WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«УДК 141.113 ПОСТМЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ОПЫТ «ПЕРЕЖИВАНИЯ» ПРОСТРАНСТВА © 2015 О. А. Верещагин канд. филос. наук, доцент кафедры философии и ...»

УДК 141.113

ПОСТМЕТАФИЗИЧЕСКИЙ ОПЫТ «ПЕРЕЖИВАНИЯ» ПРОСТРАНСТВА

© 2015 О. А. Верещагин

канд. филос. наук, доцент кафедры философии

и социально-экономической теории

e-mail: helgardt@mail.ru

Нижегородский государственный университет

имени Н.И. Лобачевского

(Арзамасский филиал)

Статья посвящена анализу современных форм философской рефлексии.

Постметафизика рассматривается автором в качестве современной формы философского

дискурса. «Пространственный поворот» отнесен к числу важнейших характеристик постметафизической традиции философствования.

Ключевые слова: мобильность, психофизический дуализм, постметафизика, пространственный поворот, социальная топология, социология пространства, феноменология тела.

Вполне традиционная для философского творчества интенция – мыслить «ad marginem», то есть вне жестких дисциплинарных рамок, на границе разных интеллектуальных сред, вне категориальных правил и концептуальных ограничений превращается в жест сознательной воли по апробации альтернативных и новационных способов репрезентации и рефлексии. Экспликация существующих тенденций в опыте современной философской рефлексии происходит в разнообразных форматах интеллектуального творчества и в различных сферах исследовательской деятельности.

Можно сказать поэтому, что опыт «постметафизического мышления» изначально трансдисциплинарен и интердисциплинарен, поскольку конституирован самой практикой трансгрессии, попирающей прежние границы бытования традиционной метафизики.



Вопрос о стилевой, жанровой, содержательной и концептуальной определенности постфилософии (постметафизики) в современном идейном пространстве остается открытым и дискуссионным. Главным образом это касается оценки качества ее (постметафизики) интеллектуальных продуктов. Насколько аутентичны стили письма, выбранные авторами, работающими в жанре постфилософии, какова степень самостоятельности и оригинальности высказываемых ими идей и концептуальных положений, существует ли действительная, а не мнимая программа качественного обновления содержательных элементов философского знания.

В нынешнем своем состоянии постметафизический дискурс складывается из набора творческих интуиций, которые имплицитно содержат некую матрицу интеллектуальных действий по реаггрегации забытых смыслов и редефиниции отживших определений. Сложность теоретической реконструкции постметафизики в качестве целостного интеллектуального движения определяется кризисным переходным состоянием современной философии, которая существует в режиме «пролиферации поворотов», в режиме перманентного эпистемологического кризиса, который квалифицируется как «кризис индивидуальной и коллективной идентичности»

[Хесле 1994:112].

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Указанный духовный кризис – это прежде всего кризис ментализма в качестве господствующей парадигмы философствования, кризис «менталистских» установок и принципов мышления. Ментализм и его различные духовные модификации (трансцендентализм, субстанциалистский редукционизм) критикуются за логоцентризм и реизм (рефикационизм), приведшие западную культуру к выхолащиванию, самоопустошению ее культурных продуктов.

Логоцентризм как метафизическая практика удвоения значений, превращения феноменов в метафеномены и рефикационизм как практика их (феноменов) «овеществления» признаются рецидивной формой квазирелигиозного сознания, одной из многочисленных вариаций вековой «платонической» традиции: «Гипотеза о “трансцендентальном обозначаемом” – фундаментальная гипотеза всех дискурсов знака… выносит область языкового значения в конечном счете за пределы самого языка… Логоцентризм держится внутри онто-телеологии и философии присутствия»





[Найман 1998: 207].

В критической рефлексии над основаниями западной метафизики специально подчеркивается родство семиотики и теологии, когда «интеллигибельное лицо знака повернуто к лицу и слову самого Бога» [Там же: 208]. Онтология, таким образом, квалифицируется как онтотеология, становится тавтологией и эгологией, а век знака отождествляется с «теологическим веком» [Там же].

В целом речь идет о нерелевантности принципов традиционной метафизики современному социальному, политическому и культурному контексту. Метафизическое мышление демонстрирует неспособность адекватной и корректной оценки происходящих изменений в различных областях социальной и культурной жизни.

Касается это прежде всего инструментальной составляющей интеллектуальной деятельности, требующей качественного обновления и творческого переосмысления.

Упомянутые нами логоцентризм, реиз, а также бинаризм и редукционизм в качестве важнейших характеристик, составляющих так называемый «модернистский философский комплекс», признаются лишенными прежнего объяснительного потенциала.

Эвристика «третьего пути» прокладывает свой след через позитивное преодоление прежних ограничений и конвенциальных правил традиционной метафизики и конституируется во вполне самостоятельную практику философского творчества. Наиболее частотным понятием, используемым для обозначения актуального тренда в философской инноватике последних двух десятилетий или для наименования новой парадигмы мышления, является понятие «пространственный поворот» («spatial turn») [Макогон 2012]. Соответствующие «spatial turn» типы философской и социально-гуманитарной рефлексии – «топологическая рефлексия», «телесно-ориентированные» социальные практики [Бескова 2011], телоцентризм активно используются в постнеклассических философских и социологических дискурсах – «философия тела» [Философия тела 2006], «социология пространства»

[Филиппов 2003], «социология техники» [Фрике 2003] и формируют новую среду проблематизации и актуализации в социогуманитаристике.

Итак, пространство относится к числу ключевых проблем постметафизики [Бедаш 2009], а топологические модели мышления восстанавливают свой прежний эпистемологический статус и способствуют обретению пространством активной социальной величины. Специфический интерес современных исследователей к проблемам пространственной интерпретации социальных и иных культурных образований рассматривается в более общем и значимом контексте – «возвращения материального» [Вахштайн 2005], восстановления нарушенного в новоевропейской культуре баланса физического и ментального, телесного и духовного. А. Бадью Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2015.

№ 1 (33) Верещагин О. А. Постметафизический опыт «переживания» пространства называет «демократический материализм», конкретизированный формулой «есть только тела и языки», доминирующей идеологией современности, «аксиомой современного утверждения», поскольку нынешний индивид признает «объективное существование одних лишь тел, и в первую очередь своего собственного тела» [Бадью 2008].

Феноменологический импульс к реабилитации «вещности», «материальности»

социального и культурного миров был реализован в таких направлениях социальной мысли, как акторно-сетевая теория, фрейм-анализ, социальная топология и т.п. Помнению В. Вахштайна, «телесность представляет собой наиболее яркий пример протяженности» [Вахштайн 2005: 95] и в этом своем значении имеет принципиальное значение для социологического исследования. Инкорпорирование «телесности» в актуальные социальные практики и реинтерпретация всей социальной теории в категориях «телоцентризма» – свершившийся факт в развитии современной социогуманитаристики. Очевидно, что в ближайшие несколько десятилетий парадигма «телоцентризма» будет развиваться в режиме открытой научной дискуссии, предлагающей новые контексты телесной интерпретации социальной реальности.

Наибольший интерес представляют те аспекты телесно-пространственной интерпретации человеческого существования, которые раскрывают нам природу и механизмы деятельности. Очевидно, что деятельность человека телесно детерминирована, и, согласно основной феноменологической максиме о теле «как о способности предопределенного действия», телесно-пространственный аспект человеческого существования становится важнейшим в ряду объяснительных моделей социального действия.

Установление роли и значения человеческого тела в качестве пространственного объекта («res extensa») в конституировании и организации социального пространства становится важнейшней чертой постметафизических социально-философских концепций.

Этот тот самый пресловутый «третий путь» в социальных исследованиях, который позволяет преодолеть бинарную принудительность субъект-объектных интерпретаций социальной реальности и выстраивать альтернативные, отличные от классических моделей теоретические построения социальных явлений. С одной стороны, критически переосмысливается позиция «вненаходимости», «внеисторичности» по отношению к социальному объекту «трансцендентального субъекта» как «сенсориума Бога», характерная для субъект-центрированных философских и социальных практик. С другой стороны, преодолевается пресловутая «контейнеризация социальных отношений», присущая классической «объектцентрированной» социальной философии и оперирующая метафорой обществарегиона. В современном «обществе риска» (risk society) все внешние границы, демаркационные линии и заграждения приходят в движение, поскольку, как утверждает У. Бек, «Чернобыль – это конец “других”, конец всех наших строго культивировавшихся возможностей дистанцирования друг от друга» [Бек 2000: 3].

Прежняя семантика метафоры «контейнера» обессмыслена, поскольку в современной социальной реальности границы перестали быть самоочевидными и потеряли свою экзистенциальную устойчивость. В контексте распространения топологических практик социальной рефлексии можно говорить об отсутствии устойчивости в самой территориальности социальных явлений.

Еще раз подчеркнем, что тип и форма «опространствования» социальных явлений оказываются релевантными всей существующей системе мировосприятия и миропредставления. Само же пространство в своей определенности сформировано материальной средой, поэтому «границы, борозды, межи, столбы – все вещи, в которых

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

учреждающей деятельности человека дано зримое выражение» [Филиппов 2012: 11], являются существенным фактором в понимании природы социальных действий.

Как утверждает А.

Филиппов, пространство применительно к социальным явлениям может быть понято в качестве ключевого фрейма, некой смысловой схемы, организующей и упорядочивающей социальные действия и взаимодействия:

«Принципиальной характеристикой такой схемы является идентификация наблюдателя и действующих как тел, занимающих места, и квалификация пространства в зависимости от социально-исторических определений тела, места и движения»

[Там же: 24].

Важнейшей интуицией топологического подхода в социальных науках является идея комплементарности двух семантических линий в понимании социального пространства. Пространство одновременно является и способом организации наблюдаемых событий, и продуктом указанных социальных связей и отношений.

Попытки современных исследователей представить оригинальные редефиниции пространства связаны как раз с изменением самого социоментального контекста, в рамках которого соответственно формируется новая «пространственная логика».

В ряду новых рабочих определений пространственной парадигмы мышления выделяется концепция «перформативности». Представление о пространстве в категориях и терминах перформанса выражает генеральную идею о топосе как о «динамической структуре (перфомансе), которая обнаруживается в процессе формирования (воплощения) повседневного «репертуара» социальных практик»

[Бедаш 2009: 107].

Нынешние топологические практики мышления на самом деле глубоко укоренены в западной философской традиции и являются очередным этапом по реактуализации элиминативных идей относительно сущности и природы человеческого сознания. Современное понятие «энактивизма» («вдействования»), соотносимое с антропологическими моделями «homo faber», безусловно, характеризует идейные установки постметафизиков в их специальной аналитике человеческой деятельности.

Ярким примером телесно-пространственной реинтерпретации сущности человеческого поведения и мышления являются штудии известного социолога и социального эколога Р. Парка, представившего оригинальные суждения по поводу «соотношения сознания и перемещения» [Парк 2003]. В сущности, Р. Парк последовательно демистифицирует те представления о сознании, которые сложились в трансцендентализме и ментализме, с их практикой редуцирования сознания к некой мыслящей субстанции (res cogitans). Попытка поставить сознание вне телесного контекста, по мнению Парка, создает специфическую «тайну сознания», но не несет никакой смысловой нагрузки. Объяснить сознание и разум человека можно лишь исходя из максимы о «пространственной прикрепленности» человеческой телесности и разнообразных способах адаптации нашего тела к изменчивым условиям и факторам среды. Транзитивный аспект сознания связан с нашей возможностью принимать решения, а также с возможностью их перманентного пересмотра. Как утверждает Р.

Парк, «процессуальность сознания» раскрывается в его интенциональности, то есть в способности определять направление «нашего дальнейшего движения и локализации в воображении цели, которую собираемся преследовать» [Парк 2003: 55].

Современный «пространственный поворот», или «поворот к материальному», инициирован отказом следовать традиционным новоевропейским канонам мышления.

Заявленная в постнеклассической науке методологическая программа нацелена на преодоление разрыва в интерпретации ментального и физического, духовного и материального, существовавшего в новоевропейской эпистемологической традиции.

«Мыслить надвое» – так характеризует Б. Латур [Латур 2006] тот мировоззренческий Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2015.

№ 1 (33) Верещагин О. А. Постметафизический опыт «переживания» пространства комплекс, который сформировался в классической новоевропейской науке, разделившей «субъекта в себе» и «объекта в себе» непреодолимой чертой: «Начиная со времен Гоббса и Бойля требовалось, чтобы все теперь “видели надвое” и не устанавливали прямого отношения между репрезентацией нечеловеков и репрезентациями людей, между искусственностью фактов и искусственностью политического тела» [Там же: 92].

Новоевропейские императивы мыслительной деятельности, «два полюса новоевропейской Конституции», по мысли Б. Латура, утратили свой смысл, поскольку взаимодействие среды и общества перешло в новый формат функционирования и взаимодействия, взаимодействия гибридных социально-технических форм, которые сложно классифицируются и анализируются в рамках гештальта субъект-объектной дихотомии. Данный феномен прослеживается К. Леви-Строссом в динамике современной городской жизни, которая переполнена примерами сложных и многоуровневых связей человека и техники, когда сталкиваются лицом к лицу «не люди, не природные законы, а системы природных сил, очеловеченных интенциями водителей, и людей, трансформированных посредством физической энергии в природные силы, медиаторами которых они становятся» [Леви-Стросс 1994: 288].

Инкоропорированность техники в любой социальный и ментальный контекст, так же как и опосредованность любых человеческих интенций техносредой, является максимой тех социальных исследований, которые заостряют свое внимание на качественном изменении уровня и форм взаимодействия человека и природы. По мнению Дж. Урри [2012], прежние метафоры общества как системы или организма («метафора контейнера») утратили свой эвристический потенциал и нуждаются в ревизии.

Любые попытки редифиниции общества в современном контексте контрпродуктивны, поэтому требуется радикальное переописание самого метаязыка социологической теории. Не случайно Дж. Урри реактулизирует идею Р. Парка о соотношении сознания и перемещения, предлагая анализ социальных явлений через изучение феномена «мобильности».

«Мобильный поворот» в социогуманитаристике – очередной этап в становлении постнеклассических социологических практик, которые представляют проект «социологии за пределами обществ» [Урри 2012]. Переосмысливаются сами основы социологической теории, в том числе, базовый понятийный аппарат, который обогащается такими топологическими характеристиками, как сеть, поток, граница, номада, путешествие, «автомобильность».

Хотелось бы специально отметить, что представленные теоретические построения развиваются в рамках феноменологического движения, являясь по сути примером творческого использования феноменологических принципов в социальном анализе, в том числе в анализе социального пространства. Таким образом, «иконический», «пространственный», «визуальный», «мобильный» и иные пролиферативные новообразования постметафизики могут быть отнесены к области реактуализации смыслов гуманитарной «феноменологической революции», которая призвана была разомкнуть традиционные когнитивные матрицы и эпистемологические принципы классического мышления, в том числе дихотомию субъекта и объекта, дуализм тела и сознания, антитезу темпоральности и топологичности в социальной реконструкции и т.п. Именно в этом ракурсе необходимо рассматривать методологические рекомендации А. Шюца будущим поколениям феноменологов относительно полисемантики реальности, реальности как «окаймления» и энактивистского характера человеческого познания: «Мы совершаем действия и работаем не только в мире, но и над миром. Мир в этом смысле есть нечто, что мы

ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

должны модифицировать своими действиями, или же нечто, что модифицирует наши действия» [Шюц 2003: 4].

–  –  –

Бадью А. Тела, языки, истины // Скепсис. Научно-просветительский журнал [Электронный ресурс]. URL: http:/www./scepsis.net/library/id_1974.html (дата обращения: 16.02.2015) Бедаш Ю. Пространство как проблема постметафизической философии // Философско-культурологический журнал Топос. 2009. № 1 (21). С. 94–113.

Бек У. Общество риска: На пути к другому модерну / gер. с нем. В. Седельника, Н. Федоровой. М.: Прогресс-Традиция, 2000. 383 с.

Вахштайн В. Возвращение материального. «Пространства», «сети», «потоки» в акторно-сетевой теории // Социологическое обозрение. 2005. Т. 4. № 1. С. 94–115.

Латур Б. Нового времени не было. Эссе по симметричной антропологии / пер.

с фр. Д.Я. Калугина; науч. ред. О.В. Хархордин. СПб.: Изд-во Европ. ун-та в С.Петербурге, 2006. 240 с.

Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М.: Республика, 1994. 288 с.

Макогон Т.И. «Пространственный поворот» и возможность новационных подходов в социально-философском дискурсе // Известия Томского политехнического университета. 2012. № 6. Т. 321. С. 167–168.

Найман Е.А. «Сцена письма» и «метаморфоза истины»: Ж. Деррида — Ж. Делез // Интенциональность и текстуальность. Философская мысль Франции XX века.

Томск:

Водолей, 1998. С. 205–218.

Парк Р. Сознание бродяги: рассуждения по поводу соотношения сознания и перемещения // Социологическое обозрение. 2003. Т. 3. № 1. С. 35–37.

Урри Дж. Мобильности / пер. с англ. А.В. Лазарева. вступит. статья Н.А. Харламова. М.: Праксис, 2012. 576 с.

Урри Дж. Социология за пределами обществ. Виды мобильности для XXI столетия. М.: Изд-во ВШЭ (ГУ). 336 с.

Философия тела / М.Н. Эпштейн. Тело свободы/ Г.Л. Тульчинский. СПб.:

Алетейя, 2006. 432 с. (Серия «Тела мысли»).

Филиппов А.Ф. Теоретические основания социологии пространства. М.: КанонПресс-Ц, 2003. 254 с Филиппов А.Ф. Парадоксальная мобильность // Отечественные записки. 2012.

№ 5 (50). С. 8–23.

Фрике В. Социология техники: становление гуманистической парадигмы // Социологические исследования. 2003. № 6. С. 123–129.

Хесле В. Кризис индивидуальной и коллективной идентичности // Вопросы философии. 1994. № 10. С. 112–123.

Шюц А. О множественности реальностей // Социологическое обозрение. 2003, Т. 3. № 2. С. 3–34.

Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2015.

№ 1 (33)



Похожие работы:

«Глава 2. Финансовое окружение 2.3 Фондовый рынок и деятельность финансового менеджера Фондовый рынок (рынок ценных бумаг) обеспечивает перераспределение денежных средств (на долгосрочной и краткосрочной основе) через обращение финансовых активов, имеющих специфические черты (стандартизованность, обращаемость, серий...»

«МЕТОДОЛОГИЯ И МЕТОДИКА МЕСТО ИНСТИТУЦИОНАЛИЗМА В ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ О. Иншаков, д-р экон. наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, ректор Волгоградского государственного университета Д. Фролов, канд. экон. наук, доцент Второй год на страницах журнала Экономист ве...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Экономический Факультет Кафедра «...»

«Юлиана Азарова Луна исполняет ваши желания на деньги. Лунный денежный календарь на 30 лет до 2038 года Луна исполняет ваши желания на деньги. Лунный денежный календарь на 30 лет до 2038 года / Юлиана Азарова: АСТ; Москва; 2009 ISBN 978-5-17-056985-4 Аннотация Луна уп...»

«Том 7, №2 (март апрель 2015) Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал «Науковедение» ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 7, №2 (2015) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol7-2 URL статьи: http://naukovedenie.ru/PDF/02EVN215.pdf DOI: 10.15862/02EVN21...»

«СПИСОК Участников конференции «Казахстан новые инвестиционные возможности» c казахстанской стороны Государственные органы: КАСЫМБЕК Министр по инвестициям РК 1. Женис Махмудович ХАИРОВ Вице-министр по инвестициям РК 2. Ерлан Картаевич ДОСМУХАМБЕТОВ Первый Вице-министр энергетики РК 3. Махамбет Джолдасгалиевич ДЫЧ...»

«КУРС ОБУЧЕН И Я ВЕН ЧУРН ОМ У П РЕД П РИ Н И М АТЕЛ ЬСТВУ Раздел № 1 Обзор прям ы х инвестиций и венчурного капитала в Европе Ф илипп Д евиль Pq rE iey vu ai tt & VC ea np tui rt ea l Ai ( A so ) sn oE cV i aC t w. wu w.a e vce Российская Ассоциация П рям ого и В енчурного И нвестирован...»

«Филатов Сергей Анатольевич НЕПРЕРЫВНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В КОНТЕКСТЕ ЭКОНОМИКИ, ОСНОВАННОЙ НА ЗНАНИЯХ Специальность 08.00.01 – Экономическая теория АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук Томск 2006 Работа выполнена на кафедре экономической теории Новос...»

«АПРЯТКИНА А.М., КУЗНЕЦОВ А.Ф. РАСЧЕТ ОПТИМАЛЬНОГО ПОРТФЕЛЯ ЦЕННЫХ БУМАГ Аннотация. В данной статье показана роль выбора эффективного портфеля ценных бумаг в управлении инвестициями. Рассматривается схема комплекса программ по созданию оптимального портфеля ценных бумаг....»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.