WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 


«© 1999 г. Г.Е. ЗБОРОВСКИЙ ЕЩЕ РАЗ О РЕАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ ЗБОРОВСКИЙ Гарольд Ефимович - доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой Уральского ...»

Дискуссии. Полемика

© 1999 г.

Г.Е. ЗБОРОВСКИЙ

ЕЩЕ РАЗ О РЕАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМАХ

СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОЛОГИИ

ЗБОРОВСКИЙ Гарольд Ефимович - доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой

Уральского профессионально-педагогического университета, директор Института социологии и

экономики названного университета.

В последнее время в печати - не только зарубежной, но и отечественной - неоднократно

поднимается проблема кризиса и распредмечивания социологии. Один из недавних тому примеров - статья главного редактора журнала "Социологические исследования" Ж.Т. Тощенко в первом номере за 1998 год [1]. Она имеет явно "вызывающий" характер - в том смысле, что вызывает горячее желание дискутировать и не соглашаться с автором по ряду позиций. Причем речь идет только о первых трех страницах статьи, о ее первом разделе, названном "В чем ограниченность современной социологии?". Во всей остальном статья Ж.Т. Тощенко "Социальное настроение - феномен современной социологической теории и практики", да простится мне этот каламбур, "социологического настроения" не портит.

В чем же суть подхода к современной социологии Ж.Т. Тощенко? В статье утверждается, что социология переживает острейший кризис, в ней ощущается дефицит идей, новых подходов, отражающих серьезно изменившуюся ситуацию в обществе (как явствует из контекста статьи, речь идет прежде всего о российском обществе, хотя выводы могут рассматриваться как имеющие универсальный характер). Полностью "не работает" представление о предмете социологии как о науке, исследующей социальные процессы и социальные отношения, "плывет" и другая часть представления о нем, включающая изучение социальной структуры и социальных общностей.

Переживает кризис теоретическая социология, которая опять тяготеет к социальнофилософским рассуждениям. Очень спорен, считает автор статьи, вывод о междисциплинарности подхода к социологии, поскольку не видно грани, которая не превращает социологию, с одной стороны, в метанауку, с другой - не приводит к тому, что социология теряет всякую качественную определенность.

Что касается эмпирической социологии, то, по мнению Ж.Т. Тощенко, основная часть прикладных исследований связана лишь с изучением общественного мнения по злободневным проблемам сегодняшнего дня, оставляя в стороне другие значимые вопросы. Не дают ответа о реальных социальных силах и исследования массового сознания, поскольку такой подход не выводит на изучение поведения людей в контексте совокупности общественных условий и сущностных сил.

Далее следует: "Все это позволяет сделать вывод, что используемые ныне концепции, понятия и подходы не дают удовлетворяющего нас ответа на актуальные вопросы социологической теории и практики и не могут претендовать на выработку таких показателей, которые бы характеризовали лицо современного российского общества" [2]. Итак, автор подвергает сомнению сущностные характеристики социологии (представления о ее предмете и понятийном аппарате), институциональные и организационные аспекты (положение в обществе, принципы организации и функционирования), эмпирические возможности, зависящие не столько от финансовых, сколько от методологических основ трактовки серьезно изменившейся социальной ситуации.

Что же остается от социологии? Приведем позицию автора, выраженную в его публикациях и заключающуюся в том, что "объектом социология является гражданское общество, а предмет социологии составляют: а) реальное общественное сознание в его противоречивом развитии; б) деятельность, действительное поведение людей; в) конкретно-исторические, социально-экономические условия функционирования как сознания, так и поведения" [2].

Что же нового появилось в социологии, ее существе? "Новым для социологии, ее теории, методики и практики, - утверждает Ж.Т.Тощенко, - на наш взгляд, является изучение феномена "социальное настроение" {2].

Мы изложили содержание первого раздела упомянутой статьи Ж.Т. Тощенко, сохранив авторские логику, лексику и оценки существующего в социологии положения, с чем непросто согласиться. На чем основаны авторские оценки? Прежде всего на достаточно общем, я бы сказал, весьма абстрактном субъективном восприятии, которое у другого социолога может быть иным. Я с таким же успехом могу утверждать обратное. Например, у меня есть резонные основания считать, что представление о предмете социологии как о науке, изучающей социальные процессы и социальные отношения, социальные структуры и социальные общности, не "плывет", а продолжает "работать".

В подтверждение этого я могу сослаться на позицию и мнение известных наших социологов: Г.В. Осипова, характеризующего в качестве "ядра" предметной зоны социологии социальные процессы, связи, отношения [3], или В.А. Ядова, делающего это же при рассмотрении социальной общности [4]. Ж.Т. Тощенко приводит аргумент о том, что эти предметные поля социологии слишком общи, безразмерны, неопределенны, непостоянны.

Но с таким же успехом можно утверждать обратное. Разве тезис о том, что отдельные социальные группы быстро возникают и столь же быстро исчезают (в статье пример с биржами в России и занятыми в них людьми) является достаточным в пользу утверждения, что социальная структура как предметная зона социологии "плывет"? Скорее наоборот, именно потому, что исчезают старые социальные группы, слои и в изобилии появляются новые, многие из которых еще не определились полностью в своем статусе, социальная структура общества и должна быть предметом социологического исследования.

Да и вообще вряд ли стоит драматизировать ситуацию, связанную с отсутствием единого понимания предмета социологии. Несмотря на то, что социология как наука существует более полутора веков (будем вести отсчет от О. Конта), проблема определенности предметного поля всегда волновала ее представителей, вплоть до сегодняшнего дня. Лет двадцать назад Р. Мертон шутил, что определений предмета социологии в США ровно столько, сколько членов Американской социологической ассоциации. Единственным "успокоительным" аргументом в этой ситуации стала бы несколько меньшая численность российских исследователей, входящих в различные социологические сообщества. Но, кроме шуток, следует ли вновь обращаться к вопросу о неопределенности предмета социологии в качестве доказательства ее кризиса? Абсолютно не уверен в этом., Важно, мне кажется, другое. Определение предмета социологии не должно быть самоцелью. Оно действительно должно "работать" на решение тех конкретных задач, которые исследователь ставит перед собой. Стало быть, появляется проблема когерентности, согласования предмета социологии как науки в целом и конкретного предметного поля исследования. Эта проблема приобретает особое значение, когда возникает вопрос о предмете отраслевых социологии.

Дело в том, что подавляющее большинство исследователей, хотят они того или нет, так или иначе работают не только в широком поле социологии как науки в целом, но и в более узком, ограниченном поле той или иной отрасли этой науки, занимаясь проблематикой труда, экономического поведения, социальной структуры, образования, семьи, политики, досуга и т.д. И когда появляется "расстыковка" авторского понимания предмета социологии как науки в целом и предмета отраслевой социологии, возникает противоречие, мешающее внутреннему единству науки, ее логической стройности и целостности.

Следовательно, распредмечивается не социология, исчезают не ее предметные области исследования, а меняются наши представления на этот счет - вслед за изменениями самой социальной реальности. А вот что действительно "плохо" делает социология (это она, кстати, и раньше не умела по-настоящему делать), так это прогнозирует изменения социальной реальности.

Здесь вырисовывается одна из наиболее значимых проблем развития социологии. Неудовлетворенность ее состоянием часто обусловлена именно тем, что социологи не умеют (часто не хотят уметь) или не пытаются прогнозировать развитие социальных процессов, даже конкретных социальных ситуаций. Фиксация законченных или осуществляющихся процессов и действий, даже анализ их латентных функций (к чему сводил одно из основных предназначений социологии Р. Мертон), увы, сегодня не может удовлетворить ни тех, кто пользуется результатами социологических изысканий, ни даже их авторов.

Мировые процессы в целом, процессы радикальной трансформации российского общества в особенности требуют от социологии, как минимум, сценарного анализа различных и вероятных путей их развития.

Самое сложное в том, что "идеология" и "философия" такого анализа еще не превратились в потребность социологии, отчего последняя зачастую кажется "бескрылой". Устремленность в будущее (не обязательно в светлое, как это было недавно), стремление прогнозировать, предсказывать, тем более планировать возможные результаты, процессы, действия, ситуации придает социологии принципиально иной характер и формирует новый имидж науки. Представляется, что известная неудовлетворенность ее состоянием и в обществе в целом, и среди самих исследователей в значительной степени вызвана этой оторванностью от будущего, и не столько в рамках постановок глобальных проблем, сколько в ходе анализа вопросов социальной реальности.

Следует ли считать проявлением кризиса теоретической социологии ее тяготение к социально-философским рассуждениям, "что делает неразличимыми эти две науки и порождает извечный вопрос - а можно ли одну сущность обозначить разными понятиями, и могут ли заниматься ею различные претендующие на самостоятельность две науки?" [5]. Трудно согласиться с этой позицией, равно как с тем, что тяготение к социально-философский рассуждениям социально-гуманитарной науки свидетельствует о ее кризисе.

Понятно, что обеспокоенность автора связана с возможностью распредмечивания теоретической социологии; растворения ее в социальной философии. Однако проведение демаркационных линий в предметных областях смежных систем научного знания -занятие подчас просто ненужное. Важно помнить, что границы между науками (как и между странами, между социальными общностями, иными социальными образованиями) должны не столько их разделять, сколько соединять.

Эта проблема и является одной из наиболее значимых в современной теоретической социологии. Анализ зарубежных публикаций последних лет, труды XIII и XIV Международных социологических конгрессов (Билефельд, 1994; Монреаль, 1998) свидетельствуют о стремлении к синтезу, интеграции социального теоретического знания. Сошлюсь на одну из последних работ известного американского специалиста в области теоретической социологии Дж. Ритцера, который специально рассматривает современные объединительные движения в социальных и даже естественных науках [6]. Он считает, что все сколько-нибудь значимые и распространенные как в прошлом, так и в настоящем теории подвергаются в различных комбинациях синтезу, причем этот теоретический синтез выходит за пределы социологии и начинает распространяться на другие дисциплины (на социологию с философией, историей, биологией, экономикой и т.д.).

Что касается "извечного" (по мнению Ж.Т. Тощенко) вопроса о возможности обозначения одной сущности разными понятиями и занятия этим двух претендующих на самостоятельность наук, то здесь есть определенная ясность. Очевидно, что одна и та же сущность не только может, но и должна быть выражена в разных понятиях, равно как и то, что заниматься этим могут разные (но лучше смежные) науки. Непонятно другое: что здесь свидетельство кризиса теоретической социологии?

Представляется, что разговоры об исчезновении качественной определенности социологии, снижении ее самостоятельной ценности, размывании теоретического и практического поля социологии не имеют достаточных оснований, поскольку базируются преимущественно на субъективных ощущениях ситуации, а не на реальных социальных, точнее, социологических фактах.

Единственный социологический факт, который приводится в упоминаемых рассуждениях Ж.Т. Тощенко в подтверждение слабости отечественной социологии, не вызывает никаких возражений. Он касается того, что основная часть прикладных исследований связана с изучением общественного мнения и что этим ограничивается получаемая информация, оставляя в стороне другие значимые вопросы. Действительно, это так. Востребованы сегодня только те эмпирические работы, которые касаются выявления отношения людей и их оценок относительно злободневных (чаще политических, реже экономических и социальных) проблем.

Не стоит, однако, забывать, что именно социологи-теоретики высказали неоднозначную позицию относительно многих актуальных социальных явлений и процессов, рассматриваемых в обществе как преимущественно прогрессивные. Одним из таковых является, к примеру, рынок. Некоторые исследователи полагают, что участие социологии в формировании практической социальной политики и проведении реформ станет более активным, если... снизится всемогущество рынка. Вот что пишет об этом Э. Гидденс: "До-тех пор, пока рынок считается самым рациональным экономическим регулятором распределения ресурсов, который к тому же оптимален с моральной точки зрения, роль социальных исследований и социологической мысли в социальной политике будет второстепенной" [7J. Если под социальной политикой понимать преднамеренное практическое вмешательство в сложившееся положение вещей - с тем, чтобы добиться желаемых перемен, то она совершенно недейственна на тех обширных пространствах социальной жизни, которые доступны игре рыночных сил.

Приведенные выше рассуждения позволяют выдвинуть достаточно спорное положение.

Речь идет о том, что проблемное поле (или проблемные поля) социологии сегодня не совпадают в различных странах и определяются не только уровнем их экономического, социального и политического развития, но и, главным образом, стабильностью и динамизмом ситуации в стране. Если общество характеризуется их высокой степенью, вероятно, проблемное поле социологии будет достаточно стабильным на протяжении длительного времени. Ситуация в обществе с обратным знаком приводит к нестабильности и колебаниям в социологии, к появлению и быстрой смене проблем, для анализа и решения которых иногда не хватает времени. Между тем, служенье муз не терпит суеты!

В этом смысле социология в развитых странах существует и развивается в других условиях, нежели российская (причем речь не идет в данном случае о финансировании научных исследований). Анализ зарубежной теоретической социологии, отличающейся высоким уровнем абстракции и известной отстраненности от реальных социальных проблем, заставляет вспомнить анекдот о бедняке, пришедшем учиться в школу. Анекдот заканчивается словами мальчика в адрес педагога, задавшего вопрос ученику, сколько будет дважды два: "Господин учитель, мне бы Ваши заботы!".

В нашей стране сегодня, как мне кажется, развитие отраслевой социологии (отраслевых социологии) более перспективно, чем теоретической (хотя понятно, что их нельзя противопоставлять друг другу, да и в рамках отраслей социологического знания всегда есть место и необходимость развивать теоретические, концептуальные видения рассматриваемых социальных проблем, явлений и процессов). Исследования в рамках отраслевой социологии больше приближают науку к обществу, конкретным социальным структурам, нежели развитие теорий. Однако ситуации не остаются неизменными. Потребность в развитии теоретической социологии, как нам кажется, не заставит себя долго ждать.

С учетом высказанного и полемики, помимо сформулированных выше проблем развития социологии, ее предмета, функций (прежде всего прогностической), соотношения с другими науками и пр., особое значение приобретает метатеоретизирование в социологии. Чтобы не возникало вопроса о том, жива ли социология и будет ли она жить дальше, важно чаще обращаться к развитию самой науки, ее предмета, теорий, которые в ней постоянно возникают. Объектом социологии (помимо традиционной его трактовки - общества) должна стать сама социология, а предметом ее, в соответствии с установкой на развитие метатеоретизирования, - анализ социологических теорий, который сумел бы показать, куда, в каком направлении идет развитие этой науки.

С этой точки зрения можно говорить прежде всего о тенденциях к синтезированию теоретической социологии. Тенденции эти обнаружились в конце 80-х гг., а во второй половине 90-х стали достаточно заметными. Зарубежные социологи, прежде всего специалисты в области метасоциологии, пишут об объединительных движениях, охватывающих ведующие парадигмы (теории структурного функционализма, конфликта, обмена, символического интеракционизма, этнометодологии).

Интеграцию парадигм следует понимать, конечно, не в смысле их содержательных трансформаций за счет отказа от тех или иных концептуальных положений. Речь идет о сближении уровней анализа, сейчас сведенных к четырем: макрообъективности, микрообъективности, макросубъективности, микросубъективности. На базе такого анализа американский социолог Дж. Александер создал модель "многоизмеримой социологии". А разве не свидетельствует об объединительных тенденциях теория структурации Э. Гидденса, в которой он пытается преодолеть параллельность анализа структуры и действия и стремится включить в процессе теоретизирования действие в структуру, а структуру - в действие, провозглашая их "дуальность"?

Еще одна попытка преодоления теоретического "раздрая" связана со стремлением синтезировать идеи старой, классической и неоклассической социологии (например, Зиммеля и Парсонса). Поиски подобного рода активно ведутся и, вероятно, будут вестись. Все скольконибудь значимые и распространенные как в прошлом, так и в настоящем теории подвергаются синтезу в различных комбинациях. В ряде случаев, свидетельствует Дж.

Ритцер, теоретический синтез выходит за пределы социологии и начинает распространяться на другие дисциплины: на социологию с историей, экономикой, биологией и т.д. [8].

Наконец, важной и характерной проблемой развития современной теоретической социологии является "раскрутка" концепции социальных изменений, что присуще в первую очередь работам И. Валлерстайна и П. Штомпки [См., например, 9, 10]. Несмотря на совпадающий интерес к проблеме, взгляды обоих социологов на нее во многом противоположны.

В работе П. Штомпки нет альтернативы изменению. Рассматривая механизм социального становления исторического процесса, доказывая его непрерывность, непредопределенность и "не необходимость", равно как и альтернативность исторических путей развития, польский социолог демонстрирует определенный оптимизм (базирующийся на реализме) в оценке основных тенденций этого процесса. По его мнению, становится возможным точнее предвидеть, планировать и целенаправленно изменять социальную жизнь.

Что касается позиции И. Валлерстайна в отношении процессов исторического изменения, она значительно более сдержанна и неопределенна. Американский социолог не может претендовать "на знание, является ли нынешнее состояние нашей системы социальным изменением или нет", поскольку определить, что это такое, непросто. Речь идет о соотношении качественных, фундаментальных изменений и определенных циклических ритмов данной системы, их количественных параметров. Как бы то ни было, но Валлерстайн, как и Штомпка, считает важнейшей проблемой теоретической социологии разработку критериев социальных изменений систем и, в особенности, возможностей их прогресса.

Таким образом, теоретическая социология продолжает находиться в ситуации поиска.

Характерным, как и все последние годы, остается интерес к крупным, подчас глобальным проблемам современного общества, стремление сравнить его теперешнее состояние с тем, каким оно было в рамках всей его новой истории. Значительно слабее интерес теоретической социологии к будущему общества, видимо, вследствие трудностей социального прогноза и неопределенностей выбора, стоящего перед обществом в целом, группами стран и отдельными странами, в особенности. Наконец, заметно усилилось внимание теоретиков к изменениям самой социологии, то есть всего того, что связано с развитием метасоциологии.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Тощенко Ж.Т. Социальное настроение - феномен современной социологической теории и практики // Социол. исслед. 1998. № 1.

2. Там же. С. 23.

3. Социология (Г.В. Осипов и др.) М., 1995. С. 5.

4. Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара. 1995. С. 19-20.

5. Тощенко Ж.Т. Социальное настроение - феномен современной социологической теории и практики // Социол. исслед. 1998. №1.С. 21-22.

6. Ritzer G. Classical Sociological Theory. N.Y., 1996. P. 76-81.

7. Гидденс Э. Девять тезисов о будущем социологии // Thesis М.. Зима 1993. Т. I. Вып. I. С. 76.

8. Ritzer G. Classical Sociological Theory. N.Y., 1996. P. 81.

9. Валлерстайн И. Социальное изменение вечно? Ничто никогда не изменяется? // Социол. исслед. 1997.

№ I.

10. Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996.



Похожие работы:

«1 МИКРОЭКОНОМИКА Микроэкономика -О Микроэкономика -1 Микроэкономика -2 А вводная информация содержание курса требования к учащимся рекомендуемая литература Б тесты задачи В ответы комментарии разбор задач МИКРОЭКОНОМИКА-0 НУЛЕВОЙ УРОВЕНЬ А. ПРОГРАММА КУРСА Программа для учащихся для 1...»

«© 2001 г. И.Б. НАЗАРОВА ВОЗМОЖНОСТИ И УСЛОВИЯ АДАПТАЦИИ СИРОТ НАЗАРОВА Ирина Борисовна кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. Специалисты отмечают...»

«И.А. Стрелец ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ПРАКТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ БЮДЖЕТНОГО ФЕДЕРАЛИЗМА В РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКЕ Бюджетный федерализм и проблемы, возникающие в этой области, на сегодняшний день представляют собой одну из наиболее дискуссионных и интересных тем, поднимаемых на страницах...»

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ (ПАРАДОКСЫ СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКОГО ДИСКУРСА) Сборник статей молодых ученых Казань – 2006 Редакционная коллегия: Кандидат ф...»

«Цебрук М.А., магистр психологии, младший научный сотрудник отдела правовых исследований и экспертизы НИИ ТПГУ Академии управления при Президенте Республики Беларусь ДЕВИАНТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ...»

«Денис Александрович Шевчук Деньги. Кредит. Банки: конспект лекций http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=178223 Аннотация Материал приведен в соответствие с учебной программой курса «ДЕНЬГИ. КРЕДИТ. БАНКИ». Для студентов, аспирантов, соискателей и препо...»

«Отчет о прогрессе в транспортном секторе (сентябрь 2008 г.–май 2009 г.) Заседание высокопоставленных официальных лиц по Центрально-азиатскому региональному экономическому сотрудничеству 28 – 29 мая 2009 г. Улан-Батор, Монголия I. Обзор прогресса A. Стратегия и планы развития Региональные План действий по реализации для Стратегии ЦАРЭС по транспорту и сод...»

«77 И. В. Филатов ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ С. КУЗНЕЦА И ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ ПОСТСОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН Это статья подготовлена к столетию известного экономиста и статистика, Нобелевского лауреата Саймона Кузнеца (1901 — 1985). Его имя широко известно, наряду с именем другого американс...»

«Экономическая социология © 1999 г. В.Я. ЕЛЬМЕЕВ, Е.Е. ТАРАНДО ОБЩЕСТВЕННЫЕ БЛАГА И СОЦИАЛИЗАЦИЯ СОБСТВЕННОСТИ ЕЛЬМЕЕВ Василий Яковлевич доктор философских и экономических наук, профессор кафедры экономической социологии факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета. ТАРАНДО Елена Евгеньевн...»

«АННОТАЦИЯ РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ ОСНОВЫ ЭКОНОМИКИ Уровень основной образовательной программы базовый Специальность 20.02.01 Рациональное использование природохозяйственных комплексов Форма обучения очная Факультет Колледж Алтайского государственного университета Отделение-разработчик...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.