WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 |

«А.Ю. Кнобель, А.Н. Орлова, Ю.Ю. Пономарев ВЛИЯНИЕ ОБМЕННОГО КУРСА НА ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ Москва 2013 Аннотация.Целью ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА

И ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

А.Ю. Кнобель, А.Н. Орлова, Ю.Ю. Пономарев

ВЛИЯНИЕ ОБМЕННОГО КУРСА НА

ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС В СОВРЕМЕННОЙ

ЭКОНОМИКЕ

Москва 2013 Аннотация.Целью представленной работы является оценка влияния колебаний обменного курса на различные составляющие платежного баланса в экономике России.

Для достижения указанной цели в работе решены следующие задачи:

проведенобзортеоретических и эмпирических работ, посвященных построению и практическому применению моделей оценки влияния колебаний обменного курса на различные статьи платежного баланса;

предложена экономическая модель, позволяющая оценить величину влияния колебаний обменного курса на статьи платежного баланса в России и других странах;

проведены оценки влияния колебаний обменного курса на основные статьи платежного баланса, а также ряд составляющих их компонент в период с 2000 по 2011 гг.

The main purpose of the present paper is the impact evaluation of exchange rate fluctuations on the balance of payments statements. To achieve this objective the following

tasks were fulfilled:

a review of theoretical and empirical models of exchange rate fluctuations impact on the balance of payments statements was conducted;

theoretical model for evaluation of exchange rate fluctuations impact on the balance of payments was constructed;

estimates of exchange rate fluctuations impact on the balance of payments statements were constructed for 2000-2011 period.

As initial data for estimation authors used The World Bank and IMF data, as well as scientific, analytical and statistical papers in Russian and foreign sources, including international organizations reports.

Данная работа подготовлена на основе материалов научно-исследовательской работы,выполненной в соответствии с Государственным заданием РАНХиГС при Президенте Российской Федерации на 2012 год.

Содержание СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1 АНАЛИЗ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К МОДЕЛИРОВАНИЮ

ПЛАТЁЖНОГО БАЛАНСА

1.1 ЭВОЛЮЦИЯ ПОДХОДОВ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПЛАТЕЖНОГО БАЛАНСА

1.2 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ ВЛИЯНИЯ ВАЛЮТНОГО КУРСА НА ПЛАТЕЖНЫЙ

БАЛАНС

2 ЭМПИРИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ВЛИЯНИЯ РАЗЛИЧНЫХ

ФАКТОРОВ НА ПЛАТЁЖНЫЙ БАЛАНС

2.1 ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ НА СЧЕТ ТЕКУЩИХ ОПЕРАЦИЙ

2.2 ФАКТОРЫ ВЛИЯНИЯ НА СЧЕТ ДВИЖЕНИЯ КАПИТАЛА

3 ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ РЕАЛЬНОГО ОБМЕННОГО

КУРСА НА ПЛАТЁЖНЫЙ БАЛАНС

3.1 ОПИСАНИЕ ИСПОЛЬЗУЕМОЙ В РАБОТЕ БАЗЫ ДАННЫХ

3.2 МОДЕЛЬ АНАЛИЗА ВЛИЯНИЯ РЕАЛЬНОГО ОБМЕННОГО КУРСА НА

ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС

3.3 ГИПОТЕЗЫ

3.4 РЕЗУЛЬТАТЫ ЭМПИРИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ВЛИЯНИЯ РЕАЛЬНОГО

ОБМЕННОГО КУРСА НА ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

ПРИЛОЖЕНИЕ

–  –  –

В условиях мировой экономической интеграции нарастает обмен товарами и услугами, а также увеличиваются потоки капитала между странами. Вследствие этого расширяется и валютный обмен между странами, что, в свою очередь, влияет на валютный курс и его динамику. С другой стороны, обменный курс и его динамика оказывают существенное влияние на торговый баланс и движение капитала.

Платежный баланс является важнейшим показателем степени возможного участия страны в международной торговле и ее платежеспособности.

Существует непосредственная взаимосвязь между реальным валютным курсом и платежным балансом. С одной стороны, обменный курс весьма чувствительно реагирует на изменения платежного баланса, прежде всего, счета текущих операций. С другой стороны, состояние валютных рынков оказывает воздействие на платежный баланс, а реальный обменный курс играет важную роль во влиянии на платежный баланс.

При этом неопределенным является как воздействие реального валютного курса на торговый баланс, то есть импорт и экспорт, так и на счет движения капитала. Оценка влияния реального валютного курса на платежный баланс в целом затруднена, поскольку положительное сальдо торгового баланса может сопровождаться существенным оттоком капитала, как происходит, например, в России. Кроме того, сложным представляется разграничение влияния реального валютного курса на платежный баланс и обратное влияние платежного баланса на валютный курс. В Китае положительный платжный баланс на протяжении довольно длительного периода не приводит к существенному укреплению реального обменного курса. В этой связи крайне важным является вопрос о взаимосвязи динамики реального обменного курса и платжного баланса, чтобы учитывать его при проведении бюджетной и денежно-кредитной политики.

Анализ теоретических подходов к моделированию платжного баланса

1.1 Эволюция подходов к определению платежного баланса Говорят, что платежный баланс, в рамках которогоприток (поступление) денежных средств в экономику страны за определенный период по абсолютной величине больше оттока (расхода)называется активным. В противном случае говорят, что платежный баланс является пассивным. Основными частями платежного баланса являются баланс счета текущих операций (основные части торговый баланс, который включает сальдо экспорта-импорта товаров и услуг, а также баланс прочих текущих операций, состоящий из сальдо процентных платежейи денежных переводов) и баланс счета движения капитала (представляет собой чистый приток капитала – разница между оттоком из страны и притоком капитала в страну). Платежный баланс является одним из основных системных инструментов, позволяющих отслеживать состояние и степень участия страны в международных отношениях.Различают несколько методик формирования платжного баланса. Наиболее часто используется классификация, предложенная МВФ (Международным Валютным Фондом). При формировании платежного баланса зачастую применяется метод «двойной записи», который предусматривает учет каждой операции по дебету и кредиту определенного счета. В итоге сумма дебета всегда равна сумме кредита. Суммы по кредиту формируются за счет экспорта товаров и притока капитала, суммы по дебету – за счет импорта товаров и оттока капитала. В платжном балансе экономические операции представляют на основе рыночных цен, то есть по тем ценам, которыереально фигурировали в рамках процесса обмена.

Платежный баланс по своей структуре состоит, прежде всего, из двух больших частей: счета текущих операций и счета операций с капиталом и финансовыми инструментами. Экспорт товаров и услуг означает рост требований к нерезидентам и, следовательно, уменьшение финансовых обязательств перед нерезидентами. В результате экспорта товаров и услуг в стране происходит накопление резервов иностранной валюты, которыепозволяют производить оплату импорта.В случае недостатка валютных резервов для оплаты импорта могут привлекаться займы за границей, которые могут быть никак не связаны с экспортом товаров и услуг. В этом случае импорт приводит к появлению задолженности перед нерезидентами, которая в будущем требует погашения, например, посредством экспорта товаров и услуг, а привлечение кредитов означает рост обязательств перед ними.

Если рассматривать более подробно структуру платежного баланса, то счет текущих операций состоит из торгового баланса, баланса услуг и текущих трансфертов, а счет операций с капиталом и финансовыми инструментами состоит из счета операций с капиталом и финансового счета, включающего прямые и портфельные инвестиции, другие инвестиции, резервные активы. Первым подразделом счта текущих операций является т. н. внешнеторговый баланс. МВФ рекомендует оценивать и экспорт и импорт единообразно — по цене на границе экспортирующей экономики. Вторым подразделом счета текущих операций является баланс услуг. Услуги приобретают вс большее значение в международной торговле.

Весьма важной частью счета текущих операций является также баланс факторных доходов, поскольку в этом подразделе учитывается, в частности, доход от заграничных инвестиций или платежи по иностранным инвестициям. Отсутствие возможностивывода инвестиционной прибылииз страны представляет собой значительный негативный фактор для иностранных инвестиций. К текущим переводам относятся также различные односторонние переводы, в том числе поступления ресурсов и платежи на безвозмездной основе.

Вторая часть платжного баланса отражает движение капитала и финансовых инструментов посредством учета, в том числе, прямых иностранных инвестиций и портфельных инвестиции. В этом разделе учитываются кредиты и авансы торговые (предоставленные и привлечнные);

ссуды и займы (предоставленные и привлечнные);

имеющаяся в наличии иностранная валюта;

остатки на текущих счетах, а такжеи депозиты;

просроченная задолженность (в том числе задолженность по товарным поставкам согласно межправительственным соглашениям);

прочие.

Все международные операции с активами (официальныеоперации с валютными резервами Центрального банка) условно относят к счету движения капитала. Положительное сальдо счета движения капитала представляет собой чистый приток капитала в страну. С другой стороны, при отрицательном сальдо счета движения капитала возникает чистый отток (или вывоз) капитала. Это происходит в тех случаях, когда расходы на покупки активов за рубежом превосходят доходы от их продажи за рубеж.Таким образом,дефицит счета текущих операций должен соответствовать положительному сальдо счета операций с капиталом и финансовыми инструментами.

Выбор подходов к регулированию платежного баланса изначально формируется способом определения сальдо платежного баланса. Анализ состояния платежного баланса необходим при выборе экономической политики, которая с теоретической точки зрения должна быть направлена на достижение равновесного состояния, в рамках которого экономические агенты не будут иметь стимулов для изменения своих действий (и ожиданий). С точки зрения теоретических подходов к формированию сальдо платежного баланса существуют следующие концепции платежного баланса: баланса текущих операций, базисного баланса, ликвидности, баланса официальных расчетов (Петрикова (2012)).

Баланс счета текущих операций отражает объем реальных ценностей, которые были вывезены за границу или получены оттуда в дополнение к ВВП. Концепция баланса движения капитала (или концепция ликвидности) учитывала тот факт, что доллар США широко применялся в качестве международного платежного и резервного средства, поэтому в число основных статей баланса входят еще движение иностранных коммерческих кредитов, частного краткосрочного национального капитала, а также сальдо по статье «Ошибки и пропуски». Концепция баланса официальных расчетов появилась как результат анализа подходов к измерению сальдо платежного баланса США. Базовое предположение этой концепции заключалось в том, что регулирующие органы стран осуществляют валютную интервенцию для поддержания курсов своих валют. Исторически внешняя торговля являлась наиболее важной формой международного обмена, поэтому в качестве основной использовалась концепция баланса текущих операций. Концепция базисного баланса начала использоваться после Второй мировой войны. Концепцию ликвидности стали использовать в США для снижения дефицита платежного баланса, когда доллар получил статус резервной валюты. Однако в 1950-х гг. из-за роста дефицита платежного баланса США эту концепцию поставили под сомнение.

Концепция официальных расчетов была выдвинута в США в 1965 году и принята МВФ и ОЭСР в качестве основной. Но уже в середине 1970-х гг. она стала терять свою актуальность в связи с тем, что крупные перемещения капитала происходили под влиянием дефицита финансовых ресурсов в США и связанного с этим повышения банковских процентных ставок. Поэтому в США с 1976 г. измерять сальдо платежного баланса стали только по текущим операциям. Несмотря на все изменения в расчетах сальдо платежного баланса, все подходы к его определению связаны с монетарной теорией платежного баланса. После эры золотого стандарта экономисты выражали единый взгляд, который заключался в том, что свободные валютные курсыприводят к автоматическому восстановлению равновесия платежного баланса, поскольку возникающие отклонения от такого равновесия вызывают изменение валютного курса [Мотылев (1971), Богданов (1976), Смыслов (2003)].

Маржиналистская революция привела к возникновению нового подхода в теории платежного баланса, основанного на краткосрочном анализе ценовых эластичностей экспорта и импорта. Этот подход получил название эластиционный [Robinson (1974), Lerner (1944), Metzler (1948)].

Предпосылками эластиционного подхода можно назвать следующие:

отождествление платежного баланса с торговым балансом и предположение о постоянстве цен вследствие абсолютной эластичности предложения товаров;

чистый экспорт зависит от относительных цен товаров, произведенных внутри страны, к товарам, произведенным за рубежом, скорректированных на валютный курс.

Согласно эластиционному подходу девальвация национальной валюты приведет к улучшению баланса текущих операций, когда сумма эластичностей иностранного спроса на национальный экспорт и национального спроса на иностранный импорт больше единицы. Если эта сумма меньше единицы, то девальвация приводит к ухудшению баланса текущих операций.

Двойной эффект девальвации рассматривается за счет изменения цены и объема – увеличивается дефицит (эффект цены) или уменьшается дефицит (эффект объема):

в результате ценового эффекта девальвации национальной валюты, выраженной в иностранной валюте, экспорт становится относительно более дешевым, а импорт в национальной валюте более дорогим, в результате чего ухудшается состояние баланса текущих операций;

в результате эффекта объема удешевление экспорта приводит к увеличению объема экспорта вследствие увеличения величины спроса на экспорт, а удорожание импорта ведет к сокращению объема импортируемых товаров и услуг.

Следовательно, результат воздействия девальвации на баланс счета текущих операций будет определяться тем, какой из двух эффектов оказывает большее влияние, что, в конечном итоге, характеризуется эластичностью иностранного спроса на национальный экспорт и эластичностью национального спроса на иностранный импорт.

В том случае, когда предложение экспорта и импорта не обладают абсолютной эластичностью, баланс текущих операций может улучшаться, даже если сумма эластичностей спроса на экспорт и импорт меньше единицы. Если предложение экспорта и импорта несовершенно эластичны, то увеличение спроса на экспорт приведет к некоторому увеличению национальных экспортных цен, что будет способствовать увеличению экспортных поступлений, а, значит, и улучшению баланса текущих операций. Аналогично падение спроса на иностранный импорт повлечет за собой снижение цен на импорт товаров и услуг в иностранной валюте, что снизит расходы на импорт и улучшит баланс текущих операций. Кроме того, эластичность спроса на экспорт и импорт в краткосрочном периоде ниже, чем в долгосрочном, поэтому условие Маршалла-Лернера может не соблюдаться в краткосрочном и среднесрочном периоде, но будет соблюдаться в долгосрочном периоде. Описанный феномен невыполнения условия Маршалла-Лернера в краткосрочном периоде и выполнения в долгосрочном показан на рисунке 1 и носит название J-кривой (см. рисунок1).

Рисунок 1- Эффект J-кривой Источник: Петрикова (2012)

Таким образом, методы покрытия возникающего ухудшения баланса текущих операций различны в системе курсообразования. При фиксированном курсе необходимо достаточное количество золотовалютных резервов для покрытия временно возникающего ухудшения баланса текущих операций. При плавающем курсе – в результате девальвации национальной валюты из-за усиления давления со стороны предложения национальной валюты на валютном рынке – ухудшения баланса текущих операций может продолжиться.

Недостатком эластиционного подхода является использование постоянного уровня цен. Девальвация увеличивает цены импортных товаров в национальной валюте, стимулируя национального потребителя переключаться с потребления импортных товаров на национальные. Аналогично девальвация удешевляет национальный экспорт, выраженный в иностранной валюте, по сравнению с иностранными товарами и стимулирует переключение иностранных потребителей со своих национальных товаров на импорт. Таким образом, изменения номинального валютного курса приводят к изменению реального валютного курса. Именно изменения реального валютного курса могут привести к корректировке баланса текущих операций, что следует из условия Маршалла-Лернера.

Кроме того, существенным недостатком эластиционного подхода является отдельный учет экспорта и импорта и отсутствие рассмотрения взаимосвязи текущего платежного баланса и баланса движения капитала. Также среди недостатков можно отметить упрощенную зависимость между валютным курсом и внешнеторговыми ценами на экспорт и импорт. Последний фактор приобрел актуальность при переходе к плавающим валютным курсам из-за резкого повышения степени неопределенности будущих курсовых соотношений.

В начале 1950-х гг. наблюдается интеграция эластиционного и кейнсианского подходов в теории платежного баланса [Johnson (1956), Laursen, Metzler (1950), Harberger (1950), Meade (1951)]. Кейнсианский подход предполагает активную роль государства в регулировании сальдо платежного баланса. Авторы кейнсианского подхода в теории платежного баланса сальдо платежного баланса отождествляли с сальдо баланса торговли и услуг, не учитывая счет движения капитала. В рамках кейнсианского подхода сальдо платежного баланса определяется как разница между расходами и доходами страны, основное внимание уделяется в рамках данного подхода влиянию изменения валютного курса на счет текущих операций платежного баланса. Согласно данному подходу стимулирование спроса, отражающего размеры создаваемого национального продукта и изменение расходов, происходит за счет абсорбции. Уравнение счета текущих операций в этом случае позволяет определить сальдо баланса текущих операций как разницу между внутренним выпуском продукции и внутренней абсорбцией. В теоретических работах понятие абсорбции различается. Например, Alexander (1959) понимал под абсорбцией общий внутренний потребительский и инвестиционный спрос, а другие авторы ограничивали понятие абсорбции внутренним потребительским спросом на товары, производимые внутри страны. Равновесие платежного баланса будет достигнуто в том случае, если величина планируемых совокупных расходов будет равна величине доходов. В том случае, когда величина планируемых расходов будет превышать выпуск, образуется избыточный спрос, который приведет к тому, что фирмы будут сокращать расходы на импорт и наращивать выпуск продукции за счет экспорта.

Рост выпуска будет сопровождаться ростом доходов и ростом величины совокупного спроса. В случае, когда доходы превышают расходы, существует избыточное предложение, которое приводит к положительному сальдо платежного баланса путем превышения экспорта над импортом, что может привести к опасным тенденциям из-за возможного последующего роста импорта и уменьшения чистого экспорта, что приводит к падению доходов и сокращению величины планируемых расходов.

По мнению кейнсианцев, положительное сальдо платежного баланса достигается только с помощью государственного давления на сокращение внутренних расходов или увеличения притока доходов в страну. Поэтому основоположники данного подхода в вопросах регулирования сальдо платежного баланса основной акцент делали на стимулировании экспорта отечественной продукции и сдерживании импорта через повышение конкурентоспособности отечественных товаров и услуг на мировых рынках. Валютный курс в кейнсианском подходе является единственным фактором, оказывающим ключевое влияние на экспортно-импортные статьи платежного баланса. Высокий курс национальной валюты оказывает негативное влияние на проведение экспортных операций, но положительно влияет наимпортные операции. Низкий курс национальной валюты – оказывает противоположное влияние. В рамках кейнсианского подхода, как и в эластиционном и впоследствии в монетарном подходах, для определения влияния валютного курса на состояние доходов и расходов страны, уравнение счета текущих операций дифференцируется по валютному курсу. Влияние изменения валютного курса на состояние баланса текущих операций будет зависеть от того, насколько изменение курса повлияет на национальный доход в сравнении с внутренней абсорбцией. Если девальвация увеличит национальный доход страны по сравнению с разницей между внутренним выпуском продукции и внутренними расходами, то баланс текущих операций улучшится, и наоборот. Изменение экспорта, как и изменение инвестиций, приводит к цепной реакции, которая, несмотря на ее уменьшение с каждым последующим циклом, дает эффект значительного роста первоначального изменения национального дохода. Аналогично мультипликатору инвестиций мультипликатор экспорта обусловлен внутренними процессами в сфере потребления и может быть определен через предельную склонность к абсорбции.

Положительное влияние девальвации на баланс текущих операций происходит с точки зрения абсорбционного подхода, если первичная реакция вызовет или изменение предельной склонности к абсорбции – снижение абсорбции при постоянном доходе, или изменение национального дохода – рост дохода при постоянной абсорбции, или изменение прямой абсорбции – рост абсорбции в меньшей мере, чем рост дохода.

В целом, общим условием для улучшения состояния баланса текущих операций в результате изменения валютного курса является превышение изменения неабсорбированного национального дохода над изменением прямой абсорбции. С другой стороны, часть полученного экспортного дохода страны тратится на импорт, сокращая внутреннюю покупательную способность страны.

Рост национального дохода страны может стимулировать рост спроса на импорт. Величина национального дохода и объемы импорта связаны между собой показателем предельной склонности к импортированию, который показывает, насколько изменяются расходы на импорт при изменении национального дохода.

Девальвация приводит к удорожанию импорта, выраженного в национальной валюте, а значит, к ухудшению платежного баланса, а следовательно, снижению реального национального дохода, поскольку большой объем экспорта требуется теперь для получения определенного объема импорта. В результате общий эффект девальвации на национальный доход, согласно кейнсианскому подходу, является неопределенным.

Критика кейнсианского подхода заключается в том, что при оценке эффективности экономической политики государства существует постоянная зависимость от изменения валютного курса. Например, девальвация, улучшающая сальдо платежного баланса, может сопровождаться прямо противоположной по характеру рестрикционной денежно-кредитной и сдерживающей бюджетноналоговой политикой.

Монетаристский подход к теории платежного баланса заложила работа Johnson (1958). В монетаристском подходе деньгам отводится главенствующая роль, в связи с чем меняется подход к определению платежного баланса. Отличие заключается в том, что рассматривается платежный баланс целиком, т.е. наряду со счетом текущих операций еще и счет операций с капиталом и финансовыми инструментами. В рамках данного подхода сальдо платежного баланса можно рассматривать как изменение официальных золотовалютных резервов государства.

Кейнсианцы же рассматривали сальдо платежного баланса как разницу между расходами страны и ее доходами.

Сальдо платежного баланса рассматривается монетаристами как отсутствие равновесия между спросом на деньги и предложением денег.

Монетарная теория предполагает отсутствие вмешательства государства в международные расчеты, которые всегда автоматически должны приходить в равновесие, по крайней мере, в долгосрочном периоде.

Монетаристский подход основан на нескольких предпосылках. Во-первых, равновесие на рынке денег может быть описано как равновесие спроса и предложения денег, тогда как потокам отводится роль выравнивания запасов. Во-вторых, спрос на деньги зависит отпроцентных ставок, реального дохода,уровня цен, который определяется паритетом покупательной способности валют и предпосылкой существования «малой страны», из чего следует, что уровень цен и уровень процентных ставок для страны задается экзогенно. В-третьих, в рамках монетаристского подходарассматриваются только лишь реальные кассовые остатки как основного вида финансовых активов.

В рамках монетаристского подхода рост спроса на деньги приводит к положительному сальдо платежного баланса, которое сохраняется до тех пор, пока предложение денег внутри страны (денежная масса) не уравновесится со спросом на деньги. Основное достоинство монетаристского подхода состоит в том, что с его помощью можно выявить монетарную «сущность» сальдо платежного баланса. С другой стороны, данный подход неприменим в рамках анализа причин ухудшения состояния платежного баланса. В реальности причина дефицита платежного баланса может быть никак не связана с денежным предложением (в том числе с избыточным), а его балансирование посредством денежно-кредитной политики может приводить к отрицательнымрезультатам, например, к росту уровня безработицы.

Эволюция теорий и концепций платежного баланса позволяет сделать вывод о том, что в более стабильных условиях преобладают теории, основанные на использовании ценовых факторов в качестве регулирующих.

В рамках кейнсианского подхода предполагаются активные действия государства, направленные на регулирование платежного баланса. Авторы кейнсианского подхода рассматривают сальдо платежного баланса в качестве различия между доходами и расходами страны. Рост притока капитала (доходов) в экономику страны приводит к повышению совокупного спроса в стране и, как следствие, повышению спроса на импортные товары. В результате достигается равновесие платежного баланса. Положительное сальдо платежного баланса, согласно кейнсианскому подходу, может быть достигнуто только за счет государственных мер, направленных на снижение внутренних расходов (либо на увеличение притока капитала в страну). Неоклассический подход платежного баланса синтезирует кейнсианский и монетаристский подходы. Он одновременно учитывает влияние цен и дохода на равновесие платежного баланса.

1.2 Теоретические модели влияния валютного курса на платежный баланс Влияние изменений валютного курса на выпуск, цены и платежный баланс описывалось в теоретической работе Guitian (1976). Согласно моделированию, проведенному в указанной работе, в экономике существуют потоки факторов, используемых для производства неторгуемых товаров и услуг, продающихся на внутреннем рынке, а также торгуемых товаров. В построенной автором модели не существует ни рынка ценных бумаг, ни международного движения капитала. Таким образом, сальдо платежного баланса эквивалентно балансу торговли. Баланс может быть как положительным, что свидетельствует о превышении экспорта над импортом, так и отрицательным. Как следствие, есть только один финансовый актив с точки зрения частного сектора: внутренние деньги. Существует пять рынков в экономике: два рынка факторов производства, два рынка товаров и рынок денег. Со стороны спроса на факторы производства условие максимизации прибыли зависит от валютного курса, а максимизация полезности зависит от цены корзины товаров, которая является линейной однородной функцией цены по двум группам товаров.

Равновесие обеспечивается наличием свободной секторальной мобильности ресурсов и гибкости как цены, так и уровня использования факторов производства.

В модели существует два сектора внутри экономики: общественный сектор, который включает правительство и центральный банк; частный сектор, включающий домохозяйства, фирмы и коммерческие банки. У этих двух секторов есть бюджетные ограничения. Для экономики в целом бюджетным ограничением является платежный баланс.

Необходимым условием общего равновесия в такой экономике является отсутствие избыточного спроса, что следует из закона Вальраса.

При нарушении равновесия политика, проводимая властями, носит двоякий характер:

сбалансировать бюджет и остановить поддержку совокупного спроса или девальвировать валюту. Обе этих альтернативы приводят к тому же реальному равновесию в экономике. Однако процесс достижения равновесия в обоих случаях различается. Первый вариант влечет за собой реализацию дефляционной политики в смысле обеспечения снижения внутренних цен, совместимого с валютным курсом и с ограничением платежного баланса. С помощью девальвации, с другой стороны, делается попытка восстановления относительных цен до равновесного уровня, то есть, с помощью увеличения внутренних цен на торгуемые товары, а не снижением цен на неторгуемые товары. Обе альтернативы предполагают, что как только равновесные цены будут достигнуты, правительство сбалансирует свой бюджет.

При девальвации, при прочих равных условиях, со стороны спроса снижается количество спроса на торгуемые товары и увеличивается спрос на неторгуемые товары. В целом, спрос имеет тенденцию к сокращению. Со стороны предложения, девальвация увеличивает выпуск торгуемых товаров и сокращает выпуск неторгуемых товаров. Это происходит потому, что девальвация снижает реальную цену факторов производства внутри страны по сравнению с мировыми ценами. Как результат, сокращение предложения неторгуемых товаров вместе с увеличением спроса на них приводит к росту цен на неторгуемые товары и снижению их количества на рынке. С другой стороны, увеличение количества предлагаемых торгуемых товаров совместно с сокращением спроса на них внутри страны значительно улучшает платежный баланс.

Модель взаимосвязи торгового баланса и реального валютного курса с переходом к устойчивому равновесию предложена Boyd, Caporale (2001).

Отношение номинального экспорта к номинальному импорту B представляет собой отношение объемов экспорта X, умноженные на внутренние цены P, к объемам импорта M, умноженным на зарубежные цены P* и номинальный валютный курс S:

Bt ( Pt X t ) / ( Pt * St M t ) (1)

Это же уравнение можно переписать в логарифмах:

bt xt mt ( st pt pt* ) xt mt et (2) где et=(st–pt +pt*) – реальный валютный курс.

Долгосрочный спрос на экспорт и импорт представлен уравнениями:

xt x * yt* x et xt (3) mt m yt met mt

–  –  –

месяцев вперед. Но реальная девальвация может сделать определенное количество импорта более дорогим в единицах национальной валюты. Таким образом, стоимость импорта возрастет, а стоимость экспорта не изменится, что должно ухудшить торговый баланс. Однако и потребители, и производители вскоре начинают приспосабливаться к изменению относительных цен на отечественные товары, и, следовательно, торговый баланс начнет улучшаться. Предполагается выполнение условия Маршалла-Лернера о том, что краткосрочные эластичности достаточно низкие, а долгосрочные – высокие.

Особое место в моделировании влияния валютного курса на платежный баланс занимают модели новой открытой макроэкономики (NOEM), в которых в динамическую модель общего равновесия включается монополистически конкурентная среда, а также номинальная жесткость. Модели NOEM включают в себя монополистически конкурентные фирмы, накопление капитала, монетарную политику в форме правил установления процентных ставок. Процедура по оценке этих параметров обсуждается в теоретической литературе. В модели заложены пять шоков, включая изменения технологий, монетарную политику, предпочтения потребителей, доля потребления домохозяйств в предпочтениях, условие паритета процентных ставок.

Bergin (2006) рассматривает двухстрановую модель мира, где страны определены как отечественная экономика и заграница, и население отечественной экономики составляет долю населения мира. Каждая страна имеет n репрезентативное домохозяйство и репрезентативную фирму, а также определенный континуум промежуточных товаров, которые производятся экономикой страны.

Переменные, относящиеся к загранице, обозначаются символами* и F, где это необходимо. Все переменные выражаются в единицах на душу населения.

Конечные товары в этой экономике (Yt) производятся с помощью континуума промежуточных внутренних (отечественных) товаров, индексируемых i[0, 1], и с помощью континуума импортируемых промежуточных товаров, индексируемых

j[0, 1]. Технология производства конечных товаров такова:

Yt t1/ YHt (1 t )1/ YFt (13) где

–  –  –

Таким образом, задается моделирование платежного баланса с учетом рынка товаров, факторов производства и рынка денег, а также объясняется влияние изменений реального обменного курса на платежный баланс.

2 Эмпирические подходы к оценке влияния различных факторов на платжный баланс

2.1Факторы влияния на счет текущих операций Соотношение курсов национальной и иностранной валют могут оказывать влияние на международную торговлю в рамках нескольких каналов: через воздействие на внешнеторговые цены, через изменениевнутренней ситуации в экономике рассматриваемых стран, а также посредством ожиданий, которые могут быть связаны с абсолютной величиной колебаний валютных курсов и возникающими из-за этих колебаний валютными рисками.

В общем виде первое направление воздействия обменного курса на платежный баланс может быть представлено следующим образом: при ослаблении национальной валюты экспортные цены снижаются, что приводит к росту спроса со стороны иностранных покупателей на национальную продукцию и ведет к увеличению объемов экспорта. Стоит отметить, что параллельно происходит рост импортных цен, выраженных в национальной валюте, поскольку производителям иностранных товаров приходится компенсировать недополученную выручку в национальной валюте (чтобы сохранить ее объем неизменным), которая вызвана удешевлением иностранной валюты. Более высокая стоимость импортных товаров снижает их привлекательность для покупателей, что приводит к снижению спроса на импортные товары. В результате, торговый баланс страны, национальная валюта которой ослабляется, должен, как показано выше, улучшиться.

Однако в отдельных ситуациях (например, в тех случаях, когда импорт имеет важное или стратегическое значение для страны) спрос на импортные товары при росте цен на него не будет снижаться. В этих случаях можно говорить о том, что эластичность спроса на импорт по цене имеет низкое значение. Также возможны ситуации, в рамках которых закупки импортных товаров могут снизиться незначительно, то есть не в соответствии с повышением цены, в тех случаях, когдаэластичность спроса на импорт меньше единицы. В обеих ситуациях стоимость импортируемых товаров вырастет, что будет оказывать негативное влияние на торговый баланс. Снижение цен также не обязательно вызывает повышение спроса на экспортную продукцию, и тогда общая сумма валютной выручки даже снижается, что ухудшает торговый баланс.

Влияние изменений обменного курса на торговый баланс, таким образом, зависит от показателей ценовой эластичности спроса и предложения, то есть от выполнения условий Маршалла-Лернера. Выполнение условий Маршалла-Лернера проверялось в большом числе эмпирических работ, и во многих была подтверждена обратная связь между валютным курсом и торговым балансом. Например, BahmaniOskooee (1986) показал, что спрос на импортные товары в Индии в период с 1971 по 1982 год был высокоэластичным, значение эластичности превышало единицу. То есть, ослабление обменного курса рупии позволяло улучшить сальдо торгового баланса. Boyd et al. (2001) также получили подтверждение улучшения торгового баланса в результате снижения реального обменного курса, используя метод векторной авторегрессии с распределенными лагами для исследования двусторонней торговли между восьмью развитыми странами (Канада, Франция, Германия, Япония, Италия, Нидерланды, Великобритания, США). Сходные результаты также были получены в работах JaritaDuasa для Малазии, Akbostancis (2002) для Турции, Liu, FanandShek (2006) для Гонконга, Onafowora (2003) для Таиланда, Малайзии, Индонезии для Aziz (2008) для Бангладеш.

Ранние исследования Krugman и Baldwin (1987) нашли подтверждение существования J-кривой на данных США. Исследования Rose (1990, 1991) не только отвергли существования J-кривой, но и утверждали, что не существует значимого эффекта реального валютного курса на торговый баланс как в развивающихся, так и в развитых странах, включая США. Bahmani-Oskoee и Brooks (1999) показали с помощью построения ARDL-модели, что в краткосрочной перспективе нет никакого влияния девальвации валютного курса на торговый баланс на данных по США, но в долгосрочном периоде установлена положительная взаимосвязь между ними.

Wilson и Tat (2001) установили такую взаимосвязь на данных по Сингапуру. Singh (2002) использовал такую же модель, как и Rose, и на данных по Индии выявил положительное влияние реальной девальвации национальной валюты на торговый баланс. Koray и McMillin (1999) исследовали реакцию реального валютного курса и торгового баланса на шоки монетарной политики с использованием структурной VAR-модели. Они обнаружили, что отрицательный монетарный шок изначально улучшает торговый баланс, который связан с повышением валютного курса, затем ухудшает торговый баланс, что также выступает в поддержку существования Jкривой. Leonard и Stockman (2001) использовали непараметрические методы, чтобы проанализировать взаимосвязь между счетом текущих операций, валютным курсом и ВВП. Их результаты поддерживают гипотезу о существовании J-кривой, однако, не поддерживают стандартное объяснение ее существования. Они обнаружили, что увеличение счета текущих операций связано с падением ВВП. Это противоречит стандартному теоретическому объяснению, что улучшение торгового баланса в долгосрочном периоде после девальвации происходит за счет увеличения внешнего спроса, увеличивая внутренний ВВП.

Некоторые исследования говорят о наличии S-кривой как ответа торгового баланса на изменение валютного курса. Backus, Kehoe и Kydland (1994) использовали модель международного реального бизнес-цикла и обнаружили, что торговый баланс является контрциклическим, и функция корреляции торгового баланса и условий торговли может быть описана S-кривой. Roberts (1995) в динамической модели зависимости расходов на импорт от благосостояния показал, что помимо J-кривой возникает и другая зависимость. Если рассматривать две кривые в сочетании широкого круга динамических возможностей, то можно получить некое приближение к S-кривой. Marwah и Klein (1996) на данных по США и Канаде обнаружили тенденцию в краткосрочном периоде к ухудшению торгового баланса от девальвации национальной валюты, в переходе к долгосрочному периоду – к улучшению торгового баланса, однако, затем снова следует его ухудшение, что подтверждает наличие S-кривой. Однако Bahmani-Oskoee и Brooks (1999) высказывают критику, указывая на то, что авторы используют нестационарные данные для получения таких результатов. Brada, Kutan и Zhou (1997) на основе данных по Турции разбивают выборку на две части: с 1969 по 1979 гг. и с 1980 по 1993 гг., поскольку в начале 1980-х гг. в Турции проходило серьезное реформирование экономики. Так для первой выборки не получено подтверждений того, что существует связь между торговым балансом, реальным обменным курсом и внутренними и внешними доходами. Однако с 1980-х гг. торговый баланс реагирует на изменение реального валютного курса. Из этого авторы делают вывод о том, что изменение торговой политики оказывает существенное влияние на торговый баланс в Турции.

Akbostanc (2002) исследовал на данных по Турции с 1987 по 2000 гг. связь между торговым балансом и реальным валютным курсом с использованием VARмодели. Чтобы провести различие между долгосрочным равновесием и краткосрочными изменениями был применен коинтеграционный анализ и коррекция ошибок. Также автором используется функция ответного импульса, котораяизмеряет эффект шока, произошедшего в определенный момент времени, на ожидаемые будущие значения переменных в динамической системе, вслед за Demirden и Pastine (1995), которые также использовали анализ импульсного отклика в определении существования J-кривой, позволивший оценить обратный эффект. Koop (1996) и Pesaran и Shin (1998) разработали метод обобщенных импульсных откликов, которые являются уникальными, не зависят от изменения порядка переменных в VAR-модели и могут быть использованы как для линейных, так и для нелинейных моделей. Этот метод получил широкое распространение в эмпирических исследованиях.

Akbostanc (2002)использовал VECM подход и оценивал следующее уравнение:

k 1 X t Гi X t i ПX t k t (53) i 1 где П=’. Xt – вектор стохастических переменных, Xt=[B,Y,Y*,q], константа, t – ошибка (белый шум), B– торговый баланс, Y – внутренний доход, Y* доход зарубежной страны, q – реальный валютный курс. Гипотеза о наличии Jкривой предполагает, что частная производная dB/dq будет отрицательной в краткосрочном периоде и положительна в долгосрочном, если B f [Y, Y *, q] (54) В результате была показана возможность коинтеграции перечисленных выше переменных, причем проведенные в работе оценкипоказали, что такая возможность единственна. Также с помощью тестов было показано, что слабая экзогенность отвергается для переменных торгового баланса и реального эффективного обменного курса, а для переменных внутренних и зарубежных доходов не отвергается. Таким образом, в долгосрочном периоде реальный валютный курс является единственной переменной, которая определяет сальдо торгового баланса, а отечественные и зарубежные доходы не имеют никакого влияния на торговый баланс. Коинтеграционный анализ, в свою очередь, показал, что реальная девальвация национальной валюты улучшает торговый баланс в долгосрочном периоде. Результаты коинтеграционного анализа представлены в таблице1.

Таблица1 - Результаты коинтеграционного анализа

–  –  –

В модели коррекции ошибками в качестве зависимых переменных были приняты торговый баланс и реальный эффективный валютный курс, в качестве объясняющих переменных были приняты внутренние и зарубежные доходы и C – ошибка модели коррекции. Результаты модели коррекции ошибками представлены в таблице2. Переменная зарубежных доходов не включена в модель из-за ее незначимости, откуда следует вывод, что зарубежные доходы не оказывают влияния на торговый баланс ни в краткосрочном, ни в долгосрочном периоде. В краткосрочном периоде основными переменными, оказывающими влияние на торговый баланс, являются реальный валютный курс и внутренние доходы. Хотя внутренние доходы не влияют на торговый баланс в долгосрочном периоде, в краткосрочном периоде их увеличение снижает торговый баланс, как и прогнозирует теория. Кроме того, результаты, представленные в таблице2, показывают, что в краткосрочном периоде реальная девальвация будет служить причиной улучшения торгового баланса. Таким образом, оценка влияния валютного курса на торговый баланс не приближается к J-кривой.

Таблица 2 - Результаты модели коррекции ошибками

–  –  –

Для полного рассмотрения краткосрочного эффекта валютного курса на торговый баланс автором проверяются эффекты обратной связи системы. Обратная связь между торговым балансом и реальным валютным курсом такова, что реальная девальвация может улучшить торговый баланс, который, в свою очередь, вызывает повышение реального валютного курса, что приводит к ухудшению торгового баланса и новой девальвации. Таким образом, наблюдается цикличность во взаимосвязи реального валютного курса и торгового баланса. Этот же результат достигается при использовании анализа функций импульсного отклика.

Аналогичная методика использовалась Onafowora (2003) при анализе данных по Восточной Азии.

Сокращенная форма уравнения выглядит следующим образом:

ln( X M )t 0 1 ln Yt 2 ln Yt * 3 ln RERt 4 D97 t (55) где ln – натуральный логарифм, Yt – реальный внутренний доход, Yt* - реальный зарубежный доход, RERt – реальный валютный курс, D97 – дамми-переменная, которая принимает значение 0 за период до 1997 года и равна единице в противном случае. В таблице3 представлены результаты теста на коинтеграцию. Во всех случаях результаты показывают положительную долгосрочную взаимосвязь между реальным валютным курсом и реальным торговым балансом. Результаты по торговле Индонезия-Япония, Индонезия-США и Малайзия-США показывают, что реальный торговый баланс имеет отрицательную долгосрочную связь с реальным внутренним доходом и положительную долгосрочную связь с зарубежным доходом.

В оценках для торговли Таиланда-Японии, Таиланда-США и Малайзии-Японии реальный торговый баланс имеет положительную долгосрочную взаимосвязь с реальным внутренним доходом и отрицательную связь с реальным зарубежным доходом. В двусторонней торговле США и Японии условие Маршалла-Лернера соблюдается. Для Индонезии, Малайзии в их торговле с США и Японией, для Таиланда в его торговле с США подтверждается наличие эффекта J-кривой. При реальной девальвации происходит ухудшение торгового баланса, которое продолжается примерно год, но после этого отмечается улучшение торгового баланса в долгосрочном периоде.

Таблица 3 - Оцененные коэффициенты коинтеграции

–  –  –

По данным торговли Таиланда и Японии отмечается наличие S-кривой: шок девальвации валютного курса приводит к улучшению торгового баланса, затем к его ухудшению, затем снова к улучшению (см. рисунок2).

Рисунок 2 - Влияние валютного курса на торговый баланс Таиланда с Японией Источник: Onafowora (2003) Эффект J-кривой исследовали для маленьких североевропейских стран Hacker, Hatemi-J (2003) с использованием функции импульсных откликов. В результате после девальвации реальный торговый баланс ухудшается в первые полгода, а затем начинает улучшаться (см. рисунок3)

–  –  –

В результате отмечается, что найдена весьма слабая взаимосвязь между валютным курсом и торговым балансом по сравнению с той, которая предсказывает теория. Однако указывается на сильное долгосрочное влияние предложения денег и дохода на торговый баланс Малайзии.

Aziz (2008)провел схожее исследование по данным Бангладеш и сделал вывод о том, что реальный эффективный валютный курс оказывает положительное влияние на торговый баланс в долгосрочном периоде.

Однако, как отмечает Magee (1973), корректировка не может быть немедленной, поскольку улучшение торгового баланса зависит от того в какой валюте номинированы импортные и экспортные контракты, от скорости и степени эффекта переноса, а также изменений в объемах торговли. Изменения обменного курса происходят мгновенно, а изменение цен представляет собой лагированный процесс. Вследствие чего, после ослабления курса национальной валюты торговый баланс ухудшится в краткосрочной перспективе, поскольку стоимость импорта увеличится больше, чем стоимость экспорта. Однако долгосрочной перспективе торговый баланс будет демонстрировать улучшение, так как экспорт становится дешевле по сравнению с товарами конкурентов. То есть для изменений в сальдо счета текущих операций будет наблюдаться J-эффект. Arndt, Dorrance (1987) отмечали, что подобный эффект возникает, если цены экспорта товаров в национальной валюте жесткие.

Наличие данного эффекта подтверждается в работе Bahmani-Oskooee (1985) для Таиланда, Греции, Индии и Кореи. При этом самое быстрое улучшение сальдо счета текущих операций было отмечено для Греции – уже во втором квартале, улучшение торгового баланса в Индии и Корее было замечено начиная с третьего квартала, а для Таиланда только с пятого кварта от момента снижения обменного курса национальной валюты. Kulkarni(2007) также пытался найти эмпирические подтверждения эффекта кривой J, исследуя реакцию торгового баланса на изменения в обменном курсе семи стран. Шесть из них (Филиппины, Кения, Япония, Индонезия, Мексика и Испания) реагировали на колебания обменного курса согласно теории, исключением стал Китай, что автор объясняет искажающим действием таможенных тарифов.

В работах RosensweigиKoch (1988) и Moffett (1989), изучающих торговые отношения США, наличие эффекта J-кривой также подтверждается, хотя данный эффект проявляется со значительным запаздыванием. Причина странного поведения торгового баланса США вполне может являться результатом того, что цены на большинство товаров выражены в долларах США. Таким образом, когда доллар падает, цены на импортные товары для потребителей в США растут.

В ряде работ отмечается, что в ответ на изменения обменного курса торговый баланс в коротком периоде демонстрирует скорее синусоидальные колебания, напоминающие отклик торгового баланса на изменение условий торговли в рамках теории деловых циклов. Такие результаты получены в результате использования модели коррекции ошибками и анализа функций отклика в работах Marwah, Klein(1996) и Akbostanci(2002).

В то же время ряд эмпирических работ не подтверждает существование подобных зависимостей в краткосрочном периоде (RoseandYellen (1989), Rose (1991), Wilson (2001), Halicioglu(2008)).

Как было отмечено выше, в теоретической литературе распространено мнение, что обесценивание валюты улучшает реальный торговый баланс (или счет текущих операций) в долгосрочном периоде, но изменение торгового баланса в ответ на изменение реального валютного курса следует J-кривой. Однако некоторые эмпирические работы, в которых моделируется зависимость реального торгового баланса как функции от реального валютного курса и переменных реального отечественного и иностранного выпуска, не находят подтверждений долгосрочной зависимости между реальным торговым балансом и реальным обменным курсом, а также не находят подтверждений того, что торговый баланс следует J-кривой на всем ее протяжении (Rose (1989,1990,1991)). Wilson (2001) делает попытку доказать наличие J-кривой на квартальных данных по двусторонней торговле в Сингапуре, Малайзии и Кореи с Японией и США за период с 1970 по 1996 гг. Преимущество использования двустороннего подхода состоит в том, что можно избежать асимметричной реакции торговых потоков на изменения валютного курса в странах.

Была построена ADL-модель реального торгового баланса Bt от реального валютного курса q, реального дохода в отечественном выпуске y и реального дохода в иностранном выпуске y*:

Bt 0 1 j Bt j 0i qt i 1 j yt j 2 j yt* j t (60) В качестве гипотез принималось, что 10, что означает обратную зависимость между реальным внутренним выпуском и реальным торговым балансом, и 20, что означает улучшение торгового баланса при увеличении зарубежного выпуска. Ключевой параметр 0, который отражает кумулятивный эффект реального валютного курса на реальный торговый баланс. Поскольку q определена как внутренняя цена за иностранную валюту, положительное изменение q означает реальное обесценивание внутренней валюты. Соответственно, 00 должно подтверждать условие Маршалла-Лернера и верифицировать J-кривую только в том случае, когда положительные значения 0 следуют за отрицательными значениями. В итоге автором был сделан вывод о том, что реальный валютный курс не оказывает существенного влияния на реальный двусторонний торговый баланс и, таким образом, не подтверждается наличие J-кривой. Таблица 4представляет результаты исследования.

Таблица 4 - Результаты эмпирического исследования влияния валютного курса на торговый баланс

–  –  –

Большая часть исследований находят подтверждения влияния реальной девальвации на торговый баланс. Разные оценки получаются из-за использования разных методов оценивания. Большинство исследователей оценивают функции спроса на импорт и экспорт и проверяют, подтверждает ли сумма абсолютных значений относительных ценовых эластичностей условие Маршалла-Лернера (Bahmane-Oskooee (1998); Caporale, Chui (1999)). Однако такой метод требует определения структурных параметров, и трудность этого метода можно избежать, оценивая сокращенную форму уравнения для торгового баланса, которая позволяет напрямую оценивать реакцию торгового баланса на изменение относительных цен без оценки более «глубоких» параметров (Lee, Chinn (1998)). Boyd и Caporale (2001) используют VARDL-модель внутреннего и иностранного выпуска, торгового баланса и реального валютного курса.

Теории определения реального валютного курса фокусируются на факторах со стороны предложения, таких как различия в производительности (Balassa (1964);

Samuelson (1964)) и зависят от некоторых предпосылок: малая экономика, международная мобильность капитала, труд и капитал обладают абсолютной мобильностью между секторами экономики, постоянная отдача от масштаба этих факторов производства. Если хотя бы одна из этих предпосылок не выполняется, то начинают играть роль факторы со стороны спроса. Например, Froot и Rogoff (1991) нашли, что различия в государственных расходах имеют постоянный эффект, хотя мобильность факторов возникает только в долгосрочном периоде. Схожий вывод получен DeGregorio (1994). Большинство исследований основано на идее, что существует взаимосвязь между дефицитом текущего счета и долгосрочным обесцениванием валюты. Obstfeld, Rogoff (1995) обнаружили корреляцию между изменениями валютного курса и изменениями в чистых иностранных активах, а Bayoumi (1994) показал, что это выполняется, если движущим фактором являются изменения в монетарной или фискальной политике. С этими эмпирическими результатами согласуются различные теоретические объяснения. Krugman (1990) утверждает, что это происходит через перераспределение благосостояния между странами с разными моделями потребления так, что изменения текущего счета приводят к изменениям реального валютного курса. Компонента чистого экспорта текущего счета обычно моделируется как функция реального валютного курса и других экзогенных факторов с помощью введения условия равновесия платежного баланса такого, что изменение резервов равно нулю, и использования определения текущего счета как суммы торгового баланса и чистого дохода от переводов. В долгосрочном периоде чистые потоки капитала равны нулю, но возникает отклонение от паритета покупательной способности (ППС), если чистые доходы от переводов или другие экзогенные переменные принимают ненулевое значение.

Однако возможно приблизить стандартный подход к определению торгового баланса (который предполагает низкую ценовую эластичность и утверждает, что различия в эластичностях по доходу и/или в темпах роста будут результатом изменений реального валютного курса) к ППС внутри «новой теории торговли», основанной на увеличивающейся отдаче и дифференциации продукта (Krugman, 1989). Но при тестировании ППС возникают некоторые эконометрические проблемы (Boyd, Smith, 1999). Эти проблемы связаны с измерением скорости конвергенции на межстрановых панелях, за исключением тех случаев, когда используются данные за очень длительный период, а структурные параметры являются постоянными по странам и по времени. В случае развитых экономик можно предположить, что предложение экспорта также, как и предложение импорта, является бесконечно эластичным. Условие Маршалла-Лернера будет выполняться, то есть обесценивание валюты будет улучшать платежный баланс только в том случае, если сумма эластичностей спроса будет превышать единицу. Однако доступные эконометрические данные позволяют предположить, что эти эластичности гораздо ниже, что означает невыполнение условия Маршалла-Лернера. В тоже время обесценивание валюты положительно связано с улучшениями в торговом балансе, даже несмотря на то, что объемы торговли реагируют на изменение цен с лагом (Jкривая).

Boyd, Caporale (2006) используют для оценки влияния реального валютного курса на торговый баланс международную финансовую статистику МВФ по восьми странам (квартальные данные).

Используя метод ARDL, авторы оценили следующий тренд:

A1 ( L)bt * A2 ( L) yt* A3 ( L) yt A4 ( L)et t (61) где Ai(L)=(1+a1L+…+apLp), bt – логарифм отношения номинального экспорта к номинальному импорту, et– реальный обменный курс, yt – эластичность экспорта, yt*эластичность импорта, - сумма коэффициентов, отражающих влияние обменного курса на экспорт и импорт, за вычетом единицы. Таблица 5показывает, что коэффициент коррекции ошибок в уравнении платежного баланса является статистически значимым и имеет ожидаемый знак (b0) в семи из восьми случаев.

Таблица 5 - Результаты на основе VAR-модели

–  –  –

США -0.58 -0.45 (1.6) 0.65 (1.56) 0.238 (5.1) -0.058 (Источник: Boyd, Caporale(2006) Условие Маршалла-Лернера требует, чтобы e0, и в результате во всех случаях наличие этого условия подтверждается. Результаты представлены в таблице6. Коэффициент при логарифме реального валютного курса отрицателен и значим в пяти из восьми случаев (для Франции, Германии, Японии, Нидерландов и США). Эффект реального дохода имеет ожидаемый знак за исключением Японии и США и значим для Франции, Германии, Италии и Великобритании. Коэффициент при et, который должен показывать положительный наклон J-кривой, отражает только два случая существования J-кривой (Япония и Великобритания).

Таблица 6 - Результаты ARDL и долгосрочные коэффициенты

–  –  –

США -0.63 (-4.68) 0.09 (0.06) -0.28 (0.76) Источник: Boyd, Caporale(2006) Как отмечалось выше, особое место в моделировании платежного баланса занимают модели новой открытой макроэкономики (NOEM). Эмпирических работ по моделям новой открытой макроэкономики немного. Это обусловлено не отсутствием интереса к подобным моделям, а скорее отсутствием уверенности в том, что можно доверять результатам моделей NOEM. В целом можно сказать, что модели NOEM показывают лучшие результаты, и что они в некоторой степени могут объяснить взаимосвязь между валютным курсом и счетом текущих операций в том случае, если удастся учесть случайное блуждание в прогнозировании.

В ранних исследованиях было доказано, что динамика счета текущих операций во многих странах трудна для объяснения в терминах макроэкономических моделей. Meese и Rogoff (1983) показали, что ряд макроэкономических моделей не в состоянии учесть случайное блуждание в прогнозировании номинального валютного курса. Колебания валютного курса настолько проблематично объясняемы, что в некоторых работах авторы рекомендуют избегать попыток объяснить их с точки зрения макроэкономических моделей (Flood и Rose (1999)).

Тем не менее, в теоретической литературе существует несколько противоречий, которые способна разрешить модель NOEM. Одно из таких противоречий связано с природой жесткости цен. Betts и Devereux (2000)утверждают, что жесткость местной валюты улучшает способность модели к объяснению определенных стилизованных фактов, относящихся к валютному курсу.

Obstfeld и Rogoff (2000) говорят об обратном. Модель позволяет сосуществовать обоим типам жесткости цен. Оценки показывают, что очень высокая степень жесткости местной валюты позволяет успешно объяснять колебания валютного курса (Bergin (2006)). Второе противоречие относится к природе предпочтений домашних хозяйств, в частности, существует ли единичная эластичность замещения между отечественными и иностранными товарами. Это очень жесткая предпосылка, которая распространена в теоретической литературе, но, однако, опровергается на микро-данных. В эмпирических работах, как правило, эластичность измеряется на основе макро-данных, поэтому авторы поддерживают общую практику использования единичной эластичности замещения.

Оценки также предлагают поновому взглянуть на природу отклонений от непокрытого паритета процентных ставок. Результаты показывают, что отклонения от паритета процентных ставок не очень близко связаны с действиями монетарной политики, в отличие от гипотез, предполагаемых теоретической литературой. Однако эти отклонения сильно коррелируют с шоками предельной полезности. Удивительно то, что шоки паритета процентных ставок более важны для объяснения изменений в счете текущих операций, чем валютный курс. Это указывает на то, что изменение счета текущих операций определяется частично финансовыми шоками, которые влияют на счет движения капитала и, таким образом, усиливают изменения счета текущих операций через платежный баланс в целом. Эта идея совершенно отличается от теории NOEM, поскольку просто отражает оптимальные решения о сбережениях и инвестициях.

Bergin (2006) для оценки NOEM использовал данные для США в качестве национальной экономики и для стран большой семерки как остального мира. Кроме валютного курса и счета текущих операций в уравнении задействованы переменные процентных ставок, выпуска и уровня цен. Процентные ставки были включены в модель для идентификации шоков монетарной политики, а выпуск был включен для идентификации технологических шоков. Уровень цен также является важным, поскольку позволяет судить о жесткости цен в модели. Счет текущих операций был измерен как ВНП за вычетом потребления, инвестиций и государственных закупок.

Была построена стохастическая модель с применением метода максимального правдоподобия:

L( П) 0.5ln 0.5x ' 1x (62) где x – вектор из пяти переменных, а - матрица ковариаций переменных.

Результаты представлены в таблице7.

Таблица7 - Результаты эмпирического анализа

–  –  –

доля производителей, устанавливающих цены в местной валюте 0.999 (0.000) эластичность замещения между отечественными и иностранными товарами 1.130 (0.062)

–  –  –

Продолжение таблицы 7 Источник: Bergin (2006) Таким образом, модель эмпирически обосновывает предпосылку о доле фирм, устанавливающих цены в местной валюте, а также упрощает предпосылку о единичной эластичности замещения между отечественными и импортными товарами. Она также показывает, что отклонения от паритета процентных ставок не связаны с изменениями монетарной политики, а связаны с изменениями предельной полезности потребления.

В целом все работы, посвященные эмпирической проверке ухудшения сальдо счета текущих операций в ответ на ослабление национальной валюты в краткосрочном периоде с последующим улучшением торгового баланса с течением времени, можно разделить на две группы: работы, в которых рассматриваются агрегированные экспортные и импортные потоки, и работы, использующие для анализа данные по двусторонней торговле.

Использование работ первого типа, как правило, не позволяет получить значимые результаты, поскольку торговые потоки могут демонстрировать различную динамику для различных торговых партнеров.

Однако могут возникнуть ситуации, когда спрос на экспорт страны принимает достаточно большие значения, но экспортеры национальных товаров не будут увеличивать поставки за рубеж. Причиной может служить широкое использование импортных промежуточных товаров при выпуске экспортных изделий. Это означает, что рост экспорта потребует соответствующего увеличения импорта требуемых промежуточных товаров.

Ярким примером служит азиатский регион. Как отмечают Fukaoetal. (2002) азиатское производство (например, такая отрасль как электронная промышленность) в значительной мере разделено на отдельные блоки, которые могут базироваться в различных странах вследствие их различий в обеспеченности факторами производства. При этом производственный процесс сопровождается активной торговлей промежуточными товарами, а окончательная сборка происходит в странах с дешевой низко квалифицированной рабочей силой. В азиатском регионе таким примером могут служить страны АСЕАН и Китай. Так как большая часть добавленной стоимости поступает из других стран Восточной Азии изменение обменного курса в странах-поставщиках промежуточной продукции повлияют на экспорт конечной продукции КНР.

Используя модель авторегрессии с распределенными лагами на квартальные данные за период 1996 - 2009 для оценки изменения валютного курса юаня, Ahmed (2009) оценил влияние укрепления национальной валюты региональных торговых партнеров Китая на объемы экспортируемой им конечной продукции. Полученные результаты говорят о том, что 10% укрепление курса юаня по отношению к валюте стран, не входящих в восточноазиатский регион, вызовет сокращение экспорта конечной продукции на 17%, в то время как 10% укрепление обменного курса в странах Восточной Азии приведет к сокращению китайского экспорта на 15%. Таким образом, когда укрепляется курс торговых партнеров, входящих в цепочку поставок, импорт промежуточных товаров сокращается, что заставляет сократить объемы сборочного производства и экспорт конечной продукции.

Таким образом, ослабление юаня по отношению к валютам стран Восточной Азии ухудшит торговый баланс Китая.

Однако кроме капиталоемкой продукции Восточная Азия экспортирует значительные объемы продукции, использующей в качестве основного фактора производства труд, при этом добавленная стоимость такой продукции производится в основном внутри страны. При этом присутствует конкуренция между региональными экспортерами в поставках трудоемких товаров на рынки третьих стран.

В своей работе Thorbecke (2006) исследовал, как изменения валютного курса влияют на экспорт промежуточных и конечных товаров в Восточной Азии. Результаты показывают, что изменения реального валютного курса могут значительно снижать экспорт промежуточных и инвестиционных товаров из развитых стран Азии в развивающиеся страны Азии и экспорт конечных товаров из развивающихся стран Азии в остальные страны.

Укрепление национальной валюты в Индонезии, Малайзии и Таиланде по отношению к валютам остального мира приводит к большому сокращению экспорта. Укрепление азиатских валют по отношению к доллару не приведет к сокращению дефицита торгового баланса США с Японией, Южной Кореей и Тайванем.

ThorbeckeandZhang (2009) в своем исследовании обнаружили, что экспорт трудоемкой продукции из КНР и стран АСЕАН чувствителен к колебаниям обменного курса как в стране-экспортере, так и в странах конкурентов. Их оценки на базе динамической модели панельных данных для 30 стран за период 1983-2007 гг. показали, что 10% рост курса юаня приведет к сокращению экспорта трудоемкой продукции примерно на 17%, а 10% снижение курса среди стран-конкурентов снизит объемы китайского экспорта примерно на 9%.

Bermanetal. (2009) отмечают, что фирмы с различным уровнем издержек по-разному реагируют на изменения валютных курсов. Авторы полагают, что постоянные издержки, связанные с ведением ограничением экспортных операций создают барьеры для участия во внешней торговле, а снижение обменного курса будет служить стимулом для новых фирм. В ответ на снижение обменного курса более эффективные фирмы вероятнее изменят цены, а не объемы экспорта, а фирмы с высоким уровнем издержек, напротив, не изменят экспортные цены в зависимости от обменного курса. Поскольку фирмы с высокой производительностью являются крупнейшими экспортерами, цены на торгуемые товары относительно нечувствительны к движениям обменного курса, таким образом, курсовые изменения имеют ограниченное влияние на импортные цены и объемы торговли.

RusherandWolff (2009) отмечают, что изменения сальдо торгового баланса будут происходить только в том случае, если обменный курс повлиял на конкурентоспособность как торгуемых, так и неторгуемых товаров. То есть отношения между торговым балансом и реальным обменным курсом не будет статистически значимым, если учитывать исключительно сектор торгуемых товаров. Несмотря на низкий уровень замещения между товарами двух секторов, будет иметь место эффект переноса на неторгуемый сектор, что оказывает влияние на торговый баланс.

Волатильность обменного курса также может оказать негативное влияние на международную торговлю, поскольку рост волатильности обменного курса увеличивает риски фирм участвующих в международной торговле, что оказывает негативное влияние на деловую активность международных агентов и вызывает снижение экспорта. Однако эмпирические исследования дают смешанные результаты.Bruno, Pugh (2007) при оценке данных показали отрицательную взаимосвязь между волатильностью валютного курса и торговли с помощью MRA-анализа, который оценивает параметры, определяющие различия в валютном курсе. CoricandPugh (2010) провели обзор исследований на данную тему и выявили 33 работы, в которых подтверждалось отрицательное влияние частых изменений валютного курса на величину экспорта, однако в 25 работах данное утверждение не подтвердилось. Brolletal. (2006) в связи с таким разбросом в результатах эмпирических исследований отмечают, что увеличение валютного риска или ожиданий в отношении него может оказать как негативное, так и положительное или нейтральное влияние на торговлю.

Воздействие зависит от эластичности неприятия риска и вероятностных характеристик для показателя ожидаемой прибыли фирмы. Так или иначе, риск влияния на международную торговлю зависит от величины прибыли стандартной эластичности отклонение неприятия риска. При единичной эластичности неприятия риска оптимальная величина экспорта продукции компании остается неизменной, хотя валютные риски могут меняться. Если неприятие риска является неэластичным, фирма будет расширять экспорт продукции.

Интересные результаты были получены Lane и Milesi-Ferretti (2002), которые главной целью своей работы ставили оценку взаимосвязи между чистыми иностранными активами и реальным валютным курсом.

Однако эту взаимосвязь они разложили на две составляющие:

связь между чистыми иностранными активами и торговым балансом и связь между торговым балансом и реальным обменным курсом. Действительно, размер сальдо торгового баланса, который должна заработать страна-дебитор для обслуживания своих внешних обязательств, будет зависеть от доходности, по которой она должна по ним платить, а также от ее темпа роста. Например, страна-дебитор, которая быстро растет и имеет большую отдачу от своих иностранных активов, которые является выше, чем выплаты по иностранным обязательствам, может иметь гораздо меньше профицит торгового баланса, чем бедная страна с низким темпом роста и низкими чистыми потоками инвестиционного дохода. В более широком смысле величина девальвации реального обменного курса будет меньше в первом случае. Эмпирический анализ основан на выборке стран ОЭСР с 1970 по 1998 гг.

Оценка проводилась с помощью динамического метода наименьших квадратов (DOLS).

Общая форма панельной регрессии для зависимой переменной – реального валютного курса

– записывалась следующим образом:

rerit i t 1 tbit 2 log( ydit ) 3 log(ttit ) k 1 k 1 k 1 (63) p1k tbit k p2k log( ybit k ) p3k log(ttit k ) it k 1 k 1 k 1 где i и t – дамми на страну и время, rerit – логарифм реального валютного курса, ydit – логарифм ВВП на душу населения, ttit – логарифм условий торговли. Таблица 8представляет результаты тестов на стационарность и коинтеграцию. Тесты на наличие единичного корня показывают, что гипотеза о стационарности в уровнях может быть отвергнута для всех переменных. Тест на коинтеграцию показывает наличие коинтеграционных соотношений.

Таблица 8 - Результаты тестов на стационарность и коинтеграцию

–  –  –

В таблице9представлены результаты оценки влияния различных переменных на реальный валютный курс. На основе этих результатов можно сделать вывод о том, что существует отрицательная долгосрочная взаимосвязь между торговым балансом и реальным валютным курсом. Кроме того, сальдо торгового баланса улучшается с ростом размера экономики.

Таблица 9 - Результаты панельной регрессии

–  –  –

Таким образом, большинство работ находит подтверждения наличия эффекта Jкривой. Однако существует ряд исследований, которые указывают на наличие эффекта Sкривой при оценке влияния валютного курса на счет текущих операций. С другой стороны, многие исследователи сходятся во мнении, что полученные результаты сильно зависят от применяемых методик оценки. Так в последнее время для оценки влияния изменений валютного курса на торговый баланс наиболее широко используются модели авторегрессии с распределенными лагами и функции импульсного отклика.

2.2 Факторы влияния на счет движения капитала Влияние обменного курса на счет движения капитала, также как и в случае со счетом текущих операций, может рассматриваться в связи с изменениями в двустороннем уровне обменного курса между странами и волатильностью валютных курсов.

Статьи счета операций с капиталом, такие как прямые или портфельные иностранные инвестиции непосредственно не связаны с валютным курсом, и, до выхода работы Froot, Stein (1991), предполагалось, что изменения в уровне валютного курса не приведут к изменению решения фирмы относительно инвестиций за рубежом, поскольку повышение курса национальной валюты страны снизит стоимость активов за рубежом, номинальная доходность в национальной валюте также снизится. Froot, Stein (1991) ввели предпосылку о несовершенстве финансовых рынков. В этом случае внутренняя стоимость капитала оказывается меньше, чем заимствования из внешних источников, укрепление национальной валюты ведет к увеличению инвестиций за рубеж. Авторы также получили эмпирические доказательства роста прямых иностранных инвестиций в США при снижении курса доллара.

Blonigen (1997) предложил еще один подход, позволяющий объяснить как изменение обменного курса может повлиять на приток иностранных инвестиций. Если инвестиции направляются в специфические активы, такие как технологии или управленческие навыки, то укрепление курса иностранной валюты снизит цены на активы в этой валюте, но не обязательно будет связано с понижением номинальной доходности. Используя в эмпирической части своей работы отраслевые данные о японских инвестициях в активы США в 1975-1992 годы, Blonigen обнаружили значимую отрицательную связь между курсом доллара и объемом японских прямых иностранных инвестиций в отрасли, преимущественно использующие специфические активы.

В более позднем исследовании, касающемся германских прямых иностранных инвестиций в 1997-2002 годы,BuchandKleinert (2008) подтвердили справедливость гипотезы о том, что укрепление курса национальной валюты способствует росту инвестиций в зарубежные специфические активы.

Xing, Wang (2006) подчеркивают еще один аспект влияния обменного курса на прямые иностранные инвестиции – существование конкуренции между странами с близкой структурой производства. Инвестиции в национальную экономику положительно связаны с ослаблением национальной валюты, поскольку снижение курса национальной валюты отвлекает инвестиции из стран-конкурентов. Эта гипотеза была подтверждена авторами при рассмотрении японских прямых инвестиций в Китай и страны АСЕАН в период с 1981 по 2002 год.

Что касается влияния волатильности обменного курса на величину прямых иностранных инвестиций, то Aizenman, Marion (2001) отмечают, что вертикальные инвестиции снижаются при увеличении частоты колебаний обменного курса, а горизонтальные иностранные вложения, распространенные в промышленно развитых странах, напротив, растут с ростом неопределенности обменного курса, поскольку это создает возможности для переноса производства в страны с более выгодным обменным курсом. В случае вертикальных прямых иностранных инвестиций высокая волатильность обменного курса может заставить инвесторов отложить принятие решения об инвестировании, так как существует возможность того, что инвестиции могут быть сделаны позже при более выгодном обменном курсе.

Fidora, Fratzscher и Thimann (2006) отмечают, что волатильность обменного курса играет важную роль в определении уровня портфельных иностранных инвестиций валютный риск ведет к снижению оптимальной доли иностранных ценных бумаг в портфелях инвесторов. Авторам также ужалось получить эмпирические подтверждения данного факта, при анализе данных для 40 стран инвесторов и 120 стран реципиентов. Lane, Milesi-Ferrett (2008) получили схожие результаты. Они исследовали факторы, определяющие величину портфельных иностранных инвестиций, включая в регрессию дамми переменную валютного союза, которая принимала значение 1, в случае если инвестор и реципиент входили в валютный союз. Оценка коэффициента перед данной переменной была получена положительной и статистически значимой.

Таким образом, в большинстве исследований связь между счетом движения капитала и уровнем обменного курса представляется прямой, в то время как частота курсовых колебаний скорее ухудшает сальдо счета.

Либерализация движения капитала, было бы справедливо сказать, остается одной из самых спорных и наименее понятных политик наших дней. Одной из причин является то, что различные теоретические аспекты имеют очень разные последствия на желательность либерализации потоков капитала. Модели идеального рынка предполагают, что международное движение капитала в пользу как заемщиков, так и кредиторов. Так как международные инвестиции – это межвременная торговля, то перенос благосостояния между периодами и перенос благосостояния между странами имеют в точности аналогичные эффекты на благосостояние. Случай свободного движения капитала, таким образом, схож со случаем свободной торговли. Или, другими словами, международная финансовая либерализация имеет те же экономические последствия, как и внутренняя финансовая либерализации. Возникает вопрос, если внутренние финансовые рынки дают эффективное распределение финансовых ресурсов, то почему же это эффективное распределение не дают международные финансовые рынки?

Ответ на этот вопрос дает другая нить экономической мысли, которая говорит, чтопредположение об эффективности рынков нарушается при применении его к потокам капитала. Так как ограничения на движение капитала представляют собой искажения, то нарушение эффективностиявляется следствием теории «второго лучшего» (secondbest), которая говорит, что удаление одного искажения не обязательно должно приводить к повышению благосостояния, когда другие искажения присутствуют. Это выглядит правдоподобно особенно для развивающихся стран, в которых присутствует большое количество искажений движения капитала. Если происходит либерализация движения капитала, в то время как некоторые конкурирующие с импортом отрасли по-прежнему защищены, то капитал может перетекать в отрасли, в которых страна имеет сравнительные недостатки, с эффектами обнищания (BrecherandDiaz-Alejandro, 1977).

Основная идея применения контроля над движением капитала в рамках теории второго наилучшего заключается в возможности сохранения внутренних сбережений для внутренних инвестиций. Тем не менее, в реальности различные дефекты рынка приводят к тому, что резиденты избегают инвестированиясредств в национальное производство, производя инвестиции за рубежом. Основными причинамиоттока капитала могут быть различные «провалы» рынка: жесткость внутренних цен и заработных плат, диспропорции в налоговой системе, ожидания либерализации внешней торговли (DooleyMichael P., 1996). В развивающихся странах в качестве «провалов рынках»чаще всего проявляются проблемы асимметрии информации, неверное государственное регулирование, недостаточный уровень развития финансового сектора, а также высокий уровень риска: опасность безответственного поведения, обусловленная наличием государственных гарантий, и политические риски (JohnstonBarry R. andTamirisa Natalia T., 1998). Для того чтобы снизить вероятность роста оттока капитала и, как следствие, снижения уровня внутренних инвестиций (что в дальнейшем может привести к падению объемов производства), необходимоприменять дополнительные меры по контролю оттока капитала из страны.

Другой пример - в условиях негибкой реальной заработной платы, что влечет перетекание слишком много ресурсов в капиталоемкие отрасли, приток капитала может еще больше усугубить это нерациональное распределение ресурсов, приводя опять же к сокращению доходов и благосостояния резидентов страны (Brecher, 1983). Если присутствует асимметрия информации нафинансовых рынках, то нет никаких оснований полагать, что финансовая либерализация внутренних или международных рынков приведет к улучшению благосостояния (Stiglitz, 2000). И даже если информационная асимметрия на внутренних рынках недостаточно серьезная, чтобы эффективность внутреннего финансового рынка нарушалась, то же самое не может быть правдой для международной финансовой либерализации, так как международные финансовые операции происходят между агентами, находящимися на больших физической и культурной дистанциях. Поскольку эти проблемы стоят наиболее остро для развивающихся стран, где сбор и обработка информации, относящейся к финансовым операциям, являются наименее развитыми, не может быть никакой презумпции того, что капитал будет поступать в отрасли, где предельный продукт капитала превышает издержки.

Являются ли ограничения на движение капитала «благом»? Ограничения на движение капитала защищают финансовых посредников от иностранной конкуренции. Это ослабляет рыночную дисциплину и открывает дверь для поиска дополнительной ренты и расточения ресурсов в интересах групп, стремящихся привилегированному доступу к иностранному капиталу.

Хотя есть теоретическая поддержка обеих позиций, прискорбный факт заключается в том, что эмпирического подтверждения этих позиций отсутствует. Критический обзор литературы является очевидным первым шагом к тому, чтобы понять почему эти теории не объясняют практику. Проблемой такого анализа является то, что в литература по мобильности капитала очень велика и разнообразным. Некоторые исследования подходят к явлению с макроэкономической точки зрения, другие с микроэкономической точки зрения.

Некоторые фокусируются на влиянии либерализации движения капитала, другие сосредоточены на причинах – то есть, на политической экономии решений о либерализации.

Любое исследование этого обширного и разнообразного поля требует внимания.

Первая причина, почему исследования по либерализации счета движения капитала не являются понятными – это трудность измерения политики по либерализации. В этом разделе рассматриваются три подхода к проблеме: мера на основе устава, мера, основанная на фактических потоках, и мера, основанная на ценах активов.

Усилия по выявлению наличия или отсутствия ограничений счета операций с капиталом на основе устава обычно основываются на данных, опубликованных Международным валютным фондом в своем годовом обзоре ExchangeArrangementsandExchangeRestrictions. Большинство исследований сосредоточены на ограничениях на платежи за операции с капиталом (строка E2 в таблице с вопросами). В тех случаях, когда либерализация операций с капиталом связана с мерой экономических показателей, таких как рост ВВП за период лет, ежегодные данные преобразуются в переменные измерения доли лет, когда в стране были ограничения на движение капитала.

В то время как наличие ограничений на счет текущих операций, экспортных барьеров, соглашений о двусторонних платежах, и отдельные валютные курсы могут говорить об усилиях со стороны государства по сдерживанию контроля над капиталом, такое сдерживание не является их единственной или даже основной целью. Кроме того, существующие ограничения на счет текущих операций, вероятно, имеют и другие важные эффекты, не влияющие на мобильность капитала. Они влияют на торговлю товарами, ограничивают возможности для репатриации процентов и основной суммы,и,поскольку они имеют тенденцию быть навязаны странам, страдающим от серьезных дисбалансов политики, их «эффекты» отражают влияние этих глубоких политических проблем.

Большинство исследований "решают" проблему измерения ограничений на движение капитала, игнорируя ее – то есть, они вводятдамми-переменную на наличие или отсутствие ограничений. Одна из попыток дальнейшего продвижения является статья (Quinn, 1997). Для 56 стран за период с 1950 по 1994 года и еще 8 стран, начиная с 1954 года, автор различает 7 категорий уставных мер. Четыре являются ограничениями на счет текущих операций, две на счет движения капитала и одна – попытка учесть международные соглашения, такие как членство в ОЭСР, что сдерживает способность страны ограничить обменный курс и потоки капитала. Для каждой из этих категорий Quinn оценивает интенсивность контроля по двухбалльной шкале (где значения увеличиваются на пол-очка от 0 до 0.5, 1, 1.5, 2, и 0 означает наиболее интенсивные ограничения, а 2 означает отсутствие ограничений). Это приводит к индексу ограничений текущего и капитального счета, в диапазоне от 0 до 14, а также к индексу ограничений капитального счета, который изменяется от 0 до 4.

Неудивительно, что индекс Quinn оказался очень популярным и был использован в ряде последующих исследований.

Связь между реальным обменным курсом и притоком капитала может рассматриваться в зависимости от выбора политики по отношению к валютному курсу. В годах академические дискуссии по этому вопросу были сосредоточены 1970-х исключительно на двоичном выборе между плавающим или фиксированным обменным курсом. Хотя такая двойственность имеет аналитические удобства, сегодня реальность гораздо сложнее, так как существуют различия между классификациями режимов валютной политики де-юре и де-факто.

В случае фиксированного обменного курса приток капитала потенциально увеличивает инфляцию. Результат зависит от того, обусловлен ли приток капитала автономными факторами или увеличением внутреннего спроса на деньги, а также от политики государства в ответ на приток капитала. В ряде стран рост притока капитала привел к кредитному буму из-за того, что денежные власти не стерилизовали этот капитал.

Рост денежной массы и инфляционного давления в экономиках способствовал увеличению относительных цен неторгуемые товары. Политика стерилизации может замедлить ревальвацию реального обменного курса, но признание опасности стерилизации (Calvo,

1991) привело к сомнению в ее долгосрочной устойчивости. В самом деле, когда обменный курс фиксирован, стерилизационная политика приводит к более высоким процентным ставкам и к дополнительному притоку капитала. Кроме того, хранение иностранной валюты с более низкими процентными ставками, чем отечественная валюта, создает квазифискальные потери для центрального банка, заставляющие его отказаться от политики в среднесрочной или долгосрочной перспективе.

В случае плавающего обменного курса, приток капитала приводит к росту номинального обменного курса, что приводит к падению относительных цен на импортные товары и переключение потребления от неторгуемых товаров к торгуемым. Гибкость обменного курса гарантирует, что денежно-кредитная политика не зависит от притока капитала. Вводя неопределенности, политика плавающего обменного курса может препятствовать краткосрочным спекулятивным потокам капитала и уязвимости финансовой системы (Calvo, Leiderman, andReinhart, 1996; Lopez-Mejia, 1999).

В работе (Jean-LouisCombes, TidianeKinda, andPatrickPlane, 2011) авторы показывают (см. рисунок4), что в среднем для развивающихся стран периоды с падающим притоком капитала характеризуются девальвацией реального обменного курса, а периоды с растущим притоком капитала характеризуются ревальвацией реального обменного курса.

Рисунок 4 - Реальный обменный курс и приток капитала, среднее для 42 развивающихся стран Источник: Jean-Louis Combes, TidianeKinda, and Patrick Plane, 2011.

В течение продолжительного времени ведется обсуждение плюсов свободной мобильности капитала. На уровне теории вопрос заключается в том, применимы ли теоремы о выгодах от свободной международной торговли товарами и услугами также на случай международной торговли финансовыми активами.В фундаментальнойработе (ObstfeldMauriceandRogoffKenneth, 1996) дали исчерпывающие аргументы в пользу того, что международный рынок ценных бумаготкрывает дополнительные возможности для межвременной торговли, которая даетсущественныйвыигрыш экономикам разных стран.

Участие той или иной страны в межвременной торговле, прежде всего, может объясняться характерными структурными характеристиками экономики этой страны и ее общества. В работах (BhagwatiJagdish, 1998) и(CooperRichard, 1998) были выдвинуты контраргументы. В вышеуказанных работах предполагается, что в случае неполной информацииполная мобильность капитала приводит к усилению уже существующих искажений в экономике. В качестве базы этих искажений рассматривается асимметрия информации.

Эти и ряд других недостатков способствуют тому, что полная мобильность капитала приводит к неэффективным инвестициям и, возможно,финансовому кризису системы. В связи с этимсреди правительств различных стран сохраняется тенденции к контролю, необходимому для снижения негативных эффектов мобильности международного капитала.

В работе (JohnstonBarryR. andTamirisaNataliaT., 1998) проанализировали причины использования контролядвижения капитала с помощью некоторых эконометрических инструментов. В работе рассматривались сорок пять стран с развивающейся и переходной экономикой (в том числе Россия). Полученные выводы говорят о том, что существуют значительные различия в факторах, объясняющих применение дополнительного контроля движения капитала, как по типам операций, так и по направлению контроля (поток-отток). К ряду основных факторов, объясняющих ограничения мобильности капитала, можно причислить (JohnstonBarry R.

andTamirisa Natalia T., 1998):

основные сложности и проблемы в рамках платежного баланса;

применение различных методов макроэкономического регулирования;

степень развития рынков капитала и финансовых институтов;

недостаточный уровень развития системы внутреннего регулирования;

уровень развития экономики в целом (в том числе ее размер).

Экономическая теория дает два основных объяснения того, почему обменный курс влияет на потоки прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Первое объяснение опирается на фрикции на рынке капитала (Froot, Stein, 1991). Изменения реального обменного курса влияют на вероятность того, что отечественные фирмы выиграют у иностранных фирм, если приобретение (иностранных) фирм зависит от чистой стоимости активов инвестора. Чистая стоимость активов в иностранном валютном выражении, в свою очередь, зависит от обменного курса. Несовершенства рынка капитала, которые отличаются между секторами и фирмами, должны, таким образом, влиять на чувствительность ПИИ к изменению обменных курсов.

Второе объяснение опирается на связь между сегментацией рынков товаров и факторов и активами конкретной фирмы. В работе (Blonigen, 1997) автор показывает, что отечественные и иностранные фирмы имеют разные альтернативные издержки инвестирования, если фирмы производят в разных странах и продают свою продукцию на различных рынках. Blonigen предполагает, что все фирмы производят и продают свои товары на внутреннем рынке, что ПИИ идут на покупки таких активов, как базовые технологии из чужой страны. Поскольку доходы фирм зависят от изменения обменного курса, их способность претендовать на эти активы зависит от обменного курса.

Первое направление в литературе смотрит на связь между обменными курсами и ПИИ с теоретической точки зрения. Cushman (1985) изучает решение фирм, где им покупать промежуточные товары, где производить, где делать инвестиции. Его модель позволяет изучать интеграции товаров и рынков факторов производства одновременно. Автор сосредотачивает внимание на влиянии неопределенности в отношении будущих изменений обменного курса на интернационализацию решения. В работе (Egger, Egger, Ryan, 2005) авторы также не учитывают неопределенность в отношении будущих изменений валютного курса, а анализируют реальный эффект изменения обменного курса в олигополистической модели с эндогенной эластичностью спроса.

Они проверяют свои модели, используя данные США и Японии, и находят эмпирическое подтверждение того, что реальный обменный курс имеет эффекты на прямые иностранные инвестиции.

Второе направление в литературе посвящено проверке наличие эффекта богатства, сформулированного в работах (Froot, Stein, 1991; Blonigen, 2005). Авторы первой работы утверждают, что изменение ПИИ в ответ на изменения валютного курса отличается от изменений других потоков капитала. Они интерпретируют это как свидетельство эффекта богатства. На рисунке 5представлено изменение со временем притока ПИИ в процентах от ВНП, очищенного от тренда, и отклонение реального обменного курса от среднего по периоду времени.

Рисунок 5 - Реальный обменный курс и приток ПИИ в США Источник: Froot, Stein, 1991.

Как видно из рисунка, существует прямо пропорциональная зависимость между двумя величинами, которая подтверждается в работе с помощью статистического теста. Регрессия из данной работы показывает, что 10 процентное уменьшение реального обменного курса США влечет приток ПИИ в размере 5 млрд. долларов США со стандартной ошибкой 2 млрд.

долларов США.

В работе (KleinandRosengren, 1994) авторы используют агрегированные данные двустороннего потока ПИИ в США и изучают вопрос о том имеет ли эффект богатства влияние на решения инвесторов о прямых иностранных инвестициях. Они проверяют, насколько изменение цен акций влияет на прямые иностранные инвестиционные решения.

Их результаты показывают, что изменение цен акций влияет на потоки ПИИ. Похожее направление в литературе показывает, что изменение реального обменного курса влияет на прямые иностранные инвестиции (GoldbergandKlein, 1998). Это может быть результатом изменения в относительных издержках на труд и / или изменения в относительном благосостоянии (KleinandRosengren, 1994). Blonigen (1997) тестирует свою модель, используя данные японских приобретений американских фирм в 1990 году. Его результаты говорят в поддержку гипотезы о том, что реальный обменный курс оказывает значительное влияние на решения о приобретении. Этот эффект относится к фирмам из сектора обрабатывающей промышленности. В производственном секторе эффект обменного курса больше имеет место для секторов и фирм с высокими расходами на научные исследования и разработки (R & D).

В работе (Gourinchas, Rey, 2005) авторы утверждают, что приток или отток капитала оказывают значительное влияние на чистые иностранныеактивы страны. В работе (Tille,

2004) автор исследует новую модель открытой экономики. Важное предположение в этой работе заключается в том, что валютная структура иностранных активов и обязательств страны отличаются.

Другое направление в литературе посвящено изучению того, как неопределенность в ожидаемом изменении обменного курса влияет на решения инвесторов о ПИИ. В ранней работе (Cushman, 1985) автор построил очень хорошую модель международных инвестиций на уровне фирм, в которой решение об инвестициях зависит от ожидаемого обменного курса, торговых связей, и доступных источников финансирования. В частности, в модели рассматриваются четыре возможных режима: 1) иностранные производство и продажи, финансируемые либо иностранными, либо отечественными источниками; 2) прямые инвестиции финансируются за счет внутренних источников, но при этом производство и продажи –зарубежные; 3) прямые инвестиции, финансируемые внутри страны, и внутренние производство и продажи; 4) внутреннее финансирование инвестиций для производства в домашних условиях с последующим экспортом на внешние рынки.

В работе (Campa, 1993) автор исследует, как неопределенность ожидаемого обменного курса влияет на прямые иностранные инвестиции на основе теории в (Dixit,1989).

Согласно этой работе большая неопределенность в обменном курсе уменьшает приток ПИИ.

Campa использует данные по прямым иностранным инвестициям в промышленность США.

Более широкая база данных на уровне фирм была бы более предпочтительна для проверки таких гипотез. Tomlin (2000) также указывает, что оценки (Campa, 1993) чувствительны к эмпирической спецификации. В другой статье (GoldbergandKolstad, 1995) авторы подтверждают альтернативуо том, что неопределенность в обменном курсе увеличивает приток ПИИ, если такая неопределенность связана с шоками спроса на экспорт. Они подтверждают эту гипотезу с эмпирическим анализом, опираясь на ежеквартальные данные двусторонних прямых иностранных инвестиций США с Канадой, Японией и Великобританией.

В целом, в литературе разработаны важные и интересные модели на уровне фирм показывающие, как неопределенность обменного курса может повлиять на потоки ПИИ, в зависимости от характеристик фирмы. Однако в литературе присутствует сильное преобладание теоретических работ над эмпирическими. Эмпирический анализ на уровне фирм многих гипотез отсутствует. Кроме того, две основные работы в данной области (Campa, 1993) и (GoldbergandKolstad, 1995) имеют по-видимому противоречивые выводы, несмотря на то, что в обоих работах используются одни и те же данные. Таким образом, исследование влияния обменного курса на ПИИ является областью богатой для будущей работы. Одна проблема, связанная с такими исследованиями, которая, вероятно, заслуживает более пристального внимания и заключается в том, как измерять ожидаемое изменение обменного курса, неопределенность или даже волатильность. Каждая из этих работ имеет свой собственный способ измерения этих переменных, но дальнейшее исследование соответствующих мер и чувствительность результатов к альтернативным мерам заслуживает внимания.

Эмпирический анализ влияния реального обменного курса на платжный баланс В эмпирической части работы будет проведена оценка влияния колебаний обменного курса на основные компоненты платежного баланса России и выявлены основные значимые детерминанты этих эффектов.

В первой части данного раздела будут описаны структура и основные характеристики используемой базы данных, приведены содержательные гипотезы, изложена методология эконометрического исследования представленных моделей, представлены результаты оценки различных спецификаций моделей и проведена проверка выдвинутых гипотез. Основные выводы будут приведены в заключении к данной работе.

Проведенный в первой части работы обзор теоретических и эмпирических подходов к анализу колебаний валютного курса на компоненты платежного баланса показал наличие нескольких эмпирических моделей и способов проведения оценок величины и характерных особенностей данного эффекта. Рассмотренные результаты работ позволяют сделать следующие выводы.

Во-первых, в качестве основных можно выделить работы, в рамках которых анализ производится с помощью:

моделей, использующих для оценок панельные данные. Такой подход имеет свои как сильные стороны, например, позволяет учесть межстрановые различия в исследуемых эффектах (см., например, работу Lane, Milesi-Ferretti, (2002) и др.), так и слабые стороны (не позволяет в полной мере изучить все особенности исследуемых эффектов в рамках одной страны);

моделей векторных авторегрессий или векторных моделей коррекции ошибками (см. например, работы Hacker S., Hatemi-J A. (2003). Onafowora, Olugbenga, (2003)и др.).

Во-вторых, как уже было сказано выше, построенные в рассмотренных работах модели позволяют оценить величину и некоторые характерные особенности влияния колебаний обменного курса в сравнении как между странами, так и в каждой отдельной стране. Однако сравнение различных подходов и спецификаций моделей не позволяет выделить какие-либо из них в качестве наилучших.

В-третьих, результаты эмпирического анализа, проведенного в отдельных работах, показывают, что характер влияния колебаний обменного курса на отдельные компоненты платежного баланса может в значительной степени варьироваться в зависимости от структурных особенностей рассматриваемой экономики, а также от многих других параметров.

В-четвертых, на основании проведенного обзора можно выделить теоретические гипотезы о том, что основными факторами, определяющими динамику компонент платежного баланса, являются:

реальный эффективный обменный курс национальной валюты;

показатель, отражающий объем денежной массы;

показатель, отражающий уровень выпуска в экономике, – является одним из базовых факторов динамики обменного курса и, следовательно, может оказывать влияние на платежный баланс;

показатель инвестиционной привлекательности экономики.

В соответствии с тем, что основная цель данной работы заключается в выявлении механизмов и оценке влияния динамики реального обменного курса на платжный баланс в России и в мире, то для получения оценок величины данных эффектов наиболее целесообразным представляется проведение оценок моделей, построенных на основе панельных данных, поскольку такой подход позволяет отразить изменения рассматриваемых показателей, вызванные межстрановыми и межвременными особенностями.

Тем не менее, использование моделей векторной авторегрессии или – в случае наличия коинтеграции в используемых данных – векторной модели коррекции ошибок, которая анализирует динамику экономических показателей РФ и позволяет отслеживать характерные структурные изменения в изучаемых эффектах, зачастую является также необходимым. В рамках данного подхода строится зависимость каждого из исследуемых показателей от общего набора всех используемых эндогенных и экзогенных переменных, а также их лагированных значений. Такая структура модели позволяет, в том числе, разрешить проблему эндогенности, поскольку в модели учитывается взаимное влияние всех эндогенных переменных, а также оценить величину рассматриваемых эффектов. Кроме того, в векторной модели коррекции ошибками учет коинтеграционных соотношений позволяет проследить долгосрочные взаимосвязи между рассматриваемыми переменными, что дает возможность сделать выводы об исследуемых взаимосвязях не только в краткосрочном, но и в долгосрочном периоде.

3.1 Описание используемой в работе базы данных Перед тем как перейти к построению гипотез и оценке моделей, следует подробно рассмотреть используемую в работе базу данных.

Поскольку целью работы является выявление механизмов и оценка влияния динамики реального обменного курса на платжный баланс в России и в мире, то в качестве основных показателей будут использоваться показатели, представленные ниже. В рамках панельной выборки используются данные для 40 стран за период с 2000 по 2011 год (годовые данные), представленные Всемирным банком1 и Международным валютным фондом. Используемая база данных представляет собой сбалансированную панель.

В качестве показателя, отражающего уровень выпуска в экономике, будет использоваться показатель ВВП на душу населения по паритету покупательной способности, представленный в постоянных ценах 2005 года (в долларах США), что так позволит исключить влияние инфляции.

В качестве показателя, отражающего влияние денежно-кредитной политики в той или иной стране, будет использоваться данные по величине денежного агрегата М2.

В качестве показателя, отражающего колебания обменного курса, будет использоваться индекс реального эффективного обменного курса.

Таким образом, для построения оценок будут использоваться следующие показатели для объясняющих переменных:

индекс реального эффективного обменного курса;

агрегат денежной массы М2;

индекс реального ВВП.

В качестве зависимых переменных будут использоваться показатели, отражающие состояние основных статей платежного баланса в соответствии с международной классификацией, представленные в базе данных международной финансовой статистики2, публикуемой Международным валютным фондом:

баланс счета текущих операций;

баланс торговли товарами (торговый баланс);

баланс торговли услугами;

баланс торговли товарами и услугами;

баланс торговли товарами, услугами и факторных доходов;

баланс счета движения капитала;

The World Bank, http://worldbank.org International Financial Statistics, см. подробнее http://www.imf.org прямые иностранные инвестиции;

портфельные инвестиции.

Помимо стандартного вида показателей, отражающих динамику баланса торговли товарами, баланса торговли услугами, баланса торговли товарами и услугами, баланса торговли товарами, услугами и факторных доходов будут также использоваться не балансовые показатели, а отношение соответствующих частей баланса. Например, для баланса торговли товарами будет использоваться отношение экспорта товаров к импорту товаров. Аналогично для других показателей.

Стоит отметить, что вышеперечисленные показатели будут использоваться в виде панельных данных (для проведения оценок в межстрановом разрезе).

Стоит отметить ряд особенностей, которые накладывают используемые статистические данные на получаемые результаты:

некоторые из рассматриваемых показателей могут принимать отрицательные значения, что делает невозможным оценивание моделей в логарифмической или полулогарифмической форме. Это обстоятельство приводит к усложнению интерпретации полученных результатов оценок;

поскольку используются годовые данные, то не возникает проблем с возможными сезонными колебаниями рассматриваемых эффектов.

Итоговые характеристики используемых переменных представлены в таблице 10.

Таблица 10 - Описание используемых данных

–  –  –

Для понимания динамики используемых показателей в России, некоторые из них представлены на рисунках ниже.

Источник: Банк международных расчетов, ЦБ РФ, расчеты авторов Рисунок 6 - Номинальный эффективный обменный курс и реальный эффективный обменный курс, % к базовому периоду (янв. 2000 г.) Из рисунка6 видно, что в целом укрепление реального эффективного курса рубля происходит на фоне отсутствия роста номинального эффективного обменного курса в течение первой части рассматриваемого периода. Затем в период кризиса можно видеть резкое снижение как номинального, так и реального эффективного курса. После этого падения реальный эффективный обменный курс возобновил рост, который, тем не менее, стал более волатильным, чем в предкризисный период.

Рисунок 7 - Обменные курсы рубля к доллару США и евро, % к базовому периоду (янв.

2000 г.) На рисунке 7 представлена динамика обменного курса рубля к доллару США и евро.

Из этого рисунка можно видеть, что в целом обменный курс рубля к евро колебался в пределах от 60 до 125% по отношению к базовому периоду, что является достаточно существенной волатильностью. В первой части рассматриваемого периода (до 2008 г.) можно выделить лишь сравнительно недолгий период 2000–2001 гг., в течение которого происходило укрепление рубля по отношению к евро. В дальнейшем наблюдалось ослабление рубля по отношению к евро, которое продлилось вплоть до середины 2004 г. В течение остального временного промежутка до 2008 г. показатель изменялся незначительно.

В конце 2008 г. – начале 2009 г. произошло резкое ослабление рубля по отношению к евро, которое сменилось постепенным укреплением курса, продлившимся до конца рассматриваемого периода.

Динамика обменного курса рубля к доллару США в некоторой степени соответствует динамике обменного курса рубля к евро, за исключением периода до 2008 г. Можно видеть, что в первой части рассматриваемого периода происходило ослабление рубля по отношению к доллару, которое в 2003 г. сменилось укреплением, продолжавшимся вплоть до середины 2008 г.

–  –  –

Рисунок 8 - Индекс производства по базовым видам экономической деятельности, % к базовому периоду (янв. 2000 г.) Из рисунка8 видно, что используемый ряд индекса выпуска по базовым видам экономической деятельности имеет выраженную сезонную составляющую. Можно отметить, что вплоть до кризиса 2008 г. экономика РФ быстро развивалась. Кризисный спад привел к тому, что экономика России сократилась примерно до уровня 2006 г. При этом докризисный уровень развития был достигнут лишь в 2011 г.

Источник: ЦБ РФ, расчеты авторов.

Рисунок 9 - Агрегат денежной массы М2, % к базовому периоду (янв. 2000 г.) В течение рассматриваемого периода практически постоянно наблюдался рост денежной массы. Первая часть периода (с 2000 по 2008 г.) характеризовалась стабильным экономическим ростом, что сопровождалось увеличением денежного предложения в экономике. В конце 2008 г. – начале 2009 г. наблюдалось кризисное сжатие объема денежной массы, которое затем сменилось ростом с темпами, которые практически соответствовали докризисному уровню.

3.2 Модель анализа влияния реального обменного курса на платежный баланс Для оценки величины и характерных особенностей влияния реального обменного курса на платежный баланс будет использоваться комбинация эластиционного подхода, который был заложен в работе Bickerdike (1920), а затем развит в работах Robinson (1947) и Metzler (1948), абсорбционного подхода и монетаристского подхода. Эластиционный подход может быть представлен в виде модели, получившей свое название в честь авторов базовых работ, а именно BRM-модели. Суть эластиционного подхода заключается в рассмотрении эффектов замещения в потреблении (явным образом) и производстве (неявно). BRM-модель (или модель несовершенных субститутов) представляет собой модификацию (с введением частичного равновесия) стандартной двустрановой модели с двумя товарами (экспортом и импортом).

Согласно абсорбционному подходу стимулирование спроса, отражающего размеры создаваемого национального продукта и изменение расходов, происходит за счет абсорбции.

Уравнение счета текущих операций в этом случае позволяет определить сальдо баланса текущих операций как разницу между внутренним выпуском продукции и внутренней абсорбцией.

В рамках монетаристского подхода рост спроса на деньги приводит к сохранению положительного сальдо платежного балансадо того момента, пока не установится равновесие между предложением денег внутри страны (денежная масса) и спросом на деньги Согласно эластиционному подходу реальный обменный курс является основным детерминантом торгового баланса. Ослабление обменного курса приводит к улучшению торгового баланса посредством изменения относительных цен между отечественными и зарубежными товарами. В рамках абсорбционного подхода обменный курс может оказывать влияние на торговый баланс лишь в том случае, если колебания обменного курса вызывают увеличение дохода большее, чем увеличение суммарных отечественных расходов (абсорбция). Монетарный подход говорит о том, что колебания обменного курса могут давать лишь временные эффекты.

Показатель, отражающий уровень дохода может оказывать отрицательное влияние на платежный баланс в рамках абсорбционного подхода и положительное влияние на платежный баланс в рамках монетарного подхода. Это связано с увеличением отечественного выпуска (дохода) и изменениями условий торговли. Изменение этих показателей может приводить к увеличению абсорбции (потребление и инвестиции), а затем импорта. Это, в свою очередь, будет приводить к ухудшению торгового баланса.

Показатель, отражающий объем денежной массы, в рамках абсорбционного подхода является экзогенной переменной (инструментом монетарной политики). Монетарные власти сглаживают или стерилизуют (посредством операций на открытом рынке) влияние на объем национальной валюты колебаний обменных курсов. Следовательно, показатель денежной массы не должен оказывать влияние на платежный баланс.

Стоит отметить, что в значительной части рассмотренных исследований рассматриваются детерминанты торгового баланса, которые объясняют лишь изменения счета текущих операций.

Модель, описывающая влияние реального обменного курса на счет текущих операций и его компоненты, может быть записана в следующем виде:

= 0 + 1 + 2 2 + 3 + [64] где в качестве будут рассматриваться следующие переменные:

– баланс счета текущих операций;

_ - баланс торговли товарами;

_ - баланс торговли товарами и услугами (торговый баланс);

_ - отношение объема экспорта товаров к объему импорта товаров;

_ - отношение объема экспорта услуг к объему импорта услуг;

_ - отношение объема экспорта товаров и услуг к объему импорта товаров и услуг;

_ - отношение объема экспорта товаров, услуг и факторных доходов к объему импорта товаров, услуг и факторных доходов.

Таким образом, одна из гипотез, выдвигаемых в данной работе, заключается в том, что структура объясняющих переменных для динамики счета текущих операций в целом сохраняется для его отдельных компонент.

Сходным образом можно записать модель для второй части платежного баланса, а именно счета движения капитала и финансового счета, а также его компонент.

= 0 + 1 + 2 2 + 3 + 1 +, [65] де в качестве будут рассматриваться следующие переменные:

- баланс счета движения капитала;

- баланс прямых иностранных инвестиций;

_ - баланс портфельных инвестиций;

– чистые ошибки пропуски.

Для каждой из представленных выше зависимых переменных будут проведены оценки одной из моделей.

Стоит отметить, что при выборе спецификации модели в качестве основной использовалась спецификация с фиксированными эффектами в силу:

специфики используемой базы данных:

o ряд рассматриваемых показателей представлен в виде базовых индексов;

o показатель, отражающий уровень денежной массы, представлен в единицах национальной валюты;

рассматриваемые показатели и зависимости могут иметь специфичный для стран характер.

Проведенные тесты по выбору спецификации модели (среди сквозной спецификации, спецификации с фиксированными эффектами и спецификации со случайными эффектами) позволили в качестве оптимальной выбрать спецификацию с фиксированными эффектами.

Тем не менее, результаты оценок с использованием спецификации со случайными эффектами также приводятся в приложении А.

3.3 Гипотезы На основании проведенного в предыдущей части работы обзора теоретических и эмпирических подходов к моделированию влияния колебаний реального обменного курса на платежный баланс можно выдвинуть следующие гипотезы относительно характеристик этих эффектов:

реальный обменный курс является одним из основных детерминантов платежного баланса и его компонент;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса торговли товарами;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса торговли услугами;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса торговли товарами и услугами;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса торговли товарами, услугами и баланса факторных доходов;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса прямых иностранных инвестиций;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса прямых портфельных инвестиций;

укрепление реального обменного курса приводит к ухудшению баланса чистых ошибок и пропусков;

рост ВВП на душу населения оказывает положительное влияние на баланс торговли товарами рост ВВП на душу населения оказывает положительное влияние на баланс торговли товарами;

рост ВВП на душу населения оказывает положительное влияние на баланс торговли услугами;

рост ВВП на душу населения оказывает положительное влияние на баланс торговли товарами и услугами;

рост ВВП на душу населения оказывает положительное влияние на баланс торговли товарами, услугами и баланса факторных доходов.

Сформулируем представленные выше гипотезы в терминах моделей, которые будут использоваться для проведения оценок.

3.4 Результаты эмпирического анализа влияния реального обменного курса на платежный баланс В таблице 11 представлены результаты оценки влияния колебаний реального обменного курса на баланс счет текущих операций и компоненты счета текущих операций.

Более подробно результаты оценок представлены в приложении А.

Таблица 11 - Результаты оценки базовой модели ЭП (краткосрочные и накопленные эластичности уровня цен по обменному курсу)

–  –  –



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Правовое регулирование финансовой деятельности Тема 8 Правовое регулирование финансовой деятельности Лисица Валерий Николаевич, заведующий кафедрой гражданского процесса юридического факультета Новосибирского национального исследовательского государственного университета, доктор юридических...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Экономический факультет Кафедра «Применение математических...»

«Экономист Год № Стр. Славин Г. 2010 1 3 Народное хозяйство в кризисном году Кучуков Р. 2010 1 20 Модернизация экономики: проблемы, задачи Иванченко В., Иванченко ЫВ. 2010 1 30 Инновационноструктурированное воспроизводство и государство Рыбаков Ф. 2010 1 39 Про...»

«Gold Segregated Portfolio Fund Инвестиционная стратегия Идея Золотой фонд – инструмент, позволяющий различным категориям инвесторов входить в золотодобывающий бизнес, который при самостоятельном инвестировании потребует крупн...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВО КРЫМСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. В.И. ВЕРНАДСКОГО ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ И УПРАВЛЕНИЯ КАФЕДРА МАРКЕТИНГА, ТОРГОВОГО И ТАМОЖЕННОГО ДЕЛА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОРГАНИЗАЦИИ И...»

«ЧУДИНОВА ЛАРИСА НИКОЛАЕВНА ФОРМИРОВАНИЕ И ОЦЕНКА СИСТЕМЫ ИНВЕСТИЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ УСТОЙЧИВОГО СБАЛАНСИРОВАННОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством (региональная эконо...»

«СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ И ГУМАНИТАРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ Материалы международной научно-практической конференции 22 декабря 2016 года Екатеринбург «ИМПРУВ»...»

«1. Цели освоения дисциплины Дисциплина «ERP-системы» направлена на углубленное изучение современных корпоративных систем управления предприятием.Целями освоения курса являются: изучение управление компанией во всем комплексе его проблем, связанных с внешней средой, экономикой, производством, о...»

«ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ В ОБЛАСТИ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА И ОТЧЕТНОСТИ МСФО (IAS) 28 Инвестиции в ассоциированные и совместные предприятия http://www.finotchet.ru/standard.html?id=19#tab3 2012г. МСФО (IAS) 28 Инвестиции в ассоциированные и совместные предприятия УЧЕБНЫЕ ПОСОБИ...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕ...»

«КУДАШКИНА Е.А. ИССЛЕДОВАНИЕ СЛОЖНЫХ СИСТЕМ В ОБЛАСТИ ЭКОНОМИКИ ПО МОДЕЛИ СОЛОУ Аннотация. В статье рассматривается метод исследования экономического роста с помощью модели Солоу. Выявляются факторы, влияющие на непрерывный экономический рост в условиях устойчивой э...»

«ДЛЯ СПЕЦИАЛИСТОВ В ОБЛАСТИ БУХГАЛТЕРСКОГО УЧЕТА И ОТЧЕТНОСТИ МСФО (IAS) 27 Отдельная финансовая отчетность http://www.finotchet.ru/standard.html?id=18#tab3 2012г. МСФО (IAS) 27 Отдельная финансовая отчетность УЧЕБНЫЕ ПОСОБИЯ ПО МСФО (миллион...»

«М.М. Гацалов Современный экономический словарь-справочник Ухта 2001 ББК 65 я2 Г24 Гацалов М.М. Современный экономический словарь-справочник. Ухта: УГТУ,2002.-371с. ISBN 5-88179-274-2 Экономический словарь-справочник предназначен для студентов экономических специальностей и направлений. О...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Экономический факультет Кафедра «Экономическое управление» Выпускная квалификационная бакалаврс...»

«Иткина А.Я. Эконометрика на практике Введение. Исследование в любой области знания предполагает получение результатов — обычно в виде чисел. Однако просто собрать данные недостаточно. Даже объективно и корректно собранные данные сами по себе ничего не говорят. Исследователю необходимо умение организовать их,...»

«Рогатнев Никита Сергеевич Эффекты прямых иностранных инвестиций в развивающихся странах: типология, моделирование, регулирование Специальность 08.00.01 «Экономическая теория» Диссертация на соискание учёной степени кандидата экономическ...»

«Пояснительная записка Программа разработана на основе Федерального компонента государственного образовательного стандарта среднего (полного) образования и примерной программы по экономике, рекомендованной Минис...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «НОВОСИБИРСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» Экономический факульте...»

«Учебно-методическое пособие по основам внешнеэкономической деятельности.Авторы: Пунгина В.С., ст. преподаватель СЛИ Пунгин И. В., ст. преподаватель Сыктывкарского филиала СПбГУСЭ Ответственный редактор — к.э.н., доцент...»

«Заявка на конкурс проектов совместных лабораторий НГУ в области гуманитарных, общественных и экономических наук 2015 года «Лаборатория исследования поведения человека в условиях неопределенности»1. Контактные данные Руководителя (Фамилия,...»

«Лекция№6. Спецификация функциональных требований к ИС.1. Процессные потоковые модели 2. Основные элементы процессного подхода 3. Референтная модель бизнес-процесса Процессные потоковые модели. Процессный подход к организации деятельности организации. Связь концепции...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет» Экономи...»

«Элементы антропоцентрической грамматики русского языка ИНСТИТУТ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ М. В. Русакова Элементы антропоцентрическ...»

«ISSN 1813-7504 Научный ВЕСТНИК журнал Тихоокеанского государственного экономического Основан в 1996 г. университета Выходит один раз в квартал 4 (52) 2009 _ Учредитель – Тихоокеанский государств...»

«[1] БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М. Акмуллы ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ БАШКОРТОСТАНА ПРИЛОЖЕНИЕ ВЫПУСК 2 (Свидетельство БГПУ имени М. Акмуллы №3 от 08.02.2010г.) УФА – 2016 [2] УДК 37 Ш 88 ББК 74.00 Штейнберг В.Э., Манько Н.Н. Научная школа «Дидактический дизайн в профессиональном пед...»

«ТЕМА 3. МЕТОДЫ РЕГИОНАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Вопросы: Статистическая база региональных исследований 1. Структурно-логические и балансовые методы размещения производства 2. Моделирование и оптимизационные методы размещения производства 3. Методы оценки экономической эффективно...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГАОУ ВО «КРЫМСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ В.И. ВЕРНАДСКОГО» Институт экономики и управления ЭКОНОМИКА Учебное пособие для студе...»

«Согласовано Обсуждено: Утверждаю: Методическим советом Педагогическим советом Директор МБОУ СОШ №1 Н.В. Моисеева Протокол №«_»_2015г. Приказ Протокол № от _2015г. № от «_»2015 Рабочая программа по учебному предмету _Эк...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Актуальность Данная программа является актуальной, так как в настоящее время волонтерское движение получило развитие в связи с растущим числом социальных проблем, в решении которых при современной экономической си...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.