WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«ПРИРОДА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ ДЕПРЕССИВНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ ...»

На правах рукописи

Белова Александра Павловна

ПРИРОДА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ

ДЕПРЕССИВНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ

Специальность 19.00.01 - Общая психология, психология личности,

история психологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

Москва - 2011

Работа выполнена в лаборатории Возрастной психогенетики Учреждения Российской

академии образования «Психологический институт»

Научный руководитель: доктор психологических наук, член-корреспондент РАО Сергей Борисович Малых ФГНУНПБимКДУшинского" РАО

Официальные оппоненты: доктор психологических наук, профессор Варвара Ильинична Моросанова кандидат психологических наук Татьяна Александровна Мешкова

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук Институт психологии РАН

Защита состоится 28 июня 2011 года в 14.00 часов на заседании Диссертационного совета Д 008.017.01 при Учреждении Российской академии образования «Психологический институт» по адресу:

125009, Москва, улица Моховая, дом 9, строение 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Учреждения Российской академии образования «Психологический институт» по адресу:



125009, Москва, улица Моховая, дом 9, строение 4.

Автореферат размещен на сайте www.pirao.ru. 2011 г.

Автореферат разослан « »

Ученый секретарь Н.Л. Морина Диссертационного совета вАктуальность исследования Согласно статистическим данным, расстройства эмоциональной сферы являются наиболее частой причиной обращения к психолог)'. Депрессивные переживания - одна из самых распространенных форм эмоциональных нарушений, и их число продолжает расти. При этом основной прирост в числе страдающих от депрессии происходит за счет подростков и молодых людей (Weissman М.М., Bland R.S. et.al, 2001). В зависимости от тяжести симптомов депрессивные переживания могут носить клинический характер (клиническая депрессия) или ограничиваться проявлениями, которые попадают скорее в сферу внимания психологов. В последние годы появился целый ряд работ, посвященных изучению депрессивности как индивидуальной особенности, прежде всего в детском и подростковом возрастах. При этом под депрессивностью понимается склонность человека испытывать депрессивные переживания в различных жизненных ситуациях.

Доклинические проявления депрессивных состояний, в отличие от клинических форм депрессии, изучены гораздо меньше. Депрессивные переживания негативно влияют на большинство сфер жизни ребенка - он теряет интерес к деятельности, веру в будущее, возникают проблемы с успешностью обучения в школе. Изучение подростков имеет особое значение, поскольку во многих исследованиях (как на клинической, так и на обычной популяционной выборке) обнаруживается преемственность депрессивных проявлений в ходе развития от подросткового к зрелому возрасту. Около 70% детей, столкнувшихся с депрессивными проявлениями в подростковом возрасте, продолжают испытывать депрессивные эпизоды и во взрослой жизни (Harrington R., et al., 1990;

Klein D. N.. et al., 2004).

Таким образом, изучение природы таких негативных эмоциональных характеристик как депрессивность, чрезвычайно актуально для понимания рисков психического развития в подростковом возрасте, поскольку они могут значительно снижать качество жизни человека и даже блокировать нормальное психическое развитие подростка.





Целью работы является изучение роли наследственных и средовых факторов в индивидуальных различиях депрессивных переживаний у подростков Объект исследования - депрессивные переживания у подростков Предмет исследования - роль генетических и средовых факторов в формировании индивидуальных различий депрессивных переживаний у подростков Гипотеза исследования: Наследственные факторы оказывают существенное влияние на индивидуальные особенности депрессивных переживаний в Под депрессивностью понимаются переживания депрессивного толка, испытываемые подростками, но не ыосяшие клинического характера. Термин был использован А.И. Подольским (Подольский А.И. с соавт.. 2004) подростковом возрасте. При этом генотип, повышающий склонность к депрессивное™, провоцирует попадание человека в более неблагополучную/стрессовую среду, то есть имеет место явление генотип-средовой корреляции.

Для достижения поставленной цели и в соответствии с гипотезой были сформулированы следующие теоретические и эмпирические задачи исследования:

1. Проанализировать результаты психогенетических исследований по проблеме подростковой депрессивное™, систематазировать информацию о генетических и средовых факторах, влияющих на проявления депрессивное™ в подростковом возрасте.

2. Подобрать методический инструментарий для исследования подростковой депрессивное™, эмоционального интеллекта, когнитавных ошибок и провес™ его психометрическую оценку.

3. Провести эмпирическое исследование взаимосвязи депрессивное™ с особенностями эмоционального интеллекта, выраженностью когнитивных ошибок, а также количеством и субъективной значимостью стрессовых событий жизни на российской выборке подростков.

4. Провести близнецовое исследование для оценки роли генетаческих и средовых факторов в индивидуальных различиях по депрессивное™, эмоциональному интеллекту' и выраженности когнитивных ошибок у подростков.

5. Проанализировать влияние генетических и средовых факторов на природу взаимосвязи депрессивности, эмоционального интеллекта и стрессовых событий жизни.

Организация и методы исследования Для выполнения поставленной цели и в соответствии с задачами исследования для анализа природы индивидуальных различиях по депрессивности использовался метод близнецов. Для оценки уровня депрессивности был использован опросник детской депрессивности (Children Depression Inventory - CDI, Kovacs M., 1992) адаптированный и стандартазированный на русскоязычной выборке подростков; для оценки стрессовых событий жизни использовалась анкета стрессовых жизненных событий для подростков (разработана на основе анкеты Life Event Record Р.Д. Коддингтона и «Листа жизненных событий подростка» А.И. Подольского и О.А. Идобаевой, а также событий, наиболее часто встречающихся в литературе в связи с подростковой депрессией). Уровень эмоционального интеллекта измерялся с помощью подростковой версии опросника уровня эмоционального интеллекта (Emotional Quotient Inventory - EQI, Bar-On R., 1997), психометрическая проверка которого была проведена на русскоязычной выборке. Выраженность когнитавных ошибок у подростков определялась с помощью детского опросника негативной когнитивной ошибки (Children Negative Cognitive Error Questionnaire - CNCEQ. Leitenberg H. et al, 1986). Психометрические свойства этой методики также были проверены на русскоязычной выборке.

Выборку исследования составили 196 пар русскоязычных близнецов в возрасте от 13 до 17 лет (М=15.2). Из них 72 пары монозиготных близнецов (32 пары мальчиков и 40 пар девочек), 81 пара однополых дизиготных близнецов (34 пары мальчиков и 47 пар девочек) и 43 пары разнополых дизиготных близнецов. Для стандартизации и психометрической проверки методик дополнительно использовалась также выборка одиночно рожденных детей. Выборку стандартизации составили 713 русскоязычных подростков в возрасте от 13 до 17 лет. Из них младших подростков (13-14 лет) - 208 человек: старших подростков (15-17 лет) - 505 человек. 335 юношей и 378 девушек.

Психометрический и статистический анализ данных (анализ надежности шкал, факторный анализ, корреляционный анализ) проводился с помощью компьютерной программы SPSS 13. Количественный генетический анализ данных осуществлялся с использованием методов структурного моделирования в программе "Мх" (Neale М. et al., 2005).

Надежность и достоверность полученных результатов обеспечивается репрезентативностью выборки исследования, использованием стандартизованных методик и теоретически обоснованного подхода к анализу данных - моделирования с помощью латентных переменных.

Теоретико-методологической основой работы выступают положения современной дифференциальной психологии (Б.М. Теплов, A. Anastasi, W. Stern и др.) и психогенетики (А.Р. Лурия, И.В. Равич-Щербо, С Б. Малых, I. Gottesman, N. Martin, М. Neale, R. Plomin, M. Rutter, E. Turkheimer, S. Scarr и др.).

Положения, выносимые на защиту:

1. Генетические факторы оказывают значительное влияние на индивидуальные различия депрессивных переживаний в подростковом возрасте: более половины фенотипической дисперсии депрессивности обусловлено действием аддитивных генетических факторов.

2. Наследственные факторы оказывают влияние на такие особенности эмоционального интеллекта, как внутри- и межличностные возможности, совладание со стрессом и общее настроение.

3. Индивидуальные особенности когнитивных ошибок обусловлены влиянием средовых факторов, как общих, так и индивидуальных.

4. На фенотипическом уровне выраженность депрессивных проявлений у подростков тесно связана с уровнем эмоционального интеллекта (в большей степени - со способностями активно бороться со стрессом, контролировать эмоции, другими внутриличностными способностями, в меньшей степени - с межличностными возможностями), особенностями восприятия и интерпретации происходящего (когнитивные ошибки) и наличием субъективно значимых стрессовых событий в жизни подростка.

5. Взаимосвязь склонности к депрессивным переживаниям с особенностями эмоционального интеллекта частично обусловлена влиянием генетических факторов. Это справедливо для таких особенностей эмоционального интеллекта как способность видеть хорошую сторону жизни, поддерживать позитивный настрой даже при встрече с неприятностями, испытывать удовлетворенность жизнью (шкала общее настроение), и, способность противостоять травмирующим событиям и стрессовым ситуациям (шкапа совладание со стрессом).

6. Во взаимодействии стрессовых событий жизни и депрессивности имеет место генотип-средовая корреляция, о чем говорит значимое влияние наследственных факторов на количество стрессовых событий в жизни, одним из механизмов этой корреляции может быть связь с эмоциональным интеллектом.

Научная новизна результатов данного исследования заключается в том, что впервые на репрезентативной русскоязычной выборке используется психогенетический подход к изучению доклинических форм подростковой депрессивности и ее связи со стрессовыми событиями жизни, когнитивными и личностными факторами риска. В исследовании эмпирически проанализирован не только вклад генотипа и среды в индивидуальные различия по измеряемым переменным, но и во взаимосвязь этих переменных. Показано, что во взаимодействии стрессовых событий жизни и депрессивности наблюдается генотип-средовая корреляция; что особенности эмоционального интеллекта, которые имеют связь с депрессивными проявлениями и восприятием стрессовых событий, также отчасти обусловлены генетической предрасположенностью; что когнитивные факторы риска (негативные когнитивные ошибки), в свою очередь, являются факторами, которые обусловлены исключительно действиями среды.

Полученные в исследовании результаты расширяют и углубляют теоретические представления психологии о природе индивидуальных различий депрессивности в подростковом возрасте, а также механизмах работы факторов риска.

Практическое значение работы Полученные в работе данные о природе индивидуальных различий депрессивности, а также их связи со стрессовыми событиями жизни, эмоциональным интеллектом и когнитивными ошибками у подростков, имеют большое значение для различных видов профилактической и коррекционной работы, поскольку позволяют планировать направленные превентивные и коррекционные воздействия для коррекции факторов, полностью обусловленных средой. Также результаты имеют значение для психодиагностики, подтверждая надежность и валидность ряда методик, вошедших в работу.

Апробация и внедрение результатов диссертации Основные положения работы были представлены на российских и международных конференциях: 12-я Европейская конференция по личности (г.Гронинген, Нидерланды, 2004); IV городская научно-практическая конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения «Молодые ученые - московскому образованию» (Москва, 2005); ISSBD "Саморегуляция в контексте социальных изменений", (Москва, МГППУ, 2005); IV всероссийский съезд российского психологического общества, Ростов-на-Дону. 2007;

37-я конференция ассоциации генетики поведения (г.Амстердам, Нидерланды, 2007);

11-й европейский психологический конгресс (г.Осло, Норвегия, 2009); 40-я конференция ассоциации генетики поведения (г.Сеул, Республика Корея, 2010); 7-я конференция международной тестовой ассоциации (Гонконг, 2010).

Внедрение результатов в практику. Результаты исследования используются в лекционных курсах и семинарских занятиях в Удмуртском государственном университете и Кыргызско-Российском Славянском университете.

Структура работы Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка цитируемой литературы и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе представлен теоретический обзор исследований депрессивности в психогенетике, а также анализ личностных особенностей и условий среды, повышающих риск депрессивных переживаний у подростков.

Термин «депрессия» был введен в обиход в ХГХ веке с появлением естественнонаучной медицины. Однако соответствующие состояния описывались задолго до этого и обозначались как «меланхолия» (в Древней Греции) или, в средние века, acedia - вялость, лень. Сегодня под словом «депрессия» принято объединять ряд явлений. Она рассматривается как симптом, синдром и самостоятельное расстройство.

Когда говорят о депрессивном симптоме (депрессивном настроении), подразумевают, что время от времени фактически любой человек может испытывать состояние упадка духа, уныния, хандры, переживать удрученность и отчаяние в ответ на болезненные жизненные события. Депрессия как синдром представляет собой набор симптомов, которые часто проявляются вместе и включают чувство печали и одиночества, а так же волнение и нервозность. Депрессия как расстройство (так называемая «клиническая депрессия») предполагает тяжесть этих симптомов, специфическую этиологию, течение и исход (Венар Ч., Керинг П., 2004). С точки зрения психологии депрессивность может рассматриваться в контексте индивидуальных различий. По мнению Д. Хелла (Хелл Д., 1999), большая частота встречаемости депрессивных переживаний, их тенденция к самоизлечению, и плавные переходы от депрессивного состояния к «нормальному», говорят о том, что депрессивные состояния скорее отражают возможности человека реагировать на кризисную ситуацию.

Обшей чертой многих психологических моделей депрессии является то, что они предполагают наличие некой предрасположенности человека к депрессивности.

Согласно этим моделям, люди, у которых в итоге развивается расстройство, в каких-то аспектах отличаются от тех, у кого его не возникает, и это скрытое различие обозначается как диатез (или предрасположенность). Однако, среди людей с предрасположенностью, расстройство разовьется лишь у тех, кто пережил стресс.

Подобные модели получили название диатезно-стрессовых, хотя, что именно представляет собой диатез, трактуется очень по-разному.

С одной стороны, предполагается, что предрасположенность имеет конституциональную, или биологическую природу (например, Meehl Р.Е., 1962;

Rosenthal D., 1963). Изучаются факторы риска, связанные с генотипом (например, Katz R.& McGuffm P., 1993; Plomin R. et al., 1997; Roth M. & Mountjoy C.Q., 1997; Wender P.H. et al., 1986); биохимическими факторами (например, Schildkraut J., 1965; Sedvall G.

et al., 1986; Thase M.E. & Howland R.H., 1995); нейрофизиологическими факторами (например, Holsboer F., 1992; Stokes P.E. & Sikes C, 1987; Thase M.E. & Howland R.H., 1995; Marangell L.B. et al., 1997; Robinson R.G. & Downhill J.E., 1995; Henriques J.B. & Davidson R.J., 1990, 1991; Davidson R.J., 1998; Tomarken A.J., Siemien C. & Garber J., 1994); сном и другими биологическими ритмами (например, Shelton R.C. et al., 1991;

Thase M.E. & Howland R.H., 1995; Goodwin F.K. & Jammison K.R.,1990; Healy H. & Williams J.M.G., 1998; Siever L.J. & Davis K.L., 1985) и т.д. В пользу генетической предрасположенности даже к неклиническим формам депрессии получено много доказательств (например, Eaves L. et al., 1997, Thapar A. &McGuffin P., 1994, Scourfield J., Rice F., Thapar A., Harold G.T., Martin N., McGuffin P., 2003, etc.).

С другой стороны, исследуется не биологический, а когнитивный и социальный диатез к депрессии (например, Abramson L.Y. et al., 1989, 1995; Metalsky F.I. et al., 1982), который предполагает наличие определенных формирующихся в процессе индивидуального развития особенностей атрибуции и когнитивных ошибок, влияющих на восприятие себя и ситуации. А также личностный диатез (например, Clark L.A. et al., 1994; Parker G. & Hadzi-Pavlovic D., 1997), который предполагает, что определенные личностные особенности и возможности обусловливают риск возникновения депрессии в неблагоприятных ситуациях.

Очевидно, что ни один из этих подходов не исключает другой, а также то, что они могут просто описывать одни и те же диатезы на разных уровнях анализа.

Предполагается также связь между ними, которая может по-разному проявляться в течение жизни человека (Carey G., DiLalla D.L., 1994). Механизм этой связи, а также связи диатеза со стрессовыми событиями жизни, изучаются в генетике поведения.

Так, принято считать, что кроме аддитивного влияния генетических и средовых факторов на выраженность признака, может иметь место эффект генетически-средовой корреляции. Генотип-средовая корреляция заключается в том, что человек, являющийся носителем определенного генотипа, обладает повышенной вероятностью оказаться в соответствующих условиях среды. Эта корреляция может быть пассивной (когда члены семьи передают ребенку не только гены, но и обеспечивают соответствующие условия среды); реактивной (гены предрасполагают человека к определенному способу поведения, который, в свою очередь, вызывает соответствующий ответ окружающей среды, например, в лице других людей); и активной (человек с определенным генотипом сам ищет (создает себе) особую окружающую среду). Генотип-средовая корреляция устанавливается с помощью подсчета «наследуемости» средовых характеристик. Так было установлено, что такие «средовые» характеристики, как стрессовые события жизни (Plomin R. et al., 1990;

McGue M. & Lykken D.T., 1992; Kendler K.S. et al., 1993), стиль воспитания (Rowe D., 1981; Kendler K.S., 1996) и социальная поддержка (Kendler K.S. et al., 1999) сами находятся под влиянием генетических факторов. Жизненные события, выявленные на основе самоотчетов детей и подростков, оказались также под влиянием генетических факторов (Billig М. et al., 1996; Thapar A. &McGuffin P., 1996). Предположительно, влияние генотипа на столь отдаленные фенотипические проявления как стрессовые события жизни, осуществляется при посредничестве более тесно связанных с генотипом личностных особенностей (Loehlin J.C., 1992; Saudino K.J. et al., 1997), настроения (Kendler K.S. et al., 1994), склонности к употреблению психотропных веществ (Begleiter Н. & Kissin В., 1995) и т.п., которые повышают вероятность переживания жизненного стресса.

Несмотря на то, что результаты ряда исследований предполагают наличие генотип-средовой корреляции применительно к стрессовым событиям жизни, обусловливающим депрессию, механизмы этой корреляции не совсем ясны применительно к подростковому возрасту, что объясняет необходимость нашего исследования.

–  –  –

Для определения уровня стрессовых событий жизни использовалась анкета стрессовых событий жизни подростка. Анкета стрессовых событий жизни представляет собой перечень из 23 наиболее часто встречающихся в жизни подростка событий, которые могут иметь связь с депрессивными проявлениями. Перечень событий составлялся на основе анкеты Life Event Record Р.Д. Коддингтона, «Листа жизненных событий подростка» А.И. Подольского и О.А. Идобаевой, а также событий, наиболее часто встречающихся в литературе в связи с подростковой депрессией. По каждому из этих событий подростку предлагается ответить, случалось ли оно с ним за последний год и оценить его как незначимое, практически незначимое, значимое или сильно значимое событие.

–  –  –

Для определения уровня эмоционального интеллекта использовалась методика EQI Р. Бар-она (версия для подростков). Подростковая версия опросника эмоционального интеллекта представляет собой опросник самоотчета, созданный для оценки эмоционального интеллекта у детей и подростков 7 - 1 8 лет. Этот опросник построен на основе модели эмоционального и социального интеллекта, предложенной Р. Бар­ оном, которая послужила также основой для взрослой версии опросника (Bar-On R., 1997).

Согласно этой модели, эмоциональный интеллект описывает эмоциональную, личностную и социальную грани интеллекта. Эмоциональный интеллект объединяет способности, связанные с пониманием себя и других, взаимоотношениями с другими людьми, адаптацией к меняющимся жизненным условиям и управлением собственными эмоциями. Модель Р.

Бар-Она содержит пять основных элементов:

внутриличностный компонент, межличностный компонент, способность к адаптации, совладание со стрессом и общее настроение, которые измеряются шкалами опросника EQI. Каждый из этих объемных компонентов содержит внутри себя еще ряд элементов, которые представляют собой взаимосвязанные способности и навыки:

внутриличностные способности - эмоциональная честность с самим собой способность распознавать и понимать собственные эмоции и чувства; ассертивность способность открыто выражать свои чувства, мысли, убеждения; самоуважение, способность адекватно оценивать себя; самореализация - способность реализовывать свои потенциальные возможности; независимость - способность самостоятельно направлять и контролировать свои мысли и действия, быть свободным от эмоциональной зависимости; межличностные способности - эмпатия - способность ощущать, понимать и уважать чувства других людей; социальная ответственность способность сотрудничать, содействовать и быть конструктивным членом своей социальной группы; межличностные взаимоотношения - способность устанавливать и поддерживать взаимоотношения, комфортные для себя и окружающих и подразумевающие эмоциональную близость; способность к адаптации - тестирование реальности - способность оценивать адекватность собственных эмоций; пластичность способность изменять свои эмоции, мысли и поведение в изменившейся ситуации;

решение проблем - способность распознавать и оценивать проблемную ситуацию, а также находить и осуществлять потенциально эффективные решения; совладание со стрессом - стрессоустойчивость - способность противостоять травмирующим событиям и стрессовым ситуациям, не теряя при этом способности активно бороться со стрессом; контроль над импульсивностью - способность удержать или отложить эмоциональный взрыв и контролировать свои эмоции; общий фон настроения - этот компонент модели является важной мотивационной переменной, которая стимулирует различные другие компоненты эмоционального интеллекта и состоит из двух взаимосвязанных конструктов: оптимизм - способность видеть хорошую сторону жизни и поддерживать позитивный настрой даже при встрече с неприятностями:

ощущение счастья - способность испытывать удовлетворенность собственной жизнью, получать удовольствие от себя и окружающих, веселиться.

Выраженность когнитивных ошибок у подростков определялась с помощью детского опросника негативной когнитивной ошибки CNCEQ (Leitenberg Н. et al, 1986). Детский опросник негативной когнитивной ошибки измеряет у детей выраженность когнитивных ошибок, которые выделил А. Бек в своей модели депрессии: чрезмерная генерализация предсказаний негативного исхода; катастрофизация цепочки негативных событий; неадекватное взятие на себя ответственности за происходящие негативные события; избирательная направленность внимания на негативные аспекты события.

CNCEQ состоит из 24 пунктов-ситуаций. Оценки по каждому пункту выставляются по пятибалльной шкале. В результате по каждому виду когнитивных ошибок мы получаем балл, который позволяет судить о том, насколько данный вид ошибки выражен у подростка.

Генетический анализ. Классический близнецовый метод заключается в сравнении пар генетически идентичных близнецов (монозиготных, МЗ) и двойняшек (дизиготных близнецов, ДЗ), генетический материал которых идентичен примерно наполовину. Если наследственность влияет на черты личности, то тот факт, что схожесть генетического материала монозиготных близнецов в два раза больше, вероятно, сделает их более похожими друг на друга по сравнению с дизиготными близнецами. Для оценки влияния наследственных и средовых факторов на индивидуальные особенности депрессивности использовались методы структурного моделирования (Neale М. et al., 2005). Структурное моделирование, известное также как модели с латентными переменными, - это обший подход, в котором влияние генотипа и среды рассматривается как вклад неизмеряемых (латентных) переменных в индивидуальные фенотипические различия. В основе метода лежат алгоритмы подбора моделей структуры фенотипической изменчивости и сопоставления теоретической структуры изменчивости с ее реальной структурой в данных.

Данные МЗ и ДЗ близнецов используются для оценки вкладов следующих составляющих в общей фенотипической вариативности: аддитивные (А) и неаддитивные (D) генетические факторы, негенетические факторы, приводящие к повышению сходства между сибсами - «общая среда» (С), негенетические факторы, приводящие к снижению сходства между сибсами - «индивидуальная среда» (Е).

Последний компонент включает в себя также изменчивость, вызванную ошибкой измерения. Для оценки соответствия модели данным в программе Мх использовался вариант метода максимального правдоподобия (full-information maximum likelihood).

При подборе оптимальной модели для каждого исследуемого показателя применялись критерии логарифмического правдоподобия (-2LnL, статистика распределена как «хиквадрат»), критерий «хи-квадрат» и информационный критерий Акаике (AIC). Для каждого из исследуемых показателей нами проверялись четыре модели структуры изменчивости: АСЕ - полная модель (включает генетические факторы, общую и индивидуальную среду), АЕ - простая генетическая модель (только генетические факторы и индивидуальная среда), СЕ - средовая модель (только общая и индивидуальная среда), Е - модель случайных эффектов (только индивидуальная среда и ошибка измерения).

В третьей главе излагаются результаты эмпирического исследования генетических и средовых вкладов в индивидуальные различия у близнецов подросткового возраста по уровню депрессивности, эмоциональному интеллекту, стрессовым событиям жизни и когнитивным ошибкам, и их обсуждение.

Поскольку не все используемые методики были до этого адаптированы и стандартизированы на российской подростковой выборке, нами была проведена проверка психометрических свойств методик, а также адаптация и стандартизация, где было необходимо.

Психометрический анализ методик. Методика CD1. Перед адаптацией методики на российской выборке, симптомы упомянутые М.Ковач, были сопоставлены с симптомами, упомянутыми в МКБ-10 и русскоязычной литературе в связи с подростковой депрессивностью. В результате этого сопоставления один вариант негативного эмоционального состояния, специфичный для подростков согласно российской литературе, - раздражительность, был добавлен в методику в качестве дополнительного вопроса". Для каждого из вопросов была получена оценка корреляции с суммарным баллом и вычислена величина показателя альфа Кронбаха в случае, если данный вопрос был бы удален из методики. По результатам этой процедуры один вопрос ("я уверен, что со мной случится нечто ужасное") был исключен, т.к. имел низкую связь с общим балом и не давал разброса ответов. Для полного варианта методики, который состоял из 27 вопросов, показатель внутренней согласованности альфа Кронбаха оказался весьма высоким (0.874), что свидетельствует о высокой степени однородности шкалы. Для того чтобы сравнить наши результаты с данными, полученными в других исследованиях, был вычислен средний балл по сумме Кроме этого высказывания, в методику были включены еще 3 вопроса, касающиеся когнитивных нарушений - памяти, легкости сосредоточения, а также переедания, которые, согласно литературным данным, также могут быть проявлениями депрессии у подростков. Однако последние 3 вопроса показали плохую согласованность с депрессивностью в целом (видимо, в связи с тем. что часто являются также признаками совершенно других особенностей и состояний) на предварительном этапе исследования и.

ПОЭТОМУ, были исключены из дальнейшего рассмотрения.

27 вопросов, которые изначально входили в методику CDI, а также суммарный балл по модифицированной методике CDI. Результаты этого сравнение представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Сравнение среднего балла и стандартного отклонения по методике CDI в нашем исследовании с литературными данными J.M. Twenge. Русскоязычная выборка, Русскоязычная метаанализ 310 27 оригиналдьных выборка, исследований (13- вопросов М. Kovacs (13- модифицированный 16 лет) 17 лет) вариант CDI (13-17 лет) Мальчики Девочки Мальчики Девочки Мальчики Девочки Среднее 8,9 10.9 10,1 9.0 9,4 10,1 Стандартное

- 4,7

- 5,0 6,3 5,7 отклонение Как видно из таблицы, данные, полученные на русскоговорящей выборке с использованием оригинальных вопросов М. Kovacs, значимо не отличаются от полученных J.M. Twenge (Twenge J.M. et al, 2002) в результате метаанализа 310 исследований с использованием этой методики, даже, несмотря на то, что в нашем случае возрастные границы были несколько расширены.

Факторный анализ методики был проведен с помощью метода максимального правдоподобия с Promax вращением. В результате анализа было выделено 6 факторов, один из которых оказался тривиальным, поэтому финальное решение состояло из 5 факторов, которые в сумме объясняли лишь 27% разброса ответов респондентов, что аналогично результатам, полученным другими исследователями.

Таким образом, было описано 5 следующих шкал: негативная эмоциональность (альфа Кронбаха = 0,71); негативная самооценка (альфа Кронбаха = 0,68); ангедония и нежелание общаться (альфа Кронбаха = 0,58); ъкстерпализация (связанная с такими проявлениями, как «Я не делаю то, о чем меня просят», «Я все время ссорюсь с людьми», «Окружающие недовольны мной»). Надежность этой шкалы оказалось довольно низкой (альфа Кронбаха = 0,45); соматические проявления (которая включила всего два пункта «Я все время чувствую усталость» и «У меня всегда что-то болит») (альфа Кронбаха = 0,53).

Важно отметить, что в нашем исследовании, так же как и по результатам исследований в других культурах, выделились три «обязательные» фактора CDI, связанные с депрессивностью у подростков. Это негативная эмоциональность, низкая самооценка и экстернализация. Причем два первых фактора оказались также наиболее надежными. Кроме этого, было выделено два дополнительных фактора, которые также Среднее значение для мальчиков и девочек в возрасте 13-16 лет было вычислено на основании средних показателей, представленных J.M. Twenge для каждого возраста в отдельности встречаются у других авторов - это ангедония и нежелание общаться, и соматические проявления.

Однако, в связи с тем, что выделенные шкалы объясняют лишь треть дисперсии, к ним следует относиться с осторожностью, и в работе мы в основном используем надежный суммарный показатель.

Псгссометрический анализ надежности шкал опросника CNCEQ. Для психометрической оценки надежности шкал опросника использовался показатель альфа Кронбаха (оценка внутренней согласованности вопросов, входящих в шкалы опросника) и проверка очевидной валидности шкал. Показатель альфа Кронбаха был вычислен для всех шкал методики, выделяемых авторами. Для шкал катастрофизация, персонализация и генерализация были получены довольно высокие значения альфа Кронбаха, что говорит о высокой внутренней согласованности этих шкал (катастрофизация (альфа Кронбаха = 0.62); персонализация (альфа Кронбаха= 0,69);

генерализация (альфа Кронбаха = 0,67)). Для показателя избирательность внимания альфа Кронбаха составила 0,50, что говорит об удовлетворительной согласованности ответов по этой шкале опросника. Суммарный балл по методики CNCEQ обладает выокой надежностью (альфа Кронбаха = 0,86). Все шкалы опросника обладают высокой очевидной валидностью. Таким образом, все 4 оригинальные шкалы могут считаться достаточно надежными и использоваться для оценки уровня проявления соответствующих когнитивных ошибок на российской выборке подростков.

Психометрический анализ надежности опросника EQI. Для общего показателя эмоционального интеллекта, а также для всех оригинальных шкал опросника EQI также был вычислен коэффициент внутренней согласованности альфа Кронбаха. Практически все шкалы опросника показали очень высокий уровней внутренней согласованности вопросов (межличностные возможности (альфа Кронбаха = 0,79); адаптация (альфа Кронбаха = 0,82); совладание со стрессом (альфа Кронбаха = 0,76); общее настроение (альфа Кронбаха = 0,87)). Единственной шкалой, которая показала лишь удовлетворительный уровень внутренней согласованности, оказалась шкала внутриличностные возможности (альфа Кронбаха = 0,53), однако чуть более низкая согласованность ответов по этой шкале была получена также авторами оригинальной методики. Общий балл по методике EQI обладает также очень высоким уровнем согласованности (альфа Кронбаха =0,91). В связи с этим, как суммарный балл, так и оценки по отдельным шкалам были признаны достаточно надежными для использования на нашей выборке.

Описательные статистики. Характеристики распределения суммарного балла EQI значимо не отличались от нормального, что соответствует результатам, полученным авторами на оригинальной методике. Среднее значение по суммарному баллу опросника составило 163, стандартное отклонение 18.

Связь депрессивности, стрессовых событий жизни, когнитивных ошибок и уровня эмоционального интеллекта.

Депрессивность и эмоциональный интеллект. Для оценки связи депрессивности и эмоционального интеллекта был вычислен коэффициент ранговой корреляции Спирмена. Как и можно ожидать, исходя из теоретических представлений и литературных данных, нами были получены значимые отрицательные корреляции уровня эмоционального интеллекта и депрессивности. Результаты корреляционного анализа представлены в Таблице 2. Наиболее выраженную связь с депрессивностью показала шкала совладание со стрессом (r=-0,543, р0,01). отражающая способность человека активно бороться со стрессом с одной стороны и контролировать эмоции с другой. Единственная шкала, которая не оказалась значимо связанной с депрессивностью - это шкала межличностных возможностей, которая включает в себя такие особенности как эмпатия. социальная ответственность, умение устанавливать и поддерживать отношения эмоциональной близости.

Таблица 2.

Корреляции суммарного балла и отдельных шкал методики EQ-I с показателем депрессивности (суммарный балл по методики CDI)

–  –  –

L« Восприятие стрессовых событий жизни и другие факторы риска. Важно отметить, что то, каким образом подростки оценивали количество и значимость стрессовых событий в их жизни, имеет статистически значимую связь с особенностями когнитивных ошибок и эмоционального интеллекта. Субъективная значимость стрессовых событий оказалась положительно связано с наличием всех измеряемых когнитивных ошибок (катастрофизация г= 0,203, р0,01; персонализация г=0,290, р0.01; избирательность внимания г=0.264, р0.01; генерализация г=0,310, р0.01), а также с общим уровнем эмоционального интеллекта (г=-0,241; р0,01) и, в особенности, со шкалой совладания со стрессом, которая сочетает в себе стрессоустойчивость и контроль над импульсивностью (г=-0,226; р0,01), и шкалой внутриличностных возможностей, которая включает в себя способность распознавать и понимать свои эмоции и чувства, открыто их выражать, адекватно оценивать и сознательно контролировать (г=-0,153; р0,05).

Количество стрессовых событий, о которых сообщали подростки, тоже оказалось связанным с такими когнитивными ошибками как персонализация (r=0,178; р0,01), избирательность внимания (г=0,219; р0,01), генерализация (г=0,236; р0,01), и со шкалой совладание со стрессом опросника EQI (r=-0,211; р0,05).

Таким образом, мы можем заключить, что не только уровень субъективной значимости событий, но и их количество в жизни подростка зависят от личностных и когнитивных особенностей человека. Так, например, подростки с «депрессивным»

типом мышления, неумением справляться со стрессом и контролировать эмоции, склонны не только более болезненно переживать стрессовые события, но и испытывать их чаще. В то время как дети с высоким эмоциональным интеллектом и отсутствием депрессивного типа мышления более защищены. Однако открытым остается вопрос, почему именно дети с более низким эмоциональным интеллектом и высокой депрессивностью говорят, что сталкиваются со стрессовыми событиями чаще - 1) является ли это отражением реальности (дети обладающие такими особенностями сами создают вокруг себя стрессовую среду) или 2) отражением личностных особенностей, которые заставляют подростка, склонного к депрессивности, видеть стресс в событиях, на которые более «благополучный» подросток не обратил бы внимания и, соответственно, сообщать о большем количестве стресса при ответе на вопросы анкеты.

Анализ влияния генетических и средовых факторов на уровень депрессивности, эмоционального интеллекта, негативных когнитивных ошибок и стрессовых событий жизни.

Анализ внутрипарных корреляций. Для каждой измеряемой переменной депрессивности, эмоционального интеллекта, негативных когнитивных ошибок и

–  –  –

•а л о о о В мы не можем опровергнуть гипотезу о генотип-средовой корреляции. Одним из механизмов этой корреляции может быть опосредование через эмоциональный интеллект.

Негативные когнитивные ошибки - единственная переменная, которая оказалась полностью определима средовыми факторами (влияние обшесредовых факторов - С - от

0.39 до 0,59: влияние факторы индивидуальной среды и случайных факторов - Е - 0,41Соответственно, и связь негативных когнитивных ошибок и депрессивности вероятнее всего обусловлена только средовыми факторами.

Основные выводы диссертационного исследования:

1. Теоретический анализ психогенетических исследований подростковой депрессивности позволил выделить основные факторы, влияющие на индивидуальные различия в проявлении депрессивных состояний у подростков наследственные факторы, неблагоприятные условия жизни, личностные и эмоциональные особенности: когнитивные особенности, а также влияние генотипсредовой корреляции.

2. Психометрический анализ опросника CDI выявил высокую внутреннюю согласованность (Альфа Кронбаха= 0,87), а основные факторы, выделенные в структуре методики (негативная эмоциональность, низкая самооценка и экстернализация), совпадают с факторами, выделенными в европейской и американской популяциях. Внутренняя согласованность опросников эмоционального интеллекта (EQI) и детского опросника негативных когнитивных ошибок (CNCEQ) также достаточно высока (Альфа Кронбаха для шкал этих опросников варьирует от 0,5 до 0,91).

3. Результаты эмпирического исследования показали, что выраженность депрессивных проявлений у подростков тесно связана с уровнем эмоционального интеллекта (коэффициент корреляции от -0,223 до -0,543 для всех шкал, кроме шкалы межличностные отношения), когнитивными ошибками (г=.440, р0,01) и наличием стрессовых событий в жизни подростка (г=,282, р0,01).

4. В структуре фенотипической дисперсии общего балла по депрессивности 75% дисперсии объясняются генетическими факторами, а 25% - факторами индивидуальной среды. В структуре фенотипической дисперсии эмоционального интеллекта 77% обусловлены генетическими влияниями, а 23% - факторы индивидуальной среды. Индивидуальные особенности выраженности когнитивных ошибок обусловлены влиянием только средовых факторов (вклад общей среды для разных типов когнитивных ошибок от 39% до 59%, а индивидуальной - от 41% до 61 % соответственно).

5. Взаимосвязь склонности к депрессивным переживаниям с особенностями эмоционального интеллекта частично обусловлена влиянием генетических факторов. Это справедливо для таких особенностей эмоционального интеллекта как способность видеть хорошую сторону жизни, поддерживать позитивный настрой даже при встрече с неприятностями, испытывать удовлетворенность жизнью (корреляции между депрессивностью и шкалой общее настроение методики EQI в парах МЗ близнецов выше, чем в парах ДЗ близнецов: гМЗ=-0,729, р0,01; гДЗ=-0,397, р0,05); и, способность противостоять травмирующим событиям и стрессовым ситуациям (корреляции между депрессивностью и шкалой совладание со стрессом в парах МЗ близнецов выше, чем в парах ДЗ: гМЗ=-0.488.

р0,01; гДЗ=-0,436, р0,01).

6. Количество и субъективная значимость стрессовых событий в жизни подростка связаны как с когнитивными ошибками (коэффициент корреляции от 0,203 до 0,310 в зависимости от типа когнитивной ошибки, р0,01), так и с умением бороться со стрессом и управлять своими эмоциями (корреляция со шкалой совладание со стрессом методики EQI г=-0.226; р0,01)

7. Во взаимодействии стрессовых событий жизни и депрессивности имеет место генотип-средовая корреляция, о чем свидетельствует значимое влияние наследственных факторов (30%) на количество стрессовых событий жизни и наличие значимых корреляций (величина которых выше в парах МЗ близнецов) между количеством стрессовых событий у одного близнеца из пары с депрессивностью другого. Одним из возможных механизмов этой генотипсредовой корреляции может быть опосредование через эмоциональный интеллект.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, утвержденных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации основных результатов диссертационных исследований:

1. Сабирова Е.З., Белова А.П., Малых С Б. Динамика депрессивных расстройств настроения в школьном возрасте (к постановке проблемы)// Вестник КРСУ, 2010, том 10, № 11,стр.154-158

2. Белова А.П. Генетические факторы формирования индивидуальных различий депрессивности у детей//Теоретическая и экспериментальная психология, 2010, Т.

3, № 3, стр. 66-82

3. Белова А.П., Сабирова Е.З., Лобаскова М.М., Малых СБ.. Диагностика депрессивности у подростков//Вестник КРСУ, 2009, том 9, № 12. стр. 8-16.

4. Белова А.П., Малых С Б., Сабирова Е.З., Лобаскова М.М. Оценка депрессивности в подростковом возрасте//Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия Психология, выпуск 2, №32 (132), 2008, стр. 10-18

5. Белова А.П., Сабирова Е.З., Малых С Б. Природа индивидуальных различий склонности к депрессивным переживаниям //Теоретическая и экспериментальная психология, 2011, Т. 4, № 1, р. 70-76.

СТ

Публикации в других изданиях:

6. Belova A., Malykh S. Adaptation of Children's Depression Inventory on Russian adolescent sample. In.: Challenges and opportunities in testing and assessment in a globalized economy. The 7 Conference of the International Test Commission. Hong Kong, 2010, P.86

7. Belova A., Malykh S. Depression in adolescent: twin study on Russian adolescent sample. Twins Research and Human Genetics. 2010, v. 13, N3, p.247

8. Belova A.P., Malykh S.B., Sabirova E.Z. Age and gender differences in heritabity of depression in adolescent. In.: Abstracts 11 European Congress of Psychology, Oslo, 2009, p. 187.

9. Belova A.P., Gindina E.D., Malykh S.B., Family Environment, Stressful Life Events and Depressiveness in Adolescents: A Twin Study. Behavior Genetics Association 37* Annual Meeting abstracts. Behavior Genetics, 2007, vol. 37, №6, p.738

10. Belova A.P., Gindina E.D.. Malykh S.B., Muhordova O.E. Adolescent depression: a twin th study. In.: Conference Abstracts 12 European Conference on Personality. B. De Raad, D.Barels, K.Van Oudenhoven-Van der Zee (Eds.), University of Groningen, The Netherlands, 2004, p.58.

П.Белова А.П., Малых С Б. Апробация модифицированного варианта методики диагностики подростковой депрессивности М.Ковач на московской выборке// Материалы IV городской научно-практической конференции молодых ученых и студентов учреждений высшего и среднего образования городского подчинения «Молодые ученые - московскому образованию». - М.: Научная книга, 2005 - С. 15Белова А.П..Малых С Б. Роль генетических и средовых факторов в формировании предрасположенноси к депрессии у подростков//Материалы IV всероссийского съезда российского психологического общества. - Ростов-на-дону 18-21 сентября, 2007.-С.134-135.



Похожие работы:

«Сергей Алексеевич Бородин Дмитрий Донской http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=148904 Аннотация В романе рассказывается о единении Руси вокруг Москвы, о борьбе русского народа под предводительством князя Дмитрия Донского с Золотой Ордой, о разгроме татар на реке Воже и исторической победе русских войск на поле Куликовом в 1380 году...»

«Источники еврейского права Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия «Юридические науки». Том 27 (66). 2014. № 1. С. 44-57. УДК 340.114(= 411.16) ИСТОЧНИКИ ЕВРЕЙСКОГО ПРАВА Кащенко С. Г., Кравчук О. А. Тавр...»

«Об истинной истории древней Руси ОБ ИСТИННОЙ ИСТОРИИ ДРЕВНЕЙ РУСИ Была до нас земля Руськая не тысячу лътъ, а много тысячъ была, и еще будеть, бо захранили мы землю нашу отъ враги! Князь Кий Если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю!» Я скажу: «Не надо рая...»

«Надежда Андреевна Селунская Сергей Владимирович Колпаков Всеобщая история. История Древнего мира. 5 класс Серия «Вертикаль (Дрофа)» Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8333165 Всеобщая история. История Древнего мира. 5 кл.: учебник...»

«Опубликована: Н.В.Гоголь и славянский мир. Вып. 3. Томск, 2010. С.372-383 С.М.Козлова Славянский модус воли в повести Н.Гоголя «Тарас Бульба» и в романе В.Шукшина «Я пришел дать вам волю»1 К проблеме воли в творчестве В.М.Шукшина, принципиальной для писателя, так или ина...»

«© 2005 г. М.П. КРЫЛОВ РЕГИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ИСТОРИЧЕСКОМ ЯДРЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ КРЫЛОВ Михаил Петрович кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института географии РАН и Российского НИИ культурного и природного наследия им. Д.С. Лихачева Минкультуры РФ и РАН. Исходные понятия и теоретиче...»

«Устин Павел Николаевич ИССЛЕДОВАНИЕ ЦИНИЧНОСТИ–НРАВСТВЕННО-ЭТИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА ЛИЧНОСТИ Специальность 19.00.01 – общая психология, психология личности, история психологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук...»

«Наталья Евгеньевна Харламенкова Самоутверждение подростка Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9334467 Самоутверждение подростка. 2-е изд., испр. и доп.: Институт психологии РАН; М...»

«188 Глава 5 «НЕФОРМАЛЬНОСТЬ» В МИРОВОЙ ИСТОРИИ 5.1. Теневая экономика из тьмы времен Едва возникло государство, налагающее на своих подданных определенные обязательства и ограничения, родилась и теневая экономика — внегосударственная деятельность лиц, игнорирующих «общественный договор». Теневая экономика существует в любых...»

«© 2002 г. К.Г. БАРБАКОВА ГИМНАЗИЯ-ВУЗ В ЕДИНОЙ СИСТЕМЕ ОБРАЗОВАНИЯ: ИЗ ОПЫТА ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ БАРБАКОВА Клара Григорьевна доктор философских наук, профессор, ректор Тюменского государственного института мировой экономики, управления и права. История становления и развития образования изобилует многочисленными реформами, связанными, как правило, с дина...»

«Теория. Методология © 1998 г. Л.А. ГОРДОН, Э.В. КЛОПОВ СОВРЕМЕННЫЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В МАСШТАБЕ СОЦИАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ ГОРДОН Леонид Абрамович доктор исторических наук, профессор, зав. отдел...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.