WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ВЕСТНИК РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ № 1 (17) Москва 2007 Редколлегия Главный редактор С.Н. ...»

-- [ Страница 1 ] --

ISSN 1814-5361

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ВЕСТНИК

РОССИЙСКОГО

ГОСУДАРСТВЕННОГО

ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО

УНИВЕРСИТЕТА

НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ

№ 1 (17)

Москва 2007

www.rsute.ru

Редколлегия Главный редактор С.Н. Бабурин Зам. главного редактора О.Э. Башина

Члены редколлегии:

Б.Н. Бессонов Н.А. Лупей Ю.Е. Булатецкий В.Ф. Макаров С.А. Глотов В.И. Малышков Ш.К. Ганцов М.М. Мусин Г.А. Горина В.Н. Недостаева Г.О. Греф Л.П. Никитина И.М. Дмитриева Н.Ф. Олейников Л.Н. Доброхотов Т.Н. Парамонова В.Я. Иохин Р.В. Савкина С.И. Королева О.А. Смолин Е.В. Карпова С.В. Степашин Н.И. Крюкова А.П. Торшин И.Н. Куксин Е.Д. Халевинская А.А. Литвинюк В.В. Чистяков Т.М. Шамба УЧРЕДИТЕЛЬ — Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный торговоэкономический университет»

(125993, г. Москва, ул. Смольная, 36) Издание зарегистрировано Министерством РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ПИ № 77-15845 от 07 июля 2004 г.

Подписной индекс в каталоге Роспечать 84388 © Российский государственный торгово-экономический университет, 2007.

СОДЕРЖАНИЕ

ВЫСТУПЛЕНИЯ НА ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ

МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

«ВАСИЛЬЕВСКИЕ ЧТЕНИЯ. НАЦИОНАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ

В ТОРГОВЛЕ, ЭКОНОМИКЕ, ПОЛИТИКЕ И КУЛЬТУРЕ»

(октябрь 2006) Бабурин С.Н.

Проблемы вступления России в ВТО…………………………………………………..7 Вавилова Е.В.

Нефть России как фактор обеспечения энергетической безопасности……………….9 Маслова Д.В.

К вопросу о взаимосвязях экономических интересов налогоплательщиков и государства……………………………………………………13 Хрол В.П., Красновский В.А.

Союзное государство и национальные традиции Беларуси и России в торговле, экономике, политике и культуре………………………………………….21 Юнусов Л.А.

Проблемы формирования и исполнения федерального бюджета 2007……………..24

ЭКОНОМИКА

Алишихов Р.Ч.

Валютные режимы и их эволюция в развивающихся странах………………………28 Бакатанов О.Г.

Анализ эффективности управления активами инвестиционных фондов…………...32 Дорина Е.Б.

Методологические подходы к прогнозированию институциональных преобразований в республике Беларусь……….……………….36 Ермилов М.М.

Моделирование деятельности кооперативов на основе канонических корреляций Хотеллинга………………………………………………..42 Журавлев А.Е.

О совершенствовании государственного регулирования развития инноваций: политико-экономический аспект…………………………………………46 Крупеня А.В.

Развитие рекламного рынка России и его перспективы с учетом роли рекламных агентств……………………………………………………………….50 Кулыгина О.И.

Методика определения кредитных организаций РФ, массово содержащих «фирмы-однодневки»…………………………………………………….54 Пласкова Н.С.

Использование экономического анализа для формирования годового отчета акционерного общества………………………………………………58 Простов А.А.

Муниципальная собственность в системе рыночных отношений…………………...63 Ручинская В.А.

Анализ конкуренции на рынке туристических услуг Украины и оценка факторов, влияющих на конкурентоспособность предприятий сферы туризма……………………………………………………………………….…..66 Савина Л.В.

Проблемы отражения в бухгалтерском учете застройщика операций по инвестиционному контракту с муниципальной администрацией………………..70 Санталова М.С.

Государственная политика доходов…………………………………………………....75 Червякова Е.В.

К вопросу о роли заработной платы в системе материального стимулирования персонала…………………………………………………………….79

ТОРГОВЛЯ

Дудакова И.А.

К вопросу о развитии региональных потребительских рынков:

Ростовская область………………………………………………………………………87 Жуков Д.Ю.

Новые виды формованной рыбной продукции повышенной пищевой ценности с использованием биологически активной добавки……………………….91 Сидорова Е.Ю.

Товарная составляющая внешнеэкономической деятельности предприятий Саратовской области…………………………………………………….95 Усова Н.Е., Хусаинова Н.В.

Влияние гиподинамии и стрессовой чувствительности свиней на биологическую ценность мяса свинины……………………………………………99 Хафизова З.И.

Экспортные возможности России: состояние и перспективы………………………103

МЕНЕДЖМЕНТ И МАРКЕТИНГ

Кукушкина В.В.

Тенденции развития стратегического управления в России………………………..109 Мусин А.К.

Будущее рынка аудита и консалтинга – критический взгляд………..……………..117 То Кен Сик Методический подход к управлению структурой собственности акционерного предприятия……………………………………………………………119

ОБЩЕСТВО, ПРАВО И ГОСУДАРСТВО

Антоненко А.П.

Проблемы реализации договора о создании союзного государства.……….………124 Бахтин А.А.

Эстетическое воспитание молодежной аудитории средствами мюзикла………….129 Ведерников Н.Т., Ведерников А.Н.

Конституционно-правовые основания изучения личности обвиняемого в уголовном судопроизводстве Российской Федерации………………………….…133 Газизов Р.К., Маханько А.А., Емельянова А.В.

Единство в многообразии как принцип федерализма……………………………….138 Данилина Е.В., Лещенко Я.А., Лутин Я.А., Скитневский Д.М.

Применение информационных технологий в анализе социального и экономического ущерба от потерь трудового потенциала населения……………146 Джанаев Х.Г.

Эволюция политических процессов на Кавказе……………………………………..152 Паршукова К.Ю.

Реализация права российского ребенка жить и воспитываться в семье……………157 Рассолов И.М.

Специальный международный правовой режим для Интернета…………………...162 Саламатин А.В.

Регулирование института лоббирования в представительных органах сударственной власти……………………………………………………………….....167 Самаркина В.И.

Договор поставки как основной инструмент организации рыночных отношений………………………………………………………………….172 Самрега А.И.

Договор транспортной экспедиции: законодательство и его применение…………179 Сергеев А.С.

Образование в высшей школе и его роль в формировании гражданских качеств личности………………………………………………………..185

ОБРАЗОВАНИЕ И НАУКА

–  –  –

ПРОБЛЕМЫ ВСТУПЛЕНИЯ РОССИИ В ВТО

Васильевские чтения, традиционно проводимые в РГТЭУ, в этом году отмечают свой пятилетний юбилей.

Основные вопросы, рассматриваемые на конференции, отражают национальные традиции и национальные интересы, их сохранение и развитие в свете расширения международного сотрудничества и обуславливают широкий интерес к проводимому сегодня мероприятию, как со стороны научной общественности, так и общественно-политической элиты.

Ни для кого не секрет, что одна из основных задач, стоящих сегодня перед нами – обеспечение максимальной эффективности мероприятий в рамках озвученных Президентом Российской Федерации В.В. Путиным социальных инициатив. Очевидно, что решение этой задачи невозможно без устранения противоречий, выявившихся в ходе реализации национальных проектов.

Одним из направлений деятельности правительства, связанных с реализацией национальных проектов, является вступление России во Всемирную торговую организацию. В связи с этим событием, важным для России, в центре внимания находятся вопросы сохранения и развития национальных традиций и интересов. Стремление России вступить в ВТО направлено на усиление конкуренции между предприятиями и специалистами, а также иностранными товаропроизводителями на международном рынке, что, безусловно, должно способствовать процветанию нации.

Вместе с тем, вступление в ВТО несет и целый ряд угроз, которые, в первую очередь, связаны с деятельностью предприятий непроизводственного сектора. Появление на российском рынке дополнительного количества зарубежных предприятий может негативно сказаться на отечественной сфере услуг, банковском секторе и других отраслях экономики. Вступление России в ВТО возможно только на условиях, приемлемых для всех отраслей российской экономики, обеспечивающих появление новых рабочих мест и способствующих процветанию российской нации.

Сегодня Россия стоит перед сложной дилеммой: вступать или не вступать в ВТО. И хотя для этого нет особых экономических препятствий, существуют неприемлемые для России политические требования со стороны ВТО и США, ключевого игрока на этой арене.

Россия хочет стать членом ВТО на выгодных для себя условиях, и это, как бы ни противились тому некоторые страны (США, Грузия, Молдавия), – естественно для любой страны, уважающей свою (экономическую) независимость.

Одной из нерешенных проблем вступления России в ВТО является интеллектуальная собственность. Эта проблема является актуальной для всего цивилизованного мира. Второй из нерешенных торгово-экономических проблем стала политика взаимоуступок и взаимодоговоренностей.

Известно, что политика США имеет явную протекционистскую направленность, чего Россия в сложившейся ситуации пока не может себе позволить. Постоянное пересечение экономических и политических интересов тормозит вступление России в ВТО.

В России до конца не решен вопрос о лицензировании и сертификации продукции и услуг, которые могут производиться и поставляться в нашу страну согласно требованиям ВТО. В России нет должного количества специальных контрольных лабораторий, и нашим партнерам это также известно.

Так, что последние наметившиеся тенденции к прекращению процедуры вступления России в ВТО не вызывают удивления. Государство не имеет права жертвовать долговременными интересами своей страны в угоду чьим-то еще.

Со стороны наших партнеров существуют требования о допуске без ограничений на российские рынки услуг иностранных страховых и телекоммуникационных компаний, зарубежных банков; требования о повышении стоимости бензина до европейского уровня (1-2 евро за литр).

Следствием удовлетворения этих требований могут стать:

отток капитала из наиболее динамично развивающихся отраслей за рубеж, на пользу иностранных компаний;

тотальное повышение цен, когда наибольшая часть населения окажется далеко за чертой бедности;

инфляция, а за нею – санкции ВТО и Европейского Союза.

Проблема вступления России в ВТО тесно связана с формированием Федерального бюджета Российской Федерации на 2007 год. Обсуждаемый российскими парламентариями проект Федерального бюджета на 2007 г. представлен Правительством как бюджет развития страны и реализации посланий Президента Федеральному собранию. В подтверждение этому приводится заложенный в проект бюджета рост реальных доходов населения – 10,2% и значительное увеличение трансфертов из федерального бюджета субъектам Российской Федерации (более чем на 40%) по сравнению с прошлым годом. Однако, если не выхватывать отдельные цифры, а системно оценить этот финансовый проект, то оказывается, что он тянет страну в пропасть. Этот бюджет (равно как и все либеральные стратегии экономического развития России), несмотря на его позитивную направленность, ведет к повышению социальной агрессивности и снижению доверия населения к власти, дальнейшему экономическому опустошению России, уничтожению экономических основ гражданского общества, местного самоуправления и федерализма.

Темпы экономического роста в проекте бюджета 2007 г. снижены до 106,0% с 106,6% в 2006 г.;

рост продукции промышленности – с 104,7% до 104,2%; реальные доходы населения – с 112,5% до 110,2%. И это – в год парламентских выборов!

В свете формирования бюджета на 2007 год и его ориентации на вступление в ВТО следует запретить Минфину и Центробанку заниматься проблемой регулирования инфляции.

Делегирование полномочий по формированию бюджета отдельным государственным организациям не даст ничего, кроме антинаучных выдумок вроде «профицитного» бюджета, стабилизационного фонда, фонда будущих поколений, укрепления рубля и т.п., и приведет к усилению системного дисбаланса, к сохранению высокой инфляции и удушению отечественной экономики. Само наличие стабилизационного фонда, высочайшей ставки рефинансирования и гигантских резервов Центробанка являются источником инфляции.

Особенно губительно для России – приближение внутренних цен к мировым, поскольку любая зависимость внутренних финансовых потоков от мировых спекулятивных «фокусов» с ценами ведет к росту системного дисбаланса.

Самый наглядный пример современной несуразицы:

сегодня бензин в США в перерасчете на наши деньги стоит 14 рублей за 1 литр, то есть дешевле, чем у нас – поставщиков нефти; тариф за 1 кВт-ч электроэнергии в Австрии меньше, чем у нас в Тверской области. На фоне приведенных данных Россия не выглядит конкурентоспособной.

Из вышесказанного понятно, что представленный бюджет приведет к всплеску инфляции, превратит намеченный рост ВВП и реальных доходов в фикцию или заставит власть ограничить рост доходов на 2-3%, что в предвыборный год может иметь неприятные политические последствия.

Обозначенные проблемы по формированию бюджета и вступлению в ВТО дают возможность по-новому взглянуть сегодня на задачи, поставленные перед современной российской высшей школой:

1. Формирование ценностей, целей и перспектив с учетом последних научных достижений в области экономики, философии, социологии, культурологии, юриспруденции и т.д.

2. Формирование стратегии, основывающейся на достижениях финансовоэкономических наук

, социологии, методов прогнозирования.

3. Реализация стратегий, предполагающих весь блок социальных и экономических дисциплин, информатизацию, моделирование и сценарное планирование.

4. Внедрение современных методов управления с использованием информационных технологий и последних достижений передовых областей науки.

5. Подготовка специалистов, ориентирующая на создание прочного фундамента навыков и знаний. Осознание значимости будущей деятельности, участие специалистов в осуществлении поставленных задач являются неотъемлемой частью их подготовки.

Важнейшими определяющими факторами в постановке и решении всех задач – от возрождения российской национальной идеи и ценностей и заканчивая формированием учебных планов по каждой конкретной специальности – является их системность, понимание многогранности нашего мира, намеченных перспектив, а также опора на богатейшие традиции России в экономике, торговле, политике и культуре.

Хочется пожелать всем участникам конференции свободы, высоких норм общественной жизни, гордости за себя и свою страну и воплощения своей воли, способствующей процветанию нации и российского государства.

–  –  –

НЕФТЬ РОССИИ КАК ФАКТОР ОБЕСПЕЧЕНИЯ

ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

Под глобальной энергетической безопасностью (ЭБ) в настоящее время понимается надежное обеспечение мировой экономики и населения всевозможными видами энергии по приемлемым ценам с минимальным ущербом для окружающей среды.

Тема международной энергетической безопасности наиболее активно начала обсуждаться в конце прошлого века. Именно тогда стало очевидным, что в мировой экономике вскоре может наступить период, когда почти решающую роль в экономическом развитии мирового хозяйства будут играть глобальные ограничения по энергетическим ресурсам. Как следствие, от обеспеченности энергоресурсами зависит и политическая стабильность в глобальном масштабе.

Для надежного обеспечения возрастающих потребностей в энергии также необходимо достижение «устойчивого развития», декларированного ООН.

Новая политика ведущих стран должна основываться на понимании того, что глобализация энергетического сектора неотделима от энергетической безопасности. Наше будущее в области энергетики предполагает общую ответственность, а также общие риски и выгоды.

Особенно важно иметь стратегию обеспечения глобальной энергетической безопасности.

Она должна быть основана на долгосрочных, надежных и экологически устойчивых поставках энергоресурсов по ценам, доступным как для стран-экспортеров, так и для потребителей.

Дополнительно к примирению интересов сторон, участвующих в глобальном энергетическом взаимодействии, необходимо определить и практические меры, нацеленные на обеспечение устойчивого доступа мировой экономики к традиционным источникам энергии, а также на реализацию программ энергосбережения и на развитие альтернативных источников энергии.

Сбалансированные поставки энергоресурсов, несомненно, являются основой глобальной безопасности как в настоящее время, так и на предстоящие годы. Необходимо передать будущим поколениям такую архитектуру мировой энергетики, которая поможет избежать конфликтов и соперничества за энергетическую безопасность. Именно поэтому важно найти единые подходы к созданию прочной и долгосрочной энергетической базы для нашей цивилизации.

Как считает большая часть людей, энергетическая безопасность прежде всего связана с интересами промышленно развитых стран. Однако следует иметь в виду, что почти два миллиарда людей в сегодняшнем мире не пользуется современными услугами энергетики, а многие не имеют доступа к электричеству и ко многим благам и преимуществам цивилизации.

Не вызывает сомнения то, что одна энергетика не сможет решить проблему бедности.

Однако недостаток энергоресурсов в целых регионах существенно затрудняет экономический рост, а их неустойчивое использование может привести к экологической катастрофе глобального масштаба.

В целом, человечество должно признать и согласиться с тем, что «энергетический эгоизм» в современном и очень взаимосвязанном мире – это путь в никуда. Система энергетической безопасности должна отвечать интересам всего мирового сообщества.

Особым вызовом для глобальной энергетической безопасности в настоящее время является ограниченность основных первичных энергоресурсов и, в первую очередь, нефти. Среди доступных человеку первичных источников энергии нефть уникальна по своей универсальности, доступности и удобству использования. Именно получаемые из нефти автобензин и авиакеросин сформировали привычный облик нашей цивилизации, придав ей тот комфорт и мобильность, без которых уже немыслимо наше представление о современном образе жизни. Заменить нефть другим источником энергии пока не представляется возможным, поскольку для этого нужен первичный источник энергии, конкурентоспособный по цене и достаточно мощный по количеству.

И изменения структуры энергобаланса в пользу угля-газа тут недостаточно – нужен прорыв либо в термоядерной энергетике, либо в гелио-, ветроэнергетике, а также длительное развитие, совершенствование, инвестирование энергосистемы.

В то же время многие ведущие геологи из разных стран мира считают, что мировая добыча главного современного энергоресурса – сырой нефти – может достигнуть пика в период 2010-2020 гг., когда добыча составит около половины расчетных промышленных мировых запасов. Никакие меры, принимаемые в настоящее время, не могут существенно отдалить сроки, когда мировая добыча нефти достигнет пика. Ни разведку в Каспийском море, ни бурение в Южно-Китайском море, ни отказ от спортивных автомобилей, ни проекты использования возобновляемой энергии нельзя осуществить достаточно быстро. При этом мировое энергопотребление в предстоящем двадцатилетии может возрасти примерно на 45 %, а мировой спрос на нефть возрастет к 2025 г.

на 35 млн. баррелей в день (на 42 %), газа – на 1,7 трлн. куб. м в год (на 60 %). Как следствие – установится непрерывный рост цен на нефть, поскольку государства, компании и потребители начнут бороться за оставшуюся нефть.

В отличие от нефтяных кризисов 1970-х и 1980-х гг., обусловленных политическими факторами, на этот раз кризис может произойти из-за дефицита нефти. С каждым годом в мире сокращается количество дешевой сырой нефти. Таким образом в первой четверти XXI века растущий спрос на нефть, как в индустриальных, так и в развивающихся странах может стать решающим фактором геополитической борьбы.

Кроме ограниченности запасов нефти и газа, проблематика международной энергетической безопасности заключается также в предотвращении региональных кризисов и внутриполитической нестабильности в нефте- и газодобывающих странах. При этом следует учитывать, что около 2/3 запасов залегают в странах Ближнего и Среднего Востока, в том числе 22,9 % в Саудовской Аравии, 11,4 % – Иране, 10,0 % – Ираке, 8,5 % – Объединенных Арабских Эмиратах и 8,4 % – Кувейте. На этот же регион приходится 9/10 прироста новых достоверных запасов в последние 20-30 лет.

По мнению Международного энергетического агентства, Россия занимает особое место в мировой энергетике и рассматривается как ключевое звено в системе международной энергетической безопасности, причем это относится не только к традиционным для нее рынкам сбыта энергоносителей (Европа, США), но и к новым (Китаю, Индии и другим странам Азии, развивающим свое энергопотребление опережающими темпами).

На территории Российской Федерации, занимающей 13 % территории Земли, где проживает менее 3 % населения мира, сосредоточено свыше 34 % мировых запасов природного газа и около 13 % мировых разведанных запасов нефти. Мы занимаем первое место в мире по международной торговле природным газом, а также второе место как экспортер нефти (и нефтепродуктов). Россия обладает одним из самых больших в мире потенциалов топливно-энергетических ресурсов и, по мнению экспертов, сохранит лидирующие позиции вплоть до 2030 г. Все это говорит о возрастании роли нашей страны в мировой энергетической безопасности.

В связи с этим все более обсуждается концепция позиционирования России как энергетической сверхдержавы. В условиях грядущего дефицита энергоресурсов, когда основные запасы сосредоточены в непредсказуемых ближневосточных странах, Россия может считаться стабилизирующим энергорезервом человечества.

В мире есть только две страны (Россия и США), у которых одновременно имеются большие запасы и угля, и газа, и нефти, и атомная энергетика, и гидростанции, и ресурсы для новых видов энергетики – ветровой, приливной и т.д. Однако США, имея большие ресурсы и производя много энергоносителей, остаются чистыми импортерами энергии, а Россия – является чистым экспортером.

При этом, по мнению экономистов страны, чистые экспортеры являются сырьевыми придатками развитых стран. Однако следует учитывать, что сырьевыми придатками назывались страны, экспорт которых был не диверсифицирован, они производили и экспортировали узкий ассортимент товаров. Отрицательным в специализации на экспорте сырьевых продуктов являлась зависимость экономики этих стран от мировой конъюнктуры на сырье.

В современных условиях такой фактор как ограниченность энергетических ресурсов в мире в сочетании с ростом мировой экономики и ухудшением отношений развитых стран и стран ближневосточного региона, являющегося крупнейшим поставщиком углеводородов в мире, позволяют с уверенностью прогнозировать рост цен на энергоресурсы в долгосрочной перспективе. Поэтому в настоящее время развитым странам следует осознать, что зависимость развитых стран и стран-экспортеров энергоресурсов стала, в лучшем случае, взаимной. Так, например, рост мировой экономики 1990-х гг., который до азиатского кризиса 1998 г. был одним из самых высоких в истории, был обусловлен распадом Советского Союза, появлением на мировом рынке энергоресурсов дополнительного количества нефти и огромного количества энергоемких товаров (например, алюминия) по низким ценам, что позволило долгое время поддерживать низкую цену на нефть. Как образно отметил президент Фонда «Институт энергетики и финансов»

Леонид Григорьев: «Мировая экономика нашла на дороге некий оставшийся от Советского Союза кошелек и за счет этого достигла необычно высоких темпов роста».

ЧТО КАСАЕТСЯ НАШЕЙ СТРАНЫ, ТО СПЕЦИФИКА РОССИИ В ТОМ, ЧТО,

ЯВЛЯЯСЬ ОДНИМ ИЗ ВАЖНЕЙШИХ ПОСТАВЩИКОВ ЭНЕРГОРЕСУРСОВ НА

МИРОВОЙ РЫНОК, СТРАНА ТАКЖЕ ПОЗИЦИОНИРУЕТСЯ КАК ВЕЛИКАЯ ВОЕННАЯ

ДЕРЖАВА, ПРОВОДИТ СОБСТВЕННУЮ ВНЕШНЮЮ ПОЛИТИКУ И ПРЕТЕНДУЕТ НА

ВАЖНУЮ РОЛЬ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ. ПОЭТОМУ ОТ РАССУЖДЕНИЙ – ОБ

ОПАСНОСТИ ПРЕВРАЩЕНИЯ СТРАНЫ В СЫРЬЕВОЙ ПРИДАТОК – ПОРА

ПЕРЕХОДИТЬ К СОВРЕМЕННЫМ КАТЕГОРИЯМ ГЛОБАЛИЗАЦИИ И

ПОЗИЦИОНИРОВАТЬ СТРАНУ КАК ЭНЕРГЕТИЧЕСКУЮ СВЕРХДЕРЖАВУ С

РАВНОПРАВНЫМ МЕСТОМ В МИРОВОЙ ЭКОНОМИКЕ И ПОЛИТИКЕ, СПОСОБНУЮ

ОКАЗЫВАТЬ СУЩЕСТВЕННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ НА МИРОВЫЕ ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И

ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ ПОСРЕДСТВОМ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ДОСТУПА К

РОССИЙСКИМ ЭНЕРГОРЕСУРСАМ.

ОДНАКО СЛЕДУЕТ УЧИТЫВАТЬ, ЧТО СТАТУС ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ

СВЕРХДЕРЖАВЫ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ВЕЧНЫМ. ЧЕРЕЗ НЕКОТОРОЕ ВРЕМЯ (ЧЕРЕЗ 25ЛЕТ) НАЧНУТСЯ СЕРЬЕЗНЫЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПЕРЕМЕНЫ В ЭНЕРГЕТИКЕ.

ЭТО ВРЕМЯ НЕОБХОДИМО ИСПОЛЬЗОВАТЬ, ЧТОБЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ

ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС СТИМУЛИРОВАЛ МОДЕРНИЗАЦИЮ И

СТРУКТУРНУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ ЭКОНОМИКИ РОССИИ. НЕОБХОДИМО

РЕИНВЕСТИРОВАТЬ ДОХОДЫ ОТ ЭКСПОРТА ЭНЕРГОРЕСУРСОВ В

МОДЕРНИЗАЦИЮ ЭКОНОМИКИ СТРАНЫ. ПРИ ЭТОМ РАЗВИТИЕ

ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫХ ОТРАСЛЕЙ СЛЕДУЕТ НАЧИНАТЬ С ПРИМЕНЕНИЯ

НАУКОЕМКИХ ТЕХНОЛОГИЙ ИМЕННО В ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ

КОМПЛЕКСЕ (ОСОБЕННО В ЕГО ПЕРЕРАБАТЫВАЮЩИХ ОТРАСЛЯХ) И В ОТРАСЛЯХ

ОБРАБАТЫВАЮЩЕЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ, ПРОДУКЦИЯ КОТОРЫХ НЕОБХОДИМА

ТЭК. ВСЕ ЭТО НЕСОМНЕННО ПОЗВОЛИТ РАЗВИВАТЬ ЭКСПОРТ ПРОДУКЦИИ

ГЛУБОКОЙ ПЕРЕРАБОТКИ УГЛЕВОДОРОДОВ С БОЛЕЕ ВЫСОКОЙ ДОЛЕЙ

ДОБАВЛЕННОЙ СТОИМОСТИ, А НЕ НЕОБРАБОТАННОГО СЫРЬЯ. ТАКИМ ОБРАЗОМ,

ТЭК ДОЛЖЕН СТАТЬ «ЛОКОМОТИВОМ», КОТОРЫЙ ПОВЕДЕТ ЗА СОБОЙ РАЗВИТИЕ

ВСЕЙ ЭКОНОМИКИ, В ТОМ ЧИСЛЕ НАИБОЛЕЕ ПЕРСПЕКТИВНЫХ

ВЫСОКОТЕХНОЛОГИЧНЫХ ОТРАСЛЕЙ.

Но достижение глобальной энергетической безопасности невозможно без достижения энергетической безопасности каждой конкретной страной, в том числе и Россией.

В системе национальной и экономической безопасности Российской Федерации энергетическая безопасность – одна из важнейших составляющих.

При этом важнейшими задачами обеспечения энергетической безопасности Российской

Федерации являются:

• создание необходимых условий для надежного функционирования ТЭК и гарантированного энергоснабжения потребителей;

• обеспечение текущих и перспективных потребностей в ТЭР с максимально возможной реализацией экономически оправданного потенциала энергосбережения;

• соблюдение требований промышленной и экологической безопасности в сфере производства и потребления ТЭР;

• обеспечение необходимых соотношений энергетических мощностей и их резервов на отдельных стадиях воспроизводственного процесса в ТЭК в отраслевом и территориальном разрезах, включая подготовку к промышленному освоению запасов минерального сырья и их рациональное и комплексное использование;

• проведение непрерывного и комплексного мониторинга технологических процессов в ядерной энергетике, постоянного функционирования систем физической защиты, государственный учет и контроль ядерных материалов.

Маслова Д.В., к.э.н., доцент Пятигорского филиала РГТЭУ

К ВОПРОСУ О ВЗАИМОСВЯЗЯХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНТЕРЕСОВ

НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКОВ И ГОСУДАРСТВА

Экономическая деятельность людей, направленная на удовлетворение их потребностей посредством использования принадлежащих им ресурсов, на определенном этапе развития привела к возникновению государства, назначением которого является создание и охрана условий воспроизводства общества в самом широком смысле этого слова. Финансирование государства за многие века развития цивилизации принимало различные формы (регалии, доходы от казенного имущества), но всегда присутствовало изъятие части дохода населения (подати, акцизы и пошлины) в пользу власти.

Объем государственных доходов в долгосрочном периоде определен тем, какие группы (классы) несут тяжесть финансирования, насколько справедливо распределены обязанности между членами общества. Буржуазные революции XVII – XIX вв. в наиболее развитых в экономическом отношении странах отметили дифференциацию общества на податные и привилегированные сословия, провозгласив равную обязанность всех граждан финансировать деятельность государства. Так сформировался определенный взгляд на налогообложение, как на результат договора между обществом в лице его избранных представителей (парламента) и государством в лице исполнительной власти о перераспределении части доходов граждан в пользу государственного бюджета.

Субъектами налоговых отношений с макроэкономической точки зрения, таким образом, являются два актора: «государство», как совокупность управляющих институтов и «общество», как совокупность налогоплательщиков. Очевидно, что эффективность системы налогообложения определяется тем, насколько договор между государством и обществом налогоплательщиков отвечает интересам социума и отдельных его групп. Это тем более важно, что ограниченность финансовых ресурсов, создаваемых «обществом» и подлежащих частичному перераспределению в пользу государства, порождает противоречие экономических интересов налогоплательщиков и бюджета.

Экономические интересы государственного бюджета определяются потребностью в ресурсах, обеспечивающих необходимое финансирование властных и управленческих функций, а интересы налогоплательщиков – потребностью в средствах, достаточных для финансирования расширенного воспроизводственного процесса.

Сохранение и развитие государства и общества в их настоящем качестве обусловливает необходимость реализации экономических интересов каждого из макросубъектов. Если, в этом случае, реализация экономического интереса одного лица ведет к ущемлению интересов другого лица, то носитель слабо реализуемого, либо вовсе не реализованного интереса, в конечном счете, исчезает как экономический субъект. Вместе с этим прекращаются и налоговые отношения, служившие социальной основой экономических интересов не только «проигравшего», но и «выигравшего» агента. Такая ситуация наблюдалась, например, в середине 90-х годов прошлого века, когда чрезмерный фискальный уклон налоговой системы России был причиной «вытеснения» значительной части налогоплательщиков из правового поля в теневую экономику.1 Если реализация экономических интересов происходит на основе определенного компромисса, оба субъекта налоговых отношений сохраняют возможность дальнейшего развития.

Согласование экономических интересов, посредством создания условий их компромиссной реализации, мы рассматриваем как процесс стимулирования.2 Поскольку доминирующим субъектом налоговых отношений является государство, именно на него возлагается обязанность формирования стимулирующей налоговой политики, под которой понимается комплекс мер, направленных на увеличение доходов бюджета за счет роста налоговой базы.3 Проведение такой политики возможно при наличии определенной корреляции между налоговыми мероприятиями государства и реакцией на них налогоплательщиков. В этой связи представляется важным рассмотреть вопрос о существующих взаимосвязях в системе налоговых отношений с позиций согласования и реализации экономических интересов их субъектов.

Налоговая система России, созданная в период экономических реформ в 90-х годах пошлого века, за годы своего существования претерпела существенные изменения. Эти изменения были обусловлены политическими процессами, а также принципиальным пересмотром роли налоговой системы в экономике. Первый фактор в наибольшей степени проявлялся в девяностых годах прошлого века на фоне нестабильного, формирующегося налогового законодательства, второй фактор связан с принятием Налогового кодекса РФ, упорядочением налогового законодательства.

Характеристику системы налоговых отношений с позиций экономических интересов, на наш взгляд, может дать анализ динамики совокупной налоговой базы (реализация интересов общества в развитии) и налогового пресса, воздействующего на интересы конкретного плательщика. Для анализа используем показатель фактического налогового пресса (ФНП), который определен как отношение всех начисленных налоговых обязательств к совокупной налоговой базе.

В расчет приняты как собственно налоги, так и социальные взносы и платежи, уплачивавшиеся в 90-х годах прошлого века, и по существу представлявшие собой налог на заработную плату. Выбор всех начисленных, а не только, как принято обычно, поступивших налоговых платежей, представляется нам более корректным подходом. В самом деле, наличие задолженности по налогам существенно утяжеляет обязательства налогоплательщика, отвлекая финансовые ресурсы не только на уплату налога, но и на выплаты налоговых санкций.

Под совокупной налоговой базой (СНБ) мы понимаем сумму добавленных стоимостей, созданных налогоплательщиками за год. Как известно, сумма всех добавленных стоимостей экономики представляет собой ВВП как показатель системы национальных счетов. Однако для определения совокупной налоговой базы в расчет следует принимать только добавленную стоимость экономических агентов, действующих в рамках налогового законодательства, поэтому теневая составляющая ВВП не учитывается нами при расчете СНБ.

Корректность сравнения требует приведения СНБ к показателю 1992 года, что исключает влияние ценовых изменений. В таблице 1 представлена динамика совокупной налоговой базы, как процентная доля соответствующего показателя 1992 года, а также динамика фактического налогового пресса.

Вишевский В., Веткин А. Уклонение от уплаты налогов и рациональный выбор налогоплательщика // Вопросы экономики. – 2004.№ 2. С.96-108.

Гершкович Б.Я. Экономические интересы, стимулирование, мотивация и вопросы экономической политики в Российской Федерации: Научное издание. – Пятигорск: ПГЛУ, 2005. С. 112.

Бюджетное послание Президента РФ Федеральному собранию «О бюджетной политике на 2001 год»

// Российская газета. – 2000. – 3 июня.

Таблица 1 4

–  –  –

СНБ 100 92,2 77,3 65,2 58,9 56,9 54,0 57,8 62,4 64,4 64,2 67,1 78,8 90,4 ФНП 37,2 33,3 37,2 39,9 42,5 51,6 47,9 43,4 43,7 45,1 45,3 44,7 44,4 37,9 Противоположная направленность кривых СНБ и ФНП (рис.1) подтверждает взаимосвязь между величиной налогового пресса и реакцией на него экономики. Постепенное увеличение доли налоговых изъятий в первой половине 90-х годов сопровождается падением ВВП в сопоставимых ценах. Мы далеки от мысли, что налоговый аспект был основным фактором падения, однако его роль отрицать нельзя.

Особенно она заметна в 1996 – 1998 годах, когда фактический налоговый пресс резко возрастает, достигая в 1997 году значения 46,64 % ВВП, что, вероятно, явилось одной из причин кризиса 1998 года. В годы выхода экономики из кризиса (1999-2001 гг.) налоговый пресс снижается в среднем до 39,4 % в основном за счет двух факторов – падения величины налоговой базы в кризисный период и решения государства о реструктуризации налоговой задолженности.

120% 100% 80% 60% 40% 20% 0%

–  –  –

Рис. 1. Динамика СНБ и ФНП.

Таким образом, налоговые отношения в целом демонстрируют существование взаимосвязи между объемом налоговых изъятий и реакцией на него экономики, что дает основу для согласования экономических интересов субъектов налоговых отношений. Попытка такого согласования связана со снижением ставок основных федеральных налогов в 2001-2005 годах.

Налоги на прибыль бизнеса и на доход домохозяйств в этом аспекте представляются наиболее интересными объектами исследования, поскольку прямое налогообложение в наибольшей степени является определенным стимулом для налогоплательщика.

Налоговая политика в отношении прибыли юридических лиц за время существования нынешней налоговой системы подверглась существенному пересмотру. В период с 1992 по 2001 год налог взимался по высокой ставке и при определении налоговой базы учитывались Расчеты автора по данным Российских статистических ежегодников. – М.: ГКС, 2000, 2003;

оперативным данным Госкомстата РФ, МФ РФ, ФНС РФ и МЭРТ РФ, опубликованным на официальных сайтах Правительства РФ. Коды доступа: www.gks.ru, www. nalog. ru, www.minfin1.ru, economy.ru многообразные льготы.5 Налоговый кодекс существенно изменил подход к налогообложению прибыли, ставка налога понизилась на треть, одновременно были отменены как социальные, так и инвестиционные льготы.6 Для оценки существующих взаимосвязей в отношении налогообложения прибыли покажем динамику фактического налогового пресса по налогу на прибыль (Tprfact) и сальдированный финансовый результат (СФР) экономики как совокупную базу налога на прибыль.

Сальдированный финансовый результат представлен как процентная доля от соответствующего показателя 1992 года. Фактический налоговый пресс Tprfact определен как отношение начисленных сумм налога на прибыль и недоимок по этому налогу к СФР (табл.2).

–  –  –

Темпы и вектор роста сальдированного финансового результата намного хуже, чем динамика ВВП. В то время как к 2005 году ВВП, по нашим расчетам, практически восстановлен в объемах 1992 года (табл.1), сальдированный финансовый результат снизился за время реформ более чем в два раза, что означает резкое снижение эффективности экономики.

Обратная зависимость налогового пресса и налоговой базы в отношении налога на прибыль более выражена, чем в связи ВВП и фактического налогового пресса. В течение первого периода (1992-1997 гг.), повышение налогового пресса на прибыль сопровождается снижением налоговой базы и наоборот, падение объемов начислений увязывается с некоторым ростом сальдированного финансового результата (рис.2).

Закон РФ от 27 декабря 1991 г. № 2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций» // Ведомости СНД РФ и ВС РФ от 12 марта 1992 г. № 11, ст. 525.

Федеральный закон от 6 августа 2001 г. N 110-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и некоторые другие акты законодательства РФ о налогах и сборах, а также о признании утратившими силу отдельных актов (положений актов) законодательства РФ о налогах и сборах» // Российская газета. – 2001. – 8 авг.

Расчеты автора по данным Российских статистических ежегодников. – М.: ГКС, 2000, 2003;

оперативным данным Госкомстата РФ и МФ РФ, опубликованным на официальных сайтах Правительства РФ. Коды доступа: www.gks.ru, www.minfin1.ru 120% 100% 80% 60% 40% 20% 0%

-20%

–  –  –

В эти годы Tprfact подвержен значительным колебаниям при средней величине показателя 55,6 % СФР. Реализация экономических интересов налогоплательщиков при изъятии более половины прибыли (в 1996 году – 84 %) представляется невозможной, что, среди прочих факторов, вызывало падение производства и рост числа убыточных организаций. В 1998 году в экономике зафиксирован «чистый» убыток и начисленный налог на прибыль по абсолютной величине превысил финансовый результат.

Во втором периоде средний Tprfact равен 47,3 % СФР, объемы налоговых изъятий более стабильны, чем в первом периоде. Снижение средней величины Tprfact во втором периоде на 8,3% налоговой базы способствовало реализации экономических интересов налогоплательщиков, что стало одним из факторов роста налоговой базы.

Поведение кривых Tprfact и СФР во втором периоде сложнее, чем в первом. Так, на фоне общего снижения налогового давления на ВВП, в 1999-2000 гг. возрастает налоговый пресс на прибыль. Рост сальдированного финансового результата сопровождается некоторым увеличением налогового пресса. В дальнейшем (2002-2003 гг.) противоположная направленность векторов налоговой базы и налогового пресса восстанавливается, в связи с чем «нелогичный» отрезок 1999годов объясняется, вероятно, влиянием неналоговых факторов. В первую очередь, это девальвация 1998 года, вызвавшая рост производства в отраслях, ориентированных на внутренний рынок, что пересилило негативное влияние возросшего налогового давления на прибыль.

В 2002 году (период изменения подхода к взиманию налога на прибыль), сальдированный финансовый результат экономики в условиях снижения налогового пресса на прибыль с 59,7% (2002 г.) до 42,2% (2003 г.), начинает расти. Отметим, что в 2004 и 2005 годах противофаза векторов налогового пресса и СФР вновь нарушается. Несмотря на повышение объемов начислений, налоговая база демонстрирует стабильный рост. Последнее обстоятельство может быть вызвано преобладающим воздействием неналоговых факторов, в первую очередь, ценовой конъюнктуры в экспортно-ориентированных отраслях.

Проведенный анализ показывает, что для прямого налога на прибыль в среднесрочном периоде прослеживается четкая корреляция мер налоговой политики и реакции экономики.

Стимулирующая налоговая политика, выражающаяся в снижении изъятий и стабилизации законодательства, ведет к росту налоговой базы, обратная ситуация – к ее уменьшению.

Обратимся к прямому налогообложению домохозяйств - налогу на доходы физических лиц (НДФЛ), который за рассматриваемый период также претерпел значительные изменения. В девяностые годы в основе лежал принцип повышенного налогообложения крупных доходов, его важнейшей характеристикой была прогрессивная шкала ставок, в которой минимальная ставка устанавливалась в размере 12%, верхний предел достигал 30-45%8. Новый этап в подоходном налогообложении связан с Налоговым кодексом, который ввел плоскую шкалу ставок, отказавшись от дифференциации налогообложения большинства доходов.9

–  –  –

Закон РФ от 7 декабря 1991 г. № 1998-1. «О подоходном налоге с физических лиц» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации 19 марта 1992 г., № 12, ст. 591.

Федеральный закон от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ "О введении в действие части второй Налогового кодекса РФ и внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ о налогах" // Российская газета. – 2000. № 153-154.

Расчеты автора по данным Российских статистических ежегодников. - М.: ГКС, 2000; 2003 и оперативным данным Госкомстата РФ, МФ РФ, ФНС РФ и МЭРТ РФ, опубликованным на официальных сайтах Правительства РФ. Коды доступа: www.gks.ru, www. nalog. ru, www.minfin1.ru, economy.ru Рисунок 3 демонстрирует зависимость между динамикой налоговой базы и налоговым прессом. Динамика налоговой базы в целом повторяет динамику ВВП, демонстрируя падение доходов в 1992-1999 годах и их увеличение в 2000-2005 годах. Средний объем налоговых изъятий в первый период составляет 8,9 % налоговой базы, а интервал значений не превышает 1,6 % облагаемого дохода налогоплательщиков. Таким образом, на фоне стабильного и невысокого налогообложения доходы физических лиц последовательно снижались, составив к 1999 году в сопоставимых ценах лишь около 65 % доходов 1992 года.

Напротив, рост налоговой базы в 2000-2005 годах сопровождается постепенным усилением налогообложения доходов. Средний показатель налогового пресса оценивается в этот период на 10,9 %, а размах значений составляет 1,8 % налоговой базы. Таким образом, в отличие от налогообложения прибыли, для подоходного налога не проявляется зависимость между уровнем изъятий и величиной налоговой базы. Чем обусловлено отсутствие ожидаемой взаимосвязи?

Социальный вычет коэффициент дифференциации

Рис. 4. Социальные характеристики подоходного налогообложения.

Представляется, что основной причиной такого положения является слабый учет экономических интересов основной массы налогоплательщиков, к которым относятся лица, работающие по найму. При среднемесячной заработной плате, едва превышающей явно заниженный прожиточный минимум 11, для большинства населения важна социальная составляющая подоходного налогообложения, а именно – величина необлагаемого дохода. Он определяется, главным образом, размером стандартного налогового вычета, формально обеспечивающего финансирование простого воспроизводства рабочей силы.

Рисунок 4 показывает постепенное падение соотношения стандартного вычета и прожиточного минимума работника. Одновременно происходит существенная социальная дифференциация по доходам, составляющая к 2006 году пятнадцатикратный разрыв.12 Действующее законодательство предусматривает право применения социальных, имущественных и профессиональных вычетов, объединенное общим требованием: для получения вычета из налогооблагаемого дохода налогоплательщик (физическое лицо) должен понести соответствующие расходы. Право на вычет получают состоятельные люди, имеющие возможность из собственных доходов финансировать обучение, лечение или строительство жилья.

Эта же группа населения получила и выгоды от плоской шкалы подоходного налога, способствовавшей выводу из тени части заработанных доходов.13 Таким образом, процесс налогообложения и формирование налоговой базы НДФЛ не учитывает экономических интересов основной группы налогоплательщиков – сравнительно низко оплачиваемых наемных работников, что не способствовало корреляции между налоговыми мерами и базой подоходного налога.

Представленный анализ позволяет обосновать некоторые выводы. Основу современной рыночной экономики составляют договорные отношения между равноправными субъектами, при этом договор должен учитывать экономические интересы каждой из сторон. Специфической особенностью налоговых отношений является то, что будучи равноправными на уровне «государство» – «общество», они перестают быть таковыми на уровне «государство» – Горисов С. Масштабы и структура неформальной занятости // Вопросы экономики. – 2004. №. 3.

www.gks.ru Пансков В. Узловые проблемы совершенствования налогообложения // Российский экономический журнал. – 2005. № 3.

«налогоплательщик». Поэтому именно государство, как доминирующий субъект налоговых отношений, несет функцию налогового стимулирования – создания условий для реализации экономических интересов налогоплательщиков.

Российская налоговая система, существующая пятнадцать лет, демонстрирует определенные взаимосвязи, позволяющие предпринимать меры по согласованию экономических интересов.

Зависимость налоговой базы и налоговых изъятий из прибыли указывает направление стимулирования экономического развития за счет поощрения реинвестиций из прибыли, что может быть достигнуто, например, возобновлением льготного налогообложения капитальных вложений.14 Отсутствие явных взаимосвязей между величиной налоговых изъятий и динамикой налоговой базы свидетельствует о том, что экономические интересы основной группы налогоплательщиков (работников по найму), не только не реализуются, но даже и не осознаны законодателем. Действенной мерой, как представляется, может быть пересмотр социальных льгот по НДФЛ, а именно введение необлагаемого минимума на уровне реальных потребностей простого воспроизводства работника. Адресованная большинству налогоплательщиков и непосредственно способствующая реализации их экономических интересов, такая налоговая политика могла бы создавать взаимосвязи между действиями государства и поведением налогоплательщиков, следовательно, служить основой дальнейшего налогового стимулирования.

Подводя итог, отметим, что стимулирующая налоговая политика имеет целью согласование экономических интересов субъектов налоговых отношений и опирается на существующие в экономике взаимосвязи и взаимозависимости. В тех случаях, когда эти связи проявлены, а экономические интересы агентов осознаны, налоговая политика, в ряду иных факторов, становится важным компонентом стимулирования экономического развития.

–  –  –

СОЮЗНОЕ ГОСУДАРСТВО И НАЦИОНАЛЬНЫЕ ТРАДИЦИИ

БЕЛАРУСИ И РОССИИ В ТОРГОВЛЕ, ЭКОНОМИКЕ,

ПОЛИТИКЕ И КУЛЬТУРЕ

Одним из важнейших факторов интеграции России и Беларуси является культурноисторический фактор с едиными историческими корнями и судьбами народов наших стран, которые прошли вместе в своем развитии довольно большой отрезок истории.

Особо следует отметить сформировавшуюся в течение длительного периода общность «советский народ», где доминировала единая организация политической, экономической и социальной жизни, которая объединяла людей, прививала общие идеи, взгляды, ориентировала на определенные нормы и ценности, вырабатывала соответствующие для данного общества образцы поведения.

И в этом историческом процессе можно различить характерные черты каждого народа, участвующего в развитии своей экономики, политики и культуры.

Важнейшими предпосылками экономической интеграции Беларуси и России являются территориальное разделение труда и сложившаяся в течение многих десятилетий в рамках бывшего СССР специализация и кооперация промышленных комплексов двух государств.

Доклад Национального экономического совета (НЭС) «Экономический рост в РФ: проблемы и перспективы» // Российский экономический журнал. – 2003. № 3.

Белорусская ССР была одной из наиболее высокоразвитых в технологическом и экономическом отношениях республикой, являлась «сборочным цехом» в Союзе ССР и выступала полигоном разработки и внедрения передовых идей.

Россия в это время занимала ведущее положение среди советских республик и прямо, и косвенно поддерживала экономику Беларуси. Таким образом экономические связи Беларуси и России получали всемерную двустороннюю поддержку, активно укреплялась промышленная кооперация российского сырьевого и белорусского перерабатывающего комплексов. В Беларуси активно формировался экономический потенциал, непосредственно нацеленный на конкретное взаимодействие с российской промышленностью.

В начале 90-х годов Беларусь твердо взяла курс на интеграцию с Россией –основным стратегическим партнером Беларуси, граждане которой одобрили этот курс на референдуме.

В 1995 году в жизни двух народов произошло важное событие на пути их сближения 21 февраля был заключен Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, а 26 мая этого года был снят символический пограничный знак и перестала существовать граница между Беларусью и Россией.

Реализация подписанных документов явилась благоприятным условием для перехода к более тесному этапу интеграции двух стран.

2 апреля 1996 года Президентами России и Беларуси был подписан Договор об образовании Сообщества России и Беларуси. Сообщество создавалось на принципах суверенитета и равенства обеих сторон, демократии, соблюдения прав человека, признанных норм международного права. Так закладывался фундамент строительства будущего Союзного государства.

2 апреля 1997 года Президентами двух стран был подписан новый Договор, согласно которому Сообщество преобразовывалось в Союз Беларуси и России с целью «достижения действительной интеграции в экономике и других сферах общественной жизни».

Полновесное экономическое строительство Союзного государства началось с подписания в 1998 году Соглашения о создании равных условий для субъектов хозяйствования. Тогда же был принят первый Союзный бюджет.

Объединительный процесс двух государств в рамках Союзного государства выходит на новый уровень своего развития. Активизировались экономические связи между регионами Беларуси и России.

Республика Беларусь в 1997 году имела устойчивые экономические связи только с несколькими российскими регионами (Москва, Краснодарский край, Московская, Тюменская и Волгоградская области). В настоящее время установлены торговые связи практически со всеми субъектами Российской Федерации, а с 80 российскими регионами подписано более 160 соглашений и протоколов в торгово-экономической сфере, а также в области науки и культуры.

Начиная с 2000 года, товарооборот между нашими странами постоянно увеличивается и в 2004 году составил 17,6 млрд. долл. США. По прогнозным оценкам специалистов этот показатель к концу нынешнего года достигнет 20 млрд. долл. США.

За последние годы по объемам товарооборота с Республикой Беларусь из 89 российских регионов в первую десятку входят Тюменская область, города Москва и Санкт-Петербург, Московская, Смоленская, Нижегородская, Вологодская, Самарская области, Пермский край и Республика Татарстан.

Традиционно Беларусь поставляет на рынок России, в основном, машины, оборудование, механические устройства, транспортные средства, товары народного потребления, продовольственные товары. Это всем известные тракторы «Беларусь», МАЗы и БЕЛАЗы, телевизоры «Горизонт» современная сельхозтехника объединения «Гомсельмаш», модная белорусская одежда и сельхозпродукция. Белорусская продукция по качественным параметрам сравнима с лучшими мировыми образцами, а по ценовым показателям намного дешевле и традиционно пользуется повышенным спросом в России.

Следует отметить, что во всей названной продукции имеется определенная доля участия и России. Это поставленные энергоресурсы, комплектующие для машиностроителей и сырье для химической отрасли, машины и оборудование для промышленности и села.

На наш взгляд в объединительном процессе двух стран имеется достаточно много неиспользованных резервов. Одним из них является участие регионов в совместных долгосрочных экономических проектах и производственных программах, что позволит в кратчайшие сроки улучшить экономику регионов, восстановить занятость населения и поднять его благосостояние.

Сегодня в рамках Союзного государства действуют 14 совместных российскобелорусских научно-технических и производственных программ и более 20 мероприятий.

Причем в этом направлении приоритет отдан развитию современных наукоемких технологий. На сегодняшний день уже имеется положительный опыт в создании современного автомобилестроения, элементной базы для электроники, а также в развитии лазерных технологий, медицине и других направлениях.

Российско-белорусские программы – это метод решения совместных социальноэкономических проблем в процессе углубления интеграции Беларуси и России. Сегодня он эффективно реализуется на основе сложившихся в процессе рационального разделения труда тесных производственно-технологических, научно-технических, природносырьевых, трудовых и социально-демографических взаимосвязей, осуществляющих эффективную кооперацию производственной деятельности, и обеспечивает выпуск и продажу конкурентоспособной продукции, как на внутреннем рынке Союзного государства, так и за его пределами.

Договором о создании Союзного государства в числе основных целей провозглашается проведение согласованной политики, как внешней, так и в области обороны. Известно, что наши государства в этом направлении работают в тесном взаимодействии друг с другом. Внешнеполитические ведомства Беларуси и России заранее согласовывают свои позиции на совместных заседаниях коллегий двух министерств и утверждают их в союзной «Программе согласованных действий в области внешней политики государств-участников Договора о создании Союзного государства».

Взаимодействие МИД Беларуси и МИД России осуществляется, как в рамках международных организаций и региональных объединений, так и на двусторонней основе.

В полном объеме выполнение Программы служит дальнейшему укреплению отношений между Беларусью и Россией, защите интересов двух стран на международной арене.

В сфере военной безопасности важным критерием является сохранившаяся оборонная инфраструктура, система охраны западной границы, исторически сложившаяся интеграция военно-промышленных комплексов Беларуси и России.

Взаимодействие культур на пространстве Союзного государства невозможно без определения статуса языка. На референдуме 1995 года граждане Республики Беларусь поддержали государственный статус белорусского и русского языков. Опрос, проведенный в 2000 г. Республиканской социологической службой Беларуси «Общественное мнение», показал, что 34% русских, 61% белорусов выписывают газеты и журналы на русском и белорусском языках. Относительно общности белорусского и русского этносов подчеркнем тот факт, что почти 90% русских и 80% белорусов указали на общую славянскую принадлежность. При оценке степени общности исторических судеб двух народов 41% русских и 32% белорусов заявили, что «у нас одна судьба», а 54% всех опрошенных отметили, что «наша близость очевидна».

Общность культуры наших народов подтверждается в проводимом в рамках Союзного государства ежегодном фестивале «Славянский базар», вручении премии Союзного государства в области литературы и искусства, проведении дней культуры регионов России в Республике Беларусь и Национальных дней культуры Беларуси в республиках, краях и областях Российской Федерации.

В будущем, развивая цивилизованные, взаимовыгодные отношения, целесообразно двигаться в направлении создания полномасштабного Союзного государства.

Юнусов Л.А., к.э.н., доцент РГТЭУ

ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ

ФЕДЕРАЛЬНОГО БЮДЖЕТА 2007 Бюджетная политика страны является важнейшим рычагом, влияющим на рост экономики любого государства. Поэтому от адекватно сформированного и сбалансированного федерального бюджета зависят рост ВВП, промышленного производства, национального дохода и благосостояния населения Российской Федерации.

Доходы федерального бюджета на 2007 год предусмотрены в размере 6965,32 млрд. рублей, что на 806,3 млрд. рублей, или на 13,1% больше ожидаемой оценки 2006 года. Расходы на 2007 год предусмотрены в сумме 5463,48 млрд. рублей, что на 1074,9 млрд. рублей, или на 24,5% больше ожидаемого исполнения 2006 года. Профицит федерального бюджета на 2007 год предусмотрен в сумме 1501,84 млрд. рублей, или на 15,2% ниже ожидаемого исполнения в 2006 году.

С глубоким сожалением мы вынуждены констатировать, что представленный Правительством проект федерального бюджета на 2007 год (впрочем, как и предыдущие проекты бюджетов) противоречит статье 7 Конституции Российской Федерации, где, в частности, говорится, что «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека».

При анализе структуры расходов проекта федерального бюджета на 2007 год в процентах к ВВП, предстает следующая удручающая картина (речь идет о федеральной части, не учитывающей региональные расходы): на социальную политику предлагается выделить 0,7%, на образование – 0,9%, на здравоохранение и спорт – 0,7%; на культуру, кинематографию, СМИ – 0,2%; на ЖКХ – 0,2%; на охрану окружающей среды – 0,01%. Итого 2,7%.

Сопоставим страны, учитывая долю социальных расходов государства в ВВП. Так, по данным ОЭСР в 1999 году в 17 развитых странах Запада эта доля составляла в среднем 24,1%.

Однако ситуация в отдельных странах представляется достаточно разнообразной. Так, в США и Японии отмечается существенное отставание от среднего уровня – 14,6 и 14,7%. Между тем в странах Западной Европы в целом доля социальных расходов значительно выше и составляет 27,0%, хотя в различных частях этого региона она далеко не одинакова. Колебания составляют от 23,9% в Нидерландах до 31% в Швеции.1 Если обратиться к опыту Индии, то в X пятилетнем плане страны (2002/03-2006/07 гг.) на социальные услуги предусмотрено выделение 22,8% государственных ассигнований.

Сравнительный анализ расходов на социальные услуги в мире и предлагаемом проекте федерального бюджета 2007 г. показывает, что Правительство продолжает экспериментировать над собственным народом, проверяя его способность выживать в искусственно создаваемых экстремальных условиях.

В Основных направлениях бюджетной и налоговой политики на 2007 год, как достижение Правительства, представлено увеличение по сравнению с предыдущим годом расходов федерального бюджета: на образование (33,8%), на здравоохранение и спорт (32,0%), на культуру, кинематографию и СМИ (27,1%), на охрану окружающей среды (21,9%). Однако этого явно недостаточно, учитывая сложившуюся катастрофическую ситуацию в указанных отраслях.

Одновременно предлагается сократить расходы из федерального бюджета на социальную политику (2,9%) и ЖКХ (6,8%). И это в условиях, когда по официальным данным 19% населения страны живет за чертой бедности, а износ систем водоснабжения и канализации в стране достиг 80%. Мы уже не говорим о 43 объектах водоснабжения и канализации Астраханской области, на строительство и реконструкцию которых в 2007 году потребуется около 1 млрд. рублей, а таких регионов в стране более 80 при бюджете ЖКХ 49,9 млрд. рублей).

Особенностью федерального бюджета на 2007 год является значительное увеличение расходов на федеральные целевые программы по сравнению с 2006 годом – на 159,1 млрд. рублей (42,4%) и на Федеральную адресную инвестиционную программу – на 177,7 млрд. рублей (53,8%).

OECD Social Expenditure Database: 1980/1998, 2001, 2003.

В 2007 году предусмотрено увеличение расходов на пополнение Инвестиционного фонда – на 40,9 млрд. рублей (37%), который составит 110,6 млрд. рублей. В федеральном бюджете 2007 года предусмотрены значительные расходы инвестиционного характера, направляемые на финансирование федеральных целевых программ (454,3 млрд. рублей); непрограммной части расходов – на государственные капитальные вложения (181,3 млрд. рублей); на развитие малого бизнеса (3,5 млрд. рублей) и Инвестиционного фонда (110,6 млрд. рублей, включая 10 млрд.

рублей, предусмотренные на увеличение уставного капитала открытого акционерного общества «Российская венчурная компания»). В общей сумме это составляет 749,7 млрд. рублей.

По сравнению с утвержденными соответствующими показателями на 2006 год расходы инвестиционного характера увеличены на 199,5 млрд. рублей, или на 36,3%. Их доля в ВВП увеличится с 2,26% в 2006 году до 2,4% в 2007 году. Наряду с данным положительным фактом в 2007 году усилится зависимость бюджетов субъектов РФ от финансовой помощи и иных ассигнований из федерального бюджета. Доля межбюджетных трансфертов в доходах консолидированного РФ составит 17,9% и увеличится по сравнению с 2006 годом на 1,7%.

Иначе как издевательством над людьми нельзя назвать индексацию доходов бюджетников, оплачиваемых по ЕТС, с 1 сентября 2007 года в 1,15 раза и увеличение денежного довольствия военнослужащим и приравненным к ним лицам в 2007 году с 1 января – в 1,1 раза и с 1 декабря – в 1,15 раза.

Из экономической теории известно, что подобная недоплата бюджетникам ведет к концентрации малопроизводительных работников в бюджетном секторе, способствует искусственному занижению оплаты труда в частном секторе, поддерживает неэффективную занятость и косвенно поощряет коррупцию.

Если посмотреть на ничтожные размеры пенсий (с учетом всех индексаций) людей, отдавших все свои силы и молодость на строительство экономики страны, невольно приходишь к мысли о геноциде со стороны государства собственного народа.

В годы правления президентов Дж. Ф. Кеннеди и Л. Джонсона, когда в Соединенных Штатах была объявлена кампания, имевшая целью преодоление бедности, суммы прямых денежных трансфертов и пособий малоимущим выросли более, чем вдвое, расходы на социальное страхование – в 3,7 раза, ассигнования на выделение им бесплатного питания и медицинских услуг

– в 4 раза, на профессиональную подготовку и переобучение – в 20 раз.2 К 1974 г. доля бедных американцев сократилась более чем наполовину и составляла согласно различным оценкам от 10,5 до 11,5 % населения.

Учитывая вышеизложенное, считаем необходимым существенно увеличить государственные расходы на социальное обслуживание, что в конечном итоге через механизм мультипликации приведет к росту внутреннего производства без инфляционных последствий для экономики.

Сегодня сложившаяся мировая конъюнктура цен на сырьевые товары и размер стабилизационного фонда, который на 1 января 2008 года составит 4238,59 млрд. рублей или 60,8% объемов доходов, в 2007 году позволяют изыскать необходимые для этого средства.

Согласно ФЗ «О федеральном бюджете на 2006 год» бюджетный профицит в 2006 году должен был составить 3,2% ВВП, фактическое исполнение федерального бюджета за 1 полугодие 2006 года дает нам первичный профицит по объему кассовых расходов в размере 9,6% к ВВП. То есть из экономики изымаются заработанные доходы в размере 9,6% от ВВП, что автоматически приведет к падению внутреннего производства.

Практически уже нет сомнений в том, что задача удвоения ВВП за 10 лет, поставленная Президентом РФ в 2003 году, недостижима, поскольку для этого экономический рост должен составить не менее 8% в год. Задачу экономического прорыва Правительство не может решить потому, что упорно продолжает опираться на постулаты монетаризма в его вульгарной интерпретации. Больше того, современная бюджетная политика сориентирована на максимально упрощенный вариант монетаристской политики, целью которой является сокращение спроса, сохранение бюджетного профицита и снижение уровня инфляции. В такой системе экономических координат замедление экономического роста неизбежно.

Даже положения «Вашингтонского консенсуса», которому «слепо следует» Правительство, указывают на поддержание первичного профицита в целях обслуживания внешней и внутренней задолженности только на уровне нескольких процентов ВВП, а уж никак не 10% от ВВП.

Burtless G. Public Spending on the Poor: Historical Trends and Economic Limits//Danziger S.H., Sandefur G.D., Weinberg D.H. (eds.) Confronting Poverty: Prescription for Change. Cambridge (Ma.). – 1994. P. 57, 63-64.

Если обратиться к опыту развитых стран, то в 2002 году бюджетный дефицит стран ОЭСР составил 2,9 % ВВП, стран ЕС – 2,0% ВВП, стран Еврозоны – 2,3% ВВП.3 (Норвегия с профицитом бюджета в 10% ВВП является единственным исключением). Бюджетный дефицит стран Латинской Америки в среднем по региону в 2003 году составил 2,4% ВВП.4 Как видим, мировая практика макроэкономического регулирования экономики не предполагает значительного профицита федерального бюджета, что не первый год наблюдается в нашей стране. Наоборот, критерии Маастрихтского соглашения допускают увеличение дефицита бюджета стран Еврозоны более чем на 3% ВВП в случае экономического спада на 2 и выше процентов.

В проекте федерального бюджета на 2007 год опять заложен профицит в 4,8% ВВП, который, надо полагать, как и в прошлые годы трансформируется в 10% ВВП. То есть Правительство в очередной раз предлагает изъять из экономики 1,5 трлн. рублей, которые пойдут в фонд будущих поколений в ущерб нынешним и завтрашним старикам, детям, а также занятым в бюджетной и других сферах народного хозяйства. Кроме того, Правительство планирует изъять из экономики путем размещения государственных ценных бумаг на внутреннем рынке, еще 213 млрд.

рублей (Чистое сальдо = 293,6 – 80,1 млрд. руб.), таким образом, создав дополнительную конкуренцию отечественным производителям товаров и услуг, которые и без того нуждаются в оборотном капитале.

Борясь с инфляцией путем сокращения непроцентных бюджетных расходов, Правительство пытается убедить нас в том, что их повышение (прежде всего расходов на бюджетную сферу) не несет в себе никакого мультипликативного эффекта, не стимулирует экономический рост. В качестве аргумента приводится то, что увеличение занятости в бюджетном секторе происходит на фоне ее сокращения в промышленности: повышение непроцентных расходов стимулирует приток трудовых ресурсов в бюджетный сектор, отвлекая их из более эффективных секторов, что ограничивает экономический рост.

Однако не учитывается, что несопоставимо больший ущерб при этом наносится производству даже в отраслях, не имеющих прямого бюджетного финансирования. Из-за низких пенсий и заработков в бюджетной сфере, снижения масштабов жилищного и дорожного строительства страдают не только конкретные люди, но и экономика страны в целом, поскольку результатом такой политики является сокращение внутреннего платежеспособного спроса.

OECD Economic Outlook. December. 2003. Annex Tables 28-30.

Estudio economico de America Latina y el Caribe. – 1997-1998. P.39.

ЭКОНОМИКА

–  –  –

ВАЛЮТНЫЕ РЕЖИМЫ И ИХ ЭВОЛЮЦИЯ

В РАЗВИВАЮЩИХСЯ СТРАНАХ

В последние десятилетия развивающиеся страны15 все более активно участвуют в мировой валютной системе. Ямайская валютная система предоставила странам – членам Международного валютного фонда право свободного выбора режимов валютных курсов. Если развитые страны предпочли, главным образом, режим плавающего валютного курса, то развивающиеся государства используют несколько режимов курсов.

Курсы многих развивающихся государств по-прежнему привязаны к определенной валюте (одновалютная привязка). Ведущее место здесь занимает доллар США, к которому привязаны валюты 34 развивающихся стран. Усиливаются позиции евро как «якорной» валюты: к нему сегодня прикреплены валюты 20 развивающихся стран. Также существует 7 развивающихся стран, осуществляющих одновалютную привязку к другим валютам (Бутан и Непал – к индийской рупии, Лесото, Намибия и Свазиленд – к южноафриканскому ранду, Беларусь – к российскому рублю, Бруней – к сингапурскому доллару). За период 1991-2005 гг. число стран, использующих подобную систему валютного курса, сократилось в 5 раз. В 1991 г. число таких стран было 40, в 1998 г. – 18, а в 2005 г. лишь 8. Можно отметить также и почти полную утрату СДР функции валюты-привязки.

Так, если в 1991 г. к СДР привязывали свои валюты Бурунди, Иран, Ливия, Мьянма, Руанда и Сейшельские острова, то в 2005 г. привязку к СДР сохранила только Ливия. Остальные 7 из 8 стран, практиковавших в 2005 г. мультивалютную привязку, определяли курс своей валюты на базе валютной корзины главных торгово-экономических партнеров (Ботсвана, Фиджи, Марокко, Самоа, Соломоновы острова, Тонга, Вануату).

Существует также тенденция к сокращению числа стран, практикующих этот курс. Так, число развивающихся стран, использующих двойной или множественный валютный курс, в 1998 г.

было 24, а в 2005 г. число таких стран, сократилось более, чем в два раза и составило 11. Семь из них придерживаются двойного валютного курса (Багамы, Ботсвана, Камбоджа, Гвинея, Мьянма, Сьерра Леоне, Сомали), и четыре развивающиеся страны используют множественный валютный курс по экспорту или импорту (Нигерия, Суринам, Сирия, Зимбабве).

В международной практике известны «изюмный» курс Турции, «хлопковый» Египта, «кофейный» Бразилии, «туристический» Сирии, из которых на сегодняшний день сохранился только последний. Как правило, более низкий курс устанавливается на товары, в экспорте которых заинтересована данная страна. Тогда при продаже заработанной на внешних рынках иностранной валюты за национальную экспортер получает бльшую сумму национальных денег, т.е. своего рода экспортную премию. Последняя может быть использована для расширения производства определенной экспортной продукции.

Эффективность множественных курсов невелика при сильной инфляции в этих странах.

Инфляция размывает и искажает ценовые пропорции внутри страны, в результате экспортеры или импортеры не получают необходимых экономических импульсов даже при наличии льготных валютных курсов.

В работе используется классификация стран, получившая в последние годы распространение в МВФ (см. н-р. Kenneth S. Rogoff, Aasim M. Hussain, Ashoka Mody, Robin Brooks, Nienke Oomes., Evolution and Performance of Exchange Rate Regimes// IMF Working Paper. 2003. № 243).

Кроме того, в шести развивающихся странах (Боливия, Коста-Рика, Гондурас, Никарагуа, Соломоновы острова, Беларусь) курс национальной валюты определяется центральным банком на основе ряда экономических показателей: движение цен на главный экспортный товар, соотношение темпов инфляции в своей стране и у главных торгово-экономических партнеров и др.

Отличительной чертой стран развивающегося мира являются частые смены режимов валютных курсов. Так, Иран в 1975 г. привязал свой реал к СДР, а через несколько месяцев к доллару, по которому устанавливаются цены на нефть (главный экспортный товар страны). С ноября 2006 г.

реал привязан к евро. Таиланд в 1997 г. перешел от валютного курса бата на основе валютной корзины валют главных торговых партнеров к режиму регулируемого плавания своей денежной единицы. В тот период Южная Корея отказалась от прикрепления воны к доллару США. Причем, и бат и вона были значительно девальвированы. В 2002 г. Аргентина в связи с экономическим кризисом отказалась от режима «валютного управления», основанного на прикреплении национальной валюты к доллару, и одновременно девальвировала песо.

Проблема перехода развивающихся стран к режиму плавающего валютного курса является одним из самых спорных вопросов теории международных финансов. Так, события валютнофинансового кризиса конца 90-х годов прошлого века в Юго-Восточной Азии позволили говорить об окончании эры так называемых «промежуточных» (intermediate) режимов валютного курса.

Предполагается, что возросшая мобильность международных потоков капитала вынуждает многие развивающиеся страны делать выбор между крайними, «угловыми»16 типами режимов фиксированного и плавающего валютных курсов. Использование «промежуточных» режимов валютного курса, таких как обычная привязка (conventional pegging) или крадущаяся привязка (crawling peg), не могут дать полной гарантии выполнения правительствами обязательства по поддержанию валютного курса на заданном уровне, поскольку при использовании таких режимов валютного курса всегда существует опасность нехватки у центрального денежного органа достаточных валютных средств. Это связано с тем обстоятельством, что при «промежуточных»

режимах отсутствует жесткая связь между денежной базой и золотовалютными резервными страны. Считается, что с ростом потоков транснационального капитала уязвимость «промежуточных» режимов валютного курса многократно увеличивается. Свободно плавающий валютный курс, валютное управление и долларизация именно то, по мнению некоторых авторов [1, 2], между чем приходится выбирать странам с открытыми финансовыми рынками.

Официальная статистика МВФ [3] показывает, что за период 1975-2000 гг. число развивающихся стран, использующих режим обычной (мягкой) валютной привязки, сократилась почти вдвое, в то время как число развивающихся стран, выбравших плавающий валютный курс, удвоилось и превысило 70 (около 50 % от общего числа стран, входящих в группу развивающихся стран). Кроме того, несмотря на общую тенденцию сокращения числа стран, использующих обычную валютную привязку, отмечается некоторое увеличение доли стран, сделавших выбор в пользу жестких форм валютной привязки (hard peg): валютного управления (currency board) и долларизации (dollarization).

Важно учитывать, что вывод о так называемом феномене «поляризации» валютных режимов в развивающихся странах (hollow out effect [2] был основан на данных официальной статистики МВФ. Однако известно, что главный статистический источник, предоставляющий информацию по существующим валютным режимам во всех странах-членах МВФ – ежегодный доклад по валютным соглашениям и валютным ограничениям (Annual report on Exchange Arrangements and Exchange Restrictions), – до 1999 г. учитывал заявленные странами-участниками данные о валютных курсах.

Как показывает практика, декларируемые развивающимися странами режимы валютного курса часто отличаются от фактических используемых режимов валютного курса. Дело в том, что, предоставляя в МВФ информацию об использовании, например, режима регулируемого плавающего валютного курса, развивающиеся страны, в действительности, часто проводят политику обычной валютной привязки. Это «де-факто» должно переводить страну в группу развивающихся стран c «промежуточными» валютным режимами (intermediate exchange rate Под «угловыми» решениями (corner solutions) подразумевается режим плавающего валютного курса, с одной стороны, и «валютное управление», долларизация, валютный союз – с другой. К «промежуточным» режимам принято относить традиционную привязку (conventional pegging), крадущуюся привязку (crawling peg), привязку с использованием валютного коридора (pegged exchange rate with horizontal band) и крадущуюся привязку с использованием валютного коридора (crawling band).

regimes). Кроме того, многие развивающиеся страны, объявляя об использовании жесткой формы валютной привязки – валютного управления, часто отступают от взятых на себя обязательств по данному режиму. Примером является Аргентина конца 90-х – начала 2002 гг., где часть денежной базы страны была обеспечена не ликвидной иностранной валютой, а государственными ценными бумагами, что привело к валютному кризису. Поэтому в последние годы было сделано несколько попыток отнесения развивающихся стран в ту или иную группу валютного режима на основе применения фактических данных колебаний валютных курсов [4, 5].

Рассмотрим результаты одной из таких классификаций валютных курсов за период 1980гг.[4, С.15-27]. Так, в 1980 г. соотношение развивающихся стран, придерживающихся жесткой привязки, «промежуточных» режимов валютного курса и плавающего курса составляло 45, 30 и 25 % соответственно. В 2000 году на страны с жесткой привязкой приходилось около 40%, на страны с промежуточными валютными режимами около 30 %, а на страны с плавающим – не более 30 % от общего числа развивающихся стран.

Для подгруппы развивающихся стран с «зарождающимися рынками» (emerging markets) результаты исследований также не позволяют говорить о тенденции отхода стран данной группы от использования «промежуточных» режимов валютного курса. В 1982 г. число таких стран, придерживавшихся жесткой привязки, «промежуточных» режимов валютного курса и плавающего курса в процентном соотношении составляло 5, 40, 50 % соответственно. В 2000 г. ситуация не претерпела существенных изменений: на жесткую привязку приходилось чуть более 5 %, на «промежуточные» режимы валютного курса около 40 % и на плавающий валютный курс чуть более 55 % от общего числа развивающихся стран.

Фактические данные о валютных курсах, говорящие об отсутствии или незначительном переходе развивающихся стран к использованию плавающего валютного курса, имеют теоретическую основу: применение плавающего валютного курса в развивающихся странах обладает не только преимуществами, но и недостатками, присущими экономике развивающегося типа.

Рассмотрим некоторые предпосылки использования плавающего валютного курса в развивающихся странах. Так, недостаточность валютных резервов часто вынуждает развивающие страны переходить к использованию плавающего курса. Информация об ограниченности валютных резервов, попадая на рынок, мгновенно вызывает атаку со стороны валютных спекулянтов, что приводит к обвалу валютного рынка. Яркими примерами такой ситуации является валютно-финансовый кризис в Юго-Восточной Азии в 1997 г. и валютный кризис в Аргентине в 2002 г. Сегодня дневной оборот мирового валютного рынка превысил 2 трлн.

долларов США. В такой ситуации проблема достаточности валютных резервов страны, правительство которой проводит политику валютной фиксации, становится ключевым фактором стабильности такого режима. Важным является и тот факт, что валютные резервы большинства развивающихся стран в момент их перехода к плавающему валютному курсу не покрывали величину, равную стоимости импорта за три месяца, что свидетельствует о низкой величине валютных резервов. Исключением являются Бразилия, Гана, Нигерия и Парагвай. Однако в этих странах использование валютных резервов было ограничено значительными размерами внешнего долга.

Макроэкономическая нестабильность имела место почти во всех развивающихся странах, сделавших выбор в пользу валютного плавания. В условиях высокой инфляции, отсутствия ясной программы экономической стабилизации введение фиксированного валютного курса представляется достаточно проблематичным. Результатом валютной фиксации в условиях гиперинфляции является завышенный реальный валютный курс, что ведет к подрыву национальной конкурентоспособности и к еще бльшему ухудшению и без того сложной экономической ситуации. Кроме того, введение валютной фиксации в таких условиях связано со значительными ограничениями конвертируемости национальной валюты. Все это вместе приводит к увеличению размеров черного валютного рынка, а это, в свою очередь, связанно с уклонением от налогов, криминализацией, ослаблением регулирующей роли государства в экономике.

Наконец, в большинстве развивающихся стран в период перехода к валютному плаванию наблюдалась сложная социально-экономическая ситуация. В таких условиях правительству, как правило, легче передать все вопросы формирования валютного курса на откуп свободному рынку.

Таким образом, правительство снижает степень своей ответственности. Кроме того, автоматически снимается проблема лоббирования валютных интересов, имеющего место при фиксации и одновременном ограничении по конвертируемости национальной валюты. Для экономик развивающихся стран выбор в пользу валютного плавания имеет также и важное международное значение, подчеркивающее переход к «цивилизованным», рыночным методам регулирования экономики.

Однако, как показывает практика, применение плавающего валютного курса часто связано с негативными последствиями. Так, центральные банки развивающихся стран, освобожденные от обязательства фиксировать обменные курсы, часто начинают проводить инфляционную политику.

Например, такая ситуация была характерной чертой в середине 90-х гг. прошлого века в Бразилии, Аргентине, Индонезии и Малайзии.

Кроме того, частые колебания валютного курса при плавающем валютном курсе оказывают негативное влияние на международную торговлю и иностранные инвестиции в развивающихся странах. Этот аргумент приводят, анализируя валютную политику Китая. Правительство КНР на протяжении многих лет проводит политику валютной фиксации. Главным аргументом в этом случае правительство КНР выдвигает необходимость валютной стабильности в условиях проведения крупномасштабной политики «развития вовне». Лишь в июле 2005 г. курс юаня под давлением главных торговых партнеров был ревальвирован на 2,1 %.

Негативные последствия использования плавающего валютного курса в развивающихся странах приводят к так называемому феномену «боязни плавания» (fear to float), что и создает значительную разницу между классификациями валютных режимов, основанных на заявленных и на фактических валютных курсах. Развивающиеся страны, декларирующие об использовании плавающего валютного курса, вынуждены значительно и длительно влиять на курсообразование национальной валюты, что фактически смещает такие страны в группу стран, использующих валютную привязку.

Таким образом, предоставляя свободу выбора режима валютных курсов, Ямайское соглашение расширило для группы развивающихся стран возможности проведения более гибкой валютной политики. Вместе с тем развивающиеся страны, делающие выбор в пользу плавающего валютного курса, во многих случаях не в состоянии эффективно использовать преимущества плавающего валютного курса и «де-факто» часто вынуждены поддерживать систему валютной привязки.

Литература

1. Eichengren, B. International Monetary Arrangements for the 21th Century. – Washington Brooking Institution, 1994.

2. Eichengren, B. From Bretton Wood to Bipolarity: Singapore and the World // Paper Prepared for the 30th Anniversary Conference of the Monetary Authority of Singapore. – 2001. – 20 July.

3. Annual Reports on Exchange Arrangements and Exchange Restrictions, IMF. – различные издания. – 1991-2005.

4. Kenneth S. Rogoff, Aasim M. Hussain, Ashoka Mody, Robin Brooks, Nienke Oomes.

Evolution and Performance of Exchange Rate Regimes // IMF Working Paper. – 2003. № 243.

5. Babula, A., I. Otker-Robe. The Evolution of Exchange Rate Regimes Since 1990:

Evidence from De Facto Polices // IMF Working Paper. – 2002. № 155.

Бакатанов О.Г., аспирант кафедры финансов РГТЭУ

АНАЛИЗ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ

АКТИВАМИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ФОНДОВ

Инвестирование средств через систему инвестиционных фондов является одним из наиболее распространенных в мировой практике способов накопления и приумножения капитала частных и институциональных инвесторов. Объединение средств многих небольших инвесторов в единый инвестиционный фонд дает возможность каждому из них воспользоваться преимуществами крупного инвестора: снижать издержки на масштабе операций, привлекать к управлению средствами высококлассных специалистов, использовать новейшие технологии инвестирования и управления активами.

Значительными темпами растет популярность инвестиционных фондов и в России. По данным Федеральной службы по финансовым рынкам РФ на начало октября 2006 года количество работающих инвестиционных фондов в России достигло 557. В то время как в начале 2006 года количество работающих инвестиционных фондов в России составляло лишь 395 (на начало 2005 г.

их было 280). Сумма вложенных в российские инвестиционные фонды средств на 01.10.2006 г.

составляет 356 млрд. руб.

Ключевым вопросом для инвестора при выборе инвестиционного фонда является качество управления данным фондом. При этом инвестору необходимо понимать, что простое сравнение ставок доходности, полученных фондами за предыдущий период, далеко не всегда адекватно отражает степень профессионализма управляющего фондом. Необходимым условием анализа эффективности управления активами фонда является сопоставление полученной доходности с уровнем риска сформированного портфеля.

Наиболее распространенными в мировой практике являются следующие показатели работы фондов: коэффициент Шарпа, коэффициент Трейнора, коэффициент Дженсена (коэффициент «альфа»), а также коэффициент Модильяни (М2), разработанный аналитиком компании «Morgan Stanley» Ли Модильяни и лауреатом Нобелевской премии Франко Модильяни. Методы расчета показателей эффективности управления активами показаны в табл. 1.

–  –  –

Для того, чтобы ответить на вопрос, насколько эффективны управляющие инвестиционными фондами в России, автором проведен анализ итогов деятельности ряда крупных инвестиционных фондов, управляемых наиболее авторитетными инвестиционными компаниями России. Для анализа выбрано девять инвестиционных фондов с разными стратегиями управления и инвестиционной политикой (табл. 2).

Эффективность управления активами фондов оценивались по ежемесячной динамике изменения стоимости пая фонда за трехлетний период (с 2003 по 2005 гг.). Анализ основан на применении показателей, позволяющих учесть как доходность портфеля, так и степень риска вложений в настоящий портфель.

Таблица 2 Инвестиционные фонды, участвующие в анализе

–  –  –

Показатели деятельности фондов сравниваются с альтернативной пассивной стратегией управления активами («купить и держать») на основе динамики наиболее популярного российского фондового индекса – РТС.

Как видно из табл. 3, фонды за рассматриваемый период показали разные результаты, и для анализа эффективности нам необходимо сопоставить полученную фондом доходность с уровнем риска портфеля. Данное соотношение в чистом виде оценивается коэффициентом Шарпа. Чем выше соотношение «доход/риск», тем эффективней мы можем считать инвестирования средств фонда.

Наиболее высокий коэффициент Шарпа получен фондом «Кузнецкий мост» (0,53), находящимся под управлением УК «Банка Москвы», хотя данный фонд не имел наивысшей доходности. Также высоки коэффициенты Шарпа у фондов «Альфа-капитал» и «Лукойл Фонд Первый». Очевидным минусом коэффициента Шарпа является то, что его размер в абсолютном выражении не говорит ничего об эффективности применяемой активной стратегии. Лишь некоторые выводы можно сделать, сравнивая коэффициент Шарпа одного фонда с этим же показателем другого фонда, однако и в этом случае мы не сможем сказать, эффективна ли стратегия менеджера относительно пассивной стратегии. Это вызвано тем, что показатели пассивного (рыночного) портфеля при расчете данного коэффициента не учитываются.

Показатель динамики рыночного портфеля содержится в коэффициенте Трейнора. В этом случае мы соотносим показатель полученной доходности с коэффициентом «бета» портфеля.

Согласно этому показателю мы можем считать портфель эффективным, когда полученный коэффициент Трейнора превышает среднюю рыночную ставку доходности. Лидерами по данному показателю выступили фонды – «Альфа-капитал», «Атон – Фонд профессиональный», «Кузнецкий мост». Вместе с тем, по мнению автора, коэффициент Трейнора также недостаточно объективен в условиях российского рынка. Так, например, портфель, содержащий большое количество акций второго эшелона, которые не имеют высокой краткосрочной корреляции с индексом РТС, может при доходности, близкой к среднерыночной, иметь низкий коэффициент и высокий коэффициент Трейнора. Однако эти сравнения не говорят о высокой эффективности управления портфелем.

Этот же недостаток имеет коэффициент Дженсена (или «альфа» портфеля).

Наиболее репрезентативным, по мнению автора, среди широко используемых показателей эффективности управления активами является коэффициент Модильяни (М2). Данный показатель сравнивает доходность, полученную фондом, с доходностью пассивной стратегии в случае, когда стандартное отклонение анализируемого портфеля с помощью «рычага» приводится к уровню, равному стандартному отклонению рыночного портфеля. Положительное значение данного показателя говорит об эффективности активной стратегии управления (превосходящей по эффективности пассивную стратегию размещения средств в рыночный портфель). Как видно из данных табл. 3, пяти фондам из девяти рассмотренных удалось на заметную величину превысить доходность рыночного портфеля (согласно показателю М2). Тройка фондов-лидеров по эффективности управления осталась прежней: «Альфа-капитал», «Кузнецкий мост», «Лукойл Фонд Первый».

По мнению автора, серьезным недостатком всех общепринятых показателей эффективности, приведенных выше, является использование в качестве меры риска стандартного отклонения доходности. Стандартное отклонение интерпретирует любые изменения стоимости портфеля (как в положительную, так и в отрицательную сторону), как дополнительный риск. Кроме того, стандартное отклонение намного изменяется при изменении инвестиционного горизонта, что также искажает уровень риска. По этой причине, автор считаем необходимой разработку новых показателей оценки эффективности, разделяющих положительные и отрицательные отклонения, а также учитывающих длительность инвестиционного горизонта при вложении средств.

–  –  –

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ПРОГНОЗИРОВАНИЮ

ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ

В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ

С принятием в 1998 г. закона Республики Беларусь «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Республики Беларусь» осуществляется государственное прогнозирование институциональных преобразований. Создана и адаптирована к рыночным условиям, особенностям национальной экономики система государственного прогнозирования, включающая подготовку ряда краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных прогнозов и программ, усиливающих целевую и мобилизующую функции государства в экономическом развитии страны [5, c.3-5].

Прогнозирование проводится на основе комплексного и всестороннего анализа реального состояния организационно-правового обеспечения рыночного реформирования, изучения внутренних и внешних факторов социально-экономического развития.

Разработка мероприятий по развитию институциональных преобразований осуществляется с учетом их соответствия стратегической цели, политическому курсу страны, конкретной ситуации в экономике, а также на основе изучения предпосылок для их практической реализации.

Достоверность и экономическая значимость предложений обеспечиваются за счет качества и детализации анализа посредством разукрупнения объекта исследования по отдельным сферам и институтам. В противном случае предложения будут носить умозрительный характер, а степень их практической значимости не будет высокой [3, c.143-144].

Методологически важно для выполнения целенаправленных действий при прогнозировании институциональных преобразований четко установить:

что представляет собой реформируемый объект, каковы его основные параметры;

какие параметры должны быть изменены;

субъективные и объективные факторы, влияющие на изменение этих параметров;

степень вмешательства государства в процесс реформирования;

какими ресурсами располагает субъект экономической деятельности;

каким образом должны использоваться ресурсы для достижения поставленных целей.

Основные задачи

прогнозирования состоят в определении места и роли институциональных преобразований в системе рыночных реформ, их взаимодействия с другими элементами социально-экономического реформирования; выработке подходов к совершенствованию механизма государственного регулирования институциональной структуры белорусской экономики в условиях трансформации.

Важнейшим составным элементом методологии прогнозирования и планирования являются методологические принципы, обеспечивающие целенаправленность, целостность, структуру и логику разрабатываемых прогнозов и программ.

Основополагающим принципом прогнозирования институционального развития является принцип системности. Он предполагает исследование закономерностей развития институциональной системы и построение логической цепочки. В процессе прогнозирования институциональных преобразований необходимо рассматривать трансформационные процессы как систему, т.е. совокупность взаимодействующих элементов или подсистем, составляющих целостное образование, имеющее новое свойство, отсутствующее у каждого элемента в отдельности. Институциональная структура нормально функционирует при органическом взаимодействии всех ее институтов, хотя каждый из них самостоятелен. Специфические свойства институциональной структуры в условиях трансформации находят свое выражение в функциях.

Свою функцию, свое назначение институт может выполнять исключительно при условии его взаимодействия с другими институтами [2, c.44-45].

Системный подход предполагает создание моделей, соответствующих содержанию каждого относительно самостоятельного объекта и одновременно позволяющих построить целостную картину возможного развития институциональной структуры экономики. При таких требованиях возникают трудности методологического характера: построение целостной картины, требующей унифицированных моделей и информационного банка данных, вступает в противоречие с прогнозными блоками – отдельными экономическими объектами, имеющими свои особенности.

Это затрудняет получение единого и внутренне согласованного прогноза и обедняет его экономическое содержание. Для устранения противоречий используется «блочный» принцип построения комплексного прогноза.

Представляется, что системность институциональных преобразований – это не механический набор отдельных элементов и инструментов, а целостность, обладающая новыми качественными характеристиками.

С учетом этого прогнозирование, основанное на системном подходе к реформированию экономики, должно исходить из следующих методологических принципов:

непротиворечивости, т.е. разработки методов и направлений институционального воздействия, исключающих возникновение или обострение противоречий при их использовании;

четкого порядка структурирования, предполагающего определенную внутреннюю организацию применяемых институциональных мер, их соподчиненность и взаимосвязанность;

учета взаимосвязи внутренних и внешних факторов, влияющих (иногда противоречиво) на объекты институционального воздействия и изменяющих их состояние и положение;

эффективности институциональных воздействий, необходимости как прогнозного, так и реального определения эффектов этого воздействия, сопоставления их с затратами с целью увеличения отдачи.

В ходе прогнозирования институциональных преобразований используются общепринятые методы – логический и сравнительный анализ, выборочное обследование, моделирование, экспертные оценки, статистические методы обработки информации. Эконометрические исследования в отношении обобщающих показателей затруднены краткостью временных рядов и ненадежностью публикуемых данных [5, c. 221-233].

Наиболее адекватным методом прогнозирования институциональных преобразований является программно-целевой метод, как важнейший инструмент осуществления государственной социальной и экономической политики развития страны. С помощью данного метода программы могут разрабатываться на любом уровне управленческой иерархии.

Сущность программно-целевого метода состоит в выявлении основных целей социального, экономического и научно-технического развития, выработке совместных мероприятий по их достижению в намечаемые сроки с учетом эффективного использования ресурсов. Данный метод дает возможность достижения целей, предусматривающих коренные сдвиги в развитии экономики и социальной сферы, переход к новым состояниям экономических систем, которые не могут быть достигнуты в процессе реализации частных целей развития.

Программа – это адресный документ, который может носить различной степени директивный или индикативный характер. Основным содержанием программы является четко поставленная цель развития, задачи и комплекс мероприятий научно-исследовательского, организационно-хозяйственного, производственного характера, упорядоченных в виде «дерева целей», увязанных по ресурсам, исполнителям, срокам исполнения и обеспечивающих достижение поставленных целей и задач наиболее эффективным путем. Их важнейшей особенностью является определение, исходя из народно-хозяйственной значимости, экономической и социальной целесообразности состава приоритетных направлений развития и очередности их реализации с учетом возможностей финансирования программных мероприятий [1, c.30-39].

Преимущества программно-целевого метода прогнозирования развития институциональных преобразований характеризуются в целом следующими особенностями:

индикативным характером программ, сроки реализации которых находятся в прямой зависимости от поддержки программ необходимыми материальными и финансовыми ресурсами;

системным характером основных целей и задач программы по решению сложных комплексных проблем институционального строительства;

обеспечением единства методологических и методических подходов к решению задач институционального развития.

Многие проблемы, которые сегодня имеются в странах с переходной экономикой, носят институциональный характер – формальные и неформальные институты не в полной мере соответствуют задачам социально экономической трансформации.

Формирование институциональной структуры позволяет смягчить социальные последствия либерализации экономики, упорядочить рыночные отношения. Решение соответствующих проблем – выработка формальных и неформальных норм хозяйственных взаимоотношений, правил поведения на рынке, формирование новых институтов и постепенное их встраивание в рыночное пространство, принятие комплекса законов и становление рыночной инфраструктуры потребовало больше времени, чем ожидалось. Решающим фактором экономической политики в переходный период стала не скорость реформ, а эффективность институтов. Изменение условий общественного производства, с одной стороны, приводит к кризису системы институтов старой формации, с другой – к вакууму самой институциональной среды, порождает противоречия и создает объективную необходимость системных изменений в экономике.

Сегодня экономический рост сдерживает отсутствие рыночных институтов и механизмов, обеспечивающих конкурентоспособность и эффективность социально-экономического развития страны. Поэтому возникла необходимость изменения правовой базы и отношений собственности, создания системы институтов, а также инструментов государственного регулирования институционализации экономики. Фактически речь идет о формировании институциональной структуры в целом, что, в свою очередь, выдвигает необходимость разработки соответствующего программного документа [2, с.139-140].

В выборе непосредственных инструментов, создающих условия для экономического роста, приоритетом является проведение институциональных реформ. Промедление в проведении институциональных реформ даже в среднесрочной перспективе приводит к снижению темпов социально-экономического развития. В связи с этим требуется выработать формат реализации институциональных реформ. Такой формат предполагает, что каждое конкретное институциональное преобразование должно быть сформулировано в виде набора действий, с четко установленными сроками подготовки и принятия нормативно-правовых актов.

На современном этапе социально-экономической трансформации общества в основе стратегии формирования институциональной структуры должны лежать определенные и достижимые цели. Стратегическая цель институциональных преобразований, осуществляемых в ходе трансформационных процессов, состоит в создании институтов, необходимых для устойчивого функционирования экономики рыночного типа, позволяющей решать задачи повышения жизненного уровня, модернизации производства, сохранения потенциала природного комплекса республики, ее целостности и безопасности. Подцелью институциональных реформ в среднесрочном периоде должно стать создание условий для максимально возможной интеграции и кооперации в экономике и в социальной сфере. Только на этой основе можно добиться согласованности и координации стратегий различных экономических субъектов.

Разработка стратегии формирования институциональной структуры в условиях трансформации экономики представляется исключительно актуальной задачей, учитывая, что важнейшей функцией государственного управления является стратегическое целеполагание.

Стратегия формирования институциональной структуры позволит расширить систему целевых установок, будет стимулировать развитие качественных характеристик экономических институтов рыночного типа и способствовать повышению конкурентоспособности реального сектора экономики.

Основой программы формирования институциональной структуры должны стать постепенные преобразования действующих институтов: прав собственности, предпринимательства, государственного управления, инноваций, рыночной инфраструктуры, финансовой системы, социальной среды.

Концептуальная модель формирования институциональной структуры белорусской экономики, закрепленная в среднесрочной программе представляет собой цели, приоритеты и направления развития рыночного механизма и стратегию его эволюции. Такая модель является необходимым фундаментом, на котором будут «выкристаллизовываться» конкретные законы, постановления, нормативные акты и т. п. Она закладывает направления среднесрочного институционального развития экономики Беларуси: институциональные реформы, инновационный тип развития через стимулирование инвестиционной активности. Данные приоритеты должны быть отражены в законах, подзаконных актах, инструкциях.

Занимая центральное место в ходе экономического реформирования, институциональные преобразования обеспечивают, с одной стороны, защиту рыночных реформ и конкуренции, а с другой - прозрачность реформирования отношений собственности и развитие предпринимательства. Институциональные реформы – это действия, по меньшей мере, среднесрочного горизонта. Однако здесь необходимо время: для выработки и всестороннего обоснования того или иного институционального нововведения; внедрения его в хозяйственную практику; организации и осуществления мониторинга результатов такого внедрения; выявления недостатков и корректировки соответствующих решений и законов, норм и механизмов действия институтов рынка.

В качестве среднесрочной цели формирования институциональной структуры можно принять упорядочение рыночной среды, всестороннее обустройство рыночного пространства. В среднесрочной перспективе целесообразно завершить создание законодательно-правовой базы для формирования эффективной социально ориентированной экономики.

Комплекс институциональных мер по формированию правового пространства страны включает два направления деятельности [3, c.142]:

ликвидация дисбаланса отдельных элементов системы законодательства, обновление устаревших правовых актов и их согласование с международными нормами в области социально-экономических и экологических отношений;

создание институционально-правового пространства для развития рыночных отношений, конкурентной среды, поддержки предпринимательства, усиления антимонопольной политики и т.д.

В среднесрочный период институциональное строительство должно вестись в направлении:

реализации прав собственности и контрактных обязательств; защиты инвесторов;

формирования крупных интегрированных структур, производящих высококачественную продукцию с наименьшими издержками и содействующих мобилизации внутренних ресурсов, дающих возможности получения внешних инвестиций и выхода на мировой рынок; реструктуризации в среднем звене (на мезоуровне) на основе отделения властных полномочий государства от предпринимательской деятельности; осуществления процедуры несостоятельности (банкротства);

повышения эффективности законодательства путем реформирования политических институтов (судебной и правоохранительных систем, государственного управления);

создания и совершенствования компетентной и надежной системы судопроизводства и специализированных органов, занимающихся ценными бумагами и антимонопольной деятельностью; повышения правовой культуры населения и эффективного использования законов.

По мере формирования правового сознания и неформальных институтов рыночного типа необходимо постепенно сокращать нормы административного регулирования экономики и расширять там, где это эффективно, либерально-рыночные основы саморегулирования.

Наряду с вышеизложенным для реализации поставленной цели предстоит:

разработать основные организационные принципы и функции государственного регулирования институциональных реформ;

исследовать наиболее актуальные организационно-правовые проблемы преобразования государственных предприятий в открытые акционерные общества;

выявить причины низкой инвестиционной активности хозяйствующих субъектов в процессе разгосударствления и приватизации.

Кроме того, потребуется осуществить ряд основополагающих мероприятий по реализации стратегии активизации и прогнозирования предпринимательской деятельности:

формирование устойчивой финансовой базы развития предпринимательства, внедрение залоговых и других нетрадиционных форм привлечения финансовых инвестиций;

устранение причин, влияющих на отток предпринимательского и научно-технического интеллекта, а также финансового капитала в зарубежные страны, создание условий для его реинвестирования в отечественную экономику;

внедрение новых форм управления на основе корпоративного менеджмента и усиления государственного контроля со стороны собственников, в т.ч. и государства;

постепенный переход к корпоративной системе управления.

В институциональной области стоит задача формирования хозяйственного механизма, обеспечивающего: перераспределение ресурсов из устаревших и бесперспективных производств в производственно-технологические системы современного и нового технологических укладов, концентрацию ресурсов в точках их роста, модернизацию экономики, повышение ее эффективности и конкурентоспособности на основе распространения новых технологий. Решению этой задачи должны быть подчинены меры по приватизации госпредприятий, а также регулирование внешней торговли, финансовая и кредитная политика.

Опыт реформирования белорусской экономики показал, что решающим фактором успешной трансформации являются сильные государственные институты, обеспечивающие нормальную работу рыночных механизмов. Сильные институты позволяют устранить наиболее серьезные аномалии экономической среды, в т.ч.: кратно различающуюся доходность в производственной, финансовой и торгово-посреднической сферах деятельности; чрезмерное налоговое бремя на предприятия; дороговизну кредита. Политика преобразований в Беларуси, не препятствуя развитию рыночных отношений, в то же время придает реконструкции экономики управляемый характер, позволяет соизмерять темпы свертывания нежизнеспособных производств с институциональными преобразованиями, с возможностями привлечения инвестиций, создания новых рабочих мест и обеспечением социально-политической стабильности [2, с.112-116].

Важнейшими направлениями экономической реформы в Беларуси в ближайшее время и на перспективу следует рассматривать модернизацию экономики на основе институционального, инвестиционного, инновационного устойчивого развития, структурную перестройку и формирование адекватных рыночных институтов. В основу трансформации сложившейся структуры экономики заложена ориентация на рост благосостояния и наиболее полное удовлетворение социальных нужд и потребностей за счет собственного производства, а также участия в мировой торговле и международном разделении труда [4, с.7-15].

В процессе преобразований должна сформироваться институциональная структура экономики, адекватная современным потребностям общества и уровню производительных сил, на основе современных прогрессивных технологий, модернизации и реструктуризации экономики, наращивания экспортного потенциала, эффективного использования всех видов ресурсов.

Важнейшими направлениями институциональных преобразований, требующими незамедлительных и решительных мер государственного регулирования, являются следующие:

поддержка малого бизнеса;

усиление дисциплины исполнения контрактов;

развитие (реструктуризация) банковской системы (повышение прозрачности банковской системы, банкротство несостоятельных коммерческих банков, недопущение их деятельности после отзыва лицензии, совершенствование системы банковского надзора, предупреждения банкротств банков) и институтов финансового рынка;

совершенствование институциональных основ системы государственного управления, повышение его эффективности.

В ближайшие годы необходимо, прежде всего, обратить внимание на качественное функционирование рынков, включая, создание и укрепление необходимых рыночных институтов и инструментов, а также правовое и информационное их обеспечение. Практически не работают рынки коммерческих кредитов и коммерческих долговых обязательств. Государство должно помогать развитию ряда институтов (коммерческой оценки долгов, финансовой экспертизы экономических проектов и др.), а также инструментов и механизмов соответствующих рынков.

Акционирование предприятий ставит перед государственными органами сложную задачу – создание и развитие институтов корпоративного управления. Целесообразно было бы расширить участие белорусских предприятий в ТНК и ФПГ, базирующихся за границей, особенно в странах СНГ. Поэтому важной задачей для республики является создание эффективной системы участия в международных объединениях такого рода на основе государственной поддержки.

Литература

1. Дорина Е.Б. Индикативное планирование: условия возникновения и практика малых индустриальных стран // Белорусская экономика: анализ, прогноз, регулирование. – 1999.

№ 9. – С.30-39.

2. Дорина Е.Б. Формирование институциональной структуры белорусской экономики в условиях трансформации: Монография. – Минск: БГЭУ, 2005. – С. 44-45; 112-116; 139Национальная стратегия устойчивого социально-экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 г. / Национальная комиссия по устойчивому развитию Республики Беларусь. – Минск: Юнипак, 2004. – С.142-144.

4. Национальная экономика Беларуси: Учебное пособие / Под общ. ред. В.Н. Шимова – Минск: БГЭУ, 2005. – С. 7-15.

5. Прогнозирование социально-экономического развития Республики Беларусь: вопросы теории и методики / Под общ. ред. В.Н. Шимова, Я.М. Александровича, А.В.

Богдановича, С.П. Ткачева. – Минск: НИЭИ Мин-ва экономики Республики Беларусь. – 2001. – C.3-5; 221-233.

–  –  –

МОДЕЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КООПЕРАТИВОВ

НА ОСНОВЕ КАНОНИЧЕСКИХ КОРРЕЛЯЦИЙ ХОТЕЛЛИНГА

Сфера деятельности кооперативных союзов Центрального района России охватывает довольно большое количество производств и услуг различного вида. В первом приближении их можно классифицировать, с одной стороны, на области хозяйственной и торговой деятельности, с другой стороны – на сервис и социальные мероприятия.

Все эти виды деятельности при всей специфичности каждого из них, в рамках одного региона не являются независимыми и, по всей видимости, в совокупности они должны представлять собой определенный социально-экономический «организм». Для его нормального функционирования, а также для рационального управления им и планирования необходимо иметь достаточно ясное представление о тех закономерностях, которые реально сложились к настоящему времени.

Наличие объективных оценок этих закономерностей позволяет сравнивать различные регионы страны как по широкому спектру отдельных показателей, так и в совокупности. На основе сравнений таких показателей можно выдвигать статистически обоснованные управленческие решения.

Рассмотрим кратко методы анализа исходных статистических данных, наиболее часто использующиеся при исследовании экономических и социальных систем.

В качестве наиболее простого и, в силу этого самого популярного средства, при расчетах используются следующие коэффициенты корреляции: линейный и ранговый по Спирмену, а также ранговый по Кендаллу. Эти средства являются довольно эффективными для обнаружения линейной взаимосвязи каких-либо двух переменных, особенно в условиях отсутствия каких-либо других переменных. Если число анализируемых величин больше двух, то в качестве критерия можно выбрать ранговые коэффициенты множественной корреляции, для вычисления которых требуются уже гораздо бльшие объемы вычислений.

Заметим, что эти средства позволяют обнаружить лишь только сам факт наличия взаимной связи, но при этом не оцениваются характеризующие эту связь коэффициенты.

Более подробную информацию о взаимосвязи величин довольно часто можно получить методами множественной регрессии. В большинстве тех случаев, когда эти методы практически используются, они одновременно оказываются и статистически наиболее мощными и наиболее информативными. В результате проведенного анализа, как правило, выдается множество оценок, а также другие многочисленные данные о значимости, как исследуемого регрессионного уравнения в целом, так и данные оценок каждого коэффициента по отдельности.

Подробный анализ имеет в практическом исследовании и обратную сторону: позволяя решать многие задачи, сложные регрессионные модели довольно требовательны к предварительному заданию всех деталей своей структуры. Поэтому нередко исследователь в начале своего научного поиска это множество искусственно уменьшает, так что дальнейшая работа производится с меньшим количеством информации. Такой предварительный отбор информации производится на основе личных интуитивных представлений. В силу субъективности он чреват потерями именно таких зависимостей, существование которых заранее трудно предположить.

В данной статье в качестве основного математического средства исследования были выбраны канонические корреляции, введенные в ХХ веке известным математиком Хотеллингом.

Канонические корреляции в известном смысле можно рассматривать как обобщение аппарата регрессионных уравнений. Стандартная регрессионная задача – такой частный случай канонических корреляций, в котором одно из этих двух множеств образуется значениями только одной переменной. В рамках теории Хотеллинга рассматриваются две выборки одинакового объема n. При этом в первой выборке (то есть в таблице) X1 содержатся значения m1 переменных, а значения m2 других переменных образуют вторую выборку X2. Эти выборки могут, например, интерпретироваться как таблицы потребительского спроса на товары двух товарных групп.

rr v1, v 2, которые порождают пару В теории канонических корреляций рассматриваются два вектора других векторов:

r r r r u1 = X1 v1, u 2 = X 2 v 2 rr v1, v 2, для которых коэффициент корреляции Хотеллинг сформулировал задачу определения таких rr u1,u 2 векторов достигает своего максимума. Поскольку при вычислении этого коэффициента можно rr u1,u 2 положить длину обоих векторов равной единице, то, по существу, решается задача определения условного максимума.

Этой задаче соответствует функция Лагранжа:

rT r rT r rT r L = v1 C12 v 2 1 v1 C11 v1 2 v 2 C22 v 2, 1, 2 где: – множители Лагранжа;

T C12 = X X 2 – матрица взаимной ковариации;

–  –  –

Числа 1, 2 называются собственными числами. В этом случае доказывается, что в одной паре уравнений (2) эти числа равны искомому коэффициенту корреляции: 1 = 2 = r. Существует теорема, согласно которой в спектре всех возможных количество его ненулевых значений равно минимальному из чисел m1, m2. Пусть, для определенности, m1 m2.

Критерий значимости для максимальной величины выражается формулой:

–  –  –

Эта величина сравнивается с табличным значением 2 – распределения для числа степеней свободы (m1·m2) и для уровня значимости. Чаще других используются значения = 0.05, = 0.01.

Обычно интерес представляют наибольшие собственные числа. Если одна из таблиц X1, X2 состоит из одного столбца, то собственное число совпадает с коэффициентом детерминации, а элементы собственного вектора пропорциональны коэффициентам уравнения регрессии.

Подчеркнем существование глубокой связи между уравнениями (2)-(3) и традиционными регрессионными задачами. Причина этой связи структурная: матрица A12 построена на столбцах, чьи элементы совпадают с коэффициентами уравнений регрессии переменных выборки X2 по переменным выборки X1. Аналогично, матрица A21 соответствует обратной регрессии X1 по X2.

Перейдем к изложению результатов исследования деятельности кооперативных союзов Центрального округа. Для того, чтобы сделать расчеты на компьютере унифицированными, каждой категории (показателю) хозяйственной, социальной или культурной деятельности был присвоен определенный номер. В данной работе насчитывается несколько десятков таких номеров.

Имеющиеся статистические данные приводятся в виде таблиц, имеющих 14 строк – по строке на каждый кооперативный союз, входящий в Центральный район. Большинство этих таблиц имеет по три столбца, соответствующих 2000, 2001 и 2002 гг. (возможны другие годы). Все вычисления производились в среде Mathcad-12, в которой легко выполняются все векторно-матричные операции, в частности, определяются все собственные числа и векторы. Программа по расчету выражений вида (1)-(4) – авторская.

Приведем список некоторых показателей и видов деятельности, характеризующих кооперативы

1. Численность пайщиков 2003 года;

2. Зарплата работников кооперативов;

3. Новые рабочие места;

4. Аптеки;

5. Посевные площади, растениеводство;

6. Оборот розничной торговли и общественного питания;

7. Оборот оптовой торговли;

8. Магазины универсальные, магазины ТПС, специализированные продмаги;

9. Закупки мяса и мясопродуктов во всех категориях хозяйств;…

12. Закупки яиц во всех категориях хозяйств;

13. Закупки картофеля во всех категориях хозяйств;

14. Закупки овощей во всех категориях хозяйств;…

30. Ремонт одежды, сложной техники и автотехники;

31. Предприятия бытовых услуг;…

36. Закупки мяса и мясопродуктов у населения;…

39. Закупки овощей у населения;

40. Закупки ягод у населения;…

43. Собственные оборотные средства;

44. Прием студентов-заочников.

Для повышения статистической значимости обнаруживаемых зависимостей обрабатывается практически вся информация, которая содержится в статистике исходных данных. Необходимо заметить, что осуществление этой цели с помощью стандартных регрессионных алгоритмов является довольно непростой задачей, поскольку, во-первых, приводимые статистические данные разбросаны по разным годам от 1999 до 2004 гг. Вторая, главная трудность состоит в отсутствии какой-либо единой структуры таблиц: можно видеть, что для разных показателей приводятся данные для различных лет (чаще – для трех лет, но иногда – для какого-то одного года или двух лет). Ввиду этого задача построения адекватной единой модели выглядит практически вряд ли выполнимой.

В связи с приведенными доводами, при выборе наиболее подходящего аппарата математического анализа в первом исследовании было отдано предпочтение аппарату канонических корреляций Хотеллинга. Главное их преимущество в описанной ситуации заключается в возможности вычислений для любой пары таблиц с разными структурами (необходимо лишь одинаковое число строк в них, что в данном случае удовлетворяется почти всегда).



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИКИ И ПРАВА г.АЛМАТЫ МАТЕРИАЛЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ Академии экономики и права и Евразийской ассоциации полиграфологов «Первые итоги и основные направления использования полиграфа в Казахстане» 17 марта 2014 года Алматы, 2014

«Министерство экономики и бюджетного планирования Республики Казахстан О ходе реализации Программы «30 корпоративных лидеров Казахстана» Астана июль 2008 года Мнения, приведенные в настоящей презентации, отражают мнение автора и не обязательно отражают мнение или политику Азиатского банка р...»

«ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ В ОБЛАСТИ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА И ОТЧЕТНОСТИ МСФО (IAS) 28 Инвестиции в ассоциированные и совместные предприятия http://www.finotchet.ru/standard.html?id=19#tab3 2012г. МСФО (IAS) 28 Инвестиции в ассоциированные и совместные предприятия УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ ПО МСФО (миллион скачанных копий) Вас приветствует п...»

«Демография. Миграции ©2000 г. Ю.А. СИМАГИН СООТНОШЕНИЕ ГОРОДСКОГО И СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ В РОССИИ (1991-1997 гг.) СИМАГИН Юрий Алексеевич кандидат географических наук, старший научный сотрудник Института социально-эк...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского Серия «Экономика и управление». Том 25 (64). 2012 г. № 3. С. 103-110. УДК 330.101.2 ТРАНСАКЦИОННЫЕ ИЗДЕРЖКИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА СБАЛАНСИРОВАННОСТЬ ФИНАНСОВЫХ РЕСУРСОВ ГОСУДАРСТВА Колодий С.Ю. Сев...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учебно-методическое объединение вузов Республики Беларусь по экономическому образованию ОСНОВЫ МЕНЕДЖМЕНТА Типовая учебная программа для высших учебных заведений п...»

«СОФИЕНКО Мира Борисовна Правовая свобода как способ реализации индивидуальной свободы в социальной системе Специальность 09.00.11 социальная философия. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук. Томск – 20...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет»...»

«1. Цели освоения дисциплины Дисциплина «ERP-системы» направлена на углубленное изучение современных корпоративных систем управления предприятием.Целями освоения курса являются: изучение управление компанией во всем комплексе ег...»

«Пояснительная записка Программа разработана на основе Федерального компонента государственного образовательного стандарта среднего (полного) образования и примерной программы по экономике, рекомендованной Министерством образования Российской Федерации. (Сборник нормативных документов «Экономика», сос...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВ...»

«Цебрук М.А., магистр психологии, младший научный сотрудник отдела правовых исследований и экспертизы НИИ ТПГУ Академии управления при Президенте Республики Беларусь ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ В ПОДРОСТКОВОМ ВО...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ НАЦИОНАЛЬНОЙ АКАДЕМИИ НАУК БЕЛАРУСИ» УДК 339.727.22 МУХА ДЕНИС ВИКТОРОВИЧ МАКРОЭКОНОМИЧЕСКАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ ПРИВЛЕЧЕНИЯ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РЕСПУБЛИКУ БЕЛАРУСЬ Автореферат...»

«АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДЕНО Проректор по учебной работе 18.06.2010 Регистрационный № УД05./1.Пп/уч. УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ПО ДИСЦИПЛИНЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ специальностей переподг...»

«БИЗНЕС-ПЛАН ДЕТСКОГО КАФЕ ТАБЛИЦЫ И ДИАГРАММЫ Таблица 1-1. Основные показатели эффективности проекта Таблица 2-1. Оборудование, мебель и инвентарь для оснащения детского кафе Таблица 2-2. Мебель и оргтехника для оснащения офиса компании Таблица 6-1. График инвестирования п...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского Серия «Экономика и управление». Том 27 (66). 2014 г. № 4. С. 15-21. УДК 339.138 МОДЕЛИ ИРРАЦИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ Апатова Н.В, Быст...»

«Социология медицины ©2000 г. А.Е. ИВАНОВА ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ, СВОБОДНОЙ ОТ ИНВАЛИДНОСТИ, В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ: ПРОБЛЕМЫ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ИВАНОВА Алла Ефимовна заведующая отделением статистики здоровья Научноисследовательского института организации здрав...»

«Политическая социология © 1995 г. Р.В. РЫВКИНА ВЛИЯНИЕ НОВОЙ ПРАВЯЩЕЙ ЭЛИТЫ НА ХОД И РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКОНОМИЧЕСКИХ РЕФОРМ РЫВКИНА Розалина Владимировна доктор экономических наук, профессор, заведующая лабор...»

«УТВЕРЖДЕНО Решение Молодечненского районного Совета депутатов 12.08.2011 № 80 ПРОГРАММА социально-экономического развития Молодечненского района на 2011 – 2015 годы ГЛАВА 1 ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. Настоящая Программа разработана на основании подпункта 1.2 пункта 1 статьи 17 Закона Республики Беларусь от 4...»

«© 2001 г. Л.А. БЕЛЯЕВА СТРАТЕГИИ ВЫЖИВАНИЯ, АДАПТАЦИИ, ПРЕУСПЕВАНИЯ БЕЛЯЕВА Людмила Александровна доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник Института философии РАН. Десятилетнее существ...»

«Лаврушин Олег Иванович Мамонова Ината Дмитриевна Валенцева Наталья Игоревна и др.БАНКОВСКОЕ ДЕЛО Учебник Под редакцией заслуженного деятеля науки РФ, доктора экономических наук, профессора О.И.Лаврушина Издание второе, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника...»

«ПРОГРАММА вступительного испытания для поступающих в магистратуру МИЭМИС Направление 38.04.01 – Экономика (магистерские программы «Учёт, анализ и аудит», «Финансовая экономика», «Международная экономика», «Экономика азиатских рынков») Направление 38.04.08 – Финансы и кредит (магистерская программа «Финансы и кре...»

«ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ И СОВРЕМЕННОСТЬ 1999 • № 4 В. Л. ТАМБОВЦЕВ Институциональные изменения в российской экономике Общим местом анализа происходивших последние 10 лет в России преобразований стали представ...»

«Глава 2. Финансовое окружение 2.2 Финансовые институты Потоки денежных средств между заемщиком (пользователем) и кредитором (владельцем) могут проходить тремя способами.1. Прямые потоки денежных средств и ценных бумаг — заемщик (возможно, эмитент) продает акции или облигации владельцу денеж...»

«Демография © 2001 г. Л.Л. РЫБАКОВСКИЙ, Е.П. СИГАРЕВА, Н.Н. ХАРЛАНОВА ЭТНИЧЕСКИЙ ФУНДАМЕНТ НАСЕЛЕНИЯ РОССИИ Авторы работают в Центре социальной демографии Института социально-политических исследований РАН. РЫБАКОВСКИЙ Леонид Леонидович руководитель, доктор экономических наук, профессор. СИГАРЕВА Евгения Петровна кандидат экономических наук,...»





















 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.