WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«КЛЮЧЕВАЯ ТЕКСТОВАЯ МЕТАФОРА: ТЕКСТООБРАЗУЮЩИЙ АСПЕКТ (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ДЖ. ЛОНДОНА И ИХ ПЕРЕВОДОВ) ...»

На правах рукописи

Шиляев Константин Сергеевич

КЛЮЧЕВАЯ ТЕКСТОВАЯ МЕТАФОРА: ТЕКСТООБРАЗУЮЩИЙ

АСПЕКТ (НА МАТЕРИАЛЕ ПРОИЗВЕДЕНИЙ ДЖ. ЛОНДОНА И ИХ

ПЕРЕВОДОВ)

Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Кемерово 2014

Работа выполнена на кафедре общего, славяно-русского языкознания и

классической филологии федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Национальный исследовательский Томский государственный университет»

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Резанова Зоя Ивановна

Официальные оппоненты:

Тармаева Виктория Ивановна, доктор филологических наук, доцент, Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Сибирский федеральный университет», профессор кафедры журналистики Института филологии и языковой коммуникации;

Карпухина Виктория Николаевна, кандидат филологических наук, доцент, Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Алтайский государственный университет», профессор кафедры германского языкознания и иностранных языков.

Ведущая организация: федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородский государственный национальный исследовательский университет».

Защита состоится 19 декабря 2014 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д212.088.01 в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Кемеровский государственный университет» по адресу: 650043, Кемерово, ул.

Красная, 6.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Кемеровского государственного университета и на сайте http://www.kemsu.ru/ Автореферат разослан __ ______ 2014 года.

Материалы по защите диссертации размещены на официальном сайте КемГУ:

http://kemsu.ru/Disser/Index?pageid=3510&moduleid=4260&advertexaminecandidatede greeid=162&alias=http%3A%2F%2Fkemsu.ru%2Fpages%2Fd01_dis_new

Ученый секретарь диссертационного совета Т. В. Артемова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Данное диссертационное исследование посвящено выявлению особенностей функционирования ключевой текстовой метафоры как текстообразующего механизма в художественном тексте и его переводе.

Актуальность исследования определяется его направленностью на разрешение проблем теории текста и дискурса: описание функционирования когнитивных текстообразующих механизмов и структур знаний, проявленных в тексте как результате речевой деятельности человека. Одновременно с этим исследование нацелено на дальнейшее развитие лингвокогнитивной теории метафоры, в которой метафора рассматривается как фундаментальный механизм мышления.

Изучением текста и механизмов его образования лингвистика занимается продолжительное время. В рамках лингвистики текста исследуются механизмы текстовой деривации (Н. Д. Голев, Л. Н. Мурзин, Н. Н. Шпильная, А. С. Штерн), признаки и характеристики текста (И. Р. Гальперин, Н. Н. Николина, Л. А.

Новиков), роль отдельных структурных элементов текста в его связности и целостности: лексики (Н. С. Болотнова, А. Е. Супрун, З. Я. Тураева) и грамматики (О. И. Москальская, Е. А. Реферовская). Поднимаются проблемы образа автора и читателя (Н. С. Валгина), взаимоотношения текста и интертекста (О. А. Бурукина, Н. А. Кузьмина, В. Е. Чернявская), различения текста и дискурса (М. Л. Макаров, Ю. Е. Прохоров; R. Wodak, G. Brown, G. Yule, D. Schiffrin). Созданы модели восприятия и порождения текста (О. Л. Каменская, И. А. Мельчук), в том числе психолингвистические (А. А. Залевская, Р. М. Фрумкина) и когнитивные (Е. А.

Гончарова, В. Н. Карпухина, Е. С. Кубрякова, В. И. Тармаева, К. А. Филиппов, И. А. Щирова; T. A. van Dijk, W. Kintsch). Отметим, что большинство исследований текста осуществляются именно на материалах художественных и поэтических текстов.

Несмотря на то, что когнитивный подход к тексту существует не одно десятилетие, до сих пор нет единой общепринятой когнитивной теории текста, что, в целом, соответствует разнообразию теоретических позиций внутри поля когнитивной лингвистики. Такое направление, как когнитивная поэтика (P. Stockwell, M. Turner, R. Tsur; Д. Н. Ахапкин, Е. В. Лозинская и др.), хотя и претендует на когнитивную интерпретацию художественного текста, пока еще не располагает четко оформленной методологии и имеет скорее литературоведческий, нежели лингвистический характер. В целом когнитивные подходы к тексту нацелены на выявление структур знаний, которые отражены в нем, их соотнесение с автором и читателем, а также на исследование механизмов восприятия и порождения текста.

Реферируемое исследование нацелено на решение теоретической проблемы, относящейся как к поверхностной, так и к глубинной семантической структуре текста – функционированию в нем ключевой метафоры и ее текстоорганизующему потенциалу.

Начиная с 80-х гг. ХХ в. проблема метафоры прочно заняла место в лингвистике в связи с появлением новой теоретической перспективы – когнитивной. Метафора продолжает изучаться в рамках теории концептуальной метафоры (V. Evans, G. Lakoff, Z. Kovecses, G. Steen, M.

Turner) и других теорий:

ментальных пространств и концептуального смешения (G. Fauconnier, M. Turner), когнитивной грамматики (R. Langacker). Проблеме концептуальной метафоры в литературном тексте посвящены работы M. Трнера и Дж. Лакоффа. Наше исследование, основываясь на теоретических разработках упомянутых авторов, опирается также на достижения отечественной и зарубежной теории текста и направлено на дальнейшую разработку проблемы концептуальной организации метафоры, ее моделирования с использованием фреймовых структур и ее функционирования в качестве текстообразующего механизма.

Обзор исследований в области теории дискурса и текста, датированных последними двадцатью годами, показал, что функционирование метафоры в тексте и дискурсе в настоящее время широко изучается.

Большая часть исследований метафоры посвящена ее функционированию в различных дискурсах:

художественном (Е. Ю. Глотова, А. Р. Хайрулина, А. А. Шевцова, Л. Л. Шевченко, И. А. Ярощук и др.), политическом (А. Н. Баранов, А. П. Чудинов и др.), спортивном (С. А. Кудрин), газетном (М. А. Никитина, А.-М. Чокою, В. В. Юнеев и др.), научном (Н. А. Мишанкина, В. В. Овсянникова, З. И. Резанова, У. В.

Хоречко и др.). В перечисленных исследованиях изучается дискурсообразующая, идеологическая, оценочная, экспрессивная и другие функции метафоры.

Проблеме текстообразующей функции метафоры в художественном тексте посвящено меньшее из известных нам количество работ (Л. С. Билоус, Н. И.

Маругина, А. В. Немировская, И. Г. Разина, З. И. Резанова). Наше исследование нацелено на дальнейшую разработку проблематики текстообразующего потенциала метафоры. Отметим, что в реферируемой работе одна метафора является ключевой для целого цикла произведений одного автора и может быть названа циклообразующей (сходным по функциональной нагрузке является понятие сквозная метафора в исследованиях В. Ю. Пановицы, З. И. Резановой).

Исследования текстопорождающего потенциала метафоры охватывают проблему перевода метафоры в связи с ее концептуальным статусом (А. В. Немировская, П. М. Шитиков). Наше исследование вносит вклад в решение проблемы передачи метафоры в иноязычном тексте путем привлечения когнитивной концепции перевода (от считывания когнитивных структур оригинала к сохранению этих когнитивных структур в переводе).

Обращение к творчеству Дж. Лондона мотивировано языком его произведений – одним из излюбленных средств создания художественного образа писателя являлась метафора. Художественное своеобразие литературного языка Дж. Лондона сочетается с ясностью и точностью выражения, что делает лингвистический и когнитивный анализ произведения более однозначным, «прозрачным».

Тот факт, что произведения Дж. Лондона переведены на десятки языков мира и многие переиздаются с 70-х гг. ХХ в. без изменений, говорит о высоком качестве переводов и принципиальной «переводимости» творчества писателя с сохранением особенностей его художественного стиля. Последнее обстоятельство немаловажно для демонстрации функционирования ключевой метафоры в тексте перевода: неудачный перевод может искажать как авторскую интенцию, так и особенности ее языковой реализации.

Объектом данного исследования выступает метафорический слой текстов художественных произведений Дж. Лондона и их русскоязычных переводов.

Предмет исследования – функционирование метафоры в качестве текстопорождающего механизма и отражение этого функционирования в тексте перевода.

Мы выдвигаем следующую гипотезу: метафора организует и упорядочивает процесс текстопорождения на уровне когнитивных структур и их реализаций на поверхностном уровне.

Таким образом, целью исследования является выявление особенностей функционирования метафоры как способа организации когнитивных структур художественного текста.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

1) выявить набор ключевых текстовых концептуальных метафор и метафорических моделей в текстах исследуемых романов Дж. Лондона;

2) определить состав фреймов, организующих метафорические модели в исследуемых текстах на английском и русском языках;

3) проанализировать способы вербализации метафорических моделей на поверхностном уровне текста;

4) выявить структуру, взаимоотношения и взаимодействие метафорических моделей в текстах исследуемых романов;

5) определить роль ключевых метафор в процессах текстопорождения в исследуемых романах;

6) сравнить функционирование и структуру ключевых текстовых концептуальных метафор в оригинальных текстах и текстах перевода;

7) обозначить различия в функционировании и структуре ключевых текстовых метафор оригинальных текстов “The Call of the Wild”, “White Fang”, “Jerry of the Islands”, “Michael, Brother of Jerry” и их переводов.

Обозначенная цель достигается в результате анализа материала художественных произведений Дж. Лондона, посвященных собакам (“The Call of the Wild”, “White Fang”, “Jerry of the Islands”, “Michael, Brother of Jerry”), и их переводов на русский язык («Зов предков», «Белый Клык», «Джерриостровитянин», «Майкл, брат Джерри»). Данный цикл (четыре произведения, написанные в период с 1903 по 1917 г.) был выбран нами как весьма репрезентативный: романы достаточно крупные по объему, описывают продолжительный период жизни собаки-героя, при этом имеют несхожие сюжетные линии, что дает различную характеризацию метафорических образов собак.

Первичными источниками являются тексты художественных произведений: London, J. The Call of the Wild [Электронный ресурс] / J. London. –

Project Gutenberg Literary Archive Foundation, 2014. URL:

http://www.gutenberg.org/ebooks/215 (дата обращения: 15.09.2014); London, J. White Fang [Электронный ресурс] / J. London. – Project Gutenberg Literary Archive

Foundation, 2014. – URL: http://www.gutenberg.org/ebooks/910 (дата обращения:

15.09.2014); London, J. Jerry of the Islands [Электронный ресурс] / J. London. –

Project Gutenberg Literary Archive Foundation, 2014. URL:

http://www.gutenberg.org/ebooks/1161 (дата обращения: 15.09.2014) и London, J.

Michael, Brother of Jerry [Электронный ресурс] / J. London. – Project Gutenberg Literary Archive Foundation, 2014. – URL: http://www.gutenberg.org/ebooks/1730 (дата обращения: 15.09.2014) на английском языке и их переводы на русский язык: «Зов Предков» М. Абкина (Лондон, Дж. Зов предков [Электронный ресурс] / Дж.

Лондон. – Библиотека Максима Мошкова, 2014. – URL: http://lib.ru/LONDON/ london04.txt (дата обращения: 15.09.2014)); «Белый Клык» Н. Волжина (Лондон, Дж. Белый Клык [Электронный ресурс] / Дж. Лондон. –Библиотека Максима

Мошкова, 2014. – URL: http://lib.ru/LONDON/london03.txt (дата обращения:

15.09.2014)); «Джерри-островитянин» А. Кривцова (Лондон, Дж. Джерриостровитянин [Электронный ресурс] / Дж. Лондон. – Библиотека Альдебаран, 2014.

– URL: http://lib.aldebaran.ru/author/london_dzhek/ london_dzhek_dzherriostrovityanin/ (дата обращения: 15.09.2014)); «Майкл, брат Джерри» Н. Ман. (Лондон, Дж.

Майкл, брат Джерри [Электронный ресурс] / Дж. Лондон. – Библиотека Альдебаран, 2014. – URL: http://lib.aldebaran.ru/author/london_ dzhek/london_dzhek_maikl_brat_dzherri/ (дата обращения: 15.09.2014)). Вторичные источники – словари. Англо-английские толковые: Oxford Dictionary of English [Text] / ed. C. Soanes. – 2nd ed. – Oxford : Oxford University Press, 2005. – 2110 p.;

Oxford Advanced Learner’s Dictionary [Text] / ed. A. Hornby. – 8th ed. – Oxford :

Oxford University Press, 2010. – 1952 p.; русские толковые: Словарь современного русского литературного языка : в 17 т. [Текст] / гл. ред. В. И. Чернышев. – М. : Издво АН СССР, 1950. – Т. 1–17; Словарь русского языка : в 4 т. [Текст] / гл. ред. М. С.

Шевелева. – М. : Русский язык, 1985. – Т. 1–4.

Количество выделенных метафорических единиц: “The Call of the Wild” – 2 655; “White Fang” – 6 690; “Jerry of the Islands” – 3 604, “Michael, Brother of Jerry”

– 3 323; «Зов предков» – 3 245; «Белый Клык» – 7 503; «Джерри-островитянин» – 3 893; «Майкл, брат Джерри» – 3 710.

В работе используются следующие методы: метод сплошной выборки при сборе материала, метод лексического анализа по словарным дефинициям, метод контекстуального анализа, метод метафорического моделирования, метод фреймового моделирования, приемы количественного анализа. Метод метафорического моделирования основывается на теории концептуальной метафоры и состоит в выявлении когнитивных сфер, участвующих в процессе метафоризации, через анализ языковых выражений (интроспективного обобщения семантики метафорических лексем). Метод фреймового моделирования состоит в построении сети понятий и взаимоотношений, которая структурирует определенную область опыта человека.

Анализ текстовой структуры тетралогии Дж. Лондона в данной работе построен на основе теории концептуальной метафоры и современной теории текста с применением метода фреймового моделирования.

Основным понятием выполненного исследования является ключевая текстовая метафора. Она объединяет и организует текст на уровне его порождения, при этом «работая» на проецирование авторской концепции действительности. Ключевая текстовая метафора объективируется на поверхностном уровне текста в системе метафорических моделей. Другим методологическим понятием является метафорическая модель – соотношение двух концептуальных областей, одна из которых (сфера-мишень) структурируется на основе другой (сферы-источника). Метафорическая модель является концептуальной по своей сути и репрезентируется в системе лексических метафор.

Лексическая метафора в нашем исследовании понимается шире, чем это традиционно принято: это не только лексическое выражение переноса наименования по сходству признаков одного понятия с другим (единичная лексема), но и развернутые текстовые фрагменты, которые не могут быть буквально прочитаны по отношению к собаке, например пространное описание ее мыслительного процесса или сна. В связи с этим единицами анализа являются, с одной стороны, метафорические выражения, состоящие из слова, воспринимаемого буквально, и связанных с ним слов, которые буквально быть прочитаны не могут.

Например, в следующем предложении речь идет о терьере Джерри и его хозяине Наласу: Practically all their conversation was confined to the instant present.

Притяжательное местоимение their указывает на двух субъектов – человека и собаку, и может быть отнесено к ним буквально. Лексема conversation не может быть прочитана буквально, так как собака – один из участников действия, номинируемого лексемой, – не может говорить. Данное словосочетание считаем метафорическим. Метафорическим является и словосочетание confined to the instant present, выступающее атрибутом лексемы conversation. Хотя сочетание conversation was confined to the instant present может быть прочитано буквально, в сочетании с лексемой their оно опосредованно обретает метафорический характер: если собака не может говорить, то ее разговор с человеком тем более не может относиться к непосредственному настоящему (как, впрочем, и к прошлому и будущему). При выполнении количественных подсчетов и наименовании заполнителей фреймовых структур сфер-источников метафорических моделей мы указываем и учитываем саму метафоризированную лексему или сочетание лексем (в примере это conversation и confined to the instant present, но не their). Тем не менее, в описании анализа мы всегда указываем контекст использования метафорических единиц. Как и в приведенном примере, это чаще всего представление собаки в качестве субъекта какой-либо деятельности, присущей человеку (хотя и не исключительно субъекта).

С другой стороны, единицей анализа может быть не одна лексема или краткое их сочетание, но относительно продолжительный фрагмент текста (длиной до нескольких абзацев), описывающий некоторую реальность, например «мысли»

собаки, в терминах другой реальности мысли человека. Например, в следующем фрагменте описывается содержание видений главного героя романа “The Call of the Wild”: The salient thing of this other world seemed fear. When he watched the hairy man sleeping by the fire… Этот фрагмент, приведенный частично, предваряется предложением The vision of the short-legged hairy man came to him more frequently. В нем собака становится метафорическим субъектом (обозначена местоимением him), переживающих видения (vision came). Метафорической единицей в нем будет сочетание vision came. В следующем далее развернутом фрагменте описывается содержание видения, которое возникает в воображении сенбернара Бэка.

Раскрывая и уточняя содержание метафоры vision came, данный фрагмент сам является яркой и развернутой метафорой.

При метафорическом моделировании с применением метода фреймовой семантики лексические метафоры и развернутые метафорические текстовые фрагменты интерпретируются как заполнители слотов фреймовой структуры (сети ячеек-слотов и отношений между ними, согласно Ч. Филлмору), которая затем проецируется на сферу-мишень метафорической модели. Результаты такого анализа претендуют на отражение определенной части когнитивных структур текста – они восстанавливаются из поверхностного уровня текста. Таким образом, метод фреймового моделирования, имеющий самостоятельный статус в когнитивной науке, рассматривается нами как один из способов метафорического моделирования. Результатом этого моделирования являются фреймы как фрагменты онтологии языка и мышления.

Лексические метафоры составляют ядро репрезентаций концептуальной метафоры, но не исчерпывают ее. В систему текстовой репрезентации ключевой текстовой метафоры «собака – человек» входят грамматические средства: набор личных местоимений (he/him/his и т.п.), используемых для номинации собаки;

модальные глаголы will, would, при которых собака выступает в субъектной позиции, метафорически наделяясь волевой сферой.

Таким образом, метод фреймового моделирования объединяется с методом метафорического моделирования при анализе текста, позволяя перейти от поверхностных реализаций ключевой текстовой метафоры в тексте к ее когнитивной структуре и глубинным механизмам обеспечения когерентности текста с помощью метафоры.

Например, концептуальная сфера «разум человека» выступает основой метафорического моделирования когниции собаки. Лексемы, которые используются для этого, отражают стратегию концептуального моделирования через тот набор фреймов, субфреймов и заполнителей слотов, который использовал автор для создания образа главного героя-собаки. В частности, Дж. Лондон проецирует на нее область ментальной деятельности человека (понятийная сфера структурируется фреймом «ментальная деятельность») и ее аспекты (структурируются субфреймами «познание», «воля», «память», «воображение и сны»). На это указывают такие метафорические лексемы, как think, know, resist, remember, dream и многие другие, при которых имя собаки занимает субъектную позицию.

С помощью методов метафорического и фреймового моделирования выделяется набор фреймовых структур текста и выстраивается их архитектоника.

Под фреймовой архитектоникой мы понимаем набор и функциональное распределение фреймов.

Новизна исследования определяется рядом доказываемых теоретических положений.

Эксплицированы структура ключевой текстовой метафоры, 1.

функционирование и взаимоотношения ее компонентов в тексте.

2. Выявлен механизм реализации ключевой текстовой метафоры на поверхностном уровне текста.

3. Определена роль лексической и грамматической составляющих текстовой метафоры в обеспечении целостности и связности художественного текста.

4. Охарактеризовано функционирование ключевой текстовой метафоры как механизма создания интертекстуального единства романного цикла.

5. Изучены особенности передачи и сохранения концептуальной текстовой метафоры в тексте перевода. Соотнесены метафорические модели и их фреймовые структуры в цикле текстов и их переводов.

6. Выявлены особенности концептуального и языкового варьирования ключевой текстовой метафоры между текстами одного цикла и их переводами.

7. Впервые метод лингвокогнитивного моделирования применен к анализу текстов Дж. Лондона и их переводов; проведено систематическое исследование языкового строя цикла произведений Дж. Лондона и обозначены особенности языковой личности автора и его художественного стиля в аспекте метафорического изображения действительности.

Теоретическая значимость данной работы состоит в дальнейшем развитии теории концептуальной метафоры и теории текста. Обозначен текстоорганизующий статус ключевой текстовой метафоры, выявлены ее отличительные черты и функции по отношению к концептуальной метафоре, репрезентированной в конкретных языках (английском и русском). Расширена сфера применения метода фреймового моделирования за счет его использования для анализа ключевой текстовой метафоры. Выявлены когнитивные основания когерентности и когезии в тексте художественного произведения, в котором функционирует ключевая текстовая метафора. Введено понятие циклообразующей метафоры и обозначена интертекстуальная функция концептуальной метафоры.

Выявлены закономерности и границы варьирования когнитивных структур и их языковых реализаций в цикле произведений.

Внесен вклад в изучение литературного наследия Дж. Лондона и художественных особенностей его языка.

Практическая значимость состоит в возможности применения результатов работы в курсах когнитивной лингвистики, лексикологии, метафорологии, теории текста и теории перевода.

Выявленные закономерности передачи ключевой текстовой метафоры в тексте перевода имеют значение для практики перевода художественных текстов.

Разработанная в данной работе методика когнитивного анализа метафорического слоя текста может быть использована для анализа других произведений и исследования их переводов.

Выводы, сделанные в результате исследования, носят междисциплинарный характер и могут найти применение в этологии, зоопсихологии и межвидовой психологии. В работе выделяются когнитивные структуры, с помощью которых происходит осмысление человеком мира собаки и построение взаимоотношений с ней. Эти структуры могут быть рассмотрены как общечеловеческие и быть учтены в исследованиях поведения животных и взаимодействия с ними человека.

На защиту нами выносятся следующие положения:

1. Ключевая текстовая метафора является функциональным вариантом концептуальной метафоры. Ее природа – структурирование незнакомой концептуальной области на основании области, данной в непосредственном опыте,

– позволяет ей выступать в качестве когнитивного структурирующего и организующего механизма, обеспечивающего целостность и связность текста или цикла текстов.

2. Ключевая текстовая метафора определяет общую направленность и границы метафорического моделирования определенного фрагмента реальности, отраженного в авторском тексте. При этом она базируется на концептуальной метафоре, репрезентированной в английском и русском языках в исследуемых текстах Дж. Лондона, – антропоморфной.

3. Выбор фреймов и слотов сферы-источника в качестве основы метафоризации обусловлен а) возможностями языка и его узусом; б) авторской интенцией.

Фреймовые структуры сфер-источников метафорических моделей, составляющих ключевую текстовую метафору, и их наполнение базируются на фоновых знаниях автора художественного текста и являются их модификацией в целях художественного отображения действительности.

4. Фреймовая структура сферы-источника метафорической модели ключевой текстовой метафоры имеет функциональное распределение на ядро (инвариант) и периферию (вариативную часть). Авторская интенция реализуется путем актуализации определенных фреймов сферы-источника через их функциональное выдвижение, которое выражается в частоте актуализации определенной метафорической лексики и широте лексической репрезентации определенных метафорических моделей на поверхностном (лексико-грамматическом) уровне текста.

5. Когнитивное единство ключевой текстовой метафоры проявляется в межфреймовом взаимодействии, реализуемом на поверхностном (лексикограмматическом) уровне текста. Межфреймовое взаимодействие является одним из средств обеспечения целостности и связности художественного текста.

6. Изменение актуальности фрейма сферы-источника метафорического моделирования, набора его слотов и их метафорических лексем-заполнителей, а также особенности межфреймового взаимодействия являются основными средствами варьирования образа героя в тексте романов Дж. Лондона, в которых функционирует ключевая текстовая метафора. При этом ядро ключевой текстовой метафоры цикла романов остается неизменным и служит механизмом объединения произведений в романный цикл, т.е. способом реализации циклообразующей функции метафоры.

7. Сохранение ключевой текстовой метафоры является необходимым условием успешного перевода произведения. Различия в реализациях ключевой текстовой метафоры между оригинальными текстами Дж. Лондона и их русскоязычными переводами находятся на уровне языковой семантики (синонимических рядов, поверхностных грамматических конструкций), в то время как смысловое варьирование между произведениями одного цикла, использующими одну и ту же ключевую текстовую метафору, осуществляется на когнитивном уровне (смысла и когнитивных структур) – путем варьирования фреймовой структуры сферы-источника, их слотов и лексического наполнения этих слотов.

Апробация результатов исследования. Основные положения работы были представлены на международных и всероссийских конференциях: I (XV) Международной конференции молодых ученых «Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения» (г. Томск, 2014 г.); XXIII и XXIV Ежегодной международной научной конференции «Язык и Культура» (г. Томск, 2012, 2013 гг.);

Международной молодежной конференции «Философия и наука в культурах Запада и Востока» (г. Томск, 2012 г.); XIII и XIV Всероссийской конференции молодых ученых «Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения» (г. Томск, 2012, 2013 гг.); Всероссийской молодежной конференции «Традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых» (г. Томск, 2012 г.); Всероссийской молодежной конференции «Инновационные технологии в профессиональном образовании: от компетентностной к культуротворческой парадигме» (г. Томск, 2012 г.).

Личный вклад соискателя состоит в постановке целей и задач исследования, анализе материала, интерпретации результатов и формулировании выводов.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, включающего 242 наименования, и двух приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В введении обосновывается актуальность работы, определяются объект и предмет исследования, выдвигается гипотеза и ставится цель работы.

Определяются задачи и методы исследования, его материалы и источники, теоретическая и практическая значимость, структура работы и положения, выносимые на защиту.

В главе 1 анализируется современное состояние теории текста и теории концептуальной метафоры.

В параграфе 1.1 дается обзор современного состояния подходов к изучению текста как в отечественной, так и в западной традиции. Определяются границы терминов лингвистика текста и теория текста, в данной диссертации используемых как синонимы. Определяются сходства и различия направлений дискурс-анализа и их соотношение с лингвистикой текста. Характеризуются когнитивный подход к анализу текста и его отличия от когнитивной поэтики / стилистики. Таким образом, исследование позиционируется в рамках когнитивной лингвистики текста, так как в нем изучаются ментальные структуры и механизмы их текстового воплощения. Эти ментальные структуры существуют в сознании автора, обеспечивая особый язык и представление действительности в художественном произведении. Текст предстает как результат текстообразующей деятельности автора.

Текст как объект исследования характеризуется в его лингвистическом аспекте с опорой на определение И.

Р. Гальперина: произведение речетворческого процесса, обладающее завершенностью, объективированное в виде письменного документа, состоящее из… ряда особых единиц (сверхфразовых единств), объединенных разными типами лексической, грамматической, логической, стилистической связи… Когнитивный аспект текста как объективированного знания актуализируется в определении Н. С. Валгиной: …прежде всего особым образом представленное знание: вербализованное знание и фоновое знание. В тексте как объекте анализа мы выделяем два уровня: концептуальный (когнитивный, глубинный) и лексикограмматический (внешнего языкового выражения, поверхностный).

Своеобразие художественного текста определяется содержательностью его языковых средств – они отражают авторское мировосприятие и когнитивное своеобразие. Анализ художественного текста характеризуется поиском детерминант, организующих целостность текста в его порождении и восприятии.

Главными характеристиками (признаками) текста являются связность (когезия) и целостность (когерентность) Когезия характеризует план выражения текста: особую роль в обеспечении когезии играет лексический уровень.

Когерентность относится к плану содержания текста и тем взаимосвязям, которые формируют его содержательную и концептуальную структуру. Целостность неразрывно связана с категорией авторской интенции, которая на уровне целостного произведения выражается в определенной концептуализации мира автором. Одним из средств такой концептуализации в исследованных произведениях является ключевая текстовая метафора, в исследуемых романах – «собака – человек».

В работе анализируется интертекстуальное измерение исследуемых произведений. Особую роль в обеспечении интертекстуальных связей играют заголовки произведений, отсылающие друг к другу: три из четырех произведений названы именами главных героев-собак, а четвертое отсылает к внутреннему переживанию героя-собаки (зову диких предков). Тем не менее самая сильная связь исследуемых текстов проявляется на концептуальном уровне – все они повествуют о жизни героя-собаки с помощью развернутой антропоморфной метафоры, поразному актуализирующей различные стороны ума и характера протагонистов.

Другим основанием данной работы выступает современная теория концептуальной метафоры Дж. Лакоффа и М. Джонсона (параграф 1.2).

Центральным положением теории концептуальной метафоры является утверждение о том, что метафора есть не только языковое или речевое явление, но часть понятийной системы человека. Сущность метафоры – в механизме концептуального перенесения (mapping), осмысления одних понятий (как правило, более абстрактных) в терминах других (более конкретных – укорененных в опыте телесного взаимодействия с миром или социального взаимодействия). В языке конвенционально существует целая система концептуальных переносов. Механизм концептуального переноса традиционно описывается путем выделения двух сфер – сферы-источника (source domain – то, в терминах чего осмысливается другая понятийная сфера) и сферы-мишени (target domain – осмысливаемая понятийная сфера). Перенос структуры сферы-источника является частичным, выборочным.

Концептуальным метафорам, функционирующим в обыденном сознании носителя языка, противопоставляется языковое творчество в области метафор.

Функционирование концептуальной метафоры в художественных и поэтических текстах исследовано в работах Дж. Лакоффа и М. Трнера. Авторы приходят к выводу, что основным механизмом создания поэтического произведения являются творческое расширение и комбинация концептуальных метафор, уже закрепленных в языке. Естественным развитием этого исследования является появление понятия мегаметафоры (megametaphor) – масштабной метафоры, организующей локальные метафоры в когерентную метафорическую структуру текста (Z. Kovecses, E. Semino, G. Steen). Это понятие коррелирует с используемым нами понятием ключевой текстовой метафоры (З. И. Резанова, Н. И. Маругина), что позволяет говорить о распространенности такого понимания метафоры в художественном тексте. Тем не менее в настоящий момент нам известно не много исследований, выполненных с применением этого понятия (P. Crisp, G. Steen, P. Werth), при этом ни одно из них не заявляет значительный по объему художественный текст в качестве материала.

Подход к метафоре в данной работе обозначен как лингвокогнитивный.

Лингвокогнитивный подход объединяет достижения традиционной лингвистики, которая рассматривает язык в качестве единственного объекта исследования и представляет его как систему, и когнитивного подхода. Последний представляет язык как средство проникновения в когнитивные структуры, а исследование его структур и динамики – как способ выявления закономерностей и особенностей человеческого мышления.

Важнейшим понятием данной работы является ключевая текстовая метафора. Будучи концептуальной, она объединяет и организует текст на уровне его порождения, при этом «работая» на проецирование авторской концепции действительности.

Ключевая текстовая метафора объективируется на поверхностном уровне текста в системе метафорических моделей. Метафорическая модель является лингвокогнитивным объединением двух понятийных областей – сферы-источника метафоризации и сферы-мишени.

Метафорическая модель объективируется в системе лексических метафор на поверхностном уровне текста. Особым образом следует сказать о процедуре и критериях выборки лексических метафор.

Методика анализа метафорического слоя текста в данном исследовании направлена от лексического уровня к когнитивным структурам и опирается как на процедуру идентификации метафор MIP / MIPVU (G. Steen, Pragglejaz Group), так и на анализ словарной семантики лексической единицы и ее компонентный анализ.

Единицами анализа выступают лексические метафоры и развернутые метафорические фрагменты, описывающие, как правило, внутренний мир собаки

– ее мысли, сновидения, переживания, субъектом которых она является (It seemed that the flames were of another fire, and that as he crouched by this other fire he saw another and different man from the half-breed cook before him).

Лексические метафоры, выбранные из текстов романов, составляют речевой уровень реализации метафорических моделей, а анализ их семантики позволяет выделить когнитивную структуру этих моделей. Нам представляется, что эта структура организована в виде фрейма.

Для представления когнитивной структуры метафорической модели и ее языковых реализаций в работе избран формат фреймовых структур, или фреймов, – форм схематизации опыта, фиксированной в долговременной памяти. В данном исследовании наиболее актуальны предикативные фреймы Ч. Филлмора, также называемые сценарными. Они позволяют представить определенную ситуацию как набор действий, процессов, отношений. В центре такого фрейма находятся динамические отношения, часто выраженные глаголами, относительно которых определяются возможные слоты: субъекты, объекты и их различного рода свойства. В реферируемом исследовании при описании сценарных фреймов используется логико-семантическая терминология (субъект, объект, отношение, свойства). При изложении результатов анализа романов Дж. Лондона мы представляем как конкретизированные схемы фреймов, так и их текстовое описание.

Фреймы включают различные виды знания, такие как связи-отношения между понятиями и их атрибуты. Как инвариантные, так и вариативные (опциональные) слоты обыкновенно имеют ограничения на свойства заполнителей. Обычно слоты фрейма уже заполнены вариантами «по умолчанию», типичными для ситуации, которые находятся в пресуппозиции. Структура фрейма и отношения между слотами гибкие: это позволяет моделировать изменение ментальной структуры при изменении реальности жизни.

Мы применяем термин фрейм к понятию метафорической модели, реализующейся как соотношение двух концептуальных областей. Каждая из этих областей моделируется как отдельный фрейм, т.е. метафорическая модель предстает как соотношение двух фреймовых структур. В нашем понимании, фрейм сферы-источника в рамках метафорической модели является когнитивным образованием и в процессе метафоризации структурирует более абстрактную или ранее отсутствующую в непосредственном человеческом опыте сферу-мишень, фрейм которой обычно имеет менее развитую структуру. Слоты фрейма сферыисточника заполняются исходя из реальных лексических реализаций ключевой текстовой метафоры на поверхностном уровне языка в тексте произведения. На рисунке 1 можно видеть общую для всех исследованных романов метафорическую модель «собака – человек» и составляющие ее модели «эмоции собаки – эмоции человека», «отношения собаки с собаками и людьми – социальные отношения человека» и «ментальная деятельность собаки – ментальная деятельность человека».

–  –  –

Рисунок 1 Основанием выделения подобной модели стала концептуальная структура исследованных романов. Для уточнения ее метафорического статуса мы обратились к данным зоопсихологии, интерпретируемым в параграфе 1.3.

Исследовательские позиции зоопсихологов по отношению к антропоморфизму объединяет то, что не происходит реального (иногда лишь методологического) уравнивания когниции и эмоции человека и животного. Как следствие, в процессе выборки мы признаем метафорическими выражения, представляющие собаку субъектом когниции, эмоции или социальных отношений. В этом свете мы характеризуем художественное своеобразие натуралистических произведений Дж.

Лондона в аспекте метафорического изображения живой природы (параграф 1.4):

писатель сам осознавал метафоричность своих произведений, идя на компромисс между реалистичностью и художественным изображением.

Глава 2 посвящена исследованию фреймовой структуры ключевой текстовой метафоры «собака – человек» и ее роли в текстообразовании.

В параграфе 2.1 описывается общая структура фрейма сферы-источника ключевой текстовой метафоры «собака – человек».

В четырех исследованных романах Дж. Лондона ключевой текстообразующей метафорой выступает метафора «собака – человек». Поскольку человек не обладает непосредственным опытом бытия собаки, с целью передачи переживаний, «мыслей» и отношений с внешним миром главных героев Дж.

Лондон проецирует сферы человеческого бытия на мир собаки. В тексте романов выделяются три таких основных сферы-источника метафорических моделей, составляющих ключевую текстовую метафору: эмоции человека, его ментальная деятельность и социальные отношения.

Сферы-источники метафорических моделей структурируются фреймами «эмоции», «ментальная деятельность» и «социальные отношения». В свою очередь, внутри некоторых из этих фреймов выделяются субфреймы. В исследованных произведениях таковыми являются следующие: «познание», «воля», «память», «воображение и сны» во фрейме «ментальная деятельность» и «дружба», «вражда», «закон и мораль», «власть» и «школьное обучение» во фрейме «социальные отношения».

Выделенные в результате исследования фреймы и субфреймы составляют инвариантную структуру ключевой текстовой метафоры «собака – человек». Слотам этой структуры соответствует инвариантный набор заполнителей, который присутствует во всех исследованных нами романах.

В параграфе 2.2 кратко характеризуется грамматическая метафора, реализующаяся через употребление личных местоимений (he, she и т.д.) по отношению к собаке.

Фреймы сфер-источников ключевой текстовой метафоры взаимодействуют друг с другом. Это взаимодействие объективируется на поверхностном уровне текста (параграф 2.3). Приведем пример такого взаимодействия, проявляющегося в лексике текста. Служение как важная часть отношений собаки с человеком (субфрейм «власть» фрейма «социальные отношения») может осуществляться главным героемсобакой добровольно (субфрейм «воля» фрейма «ментальная деятельность»), из любви (заполнитель слота свойства отношений служения), и сопровождаться положительными эмоциями (также свойство отношений служения; заполнитель берется из фрейма «эмоции»): …he had the heart that made it a happiness for him to serve. …Michael, out of love, would serve Steward, but Michael lorded it over the kinkyhead. (…и не было для него большего счастья, чем служить ему… Он мог из любви служить стюарду, но на одну доску с этим черным уродом [слугой-негром] он себя не ставил). В данном контексте можно видеть, что собака совершает сознательный выбор – подчинение белому хозяину, но не его слуге-негру, и делает это, будучи движима любовью, одновременно проявляя свободу воли. Такое межфреймовое взаимодействие делает образ главного героя-собаки глубоким и многоплановым, показывая как его сложную «душевную организацию», так и социальную «систему координат». Отметим, что направления межфреймового взаимодействия очень разнообразны: внутренний мир собаки (фреймы «ментальная деятельность» и «эмоции» сфер-источников метафорических моделей «эмоции собаки – эмоции человека» и «ментальная деятельность собаки – ментальная деятельность человека») чутко реагирует на ее взаимодействия с внешним миром (фрейм «социальные отношения» сферы-источника модели «отношения собаки с собаками и людьми – социальные отношения людей»). В свою очередь, субфреймы фрейма «социальные отношения» тесно переплетены между собой, отчасти отражая сложность человеческого общества.

В параграфе 2.4 эксплицируется логика описания фреймовой структуры сферы-источника ключевой текстовой метафоры «собака – человек». Определив когнитивную структуру сферы-источника до уровня слота, мы характеризуем способы ее языковой репрезентации в системе лексических и развернутых метафор. Изложение результатов исследования движется от когнитивной структуры к поверхностному уровню, отражая сущность текстопорождающей функции ключевой текстовой метафоры – воплощение глубинной структуры, присутствующей в разуме автора, в речевом пространстве текста.

Далее (подпараграф 2.4.1) описываются инвариант фрейма «ментальная деятельность» и его составляющие: субфреймы «познание», «воля», «память», «воображение и сны». Субфреймы данного фрейма тесно взаимосвязаны: то, что собака помнит, она понимает, знает; ее мечтания, как и мечтания человека, происходят в бессознательном или полусознательном состоянии, ее воля подвергается воздействиям ее представлений, направление действия зависит от мыслей.

При описании центральное место занимает слот отношений и действий, обычно заполняемый предикатом – смысловым ядром предложения, чаще и ярче других слотов выражающим суть авторского описания собаки как человека. Затем мы характеризуем заполнители слотов субъекта и объекта при предикате, заполнители слотов свойств субъекта, объекта и действия в соответствии с их опциональным статусом.

Лексемы-заполнители слотов могут принадлежать к различным частям речи или, если они принадлежат к одной части речи, относиться к совершенно различным ЛСП. Так, при описании метафорической репрезентации свойств человека как божества, которому поклоняется собака, в один ряд попадает следующая лексика: power (существительное «власть»), strange (прилагательное «чужой»), superior (прилагательное «высший, верховный»), two-legged (прилагательное «двуногий»). Тем не менее в рамках когнитивной структуры фрейма эти лексемы репрезентируют метафорические свойства «божества» – оно наделено ими с точки зрения собаки и они являются его атрибутами непосредственно в тексте.

В целях демонстрации результатов анализа далее представлен фрагмент описания инварианта субфрейма «воля». Метафорические лексемы в его составе репрезентируют собаку как субъекта, наделенного сознанием и свободой воли. Мы приводим наиболее многочисленную группу заполнителей слота действий и состояний в сфере воли, затем свойства собаки как волевого субъекта (в целях более экономной репрезентации заполнители слотов свойств объекта и свойств действия опущены).

Лексемами-заполнителями слота «действия и состояния» являются глаголы с семантикой желания, намерения, старания и принятия решения, а также модальный глагол would, придающий смысловому глаголу, который он сопровождает, окраску желательности / нежелательности действия со стороны субъекта действия.

Звездочкой (*) отмечены лексемы, присутствующие в любых трех из четырех романов.

Действия и состояния: accept, attempt, desire, effort, endure, be intent / intention, want, would, yearn; adjust*, dare*, decide, determined*, do one’s best*, feign*, forego*, go out of one’s way*, hesitate*, make up one’s mind*, master*, need*, refrain*, refuse*, restrain / restraint*, stand*, strain*, strive*, tolerate*, try*, wont*, yield*.

Действия, субъектом которых выступает собака, в большинстве реализаций ключевой текстовой метафоры «собака – человек» имеют либо семантику активного старания и хотения, либо, напротив, семантику самоограничения, наиболее ярко антропоморфизирующую собаку как субъекта, обладающего осознанием своих побуждений и свободой воли: Meat, even meat itself, he would forego to be with his god, to receive a caress from him or to accompany him down into the town.

Как субъект волевого действия собака также именуется непосредственно (чаще всего по имени), поэтому метафорических наименований выделено не было.

Субъекты: –.

Объекты действия в сфере воли, напротив, имеют регулярные метафорические наименования. Объекты: desire, impulse; instinct*.

Ментальные объекты особого рода – стремления и импульсы – либо подавляются собакой, либо принимаются ей, определяя ее поведение: For him to attack her would require nothing less than a violation of his instinct. Нередко объектом волевого подавления становится эмоция – это является одним из регулярных случаев межфреймового взаимодействия.

Свойства субъекта: control, will; poise*, cold/cold-blooded*.

Самообладание и хладнокровие присущи собаке как субъекту, контролирующему свой внутренний мир: But with a superior, with a two-legged white-god like Borckman, there was more a demand upon his control, restraint, and inhibition of primitive promptings.

В подпараграфе 2.4.2 сходным образом охарактеризована инвариантная структура фрейма «эмоции», метафорические реализации которого наделяют собак-протагонистов полным спектром человеческих эмоций, от положительных (love, happiness, joy, thrill и т.п.) до негативных (hatred, jealousy, grief, sorrow и т.п.).

В тексте романов функционирует метафорическая модель «эмоция-субъект» – своеобразная «метафора в метафоре», характеризующая внутренние переживания собаки с помощью концептуальных метафор, применяемых к человеку, например This was the pride of Dave as wheel-dog; the pride that laid hold of them at break of camp... the pride that spurred them on all.

Далее характеризуется структура и инвариантные заполнители слотов фрейма «социальные отношения» и его субфреймов (подпараграф 2.4.3). Метафорические реализации, структурируемые этим субфреймом, изображают собаку как участника социальных отношений, в которые она вступает с другими собаками или с людьми.

Структура этого фрейма отличается тем, что, в зависимости от авторской интенции, набор ее субфреймов может варьироваться в конкретном произведении (например, если человек изображен как бог собаки, то выделяется субфрейм «религиозные отношения»). Тем не менее все субфреймы представлены в инвариантной структуре, поскольку встречаются как минимум в трех из четырех романов.

Наличие инвариантной структуры фреймов ключевой текстовой метафоры «собака – человек», объединяющей четыре произведения, позволяет назвать ее циклообразующей – она способна обеспечивать концептуальное единство не только целого текста, но и нескольких текстов, объединенных одной темой – жизнью собаки.

Фреймовая структура метафорических моделей, относящихся к ключевой текстовой метафоре «собака – человек», имеет вариантную часть (параграф 2.5).

Особенности реализации ключевой текстовой антропоморфной метафоры проявляются как в конкретных заполнителях слотов фреймовой структуры метафорических моделей, так и в количественном соотношении этих заполнителей для различных метафорических моделей. Названные особенности организуются на основе инвариантной структуры, описанной выше.

Например, в романах “The Call of the Wild” и “White Fang” значительно расширен субфрейм «закон и мораль», поскольку главным героям приходится обучаться жизни в новом обществе, регулируемом определенными правилами.

Расширение происходит путем увеличения семантического разнообразия метафорических лексем и их общего количества относительно других метафор.

Так, отношения в рамках закона получают множество различных наименований (under the law of love and fellowship, under the law of club and fang, fundamental and primitive code, respect for club and fang, to respect private property and personal feeling), в их рамках человек или собака предпринимают действия по поддержанию законного порядка (observe, die for a moral consideration, defense of a moral consideration, discipline, remedy, punish, administer justice). В романах “Jerry of the Islands” и “Michael, Brother of Jerry” Дж. Лондон наделяет собак способностями к говорению и пению, что ведет к расширению субфрейма «говорение»: собака выступает метафорическим субъектом при глаголах и глагольных сочетаниях с вербальной семантикой: voice, utter, mouth, speak, talk, tell, hold conversations, inform, announce, sing, carry the tune и др.

Сравнительный анализ лексической представленности метафорических моделей в каждом из четырех романов на английском языке представлен с помощью процентных диаграмм (рисунок 2), отражающих корреляцию между авторской интенцией и количеством метафорических реализаций, относящихся к той или иной метафорической модели. Они также показывают разницу в актуализации конкретных фреймов и субфреймов в четырех произведениях.

Проведенный в рамках лингвокогнитивного подхода анализ показал, что в метафорических моделях выявляются точки соприкосновения когнитивного уровня (ключевая текстовая метафора – метафорическая модель – фреймы сферисточников метафорической модели) и лингвистического уровня – реализаций ключевой текстовой метафоры на уровне системы лексики текста.

Взаимодействие фреймов сферы-источника метафорических моделей, отражающее тесное переплетение в бытии человека социального, эмоционального и ментального опыта, обеспечивает когерентность текста: он воспринимается как целостный благодаря целостности тех фреймов, которые проецируются на сферумишень метафорической модели «собака – человек». Вклад автора, его художественная инновация, заключается в том, что он творчески расширяет границы приложения конвенциональной антропоморфной метафоры. Дж. Лондон делает это как за счет значительного расширения привычных сфер-источников – эмоции и когниции человека, – так и за счет привлечения новых сфер-источников, таких как религиозные отношения человека. Особенность этого расширения состоит в том, что благодаря художественному мастерству автора оно не вызывает отторжения, представляется для читателя естественным в контексте произведения.

Мы считаем, что это происходит вследствие базирования ключевой текстовой метафоры «собака – человек» на концептуальной антропоморфной метафоре, функционирующей в сознании носителей английского и русского языков (см.

работы M. Johnson, Z. Kovecses для английского языка, З. И. Резановой, Д. Галимовой, Л. Н. Коберник, Л. В. Надеиной для русского языка): человек стремится «очеловечивать» непонятное явление, чтобы глубже его понять. Однако ключевая текстовая метафора не просто базируется на языковой концептуальной метафоре – она творчески расширяет ее таким образом, чтобы с ее помощью построить текст произведения (в нашем случае – четыре значительных по объему текста), который поведает читателю необычный опыт – опыт бытия собаки в его возможной полноте.

–  –  –

Рисунок 2 Когерентность текста на концептуальном уровне выражается в лексической когезии текста на поверхностном уровне. Определенная фреймовая структура реализуется в сети лексем и их ассоциатов, семантически связанных друг с другом, поскольку фрейм как единица когнитивного уровня может коррелировать с набором лексико-семантических полей, связанных с определенной ситуацией.

Аналогичным образом любые межфреймовые взаимодействия (а тем более внутрифреймовые связи слотов) объективируются в тексте в виде регулярного и семантически сообразного набора лексем, реализующих когезию текста.

Лексическая когезия, будучи обусловлена целостностью фреймов на когнитивном уровне, сохраняется и тогда, когда происходит метафорический перенос фреймовой структуры сферы-источника на сферу-мишень. Так, текстовое описание человеческих эмоций, если оно обладает целостностью и связностью, может быть спроецировано в рамках концептуальной метафоры на собаку и остаться целостным и связным, если метафорическое проецирование воспринимается как естественное, т.е. не вызывает когнитивного конфликта, например, из-за несовместимости двух сфер или высокого уровня неконвенциональности такого проецирования.

Кроме когезии и когерентности, ключевая текстовая метафора «собака – человек» обеспечивает интертекстуальную связь четырех анализируемых произведений, т.е. выполняет циклообразующую функцию. Эта связь возникает естественно и проявлена благодаря выделению в результате анализа инварианта фреймовой структуры ключевой текстовой метафоры: образы собак связаны регулярными приемами их описания.

Глава 3 посвящена исследованию текстообразующей функции метафоры в переводе. Перевод рассматривается как процесс интерпретации, позволяющей подтвердить или опровергнуть функционирование ключевой текстовой метафоры как текстообразующего механизма (параграф 3.1).

Во всех четырех исследованных переводах сохранена как инвариантная структура фрейма сферы-источника ключевой текстовой метафоры «собака – человек», так и ее вариативная часть (параграфы 3.2–3.3). Как следствие, авторская интенция передана переводчиком как на глубинном уровне текста, так и на поверхностном. Поскольку сохранена концептуальная целостность текстоорганизующей метафоры, можно сделать вывод о сохранении ее текстообразующей функции и в переводе: перевод проявляет когезию на поверхностном уровне текста, выражающуюся в сочетании лексем-реализаций ключевой текстовой метафоры. В свою очередь, эта лексическая когезия является результатом и убедительным проявлением когерентности переводного текста.

Сравнение лексических единиц перевода и оригинала выявило высокую степень соответствия семантики языковых единиц, использованных для передачи реализаций текстообразующей антропоморфной метафоры. Общую тенденцию варьирования языковой семантики в исследованных переводах можно сформулировать следующим образом: чем более конвенциональной, привычной является метафора в языке перевода, тем больший «арсенал» возможностей есть для перевода метафоры оригинального текста.

Один из самых ярких примеров вариативности в переводе представляет собой глагол know. Из-за значительного набора лексико-семантических вариантов (be aware of through observation, inquiry, or information; have knowledge or information concerning; be absolutely certain or sure about something; be familiar or friendly with; have a good command of (a subject or language); recognize (someone or something); have personal experience of (an emotion or situation), которые многократно реализуются в тексте, в русском переводе глаголу know может соответствовать целый набор глаголов: знать, узнать, сознавать, распознать, понять, испытать, постигнуть и др.

При сохранении концептуальной структуры ключевой метафоры и направлений межфреймового взаимодействия, особенности передачи вариативной части заполнителей фреймовой структуры сферы-источника могут проявляться на уровне языковой семантики или синтаксической структуры, как в следующем примере: First of all came Harris Collins and the animal hell over which he ruled.

Перевод Н. Ман: Прежде всего Майкл увидел самого Коллинза, полновластного хозяина звериного ада. В данном случае глагол rule оригинального текста заполняет слот отношений (правление). В переводном тексте в результате номинализации появляется лексема хозяин, заполняющая слот субъекта отношений правления. Хотя по умолчанию хозяин имеет власть над своей собственностью, этот факт подчеркивается атрибутом полновластный (свойство субъекта власти). Таким образом, субфрейм «власть» актуализируется и оригинальной лексемой, и переводным словосочетанием, что демонстрирует идентичность когнитивных структур оригинала и перевода.

Анализ функционирования ключевой текстовой метафоры как текстоорганизующего механизма в аспекте межъязыковой коммуникации – перевода – показал, что это функционирование сохраняется без значительных изменений. В целом различия в реализациях ключевой текстовой метафоры между текстом и его переводом остаются на уровне языковой семантики лексических единиц и поверхностных синтаксических структур, обусловленных спецификой строя языка. Перевод как процесс интерпретации оригинала на другом языке не затрагивает когнитивный уровень функционирования ключевой текстовой метафоры – набор метафорических моделей, структурирующих их фреймов и субфреймов и их взаимоотношения остаются без существенных изменений.

Нами были посчитаны процентные соотношения количества метафорических реализаций, относящихся к фреймам и субфреймам сферыисточника ключевой текстовой метафоры в переводном тексте (соотношение количества реализаций ключевой текстовой метафоры, структурируемых определенным субфреймом, к общему количеству метафор в тексте). Подсчет выявил незначительные отклонения от соотношений оригинальных текстов: из 46 пар (суб)фрейм оригинала – (суб)фрейм перевода только в 4 варьирование превышает 1% и находится на уровне 2%. Диаграммы, представляющие соотношение фреймов и субфреймов в переводах на русский язык (рисунок 3) соотносятся с диаграммами, приведенными на рисунке 2.

–  –  –

Рисунок 3 В заключении подведены итоги проведенного исследования.

С помощью применения методов лингвокогнитивного моделирования мы проанализировали особенности функционирования ключевой текстовой метафоры как текстообразующего механизма.

Разум человека структурирует опыт (мы воспринимаем мир дискретно), и в процессе метафоризации эта структура с помощью антропоморфной метафоры проецируется писателем туда, куда ни он сам, ни его читатель не могут проникнуть напрямую – на «разум» собаки, на ее эмоции, на ее отношения с окружающим миром. Эта когнитивная структура, в свою очередь, упорядочивает и порождаемый текст.

Функционирование ключевой текстовой метафоры «собака – человек» в качестве текстоорганизующего механизма подтверждает ее когнитивный статус и свидетельствует в пользу двух положений теории концептуальной метафоры: 1) существование универсальных, межъязыковых концептуальных метафор и 2) базирование художественной метафоры на универсальных концептуальных метафорах, существующих во многих известных языках мира. Нам представляется, что эти данные могут быть полезны не только в рамках метафорологии или теории текста, но и имеют значение для типологии и теории межкультурной коммуникации.

В приложении 1 приведены таблицы с распределением лексических реализаций ключевой текстовой метафоры «собака – человек» в четырех романах, выделенные в результате анализа и использованные с небольшими модификациями при количественных подсчетах. В приложении 2 приведен набор таблиц и диаграмм, наглядно представляющих количественные параметры распределения реализаций ключевой текстовой метафоры «собака – человек» по фреймам и субфреймам, в том числе в сравнительном аспекте (внутри цикла романов и между романом и его переводом).

Основные положения диссертационного исследования отражены в следующих публикациях.

В научных изданиях, входящих в Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук:

1. Шиляев, К. С. Ключевая текстопорождающая концептуальная метафора в повести Дж. Лондона “The Call of the Wild” [Текст] / К. С. Шиляев // Вестник Томского государственного университета. – 2012. – № 358. – С. 11–14.

2. Шиляев, К. С. Метафорическая модель «собака – ученик» в повести Дж.

Лондона “The Call of the Wild” [Текст] / К. С. Шиляев // Язык и культура. – 2012. – № 3 (19). – С. 71–81.

3. Шиляев, К. С. Фреймовая архитектура ключевой текстовой метафоры произведений Дж. Лондона “White Fang” и “The Call Of The Wild” [Текст] / К. С.

Шиляев // Вестник Томского государственного университета. – 2013. – № 372. – С.

58–63.

4. Шиляев, К. С. Метафора «эмоция – субъект внутреннего мира» в произведениях Дж. Лондона “The Call of the Wild” и “White Fang” и их переводах [Текст] / К. С. Шиляев // Язык и культура. – 2013. – № 3 (23). – C. 82–94.

5. Шиляев, К. С. Особенности ключевой текстовой метафоры в романе Дж.

Лондона “Jerry Of The Islands” и его переводе «Джерри-Островитянин» [Текст] / К. С. Шиляев // Вестник Томского государственного университета. –2014. – № 379.

– С. 40–45.

В других изданиях:

1. Шиляев, К. С. Лексика эмоций в реализациях ключевой метафоры «собака

– человек» в повести Дж. Лондона “The Call of the Wild”: аспект межкультурной коммуникации [Текст] / К.С. Шиляев // Культурология и искусствоведение. – 2012.

– № 2 (6). – С. 27–33.

2. Шиляев, К. С. Метафора ментальной деятельности собаки в повести Дж.

Лондона “The Call of the Wild” [Текст] / К. С. Шиляев // Традиции и инновации в филологии XXI века: взгляд молодых ученых : материалы Всерос. молодежн. конф.

/ отв. ред. Т. А. Демешкина. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2012. – С. 581–583.

3. Шиляев, К. С. Аспект воли в метафорической модели «собака – человек» в повести Дж. Лондона “The Call of the Wild” и ее переводе [Текст] / К. С. Шиляев // Инновационные технологии в профессиональном образовании: от компетентностной к культуротворческой парадигме : сб. материалов Всерос.

молодежн. конф. – Томск : Изд-во Том. ун-та, 2012. – С. 72–76.

4. Шиляев, К. С. Социальный аспект ключевой текстовой метафоры «собака

– человек» в произведении Дж. Лондона “White Fang” и его переводе [Текст] / К. С.

Шиляев // Филология, переводоведение, лингводидактика: современные проблемы и перспективы развития : материалы Междунар. науч.-практ. конф.

– Иркутск :

Изд-во ИрГТУ, 2013. – С. 366–371.



Похожие работы:

«кРиТ и к А к 170-лЕТию АбАЯ Мурат ученый-абаевед, кандидат филологических Султанбеков наук, член Союза писателей и Союза журналистов Казахстана ШАКАРИМ – ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ АБАЯ В моём родительском доме нередко произносили это имя:...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» ИОНЦ «Русский язык» филологический факультет кафедра современного русского языка УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Основы лингв...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕУЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» БОРИСОГЛЕБСКИЙ ФИЛИАЛ (БФ ФГБОУ ВО «ВГУ») УТВЕРЖДА...»

«Этот электронный документ был загружен с сайта филологического факультета БГУ http://www.philology.bsu.by БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ УТВЕРЖДАЮ Декан филологического факультета Белорусского государственного университета профессор...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2015. №4 (36) УДК 81’22 DOI 10.17223/19986645/36/4 Н.А. Мишанкина, А.Н. Железнякова ВОСПРИЯТИЕ МУЗЫКАЛЬНОГО ЗВУЧАНИЯ: МЕТАФОРИЧЕСКАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ В ЯЗЫКЕ И ДИСКУРСЕ В статье рассматривается...»

«Русский язык. 10 класс Тематическая работа «Языковые нормы. Лексика и фразеология». Демонстрационный вариант Инструкция по выполнению работы На выполнение тренировочной работы по русскому языку даётся 45 минут. Работа включает в себя 18 заданий. Записывайте...»

«АРХИПОВА О. И., БОРИСОВА О. Г. ЯЗЫКОВЫЕ СРЕДСТВА ВЫРАЖЕНИЯ ЭПИСТЕМИЧЕСКОЙ ВОЗМОЖНОСТИ В ФИНСКОМ ЯЗЫКЕ Аннотация. В статье рассматриваются лексические и грамматические средства выражения эпистемической возможности в финском языке. Основным грамматическим средством выражения возможности является потенциальное наклонение. Ле...»

«Скрипник Алена Владимировна ОБЩЕСТВЕННО-ЛИТЕРАТУРНЫЙ ФОН ПОВЕСТИ «ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕГО» Н.В. ГОГОЛЯ Специальность 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Томск – 2008 Работа выполнена на кафедре русской и зарубежной литературы ГОУ ВПО «Т...»

«БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА РУССКОГО ЯЗЫКА СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК КАТЕГОРИЯ РОДА ИМЕНИ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО КСР для студентов филологического факультета специальности D 21.05.02 Русская филология Минск А в т о р с о с т а в и т е л ь...»

«М. Е. Алексеев (Институт языкознания РАН) Аблаут в глагольных основах нахско-дагестанских языков В статье проводится сопоставительный анализ рядов вокалических чередований (абл...»

«Функциональная стилистика и литературное редактирование. Мануйлова Нина Александровна, к.ф.н., доцент. МКК, 2 курс (переводчики).Цели курса: • теоретическая и практическая подготовка к успешной речевой деятельности в различных социальных сферах;• ознакомление с теоретическими положениями функциональной стилистики;• изучен...»

«Вестник ПСТГУ Стриевская Мария Константиновна III: Филология ПСТГУ 2015. Вып. 4 (44). С. 69–76 strievskaya_maria@mail.ru ПИСЬМА ЦЕЛИЯ СЕДУЛИЯ М. К. СТРИЕВСКАЯ В латиноязычной литературе периода Поздней Империи появляются...»

«30 иным языком, понимают настроение прочитанного им текста, ориентируясь только на ассоциативные впечатления, т. е. на перцепцию. В результате нашего исследования мы пришли к выводу, что шкала Отто Есперсена, возможно, и неясна с фонетической точки зрения, но для фоносемантического анализа она предст...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия «Филология. Социальные коммуникации» Том 25 (64) № 4. Часть 1. С.253-258. УДК 070: 167.2 Аналитические методы и средства интерпретации фактов в журналистике Володченко О. Н., Козлова С. С. Таврический национальный университет им. В....»

«96 РУССКАЯ РЕЧЬ 3/2015 Человек есть образ Риторическая аргументация у Антония Сурожского © И. В. АННЕНКОВА, доктор филологических наук, © В. О. ЯРОВИКОВА В статье рассматривается аргументация через образ человека в проповедях митрополита Антония Сурожского. Ключевые сл...»

«КИРЕЕВА Юлия Николаевна ИДИОСТИЛЕВЫЕ ДОМИНАНТЫ В ТЕКСТОВОМ ПРОСТРАНСТВЕ В. ТОКАРЕВОЙ Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук Белгород – 2016 Работа выполнена в Федеральном государственном автономном образовательном учреждении высшего образова...»

«УДК 82.0(410) ББК 83.3(4Вел) Н 27 Напцок Б.Р. Кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы и журналистики Адыгейского государственного университета, e-mail: bella@maykop.ru Меретукова М.М. Ассистент кафедры русского языка как иностранного, соискатель кафедры литературы и журналистики...»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2010. Вып. 4 (22). С. 103–122 РОЖДЕНИЕ МИНЕИ: ГРЕЧЕСКИЕ МИНЕИ IX–XII ВВ. А. Ю. НИКИФОРОВА Задача этой статьи — уточнение сведений из «Оксфордского словаря Византии», согласно которому первые повсе...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НАУЧНЫЙ СОВЕТ РАН ПО КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОЛОГИИ, СРАВНИТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ ЯЗЫКОВ И ЛИТЕРАТУР А. В. Грошева ЛАТИНСКАЯ ЗЕМЛЕДЕЛЬЧЕСКАЯ ЛЕКСИКА НА ИНДОЕВРОПЕЙСКОМ ФОНЕ Санкт-Петербург Наука УДК 80/81 ББ...»

«Исполнительный совет 181 EX/9 Сто восемьдесят первая сессия ПАРИЖ, 9 марта 2009 г. Оригинал: французский Пункт 9 предварительной повестки дня Доклад Генерального директора о стратегии, касающейся роли языков в достижении целей...»

«Ч ЕЖДЕ ИЕ АЗ А И « ДЕ КИЙ ДА Е ЫЙ ИЕ ИЕ ИМЕ И КИ К АЛЫ» А.А. М ашо И ИКА ак ик м по одноименной дисциплине для студентов гуманитарных специальностей о но им.. К алы УДК 808.5(076.5) ББК 83.7 М91 Рекомендовано Советом филологического факультета ГрГУ им. Я. Купалы.Рецензенты: Кавинкина И.Н., канди...»

«УДК: 811. 111 УЧАСТИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОЦЕНОЧНЫХ И ЭКСПРЕССИВНО-ОБРАЗНЫХ ФАКТОРОВ В РАЗВИТИИ АНГЛИЙСКИХ ЗВУКОСИМВОЛИЧЕСКИХ ГЛАГОЛОВ Т.Н. Милюкова Ст. преподаватель кафедры методики преподавания иностранных языков e-mail: ban@yandex.ru Курс...»

«Глава 1 НОВЫЕ СЛОВА Богатство языка есть богатство мыслей. Николай Карамзин Для начала хотелось бы поздравить читателей, поскольку они входят в 4% людей, получивших в свое распоряжение такое мощное выразительное средство, как русский язык. Большинство образованных иностранцев, деятелей искусства...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (СП6ГУ) ПРИКАЗ. ЛМш N. ЛН2а рб_утверждении составов Государственных экзаменационных комиссий на 2016 год по нап...»







 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.