WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«В.А. СОЛОПОВ РАЗВИТИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО РЫНКА ЗЕРНА И ХЛЕБОПРОДУКТОВ Мичуринск - наукоград РФ PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version УДК 338.439.5:633.1:332.142.4 ББК ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Мичуринский государственный аграрный университет»

В.А. СОЛОПОВ

РАЗВИТИЕ

РЕГИОНАЛЬНОГО

РЫНКА ЗЕРНА

И ХЛЕБОПРОДУКТОВ

Мичуринск - наукоград РФ PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com УДК 338.439.5:633.1:332.142.4 ББК 65.32:42.112:65.04 С 60

Р е ц е н з е н т ы:

Доктор экономических наук, профессор В.В. Текучев Доктор экономических наук Н.И. Куликов Солопов В.А.

С60 Развитие регионального рынка зерна и хлебопродуктов: науч.

издание. – Мичуринск-наукоград РФ: Изд-во Мичурин. гос. аграр. ун-та, 2006. – 315с.

ISBN 5-94664-082-8 В монографии рассмотрены проблемы формирования и развития регионального рынка зерна и хлебопродуктов как важнейшей составной части общенационального и мирового рынков. На основе анализа состояния рынка разработаны теоретические и методологические положения по повышению эффективности его функционирования, обоснована роль государства и хозяйствующих субъектов в корректировке рыночных процессов.

Книга предназначена для преподавателей, научных работников, докторантов и аспирантов. Может быть полезна практическим работникам, интересующимся вопросами функционирования агропродовольственных рынков.



ББК 65.32:42.112:65.04 ISBN 5-94664-082-8 © Солопов В.А., 2006 © Издательство ФГОУ ВПО Мичуринский государственный аграрный университет, 2006 PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

ПРЕДИСЛОВИЕ

Рынок зерна и хлебопродуктов занимает особое место в системе агропродовольственных рынков. Уровень его развития оказывает существенное влияние на характер воспроизводственного процесса во всей национальной экономике, определяя, наряду с рынком нефти и нефтепродуктов, важнейшие межотраслевые пропорции и макроэкономические показатели. Кроме того, особенности зерна и хлеба как товаров делают этот рынок уникальным не только в экономическом, но и в политическом и социальном аспектах.

Следует отметить, что в ходе аграрной реформы объективная цель – создание нормально функционирующего развитого рынка зерна и зернопродуктов – была подменена средствами для её достижения, ставшими самоцелью. Так, приватизация нужна была не сама по себе, а для формирования конкурентной среды;

либерализация – не как таковая, а для запуска рыночных механизмов. Более того, совершенно необходимые институциональные преобразования были лишь обозначены государством: ориентация российских мегаполисов и крупных промышленных центров на импорт продовольствия делала как бы не обязательным формирование и развитие цивилизованных внутренних рынков, что создало благодатную почву для их криминализации и монополизации. Перенос же ответственности за хлебофуражное снабжение на региональный уровень и вовсе инициировал процесс разрыва локальных рынков зерна и хлебопродуктов.

В сложившейся ситуации создание цивилизованного общероссийского рынка становится возможным только путём формирования развитых региональных и межрегиональных рынков на основе общих для всех «правил игры» и их интеграции в единое рыночное пространство.

Вопросы формирования и развития рынка зерна и хлебопродуктов достаточно широко освещены в экономической литературе. Однако в большинстве опубликованных работ затрагиваются лишь отдельные стороны функционирования данного рынка. Эти работы не представляют собой комплексного исследоваPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ния. Ещё менее изучено действие рыночных механизмов на региональном уровне. Как следствие, мы наблюдаем тенденцию к недостаточности либо избыточности государственного вмешательства.

В монографии рассмотрены и обоснованы теоретические и методологические положения, а также практические рекомендации по таким ключевым вопросам функционирования региональных рынков зерна и хлебопродуктов, как формирование развитых рынков, сочетание рыночного саморегулирования и государственного вмешательства, развитие и поддержание конкурентной среды, обеспечение действия механизмов конкуренции и ценообразования, создание эффективной информационномаркетинговой и биржевой инфраструктуры.

Исходя из предлагаемых автором принципов приоритета рыночного саморегулирования и обеспечения минимально необходимого государственного вмешательства, разработаны концепция развития и перспективная модель рынка, а также определены основные функции федеральных и региональных органов власти по реализации модели.

Автор выражает благодарность доктору экономических наук, профессору В.В. Текучеву и доктору экономических наук Н.И. Куликову, взявших на себя труд прорецензировать данную работу, а также доктору экономических наук, профессору И.П. Шаляпиной, доктору экономических наук, профессору И.А. Минакову и доктору экономических наук, профессору Б.И. Смагину, принявшим активное участие в обсуждении результатов исследований, изложенных в настоящей монографии.

Особая благодарность – ректору Мичуринского государственного аграрного университета, члену-корреспонденту РАСХН, доктору технических наук, профессору А.И. Завражнову, оказавшему непосредственное содействие в издании этой книги.

1.1. Экономическая сущность рыночных отношений В процессе решения проблемы эффективного использования ограниченных производственных ресурсов, необходимых для достижения максимального удовлетворения материальных потребностей людей, общество теоретически может использовать множество институциональных структур и координационных механизмов.

В последние полтора-два столетия в мире действовали различные типы экономических систем: две рыночные системы – чистый капитализм или капитализм эпохи свободной (совершенной) конкуренции («laisser faire» - «пусть идёт, как идёт») и современная (смешанная) рыночная экономика, - а также две нерыночные системы – традиционная и административно-командная (социализм).

В рамках той или иной системы имеют место многообразные модели развития отдельных регионов и стран в зависимости от исторических, социально-экономических и национальных особенностей. Следует отметить, что творческое осмысление опыта их функционирования имеет определённое практическое значение для разработки перспектив развития российской экономики.

Наиболее жизнеспособной из всех известных науке систем хозяйства проявила себя рыночная система, которая оказалась более гибкой, способной приспосабливаться к изменяющимся внутренним и внешним условиям и наиболее эффективно использовать факторы производства – землю, капитал, труд и предпринимательскую способность.

Однако, весьма сложно получить ответ на прямой вопрос:

представляет ли собой рыночная система наилучший способ решения фундаментальных вопросов, стоящих перед каждой экономической системой: «что, сколько, как и для кого производить?».

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Осмысление содержания работ ведущих специалистов в области экономической теории, экономистов-аграрников, а также результатов наших исследований позволяет сделать вывод о том, что полного научного ответа на такой вопрос не существует, ибо любая попытка ответа неизбежно выходит за пределы накопленной информации и вступает в область ценностных суждений, не имеющих строгого научного обоснования [27, 31, 38, 50, 62, 104, 148 и др.].

В самом деле: поскольку имеется много альтернативных способов распределения ресурсов даже в рамках рыночной системы, не говоря уже о других системах и их модификациях, постольку представляется весьма сложным объективно оценить эффективность функционирования рыночных механизмов. Нельзя отрицать, что весьма возможно возникновение более совершенной, пострыночной системы, для исчерпывающей характеристики которой нам недостаёт пока научных фактов.

Более того, мы видим, что реальная рыночная система ни в коем случае не является абсолютно эффективной; это и является главным мотивом государственного вмешательства. Парадокс заключается в том, что при выполнении своих объективно обусловленных экономических функций государство, так же, как и рынки, проявляет себя как несовершенный по сути институт, далеко не всегда преследующий общественные интересы, а зачастую предпочитающий предоставить небольшому числу людей крупные выгоды за счёт остальных членов общества, которые несут незначительные (в развитых странах) либо весьма существенные (как в ходе российских реформ) индивидуальные потери.

Особенно яркий и болезненный эффект от взаимодействия несовершенных рынков с несовершенным государством мы можем наблюдать, изучая опыт российских преобразований.

Как известно, развитие рыночных отношений в России берёт своё начало с реформ Александра II, когда были пройдены «азы» капиталистического способа производства. После событий 1917 года отрицавшие рынок большевики были вынуждены провозгласить переход к НЭПу, понимая, что без использования рыночных принципов невозможно обеспечить восстановление и развитие народного хозяйства.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Не случайно американский советолог З. Бжезинский отмечал, что «НЭП – это самая открытая и интеллектуально новаторская фаза русской истории ХХ столетия» [41].

Затем был длительный эксперимент с общенародной собственностью и директивным планированием, доказавший свою несостоятельность уже в конце 60-х годов прошлого века. В своё время, исследуя эволюцию теории и практики социалистического планирования сельского хозяйства и связанных с ним отраслей на примере садоводства, мы убедились в неадекватности экономической системы, ориентирующей не на удовлетворение платёжеспособного спроса наиболее эффективным путём, а на выполнение отраслевого планового задания; консервирующей имеющиеся и воспроизводящей всё новые диспропорции в планах экономического и социального развития отраслей и регионов [231].

В связи с этим, А.И. Алтухов подчёркивает, что «такое планирование фактически было равносильно стихийности». В самом деле, например, в 1980-х годах план госзакупок зерна ни разу не был выполнен, а уровень планомерности при этом составлял лишь 0,37 [35, с. 227].

Необходимость перехода к рынку была осознана большей частью общества в 1986-1990гг., после чего начались рыночные реформы, основанные, к сожалению, не столько на объективном осмыслении их экономической и социальной целесообразности, столько на политическом радикализме, вызванном боязнью потерять власть. Отсюда – резкая дифференциация доходов и значительное падение жизненного уровня большинства населения.

По этому поводу А.Я. Лившиц отмечал: «С ценой реформ мало считаемся. Население не бережём» [292, с. 135]. В то же время в Китае, например, стараются, по словам Председателя Центробанка КНР Ху Цяочуаня, сделать всё возможное, чтобы народ быстро ощутил преимущества реформ, жертвуя для этого многими устоявшимися экономическими догмами [71: 2004г, № 23].

Избранная российскими реформаторами модель была основана на применении принципов совершенной (свободной) конкуренции. Однако при этом не были учтены особенности реформируемого объекта и, в первую очередь, тот факт, что не только совершенной, но и никакой вообще конкуренции в плановом хозяйPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com стве не было по определению. Попытки создать конкурентную среду назывались «дублированием», «параллелизмом», «нерациональным расходованием средств», а магистральный путь развития был тесно связан с углублением специализации и усилением концентрации производства.

К началу новейших реформ сложились гигантские отраслевые монополии со штабами в лице соответствующих министерств и региональные «удельные княжества» с особыми режимами функционирования хозяйства на подведомственных территориях.

По нашему мнению, реформаторы исходили из неверной методологической предпосылки, состоявшей в следующем: стоит только обеспечить свободу рыночных отношений, снизив степень управляемости экономикой до минимума, и «…всё остальное сделает естественный ход вещей» [228, с. 5-35]. Но на дворе был, увы, не 1776, а 1992 год.

Следует отметить, что зарубежные эксперты, не вовлечённые в российские реформы, достаточно категоричны на этот счёт [206, 238 и др.]. Так, Дж. Стиглиц отмечает, что курс шоковой терапии потерпел провал из-за чрезмерного доверия к учебникам и подмены целей средствами. Например, приватизация рассматривалась как цель, хотя она на самом деле – всего лишь средство достижения более фундаментальных целей. В самом деле, создание рыночной экономики важно не само по себе, а как «фактор повышения уровня жизни населения и обеспечения основы для устойчивого, демократического развития…» [238, с. 7, 28].

Известный теоретик смешанной экономики Дж. Гэлбрейт ещё в 1990 г предупреждал: «Не советуйте социалистическим странам того, чего никогда не примет для себя американское общество» [62, с. 14].

Чтобы рынок проявил свои преимущества, его, во-первых, надо сформировать. По этому поводу А.А.

Никонов отмечал:

«Рынок не рождается стихийно. Его надо создавать со всеми присущими ему атрибутами и инфраструктурой» [169, с. 649].

В XVIII-XIX веках рыночные институты формировались силами свободных хозяйствующих субъектов в условиях, приближающихся к параметрам свободного рынка. В то же время несостоятельность, неконкурентность современных рынков диктует PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com необходимость участия государства в процессе создания рынков развитых, на которых возможно эффективное действие основных механизмов самонастройки.

Более того, процесс формирования рынка, с нашей точки зрения, достаточно длителен и никоим образом не совместим с «шоковой терапией». Естественно, в результате проведения этой «терапии» рынок не только не проявил свои положительные черты, но и был в известной мере дискредитирован в глазах значительной части населения. Если кто и оказался в выигрыше, так это, прежде всего, теневой сектор бывшего СССР, легализовавшийся в первые годы реформ, да те предприниматели и чиновники, которые получили доступ к бюджетным средствам и сырьевым ресурсам.

В связи с этим было бы целесообразно с точки зрения методологии задаться вопросами: каковы же причины возникновения рыночной системы хозяйства; что представляют собой рынок совершенной конкуренции как эталон и современная рыночная экономика, характерная для подавляющего числа стран мира.

Последуем известному совету А.А. Никонова, который подчеркивал: «В научном наследии классиков есть нетленные положения, методологические подходы…, это часто даёт надёжный ключ в руки современного специалиста» [169, с. 5].

Более двух веков назад А. Смит подчёркивал: «В цивилизованном обществе он (человек, В.С.) непрерывно нуждается в содействии, в сотрудничестве множества людей… Он скорее достигнет цели, если обратится к их эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных интересах сделать для него то, что он требует от них… Эта самая склонность к обмену породила первоначально и разделение труда… Уверенность в возможности обменять… излишек продукта своего труда… на ту часть продукта труда других людей, в которой он может нуждаться, побуждает каждого человека посвятить себя определённому специальному занятию…» [227, с. 14].

Итак, склонность людей к обмену и естественная ограниченность производственных возможностей человека предопределяют возникновение общественного разделения труда, предполагающего обмен его результатами, а значит, формирование рыночных отношений.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com С другой стороны, разделение труда влечёт за собой экономическую обособленность субъектов рынка и, как следствие, возможность обеспечения частного интереса в процессе производства и обмена.

«Таким образом, каждый человек, - утверждал А. Смит, живёт обменом или становится в известной мере торговцем, а само общество превращается, так сказать, в торговый союз» [227, с. 20]. В свою очередь, этот «торговый союз» или рыночное хозяйство, создаёт прочную основу товарного производства, становясь его главным элементом.

Как отмечал У.С. Джевонс, в экономике истину можно получить «лишь возвратясь к мотивам, побуждающим человека действовать: чувствам удовлетворения и страдания» [248, с. 67].

Именно рыночные отношения, поощряющие людей к целесообразной трудовой деятельности, как показывает исторический опыт, в наибольшей степени соответствуют изначальной, глубинной сущности человека, заключающейся отнюдь не в желании приблизить светлое будущее и приумножить общественное благо, как полагали утописты всех мастей, а всего лишь в стремлении как можно полнее удовлетворить постоянно растущие личные потребности в течение краткого мига, называемого человеческой жизнью.

Но в результате «предприниматель имеет в виду лишь собственный интерес, преследует собственную выгоду, причём в этом случае он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем не входила в его намерения…» [228, с. 25].

В экономической теории имеют место самые разные трактовки сущности категории «рынок». Такое многообразие исследователи объясняют по-разному: от «неясности слога, объясняющейся путаницей в мыслях», до различий, обусловленных целями анализа [62, 242].

На наш взгляд, пестрота определений обусловлена следующими обстоятельствами. Во-первых, рынок не есть что-то статичное, раз и навсегда данное свыше; он может функционировать в различных формах, находиться на различных стадиях развития– от примитивного обмена до сложных социально-экономических систем; иметь достаточно ярко выраженную национальную и региональную специфику.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Во-вторых, рынок – это целостная, но противоречивая совокупность, столь неоднозначная и многообразная, что имеющиеся определения отражают лишь различные аспекты данной экономической категории.

В третьих, те или иные трактовки можно объяснить принадлежностью их авторов к определённому направлению, школе, течению экономической мысли.

Учитывая последнее, наиболее существенное, на наш взгляд, обстоятельство, с методологических позиций было бы целесообразно классифицировать имеющиеся определения экономической сущности рынка следующим образом (табл. 1.1).

–  –  –

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Классики экономической теории: У. Петти, Ф. Кенэ, А.Смит, Д. Рикардо, Д.С. Милль и др. – понимали рынок как обмен, организованный по законам товарного производства и обращения, т.е. не всякий обмен, а лишь такой, который основан на общественной оценке товаров и услуг в соответствии с теорией трудовой стоимости.

Данная трактовка сущности рынка как системы отношений в процессе воспроизводства соответствует самому глубинному, абстрактному пониманию.

«Невидимая рука» рынка, действующая только лишь при наличии конкуренции, с их точки зрения, оказывает определяющее влияние на весь процесс воспроизводства: чтобы выпустить товары, на которые предъявляется «действительный» спрос, надо приобрести всё необходимое для этого, т.е. другие товары; чтобы возобновить производство в неизменных или возрастающих масштабах, требуется реализовать готовые товары в количестве, которое, по А. Смиту, «естественно сообразуется с действительным спросом» и по цене, тяготеющей к «центральной», «естественной» цене или к стоимости данных товаров [228, с. 50-54].

У сторонников классической теории много последователей и в наши дни. Дело в том, что упрощённое понимание рынка как некоего стихийно функционирующего, аморфного образования не позволяет дать ответ на многие сугубо практические вопросы, возникающие в процессе формирования рыночных отношений.

Приведём несколько определений рынка, данных современными приверженцами так называемого воспроизводственного подхода. Г.Я. Киперман считает, что «рынок – это система экономических отношений, обеспечивающая эффективное функционирование экономики на основе заинтересованности… предпринимателей в получении прибыли». А.Ф. Шишкин акцентирует внимание на том, что «рынок – совокупность социальноэкономических отношений в сфере обмена, посредством которых осуществляется реализация товаров и окончательное признание общественного характера заключённого в них труда» [106, 278].

В.М. Козырев определяет рынок как «сложный механизм движения благ и услуг в форме товаров и денег в рамках всего общественного воспроизводства…» [118]. А.В. Гордеев и В.А. Бутковский полагают, что «рынок – форма экономических отношений PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com в общенациональной экономике, главным отличительным признаком которых является контакт покупателей и продавцов товаров и услуг с целью продажи или покупки…» [77]. Р.И. Шнипер и А.А. Новосёлов понимают рынок как «саморегулируемую систему вступающих в определённые экономические отношения субъектов, обеспечивающую создание необходимых условий для расширенного воспроизводства» [171, 282].

Анализируя эти и другие определения, можно сделать вывод, что, несмотря на общность концепции, исследователи, тем не менее, подчёркивают различные аспекты проявления данной экономической категории: интересы предпринимателей, общественный характер труда, механизм движения благ, контакт покупателей и продавцов, саморегулирование, условия для расширенного воспроизводства и т.д.

Поэтому представляются несколько упрощёнными выводы А.С. Васютина о том, что современные определения категории «рынок», опубликованные и в зарубежных, и в отечественных источниках, «близки друг другу», между ними «нет существенных разногласий» [64, с. 9-10]. Для иллюстрации приведём трактовку Д.В. Валового, характеризующего рынок как «абстрактную теоретическую экономическую категорию…, стихийный регулятор отношений между производством и потреблением» [62, с. 20-26].

По этому поводу следует отметить, что в советской планомерности, как показал проведённый нами ранее анализ, было на самом деле гораздо больше стихийности, чем в нормально функционирующем рыночном хозяйстве [231].

Ещё более существенные разногласия выявляются при анализе определений, данных представителями различных экономических направлений (табл. 1.1).

Неоклассики (А. Маршалл, А. Пигу, К. Менгер, П. Самуэльсон, Дж. Хикс и др.) расширили, углубили и конкретизировали понятие «рынок». По их мнению, это не только категория воспроизводства, но и механизм хозяйствования, совокупность экономических условий, при которых осуществляется взаимодействие продавцов и покупателей.

Вот несколько типичных определений. Э. Дж. Долан и Д.Е. Линдсней считают, что рынок – «это любое взаимодействие, в которое люди вступают для торговли друг с другом [86, с. 5-10].

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Один из создателей теории предельной полезности, У.С. Джевонс, понимал под рынком «группу людей, вступающих в деловые отношения и заключающих крупные сделки…» [65, с. 54].

С. Фишер, Р. Дорнбуш и Р. Шмалензи представляют себе рынок как «пакет соглашений» продавцов и покупателей, а И. Бернар и Ж.К. Колли – как «совокупность деловых операций и условий, определяющих производство и сбыт товаров» [43, 261].

И.К. Беляевский акцентирует внимание на том, что рынок – сложное «явление, подчиняющееся в своём развитии законам спроса и предложения» [235] в то время, как Е.А. Киселёва выделяет свойство рынка осуществлять взаимодействие, «основанное на децентрализованном… механизме ценовых сигналов» [110].

А.И. Алтухов подчёркивает, что рынок, охватывая все стадии расширенного воспроизводства, представляет собой систему хозяйственных связей между всеми его субъектами, определённый тип функционирования экономики [33].

Дж. К. Гэлбрейт видит сущность рынка в том, что он «представляет собой инструмент для распределения экономических ресурсов… в соответствии с волей потребителя» [62], а неолиберал Ф. Хайек характеризует рынок как «сложное передаточное устройство, позволяющее с наибольшей полнотой и эффективностью использовать информацию, рассеянную среди бесчисленного множества индивидуальных агентов» [263, 264].

Следует отметить, что неоклассики и неолибералы, используя в своих трактовках такие понятия, как «инструмент», «механизм», «передаточное устройство», предполагающие по самой сути некое внешнее вмешательство, отдают должное необходимости корректировки рыночных процессов.

Ещё более конкретно воспринимают экономическую сущность рынка сторонники весьма популярной ныне концепции институционализма, делающие акцент на формировании его организационной структуры, создании соответствующих рыночных институтов (Т. Веблен, У. Митчелл, М. Вебер и др.). По их мнению, рынок – это институт, сводящий вместе продавцов и покупателей, обеспечивающий их непосредственное взаимодействие (см. К.Р. Макконел и С.Л. Брю [148], А.К. Жирицкий и Р.И. Цвилёв [89] и др.).

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Необходимо отметить, что и в начале российских реформ, и в настоящее время вопросам формирования институтов рынка уделялось и уделяется недостаточно внимания. Не случайно именно такой подход заложен, например, в основу пакета документов по созданию общего аграрного рынка СНГ (Э.Н. Крылатых и др.). Тем самым, справедливо признаётся необходимость активной и кропотливой деятельности по строительству цивилизованных рынков, развитию не только экономических отношений, но и связанных с ними целого ряда условий и факторов: правовых, социальных, психологических, политических.

Более ортодоксальные экономисты воспринимают рынок лишь как сферу обращения, механизм распределения товаров и услуг, даже просто как процесс торговли, совокупность актов купли-продажи, что соответствует в целом модели плановой экономики, где рынок играет весьма подсобную роль – постольку, поскольку имеют место товарно-денежные отношения.

Так, Г.П. Овчинников отмечает, что рынок «представляет собой общественный механизм распределения товаров и услуг»

[178], а Д.В. Валовой и вовсе сводит суть данного понятия к процессу соединению товаропроизводителей с потребителями «в условиях анархии производства», т.е. к торговле, организации сбыта и рекламе [62].

В самом же конкретном смысле рынок отождествляют с местом, где совершаются сделки, акты купли-продажи. Подобные определения, в частности, даются, как возможные варианты, О.Г. Строковой, Б.А. Райзбергом, Е.В. Стрелковым и другими исследователями [135, 148, 242, 243].

Некоторые экономисты вообще рассматривают рынок в качестве промежуточного этапа: имела место дорыночная (натуральная) форма связи производства и потребления, а по мере усиления государственного вмешательства и концентрации капитала зарождается, по их мнению, так называемая пострыночная форма– планомерная. Например, А.В. Бузгалин полагает, что рынок – это «исторически определённая система экономических отношений, границы которой задаются… противоречием» между всеобщим обособлением и общественным характером товарного производства. Более того, они подчёркивают, что нужен не рынок, а PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com общество, основанное на принципе «высокого качества жизни»

[247, с. 24-26].

Вместе с тем, серьёзных научных обоснований данной гипотезы нами обнаружено не было.

Сопоставляя множество определений, с методологической точки зрения было бы правильно выделить теперь то общее, что имеется в большинстве предлагаемых вариантов, независимо от степени абстрактности проявления в них экономической сущности рынка:

1. Рыночные отношения есть, прежде всего, отношения по поводу обмена товаров и услуг.

2. На рынке присутствуют, с одной стороны, предъявители спроса (покупатели), с другой стороны, поставщики товаров и услуг (продавцы).

3. Экономические отношения между субъектами рынка должны осуществляться исходя из требований закона стоимости, т.е. из равенства в обмене общественно-необходимых затрат труда или, в долгосрочном плане, – из равенства условий воспроизводства.

4. Цена, которую покупатель согласен уплатить за товар, определяется степенью полезности его для потребителя; цена, которую хочет получить продавец, имеет в своей основе издержки производства. Вероятность установления равновесной цены зависит от степени конкурентности тех или иных рынков.

5. Наконец, всеми авторами признаётся дееспособность рыночных механизмов; только одни видят в них, прежде всего, некую стихийную разрушительную силу, которой надо управлять, другие – сложную и тонкую систему самонастройки, излишнее вмешательство в функционирование которой может привести к нежелательным последствиям.

По нашему мнению, наиболее полно сущность рынка и как системы экономических отношений, и как механизма взаимодействия покупателей и продавцов, и как совокупности институтов, и как совокупности потребителей можно выявить, творчески применяя и развивая воспроизводственный подход. Дело в том, что реализовать свои потенциальные возможности рынок в состоянии лишь в том случае, когда он становится регулятором процесса общественного воспроизводства, когда, по словам PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Б.А. Райзберга, «товарно-денежные отношения становятся превалирующими, проникают во все сферы и секторы экономики»

[135, с. 227-228].

С нашей точки зрения, наиболее полно экономическая сущность рынка выражена в трактовках сторонников неоклассического направления. Вместе с тем, мы попытались, учитывая всю многоаспектность данной экономической категории, сформулировать авторское определение.

Итак, по нашему мнению, рынок – это децентрализованный механизм координации, регулирования и контроля индивидуальных решений и предпочтений хозяйствующих субъектов, функционирующих в конкурентной среде, который обеспечивает наиболее полное удовлетворение материальных потребностей общества и создание условий для расширенного воспроизводства тем хозяйствующим субъектам, товары которых получили общественное признание.

Итак, важнейшей методологической предпосылкой, отправной точкой наших исследований явилось понимание сущности рынка как сложной и многоаспектной экономической категории, оказывающей определяющее воздействие на процесс воспроизводства. В связи с этим, необходимо особенно подчеркнуть следующие положения.

1. Употребляя понятия: «национальный рынок», «аграрный рынок», «агропродовольственный рынок», «зерновой рынок», «рынок зерна и хлебопродуктов», «региональный рынок» и т.п., мы имеем в виду, прежде всего, некую сложившуюся совокупность экономических отношений по поводу обмена определённых товаров на определённых территориях и в продуктовых подкомплексах, или совокупность продавцов и покупателей, а также сделок между ними. В этой ипостаси рынок есть следствие общественного разделения труда и существует с незапамятных времён.

2. Используя понятия «псевдорынок», «квазирыночные отношения», «российская модель», мы характеризуем до сих пор не вполне сформировавшиеся российские агропродовольственные рынки, которые не в состоянии обеспечить не только расширенное, но даже и простое воспроизводство в силу значительных отклонений от режима развитого рынка.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

3. Оперируя понятиями «развитой рынок» или «нормально функционирующий рынок» мы подразумеваем такую фазу развития отношений обмена, при которой рынок становится единой самонастраивающейся системой, начиная выполнять роль регулятора и координатора воспроизводственных процессов, то есть при которой роль рыночных механизмов становится преобладающей. Это станет возможным при наличии ряда условий, главными из которых являются формирование конкурентной среды и рыночной инфраструктуры.

4. Поскольку развитой рынок в России ещё не сформирован, главная проблема и главная миссия государства состоит отнюдь не в регулировании неорганизованных (или кем-то слишком хорошо «организованных») экономических отношений хозяйствующих субъектов, а именно в создании этого развитого рынка:

обречены на провал попытки регулировать то, чего не существует, ибо это лишь многократно усиливает имеющиеся диспропорции между спросом и предложением, производством и потреблением.

5. Формирование развитого рынка, по нашему мнению, есть процесс последовательных институциональных преобразований, направленных на создание адекватной экономико-правовой среды как на федеральном, так и на региональном уровнях.

6. Национальный рынок есть система региональных рынков.

Как отмечает У. Изард, любой стране присущ не единый обширный рынок, а иерархия рынков: национальные, региональные (в пределах так называемого метрополитенского ареала), субрегиональные, местные [97].

Это имеет особое значение в связи с внутрирегиональными различиями. Поэтому, вопросы разработки пространственной стратегии и региональной политики приобретают в настоящее время важнейшее значение.

7. Региональные рынки суть открытые системы, предполагающие наличие тесных межрегиональных экономических связей между ними. Как весьма удачно высказался по этому поводу Г. Шмидт, рынки, так же как и парашюты, срабатывают, только если они открыты. В то же время, отличительной особенностью российской экономики является замкнутость многих региональных рынков, обусловленная тенденциями к самообеспечению PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com вплоть до сепаратизма. Это свидетельствует о наличии множества проблем, связанных с функционированием рынка на региональном уровне.

8. В качестве методологической основы исследования процессов формирования и развития регионального рынка нами использован так называемый воспроизводственный подход. Развитой региональный рынок как подсистема общенационального рынка формирует экономическую среду, необходимую для функционирования процесса воспроизводства.

В самом деле, региональный воспроизводственный процесс есть возобновление на качественно новом уровне кругооборота материальных, финансовых, трудовых и информационных ресурсов. Этот кругооборот осуществляется посредством экономических отношений между хозяйствующими субъектами через систему региональных рынков.

9. В настоящее время значительно возросла роль региональных рынков в обеспечении населения продовольствием. Именно на региональном уровне осуществляется практическая реализация рыночных принципов и методов, апробация экономического механизма функционирования рынка с учётом политических, национальных и региональных особенностей.

Но насколько совершенны рыночные механизмы, в чём их преимущества перед плановым хозяйством? Общеизвестно, что элементы рынка имеют место в командной экономике, равно как черты планомерности характерны для экономики рыночной. Однако, чрезвычайно трудно подобрать примеры эффективного функционирования плановой системы без широкого использования рыночных отношений.

Мы разделяем мнение И.Н. Буздалова, который подчёркивает, что «рыночные отношения – объективное закономерное явление…, не имеющее с точки зрения более эффективного использования ресурсов, альтернативы…» [59, с. 8-9].

Следует согласиться в этом контексте и с выводами В.В. Герасименко о том, что плановая экономика является ресурсоограниченной, т.е. объёмы производства лимитируются наличием экономических ресурсов, а вся выпущенная продукция распределяется по воле государства. Напротив, рыночная экономика является спросоограниченной, т.е. объёмы производства лимитируPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ются уровнем платёжеспособного спроса по схеме «спрос рождает предложение», а ресурсы направляются именно туда, где они дадут наибольшую отдачу. Всё это практически невозможно предусмотреть в самом совершенном государственном плане [247].

Как весьма справедливо отмечает М. Трейси, в условиях современной сложной экономики, даже если власти искренне стремятся к повышению уровня благосостояния граждан, к искоренению коррупции и т.д., то есть если даже власть идеальна, совершенно нереалистично достичь экономического равновесия при помощи директивного планирования «сверху». Для этого надо иметь огромные массивы постоянно обновляющейся информации практически по каждому экономическому агенту, осуществить не менее огромное число расчётов, да ещё и смочь правильно проанализировать их результаты.

Однако, малейшее изменение хотя бы одного параметра, использованного в таких расчётах, вызывает мгновенное изменение множества связанных с ним параметров, и так до бесконечности.

Напротив, рыночные механизмы позволяют с гораздо меньшими издержками достигнуть оптимума согласно теории конкурентного равновесия Парето [249, с. 165-167].

Развитие народного хозяйства СССР осуществлялось, как свидетельствует анализ, вовсе не благодаря государственным планам экономического и социального развития, которые, как правило, не выполнялись, а вопреки им [64, 231]. Дело в том, что тотальное государственное управление неминуемо нарушало механизм действия основных экономических законов товарного производства: закона стоимости и закона спроса и предложения.

Как отмечают А.И. Алтухов и Н.А. Пролыгина, «общественная значимость труда и продукта признавалась задолго до его реализации, что нарушало естественную связь между производством и потреблением» [31, с. 39]. А ведь ещё Н.Д. Кондратьев делал вывод о том, что «в условиях товарного хозяйства рынок является одной из основных сил, регулирующих» процесс воспроизводства [124].

Таким образом, при плановом хозяйстве экономика приспосабливается к интересам власти («в свете решений…»); при рыночном хозяйстве власть вынуждена действовать в соответствии с её законами. Как подчёркивают А.В. Гордеев и В.А. БутковPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ский, плановая система основана на обеспечении приоритетного развития производства, что провоцировало тенденцию к завышению его реальных объёмов, погоне за промежуточными показателями; рынок же провозглашает принцип «приоритета (суверенитета) потребителя» конечной продукции [77, с. 15].

Рассмотрим подробнее механизм, с помощью которого рыночная система обеспечивает более высокую степень адаптации к изменяющимся условиям внешний и внутренней среды, чем плановая. В таблице 1.2 представлена в обобщённом виде модель идеального рынка совершенной конкуренции.

Мы видим, что механизм взаимовлияния и взаимозависимости спроса, предложения и равновесной цены является основной координирующей и организующей силой; механизм конкуренции, обеспечивая широкое рассеивание рыночной власти и заставляя предпринимателей в погоне за прибылью удовлетворять платёжеспособный спрос, является основной регулирующей и контролирующей силой. При этом достигается максимально возможная эффективность распределения ограниченных ресурсов.

Вместе с тем, следует признать, что даже модель свободного рынка, являющаяся, по сути, эталоном для анализа, имеет ряд недостатков. По мере нарастания отклонений от режима свободного рынка проблем становится всё больше, а роль государства, соответственно, должна быть всё весомее.

В ходе рыночных реформ в России сложилась парадоксальная, на первый взгляд, ситуация: де-факто развитой рынок в течение почти полутора десятков лет функционирования переходной экономики так и не был сформирован вследствие того, что государство самоустранилось от решения этой, с нашей точки зрения, центральной проблемы современного экономического развития.

Мы присоединяемся к мнению многих исследователей о том, что в России до сих пор имеют место псевдо- или квазирыночные отношения, характеризующиеся высокой степенью монополизации экономики, ориентацией на вывоз капитала, углублением технологической деградации, наличием коррумпированного государственного аппарата и влиятельного теневого сектора.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Естественно, имеют место экономические отношения по поводу обмена, осуществляется взаимодействие продавцов и покупателей, производство становится более отзывчивым на рыночные сигналы. Вместе с тем, эти отношения не образуют единой системы хозяйственных связей, а продуктовые потоки больше напоминают броуновское движение, чем экономически целесообразные каналы сбыта.

На основе анализа состояния российского агропродовольственного рынка мы составили общую модель его функционирования, в которой сделан акцент на стоящие перед государством проблемы формирования и развития данного рынка (см. таблицу 1.3). Вывод очевиден: государственное вмешательство носит не вполне адекватный характер, что способствует углублению серьзных диспропорций в продуктовых цепочках; основной удар при этом приходится на сельское хозяйство как отрасль, изначально находящуюся в невыгодном положении перед лицом партнёровмонополистов.

Размышляя о причинах неудовлетворительного решения проблемы формирования развитых агропродовольственных рынков в России, целесообразно выделить два основных, по нашему мнению, аспекта.

Во-первых, изначальная ориентация российских реформаторов на импорт продовольствия, основанная на представлениях об отечественном сельском хозяйстве как о «чёрной дыре», делала необязательным и довольно обременительным формирование развитого внутреннего агропродовольственного рынка. К тому же, это отвечало интересам крупных государственных и частных операторов, зарабатывавших на ценовой разнице и колебаниях цен в отсутствие механизмов определения средней рыночной цены.

Во-вторых, формированию цивилизованных рыночных отношений в значительной степени препятствует фактор, значение которого недооценивают многие исследователи, – состояние общественного сознания. С нашей точки зрения, оно едва ли не определяющим образом влияет на экономические решения как государства, так и хозяйствующих субъектов.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В самом деле, государственные чиновники и предприниматели руководствуются не только должностными инструкциями, экономическими интересами и совокупностью правовых норм;

они действуют, в первую очередь, сообразно личному или групповому мировоззрению, то есть некоей системе понятий и деловых обычаев, принятой в их кругу. Это проявляется и в осуществлении правоприменительной практики, и в содержании множества сделок, заключаемых на рынке.

К сожалению, сложившаяся деловая практика основывается почти во всех случаях на приоритете личных интересов при фактическом отрицании общественных. В условиях, когда не создано механизма сочетания тех и других интересов, то есть, не созданы нормально функционирующие, развитые рынки, экономика обречена на прозябание. Таким образом, процесс формирования рынков был брошен на произвол судьбы.

По нашему мнению, рынок лишь тогда сможет обеспечить приоритет общественных интересов, когда он в состоянии выполнять свою главную миссию, заключающуюся в эффективном регулировании процесса общественного воспроизводства. Эта миссия может быть реализована, на наш взгляд, лишь при наличии двух основных условий.

Во-первых, целесообразно в максимальной степени обеспечить действие рыночных законов и механизмов, а именно:

- закона стоимости, определяющего порядок формирования общественно-необходимых затрат на производство, распределение, обмен и потребление;

- закона спроса и предложения, регулирующего степень эффективности производства и обмена, соотношение товарных и денежных потоков, уровень и динамику цен;

- механизмов конкуренции, способствующих перетоку ресурсов в более выгодные сегменты рынка и, тем самым, выравниванию нормы прибыли на вложенный капитал.

Во-вторых, необходимо иметь эффективно функционирующие рыночные институты и «правила игры», способствующие выполнению рынком его важнейших функций, таких как:

- рациональное распределение ресурсов через механизм конкуренции;

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

- установление ценностных эквивалентов для обмена и, на этой основе, приведение структуры производства в соответствие со структурой платёжеспособного спроса;

- распространение информации о целесообразности производства;

- стимулирование эффективного хозяйствования;

- оздоровление экономики путём банкротства несостоятельных предприятий.

С учётом вышеизложенных положений нами разработана перспективная модель российского агропродовольственного рынка, функционирующего в режиме развитого рынка (см. таблицу 1.4).

Для перевода системы из фактического состояния (табл. 1.3) в желаемое (табл. 1.4) необходимо разработать концепцию и комплекс организационно-экономических мероприятий. Реализация этих мероприятий позволит решить первоочередную задачу формирования рынка.

Как только параметры развитого рынка будут достигнуты, потребуется периодически производить корректировку рыночных процессов по основным направлениям, представленным в таблице 1.4.

Как мы видим, государство не должно самоустраняться от вмешательства в рыночные процессы даже в условиях свободного (идеального) рынка; тем более, его присутствие необходимо на реально функционирующем агропродовольственном рынке России.

Вместе с тем, основными факторами, препятствующими эффективному функционированию российского рынка, с нашей точки зрения, являются:

- высокий удельный вес теневого оборота товаров и услуг (по нашим оценкам, до 60%);

- неадекватные формы и методы государственного вмешательства;

- неконкурентность и дезинтеграция региональных рынков;

- отсутствие благоприятной экономической среды для функционирования рынков в силу неразвитости соответствующей инфраструктуры.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В результате, механизмы самонастройки вынуждены действовать как бы в «пожарном порядке», в режиме естественного отбора, ликвидируя накопившиеся диспропорции путём резких конъюнктурных колебаний (например, кризис 1998 г., беспрецедентное снижение цен на зерно в 2002 и в 2005гг., а также их взлёт в 2003-начале 2004 гг.).

Из этого следует, что рынок в России, по меткому определению А.И. Алтухова и А.С. Васютина, есть «гибрид с худшими чертами директивной и рыночной экономики» [33, с. 161].

Итак, рыночная система хозяйства проявляет свои положительные качества там и тогда, где и когда она становится регулятором процесса воспроизводства, т.е. имеет место развитой, цивилизованный рынок. Однако, во-первых, такой рынок в России до сих пор отсутствует, во-вторых, даже развитой рынок, формировавшийся в развитых государствах в течение столетий, увы, не всемогущ и не в состоянии обеспечить решение многих социально-экономических проблем, возникающих в обществе.

В связи с этим, в настоящее время на первый план выдвигается задача обеспечения рационального сочетания рыночного саморегулирования и государственного вмешательства.

1.2. Роль государства в развитии агропродовольственных рынков Перефразируя известное изречение, касающееся демократии, можно сказать, что рынок, конечно же, не самый совершенный способ соединения производства и потребления, но ничего лучшего так и не было изобретено человечеством.

Современные исследователи отмечают следующие основные недостатки рыночной системы хозяйства. Во-первых, «невидимая рука» рынка по определению не решает, как отмечает, например, В.М. Юрьев, «проблем абстрактной справедливости и гуманизма» в части перераспределения материальных благ [181, с. 74-75].

Во-вторых, рынок обусловливает недостаточный интерес к низкорентабельным или убыточным, но общественно значимым товарам, услугам и видам деятельности (например, к формированию рыночной инфраструктуры, развитию социальной сферы или PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com строительству автомобильных дорог). Всё, что не обеспечивает быстрых сроков окупаемости, может быть отвергнуто в качестве объекта вложения инвестиций. Таким образом, как подчёркивает А.С. Булатов, «… стихийно действующий механизм рынка не настраивает экономику на удовлетворение многих общественных потребностей…» [287, с. 63].

В третьих, в процессе производства и потребления постоянно возникают внешние нежелательные эффекты (экстерналии), не имеющие денежного выражения и потому не фиксируемые рынком, но нарушающие экономическое равновесие. Например, загрязнение окружающей среды, производство выгодных, но вредных для здоровья товаров, проблемы развития больших городов и сохранения сельских ландшафтов и т.д.

Как отмечают К.Р. Макконнелл и С.Р. Брю, «там, где спрос и предложение не отражают точно все… издержки производства, то есть где существуют внешние… издержки, рыночная система не способна обеспечить такое распределение ресурсов, которое наилучшим образом удовлетворяет потребности общества» [148, т. 1, с. 89-90].

В четвёртых, имеют место, по определению А.Я. Лившица, «хронические болезни» рыночной экономики – стремление к монополизму и инфляция [65, с. 68-69]. Стремление хозяйствующих субъектов к захвату лидирующих позиций ведёт к постепенной модификации рынков, приближающихся к модели совершенной конкуренции, в рынки монопольные, на которых механизм саморегулирования утрачивает многие присущие ему конструктивные функции. Это, в свою очередь, стимулирует так называемую инфляцию издержек, которая в условиях неразвитости, например, агропродовольственных рынков, является, по сути, генератором инфляционного роста цен на продукцию монополистов.

Однако, следует отметить, что эти тенденции характерны и для нерыночных экономик, прежде всего, плановой, как наиболее развитой из них, только проявляются в несколько иных формах.

Так, инфляция в условиях директивного ценообразования и закрытости экономики от внешних рынков провоцирует товарный дефицит, развитие теневого оборота и, как следствие, нарастание диспропорций в процессе воспроизводства. Монополизм же, как PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com было показано выше, вообще имманентен административнораспределительной системе.

Кроме того, по мнению многих авторов, рыночной экономике присущи и другие серьёзные недостатки:

- неустойчивость, вызывающая неполную занятость и нестабильность конъюнктуры;

- невозможность обеспечения экономической, и, в частности, продовольственной безопасности государства;

- недостаточная эффективность осуществления глубоких структурных преобразований исходя из интересов общества и др.

Логично было бы предположить, что именно несостоятельность рынков является важнейшей предпосылкой вмешательства в процесс их функционирования некоей субъективной силы – государства. Кроме того, следует отметить, что рыночный механизм оказывает благоприятное воздействие на экономику лишь при относительно стабильных, близких к равновесным состояниях. В условиях, когда необходимо одновременно и формировать рынки, и регулировать их (что мы называем «создание рынков в процессе их развития») роль государства как выразителя общественных интересов объективно возрастает.

Не подлежит сомнению, что любой реально функционирующий рынок содержит в себе элементы так называемого «рынка совершенной конкуренции» или «свободного рынка», на котором «невидимая рука», воспетая гениальным шотландцем, обеспечивает согласование интересов предпринимателя и общества.

Вообще говоря, в условиях свободного рынка не требуется никакого вмешательства государства, поскольку никто из многочисленных участников его не в состоянии оказать влияние на решение других; товары абсолютно однородны и не позиционированы с помощью товарных марок; барьеры входа на рынок и выхода из него отсутствуют, а каждый экономический агент обладает полной информацией о состоянии рынка.

Однако, этого идеального образа, эталона, не существует в реальной экономической действительности. Мы имеем дело с рынками, в той или иной степени отклонившимися от режима свободного рынка в силу тенденции к угасанию конкуренции и концентрации экономической власти.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Отсюда следует достаточно однозначный вывод: необходима государственная корректировка рыночных процессов. В этом единодушны практически все исследователи. Основным предметом дискуссий является сегодня вопрос о степени вмешательства государства.

О широте диапазона взглядов на эту проблему представителей различных направлений экономической мысли свидетельствуют данные, обобщённые нами в табл. 1.5.

–  –  –

Как известно, разработка концепции «свободного рынка»

была начата А. Смитом и его единомышленниками и продолжена современными неоклассиками. Суть её состоит в том, что любое PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com воздействие государства вносит разлад в функционирование рыночных механизмов.

Но это было, несомненно, справедливо для той краткой поры рыночного романтизма, которая быстро сменилась эпохой борьбы за наиболее выгодные условия обмена, за обладание экономической властью. Этот процесс тесно связан с ограничением конкуренции и, как следствие, со стремлением к монополизму как способу получения сверхприбыли. Эффективность же общественного производства в целом при этом снижается.

Возникает ситуация, когда предприниматели, усиливая свою рыночную власть, не только не служат интересам общества, но и вступают в прямое противоречие с ними. Яркий пример тому – эпизоды новейшей истории России, посвящённые так называемым «олигархам».

Таким образом, в случае отклонения рынка от параметров модели совершенной конкуренции «невидимая рука» даёт осечку.

Отсюда неоклассики и неолибералы делают вывод о неизбежности государственного вмешательства в целях возвращения рынка в конкурентное состояние.

По нашему мнению, модель «свободного рынка» сегодня – не более чем точка отсчёта, один из методов изучения рынка реального. Тем не менее, следует отметить, что аграрный сектор экономики и его основа – зерновое хозяйство в наименьшей степени отклонились от режима свободного рынка по сравнению с другими секторами. Это обстоятельство не только порождает многие проблемы этого, по выражению П. Самуэльсона, «несчастного пасынка природы…, но любимого приёмного сына правительства»; оно даёт нам веские основания полагать, что вышеуказанный «пасынок» может сыграть особую роль в процессе формирования развитого агропродовольственного рынка России [216, с. 71].

В самом деле, чем более рынок того или иного продукта приближается по своим параметрам к идеалу, т.е. рынку совершенной конкуренции, тем в большей степени оказываются задействованными механизмы саморегулирования. Конечно же, очевидная зависимость сельского хозяйства от природноклиматических условий вызывает необходимость корректировки действия этих механизмов со стороны государства; взаимодейстPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com вие со смежными и ещё менее свободными рынками только усиливает эту необходимость.

Однако исследование процессов саморегулирования, например, зернового рынка, позволяет, по нашему мнению, разработать методологические основы функционирования не только самого этого рынка, но и в известной степени всех остальных рынков, так или иначе связанных с зерновым.

Таким образом, ориентиром для развития, той самой точкой отсчёта может стать не абстрактная модель «свободного рынка», а реальный механизм с наивысшим уровнем конкурентности – зерновой рынок, на котором сегодня методом проб и ошибок, медленно, но верно формируются новые экономические отношения.

В связи с этим, целесообразно было бы, учитывая специфику агропродовольственных рынков, рассмотреть основные факторы, определяющие степень вмешательства государства в рыночные процессы. С нашей точки зрения, таковыми являются:

1. Цикличность производства.

Роль государства объективно возрастает в периоды спада, депрессии, когда нарушается макроэкономическое равновесие между совокупным спросом и совокупным предложением, проявляющееся в ускорении инфляционных процессов при увеличении спроса и росте безработицы, когда спрос снижается (Дж.М. Кейнс) [104].

Напротив, при повышении темпов экономического роста, сопровождающемся оживлением хозяйственной конъюнктуры, рыночный механизм гораздо эффективнее функционирует при минимальном уровне государственного регулирования (П. Самуэльсон, [216]).

2. Особенности переходной экономики.

В условиях «переходной» или «транзитарной» экономики, когда формируются основы рыночного хозяйства, степень государственного вмешательства объективно должна быть выше, чем при зрелом, развитом рынке. Мы разделяем точку зрения ряда авторов, в частности И.Н. Буздалова, А.С. Булатова, В.М. Юрьева, подчёркивающих особую роль государства в такие «переломные»

периоды. А.Г. Зельднер вообще рассматривает государственную систему регулирования как «форму, имманентную переходному PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com периоду», обеспечивающую первоначальное накопление и условия для расширенного воспроизводства [94].

Однако при переходе к рыночным отношениям возможности государства влиять на хозяйственные процессы значительно снижаются по мере осуществления процессов приватизации и либерализации экономической деятельности.

Например, в зернопродуктовом секторе агропродовольственной экономики Тамбовской области уже к началу 2000 г. не осталось ни одного предприятия, так или иначе контролируемого государством. Государственные пакеты акций были почти полностью проданы частным лицам и фирмам, тогда как в соседних областях России местные органы власти обеспечивали контроль хотя бы над ведущими перерабатывающими предприятиями.

В то же время, потребность в государственном вмешательстве в период смены общественно-экономических формаций сохраняется на достаточно высоком уровне и даже возрастает по мере углубления кризисных явлений. Данное противоречие получило название «парадокса переходной (транзитарной) экономики» [287, с. 565; 181, с. 81-82; 102].

Самоустранение государства вызывает резкую активизацию криминальных структур; отсутствие внятных «правил игры» на рынке и соответствующей инфраструктуры стимулирует расцвет теневого оборота, который, даже по официальным оценкам, составляет 30-40% объёма продаж, например, зерна.

3. Резкие колебания цен.

Рыночный механизм успешно функционирует, когда отсутствуют резкие колебания цен, вызванные особенностями формирования совокупного спроса и совокупного предложения в аграрном секторе экономики.

В случае обвала цен рынок приходит в замешательство, возвращаясь в равновесное состояние далеко не сразу, со значительными издержками и потерями.

Смягчить этот процесс может государство, оказывая корректирующее влияние на рыночную конъюнктуру с помощью закупочных интервенций, расширения экспорта и других мероприятий, способствующих увеличению совокупного спроса и стабилизации цен.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Следует иметь в виду, что рыночные сигналы далеко не всегда правильно ориентируют товаропроизводителей в отношении совокупного спроса. Если цены в силу каких-то причин повышаются, это ещё не означает, что в той же пропорции растёт и спрос.

Чем сложнее хозяйство, тем в большей степени на экономическую конъюнктуру оказывают влияние спекулятивные операции (игра на повышение) и эффект «накопления» (либо «реальных кассовых остатков»), описанный неоклассиком А. Пигу. Эффект «накопления» проявляется в том, что при росте цен покупательная способность денег снижается и, чтобы не потерять на этом, потребители большую часть доходов сберегают (а в России ещё и укрывают), из-за чего текущий спрос не только не повышается, но даже падает, а цены в итоге возвращаются в равновесное состояние.

В результате, поставщики товаров гораздо позднее наталкиваются на рамки платёжеспособного спроса, подобно тому, как это произошло в России с производителями техники и оборудования для сельского хозяйства в начале 90-х годов ХХ века. Нужно было пройти через кризис 1998 г, чтобы приблизиться к равновесному состоянию, остановив углубление пресловутого «диспаритета цен».

При адекватном корректирующем воздействии государства, с нашей точки зрения, всегда имеется возможность обеспечить макроэкономическую стабилизацию в нормальном режиме.

4. Аграрный сектор требует усиленного внимания государства по следующим основным причинам.

Во-первых, непосредственная зависимость сельскохозяйственного производства от природных условий предопределяет непредсказуемость его результатов, постоянные колебания объёмов производства и уровня рыночных цен. Всё это, учитывая низкую эластичность спроса на сельскохозяйственную продукцию как по цене, так и по доходу, порождает так называемую «краткосрочную фермерскую проблему»: даже незначительные изменения спроса вызывают резкие колебания цен, а значит, и доходов товаропроизводителей (зерновой рынок России 2002-2004 гг.).

Вместе с тем, как отмечает А.В. Петриков, «сегодня более чем от погоды, отрасль зависит от валютного курса, платёжеспоPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com собного спроса, ставки рефинансирования Центробанка и других макроэкономических показателей» [183].

Во-вторых, вследствие роста производительности труда в сельском хозяйстве темпы роста совокупного предложения превышают темпы роста совокупного спроса («долгосрочная фермерская проблема»), что ведёт к перепроизводству продуктов питания и, опять-таки, к снижению доходов товаропроизводителей.

Более того, согласно закону Энгеля, вообще падает удельный вес агропродовольственного сектора в национальной экономике [290].

В-третьих, возможности диверсификации сельскохозяйственного производства весьма ограничены, сколь-нибудь существенное изменение потребительских свойств продукции маловероятно, пока действуют биологические законы, имеющие в данном случае несомненный приоритет перед законами рынка. Принимая во внимание также тот факт, что производителей сельскохозяйственной продукции намного больше, чем переработчиков и продавцов, мы получаем феномен так называемого «диспаритета цен» или, в более широком плане, явление «диспаритета межотраслевого обмена», выражающееся в неравенстве условий для расширенного воспроизводства в различных отраслях.

Достаточно большое число российских экономистоваграрников, особенно в 90-е годы ХХ века, настаивали и настаивают на том, что диспаритет цен – это не объективная закономерность, а следствие ошибок в проведении реформ. Однако, обратимся к классикам. А Смит: «Капитал, будучи вложен в сельское хозяйство,… отчасти возвращается в деревню, за счёт которой в значительной мере был первоначально накоплен в городе… Именно торговля с деревней главным образом обогащает города»

[228, с. 112-113].

П. Самуэльсон: «На протяжении десятилетий цены на сельскохозяйственную продукцию были относительно ниже цен на прочие товары… Попытка искусственно поддерживать цены на произвольном уровне вызывает появление излишков сельскохозяйственных продуктов» [216, с. 71-72]. И далее он отмечает, что американский фермер из каждого доллара, истраченного на продовольствие в розничной торговле, получал в конце 40-х годов ХХ века 50 центов, а в начале 60-х годов – лишь 40 центов. НаPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com чиная с 1947 г., фермерский доход все время сокращался относительно других видов дохода абсолютно и относительно. По свидетельству М. Трейси, в 1990 г. доля продукции сельского хозяйства в выручке от розничных продаж составила в США всего лишь 29,7%, в 1993 г. – 25,9%, а в 1994 г. – только 21% [249].

Ещё ниже удельный вес стоимости зерна в объёме розничного товарооборота хлеба и хлебопродуктов. В США он составил 7,9% в 1990 г и 7,1% в 1993 г.; в странах ЕС – около 5-7%. Для сравнения: по данным А.И. Алтухова и А.С. Васютина, доля сельского хозяйства в розничной цене на хлеб в России за период с 1990 по 1999 г хотя и сократилась почти в 3 раза, но составляла, тем не менее, 12-15% [33, с. 66-67].

Отсюда следует очевидный вывод: диспаритет цен в развитых странах ещё больше, чем у нас, хотя не секрет, что дела в аграрном секторе там обстоят гораздо лучше. В этом контексте мы не совсем согласны с точкой зрения А.В.

Гордеева, который подчёркивает, что проблема диспаритета цен – «основной камень преткновения в деле возрождения сельского хозяйства» [71:

2003г., № 49]. По нашему мнению, наиболее значительным препятствием является отсутствие развитых агропродовольственных рынков, прежде всего, рынка зернового, что и провоцирует усиление неэквивалентности обмена.

По данным А.Г. Белозерцева, диспаритет цен резко углубился ещё после российских событий 1917г. Если за плуг в 1913г.

давали 20 пудов зерна, то в 1923 г. – уже 150 пудов (в 7,5 раза больше); за косилку – соответственно 150 и 847 пудов (в 5,6 раза больше) и т.д. [41, с. 17].

Из писем в редакцию «Известий ЦИК СССР и ВЦИК» (лето 1932 г): «… вот когда у Джугашвили должна закружиться голова… Зерно у людей забрали по 63 коп. за пуд, а хлеб в кооперативе продают по 2 руб. 20 коп. за фунт. Разве это не бандитизм?»

[169, с. 236].

Из спецсообщения УНКВД по Ленинградской области о крестьянских волнениях зимой 1937 г.: «Слышны возгласы:

«Всех обобрали. Наш хлеб отдали по 1 руб. 80 коп. за пуд, а продают по 1 руб. за кг!» [71: 2004 г., № 16]. Тот же А.Г. Белозерцев отмечает, что неэквивалентный обмен между городом и деревней процветал перед Великой Отечественной войной.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Из новейшей истории: по материалам Д.Б. Эпштейна, «за 1991-1998 годы сельскохозяйственные предприятия потеряли в результате диспаритета цен… не менее 60% основных средств, а их оборотные средства сократились в 10-11 раз по сравнению с уровнем 1990 года» [292, с. 175].

Ситуация, складывающаяся в последние годы, отражена в табл. 1.6 [35, 236].

–  –  –

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com А.В. Гордеев резюмирует: за годы реформ цены на сельскохозяйственную продукцию сократились по отношению к средним ценам в российской экономике в 3 раза, а цены на горючее выросли на такую же величину [71: 2004 г., № 23].

Таким образом, так называемый паритет цен на сельскохозяйственную продукцию и средства производства для сельского хозяйства, находящий своё выражение в соотношении темпов роста этих цен, а также доле смежных отраслей в стоимости конечной продукции, на протяжении почти всей истории аграрного развития изменялся не в пользу аграрного сектора. Только лишь в период с 1965 по 1990 годы соотношение цен в плановом порядке завышалось в пользу сельского хозяйства, что, впрочем, не дало ощутимого эффекта.

Итак, острота проблемы диспаритета цен, с нашей точки зрения, вовсе не является доказательством того, что рыночные отношения не годятся для сельского хозяйства. Напротив, это сигнал о том, что развитой рынок в России до сих пор не создан.

Дело в том, что полная компенсация потерь вследствие диспаритета означает на практике консервацию сложившейся структуры хозяйства. Паритет в условиях рыночных отношений невозможно осуществить даже в долгосрочном периоде, поскольку это в корне противоречит механизмам действия конкуренции.

Равная для всех отраслей норма прибыли на вложенный капитал означала бы на практике прекращение функционирования рыночной экономики.

Тем не менее, контроль за динамикой диспаритета межотраслевого обмена является важным мотивом экономической деятельности государства на агропродовольственных рынках.

5. Пределы допустимых отклонений от режима «свободного рынка».

Принято считать, что если определяющее воздействие на уровень цен оказывают всё-таки спрос и предложение, а объёмы и структура производства определяются исходя из платёжеспособного спроса, о котором у товаропроизводителей имеется объективная информация, то рынок функционирует в нормальном режиме.

Если же государственное вмешательство, особенно при отсутствии единой методологической базы принятия решений, изPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com быточно или вовсе ошибочно, не подкреплено экономической целесообразностью, то рыночный механизм может быть серьёзно нарушен, а вместо выхода из неравновесной ситуации, по меткому замечанию российского политика В. Черномырдина, мы сможем лишь констатировать, что «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

Исключительная тонкость и деликатность процесса государственного регулирования столь сложной системы, как рынок, до сих пор не позволила российским экономистам разработать чёткие конкретные рекомендации по обеспечению эффективного сочетания саморегулирования и вмешательства государства в рыночные процессы, протекающие в отраслях, межотраслевых комплексах и регионах России. А ведь, как подчёркивает академик И.Н. Буздалов, «это, по сути, - узловые вопросы стратегии эффективного развития всего воспроизводственного процесса»

[59].

По нашему мнению, первопричиной многих негативных последствий аграрной реформы явилось то, что властью не в полной мере была осознана необходимость постепенного, поэтапного, научно-обоснованного формирования агропродовольственного рынка не только и не столько в качестве экономической среды для первоначального накопления капитала, сколько в качестве регулятора общественного воспроизводства.

В отечественных политических и научных кругах вот уже несколько лет ведётся дискуссия о роли государства в развитии аграрного сектора.

Имеются три различные точки зрения:

1) полное самоустранение государства;

2) различное сочетание свободных рыночных отношений и государственного вмешательства;

3) развитие на основе приоритета государственного регулирования.

При этом, используя одни и те же факты из экономической практики России и зарубежных стран, исследователи трактуют их совершенно по-разному.

Первый подход был характерен для начального этапа, аграрной реформы, когда, по свидетельству А.В. Гордеева и В.А. Бутковского, «в известной степени предполагалось, что развитие рынка… будет происходить за счёт его саморегулирования PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com при минимальном участии государства». Комментарии здесь излишни [77, с. 358].

Сторонники приоритета государственного регулирования опираются на анализ перипетий развития российской аграрной реформы. Так, С.А. Данкверт отмечает, что «все ждали, когда долгожданный рынок своей «невидимой рукой всё сам отрегулирует – в итоге 10 лет неудач», а в результате «западный «Госплан» рулит нашим рынком». Западные же фермеры, подчёркивает он, полностью зависят от государства [72: 2003 г., № 7].

При этом подобные выводы подкрепляются данными о размерах господдержки в развитых странах. Например, страны – члены ОЭСР в 2002 г. потратили 318 млрд. долл. на различные выплаты фермерам, а в 2003 г. – уже 350 млрд. долл., объём аналогичных выплат в США составил в 2002 г. около 90 млрд. долл., в странах ЕЭС – 112 млрд. долл. [71: 2004 г., № 21-22]. Для сравнения: проект Закона РФ «О развитии сельского хозяйства и агропродовольственного рынка РФ» предусматривает выделение на поддержку аграрного сектора лишь 3 млрд. долл. в год.

По данным того же С.А. Данкверта, уровень господдержки аграрного сектора России составляет 10 долл. в расчёте не 1 га, тогда как в США – 400 долл. на 1 га [72: 2003 г., № 7].

Однако, размер господдержки ещё не говорит о том, что в развитых странах воплощается в жизнь принцип приоритета государственного регулирования. Ведь треть дохода фермеров обеспечивается там за счёт стимулирования экспорта; кроме того, значительная часть субсидий связана с мерами по ограничению предложения на внутреннем рынке, обеспечению гарантированных цен и льготному кредитованию. При этом, например, в США, где каждые 6 лет Конгрессом принимается специальный сельскохозяйственный закон, соотношение роли государства и свободных рыночных отношений постоянно изменяется в зависимости от складывающейся экономической и политической конъюнктуры.

С нашей точки зрения, повышение уровня господдержки не свидетельствует о прямо пропорциональном усилении государственного вмешательства. Напротив, для осуществления мер регулирования с минимальным вмешательством в рыночные механизмы требуются, как известно, экономические стимулы, т.е. фиPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com нансовые средства, тогда как обеспечить приоритет государственного регулирования гораздо проще с помощью законодательных и административных мер при минимальном финансировании из бюджета.

В связи с этим, мы не совсем согласны с утверждением Г.О. Грефа о том, что сельское хозяйство – «самый нерыночный сектор экономики» и только поэтому страны ЕС выделяют ежегодно десятки миллиардов долларов на его поддержку. С нашей точки зрения, именно сельское хозяйство и есть самый рыночный сектор, в котором законы рынка, по словам Е.В. Серовой, проявляются «более выпукло, в более чистом виде, чем в других отраслях», а рыночные отношения являются естественной формой взаимодействия товаропроизводителей [223, с. 14].

В самом деле, повышение уровня господдержки стимулирует рост производства, за которым следует, как правило, снижение цен и временная утрата рыночных стимулов. Сокращение же поддержки на фоне неблагоприятной экономической конъюнктуры влечёт за собой ухудшение финансового состояния фермеров.

По нашему мнению, всё дело отнюдь не в размерах господдержки, а в выборе адекватных форм и методов её, равно как времени и места. А.В. Петриков констатирует, что многие представители российской власти и бизнес-элиты «не отводят сельскому хозяйству стратегической роли в экономике страны» [183].

Между тем, как подчёркивает М. Трейси, «пренебрежительное отношение к сельскому хозяйству… ставит под угрозу весь процесс экономического развития» [249, с. 194].

Во многом причиной такого положения является ярко проявившаяся уже в начале реформ ориентация российских мегаполисов и промышленных центров на импорт продовольствия. Это делало как бы необязательным создание внутренних рынков, что было на руку теневым структурам и связанным с ними государственным чиновникам. Аграрники же, громко заявляя о необходимости усиления государственного вмешательства, имели в виду, прежде всего, увеличение бюджетного финансирования, забывая о том, что попытки подобным образом регулировать чрезвычайно аморфную совокупность региональных рынков со значительными объёмами теневого оборота и своими особыми правилами игры в каждом регионе обречены на неудачу.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Сторонники усиления государственного регулирования сельского хозяйства заявляют о себе не только в России. Но у них свои резоны. Так, П. Лами, комиссар ЕС по проблемам торговли отмечает, что «рыночные правила слишком подвержены влиянию многих факторов, чтобы быть применимыми к сельскому хозяйству». Но далее поясняет: если фермеры станут полностью конкурентоспособными, их число в ЕС сократится с 6 до 1 млн. чел., а это политически неприемлемо [71: 2003 г., № 35].

Резюмируем сказанное с помощью удачного выражения И.Н. Буздалова: «Для развитых… стран Запада… рыночные отношения и рыночное саморегулирование развиваются в естественном русле, поэтому акценты… агропродовольственной политики закономерно смещаются в сторону такого конкретного направления, как государственное регулирование…» [59].

В то же время тенденции, имеющие место в российском агропродовольственном секторе, лучше всего можно проиллюстрировать словами Н.Д. Кондратьева, сказанными ещё в 1922 г.:

«Вмешательство государства нарастает. Оно вызвано расстройством рынка и, вместе с тем, само является стимулом разложения этого рынка» [124]. Мы считаем, что такое усиление государственного регулирования в России на фоне незрелости основных агропродовольственных рынков будет означать лишь дальнейшее развитие процессов монополизации и дезинтеграции этих рынков.

Вообще, как подчёркивает В.В. Путин, «избыточное присутствие государства в экономике имеет своим следствием… ряд… негативных факторов. Прежде всего, чиновники от имени государства продолжают выполнять множество не заказанных и ненужных функций – разрешительных, лицензионных, надзорных.

И следствием этого становится удушение деловой инициативы, мздоимство, злоупотребление властью» [26].

В самом деле, лишь на том основании, что рыночная экономика не всегда даёт удовлетворительный эффект, нецелесообразно делать однозначный вывод о том, что политический процесс приведёт к более высоким результатам. Мы постоянно убеждаемся в том, что между экономикой и политикой имеют место значительные расхождения.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com Экономика объективно требует вмешательства государства для устрашения «узких мест», диспропорций, повышения эффективности (вспомним правило: «предельный доход должен быть равен предельным издержкам»). Политические деятели субъективно поддерживают те программы и такой курс, которые дадут им возможность одержать победу на выборах и остаться на своих постах.

Характерной особенностью государственных программ является то, что всегда находятся люди или группы людей, которые в первую очередь извлекают выгоду из самого наличия этих программ. Так, принятая в своё время правительством США программа спасения семейных ферм на деле позволила крупным корпоративным фермам получить в ходе реализации этой программы значительные субсидии и окончательно вытеснить с рынка семейные фермы. В настоящее время на долю крупных фермеров приходится до 70% всех субсидий, а 10% самых крупных фермерских хозяйств, производящих пшеницу, получают, по данным А.И. Алтухова, 73% субсидий [35, с. 121].

Наиболее, на наш взгляд, конструктивную позицию занимают те экономисты, которые пытаются найти оптимальное сочетание объективного и субъективного начал. По их общему мнению, эффективное взаимодействие должно быть основано на том, что рынок, как подчёркивают А.И. Алтухов и Н.А. Пролыгина, «по своей экономической сущности есть саморегулирующаяся система» [31, с. 42]. Например, как в США, где по мнению О.Г. Мелюхиной, «деятельность государства полностью интегрирована в механизм саморегуляции рынка» [157, с. 40]; или даже в Канаде, где, по свидетельству Е. Григорьевой, реализация аграрной концепции развития»

«защищённого («protected development»), основанной на стабилизации цен и доходов на «справедливом» уровне, привела к значительным нарушениям механизмов ценообразования, и в последнее десятилетие исповедуется концепция «либерального развития», более адекватная реалиям рынка [78, с. 37-38].

В самом деле, недооценка роли объективных законов рынка, и, в первую очередь, закона стоимости, чревата весьма неблагоприятными последствиями. Достаточно восстановить в памяти дискуссию советских времён (30-е годы ХХ в) о том, в какой меPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ре следует учитывать действие того же закона стоимости и в связи с этим – знаменитую работу И.В. Джугашвили (Сталина) «Экономические проблемы развития социализма в СССР».

Тогда, после сворачивания НЭПа, сложилась парадоксальная ситуация: товарно-денежные отношения вроде бы имеют место, а свободных рыночных отношений практически нет. Поэтому действие закона стоимости серьёзно искажалось, вызывая товарный дефицит и множество диспропорций, зиждящихся на неэквивалентности обмена. Более полный учёт требований этого закона означал бы де-факто движение к рыночной экономике, что политически неприемлемо для большевиков; возврат к «военному коммунизму» вызвал бы глубокий экономический кризис с непредсказуемыми последствиями. И.В. Джугашвили выбрал компромиссный вариант, искусственно ограничив действие закона стоимости некими «рамками», где он, не затрагивая «командных высот», худо-бедно будет действовать «постольку, поскольку…». Это означало консервацию имеющихся проблем и создание новых. Что из этого получилось, сегодня известно всем.

Таким образом, наша точка зрения состоит в следующем:

- государственное вмешательство в функционирование агропродовольственных рынков объективно необходимо в силу их несостоятельности;

- недостаточный уровень вмешательства означает обострение противоречий рыночной системы до такой степени, когда, вследствие тотального приоритета личных либо корпоративных интересов над общественными, в экономике преобладают процессы, аналогичные биологическим процессам естественного отбора; при этом создаётся перманентная неравновесная ситуация, характеризующаяся резкой дифференциацией доходов граждан и ростом социальной напряжённости;

- избыточный уровень вмешательства есть ограничение сферы действия рыночных механизмов до такой степени, когда хозяйствующие субъекты вынуждены принимать решения исходя в первую очередь из параметров, заданных государством, а не рыночной конъюнктурой; в результате ни государство, ни рынок не в состоянии удовлетворительно выполнять функции регулятора воспроизводственного процесPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com са, и опять-таки возникает перманентная неравновесная ситуация, характеризующаяся значительным снижением эффективности общественного производства вследствие нерационального распределения ресурсов.

Соответственно, под государственным вмешательством в функционирование агропродовольственных рынков мы понимаем систему мер законодательного, исполнительного и контролирующего характера, которые необходимы и достаточны для формирования и развития данных рынков.

С нашей точки зрения, более оправданно использование термина «государственное вмешательство», а не «регулирование», поскольку процесс вмешательства в российских условиях включает в себя не только и не столько регулирование во многом стихийно функционирующих рынков, столько их создание.

Процесс регулирования, по нашему мнению, заключается, прежде всего, в обеспечении стабилизации рынков и минимизации негативных последствий неравновесных ситуаций, то есть представляет собой целесообразную корректировку рыночных процессов. В то же время, создание рынков – это более глубинный процесс, включающий формирование конкурентной среды, рыночной инфраструктуры, норм и правил делового оборота, соответствующих признакам развитого рынка. При этом очень важно стимулировать изменения в общественном сознании в направлении максимально возможной легализации хозяйственных операций посредством создания соответствующих экономических условий.

Исходя из этого, в качестве основных принципов государственного вмешательства в функционирование агропродовольственных рынков, могут быть предложены следующие:

1. Обеспечение приоритета рыночного саморегулирования.

Вмешательство не должно превышать максимально допустимые границы, за пределами которых рыночные механизмы, по существу, блокируются. В то же время имеют место минимально необходимые границы воздействия государства на рыночные процессы, при несоблюдении которых провоцируется стихийное функционирование агропродовольственной экономики.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com В связи с этим, важно как можно более чётко установить такие границы в качестве критерия, определяющего целесообразность использования тех или иных инструментов вмешательства.

Минимально необходимые границы воздействия государства на процесс функционирования агропродовольственных рынков целесообразно, по нашему мнению, определять исходя из глубинной сущности противоречий и недостатков, присущих рыночной системе, а также из особенностей и состояния данных рынков. Максимально допустимые границы вмешательства характеризуют предельное состояние механизмов саморегулирования, при котором эти механизмы всё ещё оказывают определяющее воздействие на решения хозяйствующих субъектов, несмотря на искажающее воздействие государства.

Мы склонны полагать, что минимально необходимые границы вмешательства в процессе формирования развитых агропродовольственных рынков определяются следующими направлениями деятельности государства:

- создание и поддержание конкурентной среды;

- ограничение монополистической деятельности;

- формирование и обеспечение работоспособности рыночной инфраструктуры, в первую очередь, информационной и биржевой;

- предупреждение и устранение неравновесных ситуаций, включая необходимые меры по поддержке сельхозтоваропроизводителей, не оказывающие существенного искажающего влияния на рыночные цены, и не нарушающие в целом действия механизмов конкуренции;

- развитие сельских территорий.

Минимально необходимые границы вмешательства в процессе функционирования развитых агропродовольственных рынков, с нашей точки зрения, существенно сужаются.

Они будут определяться такими направлениями деятельности, как:

- антимонопольная политика;

- реакция на возникновение неравновесных ситуаций.

Максимально допустимые границы вмешательства и в том, и в другом случае подразумевают, по нашему мнению, следующие ограничения:

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

- использование механизмов поддержки хозяйствующих субъектов не должно основываться на прямом искажающем воздействии на механизмы ценообразования и конкуренции (имеется в виду, в первую очередь, предоставление льгот, субсидий, субвенций, а так же административные эксперименты региональных властей);

- использование субъективных методов регулирования спроса и предложения в целях корректировки рыночных цен (интервенции, залоговые операции, антициклические выплаты и т.д.) не должно в целом нарушать или ущемлять действие объективных механизмов ценообразования;

- поощрение процессов кооперации и интеграции, имеющих как положительные, так и отрицательные стороны, оправданно лишь до того момента, пока сохраняется конкурентная рыночная среда, то есть возможность установления рыночных цен преимущественно на основе спроса и предложения.

В связи с этим, целесообразно проанализировать степень соответствия этим критериям тех реальных инструментов вмешательства, которые применялись в России в течение 2001-2005 гг.

Исследование основано на экспертных оценках руководителей сельскохозяйственных, перерабатывающих и торгово-закупочных организаций, которых удалось опросить автору, а также на его собственных наблюдениях. Результаты анализа представлены в табл.

1.7.

Сразу обращает на себя внимание весьма важное обстоятельство: действия государства, как правило, либо недостаточны, либо избыточны; при этом даже в пределах какого-либо одного направления вмешательства избыточность может каким-то оригинальным образом сочетаться с недостаточностью.

Например, сложившиеся инструменты поддержки доходов сельхозтоваропроизводителей (льготы, компенсации, субсидии и др.), искажая рыночные сигналы, способствуют созданию биполярных структур: «кто-то, где-то» получает львиную долю поддержки, остальные функционируют в режиме суженного воспроизводства. Показательно также сопоставить фактическое отсутствие экспортно-импортной политики (недостаточный уровень) и одновременно – высокие государственные барьеры входа на внешние рынки для сельхозтоваропроизводителей, связанные с PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com сертификацией продукции, формированием товарных партий и оформлением необходимых документов, не говоря уже о монополизме торгово-закупочных компаний.

–  –  –

Вместе с тем следует особо отметить, что ни по одному из направлений вмешательства не достигается желаемая (минимально необходимая) или целесообразная степень воздействия, которая обеспечивает наибольшую эффективность функционирования механизмов рыночного саморегулирования: как всегда, имеют место обе крайности при отсутствии «золотой середины».

Таким образом, основополагающий, с нашей точки зрения, принцип государственного вмешательства, реализация которого, как мы считаем, позволяет определить область наиболее эффективного сочетания саморегулирования и государственного присутствия, обозначенную нами как «минимально необходимая (желаемая) степень вмешательства», - этот принцип, по всей вероятности, не входит в число тех исходных положений, которыми руководствуется российское правительство. В результате, имеет место поверхностное, спонтанное, неадекватное и, как следствие, неэффективное государственное регулирование.

2. Создание нормативно-правовых и институциональных условий, необходимых для формирования и функционирования развитых агропродовольственных рынков.

3. Системный подход, основанный на разработке и реализации целевых программ по ведущим направлениям вмешательства.

4. Упреждающий подход, позволяющий предвидеть и предотвратить возникновение неравновесных ситуаций, а также смягчить их негативное влияние на состояние рынков.

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com

5. Обеспечение эффективности вмешательства. Положительный эффект от воздействия государства должен быть выше, чем размер возможных потерь от нарушения рыночных механизмов в результате такого воздействия. Эффективность можно оценить, с нашей точки зрения, с помощью таких показателей, как объём трансакционных издержек, размах (амплитуда) колебаний цен, уровень качества продукции, уровень экономической эффективности производства и реализации товаров до и в результате вмешательства, как в прогнозном, так и в фактическом вариантах.

6. Рациональное сочетание вмешательства на федеральном и региональном уровнях, основанное на разработке организационно-экономического механизма государственного воздействия.

Как известно, если отсутствуют определённые, единые для всех «правила игры» на макроуровне, то нельзя говорить о наличии развитого рынка. Перипетии с обсуждением и принятием российского сельскохозяйственного закона являются яркой иллюстрацией этого положения.

Если учесть, что агропродовольственная политика как система мероприятий по достижению цели и методы государственного регулирования как механизмы осуществления этих мероприятий разрабатывались и разрабатываются в основном спонтанно и достаточно противоречиво, затяжной и болезненный характер российских аграрных реформ был предопределён.

С нашей точки зрения, воздействие государства на процесс функционирования и развития агропродовольственного рынка должно быть сконцентрировано в основном на макроуровне (определение тех самых «правил игры»), не затрагивая механизмов его саморегулирования на микроуровне. Подобную мысль мы находим и в одной из работ А.И. Алтухова и Н.А. Пролыгиной [31, с. 42]. Однако, в процессе формирования российского рынка акцент был сознательно смещён федеральными властями на региональный уровень, что было выгодно неформальным структурам и прибавило забот местным администрациям.

В связи с этим в аграрном секторе развернулись весьма интересные события. Вот информация о поведении региональных властей на зерновом рынке после уборки урожая 2003 г.

Одни субъекты Федерации не знали, что делать с урожаем, уповая на федеральный центр (Курганская область, октябрь);

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com другие, наоборот, не ведали, откуда завезти зерно (Нижегородская и Свердловская области, ноябрь); третьи, оказавшись с незаполненным региональным фондом, объявили «войну» посредникам (Оренбургская область, сентябрь и Красноярский край, декабрь 2003 г, Омская область, январь 2004 г); четвёртые, наполнив закрома, дали затем волю коммерсантам (Алтайский край, Новосибирская и Тамбовская области, август-сентябрь); пятые устанавливали запреты на вывоз за пределы региона (Татарстан, октябрь); шестые устраивали гонку цен в борьбе за крестьянское зерно (Краснодарский край, июль-октябрь) и т.д.

Затем (в 2004-2005 гг.) региональные власти, предвосхищая Федеральный закон о развитии сельского хозяйства и агропродовольственных рынков, занялись собственным законотворчеством.

Так, в начале 2005 г. Краснодарской краевой Думой принят закон «О системе реализации сельскохозяйственной продукции, произведённой в Краснодарском крае», который предусматривает создание кооперативов по сбыту и переработке продукции как альтернативу крупным компаниям и теневым структурам. Любопытный факт: новый закон вызвал больший интерес у фермеров, чем у руководителей сельскохозяйственных организаций [71: 2005 г., № 8].

Весной 2005 г. в Алтайской краевой Думе рассматривался проект закона «О развитии сельского хозяйства и агропродовольственного рынка в Алтайском крае». В нём предусматривался механизм стабилизации рынка зерна и, на его основе – меры по стабилизации производства продукции животноводства.

Кроме того, вводились мероприятия по снижению так называемых спекулятивных издержек в процессе товародвижения, позволяющие более адекватно формировать производственный потенциал [71:

2005 г., № 22].

Другие руководители увлеклись администрированием. Так, губернатор Брянской области Н. Денин во время посевной кампании 2005 г. распорядился закрепить всех работников областных учреждений за определёнными сельскохозяйственными организациями, чтобы те каждый понедельник информировали его о положении дел согласно утверждённым в областной администрации формам. По сути, это есть своеобразное возрождение института уполномоченных, функционировавшего при социализме PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com в целях прямого контроля за деятельностью хозяйственных руководителей [71: 2005 г., № 20].

Следует отметить, что многочисленные, по нашему определению, «региональные эксперименты» получили такой размах ещё и в следствие неадекватных действий федерального центра, который явно запаздывает в выстраивании деловых вертикалей единого агропродовольственного рынка. Поэтому решения принимаются в регионах: формируются либо агропродовольственные монополии, представляющие собой альянс губернаторов и крупных трейдеров, либо рыночные отношения почти полностью уходят в «тень».

Зачастую, по словам М. Копсидиса, действия региональных властей «не только препятствуют появлению эффективного внутреннего рынка, но и создают условия, в которых свободные рынки существовать не могут» [127, с. 237].

Многие авторы отмечают значительные различия в структуре и объёмах производства зерна по регионам, обусловленные более, чем специализацией, достаточно большой независимостью политических субъектов от федерального центра [35, 41, 64, 77, 102, 127, 138 и др.].

Означает ли это, что необходимо лишить регионы экономической самостоятельности в плане корректировки рыночных процессов, определяя всё и вся из федерального центра? Естественно нет, учитывая существенные региональные особенности, различный уровень развития, специализацию и т.д. Более того, в период формирования развитого рынка именно в регионах осуществляется апробация рыночных методов ведения хозяйства, новых форм экономических взаимоотношений, которые могут быть взяты на вооружение другими регионами, предприятиями, организациями.

Мы считаем, что для функционирования рынка зерна и хлебопродуктов в нормальном режиме как единого общероссийского рынка необходимо стимулирование процесса становления и развития местных, региональных и межрегиональных рынков на равных и понятных для всех условиях.

Однако децентрализация бюджетной поддержки привела к тому, что многие региональные бюджеты находятся в «противофазе» с федеральным; большая часть средств расходуется на теPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com кущую поддержку тех или иных хозяйств, тогда как члены ВТО основное внимание уделяют развитию и поддержке рыночной инфраструктуры и аграрной науки. Как результат – периодически возникающие «торговые войны» между регионами, вызывающие резкий рост и без того высоких трансакционных издержек.

Целесообразно, на наш взгляд, законодательно прописать права и обязанности центра и регионов в области государственного регулирования агропродовольственных рынков. В самом деле, на местах формирование и развитие рынков напоминает броуновское движение, зачастую нет чёткого представления об эффективных методах воздействия на рыночные процессы, а многие решения губернаторов идут вразрез с действиями федерального правительства.

В этом смысле усиление вертикали власти в российских условиях (при отсутствии демократических традиций) есть, по сути, усиление деловой вертикали зернового рынка.

Таким образом, сформулированные нами методологические положения об объективной необходимости обеспечения приоритета рыночного саморегулирования как на стадии формирования развитого рынка, так и на стадии его функционирования в нормальном режиме, явились основой дальнейшего исследования.

По нашему глубокому убеждению, первым шагом должно быть создание развитых, нормально функционирующих агропродовольственных рынков. Формирование таких рынков в силу российской специфики, целесообразно начать с регионов, с «мест», обеспечив при этом единое рыночное пространство на федеральном уровне.

Рассмотрим эту проблему на примере рынка, занимающего особое место не только в аграрном секторе, но и в структуре национальной экономики в целом – рынка зерна и хлебопродуктов.

1.3. Общие закономерности и концептуальные основы функционирования рынка зерна и хлебопродуктов Как отмечает подавляющее большинство исследователей, от состояния зернового рынка во многом зависят межотраслевые пропорции во всём народном хозяйстве, более того, он служит, по сути дела, своеобразным мерилом качества экономических PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com преобразований, проводимых в России. В самом деле, уровень и динамика цена на зерно и хлебопродукты, совсем как во времена А. Смита, во многом определяют конъюнктуру смежных агропродовольственных рынков, являясь, к тому же, фактором, оказывающим весьма существенное влияние на социальную стабильность в обществе. В экономической литературе традиционно отмечаются следующие основные причины особого положения зернового рынка в агропродовольственной экономике:

- хлеб – основной продукт питания россиян; за счёт него удовлетворяется до 40% (по некоторым данным – до 75%) дневной потребности в энергии, а 90% населения употребляет хлеб ежедневно;

- важнейшее стратегическое значение зерна как основы продовольственной безопасности страны;

- определяющая роль зерна в формировании прибыли сельскохозяйственных организаций – доля прибыли от реализации зерна достигает 75% её общей суммы;

- мультипликативный эффект от развития зернового хозяйства в полтора-два раза превышает подобный эффект от всего сельского хозяйства в развитии экономики страны;

- уникальные особенности зерна как товара: универсальность, способность к длительному хранению и транспортировке, качественная однородность, делимость, взаимозаменяемость, обеспечивающие ему ёмкий рынок сбыта и приоритет при формировании региональных продовольственных фондов;

- фуражное зерно служит основой концентрированных кормов в животноводстве;

- зерновой рынок является особо притягательным сектором для транснациональных корпораций.

Из этого делаются следующие выводы: во-первых, зерновой рынок, в силу своей специфики, является системообразующим для агропродовольственного рынка в целом; во-вторых, он, по мнению А.И. Алтухова и А.С. Васютина, может служить «эталоном для отработки и совершенствования рыночных отношений в других отраслях АПК и отдельных продуктовых рынках страны»

[33, с. 46-47].

Говоря о роли и значении зернового рынка, следует подчеркнуть и такой, на наш взгляд, важный момент: никоим обраPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com зом не претендуя на роль всеобщего эквивалента, зерно с успехом может выступать в качестве мерила стоимости. А. Смит в своё время отмечал, что «ренты, установленные в зерне, гораздо лучше сохраняют свою стоимость, чем ренты, установленные в деньгах», особенно «для очень продолжительных периодов времени…» [228, с. 29-30]. Но и спустя 230 лет после А. Смита, когда хлеб был главным средством существования полуголодных рабочих, возникают ситуации, при которых «хлеб представляет собой лучшее мерило», чем деньги, нефть и прочие товары.

Подтверждение тому: реакция рынка на девальвацию рубля в 1998 г, когда, по сути дела, зерно превратилось в одну из немногих твёрдых «валют» и поэтому значительная часть урожая ушла в теневой оборот. При этом отмечалась активизация экспортных операций. В частности, из Тамбовской области в 1998 г.

было вывезено за рубеж, по данным таможенных органов, 3,6 тыс. т или 0,3% официального урожая, тогда как в остальные годы доля экспорта не превышала 0,12-0,16%, т.е. была в 2-2,5 раза ниже.

До сих пор справедливо, по нашему мнению, и утверждение А. Смита относительно степени сохранения стоимости в течение длительного времени. Достаточно отметить, что в течение 13 лет реформ – с 1991 по 2003 гг. – цены на хлеб в ЦентральноЧернозёмном экономическом районе возросли (с учётом деноминации) от 9,1 раза в Курской до 11,8 раза в Липецкой областях, тогда как уровень потребления хлеба на душу населения колебался весьма незначительно (± 4-5% от значений 1990 г.).

Имеющиеся определения зернового рынка можно условно разделить на две группы. Исследователи, рассматривающие его с позиций системы хлебопродуктов, понимают зерновой рынок, прежде всего, как совокупность отношений обмена, посредством которых регулируются хозяйственные связи между контрагентами (А.И. Жигалов [88], Л.И. Кочетков [250], А.Д. Куделя [133], Т.Ф. Рябова [132, 208], Е.В. Стрелков [240-242], Л.А. Трисвятский [250] и др.).

Экономисты-аграрники, отстаивающие экономические интересы сельского хозяйства, считают, что не стоит сводить понятие зернового рынка как экономической категории лишь к сфере PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com обращения, которая при всей своей важности является всего лишь одной из стадий воспроизводства. Мы разделяем точку зрения А.И. Алтухова и А.С. Васютина о том, что рынок зерна «представляет собой такой тип функционирования зернового хозяйства», который с помощью и посредством товарно-денежных отношений регулирует производство, распределение, обмен и потребление зерна, т.е. процесс воспроизводства, а также формирует «гибкие хозяйственные связи между всеми субъектами зернового рынка» [33, с. 21-22].

Представляет интерес с методологической точки зрения и определение, данное Е.В. Стрелковым: «Под зерновым рынком следует понимать систему экономических отношений между производителями зерна и его покупателями-переработчиками (первичный рынок) и производителями и потребителями продуктов его переработки (вторичный рынок)» [242, с. 17].

На наш взгляд, данная трактовка может быть принята в зависимости от цели исследования, но в целом недостаточно аргументирована. Вместе с тем, уважаемый автор абсолютно прав в том, что экономические отношения на рынке зерна и на рынке зернопродуктов имеют свои особенности, определяемые в первую очередь степенью конкурентности этих рынков. Более того, сам рынок зерна неоднороден, являясь наиболее конкурентным на этапе первичного распределения.

С нашей точки зрения, целесообразно выделять в настоящее время три стадии продвижения товарного зерна. На первой происходит реализация продукции сельхозтоваропроизводителями первичным скупщикам – региональным заготовителям, организациям других отраслей, мелким частным посредникам, населению.

При этом, по прямым связям зерноперерабатывающим предприятиям отгружается не более 5-10% зерна (рассчитано нами первоначально по материалам выборочного обследования зернового рынка Тамбовской области органами госстатистики, проведённого в 2000г. и подтверждено в течение последующих лет) [102, с. 72-78].

На вторичном рынке формируются крупные товарные партии зерна для поставки на экспорт и для переработки. В России в настоящее время действуют свыше 600 компаний, занимающихся закупками и реализацией зерна, из которых крупных фирм с обоPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com компаний-трейдеров консолидировали под своим контролем значительную часть товарного зерна, в результате чего динамика цен на хлеб практически не зависит от изменений зерновых цен.

В связи с этим следует подчеркнуть весьма важное, на наш взгляд, теоретическое положение, имеющее непосредственное отношение к событиям на зерновом рынке России.

По нашему мнению, сложившемуся на основании изучения литературных источников, российские экономисты-аграрники обращают недостаточное внимание на абстрактную, глубинную сущность рынка зерна, подчёркивающую его особое положение в системе агропродовольственных рынков.

Есть все основания полагать, что данный рынок из всей совокупности агропродовольственных рынков в наименьшей степени отклонился от режима совершенной конкуренции. В самом деле, при прочих равных условиях, никакая другая сельскохозяйственная продукция не может соперничать с зерном как по степени однородности и делимости (зерно – первый биржевой товар в истории человечества), так и по способности сохранять свои свойства в течение длительного хранения.

В силу этого, продавцы зерна могут выйти на рынок и уйти с него, когда сочтут нужным, в течение всего маркетингового года (от урожая до урожая), тогда как производители овощей, сахарной свеклы, молока и другой продукции скованы рамками многих биологических и технологических ограничений.

Отсюда следует весьма важный, по нашему мнению, вывод:

именно на зерновом рынке (особенно, первичном) в максимальной степени должны быть задействованы механизмы саморегулирования. В практическом смысле это проявляется в ярко выраженной ориентации товаропроизводителей на платёжеспособный спрос и в установлении цен преимущественно под влиянием спроса и предложения.

Следует констатировать, что в настоящее время механизмы самонастройки часто не оказывают позитивного влияния на рыночную конъюнктуру вследствие высокой степени монополизации несельскохозяйственного сектора.

В связи с этим усилия государства целесообразно направить в первую очередь на обеспечение нормально функционирования рыночных отношений, что предполагает, во-первых, ограничение PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com монополистической деятельности в соответствие с законодательством, во-вторых, создание конкурентной среды и соответствующей рыночной инфраструктуры.

По функциональному назначению зерновой рынок принято делить на рынки продовольственного, семенного, фуражного зерна и зерна, используемого для производства комбикормов и спирта.

Рассматриваемый нами в дальнейшем рынок зерна и хлебопродуктов адекватен зерновому в части продовольственной составляющей, но включает в себя, кроме того, экономические отношения по поводу воспроизводства зернопродуктов (муки, крупы) и конечной продукции (хлебобулочных и макаронных изделий).

Следует подчеркнуть, что количество участников регионального рынка, а тем более, возникающих между ними хозяйственных и экономических связей достаточно велико, что позволяет характеризовать его как сложную экономическую систему.

Однако многочисленность элементов и связей между ними является только необходимым признаком системности.

Для того, чтобы эта совокупность могла считаться сложной системой, она должна обладать рядом свойств:

- целостность;

- делимость;

- обособленность;

- структурированность.

Остановимся на их рассмотрении более подробно.

Целостность. Она состоит в том, что субъекты рынка, будучи объединены в систему, придают ей качества, которые отсутствуют у каждого системообразующего элемента в отдельности (так называемый синергетический эффект). Это означает, что, с одной стороны, рынок зерна как сфера обмена имеет специфические свойства, отличные от свойств зернопроизводящих и торгово-закупочных предприятий. С другой стороны, предприятия, становясь участниками рынка, получая доступ к коммерческой информации и пользуясь возможностями сбытовой инфраструктуры, приобретают новые возможности и качества. Мировой опыт свидетельствует, что одним из характерных признаков развитого рынка является организационное объединение производителей, посредников и покупателей. По мнению многих аналитиPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ков, в том числе и по нашему мнению, важнейшим фактором, превращающим региональный рынок зерна в организованную экономическую систему, должна стать развитая сеть предприятий рыночной инфраструктуры: товарные биржи, крупные предприятия оптовой торговли, страховые компании, информационные системы, маркетинговые фирмы, рекламные агентства и др. Отсюда можно сделать вывод, что организованный региональный рынок зерна ещё только находится в стадии формирования, поскольку, например, в Тамбовской области подобная инфраструктура отсутствует. Кроме того, слабы и неустойчивы как внутрирегиональные связи между участниками рынка, так и межрегиональные с другими рынками.

Делимость. Это свойство заключается в том, что в составе регионального рынка зерна могут быть выделены отдельные части: составляющие, подсистемы, элементы. Его составляющими являются, например, сферы производства и сбыта. Подсистема представляет собой совокупность взаимосвязанных элементов, выделенных как часть системы по организационному, функциональному или какому-либо другому признаку. В качестве таковых могут рассматриваться, например, система элеваторноскладского хранения зерна, потребительская кооперация, осуществляющая его заготовку и переработку, оптовая и розничная торговля и т.д. Каждая из частей, в свою очередь, может быть отдельной большой системой. Так любое зернопроизводящее предприятие, являясь участником рынка, его элементом, в то же время представляет собой сложную хозяйственно-экономическую систему, состоящую из отделений, участников, бригад, звеньев и т.д.

Обособленность. Свойство предполагает рассмотрение системы, особенно на первом этапе её изучения, как отдельного целого. Разумеется, что обособленность является относительной и в дальнейшем при более глубоком анализе региональный рынок зерна должен рассматриваться как часть единого зернового рынка страны и регионального агропродовольственного рынка. На него оказывают влияние факторы внешней среды (природные, экономические, социально-демографические), состояние агропродовольственной экономики, межрегиональные связи. Тамбовская область, к сожалению, не может полностью обеспечивать свои потребности в зерне. Если на областном рынке фуражного и семенного зерна ситуация благоприятная, то на областном рынке PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com продовольственного зерна ощущается большая потребность в заготовках продукции в региональный фонд. Так, в 2001-2003 гг удельный вес зерна, пригодного для переработки на пищевые цели, составил лишь 17-24% валового сбора.

Структурированность. Позволяет получить схему вертикальных и горизонтальных связей между системообразующими элементами, представив её в графическом, логическом и какомлибо другом виде. Для таких сложных организационных образований как рынок зерна, его структуру необходимо рассматривать с различных позиций. Так, А.И. Алтухов выделяет видовой, отраслевой, технологический и территориальный признаки классификации зерновых рынков. С этих позиций видовая структура регионального рынка связана с потребительскими свойствами отдельных видов зерна. С учётом объёмов товарного производства зерновых культур в регионе можно выделить рынки пшеницы, ржи, ячменя и др.

Вид отраслевой структуры определяется направлениями использования зерна, удовлетворением потребностей перерабатывающей промышленности и сельского хозяйства:

рынки продовольственного, фуражного, семенного зерна. Технологическая структура определяет картину хозяйственных связей между элементами рынка, возникающих в процессе продвижения зерна по продуктовой цепочке от поля до конечного потребителя, включая продукты его переработки. По территориальному признаку в составе регионального рыка можно выделить районные и межрайонные рынки. В свою очередь сам региональный рынок должен рассматриваться как составная часть национального, межгосударственного и мирового рынка зерна.

К сожалению, следует признать, разделяя точку зрения М. Копсидиса, что «не удаётся найти ни одного свидетельства в поддержку мнения о том, что представляет собой эффективный внутренний зерновой рынок, создаваемый частными предприятиями… Доминируют региональные и местные власти» [127, с. 244], В.Г. Логинов резюмирует: «Зерновой рынок России имеет ярко выраженную региональную структуру» [139, с. 4].

В этих условиях, по нашему мнению, формирование единого российского рынка зерна возможно лишь на основе становления и развития региональных рынков по общим для всех «правилам игры». Анализируя информацию о мерах, принимаемых субъектами Федерации по обеспечению функционирования местPDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com ных зерновых рынков, подчеркнём, что, несмотря на большое количество неудачных экспериментов, региональные усилия намного более эффективны, чем федеральные.

Более того, регионы способны резко увеличить объёмы производства зерна и повысить его эффективность буквально за 2-3 года (Тамбовская область после 1999 г., Татарстан, Мордовия, Орловская область). Это связано не столько с наличием денег, сколько с чётким пониманием приоритетов развития на несколько лет вперёд.

Не будем забывать, что главной целью функционирования регионального рынка зерна и хлебопродуктов является наиболее полное удовлетворение платёжеспособного спроса населения по количеству, качеству и ассортименту зерновой продукции. Исходя из этого, важнейшим субъектом данного рынка является именно население.

Как известно, средний россиянин потребляет хлеба в 1,5-2 раза больше, чем в странах Евросоюза и США – около 340 г в день при рекомендуемой норме 280 г. Но следует отметить, что в 1908-1928 гг. на душу населения приходилось гораздо больше – в пределах 590-650 г в сутки, - а на современный уровень Россия вышла только в 1985 г. (табл. 1.8).

Следует отметить, что в Центрально-Чернозёмных областях традиционно уровень потребления хлеба и хлебопродуктов выше, чем в среднем по стране, что, впрочем, характерно для всех основных зернопроизводящих регионов. В то же время, это косвенно свидетельствует о недостаточно высоком уровне жизни (табл.

1.9).

Удельный вес бывшего СССР, по информации Т.М. Лысенковой и А.С. Васютина, составлял около 13% мирового потребления зерна, при его доле в производстве 10%, а в запасах – 22%.

При этом, по сравнению с зарубежными странами, допускался перерасход семян, обусловленный недостаточно высокой культурой земледелия, но относительно меньше направлялось зерна на кормовые цели. Так, в 1986-1989 гг. в структуре душевого потребления фуражная часть составила 60,2%, а семенная – 16,4%, тогда как в Канаде – соответственно 78,1 и 7,5%, а в странах ЕС – 62,0 и 6,6% [141].

PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com По сведениям А.Г. Белозерцева, в 1986-1988 гг. на нужды животноводства распределялось около 130 млн. т зерна, кроме того, в закупках по импорту составлявших 30-35 млн. т, львиную долю занимал всё тот же фураж [41, с. 172]. Вместе с тем, по информации ВНИИ конъюнктуры и спроса при Минторге СССР, в конце 1980-х годов дополнительно скармливалось скоту 1,5 млн.

т. печёного хлеба. Из этого количества лишь 30% являлось продуктом низкого качества, остальное приобреталось специально на эти цели в силу дешевизны.

За годы аграрной реформы фуражная составляющая резко снизилась вследствие масштабного сокращения поголовья скота и возникла проблема сбыта произведённой продукции. Вот типичный пример по Тамбовской области. Октябрь 2002 г., сообщение пресс-службы областной администрации: собран рекордный урожай –1,9 млн. т. (по уточнённым статистическим данным, оказалось лишь 1,7 млн. т, В.С.); часть зерна невостребована, администрация и продовольственная корпорация активно ищут рынки сбыта.

Октябрь 2003 г., аналогичное сообщение: собрано 1,6 млн. т, но хранилища могут вместить лишь 1,3 млн. т, а «тамбовские предприятия перерабатывают сегодня только 27% сельскохозяйственной продукции, выращенной в области». В итоге власти заполнили региональный продовольственный фонд, а остальное товарное зерно было в подавляющем большинстве вывезено за пределы области предприимчивыми посредниками, в том числе все 100 тыс. т пивоваренного ячменя [73: 2003 г., 6 октября].

Следует отметить, что в 2003 г спрос на зерно за пределами России был весьма высок: неурожай в Украине и странах ЕС стимулировал экспортные операции.

В целом, общемировой объём потребления зерна составляет, по подсчётам продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), около 1950-1970 млн. т. или 330-335 кг на душу населения в год, причём это ниже среднего уровня за последние 10 лет [71: 2004 г., № 17].

По данным Института наблюдений за миром, в развитых странах достигнут предельно высокий уровень производства основных видов зерна – кукурузы, пшеницы, риса, сои. Площадь зерновых культур неизменна с 1981 г., а урожайность колеблется PDF created with FinePrint pdfFactory Pro trial version www.pdffactory.com весьма незначительно [72: 2003 г., № 17]. Институт политики земли США (Earth Policy Institute) отмечал в мае 2004 г., что урожаи падают уже 4 года подряд, а переходящие запасы зерна самые низкие за последние 30 лет (лишь на 59 дней при норме продовольственной безопасности 70 дней). В связи с этим дефицит зерна в ближайшей перспективе будет нарастать, а цены – повышаться [71: 2004 г., № 21-22].

Однако, экономическая конъюнктура переменчива. Доклад ФАО, опубликованный в сентябре 2004 г, констатирует уже несколько другую тенденцию: производство зерна в мире растёт, потребление увеличивается, а цены падают третий месяц подряд.

Более оптимистичная тональность связана с достаточно высоким урожаем пшеницы в странах ЕЭС и, особенно, европейских странах СНГ в 2004 г. после неурожая в 2003 г. [71: 2004 г., № 39-40].

В настоящее время более 60% мирового производства зерна приходится на 9 стран. Россия находится на четвёртой позиции вслед за Китаем, США и Индией, ненамного опережая Францию и Канаду. По данным О.С. Соболева, максимальный удельный вес зерно России составило в 1895 г – 20%, а анализ средних пятилетних значений позволяет выделить 1966-1970 гг. – 12,9% (табл. 1.10) [77, 229].

Таблица 1.10 – Доля России в мировом производстве зерна (без риса)

–  –  –



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«УДК 37 ФОРМИРОВАНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ ШКОЛЬНИКОВ В ПРОЦЕССЕ ПРЕПОДАВАНИЯ ТЕХНОЛОГИИ © 2012 З. А. Литова докт. пед. наук профессор каф. методики преподавания технологии e-mail: zаlitоvа@yandex.ru Курский государственный университет, В статье рассматриваются вопросы формирования экономического мышления школ...»

«© 1992 г. А.А. ИЛЬХАМОВ УЗБЕКИСТАН: ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА ИЛЬХАМОВ Алишер Абрарович — кандидат философских наук, директор Ташкентского социологического центра «Эксперт». В нашем журнале публикуется впервые. Узбекистан на перепутье. К...»

«ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА В РОССИИ1 Научный доклад ИНП РАН Представленный научный доклад ИНП РАН анализирует ключевые макроэкономические и финансовые меры современной антикризисной политики России, обосновывае...»

«УТВЕРЖДЕНО Решение Молодечненского районного Совета депутатов 12.08.2011 № 80 ПРОГРАММА социально-экономического развития Молодечненского района на 2011 – 2015 годы ГЛАВА 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. Настоящая Программа разработана на основании подпункта 1.2 пункта 1 статьи 17 Закона Республики Беларусь от 4 янва...»

«Демография © 2002 г. С.В. РЯЗАНЦЕВ ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ РЯЗАНЦЕВ Сергей Васильевич кандидат экономических наук, докторант Центра социальной демографии Института социально-политических исследований РАН. После распада Советского Союза Северный Кавказ превратился в приграничную территорию Российской Федерации. Подоб...»

«Демография © 2001 г. Л.Л. РЫБАКОВСКИЙ, Е.П. СИГАРЕВА, Н.Н. ХАРЛАНОВА ЭТНИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ Авторы работают в Центре социальной демографии Института социально-политических исследований РАН. РЫБАКОВСКИЙ Леонид Леонидович руководитель, доктор экономическ...»

«Галина Ростиславовна Вечканова Григорий Сергеевич Вечканов Макроэкономика: краткий курс Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=181580 Макроэкономика: Питер Пресс; Санкт-Петербург; 2008 I...»

«И. Е. Штейнберг, кандидат философских наук, ИАП РАН, Саратов Реальная практика стратегий выживания п сельской семьи: сетевые ресурсы о данным Госкомстата России, за десятилетие аграрных реформ сотни тысяч сельских семей оказались з...»

«ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ Л.П. ЕВСТИГНЕЕВА, Р.Н. ЕВСТИГНЕЕВ Россия и экономическая глобализация* В предыдущей статье [1], анализируя процессы экономической модернизации, мы пришли к выводу о том, что благодаря господству финансового капитала глобализация должна опираться на конвергентные (переговорные, партнерские, согласительные) отноше...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ» Инст...»

«Э.Л.Панеях, магистр социологии, аспирантка, Европейский университет, Санкт-Петербург Неформальные институты и использование формальных правил: закон действующий vs закон применяемый В последнее время стало общим местом утверждение о том, что в российской экономике формальные правил...»

«ФГАОУ ВО «КРЫМСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В.И. ВЕРНАДСКОГО» ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ Кафедра государственных финансов и банковского дела Бондарь А.П. Боровский В.Н. Боровская Л.В. ДЕНЬГИ, КРЕДИТ, БАНКИ Учебное пособие по направлению подготовки 38...»

«Методика и техника социологических исследований © 1992 г. Л.А. СТЕПНОВА ИЗУЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ МЕТОДОМ СЕМАНТИЧЕСКОГО ДИФФЕРЕНЦИАЛА СТЕПНОВА Людмила Анатольевна — к.соц.н., кафедра социологии Российской академии управления. В нашем журнале публикуется впервые. При разработке плана конкретного социологического исследования...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ АВТОНОМНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЯЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА № 1 Амурская область, город Зея, улица Ленина, дом 161; телефон 2-46-64; Е-mail: shkola1zeya@rambler.ru СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДЕНА Замест...»

«ИНИЦИАТИВА «КОРИДОР АЛМАТЫ-БИШКЕК» ЗАСЕДАНИЕ СОВМЕСТНОЙ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ 22–23 декабря 2014 года, Бангкок, Таиланд КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСУЖДЕНИЙ Введение I. Центральноазиатское ре...»

«Экономическая социология ©2005г. М.А.ШАБАНОВА ПРОБЛЕМА ВСТРАИВАНИЯ РЫНКА В НЕРЫНОЧНОЕ ОБЩЕСТВО ШАБАНОВА Марина Андриановна доктор социологических наук, профессор Государственного университета Высшая школа экономики, главный научный сотрудник Междисциплинарного академического це...»

«© 1992 г. В.О. РУКАВИШНИКОВ СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ И ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ (Россия, середина 1992 г.) РУКАВИШНИКОВ Владимир Олегович — доктор философских наук, зам. директора Института социально-политических исследований...»

«© 2001 г. И.Б. НАЗАРОВА ВОЗМОЖНОСТИ И УСЛОВИЯ АДАПТАЦИИ СИРОТ НАЗАРОВА Ирина Борисовна кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института социально-экономических проблем народ...»

«Кафедра. Консультации © 1998 г. В.В. ЩЕРБИНА СОЦИОЛОГИЯ ОРГАНИЗАЦИЙ ЩЕРБИНА Вячеслав Вячеславович доктор социологических наук, профессор социологического факультета Российского государственного социального университета. Развитие организационно...»

«ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ Л.А. ГОРДОН Социально-экономические права человека: содержание, особенности, значение для России Как следует из международно признанных документов1, экономические, социальные и культурные права образуют составную часть системы неотъемлемых прав человека. Это фундаментальные нормы, без соблю...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского Серия «Экономика и управление». Том 27 (66). 2014 г. № 4. С. 15-21. УДК 339.138 МОДЕЛИ ИРРАЦИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ Апатова...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКТЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ ЭКОНОМИКА ОТРАСЛИ 1.Пояснительная записка Дисциплина Экономика отрасли предназначена для студентов среднепрофессиональных учебных заведений, обучающихся по специальности 100201 – «Тур...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА В условиях социальных, экономических и политических преобразований, происходящих в последние десятилетия, существенно возросло влияние неопределенности и риска на жизнь и здоровье человека. Увеличился объем затрат государства н...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ» УДК 339.727.22 МУХА ДЕНИС ВИКТОРОВИЧ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РЕСПУБЛИКУ Б...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ИМЕНИ Е.М. ПРИМАКОВА РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Президентские выборы во Франции-2017 Материалы межинститутского круглого стола, состоявшегося в ИМЭМО РАН 1 марта 2017 года Ответственные редакторы: М.В. Клинова, А.К. Кудрявцев, П.П. Ти...»

«ГОРИЗОНТЫ КОГНИТИВНОЙ ПСИХОЛОГИИ ХРЕСТОМАТИЯ Составители В. Ф. Спиридонов, М. В. Фаликман Я З Ы К И С Л А В Я Н С К И Х К УЛ ЬТ У Р РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Москва 2012 УДК 159.9 ББК 88.4 Г 69 Издано при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникация...»

«С.Ф.Миксюк Опыт разработки и использования комплексной макромодели переходной экономики Республики Беларусь Эффективность политики правительства в период экономических преобразований во многом определяется тем, в какой мере она просчитывается и обосновывается. Инструментом для создания информационной базы обоснованного пр...»

«1993 г.СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: ТОЧКИ РОСТА В 1992 г. в Центре социально-гуманитарного образования МГУ создана новая экспериментальная кафедра социологии, экономики и организации науки (зав. кафедрой д-р филос. наук С.А. Лебедев). В настоящее время сотрудники кафедры приступили на семи факультетах МГУ к чтению нов...»

«Глава 3. Соотношение риска и доходности 3.2 Количественная оценка риска актива (реального или финансового) Рисковые активы характеризуются вероятностными значениями получения результата. Если известны все возможные значения результата (значения дохода в абсолютном выражении или относительное значение — доходность) и вероятности получения этих...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.