WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«В 1991 г. Россия присоединилась к мировому сообществу стран, в которых существует профессиональная социальная работа. Если ориентироваться ...»

Б.Ю.Шапиро,

кандидат психологических наук,

Московская высшая школа

социальных и экономических наук

Общее и особенное

в социальной работе в России

В 1991 г. Россия присоединилась к мировому сообществу

стран, в которых существует профессиональная социальная работа.

Если ориентироваться на термин, то социальной работы как

таковой до 1991 г. в СССР не было, а если на содержание, то

деятельность такого рода существовала в рамках социального

обеспечения, педагогической работы по месту жительства, медикореабилитационной работы и др. Введение социальной работы как профессии явилось свидетельством отказа от идеологической мифологемы, что в развитом социалистическом обществе принципиально отсутствуют социально-экономические предпосылки для появления социально уязвимых и девиантных групп населения, а проблемы тех клиентов, которые обслуживаются в рамках социального обеспечения, связаны либо с "естественными" медико-биологическими причинами (больные, инвалиды и старики), либо с несчастными случаями, природными и техногенными катастрофами.

Произошедшие в постсоветской России глубокие социальные перемены, нестабильность политической и экономической ситуации, сопровождающие затянувшийся переходный период, привели к повышению численности и расширению спектра социально незащищенных и уязвимых контингентов (пенсионеры, учащаяся молодежь, неполные и многодетные семьи, безработные, семьи с хроническими больными и инвалидами, мигранты и беженцы и др.

), а также социально девиантных контингентов и "групп риска" (алкоголики и наркоманы, несовершеннолетние правонарушители и проститутки, бомжи, профессиональные нищие и др.). Переход к новой системе социально-экономических отношений вызвал кризисные, сопровождающиеся стрессами изменения в условиях жизни людей и в их ценностных ориентациях и в целом привел к ухудшению социального "здоровья" общества, в частности, всех основных параметров, отражающих качественные характеристики населения: образовательный и профессиональный потенциал, здоровье, духовно-нравственный потенциал. Все это привело к характерному для нестабильных переходных периодов состоянию аномии, т.е. временному разрушению нормативных структур, при котором люди, привыкшие руководствоваться традиционными нравами и обычаями, уже не могут жить по-старому, но еще не выработали или не освоили новых способов (методов) действий, взаимодействий, поведения. Соответственно, увеличивается численность маргинальных, неадаптированных членов общества, большинство которых не способны к самоорганизации.

В связи с этим социальная работа, идеологической сутью которой можно считать рациональный альтруизм, призвана помогать им как в плане их собственного выживания, так и в перспективе упорядочения более широкого социокультурного контекста, причем с упором не только и не столько на улучшение материального благосостояния нуждающихся, т.е. на благотворительность, но в первую очередь на их активную социализацию и адаптацию к меняющимся жизненным условиям1.

Как отмечает Е.И.Холостова2, главными целями социальной работы является стремление улучшить как само качество социальных отношений, так и достичь большей социальной справедливости Особую актуальность приобретает регулирующая роль государства в выработке и осуществлении мер, способных противодействовать явлениям стихийности и незащищенности, обеспечить социальную защиту граждан, достойный уровень существования и жизнедеятельности в обществе. В то же время это является проблемой выработки стратегии социального развития для стабилизации социальных отношений и государственности как таковой, что и составляет основную цель социальной политики.

Социокультурные проблемы социальной работы / Отв. ред. Т. В. Шеляг. M.,

1996. С.7.

Холостова Е. И. Социальная работа: Теоретико-методологические аспекты // Социальная работа / Под ред. И. А. Зимней. Вып. 6. М., 1992. С. 58—59.

Социальная политика, определяя содержание, направленность, нормативно-правовую базу социальной работы, является методологической, теоретической и практической посылкой для осуществления этой работы на основе конкретных форм и методов. Социальная политика — составная часть внутренней политики государства, воплощенная в его социальных программах и практике и регулирующая отношения в обществе в интересах и через интересы основных социальных групп населения. Социальная политика по своему происхождению вторична относительно экономики. Основные задачи социальной политики — гармонизация общественных отношений, создание социально гарантированных условий для жизнедеятельности граждан, обеспечение социальной справедливости в обществе Социальную работу, в свою очередь, можно представить как организаторскую и исполнительскую деятельность по реализации социальной политики государства1. На операциональном уровне социальная работа определяется как вид профессиональной деятельности по оказанию помощи отдельным людям, группам или сообществам для усиления или восстановления их способности социального функционирования и создания социальных условий, необходимых для реализации этой цели.

В последней редакции (1994 г.) тарифно-квалификационной характеристики должности "специалист по социальной работе" выделяются следующие его функции:

аналитико-гностическая (выявление и учет на территории обслуживания семей и отдельных граждан, в том числе несовершеннолетних детей, нуждающихся в различных видах и формах социальной поддержки, и осуществление их патронажа);

диагностическая (установление причин возникающих у граждан трудностей), системно-моделирующая (определение характера, объема, форм и методов социальной помощи);

активационная (содействие активизации потенциала собственных возможностей отдельного человека, семьи или социальной группы);

действенно-практическая (помощь в улучшении взаимоотношений между отдельными людьми и их окружением; консультации по вопросам социальной защиты; помощь в оформлении документов, необходимых для решения социальных вопросов; содействие в помещении нуждающихся в стационарные лечебно-оздоровительные учреждения; организация общественной защиты несовершеннолетних правонарушителей и др.);

Теория и методика социальной работы / Под ред. В.И.Жукова и др. M., 1994, ч. 1. С. 28, 85, 87.

организаторская (координация деятельности различных государственных и негосударственных учреждений, участие в работе по формированию социальной политики, развитию сети учреждений социального обслуживания);

эвристическая (повышение своей квалификации и профессионального мастерства)1.

Фактически предполагается, что социальный работник должен быть способен выступать в качестве социального статистика, администратора и менеджера; обеспечивать разного рода социальное обслуживание; помогать в воспитании детей; осуществлять психологическое и правовое консультирование и экспертизу; проводить просветительскую работу по самым разным вопросам, в том числе таким, как здоровый образ жизни, планирование семьи, профилактика правонарушений и др Социальная работа относится к "помогающим профессиям", и в мировой практике одним из ее фундаментальных методологических и организационных принципов является подход, который обозначается как системно-комплексный, целостный, или холистический. В контексте данного подхода конкретная личность или явление рассматриваются целостно и как нечто большее, чем сумма отдельных частей, а проблемы видятся в более широком спектре, чем на уровне специфических симптомов. В рамках системно-комплексного подхода осуществляется интеграция социальных, социокультурных, психологических и физических влияний на индивидуума2 Содержание самого понятия социальной работы предполагает взаимодействие между человеком и окружающей средой, поэтому клиента всегда необходимо рассматривать в его социальном окружении, социальной среде его обитания. Как отмечает Е И.Холостова, социальный аспект общественных отношений присутствует везде, где осуществляется социальная деятельность, возникают взаимодействия индивидов и групп индивидов. С этой точки зрения теория социальной работы может являться общей наукой, выводы и положения которой применительно к специфике своей области исследования вплотную соприкасаются с другими науками, исследующими сферу общественной жизни философией, социологией, историей, культурологией, психологией, педагогикой, медициной, управлением, правом, экологией, экономикой, этикой и другими3.

Таким образом, теория социальной работы по своей природе — междисциплинарная наука, ибо в ней объединены знания, центром Панов A. M., Халостова Е.М. Социальная работа как наука, вид профессиональной деятельности и специальность в системе высшего образования // Социальная работа / Под ред. Н.А. Зимней. Выл. 9. М., 1995. С. 76—77.

г Barker R.L. The Social Work Dictionary Silver Spring NASW, 1987. P. 70.

Холостова Е. И. Указ. соч. С. 62.

приложения которых, как отмечает И.А.Зимняя, является самостоятельное преодоление человеком личностных и социальных трудностей (проблем) при облегчающей (а также коррекционной, реабилитационной) помощи другого человека — социального работника.

Внутри этой новой становящейся отрасли науки происходят сложнейшие процессы интеграции и "прививок", где определяющим фактором является не лидирование одной из наук, а общность их объекта — взаимодействие человека с самим собой, с другими людьми, с социумом1. Если исходить из идеи социализации личности и жизненного пути человека, важная роль в концептуальном аппарате науки должна принадлежать биологическим и социальным детерминантам онтогенеза человека и основным институтам социализации с их позитивными и негативными вкладами в формирование личности, ее жизненный сценарий и поведение2. В самом общем виде, как считает В.Н.Ярская, институт социальной работы оказывается тем долгожданным институтом человека, о котором мечтали представители различных наук как инструменте интеграции и синтеза знаний о человеке. Так, если отвлечься от специального и особого уровня знания социального работника, которые включают специфические дисциплины, связанные с описанием не только особых социальных, возрастных, маргинальных и девиантных групп и индивидуумов, то остается глобальный, философский уровень. А это есть философия культуры, естествознания, религии, человека, экологии. Предмет философии социальной работы может быть очерчен как предельные, пограничные смысложизненные основания человека, его нравственности и культуры и общие принципы гуманизации стратегии спасения3.

В практике социальной работы выделяются три уровня преобразовательной деятельности: внутри общества как целого (макроуровень); внутри сообществ и социальных институтов (мезоуровень); в рамках семей и индивидуумов (микроуровень}. При этом, как указывает Х.Сведнер, важно всегда иметь в виду, что каждая попытка вмешательства в социальную систему ради преодоления проблем депривации и деструкции на индивидуальном уровне должна также быть атакой на структурные и текущие проблемы, находящиеся за этими проблемами на индивидуальном уровне. В противном случае индивидуальные проблемы будут возникать вновь и вновь, в то время как социальные перемены могут быть Зимняя И.А. Социоэкология личности — наука о социальной работе // Социальная работа / Под ред. И. А. Зимней. Вып.5. М., 1992. С.76.

Шапиро Б.Ю. Предметно-профессиональная подготовка социальных работников- Задачи, содержание, организация // Социальная работа / Под ред. И. А. Зимней. Вып. 5. С. 94, 95.

Ярская В.Н. Философия социальной работы: Вопросы преподавания // Социальная работа / Под ред. И. А.Зимней. Вып. 5. С. 9—10.

достигнуты только благодаря преобразовательной работе, проводимой одновременно на макро-, мезо- и микроуровнях1.

Следовательно, социальная работа — это нечто большее, чем прикладная социология, прикладная психология или же социальная политика и администрирование, хотя она опирается на эти дисциплины и заимствует из них очень многое. Во-первых, социальные работники при необходимости Используют скорее такие психосоциальные термины, как взаимодействие, функционирование, самоопределение, потеря и изменение, "хорошее" родительство, чем такие ключевые для других дисциплин термины, как личность, роль, социальный институт или бедность. Во-вторых, социальная работа ориентирована скорее на цели и ценности, чем на концептуальные исследования. Следовательно, для социальной работы более приемлемы такие термины, как гармония человека и среды, человек в ситуации, психосоциальное функционирование Все это можно объяснять с позиций психодинамической, поведенческой, социально-экологической или других теорий, но все равно эти понятия шире теоретических обоснований. Это одна из причин, почему социальные работники предпочитают теоретическим концептуализациям так называемые "практические теории"2, что вполне вписывается в модный ныне постмодернистский подход В конце 70-х годов была провозглашена основная социальная цель Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и ее государств—членов как "здоровье для всех к 2000 году" ; при этом в уставе ВОЗ понятие "здоровье" определено как состояние полного физического, душевного и социального благополучия, а не только как отсутствие болезней или физических дефектов.

Социальная политика и социальная работа в условиях России идеологически во многом согласуются с общемировыми тенденциями, однако, естественно, существует специфика, обусловленная рядом социокультурных и экономических факторов Социальная политика является по своей идеологии патерналистской. Патернализм делит участников взаимодействия на покровителей и одариваемых, причем последние обязательно оказываются в униженном положении, независимо от того, какой вариант патернализма практикуется — либеральный (благотворительность, гуманитарная помощь) или строгий (карательный).

Государственный статус социальной работы подразумевает возможность централизованного контроля над определением категоТеория и практика деятельности социальных работников и их подготовка в системе высшего образования // Социальная работа / Под ред И А Зимней. Вып. 1.

M., I992. С. 13—14.

Hardiker Р., Barker M. Towards Social Theory for Social Work // Ed. J. Lishman. Handbook of Theory for Practical Teachers in Social Work. L., 1993. P. 95.

рий и числа членов общества, нуждающихся в помощи, а также выделяемых для ее оказания ресурсов. При этом возникает необходимость выбора из известной еще со времен Аристотеля дихотомии идеально-типических концепций справедливости — распределительной и уравнительной. Согласно первому типу, к которому тяготеют западные демократические культуры, распределение социальных благ в обществе должно осуществляться в соответствии со степенью эффективности участия каждого из его членов в достижении общественно полезных результатов и значимостью усилий, направленных на формирование собственного желаемого сценария жизни. Данный подход предполагает отход от этики альтруизма, "естественный отбор" и сегрегацию, что может оказаться особенно тяжелым в переходных периодах и в условиях антигуманной по своей сути рыночной системы.

Концепция уравнительной справедливости подразумевает равномерное распределение социальных благ или возможностей доступа к ним среди всех членов сообщества, независимо от степени их активности и реального вклада в социальное развитие. Это созвучно распространенному в России представлению о том, что государство должно обеспечить каждому гражданину часть общественного богатства, независимо от степени и качества его участия в создании такого богатства.

В этом варианте нуждающиеся распределяются на государственном уровне в особые группы, принадлежность к которым гарантирует пусть небольшое, но систематическое содержание, не предполагающее никакой социальной отдачи. Таким образом, не решаются вопросы о социальном участии и об использовании ресурсов, имеющихся у тех, кому оказывается помощь, поэтому у них формируются иждивенческие модели жизни1.

Понятно, что социализирующие, адаптирующие функции социальной работы предполагают затрату специальных усилий и средств на обучение, просвещение и консультирование, однако, возможно, что это было бы гораздо более эффективным способом решения социальных проблем, чем существующая дистрибутивная система, при которой, в соответствии с существующей типологией нуждающихся в поддержке и помощи, большая часть населения попадает в ту или иную категорию объектов социальной работы.

На противоположном от патернализма полюсе — культурный релятивизм, базирующийся на идеологии демократии и признании прав меньшинств. В постмодернистской парадигме маргинализм идеологически оправдывается рассуждениями о правах человека и мультикультурализме. При этом, как отмечает Э.А.Орлова, забыСоциокультурные проблемы социальной работы / Отв. ред. Т.А.Шеляг. М., 1996.

вается, что кроме прав должны быть и обязанности и что представители маргинальных слоев существуют за счет других членов общества — их времени, усилий и налогов. Другая разновидность культурного релятивизма — протестантизм характеризуется возложением на самих нуждающихся ответственности за качество использования предоставленных им в обществе возможностей, при условии наличия соответствующих помогающих институциональных структур1.

Социальный работник в качестве государственного служащего является проводником социальной политики. Поэтому направленность и содержание его профессиональной деятельности, а также его собственные установки изначально во многом определяются ценностной, аксиологической концепцией отношения общества к определенным категориям объектов социальной работы. В связи с этим можно сказать, что социальная политика и социальная работа идеологически базируются на так называемой "медицинской модели". С позиций этой модели, если человек, по сравнению с другими, чего-то лишен и находится в невыгодном положении, то для него эта ситуация трагическая; ограниченные социальные возможности являются частью человека, принадлежат ему, и это как бы его собственная вина; человек должен приспособиться к обществу, а если он не такой, как все, то он должен подвергнуться процессу социального вмешательства для того, чтобы соответствовать статичным и консервативным социальным представлениям о "норме".

В результате такого подхода людей отделяют от остальной части общества, окружают профессионалами и считают, что из-за имеющихся ограничений по состоянию здоровья, малообеспеченности или по возрасту их способности принимать решения тоже ограничены. Наконец, идеология медицинской модели оказывает определенное влияние на законодательство, социальную политику и организацию социальных служб.

Авторство социальной модели (иногда ее обозначают как "интерактивную модель", или "модель взаимодействия") принадлежит главным образом самим клиентам социальных служб, которые во многих странах постепенно начали объединяться в различные ассоциации и движения. В фокусе этой модели находится взаимосвязь конкретного человека с окружающей средой (в том числе обществом), причем ограниченные возможности не рассматриваются как часть человека и как его вина: человек может стараться ослабить последствия своих проблем, но ощущение ограниченности своих возможностей вызвано главным образом отношением людей и барьерами, существующими в окружающей среде (архитектурой, Социокультурные проблемы социальной работы. С.17—19.

социальной организацией и психологическим климатом, в том числе стигматизацией и инвалидизацией).

Таким образом, ограниченные возможности как проблема есть результат социальной, экономической и политической несправедливости внутри общества, а в системе взаимоотношений "социальный работник—клиент" всегда присутствует некий третий "человек-невидимка", т.е. тот, кто определяет характер, объем и качество оказываемой помощи, которая может совершенно не соответствовать запросам и желаниям клиента. При этом социальный работник, являющийся проводником государственной социальной политики, обладает определенными полномочиями и властью в контексте доступа к имеющимся ресурсам, а клиент оказывается в позиции ведомого. В связи с этим клиентов социальных служб можно рассматривать скорее как притесняемую группу, хотя, бесспорно, в принципе человек становится клиентом из-за собственного бессилия, и для социальных работников может возникнуть профессиональная этическая дилемма: будут они при исполнении своих должностных обязанностей стоять на позиции социального контроля или же помощи людям.

Одна из конечных целей социальной политики и социальной работы связана с концепцией независимой жизни, которая рассматривает человека и его проблемы в свете его гражданских прав, а не с точки зрения его личностных и социальных трудностей, и ориентируется на устранение физических и психологических барьеров в окружающей среде с помощью специальных служб, методов и средств. Очевидно, что именно в сфере социальной работы, предполагающей, по определению, профессиональную поддержку, защиту и помощь социально уязвимым и неблагополучным категориям населения, должны быть предоставлены условия для социальной реабилитации, адаптации и интеграции.

Вместе с тем независимая жизнь представляет собой наличие альтернатив и возможность выбора, который человек может сделать с помощью социальных служб, причем критерием независимости является не степень его дееспособности и самостоятельности в условиях отсутствия помощи, а качество жизни в условиях предоставляемой помощи. В свою очередь, понятие помощи включает ее характер, способ оказания, контроль и результат. Иногда бывает трудно принимать помощь, но и не менее трудно успешно ее оказывать. В связи со сказанным важны не только содержание и технологии социальной работы, но и ее психологическая окрашенность. Одним из самых распространенных и, по-видимому, наиболее адекватных для "помогающих профессий" типа социальной работы и недирективной консультативной психологии является гуманистический подход. Согласно этому подходу, для нормального существования человека, предполагающего формирование его высокой самоценности, необходимы активизация внутренних ресурсов позитивного развития личности ("личностного роста"), гуманность и возможность выбора. С позиций же экзистенциальной психологии одним из важнейших стремлений личности является обретение смысла существования, и, как отметил В.Франкл, для человека важнее не то, что с ним случилось, а его отношение к случившемуся.

С этой точки зрения весьма важной задачей социального работника является перевод клиента из позиции объекта социального воздействия (социальная и личностная пассивность, внешний локус контроля, отказ от самостоятельного принятии решений и зависимость, стереотипичность мышления и поведения и пр.) в позицию способного к саморазвитию, активного и креативного субъекта социального воздействия1. В рамках двусторонних отношений "социальный работник—клиент" последний должен быть стимулирован на активный выбор в виде самостоятельного принятия решений.

Но в условиях отечественной практики социальному работнику гораздо легче принимать решения самому, опираясь на существующие нормативы и формальные критерии, что приводит к возрастанию неуверенности клиента в своих силах и его зависимости от социального работника.

Такая ситуация во многом объясняется, с одной стороны, директивностью позиции социального работника в качестве "властного" государственного служащего, а с другой — некоторыми особенностями менталитета населения, такими, как примитивная иррациональная религиозность и внешний локус контроля (установка, что жизнь и судьба человека предопределяются и управляются кем-то или чем-то извне — Богом, фатумом, Генеральным секретарем ЦК КПСС, начальником и пр.). Кроме того, на протяжении десятилетий сложились такие взаимоотношения между гражданином и государством, согласно которым государство должно было обеспечивать социальную безопасность населения, причем неважно, какой ценой (например, за счет ущемления гражданских прав и свобод и низкого уровня жизни). Именно по этим причинам значительная часть социально неблагополучных слоев населения испытывает детскую обиду и нередко агрессию по отношению к отцу-государству, плохо выполняющему свои родительские функции.

Следует также отметить, что с новейшей историей России связана такая особенность значительной части менталитета населения, как виктимность. Многие люди ощущают себя жертвами "налача"-правительства или конкретных его персонажей, демонГригорьев С. И., Гуслякова Л. Г., Елъчанинов В. А. и др. Теория и методология социальной работы. М., 1994. С. 150.

стрируют реакции агрессии или обиды и в соответствии с механизмами системного психотерапевтического подхода виктимизируют обидчика, вызывая у него чувство вины и становясь в свою очередь его "палачом" (яркая персонифицированная иллюстрация — "плачущий" премьер-министр Н.Рыжков). Действительно, временами создается ощущение, что имеется некий комплекс вины государства перед гражданами из-за бедственного состояния экономики, и отсюда — стремление "дать всем сестрам по серьгам", а также нереалистичные популистские обещания. Позиция "жертвы" при всей ее внешней непривлекательности на самом деле весьма выигрышна с точки зрения контроля межличностных и социальных отношений, что и срабатывает на уровне коллективного бессознательного в условиях практической невозможности влияния "снизу" на социальную политику.

В связи с этим социальным работникам принадлежит жизненно важная роль в стимулировании людей на достижение их целей и обеспечении равного доступа к качественному и независимому образу жизни в обществе, что в свою очередь должно позволить социально уязвимым категориям населения не чувствовать себя стигматизированными и инвалидизированными жертвами. Наделение клиентов необходимой для этого силой включает шесть ключевых элементов: контроль и выбор, идентичность, участие и консультирование, технология, информация и ресурсы.

Конкретные усилия, согласно социальной модели, должны быть направлены не только на помощь людям в борьбе с юс проблемами, но и на изменения в обществе. Однако в отечественной практике социальная работа сводится в основном к сбору и первичному анализу данных об индивидуумах и семьях с особыми потребностями и распределению различных видов материальной помощи — денег, лекарств, еды, одежды и тд. В результате многие психосоциальные потребности клиентов (семей) часто удовлетворяются не в полной мере, а их личностные ресурсы не активизируются, что снижает возможности социальной адаптации и реабилитации.

Кроме того, в отличие от многих стран в отечественной теории и практике социальной работы фактически отсутствует в целостном виде профессиональный этический кодекс, в результате чего не эксплицируются важнейшие профессиональные ценности, в том числе антидискриминационная направленность социальной работы (т е борьба с эйджизмом, сексизмом, инвалидизмом и пр ). Недостаточно развиты специализированные практические направления и методы "социальной терапии" для таких, например, ситуаций, как плохое обращение с детьми и насилие в семье, утрата и горе, девиантное и делинквентное поведение и прочие, что частично обусловлено своего рода социальной мифологичностью и табуированностью тематики; практически отсутствуют групповые формы социальной работы, в том числе организация ассоциаций клиентов со сходными проблемами и групп самопомощи.

Эффективность социальной работы (а также ее экономическая рентабельность) снижается и из-за того, что различные ее направления курируются чуть ли не десятком различных министерств и ведомств, имеющих собственное финансирование. Так, Министерство общего и профессионального образования РФ занимается детьми с учебными трудностями, Министерство внутренних дел РФ — несовершеннолетними правонарушителями, Министерство здравоохранения РФ — больными, инвалидами и наркотически зависимыми людьми, Министерство по чрезвычайным ситуациям РФ — людьми, пострадавшими от природных и техногенных катастроф, Министерство труда и социального развития РФ — социальным обеспечением и поддержкой различных социально уязвимых групп населения. Сферы деятельности и объекты частично перекрываются (например, различными аспектами медико-социально-педагогической реабилитации детей-инвалидов занимаются как минимум три из вышеперечисленных министерств), однако говорить о целостном подходе и межведомственном взаимодействии пока еще рано, хотя в последнее время в этом плане наметились определенные позитивные тенденции и сдвиги.

В заключение необходимо отметить некоторые специфические аспекты практической социальной работы с людьми, которые можно условно обозначить как "производственные вредности":

навязанность общения, монотония и психическое пресыщение из-за рутинности запросов и психологической "типажности" объективно сложных клиентов, невозможность эмоциональной разрядки во время работы и необходимость все время быть "в форме" (психологическая несвобода), большие объемы работы с вынужденным выходом за пределы служебных полномочий, наконец, постоянное соприкосновение с отчаянием, болью, страданиями и горем других людей, нередко персонифицирующих социального работника как представителя государства-обидчика, — преодоление этих и других объективных трудностей, а также низкой престижности и малооплачиваемости социальной работы требует высокого уровня профессиональной мотивации и психологической устойчивости социальных работников.

Проблема усугубляется тем, что стремительно развивающаяся как профессия социальная работа испытывает острый недостаток в квалифицированных специалистах. Несмотря на то, что на сегодняшний день подготовка и переподготовка социальных работников осуществляется на базе примерно 70 государственных, а также большого числа негосударственных образовательных структур, из более чем 30 тыс. российских социальных работников, как было отмечено министром социальной защиты населения РФ на декабрьской (1995) Всероссийской конференции по вопросам подготовки кадров для социальной сферы, пока еще только 6% получили специальную профессиональную подготовку (аналогичная ситуация и в отношении преподавателей в области социальной работы).

Обычно сотрудники социальных служб имеют какое-либо высшее образование (чаще всего гуманитарное) и, как правило, прошли курсы переподготовки, носящие в основном краткосрочный характер и ориентированные главным образом на организацию, финансирование и менеджмент социальных служб Организационно-структурные изменения в Правительстве РФ, произошедшие летом 1996 г., привели к поглощению бывшего Министерства социальной защиты населения РФ Министерством труда и социального развития РФ. Успешность решения вопросов социальной политики и социальной работы будет во многом определять, куда и как пойдет Россия в ближайшие годы.



Похожие работы:

«© 1995 г. Л.В. БАБАЕВА ЧАСТНЫЕ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ: МНЕНИЕ ДИРЕКТОРОВ БАБАЕВА Лилия Васильевна — кандидат философских наук руководитель НИП Института социологии РАН. Наш постоянный автор На протяжении первых лет реформы ни о каких серьезных изменениях социальной структуры в традицио...»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В.И. Вернадского Серия География. Том 24 (63). 2011 г. №1. С.161-172. УДК 911.3 ФЕСТИВАЛЬНЫЙ ТУРИЗМ, КАК ЗНАЧИМАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ СОБЫТИЙНОГО ТУРИЗМА Воронина А.Б. Севастопольский экономико-гуманитарный институт ТНУ...»

«_ Recent Studies of Social Sciences – 2015 Section: ECONOMY УДК 336.3 Белоус Марина Игоревна Научный руководитель – Германович Наталья Евгеньевна Полесский государственный университет, Беларусь СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВНЕШНЕГО ГОСУДАРСТВЕННОГО КРЕДИТА В ЭКОНОМИКЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Аннотация. В ус...»

«Александр Соловьев Знаковые моменты http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=163877 Знаковые моменты: Питер, Коммерсантъ, при участии холдинга «МИЭЛЬ»; Москва; 2008 ISBN 978-5-91180-965-2 Аннотация Третья книга – сборник статей из рубрики STORY журнала «Коммерсантъ ДЕНЬГИ»– в отличие от пер...»

«Р.Синельникова Государственный социальный заказ в вопросах и ответах Минск, 2013 ОГЛАВЛЕНИЕ Предисловие 3 Общие положения 4 Субсидии на оказание социальных услуг или реализацию 7 социальных проектов Конкурс на выполнение государственного социального 9 заказа Договор на оказание государственно...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ» Институт экономики и управления Кафедра экономики кино и телевидения ДЕНЬГИ, КРЕДИТ, БАНКИ Методические у...»

«Дайджест инноваций и высоких технологий 01-15 сентября 2011 г. Содержание Федеральные власти и госорганы..4 Инновационная деятельность в регионах..13 Компании и корпорации..33 Инвестиции и венчурный бизнес..49 Технологии и научные открытия..55 Зарубежные...»

«Научная работа НБКР Бюджетно-налоговые аспекты при проведении монетарной политики в Кыргызской Республике Г. Керимкулова1 НАЦИОНАЛЬНЫЙ БАНК КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ Г. Керимкулова – главный экономист Экономического управления НБКР за оказанную помощь при подготовке работы © Национальный банк Кыргызской Республики, 2011 УДК 330.101....»

«© 1990 г. А. В. ВАСИЛЬЕВ ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ АКЦИОНЕРНЫХ ОТНОШЕНИЙ ВАСИЛЬЕВ Александр Васильевич руководитель социологической лабораторией Мариупольского филиала Донецкого научного центра АН УССР. В...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Владимирский государственный унив...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.