WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

Pages:   || 2 |

«Рис. 3.1.1. Пирамида государственного управления Легко видеть, что цели государственного управления могут и должны быть различны на уровнях государственно-властного (или политического) ...»

-- [ Страница 1 ] --

Глава III. Цели и ценности государственной

экономической политики

3.1. Потребность, интерес, ценность, цель в государственной политике

В разделе 1.1. было предложено полагать неотъемлемым содержанием

государственной экономической политики определение целей. Наличие

цели в теории управления кажется очевидным. Однако вопрос о цели в сфере политической управленческой деятельности не столь очевиден. Прежде

всего отметим, что в пирамиде государственного управления есть несколько этажей (рис. 3.1.1).

Рис. 3.1.1. Пирамида государственного управления Легко видеть, что цели государственного управления могут и должны быть различны на уровнях государственно-властного (или политического) управления и на уровне административно-управленческом. На первом уровне задаются целевые ценностные полагания, формулируемые как цели общества в целом, государства в целом, отдельных групп интересов по существу их интересов, определяются направления общественного развития и государственного строительства.

На уровне же чисто управленческом, исполнительском цели задаются операционально. В чем разница первого и второго способов задания целей? Из предположения о том, что политический механизм формирования высшего властного уровня в государстве является демократическим (либо Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики просвещенным и гуманистическим в иных формах правления, монархии, например), с необходимостью следует, что решения и действия правящей верхушки должны учитывать реакцию всех групп интересов и стремиться к тому, чтобы эта реакция была бы положительной. Тогда и результат на очередных выборах будет для данной властвующей верхушки положительным, и политическая устойчивость в обществе будет поддерживаться.



Но чем главным образом определяется реакция управляемых на действия управляющих? Очевидно, что прежде всего — удовлетворением собственных потребностей. Как известно, потребности порождают представления о жизненно важных ценностях, ценности формируют импульс, желание их достичь, реализовать, что порождает социальную активность, интерес как отражение и содержание данной активности. Итак, оптимальное по критерию политической устойчивости властное управление не может быть отъединено от ценностного содержания целеполагания.

Вместе с этим административное управление, как таковое, отличается тем, что, будучи исполнительным звеном по отношению к властному уровню, может в ряде случаев абстрагироваться от ценностного содержания управления. Цели при этом могут устанавливаться вполне механистическими, например, достичь такого-то показателя к такому-то сроку. Примеров может быть много. В условиях экономических реформ это может быть, например, доведение количества приватизированных предприятий до 80% за полгода, или доли оплаты услуг ЖКХ до 100%. Однако легко заметить, что на административно-управленческом уровне таким образомустанавливаемые цели по отношению к властному уровню управления выглядят как средства достижения ценностных целей более высокого уровня. В условиях российских экономических реформ, к сожалению, слишком часто ценностное целеполагание подменялось и продолжает подменяется в ряде случаев институциональным, ценностные цели — средствами их достижения Главная ошибка, часто проявляющаяся на практике, — это подмена ценностных целей административно-управленческими. Из управленческого учета и соображения исчезает интерес объекта управления. Ну а когда он, этот объект, одушевлен, то реакция отторжения подобной власти рано или поздно, но наступит.





Таким образом, при проектировании государственно-управленческих решений на высшем уровне необходим учет интересов всех групп интересов.

Кто входит в их состав? Их бесчисленное множество: региональные, профессиональные, гендерные, возрастные, этнические и все прочие человеческие группы. У каждого гражданина страны есть свой индивидуальный пакет интересов. Однако все это множество для целей государственной экономической политики вполне упорядочивается: во-первых, это человек (как индивидуум); во-вторых, это группы, наибольшая из которых составляет общество в целом; в-третьих, это государство. Ошибка упрощенного либеГосударственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I рализма заключается в том, что если не учитывать государство как объект управления со своими неотъемлемыми интересами, то это для государства рано или поздно кончается печально, но важно, что под его обломками «хоронятся» и интересы личности. Достаточно очевидно, что выбор «государство или личность» для определения приоритетов государственного управления неприемлем в принципе. Важно и то и другое: «и государство, и личность».

Каковы неотъемлемые интересы (ценности) выделенных субъектов интересов или одновременно объектов управления?

Человек (индивидуум) — жить, иметь возможность для репродукции, питаться, лечиться, быть в безопасности, иметь одухотворенное бытие (образование, культура, творчество, познание), иметь психологический комфорт, иметь высшую социальную ценность — свободу.

Группы (общество) — множество комбинаций ценностей в соответствии со специфическим портретом группы.

Общество — гуманизм, нравственность, устойчивость развития, безопасность.

Государство — суверенитет (экономический, военный, политический), устойчивость развития в долгосрочной перспективе, безопасность, социальный гуманизм.

Здесь мы целенаправленно используем понятие «социальный гуманизм», что позволяет отметить специфику этого понятия.

Основными принципами организации социально-целесообразного порядка, обеспечивающего нормальное и поступательное развитие экономики, являются: социальная ответственность личности, государства, предпринимателей, институтов и структур гражданского общества за высокий уровень благосостояния граждан и качество их жизни, социальный гуманизм при обеспечении базовых прав человека, социальная солидарность разных слоев общества; всеобщее благо как залог консолидации общества. Эти социальные принципы взаимоувязаны, что за счет органического единства может усиливать соответствующую гармонию рыночной экономики и социального государства.

Обычно в социально-политической традиции пользуются понятием «социальная справедливость». Отдавая должное креативному потенциалу этой категории, приведшему к значительным достижениям в практике прогресса человечества, отметим и его принципиально уязвимые особенности. Главная из них — релятивизм понятия «справедливость». Каждый субъект общественных отношений имеет свои неотъемлемые интересы. Аксиоматичен постулат о конфликте части интересов. Отсюда вытекает утверждение, что для каждого субъекта понятие «справедливость» становится производным от его интереса, а в случае конфликта — источником столкновения. Вместо пути к гармонизации подход, основанный на «справедливости», принципиГлава III. Цели и ценности государственной экономической политики ально конфликтогенен и ведет к противостоянию. Именно отсюда вырастали концепции «гегемона», который один только и знал, что такое справедливость. И выкорчевывал иные социальные группы. Или концепции либерального государства, не идущего дальше идеи «равенства возможностей», забывая при этом о наличествующем неравенстве стартовых и вообще «данных богом» человеку его индивидуальных возможностей.

Поэтому более инструментальным в целях государственного управления, на взгляд авторов, выступает принцип «социального гуманизма». Он в своем базисе основан на признании равенства человеческого достоинства всех участников общественных отношений. Он дает количественную меру при решении проблем урегулирования конфликта интересов и, главное, что он допускает принципиальную недостижимость абсолютной справедливости, т. е. отводит от искушений социальных утопий.

Это означает, что «бог» (или для атеиста объективная реальность — природа) изначально «несправедлив»: одни люди родились пассионарными, умными и сильными и их возможности совсем иные, чем у более слабых и творчески обделенных. Простой принцип «социальной справедливости», что видно ярче всего на практике, выливается в уравниловку: «чтобы не было богатых!»

И все стали бедными, и величайшая держава — СССР рухнула, проиграв прежде всего в совокупном национальном интеллекте и пассионарности.

Принцип же «социального гуманизма», основанный на представлении о равенстве человеческого достоинства, не требует приравнивания достоинства к долларам, рублям или квадратным метрам. Он дает инструмент настройки в обществе гармонии разных групп. Своего рода симфонии. Для сильного он означает возможность свободы и самореализации, для слабого — социальной поддержки, для их отношений — взаимно уважительного перераспределения ресурсов, что в инструментальном выражении в государственном управлении порождает класс задач на оптимизацию, в которых критерий оптимума составляется как интегративный, включающий интересы всех членов общества.

В результате политический управленец уходит с баррикад, от выявлений, что и почему «справедливо», и приходит к адаптивному оптимизационному управлению. Его же разрешительный и управленческий потенциал несомненно богаче.

Поэтому более перспективно считать ядром естественного права принцип «социального гуманизма», который выступает родоначальником нравственных критериев в организации гармоничных человеческих отношений:

в отношениях между группами внутри общества;

в отношениях между государством и личностью, государством и группами;

в организации хозяйственной трудовой деятельности и отношениях работодателя и работника;

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I в распределении результатов экономической деятельности, т. е. в бюджетно-налоговых процедурах.

Очевидно, что государство, реализующее в своей экономической политике принцип социального гуманизма, гарантирует себе большую степень политической устойчивости, а в дальнейшем будет показано, что и экономической эффективности.

Итак, как оказалось, базовых ценностей для объектов управления и субъектов отношений в рамках государственной экономической политики не так и много. Они все принципиально учитываемы в проектируемой политике. При условии, что этот принцип признается и закладывается в действия государственного управления. Не так уж и сложно инкорпорировать эти ценности в проектируемые государственно-управленческие решения. Они носят совершенно естественный, натуральный характер. Они являются базисом и физического существования перечисленных субъектов и объектов, главным мотиватором их поведения в общественных отношениях, а потому позволяют конструировать государственную политику наиболее устойчивой, наименее конфликтной и соответственно максимально эффективной.

В математике есть такое понятие, как «орты», означающее набор базисных векторов, задающих некоторое пространство. В нашем случае указанные ценности задают ценностное пространство выбора всех управленческих решений (рис. 3.1.2). Очевидно, что, «забыв» хотя бы об одном из ценностных «ортов», мы сразу же получаем нулевую проекцию по соответствующей оси, а значит и ценностную амплитуду проектируемого решения. Приведем примеры.

Рис. 3.1.2. К понятию ценностного пространства выбора государственноуправленческих решений Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики Предельно либеральная парадигма экономических реформ в России в 1990-е гг. осуществлялась именно в режиме институциональных целеполаганий. Указ Президента РФ Б. Ельцина конца 1991 г. гласил: «расколхозить»

все колхозы страны за два (!) месяца, к январю 1992 г. И эту задачу стали реально решать. Большевикам-сталинцам во времена «заколхозивания» такие темпы не снились.

Приватизация также проводилась ударными темпами. Как в 1990-е гг., так и в последнее время, целью финансовой политики стабилизации выступала инфляция. Заметим, что об уровне жизни, национальной безопасности, демографических показателях речь не шла. Каков результат? В стране со второй половины 1990-х гг. начался впервые в ее тысячелетней истории процесс вымирания в абсолютном выражении. Происходит это прежде всего потому, что в целевом пространстве экономических реформ такие «мелочи», как жизнь человека и российская популяция, крепость российской государственности не учитывались. Цена отказа в государственном управлении от определенных базовых ценностей всегда измеряется именно в величинах этих ценностей. Так, с 1991 по 2005 г. число не родившихся, преждевременно умерших и сокративших свою продолжительность жизни в России по указанной причине превышает 28 млн человек1. Искусственная, рукотворная природа явления вымирания России вполне доказуема2.

Означает ли вышесказанное, что в государственном управлении, содержании государственной экономической политики нет места для операционализируемых целей, выражаемых, в том числе, показателями институциональных преобразований? Нет, конечно. Но императивно утверждение, что им должны предшествовать или входить в их структуру прежде всего ценностные цели. Высший властный уровень, политическое руководство страны, государственно-управленческие документы высшего уровня должны содержать ценностные установки, комбинируемые из вышеуказанного набора базисных, классических и неотъемлемых от ответственного государства и общества ценностей.

Так какова же система целей предлагаемой государственной экономической политики?

Ценностные цели экономической политики и цели высшего порядка устанавливаются исходно на основе сделанного в явном виде ценностного выбора, задаются нормативно и в основном позиционируются в областях развития общества и общегосударственного строительства.

Анализ противоречий между действующей на сегодня версией экономической (социально-экономической) политики России и современными представлениями о возможностях общественного и государственного разСулакшин С.С. Измена. М., 1998.

Якунин В.И., Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. и др. Государственная политика вывода России из демографического кризиса. М.: Научный эксперт, 2007.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I вития, наиболее ярко проявляющихся в рассогласовании декларируемых установок текущей экономической политики и базовых или классических «гуманитарных» целей экономического развития (см. раздел 6.4), выявляет необходимость формулирования и правового закрепления системы целей экономической политики. Указанная система включает наиболее интегративную цель высшего порядка и цели нижних порядков.

В качестве высшей цели, сформулированной в наиболее общем и универсальном виде, международное сообщество в лице ООН выдвигает обеспечение устойчивого развития, что означает развитие в долгосрочной перспективе. Оно предусматривает достижение долгосрочного экономического роста, не подрывающего природно-ресурсной базы развития будущих поколений и позволяющего решить ключевые социальные проблемы (прежде всего бедности, нехватки питьевой воды и продовольствия, медицинской помощи). Очевидно, что эти гуманитарные и цивилизационные измерения не противоречат, как это представляется в упрощенной либеральной доктрине, а напротив, сочетаются с целями государственного строительства и действия.

Применительно к России данная цель должна быть существенно конкретизирована. Прежде всего речь должна идти о том, для чего в конечном счете осуществляется экономическое развитие (ясно, что устойчивость не может быть самоцелью) и экономическая политика государства. Кроме того, с учетом усиливающейся глобализации, необходимо определить место (образ) и роль (миссию) России в глобализирующемся мире, к которому необходимо стремиться в обозримом будущем.

Представляется, что высшей целью развития экономики и общества в целом является обеспечение социального благополучия, а именно, материального уровня жизни, одухотворенности, физического и нравственного здоровья широких слоев населения. Это соответствует конституционному положению о построении социального государства3, которое, является, таким образом, не только социально-политическим, но и социально-экономическим императивом. Конкретные характеристики такого государства, в том числе экономические, должны быть раскрыты в Экономической доктрине России.

Однако с самого начала важно подчеркнуть имманентное такому типу государства обеспечение прав и свобод, включая экономические права и свободы граждан, базисной категорией которых является человеческое достоинство, сочетающее ценность человека, каждой человеческой жизни, и нравственную ответственность его поведения. Для решения этой задачи Следует отметить, что содержание введенного Конституцией РФ термина «социальное государство» (ст. 7, п. 1) в ней не раскрывается. В связи с этим необходимо доктринальное раскрытие сути данного типа государства, что даст возможность конкретизировать цели развития страны.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики общество должно быть устроено таким образом, чтобы законодательство в полной мере учитывало нравственные нормы, жизненно необходимые обществу, а государство в тесном сотрудничестве с общественными институтами нравственного воспитания, включая школу и церковь, занималось бы подготовкой граждан в области соблюдения прав и нравственных норм4.

В отношении образа и места России в мировом сообществе, влияющего на ее экономическую политику, ее ценностный выбор в известной триаде «Запад — Восток — «третий путь», конечно, должен быть сделан в пользу собственной российской цивилизации, имеющей черты европейского типа, но не тождественной Западной цивилизации. Это в прежней, более привычной терминологии, означает непринадлежность к «третьему миру» (при том, что «второй мир» исчез в начале 1990-х гг.) и неполное совпадение с «первым миром».

Устойчивость экономического роста означает его положительную динамику в долгосрочной перспективе (не отрицающую угроз экономических кризисов), стабилизирующее воздействие на существующую систему государственности, прежде всего государственных границ, территориальной целостности и суверенности, смягчающее или оздоровливающее воздействие на существующие социальные антагонизмы и экологические проблемы общества.

Устойчивость является необходимым, но не достаточным условием и составляющей эффективного развития, которое включает требования к качеству жизни как важнейшему критерию и составляющей такого развития.

Это предполагает достижение в течение определенного времени уровня доходов, потребления товаров и услуг, которые обеспечивают продолжительность жизни и состояние здоровья населения на уровне не ниже среднего по наиболее развитым странам мира. В целом система данных целей может в ценностной формулировке и здесь звучать, как социальный гуманизм. Отталкиваясь от ценностных целей и целей более высокого порядка можно построить всю систему целей экономической политики и ее структурных составляющих.

С точки зрения системы (иерархии) целей экономическая политика выступает как механизм, точнее один из важнейших механизмов достижения ценностных (высших) целей. Потому выбор целей, модели самой экономической политики и способов ее реализации должны быть производным от указанных ценностных целей, а также от располагаемых ресурсов (средовых, людских, материальных, финансовых, временнх) с учетом имеющихся и будущих неопределенностей и рисков.

Представляется, что в качестве среднесрочных целей экономической политики могут выступать:

Митрополит Кирилл. «Права человека и нравственная ответственность». Выступление на Х Всемирном Русском Народном Соборе «Вера. Человек. Земля. Миссия России в XXI веке» (апр. 2006) // www.mospat.ru.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I переход от политики зависимости от внешнего фактора к большему акценту на опору на национальные источники экономического роста и развития (оптимизация открытости экономики);

переход от политики финансовой стабилизации к политике стимулирования экономического развития, экономике развития;

исправление накопившихся диспропорций развитости;

восстановление должного уровня государственного строительства в связи с экономическим развитием;

максимизация занятости, производства и покупательной способности населения5.

Подчеркнем, что конечный приоритет социального компонента в данном наборе целей — обеспечение наиболее полной занятости и наибольшей покупательной способности населения.

Максимизация занятости означает и общий рост, и высокие требования к уровню образования и профессиональной квалификации, и более справедливое распределение доходов, учитывая, что для большей части населения основным источником социального благополучия являются именно трудовые доходы, которые в целом распределяются более равномерно, нежели доходы от капитала. В свою очередь, это способствует снижению остроты антагонизмов, порождаемых увеличивающимся разрывом в уровнях доходов между различными социальными группами, и рисков политической дестабилизации российского общества, тем самым, укрепляя безопасность страны.

В том же направлении действует и целевой критерий максимизации покупательной способности населения, одновременно подразумевающей увеличение спроса, который в настоящее время является важнейшим ограничителем экономического роста. Помимо политики наиболее полной занятости, максимизации покупательной способности должны содействовать налоговая и бюджетная политика государства, регулирующие перераспределение доходов и поддерживающие социально уязвимые слои общества.

В свою очередь, реализация обеих указанных выше целей создает необходимые (но не достаточные) условия выполнения еще одной цели из упомянутых ранее — максимизации роста производства благодаря росту занятости и связанному с этим увеличением выпуска; а также росту спроса как проявления максимизации покупательной способности населения. Другим необходимым условием роста производства в современной экономике является его конкурентоспособность, что означает переход к инновационной модели экономического роста, в основе которой — развитие научно-технического потенциала, прежде всего инвестиций в человеческий капитал, и В принятом в 1946 г. Конгрессом США законе максимизация занятости, производства и покупательной способности населения были сформулированы в качестве приоритетных в стратегии послевоенного развития страны.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики оперативное внедрение научно-технических достижений в производство, прежде всего рост инвестиций в обновление основного капитала и производственной инфраструктуры.

В соответствии с этим, в целом иерархия целей может быть предложена в виде, показанном на рис. 3.1.3. Для каждой из экономических направлений, составных частей экономической политики, должны быть также явно определены свои подсистемы целей и ценностей. В части 2 конкретные цели в каждом тематическом блоке государственной экономической политики будут раскрыты более подробно.

3.2. Конституционный российский императив социального государства в экономическом измерении Социальное государство не надо путать с социалистическим в том смысле, который дает нам история социалистических государств — СССР и альянса. Это более современное и универсальное понятие.

В гл. I было показано, что экономическая политика должна быть неразрывно связана с социальной политикой государства, понимая под последней не только вопросы социальной защиты и вспомоществования, сколько само неотъемлемое специфическое измерение экономической политики, пронизывающее все экономические мероприятия. Человек не только средство, элемент механизмов воспроизводства, человек — это цель экономической политики. Неслучайно поэтому даже в официальных документах часто не различаются экономическая и социально-экономическая политика государства6. В российском законодательстве есть высшая конституционная формула этого положения — в ст. 7 Конституции РФ в виде императива социального государства. К сожалению, кроме конституционной формулы, в российском законодательстве и политических документах и механизмах данное конституционное положение развития, а соответственно, и реализации, не получило. И это очень серьезное упущение, не позволяющее строить реальную социально-экономическую политику социализированной по сути (см. гл. VI).

Международный опыт свидетельствует о разнообразности понимания социальных обязательств конкретными государствами и специфичности механизмов, обеспечивающих социальные права граждан. В табл. 3.2.1 представлены четыре социальные модели государств, определяемые их цивилизационными и национальными особенностями: германская (Бисмарка), английская (Бевериджа), шведская и российская. Заметим, что говоря См., например программу, подготовленную МЭРТ России: Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2005– 2008 гг.) // http://smb.economy.gov.ru/politics/strategical/program.

Рис. 3.1.3. Основные элементы системы целей-ценностей государственной экономической политики Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики

–  –  –

Источник: Якунин В.И., Роик В.Д., Сулакшин С.С. Социальное измерение государственной экономической политики. М., 2007. С. 59–60.

Сравнение этих, даже весьма фрагментарных, четырех социальных «моделей» государства демонстрирует прежде всего разницу между группами с высокими и низкими доходами (в 2,5–6 раз по сравнению с другими госуГосударственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I дарствами) в современной России, что считается фактором обострения социальной напряженности в обществе. Вряд ли может считаться гуманным государство, в котором удельный вес зарплаты в ВВП отстает от европейских показателей в 2–2,5 раза. Обращает на себя внимание и «иждивенческий»

подход в социально-распределительной сфере, при котором показатели социальной помощи в России в 2–4 раза превышают аналогичные показатели в Германии, Англии и Швеции, что достигается в ущерб обязательному, а особенно добровольному страхованию работников.

Мы видим насколько сильно влияние исторических, религиозных и культурных традиций на понимание социальных отношений. Мировой опыт демонстрирует процесс постоянной трансформации социальных и правовых систем. Когда после Второй мировой войны в конституциях ряда западноевропейских стран появилась формула «социальное государство», обязанности такого государства сводились к провозглашению социально-экономических прав граждан и к раздаче пенсий и пособий. Однако в последние годы на Западе произошло расширение функций социального государства — от обеспечения социально-экономических прав граждан к социальной ориентации экономической политики в целом. Сегодня большинство индустриально развитых стран при реализации социальной политики ставят уже качественно иные задачи, такие, как выравнивание различий в стартовых возможностях граждан через государственную систему образования, перераспределение национального дохода в рамках налоговой политики, регулирование рынка рабочей силы и т. д.

В связи с этим возникает вопрос: должно ли наше государство ограничиваться гарантированием прожиточного минимума и мероприятиями в области здравоохранения, жилищного строительства и семейной политики? По современным оценкам, доля социального фактора в ВВП России составляет около 30%.

Что заставляет авторов по-иному посмотреть на соотношение факторов экономического роста и социальной нагрузки государства? Прежде всего речь идет о замене институционального целеполагания в экономической политике России ценностным. Философская основа социального государства должна опираться на некую ценностную идею, а выстроенная в соответствии с ней экономическая модель проецировать ее в конкретные институты, механизмы и инструменты. Например, одной из основных составляющих социального государства в конституциях западных стран выступает категория «социальная справедливость». Но в последнее время она все больше подвергаются критике как «справа», так и «слева». Во многом это связано с неопределенностью, противоречивостью и относительностью (исторической и цивилизационной) данного понятия, не способного стать интегрирующим ценностным основанием социального государства в современном понимании этого слова.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики 3.2.1. Эволюция взглядов о социальном государстве Основная цель данного раздела заключается в анализе предпосылок и проблем становления социального государства в России в контексте перехода к постиндустриальному общественному строю. На первый план выдвигается исследование процессов социальной ориентации экономического развития и формирования правового государства и гражданского общества под углом зрения становления социального государства, а также выявление тенденции трансформации «реактивной» социальной политики в активную и адресную социальную нацеленность Российского государства7. Тем более, что в отсутствие научно обоснованной и долговременной социальной политики все решения по социальному реформированию принимаются довольно спонтанно.

Проблема российского конституционного права состоит в том, что Конституция РФ не дает детализированного пояснения принципов реализации концепта социального государства. Это порождает многообразие определений данного феномена, несущих разную смысловую нагрузку и часто несводимых в единое целое. Во-первых, понятие «социальное государство» расшифровывается как государство, ответственное за социально не защищенных граждан. Во-вторых, оно трактуется как государство, для которого соблюдение основных прав и свобод человека является приоритетом. И, наконец, под социальным государством понимается государство, главной задачей которого является достижение общественного прогресса, основанного на закрепленных правом принципах социального равенства, всеобщей солидарности и взаимной ответственности. Даже краткий обзор общей и специальной литературы по проблеме (см. ниже) демонстрирует множество определений социального государства, в основном тяготеющих к патерналистским схемам.

Существенно, что Конституция РФ в определении сущности социального государства явно стоит на радикально-либеральных позициях. Формула государства, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека», игнорирует такие понятия, как «традиция», «культурное развитие» и «экологическая безопасность».

Термин «гарантия» в ст. 7 Основного закона употребляется только в связи с минимальным размером оплаты труда и неопределенными «иными гарантиями социальной защиты». В п. 2 этой статьи перечисляются основные направления социальной политики, однако дальнейшая детализация ее принципов, как и указания на механизм реализации, отсутствуют.

Исследователи концепции социального государства признают, что даже категория «социальное государство» требует дальнейшей разработки. (Волгин Н.А., Гриценко Н.Н., Шарков Ф.И. Социальное государство: Учебник. М., 2003. С. 8).

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I Отсюда вытекает задача не только уточнения понятия «социальное государство», но и формирования целостного комплекса базовых категорий, так или иначе связанных со сферой социального государства.

Сохраняется мнение, отрицающее сам феномен социального государства как государства особого типа, мол, всякое государство по своей природе социально, точно так же, как всякая политика социальна по своей направленности8. Следует заметить, что доктрина социального государства не является ни «академическим спором»9, ни «игрой слов»10. Теория социального государства не только обобщает наши представления о природе социального, государственных социальных функциях и механизмах их реализации, но и задает конкретные управленческие механизмы и политики развития общества и государства, в частности, экономическую.

Наряду с понятием социального государства (в немецком эквиваленте «Sozialstaat») в качестве синонимов нередко употребляются также термины «государство благосостояния» (категорию «Welfare State» ввел в 1941 г.

У. Темпль), «государство всеобщего благосостояния» и «государство всеобщего благоденствия», распространенные преимущественно в англоязычных странах и широко используемые в пропаганде11. При всех терминологических различиях их содержание не слишком отличается друг от друга12.

На наш взгляд, главной особенностью социального государства является то, что его высшей целью выступает развитие человеческого капитала.

Идейная основа теории социального государства восходит к представлениям античных мыслителей об идеальном государственном устройстве, призванном обеспечить всеобщее благо. Исторические корни идеи социального государства (гармония и мера, средний путь, взаимозависимость человека и общества, смешанное правление) можно найти в трудах Конфуция и Цзы Сы, Пифагора и Гераклита, Платона и Аристотеля, Полибия и Цицерона. Идеальное государство Платона и «Полития» Аристотеля, государство Солона и «город Солнца» Т. Кампанеллы, правовое государство И. Канта и Р. фон Моля, «нравственное государство» Г.В.Ф. Гегеля и коммунистическое общество К. Маркса, — все это идеальные модели, в которых мыслители пытались достичь блага для всего человечества13.

Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. М., 1992. С. 197–204.

Гайдар Е.Т. Государство и эволюция (Как отделить собственность от власти и повысить благосостояние россиян). М., 1995. С. 213.

Хайек Ф.А. Указ. соч.

См.: Marschall T.Н. Citizenship and Social Class. L., 1981; Maurice B. The Coming of the Welfare State. L., 1961.

В германоязычной политологии появилось даже понятие «Wohifartsstaat», ставшее аналогом англоязычного выражения.

Подробнее по этому вопросу см.: Гончаров П.К. Социальное государство: Сущность и принципы // Вестник РУДН. Сер.: Политология. 2000. № 2. С. 46–59.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики В научный оборот понятие «социальное государство» ввел в 1850 г. Лоренц фон Штейн14. Он считал, что идея государства заключается в восстановлении равенства и свободы, в поднятии низших и обездоленных классов до уровня богатых и сильных. То есть государство призвано поддерживать абсолютное равенство в правах для всех общественных классов и посредством своей власти способствовать экономическому и общественному прогрессу всех своих граждан ибо в конечном счете «развитие одного является условием и следствием развития другого, и в этом смысле мы говорим об общественном или социальном государстве»15.

Взгляды Штейна разделял Фридрих Науманн, чьи представления об активном вмешательстве государства в хозяйственные и социальные отношения стали существенным элементом раннего немецкого либерализма16.

Теоретическую основу интервенционистского социального государства выдвинул в 1879 г. Адольф Вагнер. Его концепция предусматривала превращение буржуазного государства в «государство культуры и всеобщего благоденствия», огосударствление железных дорог, горных предприятий, банков и страховых организаций, интеграцию рабочего класса в государство и общество при отрицании политических и социальных революций17.

В дальнейшем вклад в разработку теории социального государства внесли целый ряд исследователей. По утверждению религиозного социалиста Эдуарда Хайманна, социальная политика государства («инородное тело капитализма»), своим рождением обязанная массовым социальным движениям, способствовала стабилизации капитализма и постепенной трансформации «капиталистического общества в социальное государство»18.

Дискуссия по проблемам сущности, типологии и моделей социального государства резко активизировалась после Второй мировой войны. В рамках многочисленных теорий социального государства и государства выделялись три основных модели общества всеобщего благосостояния. К первой относится «позитивное государство социальной защиты», ко второй — «государство социальной защиты», к третьей — «социальное государство всеобщего благосостояния»19. В отличие от приведенной классификации, Stein L. von. Geschichte der Sozialen Bewegung in Frankreich vom 1789 bis auf unsere Tage. 3 Bd. Leipzig, 1850. S. 204.

Stein L. von. Gegenwart und Zukunft der Rechts — und Staatswissenschaften Deutschlands.

Stuttgart, 1876. S. 215.

См.: Gall L. Liberalismus und «burgerliche Gesellschaft». Zu Charakter und Entwicklung der liberalen Bewegung in Deutschland // Historische Zeitschrift. 1975. Bd. 220. S. 324–356.

Ritter G. Der Sozialstaat — Entstehung und Entwicklung im internationalen Vergleich.

Munchen, 1989. S. 76.

Heimann E. Soziale Theorie des Kapitalismus. Theorie der Sotialpolitik. Tubingen, 1929. S. 118.

Fumiss N., Tilton T. The Case for the Welfare State. From Social Securitu to Social Equality.

Bloomington; L., 1977. P. 1–21.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I в немецкой политической социологии выделяются — либеральное, консервативное и социал-демократическое социальное государство, которые отличаются друг от друга по целому ряду индикаторов и признаков20.

Сравнительный анализ приведенных классификаций позволяет увидеть сходство позитивного государства социальной защиты и либерального социального государства, государства социальной защиты и консервативного, социального государства всеобщего благосостояния и социал-демократического социального государства21. Со второй половины XX в. исследование теории социального государства ведется в рамках трех направлений политико-правовой мысли: либерализма, консерватизма и социал-демократии.

При всех различиях названных моделей у них обнаруживается единая сущность. Так, конфликтно-редукционистский подход вытекает из тезиса о ненужности систематического воздействия государства на социальную сферу, которая в принципе свободна от государственного вмешательства.

Последнее ограничивается только участием власти в случае возникновения чрезвычайных социальных обстоятельств22. С точки зрения идентитарнодемократического подхода социальное государство рассматривается как закономерный этап развития демократии в области социальных отношений23. С позиций политико-регулятивного подхода социальное государство превращается в высокоответственный политический институт регулирования социальных отношений на основе определенных принципов и критериев24.

Обобщение основных исторических точек зрения позволяет сделать вывод, что социальное государство возникает на основе целенаправленной политики властных органов. Этот процесс идет более успешно в условиях гражданского общества, развитых социальных и профсоюзных движений, которые стимулируют социализацию государственной власти и «социальную мутацию» капитализма, перерастающего в посткапитализм в последние десятилетия XX в. В связи с этим «формационной» предпосылкой социального государства можно считать становление постиндустриального общества в единстве таких его подсистем, как социальная рыночная экономика, гражданское общество и правовой демократический режим. Такое Typen des Soziaistaates in Westlicher Industrielandern // Theoretische Grundlagen der Sozialpolitik. Berlin, 1990. S. 158–162.

К первой категории стран в обеих теориях относят США и Великобританию, ко второй — Германию, Францию и Италию, к третьей — Швецию, Норвегию, Данию и другие страны.

Дзодзиев В. Проблемы становления демократического государства в России. М., 1996.

С. 229.

Hartwich Н.Н. Sozialstaatspostulat und gesellschaftlicher Status Quo. Wiesbaden, 1978.

Ritter G.A. Der Soaalslaat. Mlinchen, 1991; Pilz F. Das sozialstaatliche System der Bundesrepublik Deutschland. Paderborn, 1978.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики государство начинает осуществлять активную и адресную социальную политику в интересах всех категорий граждан.

Параллельно с развитием собственно теории социального государства в зарубежной литературе получило распространение исследование проблем социально ориентированной экономики и социального рыночного хозяйства25. В частности, для немецких ученых характерно увязывание деятельности такого государства в сфере социальной защиты граждан и рыночной экономики, покоящейся на частной инициативе и приносящей средства для социальных программ26. Так, по мнению Х. Байера, «современное социальное государство — это прежде всего «централизованно управляемая забота» об обеспечении всех граждан во всех жизненных положениях, которая раскрывается как первейшее проявление современной демократии, при том, что социальная справедливость основывается на экономическом либерализме»27. У Л. Эрхарда социальное рыночное хозяйство соответствует не рыночному, а «сформированному обществу». Баланс между ними внешне достигается с помощью государства, способного придать рынку социальную направленность. А внутреннее единство обеспечивается идеей христианского солидаризма28. Последний можно рассматривать как частный вариант принципа социального гуманизма, понимаемого как «целенаправленность, организованность и результативность государственной политики (общей и частных) в реализации целей человеческого развития (жизнь, здоровье, уровень и продолжительность жизни, психологический комфорт, степень духовного, нравственного восхождения, достоинство, гражданские права и свободы человека) для всего населения страны»29.

Конечно, на практике социальное государство вскоре обнаружило внутренние противоречия, отражением которых стала широкая дискуссия о кризисе социального государства и его будущем, развернувшаяся в зарубежной научной и политической литературе в 1980–1990-е гг. В ходе дискуссии было обращено внимание на то, что в основе процессов, послуживших причиной обострения проблем социального государства, лежат цикличность Muller-Armak A. Die Winschaftsordnung, sozial gesehen // Grundtexte zur Sozialen Marktwirtschaft. Stuttgart. N.Y., 1981; Erhard L. Das Programm der Wirtschaftsreform // Grundtexte zur Sozialen Marktwirtschaft. Stuttgart. N.Y., 1981; Swaan A. Der sorgende Staat. Frankfurt; N.Y., 1993; Эрхард Л. Благосостояние для всех. М., 1991; Хайнц Л. Социальная рыночная экономика. Германский путь. М., 1994; Стиглиц Дж. Ю. Экономика государственного сектора.

М., 1997. и др.

Braun H. Mathilde Niehaus, Sozialstaat Bundesrepublik Deutschland auf dem Weg nach Europa. Campus Verlag. Frankfurt/Main; New Jork, 1990. S. 42.

Bair H. Ehrlichkeit im Sozialstaat. Zurich, 1988. S. 9.

Эрхард Л. Дайте государству положенное государству // Открытая политика. 2000. № 5–6.

С. 59, 61.

Постановка задачи разработки Концепции экономической политики России. М.: Научный эксперт, 2006. С. 15.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I и неравномерность экономического развития, подверженность экономики и социальной сферы воздействию событий внешней и внутренней политики. Мировой экономический кризис уничтожил иллюзию гармонии между экономическим ростом и все расширяющейся практикой централизованного распределения социально-экономических благ, показал невозможность бесконечной эксплуатации дешевого импортного сырья. При этом надо иметь в виду историчность принципа социального государства, состоящую в том, что государство может позволить себе решать соответствующие задачи, лишь достигнув определенного уровня экономического развития. Так, для обеспечения социального гуманизма необходимо иметь развитую материально-производственную базу, т. е. ресурсы, достаточные для осуществления перераспределения без чрезмерного изъятия собственности у части общества.

Новый виток дискуссии о кризисе и перспективах социального государства последовал вслед за разрушением социализма в странах Восточной Европы, экономическими трудностями ФРГ, вызванными освоением присоединенных восточногерманских земель, и дальнейшим расширением Европейского союза. Эти глобальные геополитические и экономические сдвиги показали несостоятельность упрощенной социальной модели, основанной на пассивном, подчиненном положении общества и активной интервенционистской политике государства.

Тем не менее главной сферой регулирования взаимодействия государства и общества признается установление оптимального соотношения между производством и распределением, а главное противоречие социального государства заключается в противоречии между расширяющейся социальной политикой и экономическим ростом, экономическими трудностями и необходимостью финансирования социальных затрат.

Серьезную проблему также представляет собой определенный конфликт между личностью и государством. Он проявляется в том, что, с одной стороны, граждане хотят, чтобы государство реально знало об их проблемах и, следовательно, имело возможность осуществлять эффективную политику социальной поддержки, а с другой — стремятся воспрепятствовать государству в завладении информацией о том, что они имеют и делают. Развитие социального государства в данном контексте может быть интерпретировано как процесс социализации частных потребностей, когда экономические ресурсы личности, ее здоровье и потребности, например в жилье, переходят в категорию общественных проблем.

Еще одним серьезным поводом для дискуссий о кризисе социального государства служат разрастание, дублирование и бюрократизация государственного и административного аппарата, что ведет к росту расходов на государственную службу, снижению оперативности в оказании социальной помощи, а в итоге — к потере эффективности государственной поддержки.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики Несмотря на то, что в теории социальное государство нередко противопоставляется либеральному государству, на практике эти категории далеко не всегда могут рассматриваться как альтернативные. Даже такое типично «либеральное» государство, как США, реализует серьезные национальные социальные программы. Современное социальное государство не может непосредственно вести полемику с «несоциальным», а вынуждено делать это в отношении самого себя. То есть его кризис представляется не как проблема «быть или не быть» социальным, а как необходимость реформирования, модификации и усовершенствования30.

И еще одно важное обстоятельство, связанное с соотношением принципов социального и правового государства. Некоторые исследователи формулируют проблему социальных прав как «прав» в кавычках, так как в действительности большинство из них представляют собой привилегии (льготы и преимущества) социально слабых. Подобные привилегии социально слабых означают, что общество в социальном правовом государстве делится на тех, в чью пользу перераспределяется национальный доход, и тех, за чей счет он перераспределяется. С этих, оторванных от всего контекста, позиций принцип социальной государственности — это несправедливость, уравниловка. Более того, принцип социального государства прямо противоположен принципу правового государства — правовому (формальному) равенству индивидов в их свободе, равенству их общих правовых статусов»31. Но в большей мере распространено мнение, что в основе теоретической конструкции социального государства лежит институт прав и свобод человека в сфере социально-экономических отношений.

В числе основных направлений совершенствования современной модели социального государства зарубежные ученые предлагают установление новых принципов взаимоотношений экономики и политики, поиск новых механизмов соединения закономерностей рыночной экономики с растущим спросом на благосостояние, отказ от метафизического понимания принципа равенства как парадигмы общественной деятельности, повышение личного вклада потребителей социальных благ в их производство.

«Пальму первенства» в разработке идеи социального государства почти безоговорочно отдают зарубежной науке. Однако некоторые принципы социального государства разрабатывались в России еще в конце XIX — начале ХХ вв.32 Социальная проблематика разрабатывалась и советскими учеными, хотя и в несколько ином терминологическом ключе. То, что на Западе именовалось социальной проблематикой, в советской науке исслеAragon M. Los problemas del Estado Social // Sistema, Madrid, 1994. № 118/119. P. 24.

vfmgua.votel.ru/MATERIAL/ros_pred/inf6.htm.

Подробнее см.: Волгин Н.А., Гриценко Н.Н., Шарков Ф.И. Указ. соч. С. 42–44; Николаев Г.А.

К вопросу о социально-экономической функции социального государства // Социальное государство: Мировой опыт и реалии России. М., 2002. С. 6–15.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I довалось в рамках учения о сущности, социальной роли и функциях государства.

Поворот в отношении проблематики социального государства в СССР обнаружился с конца 1980-х гг.33 Особенно активизировалась теоретическая разработка модели социального государства34. Большинство российских ученых и практиков рассматривают вопрос о сущности социального государства через призму специфической деятельности государства в социальной сфере. Так, председатель Конституционного Суда РФ, один из инициаторов внесения положения о социальном государстве в текст Конституции РФ М.В.

Баглай считает, что социальным «называется государство, которое берет на себя обязанность заботиться о социальной справедливости, благополучии своих граждан, их социальной защищенности»35. Политолог Э.Я. Баталов также отмечает, что становление индустриального, а потом и постиндустриального общества вызывает потребность в социальном государстве как «государстве, принимающем на себя ответственность за положение дел в социальной сфере, а стало быть, рассматривающем политику социального регулирования в качестве одной из важнейших своих функций»36.

Значительное место в теории социального государства занимают социальные проблемы, как таковые37. В 1990-е гг. в обсуждение проблем социальВ строго формальном смысле в отечественной политико-правовой теории и практике категория «социальное государство» существует немногим более десяти лет.

Бородкин Ф. Движение российского социума к государству благоденствия // Социс. 1997.

№ 7; Гусейнов P.M., Репина Е.В. Социальное партнерство или социальная конфронтация // ЭКО.

1997. № 8; Кутаев P.M., Стребков А.И. Социальная политика: Анализ западноевропейского успеха. Иваново; СПб., 1998; Приоритетные задачи усиления социальной политики // Российский экономический журнал. 1997. № 5–6; Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М., 1996; Ракитский Б. Стратегия социальной политики в обществе переходного типа // Проблемы теории и практики управления. 1995. № 5; Роик В. Социальное государство и гражданское общество // Проблемы теории и практики управления. 1996. № 11; Социальное государство и защита прав человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1994; Шестакова Е. Социальная поддержка населения // Проблемы теории и практики управления. 1994. № 3; Эволюция теории и практики «государства благосостояния» в 80-е годы: Сб. обзоров. М., 1991; и др.

Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 1997. С. 118–119.

Баталов Э.Я. Доживет ли Россия до социального государства // Российская Федерация.

1997. № 8. С. 48.

Волков Ю.Е. Социальное управление как вид управленческой деятельности в общественных системах // Социально-политический журнал. 1997. № 3; Ковалев Г.Д. Социальная сфера советского общества. Л., 1990; Социальные реформы в странах с переходной экономикой: Проблемы и опыт / Под ред. С.В. Кадомцевой. М., 1997; Рынок труда и социальной политики в Центральной и Восточной Европе / Под ред. Николаса Барра. М., 1997; Руткевич М.Н. Трансформация социальной структуры российского общества // Социс. 1997.

№ 7; Россия: Национальная стратегия и социальные приоритеты / Под ред. Г.В. Осипова.

М., 1997; Слепенков И., Аверин А. Основы теории социального управления. М., 1993; Социальная политика в период осуществления экономических реформ, М., 1994; Социальная политика в период перехода к рынку: Проблемы и суждения. М., 1996; Экономика труда и социально-трудовые отношения / Рук. Г.Г. Меликьян. М., 1996; и др.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики ной рыночной экономики активно включились отечественные экономисты и социологи38. Заметное влияние на развитие научных исследований в области социального государства оказали разработки проблем политической системы, правового государства и гражданского общества39.

В отечественной литературе выделяют три основные разновидности институтов социального государства. Во-первых, государственные учреждения и органы общей компетенции, осуществляющие собственно социальные функции в общем ряду с другими несоциальными вопросами. Вовторых, государственные институты, имеющие собственно социальную специализацию и действующие в парламенте (например, комитеты по социальной политике), правительстве (министерство социального развития) и других ветвях власти. В-третьих, негосударственные органы и общественно-политические организации, к которым относятся: органы местного самоуправления, профсоюзы, политические партии, различные общественные ассоциации и добровольные организации и др.40 Упор на ту или иную составляющую порождает отмеченное выше многообразие определений социального государства41. Существуют определения социального государства через понятие правового и социально ориентированного42, обнаруживается Василевский Э.И. Социальная ориентированность экономики США // Вопросы экономики. 1993. № 12; Гринберг P., Рубинштейн А. Социальная экономика: Введение в новую аксиоматику // Российский экономический журнал. 1997. № 1; Жильцов Е.Н. Экономика общественного сектора и некоммерческих организаций. М., 1995; Кочетов Э. Неоэкономика — новая цивилизационная модель развития в России // Мировая экономика и международные отношения. 1997. № 3; Микульский К. Экономическая реформа и социальная политика // Вопросы экономики. 1993. № 12; Социальная рыночная экономика: Вопросы теории / Под ред. Г.П. Лузина. Апатиты, 1993; Римашевская Н.М. Социальные последствия экономических трансформаций в России // Социс. 1997. № 6; Якобсон Л.И. Экономика общественного сектора: Основы теории государственных финансов. М., 1996; и др.

Васильев В.А. Гражданское общество: Идейно-теоретические истоки // Социально-политический журнал. 1997. № 4; Дзодзиев В. Указ. соч.; Виноградов В.Д. Человек в поле политики // Человек в изменяющемся обществе. СПб., 1997; Гаджиев К.С. Введение в политическую науку. М., 1997; Клюев А.В. Многовариантность политического поведения личности // Политические процессы в России в сравнительном измерении. СПб., 1997; Соловьев О.М.

Типы политических режимов // Человек в изменяющемся обществе. СПб., 1997; Рац М. Какое государство мы построили? // Власть. 1997. № 12; Цыганков А.П. Между либеральной демократией и сползанием в авторитаризм: Предварительные итоги политического развития России, 1991–1996 // Социально-политический журнал. 1997. № 1; и др.

Они не только осуществляют общественный контроль над властью и способствуют повышению ответственности государственных институтов, но и играют заметную роль в социальной защите населения, распространении социальных ценностей, приобщении граждан к деятельности местных институтов власти в социальной сфере.

См., например: Бочаров М.П. От социальных ценностей к социальному государству. М.,

1997. С. 164; Каменецкий В.А., Патрикеев В.П. Лекции по экономике. Проблемы становления социального государства. М., 2001. С. 314.

Социальное государство: Краткий словарь-справочник. М., 2002. С. 191.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I и упор на достойную жизнь, и свободное развитие личности43, и реализация принципа социального государства через охрану труда и здоровья людей, установление гарантированного минимального размера оплаты труда, обеспечение государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых людей, развитие системы социальных служб, установление государственных пенсий, пособий и иных гарантий социальной защиты.

Категория социального государства переносится и в социально-психологическую плоскость44, социальное государство рассматривается и как «самостоятельный тип правового государства». Разделяют патерналистскую (социальную) и субсидиарную модель государства, отвергая последнюю45. Более того, вводится понятие «социально-правовое государство», среди целей которого выделяется прежде всего обеспечение права граждан на достойную жизнь. Социальное государство, главной ценностью которого продолжает выступать социальная справедливость, объявляется безальтернативным вариантом для страны и даже рассматривается как некая общенациональная идея46.

Интерес российских исследователей к идее и практике социального государства во многом объясняется поиском интеграционного начала, способного воссоздать государственное единство, которому никак не содействуют попытки построить экономическую и политическую систему в России на принципе индивидуализма, проповедуемого западным либерализмом47.

Заметная дефиниционная и идейная разноголосица связана с очевидной вещью: практически все отечественные рассмотрения не соотносятся с практическим государственным управлением. Но как только ставится цель или задается вопрос «А что конкретно нужно делать в нормативно-правовом строительстве, в организации органов власти и их функций?» — включается более четкая система и мысли, и действий.

В этом плане авторский подход предполагает, что интегрирующим и, главное, мониторируемым в управленческом плане, показателем может Социальная политика: Толковый словарь. М., 2002. С. 19.

Социальная политика: Учебник. М., 2002. С. 729.

Волгин Н.А., Гриценко Н.Н., Шарков Ф.И. Указ. соч. С. 14, 47–48.

Концепция социального государства Российской Федерации // На пути к социальному государству: Сборник материалов заседания круглого стола, состоявшегося в Академии труда и социальных отношений 19 ноября 2002 года / Под общ. ред. Н.Н. Гриценко. М.,

2003. С. 169–170, 204; Милецкий В.П. Социальное государство: эволюция теории и практика (Политико-социологический анализ): Автореф. дис. … д-ра полит. наук. СПб., 1998.

См. подробнее: Бабурин С.Н. Территория государства: Правовые и геополитические проблемы. М.: Изд-во. Московского университета, 1997. С. 413, 464–468; Бляхман Б.Я. О социальной ценности государства // Сибирский юридический вестник. 2003. № 4. С. 8–14;

Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. М., 2001. С. 244.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики стать принцип социального гуманизма48. Он мог бы лечь в основу социального содержания экономики развития49 как совокупности управленческих мер, решений и действий, осуществляемых в целях обеспечения ресурсного источника экономического развития — человеческого капитала (см. гл. XII).

3.2.2. Сущностные характеристики социального государства Следует признать, что многие основополагающие вопросы теории социального государства остаются дискуссионными до сих пор. Тем не менее можно констатировать, что социальное государство представляет собой особый тип высокоразвитого государства, в котором обеспечивается надлежащий уровень социальной защищенности всех граждан посредством активной деятельности государства по регулированию социальной, экономической и других сфер жизнедеятельности общества, установлению в нем солидарности и социального гуманизма. Другими словами, социальное государство знаменует собой высокий уровень сближения целей и гармонизации отношений государственных институтов и общества.

Анализ существующих в западной и отечественной науке точек зрения относительно социального государства дает основания утверждать, что в «правовом измерении» оно связывается прежде всего с социально-экономическими правами, их нормативно-правовой фиксацией и деятельностью государства по обеспечению их реализации. Процессы социальной ориентации хозяйственного развития выступают в качестве социально-экономической предпосылки, а процессы становления в стране правового государства и гражданского общества — в качестве общественно-политических предпосылок становления социального государства.

В научной литературе прослеживается мысль об эволюционности социального государства — от простой социализированности власти к государственной социальной политике и от нее — к идее социального государства.

В качестве количественных критериев социальности государства можно предложить такие показатели, как: соотношение доли накопления и потребления в бюджете, структура доходов и расходов населения, доля инвестиций в социальные отрасли (в том числе, расходы на образование и науку, здравоохранение и спорт), ВВП и доходы на душу населения, доля зарплаты (пенсий) в ВВП, соотношение пенсии к зарплате, показатели занятости населения, основные демографические (продолжительность жизни, рождаемость и смертность) и социальные показатели (количество дошкольных и образовательных учреждений, больничных койко-мест на душу населения и пр.) Термин, введенный в научный оборот Д.С. Львовым, обозначает экономическую политику, в рамках которой ее высшая ценностная цель — устойчивый долгосрочный экономический рост и развитие.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I Теория социального государства, оказавшись в одном ряду с другими устоявшимися представлениями о сущности государства, обладает важным, отличным от других теорий качеством. Она не нивелирует национальноисторические особенности каждого государственного образования, а позволяет фиксировать самобытные проявления особенностей каждого национального образования в рамках общей природы социального государства и допускает существование национальных моделей. Социальность в различных культурах имеет разное измерение. В частности, концепт социального государства вырастает из теории общественного договора, что неприменимо к России напрямую, без учета ее цивилизационных особенностей. Надо учитывать и ограниченность ресурсов (в том числе цивилизационных) для создания социального государства. Такой подход позволяет говорить о «российской модели социального государства», в основу которой может быть положен принцип социального гуманизма.

Большинство авторов согласны с тем, что современная Россия переживает начальный этап формирования социально ориентированной экономики, гражданского общества и правового государства, который накладывает отпечаток на процесс становления институциональных, процессуальных и иных элементов социального государства. Более того, социальное государство провозглашается существенной политико-правовой характеристикой современного Российского государства. Ведь социальное государство одновременно есть цель и деятельность по реализации этой цели. Социальная функция и социальная политика государства выступают основными средствами реализации идеи социального государства. При этом национальные проекты (демография, здравоохранение, жилье и образование) рассматриваются как «сердцевина» содержания последних на современном этапе развития российской государственности.

В силу сказанного, выдвижение концептуальных предложений по формированию социального государства в России предполагает разработку ведущих социально и цивилизационно значимых компонентов. В ряду последних можно выделить такие, как:

а) правовой характер социального государства, т. е. создание достаточной законодательной и административной структуры социальной деятельности государства;

б) соотношение социального государства и «рыночного общества» и прежде всего проблемы бедности и трудовых отношений;

в) идеология социального государства;

г) традиции, культура и духовность как концепты социального государства нового типа.

Существует определенный набор требований к функционированию социального государства. Оно должно осуществлять последовательную социальную политику, ориентированную на инвестиции в человека, достижеГлава III. Цели и ценности государственной экономической политики ние высоких жизненных стандартов для большинства граждан и адресную поддержку наиболее уязвимых слоев и групп населения. Социальное государство призвано реализовывать меры по укреплению семьи, по духовному, культурному, нравственному развитию граждан, бережному отношению к наследию предков и преемственности поколений, сохранению самобытных национальных и исторических традиций.

Если социальное рыночное хозяйство создает экономические условия для прогресса социальности государства, то правовое государство обеспечивает ему политические предпосылки. Духовная атмосфера в социальном государстве должна характеризоваться развитым чувством гражданственности, солидарности и социального гуманизма. Социальность лучше всего формулируется с позиций духовности. Духовный человек всегда социален, а недуховный — асоциален. По мере того как государство делает нематериальную сферу главным предметом своей заботы, оно обретает черты подлинного социального государства, государства социального гуманизма.

Чрезвычайно важный аспект конституирования и деятельности социального государства, особенно в случае его федеративного устройства, представляет собой его региональное измерение50. И, наконец, необходимо отметить еще одно обстоятельство, характеризующее системную реализацию принципа социального государства в Конституции страны. Оно проявляется не только в определении целей и задач такого государства, но и в наделении его соответствующими полномочиями и компетенцией51.

Сложные проблемы возникают также в связи с необходимостью адаптации сложившейся модели социального государства к современным тенденциям мирового развития, включая глобализацию. В частности, неизбежно возникает противоречие между необходимостью проведения политики протекционизма и ее несоответствием принципу свободы торговли. Кроме того, свобода миграции ставит перед выбором: возложить тяготы по социальной поддержке иммигрантов на своих собственных граждан или же строго регламентировать въезд граждан из менее развитых стран. И, наконец, процессы экономической и политической интеграции все новых стран в Европейский союз сопровождаются выдвижением проблем социального Например, в Германии ст. 28 Конституции предопределяет, что «Конституционное устройство в землях должно соответствовать принципам республиканского, демократического и социального правового государства в духе настоящего Основного закона». В Испании, признающей свои территориальные единицы автономными образованиями, в ч. 2 ст. 138 Конституции устанавливается, что «Различия в статутах автономных сообществ ни в коем случае не должны давать им экономические или социальные преимущества». (Конституции государств Европейского Союза. М., 1997. С. 190, 401).

Примером может служить Конституция Испании, 149 статья которой к исключительному ведению государства относит «регулирование основных условий, обеспечивающих равенство всех испанцев в осуществлении ими своих конституционных прав». (Конституции государств Европейского союза. С. 404).

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I равноправия на общеевропейский уровень. Поиск решения этих проблем ведется в рамках развития и реализации концепции единого социального пространства, изложенной в Европейской социальной хартии, посредством выполнения специальных социальных программ и при помощи Европейского социального фонда и других институтов52. Однако число связанных с этим проблем не уменьшается.

Основополагающим принципом социального государства выступает обеспечение социального гуманизма в организации функционирования общества, идущего на смену идеологии социальной справедливости.

Принцип социальной справедливости не имеет единой трактовки ни в теоретических исследованиях, ни в конкретных конституционных документах53. Различия обусловливаются понятными политическими и историческими причинами. В частности, этот принцип активно использовался в основных законах стран самой различной социальной ориентации — от развитых демократий до коммунистических авторитарных режимов.

На сегодняшний день от принципа социальной справедливости осталось только признание того, что социальное государство не должно характеризоваться слишком глубоким социальным неравенством, разрывающим основы политической и экономической стабильности данного общества. Обращает на себя внимание прямое указание на возможность отчуждения частной собственности и необходимость ее использования в интересах общего блага в конституциях ФРГ, Франции, Испании, Бразилии и ряда других стран.

Так, Конституция Испании, провозгласившей себя правовым, демократическим, социальным государством, может служить примером конституционного обеспечения экономической базы социального государства. Согласно ст. 128, «все виды богатства страны в своих различных формах, независимо от собственника, служат общим интересам», а по ст. 131 государство наделяется правом «посредством издания закона планировать общую экономическую деятельность в целях удовлетворения коллективных потребностей, обеспечения равномерного и гармоничного развития регионов и отраслей и стимулирования роста доходов и богатств, а также наиболее справедливого их распределения»54. То есть речь идет о социальной (и, следовательно, гуманистической) функции частной собственности55.

Гончаров П.К. Указ. соч. С. 51–55.

Под ним понимается и обеспечение максимального материального равенства всех членов общества, и недопущение чрезмерного расслоения, и создание равных стартовых условий и обязанность государства поддерживать наименее защищенные слои общества, и предоставление всем гражданам равного минимального набора базовых социальных гарантий.

Конституции государств Европейского союза. С. 371, 399.

Подробнее см.: Сравнительное конституционное право / Под ред. А. Ковлера. М., 1996.

С. 332–334.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики В некоторых конституциях (прежде всего Италии, Германии и Франции) содержится специальная характеристика экономической роли государства. Конституционные акты регламентируют механизм формирования и деятельности специализированных государственных органов, призванных исполнять обязательства власти перед обществом в экономической и социальной сферах.

Например, французская Конституция 1958 г. содержит раздел «Экономический и социальный совет», а также предусматривает право Национальной Ассамблеи принимать программные законы, определяющие цели экономической и социальной политики. Конституция Италии также содержит положения о Национальном совете экономики и труда, Германии — об участии государства в реализации общественных интересов, Испании — о принципах социальной и экономической политики56.

Социальное государство опирается на труд. Среди предусмотренных современными конституциями социальных гарантий граждан важнейшей является право на труд, которое чаще всего трактуется как право на выбор профессии или занятия, на безопасные и здоровые условия труда, равное отношение ко всем гражданам при приеме на работу, право на забастовку, а также как необходимость проведения специальной государственной политики занятости. Причем в ряде случаев право на труд, как и в СССР, дополняется обязанностью трудиться, хотя с иной мотивацией. Например, согласно Конституции Испании 1978 г., все граждане «имеют право на труд и обязаны трудиться с целью удовлетворения посредством труда своих потребностей и потребностей своей семьи»57.

Среди других социальных прав, так или иначе находящих отражение в современных конституциях развитых стран, можно назвать право на участие в управлении предприятием (Франция, Италия и Япония); право на социальное обеспечение; право на образование, включая принципы организации образования (Германия, Бельгия и Япония); право на охрану здоровья (Италия); право на жилище (Испания); право на здоровую окружающую среду. И этот перечень можно продолжать. Ниже представлен сравнительный портрет конституций ряда стран, содержащих в той или иной формулировке понятие «социальное государство» или механизмы реализации приоритетов социальной политики (табл. 3.2.2).

В графическом виде конституционные принципы и механизмы реализации функций социального государства представлены на рис. 3.2.1.

Тогда как в посткоммунистических странах (например, Сербии и Хорватии), имевших опыт чрезмерного госрегулирования, во вновь принимавшиеся конституции вносились специальные нормы, ограничивающие роль государства в экономике.

Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Общая часть, М., 1999.

С. 154.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I

–  –  –

Рис. 3.2.1. Конституционные принципы и механизмы осуществления функций социального государства Глава III.

Цели и ценности государственной экономической политики Анализ конституций ряда стран, закрепивших норму социального государства в той или иной формулировке, а также не имеющих такого закрепления, но относимых к типу стран с социальной рыночной экономикой, показывает, что среди принципов и функций, традиционно относимых к сфере социального государства, наиболее разработанными являются такие, как:

• социальная направленность экономической политики, включая социальную роль бюджета;

• социальная ответственность государства;

• социальное партнерство;

• национальная солидарность.

В значительно меньшей степени в «государствах всеобщего благоденствия» разработаны вопросы обеспечения единого социального пространства (актуализированные прежде всего для федеративных государств) и социальной эргономики. Функция социального гуманизма определенно реконструируется из ряда общих положений, но не имеет прямого конституционного закрепления, что, вообще говоря, формулирует задачу конституционного строительства.

В социальные задачи современного государства часто включается законодательное обеспечение социальных программ. Не является чем-то исключительным и социальная направленность законов.

Таким образом, по опыту стран мира, социальное государство выглядит как правовое демократическое государство, политика которого направлена на создание условий и механизмов обеспечения гражданам достойной жизни, социальной защиты, минимизацию социальных рисков, создание условий для самореализации творческого (трудового) потенциала личности, т. е. в целом на социальный гуманизм.

Феноменологически вычленяемыми принципами социального государства являются:

• социальный гуманизм;

• социальная направленность экономической политики («государство для человека»);

• социальная эргономика — ориентация на максимально возможные инвестиции «в человека»;

• социальная ответственность государства — выполнение государством своих социальных обязательств, т. е. законодательно закрепленная совокупность общественных благ, которые оно обещает предоставить своим гражданам;

• формирование социальной политики в процессе взаимодействия различных социальных групп интересов (солидарность)58;

Социальная солидарность — субъект — субъектная модель отношений, в которой государство и гражданское общество будут являться союзниками.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I

• социальное партнерство — максимально возможная гармонизация интересов и взаимодействия работника, работодателя и государства в сфере социально-экономических и трудовых отношений;

• политическая демократия и правовое государство59, обеспечивающее правовую основу социальной политики;

• существование институтов гражданского общества60;

• социальная рыночная экономика, исключающая чрезмерное увеличение имущественного и социального неравенства в обществе и позволяющая выделять богатые ресурсы для социальных программ;

• недерективное (хотя и активное) участие государства в социальном рыночном хозяйстве и в социальной жизни;

• существование бюджетных социальных выплат и государственных систем социальной защиты, социального обеспечения, социального страхования и обеспечения занятости;

• равные возможности для всех граждан для реализации своих способностей, получения образования и обеспечения своим трудом достойного уровня жизни;

• доступность социальной поддержки для всех категорий населения.

Заметим, что этот феноменологический перечень в основном социализирован, но практически не акцентирует интересы пассионарного меньшинства, что в предлагаемой авторами доктрине социального гуманизма является важным: права и свободы сильных членов общества в гармонии с правами большинства, для которого свобода не является приоритетным правом. Это, на взгляд авторов, привносит недостающий в конфликтной социальной практике многих стран ключ к устойчивому и успешному развитию.

Идеология социального государства включает в себя такое понимание социально-экономических прав гражданина, которое во главу угла ставит достоинство человека. А социальное рыночное хозяйство представляет собой не цель, а инструмент строительства социально ориентированного общества.

В функции социального государства, дополненные с учетом идеи социального гуманизма, входят:

• обеспечение гражданам условий для создания достойной жизни, минимизация социальных рисков и, что принципиально, создание условий для самореализации творческого (трудового) потенциала отдельной личности;

Под правовым государством понимается особая форма организации публичной власти, реализуемая преимущественно в правовых формах и пределах, ограниченных законом, предусматривающая взаимную ответственность государства и личности.

Субъектами социального государства выступают не только государственные органы социального обеспечения, но и религиозные, некоммерческие общественные организации и благотворительные фонды, политические партии и частные лица.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики

• установление и поддержка социальных жизненных стандартов61;

• социальная защита слабых (через перераспределение бюджетных средств) и предотвращение дискриминации во всех видах;

• защита социальных групп, требующих государственной поддержки (ученых, учителей и др.);

• социальное партнерство и обеспечение баланса экономической свободы и общественных интересов.

В свою очередь, сформированный категориальный аппарат позволяет не только более точно описать характерные черты социального государства, но и выработать научные критерии как количественные, так и качественные практического функционирования социального государства.

3.2.3. Предпосылки зарождения и становления социального государства по опыту зарубежных стран Мировая практика показывает, что социальное государство могло успешно существовать во всех основных формах правления: конституционных монархиях и республиках (парламентских, президентских и парламентскопрезидентских)62. Продуктивно функционирует социальное государство и во всех основных формах территориально-административного устройства:

унитарной, федеративной и конфедеративной63.

Вместе с тем существует исторически сложившаяся связь между политическим режимом и социальным государством. И это вытекает из определения социального государства. Лишь в условиях демократического режима власти на основе правовой государственной системы способно возникнуть настоящее социальное государство.

В силу исторических условий в разных странах в зависимости от конкретики решения проблемы соотношения свободы и социальной справедливости сформировались разные типы социального государства. В либеральном социальном государстве предпочтение отдано равенству социальных возможностей (шансов), в консервативном — достижению баланса социальных возможностей (шансов) и условий, в социал-демократическом государстве — социальному равенству перед равенством социальных шансов.

Увеличение удельного веса институтов, связанных с осуществлением социальной функции государства, рост их управленческой эффективности при усилении приоритета социальной проблематики в обществе представРечь идет о стандартах уровня и качества жизни, обеспечивающих самореализацию и гармоническое развитие личности, включая ее репродуктивное здоровье.

Например, в Шведском королевстве, президентской республике США и в парламентскопрезидентской Франции.

При этом характер федерации — территориальная, национальная, национально-территориальная — не имеет существенного значения.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I ляют собой процесс постепенной социализации государства с перспективой его трансформации в полноценное социальное государство.

Генезис идеи социального государства связан с появлением в конце XIX — начале ХХ вв. в Германии, Великобритании, Франции, Швеции и ряде других стран первых законодательных актов социального характера о страховании, компенсации за увечья и пенсиях. В частности, первая попытка осуществления некоторых социальных реформ была предпринята в кайзеровской Германии во второй половине XIX в. В имперской Конституции 1871 г. появилась запись о заботе государства «о благе немецкого народа».

А в 1878 г. в целях смягчения социальных противоречий и ослабления накала социальных движений канцлер Отто фон Бисмарк инициировал формирование законодательства по социальным вопросам. Именно в этот период вводятся пособия по болезни (1883 г.), страхование от несчастных случаев на производстве (1884 г.), элементы пенсионного обеспечения (1889 г.) и обязательное пенсионное страхование (1910 г.). Примеру Германии в начале XX в. последовали Великобритания, Швеция и Италия, где также были введены аналогичные социальные гарантии.

Следующий период, включающий две мировые войны, характеризуется принятием во многих странах Европы и в США программ социального страхования, ростом расходов на медицинскую помощь и образование, на строительство дешевого жилья. Пенсионное обеспечение было введено в Италии (1919 г.), Канаде (1927 г.) и США (1935 г.). Страхование по безработице в 1919 г. ввели в Италии, в 1934 г. — Швеции и в 1940 г. — в Канаде.

Важно отметить, что именно тогда услуги по этим программам стали рассматриваться как один из элементов гражданских прав.

Мощным толчком для дальнейшего развития теории и практики социального государства послужили мировой экономический кризис 1929– 1933 гг. и Вторая мировая война. «Новый курс» Ф. Рузвельта в США законодательно закрепил права рабочих на коллективный договор и организацию профсоюзов, узаконил общегосударственные мероприятия по борьбе с безработицей, помощь фермерам, решительные шаги в направлении социального обеспечения, ликвидации детского труда и сокращения рабочего дня, введения пенсии по старости. Особую роль в создании в западных странах социального государства сыграл так называемый план Бевериджа, представленный британскому парламенту в конце 1942 г. С 1945 г. его начало осуществлять лейбористское правительство. Показательно, что план рассматривался его автором как часть «политики социального прогресса»

и предусматривал новую организацию всей системы социального обеспечения — через расширение социального страхования вплоть до охвата им почти всех граждан государства, а также через гарантию единого национального среднего дохода, которого хватало бы на скромное поддержание жизни.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики Ядром плана была тесная связь социальной политики с государственной экономической политикой, нацеленной на обеспечение полной занятости.

Предусматривалось создание безвозмездной, доступной всем гражданам государственной системы здравоохранения, а также контроль уровня заработной платы, цен и другие меры. План Бевериджа был использован в социальной деятельности послевоенных правительств Бельгии, Дании и Нидерландов, при создании современной системы социального обеспечения Швеции, а также послужил моделью при обсуждении вопросов социальнополитического развития в послевоенной Германии.

Как показывает зарубежный опыт, стартовым пунктом социального государства выступало конституционное закрепление ценностей социального государства. Раньше других стран социальное государство в качестве конституционного принципа было зафиксировано в ст. 20 Конституции ФРГ 1949 г., провозгласившей Германию «демократическим и социальным федеративным государством»64.

Одновременно началось становление основных компонентов системы социального государства:

властных учреждений, служб, общественных организаций, законов, нормативных документов и др. Однако для Л. Эрхарда неоспоримым являлось не только положение, что «лишь на почве здоровой экономики общество может достигнуть своих истинных, конечных целей», но и вопрос о том, как «придать экономике духовную направленность»65. Эрхард стал более осторожным в высказываниях относительно материальных стимулов к труду: «Хотя я и считаю, что благосостояние человека всегда должно быть на первом месте, этот принцип не следует возводить в ранг безграничного слепого эгоизма»66.

В социальной сфере предлагаемые меры включали ликвидацию безработицы и профессиональную переквалификацию рабочих; оптимизацию трудового процесса и участие рабочих в управлении производством через наблюдательные советы и путем включения в правления своих представителей (так называемых рабочих директоров); выпуск народных акций и наращивание жилищного строительства (половина квартир являлись социальными, т. е. продавались населению по пониженным ценам); наполнение рынка товарами и создание сети дешевых кемпингов.

В число приоритетных долгосрочных задач входило финансирование образования и науки, культуры и здравоохранения, пенсионного обеспечения и транспорта. Но при этом правительство не собиралось играть роль «доброго дядюшки», разбрасывающего деньги налогоплательщиков направо и налево. Ставилась задача обеспечить каждому необходимый минимум Конституции государств Европейского союза. С. 187.

Эрхард Л. Полвека размышлений: Статьи и речи. М., 1993. С. 103.

Эрхард Л. Дайте государству положенное государству. С. 59, 61.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I и одновременно создать условия для того, чтобы каждый гражданин мог обеспечить себе желаемый максимум67.

В дальнейшем к конституционному закреплению идеи социального государства пришли и многие другие страны Запада: Франция — в 1958 г.68, Швейцария — в 1972 г., Греция — в 1973 г., Швеция — в 1974 г.69, Испания — в 1978 г. При этом идея социального государства, закрепленная на конституционном уровне, раскрывается в терминах «социальное государство»

(Германия, Франция, Испания, Италия, Португалия и Турция) или «государство всеобщего благоденствия» (Австрия, Великобритания, Норвегия и Швейцария). В несколько ином (солидаристском) ключе положение о социальном государстве закреплено в Конституции Италии 1948 г. В соответствии со ст. 2, «Республика признает и гарантирует неотъемлемые права человека — как частного лица, так и как члена общественных объединений, в которых проявляется его личность, — и требует выполнения непреложных обязанностей, вытекающих из политической, экономической и социальной солидарности»70. Аналогично и Португалия в 1975 г. провозгласила себя суверенной республикой, ставящей своей целью построение свободного, справедливого и солидарного общества71.

Впрочем, конституционное закрепление обязательств государства перед гражданами в социальной сфере является достижением отнюдь не только европейских стран. Даже раньше, чем в ФРГ, в ст. 25 Конституции Японии 1947 г. было провозглашено, что «во всех сферах жизни государство должно прилагать усилия для подъема и дальнейшего развития общественного благосостояния, социального обеспечения, а также народного здоровья»72.

Кроме того, в 1950–1980-е гг. в странах «мировой системы социализма»

также были достигнуты весьма значительные социальные рубежи. В ГДР, ЧССР, ВНР, ПНР и СССР осуществлялась довольно целостная социальная политика. Хотя на официальном уровне социальное государство в странах социализма и не признавалось.

В целом для послевоенного периода характерны активное вмешательство государства в социальную сферу, максимальная реализация страховых принципов, заметное повышение уровня жизни и социальной защищенности граждан развитых стран. Опыт таких «государств благосостояния», Эрхард Л. Полвека размышлений… С. 478–509.

Согласно ст. 1 Конституции Пятой Республики 1958 г., «Франция является неделимой, светской, социальной, демократической республикой» (Конституции государств Европейского союза. С. 665).

Конституцией Швеции были установлены обязанности государства в области обеспечения благосостояния и социальных прав граждан. (Конституции государств Европейского союза. М., 1997. С. 701).

Конституции государств Европейского союза. С. 423.

Там же. С. 521.

Конституции зарубежных государств. М., 1996. С. 295.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики как Швеция, Финляндия, Норвегия и Дания позволяет выделить ряд общих черт: наличие устойчивого среднего класса с относительно высоким уровнем жизни; отсутствие крайней дифференциации доходов различных слоев общества; наличие государственных социальных гарантий населению и значительная роль государства в перераспределении доходов.

О роли государства в осуществлении социальных функций свидетельствует доля в ВВП всех налоговых доходов. В 2004 г. в Швеции она составляла 50%, Дании — 49, Бельгии — 45, Норвегии — 44, Финляндии и Франции — 43, Австрии — 42, США и Японии — 25%. Соответствующий российский показатель в 2005 г. составил 39%, но налоги у нас направляются на социальные нужды в значительно меньшей степени.

Если в странах «Большой семерки» доля прибылей корпораций за последние 15 лет не превышала 15% (а доля трудовых доходов в ВВП колебалась в пределах 59–61%), то в России эти цифры составляют 56 и 44% соответственно. Это не свидетельствует в пользу социальной ориентации российской экономики.

В 1990-е гг. процесс формирования социального государства затронул восточноевропейские постсоветские страны. Идея и ценности социального государства в первой половине 1990-х гг. получили признание сначала в Чехии, Словакии, Польше, Венгрии и других восточноевропейских странах, а затем и в странах СНГ (Россия, Украина и др.). Например, согласно своей конституции, «Румыния является правовым, демократическим и социальным государством», а «Республика Польша — демократическое, правовое государство, осуществляющее принципы социальной справедливости»73.

В настоящее время все развитые страны мира, независимо от наличия или отсутствия в их Основном законе соответствующих положений, в большей или меньшей степени де-факто являются социальными государствами.

Более того, с конца 90-х гг. XX столетия на Западе социальное государство начинает осознаваться как механизм, как средство минимизации социальных контрастов и возникающих на их основе социальных противоречий.

Идеи, заложенные в концепцию социального государства еще в XIX в. в Германии, оказались реально осуществимыми, чему можно найти множество подтверждающих примеров в современной жизни, начиная с достижений социал-демократической Швеции и заканчивая современной Германией74.

Но само по себе объявление социального государства еще ни к чему не приводит. Необходима реализация этого концепта в государственном устройстве, законодательстве и главное в реальной управленческой практике.

Для России, например, очевидно, что конституционный императив социального государства на практике просто игнорируется.

Конституции государств Восточной Европы. М., 1996. С. 8.

См. об этом: Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. М., 2003.

С. 33.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I А вот, например, в ФРГ, где социальное законодательство выделено в самостоятельную сферу, оно включает в себя подписанные Германией международные правовые акты, соответствующие положения Основного закона и конституций федеральных земель, свод федеральных законов, составляющих Социальный кодекс и иные законодательные и нормативные акты федерального уровня и уровня федеральных земель, которые относятся к социальной сфере.

Существует и отдельная система социальных судов, где разрешаются конфликты социального характера, а некоторые из социальных конфликтов подпадают под юрисдикцию судов по трудовым спорам или административных судов. То есть речь идет не просто о выполнении государством многообразных социальных функций, а о преобразовании его в социальное государство, в котором доминирующим мотивом деятельности становится социальное согласие.

3.2.4. Вызревание предпосылок и формирование исходных компонентов социального государства в России В СССР в условиях функционирования планово-социалистического народного хозяйства и авторитарного режима власти была возможна лишь социальная политика, основанная на остаточном принципе финансирования.

Хотя в СССР и был осуществлен заметный прогресс в повышении уровня жизни, в здравоохранении, образовании и жилищном строительстве, сложились также многочисленные институционально-процессуальные компоненты системы целостной социальной политики, но необходимых условий для становления социального государства в современном гуманистическом понимании этого термина не сложилось. В рамках государственного социального обеспечения допускалась лишь коллективно-уравнительная форма поддержки населения, подавляющее большинство которого имело низкий уровень материального достатка. (Надо понимать, что на контрасте в современной России дела с социальностью государства стали гораздо хуже, но, по крайней мере, авторам это все равно не позволяет апологетизировать модель СССР).

В современной России становление социального государства началось с легитимации категории «социальное государство» в Конституции 1993 г.

При всех особенностях российского пути к современному социальному государству и здесь действуют общие принципы его зарождения и формирования, следование которым — необходимое условие реализации заявленных целей.

Экономической основой является социальная ориентация экономики и постепенное формирование социального рыночного хозяйства. Общественно-политические предпосылки связаны с формированием гражданГлава III. Цели и ценности государственной экономической политики ского общества, правового государства и социального права, которые, в свою очередь, оказывают обратное воздействие на экономические и другие общественные процессы, обусловливая их постепенную социализацию.

Но особенностью данного процесса стало то, что он протекал (и продолжает идти) в кризисном социуме, в условиях переходного периода, при отсутствии опыта формирования современного социального государства и без гарантированной программы осуществления данного масштабного проекта. Вероятно, справедливо и утверждение, что реально правящие политические группы до последних времен и не собирались созидать социальное государство, ибо реальные действия были и остаются прямо противоположными требуемым (см. гл. VI).

Несмотря на все эти трудности, за последние 15 лет в социальной сфере наметились некоторые сдвиги. В первые годы реформ в России были созданы: Пенсионный фонд РФ (1991 г.), Фонд социального страхования РФ (1992 г.), Государственный фонд занятости населения РФ (1993 г.) и система фондов обязательного медицинского страхования (1993 г.).

Заметную роль во второй половине 1990-х гг. сыграла программа экономической модернизации, включавшая среди других мероприятий осуществление «Программы социальных реформ в Российской Федерации на период 1996–2000 годов»75. Впервые в постсоветской России социальная политика государства получила более-менее четкое и разветвленное «дерево целей». В известной мере, социальной ориентации отвечал бюджет 1998 г., в котором было предусмотрено не только увеличение финансирования социальной политики, но и рост статьи расходов на «бюджет развития».

В июне 1999 г. был принят Федеральный закон «Об основах обязательного социального страхования», заложивший первый камень принципиально нового для России, цивилизованного института социальной защиты населения.

Но в целом непоследовательные экономические реформы повлекли за собой резкое ухудшение условий жизни большинства населения и появление новых категорий граждан, нуждающихся в оперативной социальной помощи. Расширение перечня и стремительный рост социальных рисков привели к краху советской системы социального обеспечения. За период с 1991 по 2000 г. сложилась довольно противоречивая, эклектичная, сохраняющая старые механизмы и включающая новые элементы система государственной социальной защиты. В итоге к концу 1990-х гг. не только российская и мировая общественность, но и новая политическая элита России вынуждены были признать, что социальная цена реформ оказалась чрезвычайно высока и препятствует дальнейшим преобразованиям.

Российская газета. 1997. 12 марта.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I 3.2.5. Современное состояние социальной сферы и политики в России Становлению социального государства способствовала наметившаяся в начале 2000-х гг. стратегия усиления роли государства в регулировании рыночных отношений в контексте повышения социальной эффективности его политики и придания государственному вмешательству систематического и социально ориентированного характера. В настоящее время в России из государственного бюджета финансируется несколько десятков социальных программ. Еще большее число аналогичных проектов реализуется на региональном и местном уровнях. Помимо целевых программ социального развития используются и другие специфические методы управления социального государства — адресная социальная помощь конкретным группам населения (например, девиантным группам), превентивное предупреждение социальных рисков или антисоциальных рецидивов, а также так называемый ваучерный метод расходования социальных средств и др.

Впрочем, все эти коррективы социальной политики трудно оценить однозначно.

Из табл. 3.2.376 видно, что бюджет страны на протяжении 2000–2005 гг.

не выполнял, а в перспективе и не предполагает выполнять свою социальную функцию. Об этом свидетельствует реальное и планируемое снижение в ВВП доли расходов на социальную политику. Впрочем, это вполне объяснимо, учитывая наметившийся с 2004 г. курс на снижение непроцентных расходов федерального бюджета в ВВП.

В то же время особенностью эволюции государственных институтов Европы и США на рубеже ХХ–XXI вв. стало увеличение доли социальных функций. В частности, если в 1990 г. совокупные расходы, в той или иной мере затрагивающие социальное развитие, составляли 49,4% федерального бюджета США, то к 2000 г. этот показатель достиг 62%77. При этом значительная часть «социальных статей» бюджета входит в категорию «защищенных статей», т. е. не подлежащих конъюнктурным корректировкам. Администрация Буша, увеличившая военные расходы до 3,8% ВВП, вместе с тем увеличила расходы на социальные цели в контексте политики «сострадательного консерватизма». В России же планируемое незначительное повышение доли расходов на здравоохранение, спорт и образование носит очевидный конъюнктурный характер. Тем более, на фоне некоторого снижения расходов на культуру, СМИ и ЖКХ, а также замораживания доли бюджетных вложений в охрану окружающей среды.

–  –  –

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I Для сравнения (рис. 3.2.2–3.2.4) представлены сопоставимые характеристики развития социальной сферы в ряде стран78.

%

–  –  –

Рис. 3.2.3. Доля расходов бюджета на здравоохранение и спорт В данном случае подбор стран определялся следующими соображениями: США выбраны как некий «образец», на который ориентируется российское Правительство, а Испания — по основным показателям социального развития близка к России // www.sgpg.pap.

meh.es/SGPG/Cln_Principal/Presupuestos/PGE/, www.whitehouse.gov/omb/budget/fy2008/ pdf/hist.pdf.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики % Рис. 3.2.4. Доля расходов бюджета на защиту окружающей среды

–  –  –

Статистические данные (рис. 3.2.5 и раздел 12.7) показывают, что современная Россия на протяжении 1995–2005 гг. устойчиво сохраняет второе место после США по числу безработных. Первое место России в 2000 г. объДоклад об экономике России — июнь 2007 г. № 14. С. 15 // www.worldbank.org.ru.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I ясняется не столько ростом числа российских безработных, сколько сокращением численности безработных в США. Согласно докладу Всемирного банка об экономическом развитии России (июнь 2007 г.), несмотря на высокий и увеличивающийся спрос на рабочую силу в России и незначительный рост трудоспособного населения, уровень безработицы, по определению МОТ, с 2005 г. остается практически неизменным (7,2 — 7,6%). Завоеванное «серебро» в соревновании по внедрению рыночной экономики со всей очевидностью диктует иные приоритеты в области миграционной политики, нежели это декларируется руководством страны.

США

–  –  –

С одной стороны, власть открыто заявила о своих обязательствах перед гражданами прежде всего в сфере выплаты зарплат и пенсий. Были существенно сокращены задолженности по ним. Более того, было официально признано, что уровень пенсий и зарплат крайне низок и предприняты шаги по его повышению, особенно в отношении пенсий по старости и заработной Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики платы работников бюджетной сферы. Но, с другой стороны, Государственная Дума приняла предложенный Правительством единый социальный налог, который, по существу, свел на нет все усилия по становлению полноценного социального государства.

При всей сложности оценок реальных денежных доходов населения (в частности, ввиду малоучитываемых «черных» платежей и «серых» схем оплаты труда), график, приведенный на рис. 3.2.6, отражает рост денежных доходов в их чистом виде безотносительно к реальной покупательной способности рубля. Впрочем, по нему можно судить о том, что наметившийся после дефолта рост денежных доходов населения быстро исчерпал свой потенциал и на протяжении 2001–2006 гг. демонстрирует колебания вокруг некого среднего показателя. Причиной этого выступает правительственный курс на сдерживание инфляции путем замораживания денежных доходов населения.

–  –  –

В свою очередь, зигзагообразная траектория индекса цен и тарифов (рис. 3.2.7) является свидетельством отсутствия сколько-нибудь последовательной и социальной политики в области ценообразования.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I

–  –  –

Рис. 3.2.7. Потребительские цены в Российской Федерации Аналогичная картина наблюдается и в области политики в сфере заработной платы (рис. 3.2.8), где после резких скачков 1990-х гг., отражающих непоследовательность экономических реформ этого периода, с 2000 г. отмечается некоторое сокращение прироста реальной зарплаты, что объясняется опять же монетаристской политикой Правительства РФ и «диктатурой»

Минфина России.

Сопоставление роста реальной зарплаты с поступлениями подоходного налога (рис. 3.2.9) показывает отсутствие прямой зависимости между этими показателями. Рост заработной платы обнаруживает стагнационный (а в планах Правительства даже отрицательный) тренд.

Реальную помощь в исправлении указанных странностей могли бы оказать структуры гражданского общества, формирование которого относится к числу базовых функций социального государства.

В действующем российском законодательстве заложены основы функционирования отдельных негосударственных форм социальной поддержки.

В частности, разрешены создание негосударственных пенсионных фондов, систем производственного, профсоюзного и муниципального обеспечения, а также деятельность благотворительных организаций. Однако все их совокупные усилия в настоящее время могут рассматриваться лишь как неГлава III. Цели и ценности государственной экономической политики

–  –  –

% % Рис. 3.2.9. Темпы роста зарплаты и налогов Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I значительное дополнение к государственной системе социальной защиты.

Слабый третий сектор, находящееся в стадии формирования гражданское общество, устаревшие и беспомощные обюрократизированные профсоюзы и иные формы представительства работников пока не имеют сил для того, чтобы стать полноценными субъектами социальных отношений.

Несмотря на начавшуюся реализацию правительственной программы пенсионной реформы в России, одобренной в мае 1998 г., степень финансовой устойчивости пенсионной системы остается крайне низкой. Неплатежеспособность Пенсионного фонда, вызванная, в частности, чрезмерной пенсионной нагрузкой на трудоспособных россиян, приобрела хронический характер (рис. 3.2.10 и раздел 12.3).

–  –  –

Рис. 3.2.10. Покупательная способность пенсий в России В Послании Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 26 апреля 2007 г. особое внимание уделено политике реализации основных целей социально-экономического развития страны, в том числе доступности жилья и пенсионной системы. Говоря о пенсионной системе, Президент предложил не только увеличить среднюю пенсию как минимум на 65% в течение 2007–2009 гг., но и представил план стимулирования развития накопительной пенсионной системы в России: на каждую тысячу рублей добровольного взноса гражданина государство должно добавить еще одну тысячу рублей в пенсионный фонд добровольных сбережений. Для достижения целей разГлава III. Цели и ценности государственной экономической политики вития, Президент предложил создать ряд государственных фондов и институтов развития. Он также упомянул, что новый Фонд будущих поколений более правильно было бы назвать Фондом национального благосостояния, поскольку его средства должны работать на улучшение благосостояния как будущих, так и нынешних поколений. Он отметил, что было бы правильно использовать ресурсы Фонда национального благосостояния для поддержки дефицитной пенсионной системы80.

Но при этом ожидать улучшения в этой сфере вряд ли стоит. В конце мая 2007 г. спикер Госдумы Б. Грызлов от имени фракции «Единая Россия»

и лидер профсоюзов М. Шмаков подписали соглашение, по которому единороссы обязуются обратиться в правительство с предложением внести в Думу на ратификацию 102-ю Конвенцию МОТ, согласно которой пенсия не должна быть ниже 40% от зарплаты. Но правительство явно не собирается этого делать, о чем недвусмысленно заявил министр финансов А. Кудрин, пообещавший, что до 2020 г. размер пенсии в России будет составлять не более 25% от зарплаты, а министерство сможет гарантировать минимальное финансирование не более 20%. По оценкам же Пенсионного фонда, уже к 2010 г. коэффициент замещения составит всего 15%, а к 2020 г. снизится до 10%. И это при том, что МОТ коэффициент замещения в 40% считает минимальным, а рекомендуемый ею уровень достигает 70%. В развитых странах этот коэффициент примерно таковым и является (в Испании и Италии — 90%, в США, Франции, Германии и Японии — от 50 до 65%). В СССР этот коэффициент также составлял от 50 до 70%. В России же в 2000 г. он снизился до 38%, а в 2006 г. — до 27%81.

Действующая в настоящий момент система социального страхования по-прежнему далека от совершенства и страдает рядом существенных недостатков:

во-первых, обязательное участие застрахованных минимизировано;

во-вторых, при высоком уровне страховой нагрузки (около 40% фонда оплаты труда) размер страховых выплат невелик и не увязан ни с объемом внесенных средств, ни с уровнем страховых рисков;

в-третьих, отсутствует четкая граница между социальным страхованием и социальным обеспечением. Все фонды выполняют в настоящий момент обе функции параллельно.

В отличие от страхования, система социального обеспечения граждан финансируется целиком из государственного бюджета, т. е. за счет налогов. При этом ее чрезвычайная детализация не сопровождается гарантиями выполнения. Государственные социальные гарантии уже сегодня финансируются в лучшем случае на 30%, а потому многие из имеющихся льгот существуют лишь на бумаге. Что касается системы социальной помощи, то Доклад об экономике России — июнь 2007 г. № 14. С. 15 // www.worldbank.org.ru.

news.mail. ru/politics/1339524/.

Государственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I контингент ее получателей ограничен доходом ниже прожиточного минимума, установленного на территории соответствующего субъекта РФ. Но и в этом случае государство гарантирует нуждающимся повышение материального достатка до уровня прожиточного минимума за счет средств местных бюджетов. Таким образом, в действующей системе социальной защиты сохраняется значительный перекос в сторону пассивных форм поддержки, а значит, преимущественно бюджетного финансирования социальных нужд населения.

В сложившихся экономических условиях это означает фактическую беззащитность населения, почти четверть которого, по официальным данным, находится в настоящее время за порогом бедности82.

Серьезные трудности испытывает сегодня жилищно-коммунальное хозяйство (см. также раздел 12.5). После резкого провала 1990-х гг. (в 2 раза) на рубеже тысячелетий обнаружился тренд увеличения ввода жилья, хотя объемы вводимых жилых площадей в 2006 г. не достигли уровня 1990 г.

(рис. 3.2.11). Динамика обеспеченности населения жильем демонстрирует стагнацию, а с учетом состояния жилищного фонда, свидетельствует скорее об ухудшении положения с обеспечением россиян жильем.

Рис. 3.2.11. Жилищная обеспеченность и ввод жилья в РФ Послание Президента РФ Федеральному Собранию Российской Федерации // Российская газета. 2003. 17 мая.

Глава III. Цели и ценности государственной экономической политики При росте общей площади жилищного фонда в 1990–2005 гг. на 21%, увеличение ветхого и аварийного фонда, по экспертным оценкам, составило почти 22%. Налицо опережающие темпы обветшания жилья по сравнению с вводом нового.

За 7 лет нового тысячелетия жилье в России не стало доступнее. Более того, заложенный в правительственную программу коэффициент доступности не только отстает от реального показателя, но наблюдается увеличение этого разрыва, что свидетельствует о неэффективности государственной социальной политики вообще и политики в жилищной сфере, в частности.

И еще одно важное обстоятельство: жилье остается (а при такой политике и впредь останется) недоступным для малодоходных групп населения.

Наблюдается устойчивый рост расходов в семейном бюджете (в 2 раза за десятилетие) на оплату жилищно-коммунальных услуг. С одной стороны, это тренд объясняется правительственной линией на приближение коммунальной платы к европейским стандартам, а с другой — политикой управляющих компаний, зачастую необоснованно поднимающих размер платежей.

Сложившееся положение в жилищной сфере не удивительно. Ведь в Программе социально-экономического развития РФ на среднесрочную перспективу (2003–2005 гг.) сфера ЖКХ даже не была выделена в отдельный подраздел.

Эти и другие проблемы свидетельствуют о недостаточно эффективной социальной политике Российского государства. Формирование социального государства в России находится на самом раннем этапе на всех уровнях: концептуальном, нормативном и практическом. Его законодательная база узка и явно несовершенна. А практическая деятельность государственных институтов по реализации принципа социального государства ограничивается собственно социальной сферой вспомоществования и совершенно не распространяется на другие области и прежде всего на экономику. Более того, даже в социальной сфере далеко не полностью и несвоевременно исполняются уже принятые законодательные акты. Несоответствие между заявленными обязательствами государства в социальной области и отсутствием продуманной политики и реальных усилий по созданию эффективной, социально ориентированной экономики составляет главное противоречие на пути реализации задач социального государства.

Государство, взяв на себя функцию гарантирования конституционных прав граждан в социальной сфере, вряд ли сможет их выполнить без организации и осуществления действенного контроля и надзора в этой сфере.

Анализ же компетенции, задач и функций органов Российского государства (см. раздел 6.2) показывает: несмотря на то, что в процесс реализации социального государства так или иначе вовлечены все государственные орГосударственная экономическая политика и Экономическая доктрина России Том I ганы, степень их участия в этом процессе неадекватна. Наибольший объем работы по осуществлению социальной деятельности, гарантированию социально-экономических благ выполняют органы исполнительной власти.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Экономика ЭКОНОМИКА Корнева Диана Олеговна студентка Измайлов Азар Эльясович канд. экон. наук, преподаватель Халиуллина Алия Рифатовна студентка ФГАОУ ВПО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» г. Казань, Республика Татарстан ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЕКТА НА ПРИМЕРЕ ПРОЕК...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ «ПЕРМСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННАЯ АК...»

«Дайджест новостей российского и зарубежного частного права (Вып.№46 – январь 2017 г.) Выпуск № 46 (январь 2017) Дайджест новостей российского и зарубежного частного права /за январь 2017 года/ СОДЕРЖАНИЕ: I. Новости Юридического института «М-Логос» II. Новости законотворчества в сфере частного права III. Новости судебной практики 1. Разъ...»

«Анкета кандидата.Регион: Город: Заявитель: Юридический статус заявителя: ООО/ЗАО/АО /Физическое лицо (выбрать) Наименование компании заявителя/ФИО частного инвестора: наименование пр...»

«ВЫЯВЛЕНИЕ УРОВНЯ ГРУППОВОЙ МОТИВАЦИИ И ОЦЕНКА ЕЕ ВЗАИМОСВЯЗИ С ОСОБЕННОСТЯМИ МОТИВАЦИОННО-ЛИЧНОСТНОЙ СФЕРЫ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ Лашкевич Е.К., студент 2 курса Института права (кафедра ФЮП), «Психология» Руководитель – Бубновская О.В., к. псх. н., профессор РАЕ, до...»

«1 Содержание 1. О суде 5 2. Новости суда 8 3. Об официальных мероприятиях с участием судей и работников аппарата суда 9 3.1. Международная научно-практическая конференция «Налоговое право в решениях Конституционного 9 Суда Российской Федерации» (23-24 апреля 2010 года) 3.2. Международная н...»

«Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» Институт Государственного управления, права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Выпуск 3, май – июнь 2014 Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Связаться с редакцией: publishing@naukovedenie.ru УДК 323.17 (045) (479.224) Бутова Татьяна Витальевна ФГБОУ ВПО «Финансовый университет при...»

«УДК 336.011 Толстых Елена Игоревна Elena I. Tolstykh магистрант направления «Экономика» master student, the direction of «Economics» профиль «Банковское дело» profile «Banking» Финансовый университет при Правительстве Fi...»

«Тема 7. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ЦЕННЫЕ БУМАГИ. РЫНОК ГОСУДАРСТВЕННЫХ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ Изучив эту тему, вы узнаете: • какую роль на финансовом рынке играют государственные облигации и каково значение рынка государственных облигаций в современной экономике;• какие существуют разновидности государственных и муниципальных о...»

«Федеральное агентство по образованию Иркутский государственный университет А. Ю. Филатов Задачи иркутских олимпиад по математической экономике 2007–2009 годов с решениями Сборник задач Рекомендовано Иркутским региональным отделением Нау...»

«Инновации в информационно-аналитических системах: сб. научн. трудов. Вып. 6 – Курск: Науком, 2013. 96 с., ил. ISBN 978-5-4297-0010-6 ––––––––––––––––––––––––––––––––––––––– ИМИТАЦИОННО-ИСПЫТАТЕЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ И КОМПЛЕКСЫ В ПРИОРИТЕТНЫХ НАПРАВЛЕНИЯХ НАУКИ, ТЕХНОЛОГИЙ И ТЕХНИКИ УДК 538.9:622.02:531 Работа выполнена при ф...»

«ОЦЕНКА ИНВЕСТИЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА РЕГИОНА Сластенова К.И. Болдарева О.В. Руководитель: Масыч М.А. Южный федеральный университет, Ростов-на-Дону, Россия ASSESSMENT OF INVESTMENT POTENTIAL OF THE REGION Slastenova K.I. Boldareva O.V. Head: Masych M.A. Southern Federal Univers...»

«ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ (2012, № 10) УДК 336.132 Толстолесова Людмила Анатольевна Tolstolesova Ludmila Anatolyevna кандидат экономических наук, PhD in Economics, доцент кафедры финансов, Assistant Professor of the Finance, денежного обращения и...»

«Оглавление Предисловие от Радислава Гандапаса........................... 9 Введение...........................................................11 Глава 1 Сессия организационного развития как платформа для создания прорывных идей...............»

«ЗАДАНИЯ ДЛЯ СТУДЕНТОВ, ИЗУЧАЮЩИХ ДИСЦИПЛИНУ «ЭКОНОМИКА ОБЩЕСТВЕННОГО СЕКТОРА» Студенты выполняют два вида заданий: 1. Реферат (для заочников) 2. Аналитический обзор (для всех категорий студентов) Реферат Реферат является самостоятельным кратким изложением первичного материала, который подвергается автором р...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» УЧЕТНО – ФИНАНСОВЫЙ ФАКУЛЬТЕТ УТВЕРЖДАЮ Декан учетно-финансового факультета, профессор С.В. Бондаренко 25 апреля 2...»

«Годовой обзор состояния экономики и основных направлений внешнеэкономической деятельности Малайзии в 2015 году Общая информация о Малайзии. Малайзия – государство в Юго-Восточной Азии. Расположено на Малаккс...»

«Условия к предложению инвестиционного вклада 114 — Дорожающая продовольственная корзина 2 EUR с премией за риск (далее “Условия“) Банковское учреждение, принимающее Swedbank AS (далее “Банк”) вклад: Адрес Банка: Лийвалайа 8, 15040 Талли...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «ДАГЕСТАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» (Наименование факультета, филиала) РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ Финансовые рынки Кафедра экономических дисциплин Образовательная прогр...»

«Порывая с карлом Шмиттом: Никита Савин понятие политического Преподаватель департамента политичев теории ской науки факультета социальных наук Национального исследовательского униагонистического верситета «высшая школа экономики». адрес: 103070, Москва, ул. ильинка, 13. плюрализма E-mail: nikita.savin@hse.ru. Ключевые слова: Шанталь Муфф; ка...»

«Ирина Германовна Малкина-Пых Терапия пищевого поведения Серия «Справочник практического психолога» текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=174645 Малкина-Пых И....»

«Общество с ограниченной ответственностью «РОН Инвест», ООО «РОНИН» УТВЕРЖДЕНО Советом директоров ООО «РОНИН» Протокол № 69 от “2” июня 2016 г. УТВЕРЖДЕНО Генеральным директором ООО РОНИН Приказ № 02/06...»

«Региональный проект передачи электроэнергии План по отчуждению земли и переселению, линия электропередачи 220 кВ Герань-Руми Барки Точик (БТ), Республика Таджикистан Май 2010 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ A. 10 МАСШТАБ ЗЕМЛИ ПОД ОТЧУЖДЕНИЕ...»

«ЖурналНовойэкономическойассоциации,№1(25),с.163–176 В.В.Дребенцов BPp.l.c.,Москва Перспективы поставок российского газа на внешние рынки Рассмотрены новые реалии российского рынка природного газа и их последствия для российских поставок на международные рынки, а также возможной динамики добычи газа в России. Проанали...»

«Место дисциплины в структуре образовательной программы Рабочая программа составлена в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования (ФГОС В...»

«ACN Сеть по борьбе с коррупцией для Восточной Европы и Центральной Азии Отдел по борьбе с коррупцией Директорат по финансам и предпринимательству Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) 2, rue Andr Pascal,75775 Paris Cedex 16, France Тел.: +33 (0)1 45249106; Факс: +33(0)1 44306307 Эл....»

«Глава 5. Управление структурой капитала Заключение • Формирование политики в отношении структуры капитала включает выбор между риском и доходностью, которые возникают в результате выбора ДОЛГОСРОЧНЫХ источников финансирования. Традиционно первый...»

«4828 УДК 330.142:658 ТРАНСАКЦИОННЫЙ ПОДХОД В УПРАВЛЕНИИ СТОИМОСТЬЮ ЗАЕМНОГО КАПИТАЛА ПРЕДПРИЯТИЯ О.А. Богуцкая Институт экономики промышленности Национальной академии наук Украины Украина, 83048, Донецк, Университетская ул., 77 olga.bogu@mail.ru Ключевые слова: заемный капитал, трансакционные издерж...»

«Негосударственное образовательное учреждение Среднего профессионального образования «Ангарский экономико-юридический колледж» Барашева Е.В.ПРАКТИКУМ ПО БИЗНЕС-ПЛАНИРОВАНИЮ Ангарск, 2014 г. ББК УДК Барашева Е.В. «Практикум по бизнес-планированию» [Текст]: учеб. пос. / Е.В.Барашева – Ангарск, Н...»

«Пояснительная информация к годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО За 2015 год Российские стандарты бухгалтерского учета Пояснительная информация к годовой ИНГ БАНК (ЕВРАЗИЯ) АО бухгалтерской (финансовой) отчетности за 2015 год СОДЕРЖАНИЕ Существ...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.