WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«КОММУНИКАТИВНО ОБУСЛОВЛЕННОЕ ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ СЛОВА В ПОЭЗИИ (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭЗИИ ИГОРЯ СЕВЕРЯНИНА) ...»

На правах рукописи

Матвеева Елена Николаевна

КОММУНИКАТИВНО ОБУСЛОВЛЕННОЕ ЭСТЕТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

СЛОВА В ПОЭЗИИ (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭЗИИ ИГОРЯ СЕВЕРЯНИНА)

Специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Диссертационное исследование посвящено изучению формирования эстетического

значения слова в аспекте коммуникативного функционирования языковых единиц в поэтических текстах Игоря Северянина.

Современная лингвистика в условиях антропоцентрической парадигмы активно разрабатывает вопросы соотношения индивидуальной картины мира и идиостиля автора, эстетики и прагматики слова в художественном тексте, особенностей художественной коммуникации. Обращение к поэзии как особой сфере реализации языка, выполняющего «эстетически отраженную коммуникативную функцию» [Максимов 1975] открывает новые возможности изучения словесного творчества и его воздействия на читателя.

Актуальность исследования обусловлена вниманием современной стилистики и лингвопоэтики к специфике идиостилей отдельных авторов, а также отсутствием системного описания идиостиля И. Северянина, который остается одним из наименее исследованных поэтов Серебряного века. Проблематика исследования связана с интерпретацией художественного текста и определением роли эстетически значимых единиц поэтической речи в художественной коммуникации, анализируемых на материале лирики И. Северянина. В ряде работ освещены различные аспекты языка лирики И. Северянина, однако необходимо комплексное рассмотрение эстетического функционирования слова с точки зрения коммуникативной стилистики художественного текста, учитывающее широкий художественный контекст творчества и динамику, связанную с изменением эстетических установок.



Объектом исследования стали лексико-семантические средства выражения эстетического значения слова в лирике Игоря Северянина.

Предметом исследования являются эстетическое значение слова, приемы его репрезентации, системная организация эстетически значимых единиц и их коммуникативная значимость. Под эстетическим значением слова в данной работе понимается контекстно обусловленное значение, соотносимое с номинативным, производным и символическим значениями, характеризующееся смысловой многомерностью, возникающей при трансформациях, взаимодействиях сем в содержательном объеме слов и реализующееся в художественной речи в виде новых значений, оттенков значений слова, эмоциональноэкспрессивных смыслов, контекстных употреблений и ассоциаций.

Цель диссертационного исследования – выявить систему лексических, словообразовательных, стилистических средств выражения эстетического значения слова в идиостиле И. Северянина с учетом их роли в художественной коммуникации, описать способы вербализации авторского осмысления действительности.

Для реализации этой цели ставится и решается ряд задач:

1) осветить дискуссионные вопросы, связанные с представлениями об эстетическом значении и эстетическом функционировании языковых единиц, связи эстетической и коммуникативной функций поэтического текста;

2) систематизировать языковые средства выражения эстетического значения слова в идиостиле И. Северянина, выявить условия реализации эстетического потенциала текстовых единиц как компонентов образной системы поэта;

3) определить наиболее типичные способы репрезентации эстетического содержания в художественном тексте, выявить семантические, образные и эмоциональные доминанты эстетической системы И. Северянина и проанализировать индивидуально-авторские употребления лексических единиц, формирующих эстетическое пространство художественного текста;

4) описать взаимодействие семантического, эмоционально-экспрессивного, образносимволического и коммуникативного аспектов функционирования слов в поэтических текстах И. Северянина;

5) определить динамику формирования эстетики слова как отражение творческой эволюции поэта.

Материалом исследования послужили тексты поэтических произведений Игоря Северянина (И. Северянин. Энциклопедическое собрание сочинений [Электронный ресурс]. – Мультимедиа-издательство «Адепт», 2003).

В наблюдениях над поэтическим языком Игоря Северянина использовались следующие словари: Большой толковый словарь русского языка / гл. ред. С.А. Кузнецов. (СПб., 2004), Горбачевич К.С. Словарь эпитетов русского литературного языка» (СПб., 2004), Иванова Н.Н.

Словарь языка поэзии (образный арсенал русской лирики конца XVIII – начала ХХ в.) (М., 2004).

Теоретической основой исследования являются функционально-семантический и коммуникативно-прагматический подходы к слову в художественном тексте, предполагающие описание языкового знака с точки зрения его функционирования в речевой деятельности (в данном случае – в художественной коммуникации). Приоритетными для нас являются труды, в которых реализуется идея системности языка и текста, а идиостиль рассматривается как проявление эстетической общехудожественной системы, эстетической системы художественного направления и индивидуальных эстетических представлений. Данные идеи представлены в работах Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюновой, М.М. Бахтина, Н.С. Болотновой, Р.А. Будагова, В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, И.Р. Гальперина, Б.М. Гаспарова, М.Л.

Гаспарова, М.М. Гиршмана, В.П. Григорьева, Л.И. Донецких, Ю.В. Казарина, Н.А.

Кожевниковой, А.Н. Кожина, Г.В. Колшанского, Б.А. Ларина, Ю.И. Левина, А.Ф. Лосева, Ю.М.

Лотмана, Л.Ю. Максимова, Л.А. Новикова, Д.М. Поцепни, О.Г. Ревзиной, Г.Н. Скляревской, В.Н. Топорова, Ю.Н. Тынянова, Б.А. Успенского, Н.В. Черемисиной, И.Я. Чернухиной, Д.Н.

Шмелева, Л.В. Щербы, Р.О. Якобсона и других.

Для описания соотношения поэтического слова и контекста нами используется понятие функционально-семантического поля – макроструктуры художественного текста, объединяющей единицы разных уровней языка, служащие для репрезентации индивидуальной картины мира. Описывая структуру приоритетных функционально-семантических полей в творчестве И. Северянина, мы опирались на работы И.В. Арнольд, А.В. Бондарко, Л.М.

Васильева, Е.И. Дибровой, Ю.Н. Караулова, И.М. Кобозевой, Н.А. Купиной, Л.А. Новикова, И.А. Тарасовой и др.

Поставленная цель и задачи обусловили применение комплексной методики исследования. Базовым в работе является описательный метод. С помощью методов дистрибутивного анализа и компонентного семантико-стилистического анализа были выявлены окказиональные семы и контекстные коннотации эстетически значимых лексических единиц и описаны способы концентрации эстетических значений в тексте. Обращение к методам интертекстуального анализа и коммуникативно-прагматического описания позволило выявить связи эстетического содержания и языкового оформления текста, внетекстовые связи эстетически значимых единиц и определить коммуникативную роль эстетически значимых единиц. Метод полевого анализа позволил выявить в поэтических текстах ключевые эстетически значимые единицы и наглядно представить структуру приоритетных функционально-семантических полей поэтических текстов и ассоциативных полей ключевых слов. Выявлению ключевых слов способствовал также прием подсчетов, а для демонстрации их семантики использовались приемы лексикографического описания. Для выявления эстетической функции слова в тропе применялась методика исследования образных парадигм Н.В. Павлович.

Научная новизна диссертационной работы состоит в комплексном подходе к исследованию эстетического значения слова в условиях художественной коммуникации с учетом семантического, деривационного, эмотивно-оценочного, стилистического, функционально-коммуникативного и других критериев. Новым шагом в исследовании является описание структуры приоритетных для идиостиля И. Северянина функциональносемантических полей текста и парадигм образов, в которых репрезентируется эстетическое значение ядерных лексем.

Теоретическая значимость исследования определяется тем, что решаются вопросы, связанные с коммуникативной стилистикой художественного текста. Проведенный анализ текстовых единиц, их парадигматических, синтагматических и ассоциативных связей, выявление приемов репрезентации их эстетического значения подтверждают важность комплексного подхода при изучении идиостиля поэта в коммуникативном аспекте как способа вербализации индивидуальной картины мира автора и трансляции ее читателю. Полученные выводы также позволяют более глубоко осмыслить эстетическую динамику слова в поэтическом контексте Серебряного века.

Практическая значимость связана с возможностью использования ее результатов в научных исследованиях поэтической речи. Описание значений текстовых единиц и их отношений в составе функционально-семантического поля может быть применено при лексикографическом описании языка И. Северянина. Материалы исследования могут войти в такие вузовские курсы, как «Лексикология и фразеология», «Стилистика», «Филологический анализ художественного текста», и специальные курсы, связанные с изучением художественной речи, творчества И. Северянина и поэзии Серебряного века в целом.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Эстетическое значение слова – особое наполнение лексической единицы, возникающее в художественном тексте как результат сложных семантических преобразований, обусловленных множеством узуальных, контекстуальных и интертекстуальных связей, авторской интенцией и коммуникативными установками.

2. Гипертекст творчества Игоря Северянина представляет собой сложную семантическую систему, формируемую для реализации авторского намерения в художественной коммуникации и отражающую в особенностях идиостиля поэта его эстетические представления, характеризующиеся тяготением к художественному эклектизму и синтетизму, что обусловлено общими тенденциями художественной культуры первой четверти XX в. и лирической иронией.

3. Система средств выражения эстетического значения в лирике И. Северянина включает следующие регулярные приемы: трансформация лексического значения слова за счет актуализации периферийных или потенциальных сем, использование стилистически и экспрессивно окрашенной лексики, разных видов повторов, эстетических возможностей звукообозначений и цветообозначений, символическое словоупотребление, создание тропов сходства, окказиональных и потенциальных слов, окказиональных парадигматики и синтагматики лексических единиц, введение в текст заимствований, фрагментов прецедентных текстов, приемов языковой игры.

4. Функционально-семантические поля «водное пространство» и «растение» являются приоритетными для творчества И. Северянина, что определяет их высокую эстетическую и коммуникативную значимость. Анализ функционально-семантических полей, позволяющий систематизировать текстовые единицы и выявить их взаимосвязи, основанные на деривационных, синтагматических, узуальных и контекстуальных парадигматических и ассоциативных отношениях, является одним из наиболее продуктивных способов описания эстетического значения слова в поэзии И. Северянина, поскольку демонстрирует связь идиостиля с индивидуальной картиной мира автора.

Апробация работы. Основные положения работы были представлены на научнопрактических конференциях преподавателей БГПУ (Благовещенск, 2004, 2005, 2006, 2007), на «Чтениях памяти Е.П. Сычевского» (Благовещенск, БГПУ, 2004), на региональных научнопрактических конференциях «Молодежь XXI века: шаг в будущее» (2004, 2005, 2006).

Структура работы.

Работа состоит из введения, двух глав, заключения и библиографического списка.

Основное содержание диссертации Во введении обосновывается актуальность темы, характеризуется объект и предмет исследования, определяются цели и задачи работы, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость, методы и материал исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Особенности формирования эстетического значения слова и художественной коммуникации в поэзии Игоря Северянина» содержится анализ научной литературы по проблемам семантики и эстетического функционирования слова в художественном тексте и формулируются основные теоретические положения диссертации.

Художественный текст (ХТ) рассматривается как лингвопоэтическая и коммуникативноэстетическая категория. Мы признаем наиболее убедительным мнение, что принципиальным признаком ХТ является творческое использование возможностей языка: образность и наличие эстетических установок [Виноградов 1963; Черемисина 1976]. Стилистическое своеобразие ХТ определяется многоаспектным взаимодействием текстовых единиц и возникающим на его основе динамическим напряжением языковой формы [Бахтин 2004; Будагов 2001; Гальперин 2005; Жирмунский 2001; Лотман 2002].

ХТ является эстетически организованной системой на всех уровнях его структуры [Купина 1983; Максимов 1975; Хованская 1976; Чернухина 1984; Щерба 1957]. Задачам нашего исследования наиболее соответствует функционально-коммуникативный подход к организации текста, в котором рассматриваются информативно-смысловой и прагматический уровни, разделяющие содержание эстетической коммуникации и специфические системные качества художественно обусловленной коммуникативности – способности вызывать эстетический эффект, предусмотренный интенцией автора [Болотнова 1992].

Акт коммуникации в ХТ, помимо сообщения информации, включает трансляцию нерасчлененных авторских представлений и оценок, выражение эмоций и ассоциативных связей эстетическое воздействие, его цель – понимание читателем эстетического намерения автора, а ее успешность детерминирована учетом автором возможных читательских реакций и наличием у читателя адекватных пресуппозиций. Эстетическая коммуникация ведется посредством образов, поэтому интерпретация ХТ представляется сложным процессом, актуализирующим представленное дискретно потенциальное знание автора и читателя, поэтому для полноценного восприятия необходимо анализировать как денотативное, сигнификативное и эмотивное значения текстовых единиц, так и особенности парадигматики и словообразования, авторскую экспрессию и ассоциативные структуры [Гальперин 2005; Кухаренко 1979, 1988;

Левин 1998; Поцепня 1997; Федосюк 1988]. Результатом понимания становится актуализация значимых смысловых и формальных аспектов слова, высказывания и всего текста, на основе чего читатель моделирует логические и ассоциативные связи и воссоздает в своем сознании когнитивную и коммуникативную структуру текста [Адорно 2001; Новиков 2001]. Каждое прочтение становится творческим актом конструирования художественной модели [Лотман 2002].

Для данной работы приоритетной является «концепция общей образности» языка писателя, согласно которой все лексические единицы ХТ эстетически значимы и являются образными средствами. Наиболее выраженно эстетическая функция слова проявляется в тропах сходства – метафорах и сравнениях, обладающих богатыми когнитивными и эстетическими возможностями. Для выявления эстетической функции слова в тропе используется методика Н.В. Павлович: каждый образ существует в ряду семантически связанных образов, которые составляют парадигму, определяющую стереотипы ментального восприятия действительности [Павлович 1995]. Образная парадигма является культурной константой, но ее авторское воплощение индивидуально. Максимальную эстетическую ценность имеют индивидуальноавторские образы, отличающиеся неожиданностью сопоставления и сложной структурой.

Слово является минимальной смысловой единицей ХТ и приобретает в нем иной по сравнению с узусом характер [Виноградов 1963, 1980; Винокур 1990, 1991; Григорьев 1979, 2003; Ларин 1974; Сорокин 1982, 1985; Язикова 1996], заключающийся в особом типе значения

– эстетическом, характеризующимся следующими особенностями:

- эстетически значимыми в ХТ могут стать любые лексические единицы;

- базой эстетического значения текстовой единицы является авторская экспрессия – особое эстетическое видение и эмоциональное восприятие объекта, транслируемое через ХТ посредством выбора и комбинирования языковых средств;

- эстетическое значение слова контекстуально мотивировано и ориентировано относительно художественно моделируемой действительности и текста;

- механизмами авторского преобразования семантики слова являются актуализация периферийных и имплицитных сем, установление окказиональных связей единиц, изменение приоритетов и ключевых знаков в языковой картине мира;

- предпочтение того или иного способа выражения эстетического значения слова, индивидуальный отбор языковых средств и приемов их актуализации составляют авторский идиостиль [Гальперин 2005; Гаспаров Б.М. 1996, 2006; Донецких 1982; Загоровская 1977;

Ковтунова 1979, 2003; Колшанский 1980; Новиков 2001; Телия 1986; Тынянов 2004; Усминский 2002; Федотова 1997].

Художественная концепция И. Северянина рассматривается как результат личностного преломления эстетических тенденций эпохи, главными из которых являлись эстетический плюрализм, синтез разных видов искусства и эклектика на уровне содержания и в художественном методе. Анализ закономерностей формирования и реализации эстетического значения слова проводится нами на материале поэтических текстов И. Северянина с учетом различных факторов влияния.

Выделение в поэзии И.

Северянина разных периодов творчества лексико-стилистических и тематических особенностей позволило представить динамику развития эстетической системы языка поэта:

1) ок. 1907-1918 г. – эгофутуристический период, характеризующийся эклектичностью (выделение стилистической доминанты затруднено, преобладает поэтика прекрасного, эстетические значения одних и тех же слов варьируются);

2) ок. 1914-1920 г. – переходный период, когда частотными становятся образы безобразного и эстетика гротеска;

3) после 1920 г. – классический период, когда стилистической доминантой является отказ от нарочитого приема и подчеркнутой эстетизации объекта в пользу внутренней глубины;

эстетическое значение присутствует в подтексте, композиции, интертекстуальных связях;

природно прекрасное оценивается как высшая степень красоты.

На особенности формирования эстетического значения слов в поэзии И. Северянина оказали влияние разные направления, но в текстах всех периодов наиболее очевидно воздействие футуризма и символизма.

В результате проведенного исследования формирования и реализации эстетического значения слова в лирике И.

Северянина как наиболее частотные были выделены следующие способы:

1. Использование экспрессивно окрашенной лексики, относящейся к лексикосемантическим полям «красота» (диво, уродство), «эмоции» (наслаждение, упоение), «творчество» (вдохновенье, гений), «религия» (благочестивый, божественный). Лексемы, выражающие экспрессию, создают в тексте эмоциональный резонанс возвышенного (женщину, прекрасную, как лира, / И ясномудрую, как гения чело) или комического (дьяк-дурак, глоткой – прямо первый сорт, башкою – брак). Напряженная эмоциональность выражения в ряде случаев становится результатом повтора («Квадрат квадратов»).

2. Употребление заимствований, представленных средствами русской графики (антраша, гривуазный) или не освоенных графически слов и фраз (causerie, gris-perle), к которым могут добавляться русскоязычные флексии (bеrсеusе'ы, в Renessanse'е). Заимствованная лексика приобретает контекстную экспрессию как средство стилизации (С фамилией – pardon!- такой...

дурацкой) или средство выражения авторской оценки (Каких мне не дали “pastilles”!). Для И.

Северянина высокую эстетическую значимость имеют заимствования, содержащие нехарактерную для русского языка букву э: аэролит, аэроплан и др.; а также новообразования от них: поэзия поэза, поэзоконцерт, поэзовечер, поэзосоловей, поэзодельцы, нео-поэзный.

В ряде случаев графема э вводится искусственно и становится носителем эстетического значения:

на информативно-смысловом уровне реализуются семы ‘благородный’, ‘изысканный’; на прагматическом уровне эти слова выражают преимущественно авторскую иронию (берэт, мэнада).

3. Введение окказиональных и потенциальных слов, эстетически значимых в силу своей уникальности (безгрезье, фиоль, ветропросвист, гениалец). В поэтическом тексте новообразования многофункциональны, поэтому для определения эстетического значения окказионального слова необходим разносторонний анализ, включающий деривационный, семантический, парадигматический, контекстный и в ряде случаев фонетический аспекты. Так, для слова беззаконец производящей основой является закон, и с учетом семантики словообразовательных аффиксов без- и -ец-, а также контекстов В беззаконце веротерпимость хороша; Для меня, для беззаконца, / Один действителен закон значение окказионализма можно сформулировать как «человек, не признающий и нарушающий законы творчества», а эстетическое значение можно определить как «положительная оценка творческого человека, чье творчество не ограничивается общепринятыми представлениями».

4. Обращение к элементам прецедентных текстов, выполняющих эстетическую и апеллятивную функции. Характеризуя творчество и личности персонажей цикла «Медальоны», И. Северянин вводит в текст названия поэтических сборников, имена персонажей, цитаты, стилизует текст под идиостиль героя. Ономастические цитаты создают прочные ассоциативные связи с автором: Незнакомка (А. Блок), Обломов (И. Гончаров). Названия произведений вводятся в слабой текстовой позиции, иногда в деформированном виде, и поэтому являются элементом игры: путь конквистадора в горах остер (Н. Гумилев), в жизни человечьей (Л.

Андреев). Стилизация под особенности идиолекта В. Маяковского достигается подбором экспрессивных единиц (детина, стихозопотроха).

5. Создание тропов сходства (метафор и сравнений), отличающихся оригинальностью сближения сравниваемых компонентов, разнообразием образных парадигм. В идиостиле ранней поэзии И. Северянина они редко используются как самодостаточные и, как правило, комбинируются с фонетическими, лексическими или синтаксическими приемами, предпочтение отдается средствам с положительной экспрессией (в моей душе восходит солнце, и я лучиться обречен). Появление в метафоре или сравнении компонентов с отрицательной экспрессией определяется эстетической задачей создания трагически-возвышенного или трогательного образа (небеса растерянно ослепли, дождик зашарахался в листве) или же намеренное снижение (мотор, как жеребец заржавший). Развертывание тропа превращает образ в отдельный сюжет, максимально реализуя эстетические потенции ключевого слова.

Тропы сходства осложняются лексической антонимией (и плач, и хохот лиры), введением окказионализмов (брильянтовый браслет, как бракоцепь); часто оформляются при помощи выразительных средств синтаксиса: хиазма (море любит солнце, солнце любит море);

синтаксического параллелизма (хохот, свежий, точно море, хохот, жаркий, словно кратер);

экспрессивных конструкций (Эти глаза… Вы – фиалки!). В более поздних стихотворенияз частотность появления и метафор и сравнений значительно меньше, структурные осложнения наблюдаются реже. На этом этапе творчества встречаются сочетания как с положительной экспрессией (очей незримые ирисы), так и с экспрессивно отрицательными компонентами (хрипя, как ржавой цепи звенья, проходят дни), образы безобразного создаются при помощи гротеска (ушат помой футуристического блуда).

6. Обозначения чувственного восприятия, приобретающие эстетическое значение как часть репрезентируемой индивидуальной картины мира. Звуковое восприятие эксплицировано на фонетическом, лексическом и композиционном уровнях текста. В лирике И. Северянина эстетическое функционирование звукописи, как правило, связано с изобразительностью. Так, для создания образа ночи регулярно используется аллитерация сонорных звуков л и н, ассоциирующаяся для автора с лунным светом и тишиной (Лунное сияние – это точно в небе льны).

Шипящие и свистящие звуки скорее являются звукоподражательными, экспрессивный компонент в них варьируется от категории прекрасного до безобразного (Село солнце, синь трава в сырой росе; Чернела, чавкая чумазой нечистью, ночь бесконечная). На лексическом уровне звуковое восприятие, помимо глаголов звучания, выражается следующими лексикосемантическими группами: названия музыкальных инструментов (арфа, виолончель);

музыкальные термины (аккорд, баритон); названия музыкальных жанров (вальс, ноктюрн).

Имена собственные выполняют функцию аллюзии: имена композиторов (Ж. Бизе, Э. Григ);

имена исполнителей (О. Боронат, Л. Собинов); имена героев опер (Иоланта, Герман); названия опер («Миньон», «Титания»). На композиционном уровне значимо соотнесение названий с ритмо-мелодической структурой текста и особенностями содержания, эстетической доминантой становятся названия произведений, соотносимые с наименованиями музыкальных форм («Nocturne», «Увертюра»).

Зрительное восприятие в поэзии И. Северянина преимущественно представлено цветообозначениями и светообозначениями. Разнообразие и точность колоративов обеспечивается использованием метафорических переносов: фиалковый, бронза, топазный;

сложных цветообозначений: сиренево-голубоватый, апельсинно-лучезарный. В ряде случаев цветообозначение приобретает значение индивидуального символа, например, фиолетовый – «возвышенный, благородный», и в этом случае используются окказиональные колоративы (фиоль, фиолевый, фиольно, офиолить, офиолетить).

Многие образы восприятия в поэзии И. Северянина синэстетичны. Синэстезия эксплицируется при помощи метафор и сравнений, реже – рядами однородных конструкций.

Чаще объединяются свето-цветовое и звуковое восприятия (гремят лучистые литавры), реже – звуковое и обонятельное (льется в окна ароматный рокот), цветовое и обонятельное (струят фиоль своих курений) или все три канала восприятия (весна – и гул, и блеск, и аромат).

7. Приемы языковой игры, разрушающие стереотипы восприятия языковых знаков и являющиеся парадоксальными случаями их функционирования. Так, в стихотворении «Секстина» обыгрываются семантические и фонетические особенности слов эклер и шантеклер. Эклер приобретает эстетическое значение «приятная, но неадекватная критика» и ассоциируется с эпитетом воздушный - «пустой, бессодержательный» (читаю отзыв, точно ем «эклер», так обо мне рецензия... воздушна). Шантеклер трактуется как самовлюбленный слепец, выносящий примитивные суждения. Исходный образ Шантеклера петух обыгрывается в тексте за счет развертывания ассоциативных рядов «петух кукарекать громко и неприятно кричать», «петух курица курица не птица». Кульминацией словесной игры становится введение омофона к эклер – В моих очах clair, а не «эклер»! ( clair - «фр.

молния»), уточняющего эстетические значения ключевых слов.

Использование паронимии и парономазии позволяет выявить новые оттенки значений у сопоставляемых слов (душе вашей бально-больной). Столкновение сходно звучащих слов создает звуковой образ и выражает ироническую характеристику толпы: Не оскорбить их, скорбных, оскорбленьем, / Скребущим дух: как скарб, у них нутро («Вечернее метро»).

Обращение к этимологии слова также является приемом создания иронической экспрессии (астры звездил, звезды астрил).

Игровое начало в поэзии И. Северянина проявляется также в использовании приемов театрализации и стилизации. Многие единицы в контексте стихотворений приобретают эстетическое значение «маска», «декорация». Отчетливо эта особенность проявляется в описании городского пейзажа: Маркизы, древья улиц стриженных, / Блестят кокетливо и ало («Городская осень»). Ряд стихотворений построен по принципам кинематографического монтажа (наглядность, фрагментарность, выраженность сюжета): «Chanson coquette», «Пока проходит поезд» и др.

Важным фактором функционирования слова в контексте является его включенность в понятийную структуру текста, поэтому, наряду с описанием названных способов репрезентации эстетического значения слова, эстетическая семантика рассматривается в составе эстетического пространства текста, которое сегментируется на функционально-семантические поля.

Интерпретирование роли единиц поля в создании художественного образа является темой второй главы.

Вторая глава «Моделирование эстетического пространства в лирике Игоря Северянина» посвящена анализу эстетического значения и структуры приоритетных в идиостиле И. Северянина функционально-семантических полей (ФСП) – макроединиц эстетической коммуникации.

ФСП является наиболее широким объединением текстовых единиц, соединяющим признаки лексико-семантического поля (ЛСП) [Кобозева 2000] и ассоциативного поля (АП) [Абрамов 1992]. ЛСП – совокупность языковых единиц, объединенных общностью содержания и отражающих понятийное, предметное или функциональное сходство обозначаемых явлений.

АП — отражение в сознании индивидуума сложной системы связей, которая является центром семантической сети и актуализирует определенные семантические поля. Таким образом, ФСП текста определяется как система разноуровневых средств текста, объединенных на основе общности и взаимодействия их семантических функций.

Ядро ФСП составляют специализированные средства языка, характеризующиеся концентрацией базисных семантических функций, специализированностью и регулярностью функционирования. Периферия представлена единицами, являющимися некатегориальными способами выражения значения. Структура ФСП характеризуется нечеткостью границ ядра и периферии, поскольку в художественном тексте элементы поля активно взаимодействуют, обогащая друг друга новыми экспрессивными и эстетическими компонентами значения [Бондарко 1998; Гиршман 2002; Купина 1983].

Систематизация поэтической лексики и ее структурирование, включающее моделирование приоритетных ФСП текста, представляется наиболее удачным способом демонстрации богатого материала в виде взаимосвязанных элементов поля и доказательства идеи об эстетической значимости лексических единиц в творчестве И. Северянина.

Нами проанализированы компонентный состав и структура ФСП «водное пространство» и «растение», поскольку их единицы являются средствами экспликации эстетического идеала И.

Северянина. Эстетическая семантика компонентов ФСП актуализируется фонетическими, словообразовательными, лексическо-стилистическими и синтаксическими средствами. Все компоненты ФСП взаимообусловлены и связаны системными отношениями, поэтому эстетическое значение каждой текстовой единицы определяется ее местом в структуре поля, и вывод об эстетической значимости делается только на основании анализа текста в соотнесении с моделью структуры поля.

1. ФСП «водное пространство» в поэтической картине мира И. Северянина включает ряд микрополей разной степени разработанности: «океан», «море», «река», «водопад», «озеро», «ручей», «пруд». Ядерная зона включает наименования видов водоемов и топонимы.

Периферия представлена узуальными дериватами, авторскими новообразованиями от основ ядерных слов и единицами, называющими и описывающими части водоемов, их признаки и окружение. Как ключевые мы выделяем микрополя «море», «река» и «озеро», характеризующиеся сходством эстетической семантики ядерных единиц.

Все исследованные микрополя связаны отношениями смежности с полями «небо» (свод, солнце), «время» (ночь, год), «ландшафт» (мыс, тропинка в гору), «флора» (ива, камыши), «фауна» (стерлядь, утка, лисички, стрекозы), «строения» (деревня, коттедж), «суда» (гондола, баржа), «мифологические существа» (сирены, морефея), «человек» (бард, рыбак). Особенностью синтагматики является обилие слов с положительной экспрессией (море милое мое; река соблазнительная; озеро миловидное). В описании эмоционального состояния преобладают положительно окрашенные единицы (мечта, победа), однако проявляется и отрицательная экспрессия (печаль, грустыня), в отдельных случаях экспрессия амбивалентна (чарующая тоска, смеялся навзрыд).

Ядерные единицы входят в ряд образных парадигм, формирующих дальнюю периферию.

Для всех микрополей характерно обилие тропов, эксплицирующих парадигмы с цветовым значением «водное пространство цветок», «водное пространство металл», «водное пространство драгоценность» (море все в искрах-брильянтах; река хрустальная; озеро золотое). Ключевые слова включены во взаимообратные парадигмы «небо водное пространство»: небо океанится; и «водное пространство небо»: в озерах поблескивают небеса (гиперсемы ‘ширина’, ‘цвет’), а также «водное пространство жизнь»: я в шлюпке жизненной разбился о бурун; и «жизнь водное пространство» (семы ‘движение’, ‘естественность’): и доля всех равна – как брызги волн.

Постоянными являются сопоставление водного пространства и поля (семы ‘простор’, ‘гладкий’, ‘волна’): ты проходишь мореющим полем; волнистые поля; и парадигмы образов «водное пространство стекло»: речки лента зеркальная (семы ‘гладкость’, ‘блеск’); «поэзия водное пространство» (сема ‘свобода’): стих журчливее ручьев; «чувство водное пространство» (семы ‘глубина’, ‘неуправляемость’):

озера страсти. Парадигма «водное пространство существо» реализуется в метафорах, называющих состояние: море сковывает латы; из леса выбежала речка.

Для микрополей «река» и «озеро» значимо АП «рыбалка», единицы которого приобретают эстетическое значение «простота, естественность» и положительную экспрессию.

Частотным приемом является подробное описание внешнего вида и привычек рыб (голавль, гордец голубобокий). Эстетической доминантой стихотворений, в которых функционируют единицы АП «рыбалка», является категория прекрасного: Не оттого ли я о яхте / Мечтаю, от земли устав? («Рыбная ловля»).

В микрополе «море» главными средствами создания эстетического значения ядерного слова являются эпитеты с семантикой состояния (неуловимое, лилитное) и качества (ажурная пена, волна муаровая). Как правый компонент море является элементом парадигм следующих образов: «ментальное море» (сема ‘движение’): ты мне желанна, как морю – буря; «музыка море» (сема ‘звук’): переносит меня музыка, как море. В качестве левого компонента море входит в парадигмы «море музыка»: сыграть соизволь на раковин моря гитаре; «море напиток» (сема ‘жидкость’): колдуйный нектар морефей.

Ряд образных парадигм актуализирует семы ‘красивый’ и ‘ценный’: «море украшение»: завила пена серпантин; «море ткань»:

фьоль атласится. В отдельных текстах представлены разные парадигмы, и текстовой доминантой становится художественный прием, например, сравнение в стихотворении «Синее». Образы относятся к разным парадигмам: «море транспорт», «море небо», «море драгоценность», «море часть тела», «море цветок». Кажущаяся беспорядочность сравнений коммуникативно оправдана демонстрацией богатства эстетической семантики: синее становится окказиональным синонимом прекрасного.

Микрополе «река» включает эпитеты со значением размера (узкая, многоводная) и качества (сильная, тихая). Ряд единиц и сочетаний актуализирует семы ‘движение’ и ‘быстрый’ (струя, волна, извив; воды теснятся, быстротечка). Темпоральное поле состоит преимущественно из единиц, обозначающих вечер (сизый вечер, вечер сине-голубой) и ночь (ночная тень, темнота). С полем времени связаны также АП «звук» и «тишина».

Микрополе «озеро» имеет более выраженную структуру. Отношения смежности представлены достаточно обширно: нами было выделено 11 лексико-семантических групп (ЛСГ), состоящих из относительно однородных элементов, связанных парадигматическими отношениями: «вода» (струя, глубина), «части озера» (дно, гравий) и др. Ряд ЛСГ характеризуется неоднородностью компонентного состава. Так, ЛСГ «время» состоит из следующих подгрупп: «время года» (осень, май), «время суток» (закат, заря), «временные промежутки» (месяцами, с утра до заката). Синтагматические отношения выявляются в описании озера в следующих ЛСГ: «форма» (продолговатое, круглое), «размер» (небольшое, ширь), «особенности» (лесистое, дикое). Занятия человека описаны в аспектах физическом (купанье, прогулка) и творческом (песни, поэзоконцерт). Свойства и состояние описаны единицами в метафорическом значении (вода хрустальная, звездоносная).

Проведенный анализ позволяет установить сходство эстетического значения ядерных единиц ФСП «водное пространство» и определить его как «центр воссоздаваемого И.

Северянином пространства, выражение представление поэта о прекрасном».

2. ФСП «Растение» в текстах И. Северянина состоит из трех относительно автономных полей: «дерево», «трава» и «цветок» (включает цветущие деревья). Ядро каждого ФСП составляют заглавное слово и названия видов растений, каждое из которых может быть выделено как отдельное микрополе. Объем микрополей и их эстетическая значимость различны, о чем свидетельствует частотность словоупотребления: наиболее важными для И.

Северянина цветущими растениями можно признать сирень (89 словоупотреблений), роза (58), лилия (37), фиалка (31), ландыш (30), вербена (вэрвена) (20), жасмин (19), яблоня (19), незабудка (12), мимоза (11), черемуха (10), всего зафиксированы 59 наименований. В поле «дерево» значимость распределяется следующим образом: сосна (40 словоупотреблений), береза (25), липа (22), клен (20), ель (19), кедр (12), всего 31 наименование. Частотность употребления и состав поля «Трава» значительно меньше, что свидетельствует о меньшей эстетической значимости: камыш (9 словоупотреблений), тростник (8), всего 8 наименований.

Степень окказиональности разных микрополей различна и не находится в прямой зависимости от их обширности.

В микрополе «цветок» ядерное слово реализует все узуальные значения, однако практически не употребляется номинативно. Ближняя периферия включает узуальные и авторские производные (цветочек, расцвесть; цветунья, цветовый). В силу особенностей семантики ядерное слово не включается в синонимические отношения. Антонимия отсутствует в узусе, однако в стихах И. Северянина наблюдается авторское противопоставление цветка и человека. Сочетаемость слова расширяется, например, выбор определений обусловлен авторской интенцией, формирующей контекстное значение и определяющей эстетическую функцию. Мы выделяем следующие группы образных признаков: определяющие цветок как абсолютную эстетическую ценность (грезокружный, неземной); определяющие цветок как культурное растение или украшение (земной, доступный); определяющие цветок как утраченную ценность (срезанный, грустный); определяющие цветок как нечто безобразное (ядовитый, инфернальный). Цветок часто включается в ряды однородных понятий, объединенных семантической доминантой: «природа» (гиперсема ‘естественность’): цветочков и крылышек сбор; «весна» (гиперсема ‘начало’): не дождусь весны и мая, цветов, улыбок и грозы; «эмоции» (гиперсема ‘положительная оценка’): к чему же жизнь, любовь, цветы и книги.

Ядерное слово включено в ассоциативные ряды с преимущественно позитивной экспрессией: любовь (сема ‘положительная эмоция’): чувства цветами взошли!..; успех (сема ‘цветение’): каждоразно цветами увенчанный; праздник (сема ‘радость’): какие песни и цветы!

и др. Отдельные ассоциативные ряды имеют негативную экспрессию: смерть (цветов побольше на крышку гроба), яд (есть ядовитые цветы!..), ложь (ложь остеблена, и распускается ее цветок).

Цветок является компонентом многих образов уподобления. Как правая часть сравнения он включен в парадигмы «человек цветок» (сема ‘живое’): я смотрю на каждую принцессу, как пчела на медовый цветок; «время цветок» (сема ‘эфемерность’): лет невинных, как яблоней белых неземные цветы и др. В парадигме «цветок сакральное» (сема ‘высокая значимость’): цветками кадят, точно ладаном – цветок является левым компонентом сравнения. Собственно метафоры с компонентом «цветок» отличаются богатством и разнообразием семантики. Метафоры с правым компонентом «цветок»: «часть тела цветок» (сема ‘яркость’): алогубы-цветики; «огонь цветок» (сема ‘красный цвет’): расцвел камин, цветок костра и др. Метафоры с левым компонентом «цветок»: «цветок животное» (сема ‘живое’): крылят цветы-мотыльки; «цветок часть тела» (сема ‘раскрытый’): глядят цветы глазами антилоп; и др. Отдельные парадигмы являются взаимообратными: «цветок творчество»: цветок поэзии; и «творчество цветок»: твои цветы – стихи моего детства (семы ‘открытость’, ‘яркость’); «цветок человек»: бедные цветы-калеки; и «человек цветок»: вы пунцовеете, маркиза, цветком костра (сема ‘жизнь’).

Богатство синтагматических и ассоциативных связей единицы цветок в поэзии И.

Северянина демонстрирует ее эстетическое значение «проявление природно прекрасного, являющееся аксиологически значимым для поэта».

Анализируя микрополя отдельных цветущих растений («сирень», «фиалка», «лилия», микрополя наименований полевых, луговых и лесных цветов и наименований цветущих деревьев), мы устанавливаем общие тенденции структурирования полей текста и экспликации эстетического значения И. Северянином. Ядерные единицы и их дериваты многозначны и употребляются как в номинативном, так и в переносном и символическом значениях, например, для слова сиреневый нами выделено 10 значений, у слова фиалка актуализируются семь символических значений. Эстетическое значение ядерных единиц мы определяем как сумму контекстных значений слова, например, лилия – «красивое ароматное растение с белыми цветами, ассоциирующееся с чистотой, невинностью, возвышенностью, властью, изысканностью, нежностью, радостью, слабостью, смертью, мечтой, творчеством, а также с женским образом». Высокую эстетическую значимость имеют и окказиональные новообразования от ядерных слов (засирениться, фиально, лильчатый).

Особенности сочетаемости позволили нам выделить ряд общих для рассмотренных фитонимов парадигм образов: «снег цветок» и «цветок снег» (семы ‘белый’, ‘легкий’):

снег черемуховых порош; «цветок музыкальный инструмент» (сема ‘прекрасное’): бубенчики ландышей; «цветок драгоценный камень (металл)»: сапфирами лучатся васильки и др.

Обширными являются АП с положительной экспрессией «весна» (сирень весны моей), «радость» (душа поет и рвется в поле), «молодость» (ландыш-девушка), «творчество» (веет от стихов сиренью).

Единицы ядерной зоны связаны не только узуальными гиперо-гипонимическими отношениями, но и парадигматическими отношениями, определяемыми функционированием фитонимов в поэтическом тексте – их включенностью в образные парадигмы и АП, актуализирующей те или иные семы. По нашему мнению, отношения контекстной эквивалентности возникают между названиями следующих растений: сирень – жасмин; лилия – фиалка; ландыш – лютик – душистый горошек; мак – одуванчик; яблоня – черемуха.

Контекстные оппозиции можно установить для фитонимов жасмин – лилия (фиалка); яблоня (черемуха) – южные цветущие растения; ландыш – маргаритка; лен – лютик; одуванчик – незабудка. Таким образом, эстетическое значение слова служит базой для формирования новых связей лексических единиц.

В Заключении излагаются выводы исследования и намечаются пути дальнейшего изучения эстетического значения слова в поэзии.

В ходе диссертационного исследования была описана уникальная система средств выражения эстетического значения в поэзии И.Северянина, соответствующая художественной концепции автора. Было доказано, что эстетическое значение слова в этой системе опирается как на его потенциал, заложенный в системе языка, так и на контекстуальные признаки, связанные с максимальной индивидуализацией поэтической речи.

Возможной перспективой дальнейшего исследования может стать когнитивный анализ языка Игоря Северянина, включающий подробное описание лексикона и реконструирование авторской картины мира.

Основные результаты исследования эстетического значения слова в поэзии Игоря

Северянина отражены в следующих публикациях:

1. Матвеева, Е.Н. Экспрессивность и эстетическое значение текстового знака / Е.Н.

Матвеева // Материалы докладов 54-й научно-практической конференции преподавателей и студентов. – Ч. II. – Благовещенск, 2004. – С. 95-100.

2. Матвеева, Е.Н. Психологические особенности восприятия лирического произведения как текста культуры / Е.Н. Матвеева // Молодежь XXI века: шаг в будущее: материалы пятой региональной научно-практической конференции. Т. 1. – Благовещенск, 2004. – С.65-68.

3. Матвеева, Е.Н. Поэзия Игоря Северянина как отражение эстетического эклектизма и эстетического синтетизма эпохи / Е.Н. Матвеева // Дальневосточный вестник высшего образования. – Вып.3. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2004. – С. 1-6.

4. Матвеева, Е.Н. Эстетика безобразного в художественной интерпретации образа исторической личности (на материале анализа стихотворения И. Северянина «Нерон») / Е.Н.

Матвеева // Чтения памяти профессора Е.П. Сычевского: сборник докладов. – Благовещенск, 2005. – С. 216-229.

5. Матвеева, Е.Н. О лексико-семантическом поле «озеро» в лирике Игоря Северянина / Е.Н. Матвеева // Материалы докладов 55-й научно-практической конференции преподавателей и студентов – Ч. II. – Благовещенск, 2005. – С. 128-137.

6. Матвеева, Е.Н. Функционально-семантическое поле художественного текста (на примере ФСП «Цветы» в творчестве Игоря Северянина) / Е.Н. Матвеева // Ученые записки Благовещенского государственного педагогического университета. Т. 22. Гуманитарные науки.

– Ч. 2. – Благовещенск, 2005. – С.65-79.

7. Матвеева, Е.Н. Лексико-стилистические средства репрезентации категории «прекрасное» в творчестве Игоря Северянина / Е.Н. Матвеева // Материалы докладов 56-й научно-практической конференции преподавателей и студентов. – Ч. II. – Благовещенск, 2006. – С. 143-153.

8. Матвеева, Е.Н. Эстетическая функция графических средств в поэзии (на материале лирики Игоря Северянина) / Е.Н. Матвеева // Филология и человек. – 2008. - № 1. – С. 29-41.



Похожие работы:

«МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ К КУРСУ СОВРЕМЕННЫЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРОЦЕСС ЗА РУБЕЖОМ Профиль подготовки: Прикладная филология Курс 4, семестр 8, заочная форма обучения Составитель: д. филол. н., доц. Г.В.Заломкина 2016/2017 уч. г. Система оценки знаний Зачет выставляется в результате отчета студента о самостоятельной работе в течение се...»

«Выписки из архивных документов Поместный приказ. Ф. 1209 Оп. 1/37. Новгородский уезд, 1582-1589. Писцовые книги. Алфавитный указатель №1/117.Из алфавитного указателя: Карповы – кн.2 №100; кн.11 №452 Лупандины – кн.3 №№193, 483, 503, 528, 539, 686, 684; кн.4 №227. Малышевы – кн.4 №274 Мо...»

«В. А. Дыбо Российский государственный гуманитарный университет (Москва) Диалектное членение праиндоевропейского по акцентологическим данным Результаты акцентологических исследований, проводивших...»

«В. А. Дыбо Институт славяноведения РАН (Москва); vdybo@mail.ru Акцентная система пракельтского языка на фоне акцентных систем других северо-западных индоевропейских языков В работе автор возвращается к своим результатам 1961 года, касающим...»

«ДРАЙСАВИ ХУССЕЙН КАДИМ МАДЖДИ СРАВНЕНИЕ В ПОЭТИЧЕСКОМ ИДИОСТИЛЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ПОЭЗИИ С.ЕСЕНИНА И В. МАЯКОВСКОГО) Специальность 10. 02. 01 Русский язык Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор О. Н. Чарыкова Воронеж 2014 Содержание В...»

«Неронова Ирина Владиславовна ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР И ЕГО КОНСТРУИРОВАНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ А.Н. И Б.Н. СТРУГАЦКИХ 1980-Х ГОДОВ Специальность 10.01.01. – русская литература (филологические науки) Диссертация на соискание ученой степени кан...»

«М. Е. Алексеев (Институт языкознания РАН) Аблаут в глагольных основах нахско-дагестанских языков В статье проводится сопоставительный анализ рядов вокалических чередований...»

«Сухарева Ольга Вадимовна КОННОТАТИВНОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ОНИМОВ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, доцент О.И. Быкова Воронеж – 2014 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение Глава 1. Мето...»

««Согласовано» «Согласовано» «Утверждено» Председатель МО Заместитель директора по и.о. директора ГБОУ филологического цикла УВР гимназии №1788 _ /Л.В.Сахарова / /И.В.Токмакова./ /М.А.Кулаженкова./ Протокол №1 « 2 » сентября 2013 г. Приказ № 4/3-ОД...»

«Г. В. Прутцков ВВЕДЕНИЕ в мировую журналистику ОТ АНТИЧНОСТИ ДО КОНЦА XVIII ВЕКА Допущено УМО по классическому университетскому образованию в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению 030600 «Журналистика» и специально...»

«Неронова Ирина Владиславовна ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР И ЕГО КОНСТРУИРОВАНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ А.Н. И Б.Н. СТРУГАЦКИХ 1980-Х ГОДОВ Специальность 10.01.01. – русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Воронеж 2015 Работа выполнена на кафедре общей и прикладной филол...»

«А. Н. Барулин Институт Языкознания РАН (Москва) Семиотический Рубикон в глоттогенезе. Часть 1 * В статье кратко излагаются основные принципы исследования глоттогенеза. На основании известных фактов проводится сравнительный а...»

«Научный руководитель: Стернин Иосиф Абрамович Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»Уче...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.