WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«©1997 г. А.Е. ЧИРИКОВА ЧЕЛОВЕК БОЛЬШЕ БОГАТСТВА (Этическое измерение лидеров российского предпринимательства) ЧИРИКОВА Алла Евгеньевна — кандидат психологических ...»

Социология этики

©1997 г.

А.Е. ЧИРИКОВА

ЧЕЛОВЕК БОЛЬШЕ БОГАТСТВА

(Этическое измерение лидеров российского

предпринимательства)

ЧИРИКОВА Алла Евгеньевна — кандидат психологических наук, старший научный

сотрудник Института социологии РАН

Проблема этики российского бизнеса пока не стала предметом обстоятельного социологического исследования, хотя процесс становления корпоративных этических норм в России идет довольно интенсивно. Объясняется это

прежде всего новизной такого явления, каким для россиян является бизнес.

Но основное препятствие на этом пути - "закрытость фирм" и их лидеров, нежелание допускать исследователей "внутрь" фирмы, неверие в целесообразность социологических измерений для оптимизации их деятельности.

Данная статья - результат социологического изучения представлений о бытовании этических норм, принятых в современном деловом мире.

Замысел исследования и методы его реализации1 При проведении данного исследования мы ставили своей целью описать типы демонстрируемых этических установок лидерами российского предпринимательства - президентами и вице-президентами (женский вариант) успешных российских фирм.

Метод, который мы использовали для реализации поставленной цели метод глубинного интервью - был построен по особой схеме [1].

Психологическая специфика лидеров бизнеса, высокий интеллектуальный и образовательный уровни давали нам возможность использовать нетипичные для экспертных интервью подходы.



Схемы интервью с лидерами бизнеса разрабатывались скорее как ориентир, задающий респондентам требуемый уровень глубины и рефлексивности Настоящее исследование лидеров мужского предпринимательства выполнено в рамках проекта "Россия от настоящего к будущему" иод руководством член-корр. РАН К.И. Микульского н поддержанного РГНФ № 95-06-32017. Исследование лидеров женского предпринимательства проведено при поддержке Фонда Макартуров, которым автор выражает искреннюю признательность за оказанную финансовую помощь для изучения женского бизнеса в России.

рассуждений и были рассчитаны не столько на получение однозначных сопоставимых ответов, пригодных для последующей количественной обработки, сколько на максимальную актуализацию размышления, на то, чтобы в ходе глубинного интервью спровоцировать респондентов на собственное импровизированное мини-исследование затронутых проблем.

Предполагалось, что само предложение поразмыслить над этическими проблемами бизнеса станет для его представителей своеобразным "вызовом" и поможет добиться как согласия на интервью, так и необходимого для наших целей уровня вовлеченности и интеллектуальной активности при ответах на вопросы.

Длительность каждого интервью 2,5-4,0 часа. Кроме авторских интервью при анализе мы использовали интервью, опубликованные в средствах массовой информации, и аналитические материалы других центров [2] (Центра политических технологий. Российского независимого института социальных и национальных проблем, Всероссийского Центра изучения общественного мнения и др.). Разработанные схемы интервью различались между собой в "женском" и "мужском" вариантах. Как в том, так и в другом случае они могли сужаться или расширяться в зависимости от предложений респондентов.

Фактическая выборка исследования при изучении лидеров-мужчин базировались на экспертизе и сопоставлении рейтингов, полученных различными научными центрами, с учетом величины капитала, общественной репутации среди коллег, в основном без номенклатурного прошлого.

Авторские интервью проведены с такими бизнесменами как Константин Боровой, Марк Масарский, Петр Зрелов, Гаригин Тосунян, Дмитрий Сухиненко, Аркадий Злочевский, Иван Кивелиди, Александр Краснов, Игорь Пьянков, Юрий Исмагилов, Игорь Абылгазиев, Виктор Семенов и др. Всего проведено 18 авторских интервью с лидерами-мужчинами2. Кроме того, в выборку исследования вошли также 15 представительниц крупного женского предпринимательства, занимающих две ключевые позиции в фирме: президент и вицепрезидент.

Включение "вторых менеджеров" в пространство исследования обуславливалось желанием проследить, как женские этические принципы дополняют мужское лидерство и обеспечивают путь к успеху.

Отобранные нами для интервью лидеры женского бизнеса являлись вицепрезидентами фирм, входящих в каталог "Элита российского бизнеса"3 (5 представителей), президентами фирм, ставших победителями конкурса среди 200 фирм Москвы и вошедших в список "Золотого бизнеса". Помимо традиционной сферы женского бизнеса нами специально были отобраны для интервью женщины-руководители, отвечающие за сугубо мужской бизнес.

Всего выборка исследования составила 33 интервью.

При обработке полученных интервью мы опирались на качественный 2 Интервью с Иваном Кивелиди и Александром Красновым проведены к.э.н. М. Козловым и С. Кульницкой.

3 В проведении интервью с женщинами-предпринимателями принимала участие к.с.и. И. Попова (2 интервью).

анализ, с элементами контент-анализа, и пытались проследить частоту представленности тех или иных суждений в сознании лидеров бизнеса. При анализе психологических характеристик мы опирались на оценки бизнесменов, с одной стороны, с другой - на собственную экспертную оценку, подкрепленную опытом работы управленческим консультантом в ряде фирм России [4].

Схема интервью включала в себя следующие блоки вопросов:

- этика и бизнес: возможные соотношения в условиях российского рынка;

- деньги и богатство: их роль в деловой и личностной жизни бизнесменов;

- отношение к себе и к собственным достижениям.

Диапазон анализа включал следующие направления:

- этика и бизнес: качественные параметры оценок;

-деньги и богатство: ключевые представления;

- самоощущение в бизнесе: эмоциональные и рациональные оценки.

Лидеры российского предпринимательства: внутренние цели и оценка собственных достижений Среди важных задач исследования этического сознания лидеров российского бизнеса ключевой для нас была цель - дать возможность самим лидерам бизнеса максимально открыто актуализировать свое видение "этической картины бизнеса".

Мы намеренно предваряли рассуждения об этике размышлениями о социальной ситуации, профессионализме, бизнесе, чтобы иметь целостный срез "образа мира" бизнес-элиты. Установив необходимый уровень доверия, мы переходили к этическим проблемам, встраивая их в общую ткань диалога, при этом избегая усиленного любопытства или "морализаторства".

Профессиональное внимание, сопереживание, иногда "другой взгляд" помогали раскрываться респонденту, однако однозначно утверждать, что мы достигли полной откровенности во всех случаях, вряд ли возможно. Сделанные в работе обобщения есть лишь начало изучения этого качественного феномена. Но сегодня мы считаем оправданным прибегнуть к этому микросрезу, чтобы в последующем движении профессионалы и аналитики, переосмыслив некоторые шаги, более уверенно и целеустремленно двигались к достижению устойчивых и надежных результатов.

Анализ интервью лидеров-мужчин в диапазоне "внутренние цели - оценка собственных достижений" дал парадоксальные результаты. Несмотря на то, что исследуемые нами респонденты мужчины объективно могли быть отнесены к успешным, внутренняя композиция оценок своей деятельности была смещена к шкале "нереализация". 30% бизнесменов в описании своей деятельности фокусировались на "неудавшихся" задачах и не склонны оценивать свою деятельность как успешную. Это не относилось к деятельности фирмы в целом, но свои собственные достижения психологически нивелировались наличием серьезных целей, которые еще далеко не достигнуты.

Это позволяет предположить, что ценностная структура бизнес-элиты построена по воспроизводящему принципу - достижение необходимой цели моментально "творит" новую цель, движение к которой является более предпочтительным.

"Я еще ничего не достиг в своей системе ценностей, - считает один из ведущих бизнесменов России, - то, что я для себя сам, мной не сформулировано. Что я хочу для себя, кроме того минимума, к которому стремится каждый человек? Внутренней комфортности? Но что является достаточным для этой внутренней комфортности, я не могу себе объяснить.

Может быть это слишком невыполнимые требования, поэтому я боюсь их формулировать для себя и ухожу от ответа.

.. Но у меня глубокое чувство неудовлетворенности. Конечно, я не кричу всем, что я дилетант. Потому что на общем фоне я чуть ли не профессионал. Но это же стыдно... Новые пришельцы в бизнес действительно оказываются дилетантами. Поэтому я не люблю, когда меня называют бизнесменом-профессионалом. Хотя у меня большие амбиции и большие претензии, я никому не позволю себя недооценивать..., но надо быть объективным, чтобы не чувствовать себя более значимым, чем есть реально..."

Таким образом, феномен "максимизации целей" порождает, на наш взгляд, заниженный образ собственных достижений, что позволяет поддерживать внутреннюю мотивацию деятельности на необходимом уровне.

Как показывает интервью, в отличие от мужчин-бизнесменов, женщиныменеджеры склонны более позитивно оценивать собственные достижения и убеждены, что им удалось многое из того, что они задумывали. Женщиныменеджеры, при оценке достижений, различают собственно личные достижения и достижения фирмы. Последние не вызывают у них чувство удовлетворения, но свои собственные достижения их вполне устраивают (80%).

"Лично для себя я достигла того, что хотела. - замечает одна из женщинменеджеров. - Относительно кампании. Существует целый ряд объективных причин. Мы много чего не сделали вовремя..."

В целом, позитивное восприятие себя и высокая оценка уровня своих достижений, однако, не приводит к отказу "изменения" себя в направлении тех свойств, которые мешают успешному бизнесу. Среди личностных качеств, тормозящих работу с людьми, 75% женщин назвали излишнюю мягкость, желательным вектором изменений - формирование психологической дистанции с персоналом и изменение практики санкционирования. Исследования мужской бизнес-элиты показали, что их оценка качеств, мешающих бизнесу, также находится в зоне влияния, но соотношение жесткостимягкости составляет соответственно 45% и 35%, т.е. почти в 2 с лишним раза реже мужчины жалуются на свою мягкость, по сравнению с женщинами.

Эти данные также свидетельствуют о том, что "этическая дистанция" работы с персоналом является предметом постоянной работы лидеров, что не может не свидетельствовать о заметном "вкладе" в пространство бизнеса собственно этических качеств лидеров.

Этика служения и этика самоутверждения:

быть или иметь?

Традиционное представление о внутренней мотивации бизнесменов укладывается в простые рамки — стремление доказать себе свои возможности, стремление к победе, желание обогатиться любой ценой. Нельзя утверждать, что эти ценности не присутствуют во внутренней структуре мотивов бизнесэлиты.

30% бизнесменов, опрошенных нами, признают ведущую ценность материального благополучия для себя, своей семьи и собственного дела, 60% из них - женщины-предприниматели, у которых ценность "материальной защищенности" выражена наиболее ярко.

Однако отличительная особенность внутренней мотивации бизнес-элиты ее сложный, подвижной характер, когда доминирование одних ценностей над другими определяется суммой факторов, сложно связанных между собой. К Наиболее влиятельным факторам, перестраивающим внутреннюю мотивацию бизнеса, по данным интервью, относятся: возраст бизнесменов, размер богатств, время пребывания в бизнесе, общее ощущение усталости, структура интересов вне бизнеса.

Обращает на себя внимание тот факт, что 70% респондентов, с которыми в процессе диалога мы обсуждали проблему ценностей, выразили заинтересованность в дальнейшей профессионализации себя в бизнесе. "Профессионалы", в свою очередь, отмечают необходимость совершенствования в смежных для бизнеса областях: "Раньше мне все было интересным и я всем хотел заниматься... Теперь я хочу делать только то, в чем я могу расти.

Например, сегодня я хотел бы профессионально разобраться в финансах..." заметил президент одного из крупных концернов.

Таким образом, доминирующими мотивами для бизнес-элиты являются:

профессиональное самосовершенствование, осознание собственных интересов в бизнесе.

На вопрос: «В известном выборе "Быть или иметь" что бы вы предпочли?»

- 80% бизнесменов ориентировались на позицию "быть". «Конечно, сегодня, отмечает Марк Масарский - появилось много очень наглых, дерзких и невежественных богатеев. Неслучайно мы говорим о "нуворишах", - что означает не просто новый богатей, но и человек низкой культуры, с чрезмерным хватательным рефлексом. Я думаю, что будущее России - за цивилизованными предпринимателями».

Итак, анализ мотивационной иерархии представителей бизнес-элиты позволяет утверждать: "Этика служения" побеждает "этику самоутверждения". Для российского бизнеса это означает возможность будущих достижений и качественного развития бизнеса в ближайшие 5-7 лет.

Этика и бизнес в оценках лидеров бизнеса Интервью с бизнесменами и их последующий анализ вскрыли неоднозначный характер отношения бизнес-элиты к этическим нормам. Полученные данные позволяют утверждать - большинство лидеров бизнеса (80%) убеждены, что соблюдение моральных норм является гарантом успешного существования в бизнесе и даже гарантом собственной жизни.

Диалог с бизнесменами указывает на "выгодность" следования этическим нормам в бизнесе. "Я не хочу зарабатывать деньги в бизнесе любой ценой, - замечает президент одного из банков, - если я хочу иметь прибыль, я должен понять, какими средствами я собираюсь ее зарабатывать. Мне нужны: определенное лицо, определенный имидж, определенный внутренний настрой, свой стиль работы... У меня должна быть своя аудитория, как в музыке... Тогда я смогу достичь пика самореализации. А моя самореализация - это тоже прибыль, кусочек прибыли. Поэтому я много сегодня теряю, не входя в теневой бизнес, и не делаю этого не только потому, что я лучше других: цивилизованнее, этичнее, осторожнее. Я считаю, что это невыгодно. Да, сегодня нелегальный бизнес дает хорошие барыши, но это исторически обреченный путь. Это невыгодно с точки зрения комфорта. Если ты чувствуешь себя комфортно, то спокойнее ведешь бизнес, меньше дергаешься, создаешь себе имя. В тебя начинают верить, в тебя начинают вкладывать, ты движешься хоть и медленно, но неуклонно. Существуют внутренние тормоза... Я, например, никому не позволяю себя покупать. Мне неприятно, что кто-то мог бы сказать, что он меня купил и поэтому имеет право мне диктовать... Мысль о том, что кто-то может посчитать тебя купленым, очень неприятна. Но если вдруг у меня изменится внутренняя оценка, тогда, я думаю, изменится и мое поведение.

Пока я себя веду так, как мне приятно себя вести. Унижение внутри самого себя хочется свести до минимума". Это высказывание хорошо иллюстрирует феномен ненасильного существования "нравственного императива" внутри личности бизнесмена. Это означает: в реальном бизнесе может и не быть противостояния двух категорий: этики и прибыли. Следование этике в конечном счете оказывается выгодным. Кроме того, немаловажную роль играют чувство собственной безопасности, самоуважения, уверенности. Это также предполагает отказ от конфликта с моральными нормами. Безусловно, каждый хочет иметь свой выбор. Но по мере возобладания в экономике норм цивилизованного бизнеса, а не временно доминирующего "рвачества", этот выбор будет все более предопределен.

Некоторые бизнесмены дают более спорные трактовки диады "этика и бизнес".

Так, один из бизнесменов уверен: "Этичность бизнеса - это вопрос личностный. Вопрос собственных убеждений. Ведь морали общества не существует. Существует мораль личности. В бизнесе для меня нет морали.

Ибо мораль в бизнесе - это закон... Если выполняешь закон - значит морален, если не выполняешь - нет. Обман, не нарушающий законодательства, т.е. "законный" обман, - вполне нормальная и обычная вещь в бизнесе. И рассматривать его как аморальное явление нельзя..."

Полярность оценок роли этических норм в бизнесе, даваемых представителями крупного российского предпринимательства, позволяет предположить, что в сложившейся ситуации для российского предпринимательского истеблишмента характерна ориентация на индивидуалистические этические стратегии. И это вполне совпадает с ценностной картиной мира бизнес-элиты, где бизнес как деятельность занимает высшие иерархические позиции в структуре мотивации их лидеров, а достижение успеха в бизнесе воспринимается как показатель "личностной состоятельности" вообще [5].

Поэтому, если этический кодекс тормозит развитие дела, то вопрос следования или не следования этическим нормам будет фактически являться выбором между успешностью и неутешностью дела, собственно состоятельностью и общественными этическими нормами, внутренним этическим кодексом.

Несмотря на то, что преобладание индивидуалистических стратегий в этическом сознании бизнес-элиты выражено достаточно ярко, социологические исследования соотношения этики и бизнеса, проведенные по заказу CAF, показывают двойственность, амбивалентность нравственных установок деловых людей, которыми они руководствуются в бизнесе [6].

На вопрос: "Что Вы считаете недопустимым в бизнесе? За какую черту нельзя переходить?" - получены ответы от 300 лидеров фирм, которые распределились следующим образом:

непорядочность -43% физическое насилие - 9% выход за рамки Уголовного кодекса -8 % пускать пыль в глаза - 4% дискредитация конкурента - 2% вторжение в личную жизнь -1% иное - 1% затрудняюсь с ответом -24% С одной стороны, обращает на себя внимание преобладание в этических позициях традиционных этических выборов, с другой - налицо тревожная тенденция - четверть респондентов не могут осознать и определить этические принципы, которыми они руководствуются в повседневной деловой практике.

Несформированность этического кодекса российского бизнеса имеет сложную природу.

Нo парадокс российского бизнеса состоит в том, что этичность или неэтичность тех или иных поступков часто не определяется личностным выбором, признанием или непризнанием субъектом общественных моральных норм. Дело обстоит сложнее, поскольку характер поступков диктуется прежде всего необходимостью выживания предпринимателя в условиях несовершенных законов, зачастую аморального поведения государственного аппарата. Лишь создание цивилизованных условий для бизнеса, для его устойчивости в России, создаст равные возможности для этического выбора.

Этические установки лидеров женского предпринимательства Материалы интервью, проведенного с женщинами-бизнесменами, позволили сделать качественный анализ особенностей этических представлений женщин-лидеров по сравнению с бизнесменами мужчинами. Проделанный анализ с использованием элементов контент-анализа на материалах авторских интервью, опубликованных в средствах СМИ, позволяет сделать следующий принципиальный вывод: женщины сильнее зависят в деле от других и поэтому их социальная ответственность в предпринимательстве выше, нежели у мужчин.

Проявлением этой социальной ответственности служит, с одной стороны, ориентация на гуманный менеджмент, как менеджмент, учитывающий человека во всех его проявлениях, с другой - выраженные ориентации на благотворительность и социальную помощь.

"Возможно, ты можешь просто не заметить, что результаты твоего труда не нужны обществу... Ты превратился в трудоголика... но ты выгляни из колеи: рядом цветущее поле, река. Может и не надо тянуть эти компьютеры, можно пойти по-другому. Поэтому нужно все мерять человеком... Но невозможно построить для всех людей гуманное общество... Я за это не могу отвечать. Я не руководитель нашего общества, не пророк, не лидер. Я на этом маленьком конкретном участке отвечаю за энное число людей, определяю их вехи на пути нашего развития... Я стараюсь выбирать те проекты, которые не просто делают деньги... Они дают возможность человеку чувствовать себя естественно..." - размышляет вице-президент концерна "Диалог" Т. Зрелова.

Это утверждение хорошо иллюстрирует менее "замкнутый", нежели у мужчин, взгляд на бизнес, стремление соотносить свое дело с общечеловеческими позициями. Однако такой подход, при всей его привлекательности характерен для устойчивого бизнеса, который и дает возможность следовать этическим стратегиям в деле.

В других ситуациях бизнес стоит перед необходимостью ориентироваться не только на этические нормы, но и на нормы выгоды, не переступая некоторой внутренней грани.

"Бизнес и этика, - размышляет Наталья Сердюк, главная управляющая АО "Медсил", - в моем сознании это совместимо. Я думаю, что эти вещи тесно связаны между собой... Я стараюсь придерживаться этических норм. К нам приезжают люди издалека... Если я вижу - у человека последние деньги снижаю цены".

"Может я покажусь неискренней, - утверждает Вера Кочева, - но мне кажется не было такого. Когда бы я делала то, что требовало от меня покривить душой, обойти своих... Не было прецедента... Считать неэтичным и делать, нет, это не по мне..."

Может быть высокий "эмоциональный" фон переживания собственного дела. Не всегда прагматический подход к тому, что выгодно, а что нет в бизнесе, отличает женский менеджмент от мужского, делая первый более ценностно ориентированным, направленным не на тактические победы, а на стратегию. В этическом смысле женщина больший стратег, нежели мужчина, потому что лучше чувствует партнеров и их внутренние смыслы.

Существующие внутри женского бизнеса "этические пороги" могут иногда повышаться. Это зависит от ряда существенных факторов: от серьезной угрозы делу со стороны, необходимости защитить того, кто рядом в деле, новых шагов в неизвестность, от вызова личностным возможностям.

Однако и в этих случаях женщины-бизнесмены стремятся не переступать невидимых этических норм: "Мне приходилось совершать неэтичные шаги в бизнесе, - замечает одна из предпринимательниц, - и я предполагала, что это опасно. Но любое взаимодействие с людьми связано с опасностью, а уж глагол "убьют" или нет поставьте сами... Что делать? Ты отвечаешь за людей... Деньги нужны в любом случае, и с этим приходится работать. Только не нужно заигрываться... Необходимо отдавать себе отчет в своих действиях.

Главное - не врать себе..." В целом женщины-предприниматели указывают на остро развитое у себя "чувство грани", выход за которую многие не могут сделать, даже не только из-за этических ограничителей, а из личностных особенностей.

Таким образом, однозначно позитивный ответ на вопрос "Морально ли предпринимательство?" очевидно недостаточен для очерчивания реального проблемного поля "этики бизнеса". Во всяком случае такой подход указанную проблематику будет формировать произвольно.

Бизнес существует в сложном этическом мире, где основное - "не врать себе". Этические принципы, действующие в бизнесе, суть разные модели одной культуры. Общие принципы этой модели: следует избегать неэтических шагов в бизнесе, гуманный менеджмент надежнее агрессивного менеджмента, стратегические цели легче достигать, ориентируясь на этические принципы.

Истина, наверное, где-то посередине. Этические подходы действительно имеют преимущество, но ими не может полностью регулироваться бизнес.

Бизнес строится на многообразии, конкуренции и конфликтах... Выход из этого в вариантности персональных стратегий и в этичности персонального сознания...

Эффект "ценностного запаздывания", вызванный стремительным развитием бизнеса в России, видимо, еще долго будет порождать мифы обывателя,

- об исходной неэтичности бизнеса. И, видимо, рождение этих мифов закономерный ответ на стихийность складывающихся этических норм в бизнесе, обусловленный нежеланием самих лидеров бизнеса "выходить за границы своего дела" и формировать этический образ "новых русских".

Личностная картина богатства: меняют ли деньги человека?

В своих оценках богатства опрошенные нами и другими исследователями представители бизнес-элиты (мужчины) расслоились на три группы:

- лица, признающие богатство как значимую для себя ценность;

- бизнесмены, которые не отмечают существенного влияния богатства на себя и считают богатство ценным, но для обеспечения своей свободы, внутреннего комфорта, независимости;

- лица, которые "демонстративно" стремятся не замечать богатства и не используют его возможности для собственного блага, сохраняя привычки, нормы потребления, стиль жизни практически неизменными. Исключение составляют члены семьи: жены, дети, другие родственники. Именно они оказываются теми субъектами, которые в большей степени ощущают изменение уровня жизни, порой за счет потери "частоты контакта" с людьми бизнеса.

"Мы достигли того уровня богатства, которое позволяет жить в этой стране, - отмечает один из бизнесменов, - нет проблем в бытовом плане. Уже нет. Из этого мы выскочили. Это не обсуждается. Можно жить и не работая, и хватит до конца дней. Многие не испытывают никаких проблем, и тем не менее все равно ковыряются. Человек больше богатства... Уважение какоето важно. Что касается меня лично, то я не ощущаю никакого отношения к богатству. То, что я не умею делать - тратить деньги. Есть люди, которые умеют. Я не умею. Это должно быть с детства. Настоящее восприятие богатства приходит в третьем поколении... Надо иметь желания, соответствующие деньгам, а они не возникают. Пятизвездочному отелю предпочитаю спокойную атмосферу домашнего пансиона. Я хочу жить так, как привык..."

Это утверждение президента одной из крупнейших фирм указывает на важный социальный феномен: богатство как ценность есть не только материальная составляющая жизни человека, иногда оно должно пройти долгий "ценностный путь" внутри личности, чтобы сформировать особый уклад жизни, где произойдет "плавная" смена одних ценностных установок на другие.

Если одни бизнесмены отмечают свое безразличное отношение к богатству, то другие подчеркивают его позитивное влияние на собственную личность. "Богатство, - отмечает Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза, - очень ценная вещь. Я когда-то был убежден, что богатство меняет человеческие качества в худшую сторону. Низкий уровень достатка делает человека более черствым, более злым. Мы это знали из литературы, из того, что нам внушали и говорили о богатстве, и мы привыкли к этому. На практике я убедился, что это полный абсурд. Все как раз наоборот. Я могу сказать это о себе и о других. Когда имеешь возможность, почему бы не сделать хорошо другим... Здесь очень важно, на мой взгляд, как сочетаются в человеке три качества - богатство, зависть и обида. Если последние два не выражены, богатство делает тебя лучше. Я никогда никому не завидовал и ни на кого не обижался".

Итак, видимо, многие российские бизнесмены,' став богатыми за относительно короткий период времени, оказались ценностно весьма неподготовленными к новому ощущению жизни и пока не сформировали "внутреннюю картину богатства", без которой богатство остается только материальным фактором.

"Богатство, - отмечает Петр Зрелов, президент АО "Диалог", - это очень трудно, и я не знаю как к нему относиться".

Мы могли присоединиться к высказанному суждению и надеяться, что эта проблема не будет забыта при дальнейшем изучении "новых русских".

Главное - отказаться от стереотипов в собственных подходах и блокировать стереотипы тех, кто переживает это "новое состояние". Ведь в ближайшем будущем открываются две противоположные возможности. Люди, еще не определившиеся в том, какое влияние окажет на них богатство, могут рассматривать его либо как нечто, сопутствующее их предпринимательской деятельности и не являющееся самоцелью, либо как главное, что отличает их от других, единственное, что придает им значимость. Люди могут использовать свое богатство на пользу общества, либо во вред ему и т.д. Разумеется, разные люди пойдут разными путями. Но важно, какое направление будет преобладать. Что бизнес-элита будет воспринимать как норму, что будет работать на престиж и влияние бизнесменов. Это не всегда зависит от самой бизнес-элиты. Здесь весьма существенное значение имеет общественная атмосфера в целом, то, как будут складываться морально-этические ценности общества. Будут ли развиваться отношения человечности, каким будет общественное мнение и насколько будет сильно его влияние. Разумеется, позиция бизнес-элиты окажет ощутимое влияние на эти аспекты складывающейся в обществе ситуации. Можно полагать, что она во многом будет определяться нравами более широких слоев предпринимательской массы, а эти нравы сегодня не могут не вызывать определенной озабоченности.

Результаты анализа женских интервью дают основание утверждать, что женщины менее невротично оценивают влияние денег на собственную жизнь и имеют более определенные личностные стратегии относительно внутреннего переживания денег.

Деньги большинство респонденток (80%) рассматривают как "возможность помочь ближайшему окружению реализовать себя". 55% рассматривают наличие денег как возможность "творить себя". 20% не рассматривают деньги как значимый фактор их жизни, отмечая, что и раньше они не чувствовали себя обделенными. Изменение материального уровня не отразилось на их жизненном укладе, хотя открыло новые возможности для повседневной жизни, прежде всего, по линии отдыха и рекреации.

Среди предпочтительных каналов траты денег женщинами называются:

- вклады в будущее - 75%

- вклады в обустройство пространства жизни - 65%

- вклады в образование и воспитание детей - 55%

- вклады в рекреацию, отдых, здоровье - 40%

- вклады в собственное образование - 20% Доминирующие позиции "будущего" и "пространства жизни" указывают на парадоксальное сочетание в менталитете жинщин значимости будущего и настоящего одновременно. Умение существовать в параллельных внутренних пространствах свидетельствует о том, что бизнес-деятельность и лидерство в ней формирует особый социально-психологический приоритет "перспективы", который традиционно рассматривают как прерогативу мужского подхода к действительности.

В процессе интервью самими респондентками было отмечено существенное различие между "богатыми русскими" и "богатыми иностранцами".

Различие это по их оценкам кроется в масштабе трат денег на других: близких и далеких.

"Русский человек, вспомните историю, гуманен и стремится, если у него есть деньги, сделать веселее жизнь других... Вспомните купцов в 19 веке...

Русские совсем иначе относятся к своим деньгам... Деньги делают их раскованнее. Они охотно помогают другим... Поэтому для России богатство не то же самое, что для Европы или Америки... Богатые там живут более узким кругом и более размеренно. Мы, русские, сформировав свое богатство, будем вести себя иначе. У нас другой менталитет. У нас нельзя отсидеться... надо сделать так, чтобы тем, кто рядом, тоже жилось хорошо..."

Различие в поведенческих стратегиях русских и иностранцев относительно траты денег действительно существует и требует дальнейших серьезных исследований, позволяющих присоединиться или опровергнуть высказанную позицию.

Другой срез анализа - отношения женщин к богатым на Западе.

Как это ни парадоксально, 60% женщин-бизнесменов не видят различий между богатством и богатыми "за океаном" и в России.

"Богатство здесь и там - считает Ольга Кричевская - вице-президент концерна "Авиатика", - открывает сегодня равные возможности. Имея деньги, здесь я могу жить и обеспечить себе уровень потребления не меньший, чем у них. Но мне здесь интереснее. Здесь моя жизнь. Одно существенное отличие все же существует: у них защищено будущее денег. У нас нельзя ни на что надеяться... Завтра придут и все разрушат... Их богатство устойчивое, у нас это неопределенность..."

Может быть эта неопределенность богатства сдерживает распространение благотворительных акций богатых, и Россия тем самым теряет дополнительные возможности и ресурсы для своего социально-экономического развития.

Результаты проделанного анализа вскрывают сложный процесс становления этических норм в бизнесе. "Этический имидж" российской бизнес-элиты формируется в противоречивых и неоднозначных условиях, при которых государство как партнер не всегда держит свои обещания, и в этой ситуации лидерам бизнеса России весьма важно начать формировать новые модели этического экономического поведения, в которых немаловажная роль должна принадлежать аристотелевскому принципу "золотой середины" и умению искать компромиссы.

Мы убеждены, что деятельность крупных российских компаний в перспективе даст возможность убедиться в том, что рано или поздно этические поступки окупят себя. Может быть, это произойдет весьма скоро.

Выводы 1. "Этический имидж" российской бизнес-элиты формируется в противоречивых и неоднозначных условиях, при которых государство как партнер не всегда держит свои обещания, и в этой ситуации лидерам бизнеса России весьма важно начать формировать новые модели этического экономического поведения, в которых немаловажная роль должна принадлежать аристотелевскому принципу "золотой середины" и умению искать компромиссы.

2. Полярность оценок роли этических норм в бизнесе, даваемых представителями крупного российского предпринимательства, позволяет предположить, что в сложившейся ситуации для российского предпринимательского истеблишмента характерна ориентация на индивидуалистические этические стратегии. И это вполне совпадает с ценностной картиной мира бизнес-элиты, где бизнес как деятельность занимает высшие иерархические позиции в структуре мотивации их лидеров, а достижение успеха в бизнесе воспринимается как показатель "личностной состоятельности" вообще.

3. Российские бизнесмены, став богатыми за относительно короткий период времени, оказались ценностно весьма неподготовленными к новому ощущению жизни и пока не сформировали "внутреннюю картину богатства", без которой богатство остается только материальным фактором.

4. Лидеры женского предпринимательства сильнее в деле зависят от других, нежели мужчины, поэтому у них феномен "социальной ответственности" выражен более ярко. Женский менеджмент более ценностно ориентирован, и как это ни парадоксально, направлен в этическом смысле не на тактические победы, а на стратегию.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Микульский К.И., Бабаева Л.В.,Таршис Е.Я.,Резниченко Л.А.,Чирикова А.Е. Российская элита: опыт социологического анализа. Часть 1. Концептуальные и методические подходы. М.: Наука, 1995. С. 11.

2. Бизнесмены России. 40 историй успехов. М.: Луч. 1994.

3. Каталог Элита Российского бизнеса. М.: Дарин Асмо-Пресс. 1995.

4. Бабаева Л.В. Чирикова А.Е. Российская элита: опыт социологического анализа. Часть 2. Лидеры бизнеса о себе и об обществе. М.: Наука, 1996. С. 7.

5. Чирикова А.Е. Лидеры женского предпринимательства: материалы, интервью. // Социологический журнал. 1996. № 3-4.

6. Предприниматель и благотворительность //Деньги и благотворительность. 1996. № 1.С. 18.

© 1997 г.



Похожие работы:

«Социология науки © 1999 г. В.Н. ТИТОВ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ И ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ НАУКИ ТИТОВ Владимир Николаевич кандидат экономических наук, научный сотрудник Институтасоциально-экон...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования Владимирский государственный университет Е.М. МАРЧЕНКО АНАЛИЗ И ДИАГНОСТИКА ФИНАНСОВО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ Учебное пособие Владимир 2008 УДК 658 я 73 ББК 65.053 М30...»

«ОБЩЕСТВО И РЕФОРМЫ Людмила ЕВСТИГНЕЕВА, Рубен ЕВСТИГНЕЕВ Социализм. Монетаризм. Либерализм (экономическая трансформация в России) Первый раунд баталий вокруг российской экономической реформы закончился вничью. Сторонникам «шоковой терапии» удалось нанести сокрушительный удар по тоталитарной системе, ос...»

«ISSN 1814-5361 МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВЕСТНИК РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ № 1 (72) Москва 2013 www.rsute.ru РЕДАКЦ...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования Казанский (Приволжский) федеральный университет» Институт управления, экономики и финансов Центр магистратуры «УТВЕРЖДАЮ» Проректор образовательной де...»

«Денис Александрович Шевчук Бизнес-кредит: технологии получения текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=178217 Бизнес-кредит: технологии получения: Аннотация Данная книга написана на основе работы в банках и на оп...»

«Ящук Анна Иосифовна аспирант, преподаватель кафедры экономической теории Академии управления при Президенте РБ Трансформация семейных отношений в процессе развития общества Одной из наиболее значимых форм жизн...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.