WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«Кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики природопользования Уральского государственного экономического университета Теоретические основы оценки ...»

Екатерина Яковлевна

Власова

Кандидат экономических наук, доцент

кафедры экономики природопользования

Уральского государственного экономического

университета

Теоретические основы оценки устойчивости экосистем

урбанизированных территорий

Проблема устойчивости экосистемы урбанизированных территорий (УТ) рассматривается

нами в контексте энергобаланса в системе «экономика – природная среда» и с точки зрения

создания стоимости, экономического роста в регионе за счет его природно-ресурсного потенциала (ПРП).

Последовательно, логически используя вышеназванные факторы, под устойчивостью экосистемы автор понимает способность ее в целом и элементов, входящих в нее (как в систему), сохранять потенциал саморегуляции, самовосстановления при внешних (антропогенных) возмущениях. Такое определение, по мнению автора, подчеркивает, что система объективно обладает способностью противостоять внешнему воздействию в определенных масштабах (может «поглощать» и перерабатывать загрязнение). Ослабление, лишение этой способности наступает в основном по причине антропогенной деятельности. А наличие природных катастроф (с точки зрения человека!) – это, неизбежный, объективный процесс возникновения кризисных ситуаций и разрешения их самой экосистемой. Правомерность применения метода энергобаланса в экосистеме, принципа энтропии для оценки устойчивости экосистемы УТ в работе обосновывается тем, что поток энергии, энергетический обмен в экосистеме является основным фактором ее устойчивости и может служить мерой ее самовосстановительного потенциала и самоочищающей способности [1].



По мере увеличения структурной и функциональной сложности экосистемы энергетическая стоимость ее гомеостаза возрастает.

С другой стороны, происходящее в результате техногенных воздействий на экосистему уменьшение ресурса толерантности, биологического разнообразия и продуктивности может быть с определенными оговорками сведено к уменьшению потока энергии в экосистеме. Поэтому через энергетическое выражение «отходности» производства и его дизэкологичности можно представить взаимодействие технической и биологической энергетики и подойти к энергетическому соизмерению экономической емкости территории (экосистемы) и природоемкости экономики [1].

Именно энергетические потребности в воспроизводственном процессе региона в целом, а также отдельных его элементов в виде: энергии, заключенной в питательных веществах; энергии, затрачиваемой на добывание и производство продуктов питания и приготовление пищи; энергии для кондиционирования среды обитания (сооружение жилищ и их отопление, охлаждение, освещение, вентиляция, водоснабжение и т.п.); энергии для производства материалов и вещей (предметов и средств потребления); энергии для функционирования средств социальной инфраструктуры, коммуникации и услуг (общественных зданий и сооружений, транспорта, связи, информации, бытового обслуживания и т.п.); энергии для производства средств производства, определяют масштабы и особенности техногенного воздействия на экосистему, а также энергопотребления на сохранение и поддержание ПРП в регионе.

На основании проведенных ранее фундаментальных и прикладных исследований по оценке устойчивости экосистем автором предлагаются методические подходы к организационноэкономическому обоснованию мероприятий, способствующих поддержанию устойчивости экосистем урбанизированных территорий с учетом антропогенного воздействия на экосистемы сопредельных территорий и их влияния на устойчивость рассматриваемых УТ.

Первоначальная оценка устойчивости экосистем (особенно урбанизированных территорий) может быть произведена по «поведению» ландшафтно-специфического обобщенного индикатора.

В связи с этим за наблюдаемый, видимый, обнаруживаемый обычными методами критерий устойчивости ландшафтов принимается система показателей природной потенциальной устойчивости, к параметрам которых должна максимально приближаться «проектируемая»

устойчивость при ожидаемой нагрузке на экосистему (табл. 1).

Таблица 1

–  –  –

Автор придерживается того основополагающего принципа, что экосистема, обладая определенной устойчивостью, т.е. способностью к воспроизводству своих элементов на протяжении достаточно большого периода времени, с точки зрения качественных параметров «легко ранима» и, будучи подвергнута сильному воздействию, может деградировать.

По количественным и глобальным признакам и проявлениям экосистема сохраняет достаточно долго (относительно продолжительности жизни человека) «устойчивость» элементов, трансформируясь, воспринимая не свойственные ей первоначально виды, популяции растений, животных организмов. Таким образом, внешние формы проявления устойчивости не всегда отражают внутренние качественные видоизмененные параметры [2. С. 66–72].

В общем виде комплексный показатель потенциальной устойчивости ландшафта можно представить как функцию оценок отдельных показателей с учетом относительной значимости частных оценок:

–  –  –

где K – комплексная оценка природной потенциальной устойчивости;

Xi – частная оценка i-го показателя;

i – весовой коэффициент i-го показателя, определяющий его относительную значимость.

Величина Хi в первом приближении может быть выражена системой балльных оценок.

Таким образом, устойчивость экосистемы должна изучаться как с точки зрения ее структурных элементов, так и с точки зрения временного аспекта. Это положение подтверждается установленными тенденциями, обобщениями, оформленными в виде специфических терминов (в энциклопедиях, словарях). Так, по Н.Ф.

Реймерсу устойчивость системы, в первую очередь экосистемы и элементов, входящих в нее, характеризуется с позиций:

воздействия внешних факторов (их масштабы, интенсивность, продолжительность);

способности системы к реакции на внешнее воздействие;

временного аспекта проявления изменений под внешним воздействием.

Применительно к целевой установке и задачам исследования (социально-экологоэкономической оценке урбанизированных территорий) в работе проведен анализ природноантропогенных взаимосвязей в экосистемах природно-хозяйственного комплекса (ПХК) для оптимизации воздействия хозяйственной деятельности с учетом потенциала саморегуляции.

Необходимость оптимизации взаимодействия обусловлена тем, что общество не может не пользоваться природной средой и в ходе хозяйственной деятельности происходят неизбежные изменения в балансах экосистем, на которые накладываются ограничения, обусловленные необходимостью сохранения ПРП.

В процессе взаимодействия хозяйственной деятельности и природной среды в УТ формируется природно-хозяйственный комплекс с такими элементами, компонентами, как:

геологическая среда, рельеф;

почвы, почвенная биота;

гидрологическая сеть с водной биотой;

приземный слой атмосферы с атмосферной биотой;

изъятие из природной среды веществ, энергии и возвращение их в круговорот веществ, в основном уже видоизмененных (во многих случаях в виде отходов: твердых, жидких, газообразных, ВЭР, трансформированных энергетических полей, включая торсионные поля);

обмен энергией, информацией;

процессы суммации веществ, энергии, их диффузия;

суффозия минеральной основы геологической среды (природная и антропогенная);

замещение веществ, энергии, живых организмов, процессы сунцессии, флуктуации, фотосинтез, углеродистый сток.

В связи с этими особенностями, как в структуре ПХК, так и во взаимосвязи, взаимодействии его элементов, процесс оптимизации обмена веществ, энергии в ПХК обусловлен его устойчивостью для поддержания условий природопользования с одновременным сохранением ПРП.

Сущность категории устойчивости многогранна и требует для своего определения учета максимального количества, набора, сочетания факторов и взаимосвязей, что обусловлено сложностью самой природно-ресурсной основы ПХК, сложностью видов воздействия на него и процессов, происходящих в ходе взаимодействия.

В работе категория устойчивости оценивается с точки зрения как возможности продолжения процесса потребления природных ресурсов и пользования свойствами объектов природы (устойчивость удовлетворения потребностей), так и гарантированности сохранения ПРП по количеству и качеству (устойчивость природно-ресурсной базы удовлетворения потребностей в аспекте количественного и качественного баланса).





Вследствие этого в качестве характерных признаков устойчивости экосистемы автор выделяет следующие (табл.

2):

сохранение параметров, их воспроизводство самой экосистемой (без «инъекций допинга»

человеком), их неизменная повторяемость во времени и пространстве;

«прочность» экосистемы – способность противостоять разрушающему воздействию антропогенной деятельности;

способность компонентов экосистемы сопротивляться воздействиям;

способность восстанавливать (в повторяющейся форме) нарушенные антропогенным воздействием свойства;

поддержание естественного процесса сохранения функции элементов в экосистеме;

способность экосистемы возвращаться к состоянию, предшествующему антропогенному воздействию (не на 100%, так как это невозможно), восстанавливаемость;

инертность – способность оставаться в определенном состоянии при воздействии;

пластичность – наличие альтернативных вариантов допустимого состояния и перехода в них;

изменение параметров в течение непродолжительного периода и «возврат» в исходное состояние.

Таблица 2 Классификация основных подходов к определению понятия «устойчивость природно-территориальных комплексов»

Автор Основные признаки устойчивости К.Н. Дьяконов Постоянство характеристик объекта и неизменность их во времени Ю.А. Веденин Прочность природной системы, измеряемая сопротивляемостью разрушающему воздействию В.С. Преображенский, Способность компонента комплекса к сопротивлению внешним А.Ю. Ретеюм воздействиям и к восстановлению нарушенных этими воздействиями свойств М.А. Глазовский, Потенциальная способность природно-территориальных комплексов Н.П. Солонцев сохранять естественный режим функционирования (сопротивление внешним воздействиям, способность к восстановлению нарушенных свойств) А.Д. Арманд, Восстанавливаемость, т.е. способность природной системы возвращаться Ю.Г. Пузаченко в первоначальное состояние М.Д. Гроздинский Инертность (способность оставаться в заданной области состояния на протяжении заданного интервала времени при внешнем воздействии), восстанавливаемость (способность возвращаться в исходное (предшествующее воздействию) состояние), пластичность (наличие у комплекса нескольких областей допустимых состояний в рамках одного инварианта и его способность переходить из одного состояния в другое за определенное время) И.С. Долгушин Чувствительность, т.е. возможность кратковременно изменять свойства комплекса при определенном воздействии Н.М. Севальнева, Способность сопротивляться техногенным и природным воздействиям О.Г. Бекшенев, и возвращаться в первоначальное состояние, т.е. способность к Н.Н.

Панин самовосстановлению и саморегуляции природно-территориального комплекса Хотя терминология понятийных групп «стабильность» и «устойчивость» в науке еще не оформилась окончательно, можно привести определение некоторых понятий:

устойчивость системы – способность системы оставаться относительно неизменной в течение определенного периода вопреки внешним и внутренним возмущениям;

устойчивость экосистемы – ее способность к реакциям, пропорциональным по величине силе воздействия; неустойчивость экосистемы – несоответственно большой ее отклик на относительно слабое воздействие;

устойчивость экологическая – способность экосистемы сохранять свою структуру и функциональные особенности при воздействии внешних (и внутренних для глобальных систем) факторов.

Нередко устойчивость рассматривается как синоним стабильности. Устойчивость вида – изменение числа особей вида (обычно в растительном сообществе) на протяжении определенного отрезка времени (обычно нескольких лет), не приводящее к изменению роли этого вида в фитоценозе и отражающее эту роль. Устойчивость вида выражается индексом устойчивости, равным величине разности между 100% и средней многолетней амплитудой вариации, выраженной в процентах. Как правило, доминанты имеют индекс устойчивости вида более 90%. Показатель может быть использован для животных в зооценозах, а также в биоценозах в целом.

В словаре И. Дефо характерными признаками устойчивости называются равновесность, сбалансированность (по энергии, веществу), гомеостазис.

Так, устойчивость – внутренне присущая системе способность противостоять изменениям.

Устойчивость сообщества – свойство, внутренне присущее сообществу живых организмов (биоценозу), которое позволяет ему выдерживать давление, создаваемое внешними воздействиями, или сопротивляться им. Устойчивость сообщества зависит от гомеостатической реакции составляющих его видов. Способность сообщества возвращаться к некоторому определенному состоянию связана с понятием устойчивого равновесия.

Устойчивость экологическая, резистентность экологическая – способность экосистемы и ее отдельных частей противостоять колебаниям внешних факторов и сохранять свою структуру и функциональные особенности.

Устойчивость ландшафта – способность ландшафта сохранять свою структуру и характер функционирования при изменяющихся условиях среды. Оценивается путем выявления устойчивости свойств компонентов, а также пространственных и временных аспектов структуры ландшафтов.

Устойчивое состояние – постоянство системы, определяемое прохождением через нее потока с равным входом и выходом. Так, если скорости поступления и гибели особей одинаковы, то популяция вида находится в устойчивом состоянии. В природе устойчивое состояние популяции всегда относительно.

Применительно к экосистеме УТ региона существенным фактором устойчивости является биоразнообразие несмотря на высокий уровень внешнего воздействия и развития техногенеза. Этот фактор до сих пор обеспечивает устойчивость экосистемы региона подобно тому, как экосистема России признается фактором экологической устойчивости на планете Земля, несмотря на масштабные воздействия на нее вследствие большого удельного веса добывающих производств (углеводородов, леса, минеральных веществ, море(био)-продуктов).

Очевидно, что фактор биологического разнообразия, все еще большой природно-ресурсный потенциал (и как производная от него – ассимиляционный потенциал) обеспечивает глобальную устойчивость при наличии локальных зон чрезвычайной экологической ситуации.

Точки зрения ведущих ученых в области экономики природопользования на проблему оценки устойчивости экосистем различаются по уровню рассматриваемой проблемы (планета Земля в целом, страны с различной структурой экономики, регионы с различной специализацией), учету значимости факторов, воздействующих на этот процесс или даже в целом обусловливающих его.

Оценивая возможность устойчивого развития общества (включая фактор экологической устойчивости), в качестве фактора, условия, индикатора устойчивости профессор А. Эндрес (Университет Хаген и Университет Виттен, Гердекс) приводит процесс интернализации негативных внешних эффектов и защиты природных ресурсов от потребления в регионах открытого доступа, т.е. создание положительного внешнего эффекта для будущего [3].

Суть концепции автора сводится к тому, что если запас ресурса сокращается, то рынок, увеличивая цену, ограничивает спрос и увеличивает предложение на этот ресурс на основе НТП (способного расширить запасы).

На деле нынешнее поколение, мало заботясь о будущем по принципу «безбилетного пассажира», может удовлетворять свои дополнительные потребности за счет сэкономленных ресурсов, пытаясь решать свои собственные проблемы и одновременно «смягчая» будущую напряженность (неустойчивость в обеспечении ресурсами).

При обосновании устойчивости социально-экономического развития, на взгляд автора, следует исходить из теории воспроизводства, предполагающей выявление глубинных закономерностей. В этой связи автор солидарен с В.В. Седовым, одним из первых среди экономистов представившим эту проблему в динамике и особенностях воспроизводственного процесса «через призму экономических теорий» [4. С. 9–14].

В.В. Седов отмечает, что первой школой экономической теории, сделавшей предметом своего исследования взаимодействие экономики с природой, была школа физиократов. Именно они рассматривали природу как источник богатства и подчеркивали необходимость бережного отношения к ней.

Физиократы в лице Ф. Кенэ, представившего свои знаменитые «экономические таблицы», впервые предложили воспроизводственный подход к анализу экономики, столь важный при рассмотрении ее взаимодействия с природной средой.

Пришедшая на смену физиократам школа классической политэкономии сделала акцент на общественных факторах производства, выделив роль рыночного механизма во взаимодействии между людьми, странами и природой. Полагаясь на автоматизм рыночных регуляторов производства, А. Смит довольно оптимистично смотрел в будущее. Более трезвым был взгляд Д.

Рикардо, указывавшего на ограниченность земли как фактора производства.

Первое предупреждение о возможности неустойчивого развития сделал Т. Мальтус, отметивший несоответствие между ростом народонаселения в геометрической прогрессии и ростом производства продовольствия в арифметической прогрессии. Этот «естественный закон народонаселения» Мальтус закладывал в основу возможных войн, болезней и повышенной смертности населения. Идеи Мальтуса, подвергавшиеся критике на протяжении двух столетий, оказались востребованными во второй половине XX века, став основой неомальтузианства, указавшего на несоответствие между растущими потребностями и производством, с одной стороны, и ограниченным ресурсно-экологическим потенциалом – с другой.

Но задолго до них, еще в первой половине ХIХ века, Д.Ст. Милль обратил внимание на противоречие между ростом экономики и заданностью ресурсов нашей планеты и выдвинул идею о необходимости в будущем поддержания «стационарного состояния экономики».

Впоследствии К. Марксом была выдвинута важная в современных условиях идея о необходимости для каждого поколения передавать, «подобно добрым отцам семейства», землю улучшенной последующим поколениям.

Актуально высказанное Ф. Энгельсом предупреждение о необходимости учитывать не только непосредственные, но и вторичные и третичные последствия воздействия людей на природу. Энгельс, по существу, первым указал на опасность стихии рынка для природной среды и на необходимость взятия производительных сил под контроль общества. Столетие спустя американские экономисты У. Баумоль и У. Оутс в своем исследовании убедительно доказали связь экологических проблем с несовершенством рыночного механизма [5].

Большое значение имеет и разработка неоклассиками в лице Л. Вальраса и В. Парето идей равновесия и оптимального развития экономики. В работах Дж. Кейнса и его последователей получила развитие идея макроэкономического равновесия.

По мнению профессора В.В. Седова, особую значимость приобрело положение А.

Маршалла о возможности возникновения внешней экономии – экономии для третьих лиц при рыночном взаимодействии двух лиц. Идея получила развитие в работах К. Каппа, обратившего внимание на то, что в рыночной экономике экологические издержки переносятся на третьих лиц.

Тем самым было отмечено, что рынок способен давать ложную информацию о положении экономики и общества в целом, поскольку не учитывает воздействие предприятий на окружающую природную среду [6].

На возможность нейтрализации отрицательных внешних экологических эффектов (экстерналий) указал А. Пигу. Он предложил идею компенсации экологического ущерба, возникающего в результате производственной деятельности работающих на рынок лиц, путем введения специального налога.

Связь между отрицательными экстерналиями и отсутствием четкого определения прав собственности исследовал Р. Коуз, который пришел к выводу о возможности практического применения «налога Пигу» при условии четкого обозначения прав собственности на объекты природной среды (чего нет в настоящее время в России) [7].

Наконец, В.В. Седов отмечает французского экономиста Ф. Перру, говорившего о необходимости видеть различия между процессами экономического роста и экономического развития. Заслуживает внимания его положение о том, что «развитие – это комбинации интеллектуальных и социальных изменений у населения, которые делают его способным кумулятивно и стабильно наращивать свой совокупный реальный продукт» [8. С. 434]. По существу, в этом определении развития раскрыта суть понятия «устойчивое развитие».

Обращение к точкам зрения выдающихся экономистов, принадлежащих к различным экономическим школам и направлениям, по мнению В.В. Седова, позволяет выделить основные аспекты устойчивого развития. В первую очередь представители экономической науки выделяют воспроизводственный аспект. Устойчивое развитие предполагает непрерывный и бесконечный процесс производства, распределения, обмена и потребления ресурсов и благ, обеспечивающих не только удовлетворение потребностей людей, но и их развитие. При этом называются следующие характеристики воспроизводства как непрерывного и устойчивого развития.

Во-первых, отсутствие неразрешимых противоречий между объектами воспроизводства:

общественным продуктом, рабочей силой (населением), капиталом (средствами производства), природой как фактором производства и системой экономических отношений. Воспроизводство одного объекта не должно происходить в ущерб другому. Таким образом, можно говорить об отсутствии отрицательных объектных экстерналий.

Во-вторых, отражение в непрерывности процесса воспроизводства фактора времени.

Воспроизводство соединяет прошлое с настоящим, так как происходит на основе того, что было сделано раньше, а настоящее – с будущим, которое зависит от того, что сделано сегодня. Это означает, что устойчивое развитие исключает отрицательные временные экстерналии.

В-третьих, отсутствие неразрешимых противоречий между различными пространственными уровнями воспроизводства (отдельных предприятий, региона, страны и мира в целом).

Устойчивость развития возможна при ненанесении ущерба со стороны одного уровня другому, т.е.

при отсутствии отрицательных пространственных экстерналий.

В самом общем виде устойчивым предстает развитие, не подрывающее даже в отдаленной перспективе собственные материально-технические и ресурсно-экологические основы.

Анализ идей и положений экономистов по вопросам устойчивого развития позволяет выделить два доминирующих в настоящее время подхода к этим вопросам: неоклассический (либеральный) и институциональный, подробно описанный В.В. Седовым.

1. Неоклассики, по существу, отождествляют концепцию устойчивого развития с теорией равновесия, основанной на предположении, что рациональное поведение индивидуумов, стремящихся максимизировать совокупную полезность необходимых им благ и исходящих в своем поведении из той информации, которую им дает рынок через цены, определяет тенденцию к установлению экономического равновесия. Объектом своих концептуальных изысканий неоклассики делают внешние эффекты (экстерналии), интегрируя их в традиционные рыночные теории. В частности, используя идеи экономики благосостояния, они дают денежные оценки затрат и выгод от экологической политики, от внешних эффектов, находя оптимальное соотношение между ними. Оптимальность выступает как признак устойчивости.

2. В целом устойчивое развитие в глазах неоклассиков предстает как процесс роста благосостояния на основе стабильного экономического роста, предполагающего использование все более совершенных технологий, замещение редких и истощающихся ресурсов менее редкими и более доступными, оптимизацию внешних экстерналий, рационализацию использования совокупного запаса природного и экономического капиталов.

3. В качестве основного условия устойчивого развития неоклассики берут свой традиционный постулат о превалировании индивидуальных интересов и целей над общественными и минимизации роли государства в экономике, вмешательство которого возможно лишь тогда, когда возникает не разрешимый с помощью рыночного механизма конфликт между индивидуальными интересами и целями.

Однако на пути неоклассического подхода стоят пока что непреодолимые барьеры:

во-первых, рынок живет настоящим и слабо отражает угрозы будущего, даже рентный механизм не всегда учитывает истощимость природных ресурсов;

во-вторых, до сих пор нет точных оценок стоимости услуг окружающей среды, поэтому трудно сравнивать затраты на охрану среды с получаемыми от этого выгодами и, соответственно, оптимизировать внешние экстерналии.

Что касается институционалистов, то они вполне обоснованно рассматривают рынок как один из институтов общества, наряду с которым существуют государство с его законами, различными органами и политикой, а также планирование, программирование, образование, семья, воспитание, нормы поведения и т.д. Все это может быть факторами как устойчивого, так и неустойчивого развития.

В отличие от неоклассиков институционалисты не дают универсальных рецептов выхода на устойчивый путь развития, предлагая комплекс мер, включающих рыночные инструменты, государственную политику, экологизацию образования и т.д.

Завершая обзор существующих в экономической теории подходов к вопросам устойчивого развития, В.В. Седов констатирует, что данной науке пока не удалось дать ответы на все вопросы.

Особого внимания заслуживают проблемы измерения степени устойчивости развития экономики, а также вопросы управления взаимодействием экономики и природной среды, как теоретикометодологические (требует обоснования сама идея такого управления, определения его субъектов и объектов), так и практические, связанные с выбором и использованием соответствующих инструментов управления. Причем эти вопросы требуют решения применительно к разным уровням устойчивого развития: локальному, региональному, национальному и международному (глобальному).

В нашей стране особое внимание необходимо региональному (областному) уровню. Именно на нем происходит наиболее тесное переплетение экономических и природных процессов, поскольку формирование границ региона, с одной стороны, отражает экосистемные связи (в рамках речного бассейна, природно-географической зоны и т.д.), а с другой – хозяйственные связи (в рамках территориальной специализации и кооперации производства).

Литература

4. Моисеенкова, Т. А. Эколого-экономическая сбалансированность промышленных узлов / Т.

А. Моисеенкова. Саранск: Изд-во Саран. гос. ун-та, 1989.

5. Севальнева, Н. М. Определение устойчивости природно-территориальных комплексов при проведении оценки их воздействия на окружающую среду: региональные проблемы природопользования / Н. М. Севальнева, О. Г. Бекшенев, Н. Н. Панин. Екатеринбург: Изд-во Урал.

гос. экон. ун-та, 1999.

6. Эндрес, А. Экономика природных ресурсов / А. Эндрес // Экономика природных ресурсов:

от научных исследований до применения активных методов обучения: материалы междунар.

науч.-метод. семинара. Екатеринбург, 2003.

7. Седов, В. В. Эколого-экономическая устойчивость через призму экономической теории / В.

В. Седов. Екатеринбург: ИЭ УрО РАН, 2002.

8. Baumol, W. J. Economics, environmental policy аnd thе quality of life / W. J. Baumol, W. E.

Oates. New Jersey, 1979.

9. Kapp, K. W. The social costs of private enterprise / K. W. Kapp. Cambridge, 1950.

10. Coase, R. The problem of social coast / R. Coase // The Journal of Law and Economics. 1960. № 3.

11. 25 ключевых книг по экономике. Екатеринбург: УРАЛ LTD, 1999.

*****



Похожие работы:

«ISSN 2225-5796 СБОРНИК НАУЧНЫХ ТРУДОВ «ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИКИ» № 1 (20) МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УЧРЕЖДЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ «БЕЛОРУССКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ» СБОРНИК...»

«ИНВЕСТИЦИИ РОССИИ В ЕС: ДИНАМИКА, СТРУКТУРА, ТЕНДЕНЦИИ © Кудряшова И.В., Тихонович Э.А. Волгоградский государственный университет, г. Волгоград Сопоставляются объемы взаимного инвестиционного сотрудничества между РФ и странами объедине...»

«МОСКОВСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИКИ МГУ им. М.В. Ломоносова ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ РАН С.П. ГЛИНКИНА К вопросу о разнообразии моделей капитализма, или Что мы построили в результате трансформации МОСКВА...»

«Глава 17 ИНВЕСТИЦИИ Инвестиции являются одним из важнейших и наиболее изменчивых компонентов ВНП. Когда во время спада происходит сокращение расходов на товары и услуги, большая часть этого сокращения вызвана падением о...»

«Анализ влияния налоговой политики Российской Федерации на социально-экономическое неравенство населения Исследователь: Людмила Васильевна Костылева, экономист Института социально-экономического развития территорий РАН В современном российском обществе наблюдается высокий уровень с...»

«Эрберт Эльвира Эдуардовна МЕТОДИЧЕСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ОЦЕНКИ И УПРАВЛЕНИЯ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТЬЮ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ СТРУКТУРЫ 08.00.05 «Экономика и управление народным хозяйством:8. Экономика предпринимательства» АВТОРЕФЕРАТ диссертации на с...»

«УДК 330.322 : 34(477) Блихар Мария Мироновна Blikhar Mariya Myronovna кандидат экономических наук PhD in Economics, ассистент кафедры теории и философии права Assistant Professor of the Theory Националь...»

«Акционерное Общество «Народный Банк Казахстана» ПРОСПЕКТ ВЫПУСКА 1. ОБЛИГАЦИОННОЙ ПРОГРАММЫ на общую сумму 35 000 000 000 тенге 2. Государственная регистрация проспекта выпуска облигационной 3. программы уполномоч...»

«ДЕМОГРАФИЯ В.Ф. Галецкий ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ1 В статье анализируется состояние одного из важнейших ресурсов страны – демографического. Рассматриваются условия, позволяющие...»










 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.