнер Г.Б. Проблема риска и ответственности субъекта научной коммуникации: автореф. дис.... д-ра философ.

наук. М., 2008. 44 с.

Бурдье П. Начала. Chosesdites. М: Cocio-Logos, 1994. 288 с.; Социология социального пространства. М.: Ин-т эксперим. социологии; СПб.: Алетейя. Ист. кн., 2005. 288 с. С. 49–86. Социальное пространство: поля и практики.

М.; СПб., 2005. С. 158–168; 286–349.

Василевич А.П. Кузнецова С.Н., Мищенко С.С. Цвет и названия цвета в русском языке; под общ. ред. А.П.

Василевича. Изд. 2-е. М.: Издательство ЛКИ, 2008. 216 с. С. 91–102.

многократно воспроизводимый образец как нечто единичное, имеющее пространственно-временную локализацию) формируются в его практической деятельности в виде типовых форм поведения и постоянно направлены на реализацию практических функций. Габитус диспозиционно (конфигурационно, манифестационно) представлен внешним обликом, телосложением человека (агента), и, не в последнюю очередь, характеризуется физическими, социальными и психологическими чертами, между которыми существует тесная связь, реализующаяся в габитусе как целом понятии, как построенной конструкции.

Названные черты репрезентируются соответствующими практиками, реализация которых осуществима в пределах совокупности таких практик в объеме «поля», которое есть более или менее автономные сферы деятельности, обладающие специфической внутренней логикой. Поля иерархически организованы, то есть существуют более общие, глобальные поля, охватывающие всю социальную реальность, например, поля экономической и политической власти, и частные поля (а внутри них – и субполя), например, поля религии, образования, искусства, спорта, философии, науки и т.п. Поле состоит из взаимоотнесенных позиций, объективно существующих возможностей проявиться в виде набора ролей, ролевых проявлений, ролевых позиций. Являясь продуктом истории, габитус производит практики, – как индивидуальные, так и коллективные, – а, следовательно, он производит саму историю в соответствии со схемами поведения и взаимодействия, порожденными историей. Он обеспечивает активное присутствие прошлого опыта, который, существует в каждом организме в форме схем восприятия, мышления и действия.

С нашей точки зрения, понятие «габитус» можно соотнести с понятием «внешнее тело», исследованием которого занимался русский ученый М. Бахтин, рассуждая о специфике словесного творчества.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Белова Александра Павловна ПРИРОДА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ ДЕПРЕССИВНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ Специальность 19.00.01 Общая психология, психология личности, история психологии Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук Москва 2011 Работа выполнена в лаборатории Возрастной психогенетики...»

«Социология за рубежом © 1996 г. П. АНСАР СОВРЕМЕННАЯ СОЦИОЛОГИЯ Часть первая ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ Научные споры часто сводят к столкновению интерпретаций. При этом наивно предполагается, что факты (исторические, экономические, социологические) уже даны наблюдателю и что теоретические о...»

«Обзор по рынку деривативов 7 февраля 2012 г. Внутренняя волатильность в мировых индексах в течение недели продолжила снижение вслед за рекордным снижением исторической внутридневной волатильности. Плохие новости и...»

«Осадочные бассейны, седиментационные и постседиментационные процессы в геологической истории ИЗУЧЕНИЕ ВЕРТИКАЛЬНЫХ ПОТОКОВ ОСАДОЧНОГО ВЕЩЕСТВА С ПОМОЩЬЮ АВТОМАТИЧЕСКИХ ГЛУБИННЫХ СЕДИМЕНТАЦИОННЫХ ОБСЕРВАТОРИЙ В БЕЛОМ МОРЕ А.Н. Новигатский, А.П. Лисицын, В.П. Шевченко, А.А. Клювиткин, М.Д. Кравчишина, А.С. Филиппов, Н.В. Поли...»

«1 Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение «Российский институт истории искусств» УДК 792 УТВЕРЖДАЮ № госрегистрации Директор РИИИ Инв. № _ А.Л. Казин «» 2016 г. ОТЧЕТ о научно-исследовательской работе по теме: Сборник...»

«В.С Кочетова, аспирант кафедры рекламы и связей с общественностью факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова КОРПОРАТИВНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В РОССИИ: ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Корпоративная социальная ответственность согласно (КСО), классическому определению Еврокомиссии, – концепция, отражающая добр...»

«Владимир Шестаков Новейшая история России Аннотация Здесь представлены события отечественной истории с начала XX века и до сегодняшнего дня: великие потрясения Первой мировой войны и революций, становление и развитие советског...»

«Об истинной истории древней Руси ОБ ИСТИННОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ Была до нас земля Руськая не тысячу лътъ, а много тысячъ была, и еще будеть, бо захранили мы землю нашу отъ враги! Князь Кий Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая, Дайте ро...»

«ОТЧЕТ ОБ ОЦЕНКЕ № 23-19/2015 по определению рыночной стоимости дебиторской задолженности ЗАО АДС «Союз» перед ООО «РТР-ИмпЭкс» Заказчик: ООО «РТР-ИмпЭкс» Исполнитель: Ахунзянова Г.А. Дата составления отчета: 08.1...»

«ОЦЕНКИ ВАЛЕРИЯ БРЮСОВА АРМЯНСКОЙ ПОЭЗИИ ВЕК СПУСТЯ МАГДА ДЖАНПОЛАДЯН В истории армяно-русских литературных связей совершенно особое место занимает армянское брюсоведение. Оно зародилось еще в процессе соз...»

«Социологическое наследие: документы, публикации Известный украинский правовед Богдан Александрович Кистяковский (1868принадлежит к школе классической русской либеральной философии естественного права. Оказал значительное влияние на ее интеллект...»

«Политический отчет Центрального Комитета КПРФ ХV съезду партии Уважаемые товарищи! Мы проводим свой ХV съезд в момент двадцатилетия восстановления нашей партии. Итоги работы Центрального Комитета за отчетный период мы подводим на рубеже, когда время предоставляет нам право сделат...»

«Пояснения к учебному плану Настоящий учебный план основной профессиональной образовательной программы среднего профессионального образования ГБОУ СПО РО «Пухляковский агропромышленный техникум» разработан на основе Федерального государственного образовательного стандарта по специальности среднего п...»

«УДК 316.6(075.32) ПАРАМЕТРИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ КОЛЛЕКТИВА: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ И ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ © 2009 А. С. Чернышев, С. В. Сарычев А. С. Чернышев – зав. кафедрой психологии, докт. психол. наук, проф., e-mail: kursk-psychol@ya.ru С. В. Сарычев – доц. кафедры психологии, докт. психол. наук, доцент, e-mail: kursk-psychol@narod....»

«Здравствуйте, ребята, я вижу ваши умные глаза, доброжелательные взгляды и надеюсь, что наше общение будет плодотворным, удачным. Главной целью нашего классного часа будет выяснение, в чем же состо...»

«ПитерБрейгель Низвержениеcлепых ХансЗедльмайр Перевод с немецкого Степана Ванеяна 1896–1984.Австрийскийисторики теоретик по изданию: искусства,крупнейшийисследовательбарочSedlmayr H. Pieter Bruegel: нойи готическойархитектуры,авторцикла Der Sturz der Blinden // Idem. очерковпо историиевропейск...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНЫХ ИСПЫТАНИЙ ПО СПЕЦИАЛЬНОЙ ДИСЦИПЛИНЕ 44.06.01 – ОБРАЗОВАНИЕ И ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ (13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования) для поступаю...»

«Былое В. М. АЛПАТОВ МАРТИРОЛОГ ВОСТОКОВЕДНОЙ ЛИНГВИСТИКИ Массовые репрессии нанесли огромный урон советской науке, и мы сегодня едва ли в полной мере представляем себе его размеры. Историкам предстоит очертить причудливые границы Гулага буквально в каждой области знания. Что ка...»

«СЕЛИВАНОВА Ольга Антиевна ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ РЕАДАПТАЦИЯ БЕЗНАДЗОРНЫХ ПОДРОСТКОВ В УСЛОВИЯХ ОТКРЫТОГО СОЦИУМА 13.00.01 общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора педагогических наук Тюмень 2005 Работа вып...»

«Содержание программы для вступительного экзамена по специальности 19.00.01 – «Общая психология, психологии личности, истории психологии» Общепсихологические представления об объекте и предмете современной научной психологии Описательные характеристики психическ...»

«Бородина Наталья Александровна ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРИЧИННОСТЬ АДДИКТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ ЛИЧНОСТИ С п е ц и а л ь н о с т ь : 19.00.01. О б щ а я п с и х о л о г и я, п с и х о л о г и я личности, история п с и х о л о г и и АВТОРЕФЕРАТ д и с с е р т а ц и и на с о и с к а н и е у ч е н о й с т е п е н и...»

«Районный этап всероссийской олимпиады школьников по истории (2015-2016) ЗАДАНИЯ 10–11 классы ЗАДАНИЕ № 1. При Павле I Жалованную грамоту дворянству стали называть «Разжалованной». Объясните, почему? Приведите не менее...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Кафедра истории и музеологии НУМИЗМАТИКА Ме...»

«. О.И.Шкаратан, доктор исторических наук. Государственный университет — Высшая школа экономики Н.В.Сергеев, Государственный университет — Высшая школа экономики Реальные группы в социальной струк...»

«Д. И. Эдельман (Институт языкознания РАН) Некоторые проблемы сравнительно-исторического иранского языкознания1 Языки иранской семьи, носители которых расселились по разным регионам Евразии, контактировали с носителями языков др...»

«Біблія (в 2-х томах) Тора (в 5-ти томах) Капитал (в 2-х томах) С. Соловьев «История России с древнейших времен» (в 15-ти томах) Л. Кукушкин «История православия» (в 2-х томах) Серія...»

«УДК 316.6(075.32) АНАЛИЗ НАУЧНЫХ ПОДХОДОВ К ПОНИМАНИЮ ДЕСТРУКТИВНОСТИ КАК ОСНОВА РАССМОТРЕНИЯ ДЕСТРУКТИВНОГО ЛИДЕРСТВА В МАЛЫХ ГРУППАХ © 2013 Д. В. Беспалов канд. психол. наук, доцент каф. психологии e-mail: bdw23@list.ru Курский государственный университет В статье представлены исторический обзор и теоретический анал...»

«1 Рамиз Мехтиев Академик Национальной Академии Наук Азербайджана Мифотворчество армян в контексте первого в истории христианского государства «. не зная, что такое миф – как можно с ним бороться или его опровергать». Алексей Лосев,...»

«Кафедра социально-политической истории с.н. костицкий ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО В СРЕДНЕВЕКОВОЙ РУСИ (конец IX XVII вв.) Рекомендовано редакционно-издательским советом университета в качестве учебного пособия по курсу «История России» и спец...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.