WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«I. Введение В Общей теории занятости, процента и денег 1 и в других работах Кейнс подверг критике основу теоретического направления, которое он определил как ...»

Алан Коддингтон

КЕЙНСИАНСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ:

В ПОИСКАХ ГЛАВНЫХ ПРИНЦИПОВ*

I. Введение

В "Общей теории занятости, процента и денег" 1 и в других работах

Кейнс подверг критике основу теоретического направления, которое он

определил как "классическое". Угрожая "классической" системе, или, по

крайней мере, узнаваемой карикатуре на нее, Кейнс поставил под вопрос

также и метод анализа, с помощью которого была построена эта система.

Цель данной статьи - исследовать различные пути, какими методы экономического анализа адаптировались к этой угрозе, - или реагируя на нее, или же усиливая ее дальнейшими угрозами. Мы попытаемся поставить вопрос: "Что надо изменить или чем пожертвовать, чтобы вместить кейнсианские идеи в рамки стандартных методов анализа?" Темой статьи станет разнообразие путей, с помощью которых это можно сделать: будет представлено три общих типа и исследованы различия между ними.

Первая задача, соответственно, заключается в том, чтобы охарактеризовать метод анализа того теоретического направления, в противополож-.

ность которому Кейнс представил свою собственную теорию. В самых общих чертах этот метод состоит в анализе рынков на основе выборов, которые делают индивидуальные участники сделок. Таким образом, результирующая теория работает на двух различных уровнях - уровне индивидуального выбора и уровне рынка, хотя связь между этими двумя уровнями может быть получена только посредством анализа выборов "репрезентативного" участника сделок.


Более того, чтобы обеспечить основу для операционального анализа феномена рынка, анализ индивидуального выбоВ связи с публикацией настоящей статьи хотел бы выразить всяческую признательность, среди прочих, Таносу Скурасу, Алану Пикоку, Дэвиду Карри и анонимному рецензенту данного журнала за полезные комментарии, высказанные по поводу набросков первоначального варианта этой работы, Майклу Кеннеди и Колетт Боу — за незаменимое руководство на различных стадиях и Манчестерскому университету — за Холлсуортскую стипендию по политической экономии, сделавшую возможным издание данной работы.

Кейнс Д. М. Общая теория занятости, процента и денег: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1978.

© Перевод: Н.С. Лащенко, 1998 pa должен носить особо стереотипизированный и искусственный характер.

Этот метод анализа с использованием теории рынка, основанной на теории выбора того типа, который допускает связь между двумя уровнями, я буду называть "редукционизмом" на том основании, что центральная его идея это сведение [редукция] рыночных явлений к (стилизованным) индивидуальным выборам.

Соображения удобства накладывают ограничения на теорию выбора, на которой может основываться теория рынка: теория не может заниматься выбором со всеми индивидуальными особенностями действия, восприятия и принятия решений, свойственными хозяйственным агентам. Чтобы получить достаточно прочный фундамент для теории рынка, нужны постоянные цели и точно определенные ограничения. И как теорию выбора необходимо ограничить для того, чтобы надстроить над ней теорию рынка, точно так же и теорию рынка надо ограничить, чтобы быть в состоянии вернуться назад к теории выбора. В подавляющем большинстве редукционистские теоретические построения ограничивали свое внимание ситуациями рыночного равновесия, для этих ситуаций основа теории выбора является относительно простой. Согласно стандартным графикам спроса и предложения возможен разрыв между рыночным спросом и рыночным предложением, но теория выбора, из которой выводится каждый из этих графиков, предполагает, что все выборы являются реализуемыми; соответственно стандартные графики ничего не могут нам сказать о том, что случится, если торговцы попытаются сделать то, что в совокупности невозможно; вероятно также, что графики не будут сохранять постоянство по мере того, как торговцы будут узнавать о трудности исполнения того, что они считали простым, делая свой выбор. Следовательно, редукционистская теория занималась преимущественно связью между состояниями рыночного равновесия и логикой выбора, в силу которой эти состояния могут возникать.

Следует, однако, заметить, что данный интерес к рыночному равновесию не является определяющей характеристикой редукционизма:

это скорее путь, который редукционистские теоретические построения делает операциональными.

II. Фундаменталистское кейнсианство

Если понимать идеи Кейнса как угрозу редукционистской программе, то естественно возникает вопрос, насколько серьезную угрозу они из себя представляют, т.е. насколько фундаментальны те аспекты, что оказались под угрозой? Тех, кто рассматривал работу Кейнса как фронтальную атаку на всю редукционистскую программу, я буду относить к кейнсианцамфундаменталистам. Разъяснить такого рода интерпретацию, рассмотреть некоторые трудности, связанные с ее защитой, и вкратце разобрать ее значение для экономической теории и есть цель данного раздела.

Как и интерпретация работы любого живого ума, интерпретация трудов Кейнса требует применения избирательности и выделения наиболее важных аспектов: она требует суждения относительно того, что в его работах является центральным и что всего лишь периферийным, что существенным и что всего лишь случайным. Таким путем можно легко разрешить очевидные несоответствия и неясности - по крайней мере, для тех, кто придерживается данной интерпретации. Для фундаменталистов то, что является центральным и существенным в трудах Кейнса, надо искать прежде всего в его статье "Общая теория занятости" (The General Theory of Employment)2 в "Quarterly Journal of Economics" за 1937 г. - статье, в сжатом виде переформулирующей аргументацию "Общей теории" в ответ на разного рода критику. Считается, что в самой "Общей теории" суть заключена в главе 12 "Состояние долгосрочных ожиданий" и в меньшей степени в главе 17 "Существенные свойства процента и денег". Соображения того рода, что обнаруживаются в этих местах, можно проследить, по крайней мере, в работе, написанной десятью годами раньше, -"Конец laissez-faire" (The End of Laissez-Faire)3, а при желании и прежде того.

Раннее изложение фундаменталистской позиции принадлежит Хью Таунсенду4. Он утверждал, что соображения, выдвинутые Кейнсом в его теории предпочтения ликвидности, имеют совершенно разрушительные последствия для редукционистской теории цены, если применить их ко всем активам. Раз все цены рассматриваются как денежные цены, а все активы

- как содержащие премию за ликвидность, то теория цены попадает в сети того же самого сплетения ожиданий и конвенциональных элементов, которые характеризуют кейнсову теорию процента. При таком взгляде надежда на извлечение "реальных" (относительных) цен из их монетаристского контекста выглядит слабой; хотя нам не следует, как указывал Хикс5, путать нововведение Кейнса в процедуре анализа (трактовку процентной ставки скорее в связи с решениями, касающимися держания денег, нежели См. наст. изд. С. 280-292.

См. наст. изд. С. 260-279.

Townshend H. Liquidity-Premium and the Theory of Value // Economic Journal. 1937. March. N 47(1).

P. 157-169.

Хикс Дж. Р. Стоимость и капитал: Пер. с англ. М.: Прогресс, 1988.

с займами и кредитованием) с реально сделанным им вкладом. Несмотря на это, угроза редукционистской программе при таком взгляде действительно является фундаментальной.

Возможно, самым бескомпромиссным и, конечно же, самым неустанным и красноречивым представителем фундаментального кейнсианства является Дж. Л. С. Шекл6. В центре внимания его собственных работ стоял далее неразложимый творческий элемент в человеческом выборе - основа последнего в построениях выбирающего ума. Его оценка вклада Кейнса в экономическую теорию соответственно сосредоточивалась вокруг того же самого предмета, и, естественно, он понимал вопросы ожиданий, неопределенности и неведения - вопросы производства суррогатов знания перед лицом дефицита знания - как сущность кейнсианской теории. В наиболее сжатом виде суть прочтения Кейнса Шеклом недавно была изложена Б.Дж. Лоусби7.

В данном контексте необходимо упомянуть еще одно направление мысли - это направление, которое попыталось использовать фундаменталистский аспект кейнсианства как способ расчистки почвы для возврата к определенной группе доктрин и предметов исследования, которые относят к "классическим" (в отличие от "неоклассических"), или "неорикардианским". Цель этой школы, наиболее выдающимся представителем которой является Джоан Робинсон, состоит в создании гибрида кейнсианства с теми аспектами работ Рикардо, которые были присвоены Марксом: Рикардо минус закон Сэя и количественная теория денег.





Статья Кейнса в "Quarterly Journal of Economics", которой фундаменталисты придают такое важное значение, - это прежде всего и более всего атака на тот вид теории выбора, который требуется для редукционистской программы. В противоположность четко определенным и постоянным целям и ограничениям, требуемым редукционистскими теоретическими построениями, Кейнс особо подчеркивал, что основа выбора лежит в смутных, неопределенных и меняющихся ожиданиях будущих событий и обстоятельств - ожиданиях, у которых нет никакого прочного объективного фундамента, которые формируются с учетом мнений других людей, поддерживаются надеждами, подрываются страхами и постоянно сталкиваются с "новостями". Он привлекал внимание к важному, но неуловимому состоShackle G. L. S. The years of high theory. Cambridge: Cambridge University Press, 1967; Shackie G. L. S. Epistemics and economics. Cambridge: Cambridge University Press, 1972; Shackle G. L. S.

Keynesian kaleidics. Edinburgh: Edinburgh University Press, 1974.

Loasby B. J. Choice, complexity and ignorance. Cambridge: Cambridge University Press, 1976.

янию, которое можно назвать климатом делового доверия, а также к пути его распространения. Кейнс сосредоточился на конвенциональном элементе в оценках, которые могут оставаться неизменными, пока их разделяют все. Это делает их устойчивыми перед лицом малозначительных событий и перемен в обстоятельствах, но уязвимыми для всего, что угрожает этой конвенциональной основе. В ходе бунта, к примеру, настроения и чувства восставших могут сильно разделиться, пока на более поздней стадии, когда бунт потеряет свою силу, настроения и чувства повсеместно и быстро вернутся в нормальное состояние. Координация поведения такой толпы и характерная для нее динамика вытекают из того факта, что участники заимствуют взгляды непосредственно друг у друга. Редукционистская теория выбора в том виде, как она была разработана, не пролила света на решения, предполагающие столь непосредственную и сильную взаимозависимость.

Раз существует угроза фундаментальным основам теории выбора, то и вся редукционистская программа ставится под вопрос, поскольку без них у теории рынка не было бы под ногами почвы, не было бы того, к чему ее можно было бы свести. Концепция рыночного равновесия, таким образом, подставляется под удар критики. Без четко определенной и прочной основы в логике выбора идея рыночного равновесия более не будет связана с осуществимостью намерений индивидов, взятых в совокупности. Это не означает того, что рыночное равновесие нельзя восстановить в правах; это означает то, что устойчивость равновесия должна зависеть от условий, которые определяются уровнем активности на рынке. Для фундаменталистов, однако, идеи Кейнса требуют переосмысления и перестройки всей базы редукционистской теории - лежащей в ее основании теории выбора и опирающейся на нее равновесной теории рынков.

Возражения против равновесных теоретических построений были разработаны кейнсианцами-фундаменталистами. Джоан Робинсон показала, что если неуклонно проводить идею равновесия, то как только концепция станет всеобъемлющей, она будет парализована своей собственной логикой: равновесие становится таким состоянием, к которому, строго говоря, невозможно приблизиться - если только оно уже не существует, нет способа его достичь8. Аналогично этому в работе Дж. Л. С. Шекла показывается, что идея общего равновесия требует предварительного согласования всех нынешних и будущих выборов всех действующих экономических субъектов9. По Robinson J. The Production Function and the Theory of Capital // Review of Economie Studies.

1953-1954. N 21(2). P. 81-106.

Shackle G. L. S. Epistemics and economics.

любой из этих причин нормативное применение метода сравнительной статики (или лучше - "сравнительных равновесий") для анализа последствий изменения обстоятельств ничем не оправдано и незаконно10. Это направление мысли, конечно же, имело бы нигилистические последствия для всего свода экономической теории и в особенности для ее применимости.

В этом отношении данное направление мысли доходит до пуристского и непрактичного вывода, который заметно контрастирует с весьма эклектичным подходом самого Кейнса к экономической теории.

Концепция равновесия понимается фундаменталистами соответственно не как полезное упрощение экономистов-теоретиков, а как отвлечение от реальности11. Суть мысли Кейнса воспринимается как освобождение от теоретических построений, основанных на равновесии, как бегство от ограничений, которые оно накладывает на наше мышление.

Это, однако, не столько вопрос о том, что Кейнс сказал, сколько о том к чему мы придем, если будем следовать его направлению мысли, беря в качестве руководства на этом направлении статью в "Quarterly Journal of Economics".

Куда нас ведет направление мысли, конечно, во многом зависит от того, куда мы склонны идти. Фундаменталисты соответственно наложили отпечаток собственных идей на свою интерпретацию мысли Кейнса. В крайнем варианте своей позиции кейнсианцы-фундаменталисты представили идеи Кейнса как бегство от принципиальной "вневременности" тех направлений мысли, которые он критиковал. Конкретнее, они интерпретировали его основную идею относительно занятости как идею существования ликвидных активов в мире неопределенности, которая позволяет отказаться от держания реальных активов и производства конкретного объема продукции, создающего занятость. Эта тема много разрабатывалась Шеклом и в сжатом виде излагалась Лоусби. В работах же Джоан Робинсон ее место заняла проблема неоднородности капитальных благ - тот факт, что отдельные элементы накопленного запаса капитала, который история передает нам в наследство, не могут быть бесплатно преобраДанное доказательство развивается в работах Коддингтона (см.: Coddington A. Creaking Semaphore and Beyond: A Consideration of Shackle's 'Epistemics and Economics'//British Journal for the Philosophy and Science. 1975. N 26(2). P. 151-163) и Лоусби (см.: Loasby В. J. Op. cit.).

Так. у Робинсон: "Анализ останавливается,... когда колыбельная о равновесии убаюкивает дальнейшее исследование" (Robinson J. Economic philosophy. Harmondsworth: Penguin Books, 1964.

C. SO). Но этот снотворный эффект никак не примирим с одновременно высказываемым мнением, что "концепция равновесия, конечно, является заменимым инструментом анализа" (Ibid. С. 78).

зованы в другие элементы, они существуют в особых формах, воплощающих особые технологии и отражающих прошлые ожидания. Однако проблемы, возникающие ввиду существования ликвидных активов и функционально специфичных капитальных активов длительного срока службы, не являются независимыми друг от друга. В соответствии с самой природой капитальных благ владение ими подразумевает связь с некоторым производством, в то время как природа ликвидности позволяет избежать этой связи.

Фундаменталистское кейнсианство, воспринимая идеи Кейнса как широкомасштабную атаку на редукционистскую программу, не считает, что его идеи могут заменить эту программу. Его представители скорее рассматривают идеи Кейнса как первый шаг в основательном пересмотре экономической теории. Соответственно, они трактуют конструктивную часть работы Кейнса только как паллиатив, импровизацию, временную замену. Следовательно, рассмотрение созидательной части работы Кейнса (разработка потребительской функции, графика предельной эффективности капитала и т. д.) в качестве сущности или результата "кейнсианской революции", было бы признаком малодушия, предательства фундаменталистских принципов12.

Чтобы поддержать фундаменталистскую интерпретацию, необходимо допустить, что сам Кейнс временами ошибался.

Так, Джоан Робинсон пишет:

... случались моменты, когда у нас возникали некоторые затруднения в том, чтобы добиться от Мейнарда понимания того, что же в действительности было главным в его революции, но когда он начал подводить итоги после публикации книги, то правильно в этом разобрался13.

Здесь она, конечно же, ссылается на статью 1937 г.

Кроме того, она пишет:

"Общая теория" прорвала неестественный барьер и вновь свела воедино историю и теорию. Но для теоретиков снизойти ко времени было нелегко. Спустя двадцать лет разбуженная принцесса все еще находится в изумлении и нетвердо держится на ногах.

Непосредственной трудностью для фундаменталистов является тот факт, что в статье 1937 г.

в "Quarterly Journal of Economics", после уже обсуждавшихся аргументов подчеркивается важность потребительской функции, которая затем описывается (используемую здесь раньше времени терминологию я введу на более позднем этапе) в абсолютно гидравлическом стиле.

Robinson J. What has become of the Keynesian Revolution?//After Keynes /Ed. by J. Robinson.

Oxford: Basil Blackwell. 1973.

Да и сам Кейнс не вполне твердо стоял на ногах...14 Здесь она ссылается на замечание Кейнса ("весьма подозрительное") о вневременном мультипликаторе15.

Наибольшее затруднение для фундаменталистов можно обнаружить в заключительной главе "Общей теории".

Здесь Кейнс утверждает следующее:

... если наша система центрального контроля приведет к установлению общего объема производства, настолько близкого к полной занятости, насколько это вообще возможно, то с этого момента классическая теория вновь обретет силу. Если принять объем продукции за величину данную, т. е. определяемую факторами, лежащими за пределами классической схемы мышления, тогда не будет возражений против классического анализа того способа, посредством которого частные эгоистические интересы определяют, что именно должно быть произведено, в каких пропорциях нужно для этого соединить факторы производства и как распределить между ними стоимость конечного продукта16.

Это совершенно ясно и находится в очевидном конфликте с фундаменталистской точкой зрения на то, что мысль Кейнса подрывает всю классическую ("редукционистскую") схему. Соответственно, мы обнаруживаем, что Джоан Робинсон в связи с этим отрывком пишет о "заблуждении", в которое впал Кейнс17, и с сожалением замечает, что "за извращение его идей надо отчасти винить его самого" и что "Кейнс сам начал восстановление ортодоксальной схемы, которую он вдребезги разбил"18.

Еще одно затруднение для фундаменталистов заключается в том, что Кейнс вполне ясно указал, что ему нечего возразить Хиксу, увидевшему квинтэссенцию19 "Общей теории" в общей схеме IS-LM или в том, что стало известно как "модель доходов-расходов", совершенно лишенная фундаменталистских свойств20. Если поддерживать фундаменталистскую интерпретацию, и уж во всяком случае, если самому Кейнсу позволить быть кейнсианцем-фундаменталистом, то это опять надо понимать как своего рода кратковременное заблуждение с его стороны.

Robinson J. Economic philosophy. С. 75.

Кейнс Д. М. Общая теория занятости, процента и денег. С. 188.

Там же. С. 453.

17 Robinson J. Economic philosophy. С. 92.

Robinson J. Economic heresies. N. Y.: Basic Books; L.: Macmillan, 1971. C. IX.

Хикс Дж. Р. Г-н Кейнс и "классики": попытка интерпретации (см. наст. изд. С. 293-307).

См. письмо Кейнса Хиксу от 31 марта 1937 г. в книге Хикса: Hicks J. R. Recollections and Documents // Economica. 1973. Feb. N 40(1). P. 9-10.

К чему же тогда сводится фундаментализм? Он не дает никакой установочной теории или модели того, как функционирует экономика на агрегированном уровне; он не позволяет делать никаких определенных предсказаний о вероятных последствиях альтернативных мер политики или стечений обстоятельств. Напротив, это - точка зрения, с которой подобные конструкции выступали бы скорее как откровенные времянки. Фундаменталистское кейнсианство больше интересуется текстурой, чем направлением экономического процесса.

Подчеркивать, что основу всей экономической деятельности составляют более или менее неопределенные ожидания, значит подчеркивать открытость и незавершенность теоретических построений и объяснений.

Экономическая теория не дает какого-то постоянного механизма, согласно которому происходит развертывание событий, но показывает, как можно было бы взяться за построение повествования о событиях. Это взгляд на то, где в причинных цепях находятся разрывы, которые можно идентифицировать в экономике как точки, в которых экономический процесс восприимчив к воздействию. Соответственно, мы можем по достоинству оценить глубокую амбивалентность этой точки зрения по отношению к экономической политике. С одной стороны, она видит потенциал громадных рычагов воздействия, изменение всего экономического процесса в ответ на изменение состояния умов и сознания; с другой стороны, сама ненадежность такого видения весьма естественно ведет к совершенному скептицизму в отношении прогнозируемости последствий, к которым приведут попытки применения рычагов воздействия при преследовании политических целей. Сама по себе такая точка зрения не дает ответа на вопрос, является ли эта ненадежность столь всепроникающей, чтобы подорвать потенциал политических рычагов воздействия. То есть своенравный и переменчивый характер индивидуальных выборов, и в частности инвестиционных решений, рассматривается как помеха функционированию экономики; однако вопрос, который требует решения с точки зрения политики, состоит в том, является ли это большей помехой для саморегуляции экономики, чем для благоразумной фискальной и денежно-кредитной политики. Это предполагало бы не просто учет помех функционированию экономики, но и сравнение их сдерживающих воздействий на альтернативные способы экономического регулирования. Если взять шире, то возникает сопоставление между последствиями инвестиционных решений, принимаемых в рамках альтернативных институциональных структур (государственным органам придаются различные полномочия и обязанности), чьи регулирующие возможности затем также становятся предметом соответствующего сопоставления.

Подытоживая, мы можем сказать, что кейнсианцев-фундаменталистов объединяет понимание кейнсианских идей как угрозы всей редукционистской программе и что их первейшей заботой было усилить эту угрозу дальнейшими угрозами. Когда же речь заходит об обеспечении альтернативы редукционистской программе, единства становится меньше. Существует заметное отличие, к примеру, между проспектом завершения кейнсианской революции, предложенным Джоан Робинсон, и точкой зрения на ее целостность и суть, предложенной Шеклом. А когда мы переходим от критических аспектов фундаментализма к конструктивным, то меньше становится не только единства, но и определенности.

В работе Лоусби эта неопределенность преобразуется в методологический принцип:

Если б можно было суммировать в одном предложении теорию занятости, выдвинутую Кейнсом в его статье 1937 г. [Quarterly Journal of Economics], оно звучало бы так: безработица в рыночной экономике - это результат невежества, слишком большого, чтобы с ним мириться. Полностью специфицированным макроэкономическим моделям не хватает этой сути, которая состоит именно в том, что никакая модель такой ситуации не может быть специфицирована полностью21.

III. Гидравлическое кейнсианство

В 40-е и 50-е годы нашего века появился ряд изложений "кейнсианской экономической теории", пытающихся сделать эти идеи доступными для студентов и непрофессионалов. Что у этих работ было общего, помимо содержательных моментов, так это безусловный энтузиазм относительно идей Кейнса (вернее, того, что за них принималось). Этот энтузиазм временами доходил до восхищения; именно авторы этих работ заговорили о "кейнсианской революции", причем одна из книг так и называлась22.

Неким показателем уровня энтузиазма, которого достигли эти интерпретаторы и популяризаторы, стало то, что один из них, Ян Пен, написал книгу, где представил и проанализировал частный случай статической "кейнсианской" модели взаимосвязей между небольшим количеством экономических агрегатов, и дал ей название "Современная экономическая теория"23. В Loasby В. J. Op. cit. P. 167.

Klein L.R. The Keynesian revolution. L.: Macmillan, 1966.

Pen J. Modern economics: Translated from the Dutch by Trevor S. Preston. Harmondsworth: Penguin Books, 1965.

мои намерения, однако, не входит попытка описать здесь процесс распространения и популяризации идей Кейнса24.

Период кейнсианского энтузиазма по существу приходится на послевоенный период - эти идеи живо и легко прогалопировали сквозь 50-е и начало 60-х годов, иногда спотыкались в середине 60-х и, ковыляя, вошли в 70-е25. Так, во всяком случае, представляется картина на уровне массового воздействия, на уровне широко распространенных и влиятельных взглядов на макроэкономическую политику, т. е. на том уровне, где кейнсианство выступает в качестве доктрины, демонстрирующей, как экономика с высокой степенью децентрализации может подчиняться общему (в противоположность детальному) централизованному контролю или влиянию посредством такого инструмента, как бюджет. Соблазнительно назвать эту доктрину фискализмом, и показать, что это частный вариант (и, воз-можно, искажение и вульгаризация) идей Кейнса. Во всяком случае, важно отличать взлеты и падения кейнсианства как политической доктрины от взлетов и падений его как солидной академической теории функционирования капиталистической экономики на агрегированном уровне26.

Признание, которым пользовались эти два аспекта кейнсианства, двигалось в противофазе: период, когда энтузиазм вокруг фискалистской политики был в разгаре, стал временем угасания интеллектуального интереса к лежащей в ее основе теории. В то же время кончина фискализма в конце 60-х начале 70-х годов сопровождалась новым пробуждением интереса к его базовым теоретическим концепциям. (В следующем разделе мы подробнее остановимся на этом возрождении.) Все это не должно создавать впечатления (кстати сказать, совершенно ошибочного), что фискальный энтузиазм, возникший из идей Кейнса, не Ряд интересных догадок относительно того, как идеи кейнсианства проложили себе дорогу в академический экономико-теоретический истэблишмент США, можно найти в работе Джона Кеннета Гэлбрейта "Как Кейнс пришел в Америку" (How Keynes came to America // Galbraith J.K.

A contemporary guide to economics, peace and laughter. Boston: Houghton Mifflin; L.: Andre Deutsch, 1971).

О попытке интеллектуальной инвентаризации результатов в это время см. в моей работе "О переосмыслении экономической политики" (Coddington A. Re-thinking Economic Policy II Political Quarterly. 197., Oct.-Dec. N 45(4). P. 426-438).

Размышляя о дроблении кейнсианской мысли, Аксель Лейонхуфвуд делает следующее замечание: «Вот уже в течение некоторого времени удовлетворенность нынешним состоянием научной мысли основывается на лозунге "Теоретически тривиальное есть практически важное, а практически важное - теоретически тривиальное". Эта причиняющая беспокойство формула едва ли может быть постоянной основой для дальнейшей разработки этой области» ( Leijonhufvud A. On Keynesian economics and the economics of Keynes. N. Y.: Oxford University Press, 1968).

включал в себя или не вырабатывал теории в поддержку своей политической доктрины. Это было не так. Что же, в таком случае, является теоретической базой для фискалистского энтузиазма? Как ее можно охарактеризовать в качестве одного из направлений кейнсианской мысли? К этим вопросам мы сейчас и обратимся.

Теоретичеекое содержание совокупности идей, которые со второй мировой войны распространялись на Западе через систему образования как "кейнсианская экономическая теория" (к примеру, авторитетным учебником Поля Самуэльсона27), я буду относить к гидравлическому кейнсианству. Это обозначение отражает то мнение, что естественный и очевидный способ рассмотрения кейнсианства на уровне вводных курсов экономики состоит в представлении экономики на агрегированном уровне в виде не воплощенных в конкретные формы однородных потоков. Конечно, такое представление макроэкономики будет плодотворно лишь в той степени, в какой существуют стабильные взаимосвязи между этими агрегатными потоками. И я стою на той точке зрения, что главная отличительная черта гидравлического кейнсианства - это убеждение, что такая стабильная взаимосвязь действительно существует на агрегированном уровне. Именно это убеждение придает некоторый смысл гидравлической концепции; без такого убеждения данная концепция была бы проблемой национального счетоводства, а не экономической теории.

Следует отметить, что потоки, с которыми имеет дело эта концепция, это потоки расходов, доходов и выпуска продукции. То есть ни цены, ни количества за данный период времени не выступают по отдельности: они проявляются в тесно переплетенном виде во вкладе, который каждый из этих показателей вносит в общие потоки расходов и доходов. Теперь должно стать очевидным, почему вера в существование стабильных взаимосвязей между агрегатными потоками (и попытка установить их) принципиально несовместима с редукционизмом. Дело в том, что любая редукционистская программа должна отводить решающую роль в своих теоретических построениях ценам как таковым (а не вкладу, который они вносят в общие потоки расходов). Основанием для такой точки зрения является то, что именно цены как таковые обеспечивают побудительные мотивы индивидов, когда они осуществляют свой выбор, на котором должна покоиться вся схема в целом. Это не означает, что гидравлическое кейнсианство считает, что цены вообще не играют никакой роли: стоит вспомнить о таSamuelson P. A. Economics. Ninth edition of Economics: An introductory analysis. N. Y.: McGrawHill, 1973.

ких ценах, как преобладающие ставки заработной платы и процента, и станет ясно, что это не так. Соответственно, это не означает, что в теоретической схеме редукционизма нет места для общих потоков. Поскольку это скорее альтернативные программы для построений теории, чем альтернативные теории, они различаются в том, чему придавать особое значение.

Различия касаются не того, что может и что не может играть роль в теории, а того, что может или не может играть центральную роль.

В действительности, в противоположность редукционистской точке зрения гидравлическое кейнсианство представляет собой систему, в которой только один орган совершает акты осознанного выбора, и этот единственный орган—"правительство". Именно убеждение в том, что стабильные связи между различными агрегатными потоками в экономике на самом деле существуют, дает основание "правительству" преследовать свои политические цели, касающиеся общего уровня экономической активности и, следовательно, уровня занятости. Именно стабильность этих агрегированных взаимосвязей дает "правительству" рычаги воздействия, в которых оно нуждается, чтобы влиять на потоки, не находящиеся под его прямым контролем. Совершая преднамеренный выбор для тех потоков, которые оно контролирует (через бюджет), и помня о предполагавшихся стабильными взаимосвязях между этими и другими потоками, которые составляют предмет заботы экономической политики, "правительство" может, в принципе, осуществлять косвенный контроль над величиной (хотя и не составом) потоков, которые не являются объектом чьего-либо сознательного выбора. Вот и все, что можно сказать. С первого взгляда может сложиться впечатление крупного успеха человеческого разума - решительного и бесповоротного расширения границ политической ответственности. Вместо того чтобы рассматривать и принимать безработицу и депрессию пассивно, как погоду, их надо рассматривать как объекты воздействия человеческой воли и замысла, как что-то, чему общество с помощью центрального правительства могло бы реально оказывать сопротивление28. Эта идея выглядела просто и хорошо и в конце войны была быстро освоена в политических заявлениях и в риторике всех крупнейших политических партий29.

Это изменение отношения произошло непросто и нескоро, и фундаментальные позиции претерпевали процесс эрозии в течение нескольких десятилетий до тех пор, пока Кейнс не появился на сцене. В работе Хосе Харриса (см.: Harris J. Unemployment and politics: A study in English social policy, 1886-1914. L.: Oxford, Clarendon Press, 1972) этот процесс обстоятельно документируется.

В Британии главным посредником между кейнсианскими доктринами и политическими платформами был Уильям Генри Беверидж (Beveridge W. H. Full Employment in a free society. L.: Allen and Unwin, 1944). Официальное признание эти идеи получили в Белой книге "Политика занятости' (Great Britain Parliament // Employment Policy. Cmd. [6527]. L.: H.M.S.O., 1944).

Подытоживая сказанное, можно увидеть, что гидравлический подход находится в конфликте с редукционистской теорией рынка. Гидравлический подход показывает, как шли бы дела, если бы рыночные цены (и ставки зарплаты) не выполняли, или не выполняли бы достаточно быстро, или им не давали бы выполнять свою распределительную роль. Он анализирует ситуацию, в которой цены не выполняют функции распространения информации об относительной редкости и обеспечения стимулов для действий на базе этой информации.

Если основная идея "Общей теории" состоит в том, что общая занятость в большей степени зависит от спроса на выпуск продукции, чем от реальной зарплаты, за исключением того случая, когда "полная занятость" уже налицо, тогда эта идея, безусловно, воплощена в гидравлическом подходе. Как таковой, он является смелым упрощением, которое, на первый взгляд, противоречит своду редукционистских теоретических построений.

Более того, как способ осмысления макроэкономической политики, он, кажется, иногда в определенной степени работает. Интеллектуальная проблема, которая возникает в связи с ним, - это проблема области применения. Нам нужно знать, при каких обстоятельствах и в какой степени функционирование экономики может быть представлено на языке гидравлики.

Существуют различные подходы к этой проблеме. Один из хорошо известных подходов связан с инструментарием кривых IS-LM, в рамках которого легко можно показать, что экономика проявляет характерные свойства гидравлической модели в той мере, в какой эластичность расходов по проценту низка, а эластичность спроса на деньги по проценту высока; при нулевой эластичности расходов по проценту и при неограниченно большой эластичности спроса на деньги по проценту экономика работала бы точно в соответствии с гидравлической моделью: изменения в потоках расходов приводили бы к изменениям в потоках продукции, никак не сказываясь на ставке процента. Иными словами, экономика может проявлять характерные свойства гидравлической модели в той мере, в какой по той или иной причине затруднена реакция процентной ставки на изменения расходов.

С тех пор, как Хиксом был предложен инструментарий кривых IS-LM, имеется уже примерно тридцатилетний опыт политики управления спросом, основанной на предположении, что экономика в краткосрочном плане проявляет выраженные гидравлические свойства. Вопрос о том, почему эта политика в одни периоды бывала менее эффективной, чем в другие, переводит в практический план вопрос о сфере применения гидравлической концепции. Следовательно, представляет значительный интерес то, что Хикс при ревизии кейнсианской экономической теории в свете этого опыта не берет на вооружение свой собственный инструментарий кривых IS-LM30.

Вместо этого он дает альтернативную теоретическую схему, в которой возможность превращения расширения спроса в расширение выпуска продукции решающим образом зависит от структуры товарных запасов в начале процесса. В частности, она решающим образом зависит от наличия материальных запасов в таком объеме, чтобы их хватило для поддержания инвестиционных проектов, пока не будут приняты решения по увеличению выпуска этих материалов; или, что равносильно, она зависит от наличия достаточных резервов иностранной валюты, дающих возможность распоряжаться товарно-материальными запасами за рубежом. До тех пор пока это условие не будет выполняться, такая попытка экономического роста может натолкнуться на узкие места и раствориться в отвлечении ресурсов из прежних областей их применения и в создании проблем платежного баланса. Конечно же, если увеличение расходов на инвестиции превращается в чистое увеличение реальных инвестиций, то может запуститься мультипликационный процесс и тогда потребуются достаточные запасы потребительских товаров, чтобы избежать на этом этапе узких мест и поддержать подъем31.

Конечно, существуют и другие подходы к вопросу о сфере применения гидравлических теоретических построений.

В самом деле, монетаристские аргументы против кейнсианских выводов можно рассматривать как один из возможных ответов на этот вопрос, а именно, что сферы применения гидравлических теоретических построений практически не существует. В этих аргументах кейнсианские выводы подрываются повторным обращением к базовым положениям теории выбора стандартного редукционистского типа. Как мы увидим в следующем разделе, работу Клауэра и Лейонхуфвуда также можно рассматривать как вклад в разработку вопроса о сфере применения, хотя это не значит, что они именно так представляли свою работу.

Hicks J. R. The crisis in Keynesian economics. N. Y.: Basic Books; Oxford: Basil Blackwell, 1974.

Можно легко преобразовать этот анализ из основанного на "фиксированных ценах" в основанный на "гибких ценах". В этом случае предварительным условием успешного роста становится то, что в то время как динамика расходов превращается в динамику выпуска продукции цены на различные товары, необходимые для поддержания роста, значительно ниже нормы, так что с развитием подъема торговцы будут реализовывать свои запасы на рынке по мере повышения цен.

Если это условие не удовлетворяется, то движущая сила подъема будет целиком рассеяна в повышениях цен (Hicks J. R. The crisis in Keynesian economics. P. 23-30).

IV. Воссозданный редукционизм

В 60-е годы нашего века возникла школа мысли, связанная преимущественно с именами Роберта У. Клауэра32 и Акселя Лейонхуфвуда33, занимавшаяся переоценкой вклада Кейнса в экономическую теорию. Эти авторы представили свою работу как восстановление и подтверждение разрыва между кейнсианской теорией и ее альтернативами - разрыва, который, как они считали, был "смазан" и в конце концов потерян из вида в ходе разнообразной деятельности по интерпретации, адаптации и переделке "Общей теории". Именно в этой связи соответственно обсуждался и оценивался вклад Клауэра и Лейонхуфвуда в наше понимание Кейнса. В данной работе моя цель, однако, будет заключаться в том, чтобы представить спор между Клауэром и Лейонхуфвудом, с одной стороны, и теми, с чьими взглядами они сражались, - е другой, как семейную ссору внутри редукционистской программы. Если заглянуть в самый корень вопроса, то семейная ссора идет вокруг возможности распространения концепции равновесия, позиция Клауэра-Лейонхуфвуда состоит в том, что следует отказаться от концепции равновесия в интересах более полного и последовательного сведения кейнсианских идей к логике выбора. Тезис состоит в том. что раз произошел отказ от равновесия и все сосредоточивается на процессе обмена по неравновесным ценам, то можно получить общую схему, конгениальную кейнсианским идеям, в отличие от общей схемы равновесного подхода, которая, с этой точки зрения, оставляет им (кейнсианским идеям) возможность существования лишь в наиболее слабо выраженной и суженной до конкретных случаев форме. Тогда проблемой становится более адекватное и сложное определение ограничений индивидуального выбора, чтобы открыть возможность для теоретического исследования новшеств и форм рыночной взаимозависимости, вытекающей из процесса неравновесного обмена.

Чтобы подвести читателя к моей характеристике работы Клауэра и Лейонхуфвуда, уместно начать с того, как каждый из этих авторов характеризовал свою работу, каким образом каждый из них представлял себе задачу, которую себе поставил. Осмелюсь утверждать, что их собственные характеристики в ряде отношений неудовлетворительны и предложенная Клауэр Р. У. Кейнсианская контрреволюция: теоретическая оценка (см. наст. изд. C.308Leijonhufvud A. Op. cil.

мной альтернатива, следовательно, не является беспричинной. Я, однако, не стану пытаться доказывать справедливость определения работы этих авторов как редукционистской. Я просто утверждаю, что раз идея о том, что включает в себя редукционистская программа, признается, то становится ясно, что данная работа оказывается в рамках этой программы.

Давайте вначале займемся Клауэром. Выдвинув "гипотезу о двойном решении", в соответствии с которой мы можем ожидать того, что потребительские расходы будут зависеть от текущего дохода, Клауэр неосторожно говорит о том, что Кейнс "в глубине души имел в виду" эту теорию поведения домохозяйства, когда писал "Общую теорию"34. И тут же Клауэр признает: "... я не могу найти никаких прямых свидетельств ни в одной из его работ, чтобы доказать, что он определенно мыслил в этих категориях'".

Изложив то, что он принимает за "косвенные свидетельства", он делает вывод: «либо Кейнс в глубине души придерживался гипотезы о двойном решении, либо большая часть "Общей теории" является теоретическим нонсенсом». Нарисованная здесь картина создает впечатление, что у Кейнса в голове было полно идей, но лишь некоторые из них он поместил на страницах "Общей теории", и задача состоит в том, чтобы решить, что же должны были представлять из себя оставшиеся. Это проблема чтения не столько между строк, сколько за пределами книги. В своем заключении Клауэр, однако, утверждает (гораздо более здраво), что в его намерения входило "просто прояснить формальную основу кейнсианской революции и ее соотношение с ортодоксальным направлением экономической мысли" (курсив автора)35. В таком случае задача остается подвешенной в воздухе, поскольку читателю не объясняется, как это относится к ранее имевшему место интересу к тому, что у Кейнса "было в глубине души".

Обратившись к Лейонхуфвуду, мы обнаруживаем, что он изо всех сил пытается прояснить ту задачу, которую он перед собой поставил. Во-первых, он четко разъясняет, что относящийся к истории мысли вопрос о том, "что же Кейнс в действительности сказал", совершенно определенно является для него второстепенным36. "Основной целью, - объясняет он, - остается...

разработка свежей перспективы, с позиций которой может быть пересмотрена теория доходов-расходов"37. ("Теория доходов-расходов" - это Клауэр Р. У. Указ. соч. С. 328.

Там же. С. 328, 332.

Leijonhufvud A. Op. cit. P. 9.

Ibid. P. 9-10.

клише Лейонхуфвуда для обозначения «общей концептуальной схемы, которая выкристаллизовалась из споров, вызванных ''Общей теорией"»38.) Это кажется достаточно простым. Трудность возникает из-за того, что представленное не было просто "свежей перспективой Лейонхуфвуда", а скорее свежей перспективой, которую, по утверждению Лейонхуфвуда, он извлек из самой "Общей теории". На первый взгляд, задача состоит в получении перспективы всей дискуссии путем возврата к ее истокам. Но возникает вопрос о том, как должна делиться ответственность за эту новую перспективу между Кейнсом и Лейонхуфвудом. Идеи Кейнса вполне могли вдохновить постановку этой задачи. Но если продукт процесса "дистилляции" представляется как (очищенная) "экономическая теория Кейнса"в противоположность (искаженной) "кейнсианской экономической теории", то мы вновь оказываемся в области "чтения мыслей", в особенности потому, что, на мой взгляд, эта "экономическая теория Кейнса" может быть вычитана из "Общей теории" только с помощью большой изобретательности и решимости. Итак, хотя сначала и кажется, что Лейонхуфвуд озабочен решением сравнительно скромной задачи обнаружения какой-либо свежей перспективы, с позиций которой можно сделать обзор или произвести оценку развития кейнсианской экономической теории, выясняется, что он ищет единственную перспективу, с позиций которой можно судить о принадлежности к кейнсианству этих разработок. То, что вначале выглядит как поиск новых точек зрения, оказывается поиском аутентичности.

Но это не просто вопрос аутентичности, поскольку фундаментальным допущением, лежащим в основе работы Клауэра и Лейонхуфвуда, является то, что Кейнс сказал нечто важное не только для экономической политики, но и для экономической теории. Они говорят: «Давайте читать "Общую теорию" в поисках теоретических новшеств». Другими словами, отнюдь не будучи заняты беспристрастным толкованием (как можно было бы предположить ввиду интереса к аутентичности), они были озабочены переработкой теории Кейнса с целью ее омоложения (с этой точки зрения, они добились некоторого успеха).

Как же тогда выразить и понять ту задачу, которую поставили перед собой Клауэр и Лейонхуфвуд? По моему мнению, они ставили перед собой задачу построения общей теоретической схемы, которая обеспечивала бы место или сферу действия кейнсианским идеям. В данном случае совершенно справедливо считается само собой разумеющимся, что мы уже в общих чертах представляем, что такое кейнсианские идеи, - это то, к чему стремилась Leijonhufvud A. Op. cit. P. 6.

"Общая теория". Чего не хватало, так это теоретической ниши, в которой то, что принималось за прозрения Кейнса, могло бы укорениться и процветать. Мотивом этих поисков со всей очевидностью было признание того, что схема теории общего равновесия, которую широко применяли при попытках точного выражения кейнсианских идей, практически не оставляет для них места или области действия: они могут являться здесь лишь в наиболее слабовыраженной и суженной до конкретных случаев форме.

Тогда, говоря словами этих двух авторов, суть позиции КлауэраЛейонхуфвуда такова: чтобы найти место кейнсианским идеям, нам надо отказаться от равновесных теоретических построений и обратиться к объяснению процесса неравновесного обмена. По-моему, однако, было показано, что кейнсианским идеям чужды по духу не просто равновесные теоретические построения, но скорее равновесные теоретические построения в рамках редукционистской программы. В этом можно убедиться, не высказывая подробно свою точку зрения о функционировании экономики, поскольку в рамках редукционистской программы все сводится к актам выбора в рамках точно специфицированной системы целей, ограничений и форм взаимозависимости, а в равновесных теоретических построениях мы ограничиваем свое внимание ситуациями, в которых все независимо сделанные выборы могут быть одновременно реализованы. Из этого довольно естественно вытекает, что вне зависимости от каких-либо конкретных особенностей формы рынка или институционального устройства такая система не оставляет места для "непреднамеренного" и "вынужденного", для сбоев в функционировании и беспорядка. Из моей характеристики таких теоретических построений, однако, следует, что есть две различные возможности для кейнсианских идей: (I) отказ от равновесия и (II) отказ от редукционизма. Клауэр и Лейонхуфвуд рассматривают только первую возможность. Можно, однако, заметить, что из требования обязательного отказа от равновесных теоретических построений, для того чтобы принять кейнсианские идеи, вытекает, что теоретические построения должны выполняться в соответствии с редукционистской программой. Но это Клауэр и Лейонхуфвуд считают само собой разумеющимся.

Вся в целом проблема - следует ли принимать кейнсианские идеи путем отказа от равновесных теоретических построений - довольно естественно ставит вопрос о том,, как сам Кейнс использовал концепцию равновесия39. Конечно, Кейнс пользовался термином "равновесие". Но прежде чем делать вывод о том, что, если бы Кейнс мог выражать свои идеи Детальный комментарий по этому вопросу можно найти в работе Дона Патинкина (Patinkin D.

Keynes ' Monetary Thought: A Study of its Development // History of Political Economy. 1976. Spring. N8(1).

P. 1-150).

с помощью этого термина, то они были бы полностью совместимыми с равновесными теоретическими построениями, нам надо прерваться, чтобы обдумать значение равновесия и способы использования концепции равновесия. Нам надо помнить о том, что эклектизм Кейнса мог сказаться в том, что применение им термина "равновесие" могло быть отчаянной импровизацией в ходе "долгой борьбы за избавление" от самой концепции равновесия.

Равновесие представляет собой конфигурацию, которая, будучи однажды достигнута, будет поддерживаться при условии, что лежащие в ее основе обстоятельства (формально - параметры и экзогенные переменные) остаются неизменными. Соответственно важность и полезность равновесной конструкции как таковой зависят от вопроса, который, в принципе, является эмпирическим, а именно: какова область изменчивости определяющих данную ситуацию обстоятельств на протяжении периода времени, необходимого для адаптации, т. е. приближения (достаточно близкого) к равновесному состоянию40? То есть если лежащие в основе обстоятельства являются довольно стабильными относительно скорости адаптации эндогенных переменных, то равновесная конфигурация системы становится интересна сама по себе и ее рассмотрение вполне может заменить анализ сложного процесса адаптации. Это уже что-то - знать, куда мы направляемся, при условии, что у нас есть некоторые основания верить, что мы проделаем большую часть пути туда до того, как направимся куда-нибудь еще.

Именно в свете этих соображений нам становится понятно, почему Кейнс использовал равновесные конструкции весьма своеобразным образом: среди прочего он рассматривал нестабильность обстоятельств, лежащих в основе его конструкции. То есть одним из основных направлений его интереса была именно неспособность его равновесной конструкции удовлетворить условиям обычного применения равновесной конструкции.

Следовательно, при подходе к оценке метода Кейнса недостаточно задать вопрос о природе его конструкции, нам необходимо спросить также и о методе ее оживления. Когда у нас есть основание ожидать относительной стабильности лежащих в основе обстоятельств, конструкцию можно оживить по методу сравнительной статики. То есть когда оживление является эндемичным (когда в сферу внимания попадают непрестанные изменения лежащих в основе обстоятельств), применение конструкции становится менее прямолинейным и, конечно же, менее механическим. Что остается в этом случае от концепции равновесия -вопрос, не имеющий особого значения.

Мы избегаем здесь важного вопроса о том, может ли система приблизиться к равновесной конфигурации, не смещая равновесия, к которому она приближается.

Что важно, так это понимание следующего: как нельзя подавить мятеж с помощью его фотографирования, так и использование Кейнсом в качестве временного средства концепции равновесия не подразумевает, что можно заморозить экономику в определенном состоянии.

Шекл выразил эту мысль с характерной для него элегантностью:

С каждым подъемом: занавеса "Общая теория" показывает нам не драматический момент неизбежного действия, но "живую картину" расставленных на сцене фигур. И только после того, как занавес вновь опустится, мы слышим грохот резкой смены декораций41 Мы уже видели, что принадлежащая Клауэру и Лейонхуфвуду версия кейнсианства - это воссозданный редукционизм: она обращается не к состоянию равновесия, а к проблеме его достижения42. В ней задается вопрос о том, как децентрализованная рыночная экономика могла бы (до некоторой степени эффективно) выполнять задачу, которую вальрасианский аукционист выполнял бы с легкостью. Чтобы задать этот вопрос, понадобится конструкция, в которой цены адаптируются к экономическим условиям не мгновенно, так что в любой момент времени цены могут эффективно стимулировать деятельность, но информация, которую они отражают, не будет отвечать тому равновесию, к которому приближается система.

Очень может быть, что, задавая этот вопрос, мы поднимаем наиболее глубокие проблемы макроэкономической теории и теории денег. Но для практического развертывания кейнсианских идей нам по-прежнему не хватает удобного упрощения - такого, какое дает гидравлический подход.

А применение такого упрощения потребует знания того, при каких условиях можно ожидать, что оно будет прилично работать, - знания области его применения. Вот здесь воссозданный редукционизм может сыграть роль. Ведь для того, чтобы изучить область применения теории, в которой ценам совершенно не удается играть свою (идеальную) аллокационную роль, нужна теория, в которой это не удается лишь отчасти. Эта последняя теория могла бы тогда применяться для объяснения практических успехов и неудач гидравлического подхода как способ попытаться определить условия, способствующие тому, чтобы она была адекватным упрощением.

Соответственно, нам надо рассматривать книгу Лейонхуфвуда как работу не столько об экономической теории Кейнса, сколько о сфере действия экономической теории Кейнса. Клауэр и Лейонхуфвуд утверждают, что они, Shackle G. L. S. The years of high theory. P. 182.

Чтобы это сделать, К.лауэр и Лейонхуфвуд избегают сверхстрогой логики равновесия Джоан Робинсон, согласно которой состояние равновесия является недоступным, а следовательно, проблема его достижения - неразрешимой.

якобы, показали, что Кейнс пытался приспособить редукционистский метод к выражению своих собственных идей путем его переориентации на ситуации рыночного неравновесия. Но демонстрируя аналитическую неуправляемость такой программы, они отчетливо показывают, что Кейнс был способен прийти к каким-то определенным выводам о функционировании экономики, только обходя эти проблемы и упрощая ситуацию.

В рамках гидравлического подхода проблемы занятости совершенно отличны от проблем аллокации ресурсов: они возникают на агрегированном уровне и не зависят от относительных цен, структуры спроса или выпускаемой продукции. Центральный элемент воссозданного редукционистского подхода, однако, состоит в том, чтобы представить безработицу как побочный продукт или даже разновидность проблемы аллокации ресурсов. Но если эта формулировка не устанавливает никаких определенных границ для сферы действия гидравлического упрощения, тогда все, что она может предложить, - это общий скептицизм относительно пригодности агрегированных инструментов для решения проблем, которые связаны с внутренней структурой этих агрегатов. Это, однако, ничего не прибавляет к тому, что мы уже знаем, а именно, что гидравлический подход является упрощением и абстрагируется от проблем аллокации ресурсов.

Вопрос, который по-прежнему остается, это, по сути, вопрос разложимости на составные части. Это вопрос отделимости проблем занятости от проблем аллокации ресурсов, которые на практике пересекаются. В какой мере нам можно пренебрегать распределением макроэкономических агрегатов? Насколько груб такой инструмент, как управление спросом?

Если воссозданный редукционистский подход можно было бы сделать более операциональным, не впадая в монетаристское упрощение, можно было бы надеяться, что он прольет некоторый свет на эти вещи (как это уже сделал упрощающий монетаристский подход).

V. Заключение

В данной работе мы рассмотрели три разновидности кейнсианства: фундаменталистский, гидравлический и воссозданный редукционистский подход. Каждому было определено место относительно редукционистской программы: фундаменталистский подход отвергает теорию выбора, существенно важную для редукционистских теоретических построений, и равновесную теорию рынка, для них типичную; гидравлический подход производит короткое замыкание редукционистской теории рынка и уклоняется от формальных основ в виде теории выбора; воссозданный редукционистский подход пытается найти место кейнсианским идеям в рамках редукционистской программы путем переориентации теории рынка на неравновесные состояния, сохраняя в то же время стандартные основы теории выбора.

Остается только сделать несколько пояснений относительно взаимосвязи этих подходов. Основная идея этих комментариев будет состоять в том, что различные подходы во многом дополняют друг друга.

Фундаменталистский подход дает весьма общую критику методов редукционизма, как его теории выбора, так и равновесной теории рынков, с которой он обычно связывается. Как таковой, он расчищает почву для введения кейнсианских идей, в то же время он образует своего рода фон, на котором может процветать гидравлическое мышление, и, как оказывается, в видоизмененной форме возможно новое появление редукционизма. Гидравлическое мышление может процветать потому, что при отсутствии обычных редукционистских результатов требуется решительное упрощение, чтобы сказать хоть что-нибудь определенное касательно прогнозирования и политики. (Альтернатива здесь - это решительное упрощение, представляемое количественной теорией денег и ее современными вариантами). Редукционизм может появиться вновь потому, что, применяя решительное упрощение, приходится задавать вопросы о его сфере действия и пределах. Эти вопросы будут касаться того, почему экономика может не работать так, как указывает стандартная редукционистская теория, и их можно было бы сформулировать в рамках видоизмененной и расширенной редукционистской схемы.

Итак, фундаменталистский подход готовит поч&у для кейнсианских идей; гидравлический подход обеспечивает то опасное упрощение, которое делает их хоть сколько-нибудь определенными и практичными; а ослабленный редукционизм дает те оговорки и ограничения, которые позволяют определить сферу действия этого упрощения. Здесь можно вспомнить загадочное выражение Кейнса "долгая борьба за избавление". Мы можем сказать, что то, от чего он старался избавиться, был (не воссозданный) редукционизм; то, к чему он бежал, был гидравлический подход; а то, сквозь что он прошел в процессе борьбы, было сохранено в фундаменталистском подходе. Однако для поколения, воспитанного на кейнсианских идеях, чувство интеллектуального освобождения с гораздо большей вероятностью связано с борьбой за избавление гидравлического мышления и движение к воссозданной форме редукционизма. Ступая на эту тропу, Клауэр и Лейонхуфвуд были совершенно правы, отождествив свой путь с путем Кейнса. Однако направление, в котором они идут по этому пути, отличается от того, которым пошел Кейнс.

Перевод Н.С. Лащенко



Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДЕНО Проректор по учебной работе 18.06.2010 Регистрационный № УД05. Пп/уч. УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ПО ДИСЦИПЛИНЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАЦИОНА...»

«Мстислав Платонович Афанасьев Основы бюджетной системы Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=653855 Основы бюджетной системы: Изд. дом Гос. ун-та – Высшей школы экономики; М.; 2009 ISBN 978-5-7598-0657-8 Аннотация В...»

«© 2000 г. A.C. ВАТОРОПИН ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНЧЕСТВА ВАТОРОПИН Александр Сергеевич кандидат политических наук, заместитель директора Института социологии и экономики Уральског...»

«Социальная политика. Социальная структура © 2004 г. Н.М. РИМАШЕВСКАЯ БЕДНОСТЬ И МАРГИНАЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ РИМАШЕВСКАЯ Наталия Михайловна член-корреспондент Российской академии наук, доктор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН. Бедность: подход...»

«АКЕРМАН ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА ГОСУДАРСТВЕННАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА В УСЛОВИЯХ НОВОЙ ЭКОНОМИКИ Специальность: 08.00.01 – Экономическая теория АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук Томск 2011 Диссертация выполнена на кафедре национальной экономики Федера...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КИНО И...»

«Демография. Миграции © 1998 г. В.А. ИОНЦЕВ МЕЖДУНАРОДНАЯ МИГРАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ: РОССИЯ И СОВРЕМЕННЫЙ МИР ИОНЦЕВ Владимир Алексеевич кандидат экономических наук, доцент, и.о. заведующего кафедрой народонаселения экономического факультета Московского госу...»

«Майк Микаловиц Стартап без бюджета Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=627515 Стартап без бюджета / Майк Микаловиц; пер. с англ. Сергея Филина.: Манн, Иванов и Фербер; 2011; ISBN 978-5-91657-...»

«Социология медицины ©2000 г. А.Е. ИВАНОВА ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ, СВОБОДНОЙ ОТ ИНВАЛИДНОСТИ, В РОССИИ И ЗА РУБЕЖОМ: ПРОБЛЕМЫ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА ИВАНОВА Алла Ефимовна заведующая отделением статистики здоровья Научноисследова...»

«Струк Т.Г. Сторонники и противники золотого стандарта (6 слов). Статья посвящена дискуссии о регулирующей роли золотого стандарта. Проанализированы позиции известных западных и российских экономистов, как прошлого, так и наших современников, по вопросам, связанным с возможностью его возрождения в современных эконом...»

«РЕ П О ЗИ ТО РИ Й БГ П У ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Учебно-методический комплекс «Экономическая психология» предназначен для преподавателей и студентов БГПУ по специальности 1-23 01 04 Психология со специализацией 1-23 01 04 10 Психология предпринимательской деятельности. Экономическая психология представляет собой...»

«Маланина Вероника Анатольевна ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫЕ ГРУППЫ В УСЛОВИЯХ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ Специальность 08.00.01 – Экономическая теория Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук Томск 2009 Работа выполнена на кафедре политической экономии ГОУ ВПО «Томский государственный универ...»

«Ученые записки Таврического национального университета имени В.И. Вернадского Серия «Экономика и управление». Том 27 (66). 2014 г. № 4. С. 15-21. УДК 339.138 МОДЕЛИ ИРРАЦИОНАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ Апатова Н.В, Быстрова М.В., Тюшко...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.