WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«НЕЙМЕР Юрий Львович — доктор философских наук, директор научно-исследовательского центра «Информсоциология» (Харьков). В журнале «Социологические ...»

© 1992 г.

Ю.Л. НЕЙМЕР

ОТ КРИЗИСА ОБЩЕСТВА

К КРИЗИСУ ТРУДА

НЕЙМЕР Юрий Львович — доктор философских наук, директор научно-исследовательского

центра «Информсоциология» (Харьков). В журнале «Социологические исследования» опубликовал

три статьи (1975, N 2; 1990, N 11; 1991, N 3).

Вряд ли есть сегодня человек, который не размышлял бы о причинах всеобщего кризиса, охватившего наше общество. Нарастает спад производства во всех отраслях народного хозяйства, развалились система управления и экономические связи, пришли в упадок финансы, наука, образование, здравоохранение... Нет продуктов питания, промтоваров, лекарств. Нарастает ожесточение в межгрупповых и межличностных отношениях, множатся национальные и экономические конфликты. Политики погрязли в междоусобных битвах, а социальная напряженность достигла критической отметки.

Люди желали бы, вняв призыву Маркса, изменить мир к лучшему, но, видимо, сначала нужно попытаться непредвзято объяснить его. Не ставя, однако, перед собой этой глобальной задачи, хотелось бы остановиться на некоторых вопросах применительно к нашему обществу.

Одна из важнейших характеристик социальных систем — их целенаправленность. (Общество не является в этом смысле исключением.) История человечества свидетельствует о том, что в процессе подготовки и свершения социальных революций всегда провозглашались определенные идеалы, которые контрастировали с реальностью. Для того чтобы эти идеалы привели в движение массы людей, необходимо, во-первых, наличие объективной потребности в их реализации, во-вторых, осознание этой потребности большинством.

Захват власти в процессе революции воспринимается как средство реализации идеалов, а эти последние — как цели развития общества. При условии, что захватившие власть удерживают ее, а не свергаются вскоре другими силами, у общества есть много возможных путей. Один из них — движение к провозглашенному идеалу — в том случае, если он был действительной целью революции. Есть и ряд других путей — в том случае, если в действительности провозглашенный идеал был лишь средством достижения совсем другой цели, в том числе — захвата власти. Само собой разумеется, что способы реализации любого из путей могут быть различными. Ведь и гуманные цели достигаются иной раз жестокими методами, когда на вооружение берется известный принцип «цель оправдывает средства».

Если общество движется по первому из названных выше путей, то должны быть реальные возможности достижения цели. Это предполагает: 1) знание способов решения возникающих проблем; 2) наличие соответствующих материальных средств; 3) заинтересованность и подготовленность основных социальных групп общества.

При отсутствии первого из этих условий (некомпетентность руководящего ядра) попытки решить проблемы предпринимаются методом проб и ошибок.

Результатом этих усилий становится либо обострение проблем, либо их решение слишком дорогой ценой. При отсутствии второго и третьего условий проблемы не решаются вообще, система функционирует в ситуации стихии. В целом же отсутствие указанных условий заставляет управленческую подсистему (руководящее ядро) подменять поставленные первоначально перед обществом цели другими. Это происходит и в тех случаях, когда провозглашенный идеал был лишь средством захвата власти, а сам захват — самоцелью. В подобной ситуации главной детерминантой новых целей является стремление руководящего ядра общества сохранить свой статус с его властными возможностями и привилегиями.

Разумеется, новые цели вуалируются таким образом, чтобы они внешне не противоречили провозглашенному и воспринятому обществом идеалу.

Нормальное функционирование общества как социальной системы предполагает существование динамических взаимосвязей между ее подсистемами, непрерывных потоков деятельности и обменов ею, информации, команд и др., которые должны быть подчинены общей цели. В гуманном демократическом обществе такая цель может быть только одна — улучшение жизни человека и, как следствие, прогресс общества. Иными словами, должна реализовываться известная формула марксизма — свободное развитие каждого есть условие свободного развития всех.

Однако когда идеал остается незыблемым, а реально достигаемые скрытые конкретные цели общественной системы с ним не совпадают, возникает угроза нравственным устоям общества. Задача выживаемости в возникающих условиях ставит перед элементами системы по всей иерархии ее структуры вплоть до индивида вопрос о постановке наряду с заданными сверху целями (внешними) своих скрытых целей (внутренних) и о первоочередном их достижении. При этом внешние и внутренние цели компонентов могут вступать в противоречие друг с другом, хотя в обществе декларируется их совпадение. Все это формирует двойную мораль.

Противоречивость целей на разных уровнях и в разных подсистемах общества, двойная мораль, лицемерие, несовпадение слова и дела вызвали чрезвычайное напряжение взаимосвязей общественных подсистем, которые не разрывались только вследствие тоталитарного устройства государства и страха перед гипертрофированным карательным аппаратом. Необходимы были лишь один шаг перестройки, лишь легкое ослабление сжатия пальцев на горле общества, глоток свободы, прорыв гласности и появление пусть слабых, не всегда дееспособных, но все же с долей демократичности новых властных институтов, как все прежде скрываемые и загоняемые внутрь противоречия выплеснулись наружу. Возник кризис. Общество пошло вразнос.

Однако общество состоит из людей и образуемых ими социальных групп.

Оно не может существовать, если люди не занимаются определенной, необходимой для жизни деятельностью, основная форма которой — труд. Поэтому отношение людей к труду — во имя чего и как они работают — важнейшая социальная ценность общества, тесно связанная с его идеалами и целями.

В кризисном обществе неизбежно наступает и кризис труда.

Отношение к труду — одна из тех фундаментальных социологических категорий, которые всегда были в центре внимания ученых. Исследованию этого феномена посвящены сотни книг и статей. Наиболее известным в этом ряду является ленинградское исследование «Человек и его работа», проведенное в начале 60-х годов под руководством В.А. Ядова и А.Г. Здравомыслова, ставшее советской социологической классикой и учебником нескольких поколений.

в том числе и автора данной статьи. Естественно, что почти во всех последующих исследованиях многие социологи соотносили полученные результаты с данными ленинградцев. На мой взгляд, это тем более необходимо сделать сегодня, ибо за прошедшие 30 лет немало изменилось в реальной жизни человека труда. Изменился сам тип личности работника, и это не могло не отразиться на его отношении к труду.

Изменился за эти годы и концептуальный подход к пониманию многих проблем. Авторы названной выше работы, например, вполне справедливо отметили, что тип отношения к труду определяется совокупностью общественных отношений и прежде всего экономических. Однако идеологические постулаты, господствовавшие в нашем обществе в те времена, обусловливали сомнительные интерпретации этого, в целом верного, положения. Утверждалось, что важнейшим условием преодоления отчуждения труда является устранение частной собственности на средства производства, самой возможности эксплуатации.

При этом умалчивалось (все мы здесь не без греха), что самым жестоким эксплуататором стало социалистическое государство, которое на оплату труда выделило в несколько раз меньшую долю произведенного продукта, чем выделяется на капиталистическом производстве. В полном соответствии с партийноидеологическими догмами нашей наукой провозглашалась задача устранения существенных различий между людьми, занятыми физическим и умственным, квалифицированным и неквалифицированным трудом. Различия эти устранены не были из-за нереальности задачи, но постановка ее привела к тому, что принадлежность к профессии, уровень вложенного в труд интеллекта, само качество труда перестали быть критериями его общественной ценности и оплаты.

Чем это обернулось — известно. Уравниловка в оплате привела к снижению не только интереса личности к своей работе, но и ответственности за ее качество и выполнение обязательств, к искусственному сдерживанию производительности. Несмотря на провозглашаемые лозунги, работник не чувствовал себя хозяином на производстве, росли безразличие, бездеятельность и ценность свободного времени в рамках рабочего дня.

Вторым фактором, обусловливающим отношение к труду, назывались технологические или функциональные особенности содержания его конкретного вида.

Функциональное содержание интерпретировалось как совокупность объективных возможностей развития творческих способностей личности в конкретном виде трудовой деятельности. С этой интерпретацией можно согласиться, но только при допущении и других вариантов. Во всяком случае, если применить такое Таблица I Распределение важнейших социальных ценностей рабочих по степени значимости

–  –  –

* Ранжировано по массиву в целом.

** Расшифровка социально-профессиональных слоев (СПС): 1 — рабочие неквалифицированного труда; 2 — малоквалифицированного труда: 3 — квалифицированного труда; 4 — высококвалифицированного труда; 5 — рабочие высшей квалификации (номенклатурно требуется высшее или среднее специальное образование).

понимание функционального содержания труда к анализу явления отношения к труду, становится очевидным и здесь влияние идеологических установок прошлого. Речь идет прежде всего о насаждавшейся долгие годы точке зрения, согласно которой основная, преобладающая часть работников социалистического производства ориентирована на творческий труд. Однако, если судить об этом a posteriori, то указанная точка зрения вызывает серьезные сомнения.

В ряде наших Исследований были получены данные о том, что ориентация на творческий труд имеется только у части рабочих самой высокой квалификации.

Последние данные, полученные в 1990—1991 гг., приведены в табл. 1.

Третьим фактором отношения к труду назывались особенности социально обусловленной структуры личности работника (содержание и интенсивность потребностей и запросов, характер жизненных идеалов и устремлений, а также индивидуальные склонности, тип нервной системы и т.д.). На мой взгляд, этот фактор и в начале 60-х годов являлся весьма существенным, а теперь, спустя 30 лет, стал важнейшим. При этом-, сила и значимость данного фактора вытекают именно из социальной обусловленности структуры личности работника.

Изменившиеся социальные условия жизнедеятельности привели к формированию нового типа личности с качественно трансформированной структурой трудовых ценностей. На первое место в ней вышли хорошие условия труда, уровень заработка — на второе, а третье и четвертое места поделили свободное время в рамках рабочего дня и удовлетворение от занятия любимым делом.

Творческий же труд и развитие способностей поделили седьмое и восьмое места из девяти возможных (см. табл. 1). Низкая интенсивность труда (обусловленная свободным временем в рамках рабочего дня) стала более значимой ценностью, чем заработок и содержание труда для социально-профессиональных групп рабочих неквалифицированного и малоквалифицированного труда, доля которых в общем массиве опрошенных составляла около 1/3.

Мы обратили особое внимание на субъективное проявление отношения к труду.

Это тем более важно было сделать в условиях экономической реформы, основные черты которой — переход к различным формам собственности, изменение экономических отношений, усиление дифференциации населения по уровню жизни, демократизация управления производством и др. — по-разному воспринимаются представителями не только разных социальных групп, социальных слоев внутри них, но и разными людьми в рамках одного и того же слоя.

Мы могли предположить, что существуют группы работников, отличающиеся своим отношением к труду. Каждой из этих групп могут быть свойственны специфические социальные и социально-психологические характеристики. Выявить группы и их характеристики было важно прежде всего потому, что от отношения к труду во многом зависит преодоление социально-экономического кризиса в стране.

Нам представляется, что субъективная сторона отношения к труду может быть сведена к следующим показателям: а) в полную ли силу и б) с интересом ли работает человек. Важно, что он сам думает об этом, и что думают другие.

Объектами исследования стали представители трех социальных групп: рабочих, специалистов и руководителей разных уровней семи предприятий электротехнической промышленности, расположенных в разных регионах страны (Москва, Новосибирск, Чирчик, Луганск, Харьков, Баку, Энергодар). Каждый из респондентов дал самооценку по указанным выше двум показателям, оценку других представителей своей группы и двух других групп. Всего было опрошено 1887 человек. Опрос проводился в конце 1990 г.

Результаты наших предыдущих исследований показали, что по оценке непосредственными руководителями (мастерами, начальниками цехов, отделов и др.) только 32% работников перевыполняют производственные задания, 67% в целом выполняют, но у них случаются срывы, 1% практически с ними не справляется.

Однако указанные данные не позволяют получить должного представления об интенсивности труда. Одно и то же задание разные работники могут выполнить с разной интенсивностью. Мало сведений дает и изучение заводской документации по труду и зарплате, поскольку эти показатели зависят не только от интенсивности труда отдельного работника, но и от многих других факторов (организации труда, характера отношений с руководителем и проч.). Самооценка интенсивности собственной работы (индивидуальная самооценка) позволяет взглянуть на процесс труда глазами его участников.

В табл. 2 представлены данные индивидуальной самооценки, полученные в комбинации ответов на два вопроса: «Работаете ли Вы в полную силу?» и «Работаете ли Вы с увлечением и интересом?». Анализ проведен по массиву в целом и отдельно по социальным и социально-профессиональным группам.

В целом по массиву не в полную силу работают 76% опрошенных, без увлечения и интереса- 85%. В результате комбинаций ответов на два вопроса сформировались четыре группы работников по критерию отношения к труду.

Как видно из табл. 2, в каждую из этих групп входят представители всех социально-профессиональных слоев рабочих и категорий служащих. Это убедительно доказывает, что не принадлежность к классу, внутриклассовому слою или категории определяет отношение работника к труду, а другие факторы.

Здесь же хочется обратить внимание: наименьшая доля работающих в полную силу(II и IV группы)содержится в среде специалистов (15%)в отличие от такой доли во всем массиве (24%), среди рабочих ( 29%)и среди руководителей (21%).

Ответы респондентов приоткрывают весьма неприглядную картину: по признанию подавляющего числа работают они не в полную cилу. причем у рабочих с ростом сложности труда, т.е. с переходом от одного социально-профессионального слоя к другому доля такого рода лиц возрастает. Если среди рабочих неквалифицированного труда она составляет 66%, то среди рабочих высшей квалификации — 78% (I и III группы).

Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что речь здесь идет о самооценке работниками своего трудового поведения. И если в отношении интереса Таблица 2 Структура социальных групп по отношению к труду (индивидуальная самооценка)

–  –  –

к собственной работе она скорее всего более или менее адекватна реальному положению дел, ибо нет нужды человеку приукрашивать эту ситуацию, то в отношении интенсивности труда дело обстоит иначе. Во-первых, человеку вообще свойственно преувеличивать свою трудовую отдачу. Во-вторых, оценивая интенсивность собственного труда, работник исходит из своего физического самочувствия, степени усталости. Поэтому при одинаковых трудозатратах двух работников интенсивность труда как более высокую оценит тот из них, кто обладает меньшей физической силой и худшим здоровьем. Здоровьем же наше население похвалиться не может. Как отмечалось в литературе еще около 10 лет назад, если в возрасте 15—19 лет доля здоровых мужчин равнялась 50%, а женщин — 48%, то к 40 годам на недостаток здоровья не жалуются соответственно только 31 и 17% [1].

В связи с этим целесообразно сравнить индивидуальную самооценку представителей различных социальных групп работников с их групповой самооценкой и с оценкой каждой группы со стороны других групп. Такое сопоставление представлено в табл. 3.

Групповые самооценки (в таблице они даны курсивом) по всем группам значительно строже индивидуальных. Интенсивность труда товарищей по работе всегда оценивается с большим пристрастием.

Следует, однако, обратить внимание на то, что разрыв этих оценок минимален у рабочих и максимален у руководителей. Оценки руководителей вообще наиболее взыскательны как по отношению к своей группе, так и по отношению к другим, что объясняется спецификой их социальных ролей.

В целом же данные самооценок и оценок со стороны убедительно показывают, что даже при всех погрешностях методического характера, которые могли бы быть допущены в ходе исследования, ситуация на нашем производстве сложилась не просто тревожная. Налицо кризис труда. По групповым самооценкам, на государственных предприятиях работают не в полную силу 75% рабочих, 93% специалистов и 92% руководителей разных уровней. Без всякого интереса выполняют свою работу 84% рабочих, столько же специалистов и 87% руководителей.

Как сказано выше, исследование проводилось на предприятиях семи городов, расположенных в России, на Украине, в Узбекистане, Азербайджане. Национальные и культурные различия на приведенные данные влияния не оказали, что позволяет распространить вывод по крайней мере на все отечественное машиностроение гражданского профиля.

Таблица 3 Интенсивность труда работников, %

–  –  –

А главный вывод таков: за прошедшие несколько десятилетий в стране сформировался специфический люмпенизированный тип личности работника, отчужденного от собственного труда. Этот тип характеризуется качественным изменением структуры трудовых ценностей в сторону низкой интенсивности труда и потери интереса к его содержанию. При достаточно высокой значимости для работника уровня зарплаты можно прогнозировать усиление стремления такого работника к добыванию средств существования нетрудовым путем, а при отсутствии возможностей и соответствующих черт характера — снижение уровня потребностей, дальнейший рост трудовой пассивности.

Не может не возникнуть вопрос о социально-экономическом механизме изменения социального типа работника, его превращения из энтузиаста строительства социализма в конце 20-х — начале 30-х годов в люмпенизированного поденщика с ограниченными потребностями и узкими интересами конца 80-х — начала 90-х. Анализ этого механизма — задача специального историко-социологического исследования, поэтому он даже в первом приближении не может быть раскрыт в настоящей статье. Но на одну составляющую этого механизма, которую кратко можно назвать «утратой веры и достоинства», хотелось бы обратить внимание.

В конце 20-х — начале 30-х годов основная масса занятых в промышленности и строительстве трудилась с энтузиазмом, не считаясь с многочисленными лишениями материального и бытового характера. Основу энтузиазма составляла вера в постулаты коммунистической партии: целью строительства социалистической экономики является развитие человека, достижение высокого уровня его жизни и культуры. Насаждаемый в стране культ ударничества делал труд престижным, повышал достоинство человека труда. Но с годами люди убеждались в том, что жизнь становится лучше не у них, не у созидателей, а у руководящей касты чиновников, что человек не цель развития, а всего лишь средство достижения совсем других целей, что достоинство человека-труженика попирается на каждом шагу, а миром правит интерес чиновника. Создалась парадоксальная ситуация — на фоне прогрессирующей техники падала всеобщая нравственность. Говорили о прогрессе и забывали главный его вопрос — о судьбе человека и его развитии, об условиях труда и жизни.

В нашем исследовании установлено, что из числа опрошенных не удовлетворены освещенностью на рабочем месте 46%, чистотой воздуха — 74%, температурой на участке — 61%. Неужели руководители предприятий не знают, что это подтачивает здоровье? Вопрос риторический, ибо в кабинетах директоров освещенность, чистота воздуха и температура поддерживаются на должном уровне.

В бывшем министерстве специальная служба следила за тем, чтобы не вышли из строя кондиционеры.

В заводских цехах неприемлемые условия трудового быта: 80% работников не удовлетворены состоянием туалетов, 72% — умывальников, 60% — гардеробных, 62% — душевых.

68% отметили, что в заводских столовых нельзя поесть быстро, 73% — дешево, 90% — вкусно. Не удовлетворен ассортиментом продуктов в заводских буфетах 91% респондентов, качеством продуктов — 87%, культурой обслуживания — 77%.

Продовольственным снабжением в населенном пункте не удовлетворены 75% опрошенных, промтоварным — 86%, жилищными условиями — 53%, качеством медицинского обслуживания — 60%.

Наивно надеяться, что полностью неудовлетворенный условиями труда и жизни человек будет работать с интересом и в полную силу. Приходится признать, что главным тормозом прогресса стали, с одной стороны, высший эшелон управленческо-бюрократического аппарата, подменивший цели развития, а с другой стороны, высокообразованные, но имеющие низкую культуру руководители ведомств, предприятий и организаций, которые придают значение лишь техническим и экономическим аспектам своей деятельности. Экономия на человеке не принесла богатства, но в сочетании с бытующим патернализмом, при котором государство за труд обеспечивало человеку минимум благ и гарантию стабильности рабочего места независимо от качества труда, создала люмпена.

Данные нашего исследования заставляют обратить внимание еще на одну. проблему.

Оценка интенсивности труда работников со стороны представителей других социальных групп показывает субъективное отношение одной социальной группы к труду другой, на которое во многом накладывает отпечаток личный опыт взаимоотношений работников с представителями этих групп, а также влияет стереотип отношения одной социальной группы к другой. Эта оценка в определенной мере является индикатором взаимоотношений между социальными группами и отражает уровень межгрупповой напряженности. Наводят на размышления взаимные оценки отношения к труду рабочих и специалистов. Последние вообще получили самые низкие оценки отношения к труду, да и самооценки у них ниже, чем у других. Видимо, сказалось здесь общее отношение к инженерному труду в стране, которое выразилось прежде всего в уровне его оплаты.

У нас давно упал престиж инженерного труда. Вспомним, кого направляли предприятия и организации по разнарядкам партийных органов на сельскохозяйственные работы, на уборку улиц? Настойчиво формировалось общественное мнение об инженерном корпусе, как о людях второго сорта. Внутри инженерной среды возник своего рода комплекс социальной неполноценности, который закономерно негативно влиял на интенсивность труда и на интерес к работе.

В свою очередь, на это отреагировали в рабочей среде. Нередко на инженеров все чаще смотрели как на лишних людей, которые «зря едят свой хлеб». Это внесло в отношения между рабочими и специалистами определенную дисгармонию.

Сейчас и в ближайшей перспективе на нее будут накладываться, во-первых, снижение общего уровня жизни, во-вторых, неизбежное сокращение численности занятых на предприятиях, которое, вероятнее всего, произойдет за счет не лучших работников. Общим фоном явится рост дифференциации доходов различных социальных групп, который уже начался и прогрессирует.

И здесь на первый план выходит люмпен. Наш советский люмпен — особый межклассовый социальный тип. Низкая стоимость рабочей силы и плохие условия жизни привели к подавлению многих его потребностей. У него исчезло желание работать, и он готов отдать свою рабочую силу почти бесплатно.

Уравниловка в бедности, практиковавшаяся все прошлые годы, привела к возникновению характерной нормы, усвоенной сознанием люмпенизированного работника независимо от его принадлежности к той или иной социальной группе. Норма эта заключается в нетерпимости к тем, кто зарабатывает больше и живет лучше. Люмпену при этом все равно: честно заработаны деньги другими или нет, ибо понятие честного заработка им давно уже забыто.

Сам люмпен стремится деньги не зарабатывать, а получать. И не зарплата у него, а получка. Поэтому важно для него не как заработаны деньги другими, а сколько

–  –  –

их у других. И если у других больше, а следовательно, материальные возможности шире и уровень жизни выше, то для люмпена это неприемлемо. Значит, рост дифференциации в оплате труда неизбежно будет способствовать росту социальной напряженности.

Во многих последних публикациях с полной убежденностью высказывается мысль о том, что разгосударствление предприятий, в частности, их передача в коллективную собственность, создание рынка с введением самостоятельности предприятий и освобождением цен будут способствовать коренному улучшению отношения людей к труду, т.к. работники сразу почувствуют себя хозяевами предприятий. Позволю себе высказать сбмнение на этот счет.

Во-первых, в обыденном сознании коллективная собственность практически не отличается от общенародной, т.е. ничейной. Во-вторых, данные об отношении работников предприятий к изменению форм собственности, полученные в нашем исследовании, особого оптимизма не вызывают (табл. 4).

Как видно, лишь от 1/3 до 2/3 работников, принадлежащих к различным группам по отношению к тpyдy, поддерживают идею приватизации предприятий, еще меньше занятых в промышленности хотели бы стать их совладельцами.

Стоит обратить внимание: чем позитивнее отношение группы к труду, тем больше доля в ней работников, желающих, чтобы предприятие осталось государственным и тем меньше доля желающих купить акции своего предприятия.

Думается, что вполне обоснованным будет предположение о причинах такого отношения. К быстрому переходу к рынку со всеми его специфическими отношениями не готово общественное, во многом люмпенизированное сознание, не создана и материальная база.

Это предположение может стать предупреждением тем экономистам, которые в лучших партийных традициях стремятся обойти законы природы и родить ребенка за три месяца. Ну чем, скажите, отличается обещание за 500 или 1000 дней превратить отсталую, разбазаренную, разрушенную страну в стабильно набирающее темпы прогресса государство от обещания построить коммунизм за 20 лет?

Многие наши экономисты, считающие, что декретированно с такого-то числа введенный рынок со свободными ценами и самостоятельными предприятиями станет панацеей от всех бед, опять-таки традиционно за красивыми выкладками и графиками в упор не желают видеть конкретного советского человека с его потребностями, интересами и, что немаловажно, ценностными ориентациями.

Человека, воспитанного административно-командной системой в тоталитарном патерналистском государстве. Человека, который с молоком матери усвоил, что государство о нем позаботится. И хотя в этой убежденности бывал часто обманут, она оставалась непоколебленной.

Нет системного видения проблемы перехода с его обоснованными сроками и, самое главное, подготовительными мерами, обеспечивающими успех перехода.

Ну, какой, например, может быть рынок труда без избытка жилья, который позволил бы человеку свободно переезжать из города в город в поисках места работы? Не приведет ли скоропостижное введение рынка к результату, который получается, если глубоководную океаническую рыбу в момент выдернуть на поверхность? Ее разорвет на мелкие кусочки и это закономерно. Но ведь и законы общества, в частности, рынка, не менее строги, чем законы физики.

Однако социологи предупреждают, а государственные деятели делают. Приватизация необходима, и она уже проводится. Но нужно отчетливо осознавать, что вместе с частной собственностью рождаются новые для нашего общества социальные группы: крупные и мелкие предприниматели, средний класс. Интересы социальных групп быстро поляризуются и сплачивают эти группы.

Еще Фрейд отмечал тесную связь между внутригрупповой сплоченностью и аутгрупповой враждебностью. Можно предположить, что чем выше сплоченность группы, основанная на общности интересов и целей, тем более напряженными, а возможно, и враждебными будут ее отношения к другим группам.

Особенно это касается тех групп, достижение интересов которых невозможно одновременно с интересами сплоченной группы. Иными словами, интересы таких групп альтернативны. То, что выгодно одной сплоченной группе, идет в ущерб другим.

Взаимодействие различных групп в социальной системе тем больше будет порождать социальную напряженность, чем больше среди взаимодействующих единиц групп, сплоченных на базе специфических интересов. Подтверждает это положение исторический опыт. Не отсюда ли известный принцип тиранов — «Разделяй и властвуй»? В плане разделения наши «успехи» несомненны.

Все сказанное приводит к мысли о возможных социальных конфликтах.

До сих пор в стране возникали национальные и экономические. Не дай нам Бог дожить до социальных.

Российское общество испокон веков отличалось приверженностью к социальным экспериментам в условиях полной непредсказуемости. Естественно, многие из них не приводили к желаемому результату. Видимо поэтому общество всегда мучилось в поиске ответов на два вопроса: «Кто виноват?» и «Что делать?».

Сейчас этот поиск чрезвычайно активизировался. Однако искать конкретных виновников кризиса — непродуктивная работа. Не возьмет на себя автор смелости ответить и на второй вопрос. Но, представляется, что бы мы ни делали, на каких путях ни искали решения вопроса выхода общества из кризиса, главное заключается в следующем.

Не может быть нормального общества без своих идеалов. У нас они потеряны.

Общественные идеалы должны быть близки конкретному человеку. Для процветания страны общество обязано ставить перед собой такие цели, которые разделяет подавляющее большинство.

Тогда личные цели будут совпадать с общественными, а у общества останется только один вариант поведения:

по достоинству оценивать личность и уважать ее деятельность.

ЛИТЕРАТУРА

I. Бедный М.С. Демографические факторы здоровья. М.: Финансы и статистика, 1984. С. 167.



Похожие работы:

«АКАДЕМИЯ УПРАВЛЕНИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДЕНО Проректор по учебной работе 18.06.2010 Регистрационный № УД05. Пп/уч. УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА ПО ДИСЦИПЛИНЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ специальностей переп...»

«Представляем исследование Редакция предлагает вниманию читателей результаты исследования Богатые и бедные в современной России, осуществленного Институтом комплексных социальных исследований РАН в сотрудничестве...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «Санкт-Петербургский государственный институт кино и телевидения» Кафедра государственного и муниципального управления ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ (микрои макроэкономика, мировая экономика) УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС Часть 3...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Актуальность Данная программа является актуальной, так как в настоящее время волонтерское движение получило развитие в связи с растущим числом социальных проблем, в решении которых при современной экономической ситуации волонтеры незаменимы на местном, регионал...»

«СОДЕРЖАНИЕ МЕТОДОЛОГИЯ Артибякина Т.Ю. Финансовые предпосылки экономического развития: теоретический аспект Бауэр К.В. Институциональный анализ инвестиционных проектов Блаженкова Е.А. Экономическая культура как фактор эффективности общественного производства Дешковская Н.С. Между рынками и иерархиями:...»

«УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКТЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ДИСЦИПЛИНЕ «ИНДУСТРИЯ ГОСТЕПРИИМСТВА» 1. Пояснительная записка Гостеприимство, одно из основных понятий человеческой цивилизации, стало мощной индустрией, в которой занято множество про...»

«Политическая социология © 2002 г. О.В. КРЫШТАНОВСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ БИЗНЕС-ЭЛИТЫ РОССИИ: 1998-2002 КРЫШТАНОВСКАЯ Ольга Викторовна кандидат философских наук, докторант Института социологии РАН. Экономический кризис...»

«\ql Письмо Минобрнауки России от 28.08.2015 N АК-2563/05 О методических рекомендациях (вместе с Методическими рекомендациями по организации образовательной деятельности с использованием сетевых форм реализации образовательных программ) Документ предоставл...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧЕРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Экономичес...»

«ТЕОРИЯ ИДОЛЫ И ИДОЛОПОКЛОННИКИ: КРАХ ЛИБЕРТАРИЗМА Статья первая Хасбулатов Р. И. член-корреспондент РАН, д. э. н., профессор, заведующий кафедрой мировой экономики РЭУ им. Г. В. Плеханова. E-mail: hasbulatov@re...»









 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.