WWW.PDF.KNIGI-X.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Разные материалы
 

«  Е. Д. Цыренова, Е. И. Куликова. Активизация инвестиционной деятельности как фактор развития социально-экономической системы регионов ...»

 

Е. Д. Цыренова, Е. И. Куликова. Активизация инвестиционной деятельности как фактор развития социально-экономической

системы регионов

УДК 330.322.1

АКТИВИЗАЦИЯ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ РЕГИОНОВ

© Цыренова Екатерина Доржиевна, доктор экономических наук, профессор, проректор по дополнительному образованию и международным связям Восточно-Сибирского государственного университета технологий и управления Россия, 670013, г. Улан-Удэ, ул. Ключевская, 40В. E-mail: priem210@yandex.ru © Куликова Елена Ивановна, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансовые рынки и финансовый инжиниринг» Финансового университета при Правительстве РФ Россия, 101990, г. Москва, пер. Малый Златоустинский, 7/1.E-mail: kulikovae@yandex.ru Авторами статьи установлено, что промышленность России организована по отраслевому принципу с закреплением отраслей за определенными регионами с учетом ресурсного потенциала и экономии на производственных издержках. На основании анализа большого объема статистической информации авторами были выявлены проблемы инвестирования в российских регионах. Результаты проведенного исследования показали необходимость изменения инвестиционного климата в России для решения вопросов финансирования за счет внутренних резервов регионов. Авторы считают, что благоприятный инвестиционный климат создаст возможности для активизации деятельности инвесторов, и предлагают внедрять рыночные механизмы инвестирования. В основе подобных механизмов должна лежать возможность уступки инвесторам администрациями регионов части прав собственности и прав управления.



Ключевые слова: инвестиции, социально-экономическая система, субъект Федерации, федеральный бюджет, дифференциация регионов, инвестиционные проекты.

INVESTMENT ACTIVITY AS A FACTOR OF SOCIOECONOMIC SYSTEM

DEVELOPMENT OF THE REGIONS

Tsyrenova Ekaterina D., DPhil in Economics, Professor, Vice-rector for additional education and international relations, East-Siberian State University of Technologies and Management 40V, Klyuchevskaya, Ulan-Ude, 670013, Russia Kulikova Elena I., Ph.D. in Economics, A/Professor, department of financial markets and financial engineering, Financial University under the Government of the Russian Federation 7/1, Maly Zlatoustinskiy, Moscow, 101990, Russia The authors have found that the industry in Russia was organized according to a sectoral principle with affiliation of certain branches to certain regions, taking into account the resource potential and saving production costs. Basing on the analysis of large amount of statistical information, the authors have identified the problems of investing in the Russian regions. The results of the carried out study showed the necessity for changes in the investment climate in Russia to solve the problems of financing on account of internal resources of the regions. The authors believe that a favorable investment climate will create opportunities for investors’activities and propose to introduce market mechanisms of investment. The basis of such mechanisms should be the possibility of concessions the part of property and management rights to investors by regional administrations.

Keywords: investments, socioeconomic system, subject of the Federation, federal budget, regions differentiation, investment projects.





Двадцатилетняя история российской экономики изобилует как прорывами, так и провалами динамики макроэкономических показателей и показателей развития экономики и социальных процессов в российских регионах (субъектах Федерации). До настоящего времени локальные российские рынки нестабильны, а периоды роста их доходности сменяются на нисходящий тренд из-за спада рентабельности компаний, «прописанных» в регионах. В связи с этим, на наш взгляд, главной функцией системы управления локальными рынками должно стать поддержание стабильности на приемлемом уровне доходности (не менее среднероссийского уровня доходности в секторах производства потребительских товаров).

Как свидетельствуют результаты проведенного нами исследования, динамика экономической эффективности и социальных показателей регионов в подавляющей степени зависит от структуры промышленности и сельского хозяйства, а также от соотношения веса между ними. Высокоразвитые 181    ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2(2)/2015 в промышленном отношении регионы играют ведущую роль в экономике РФ, в связи с этим до настоящего времени такие регионы находятся в числе предпочтительных получателей банковских и бюджетных кредитов со стороны органов государственной власти, что, естественно, нельзя считать позитивным фактором государственной социально-экономической политики. «На протяжении многих лет промышленность России была организована по отраслевому принципу, когда определенные отрасли закреплялись за определенными регионами, исходя из ресурсного потенциала и экономии на производственных издержках. Несмотря на положительные стороны данного способа структурирования промышленности страны (а именно сравнительные преимущества по издержкам), в условиях существующего экономического кризиса отраслевой принцип организационно усложняет процесс финансово-экономического оздоровления предприятий. Регионально-отраслевое структурирование промышленности препятствует диверсификации производства на предприятиях, эффективному использованию производственных мощностей, человеческого и финансового потенциалов, затрудняет распространение новых знаний и технологических решений» [2].

Анализ динамики развития социально-экономических систем российских регионов за последнее время показал, что инвестиционный спад оказался еще более сильным, чем промышленный. Восстановление идет медленно, объем инвестиций в 2011 г. на 4 % отставал от 2008 г. Региональная проекция это подтверждает: только 39 регионов (47 % всех регионов РФ) в 2013 г. превысило докризисные показатели [8]. Наиболее существенные потери в кризис понесли города федерального статуса (доля инвестиций в основной капитал в ВРП для Москвы снизилась за период 2008–2011 гг. на 3,1 %, для Санкт-Петербурга — на 8,8 %). Наибольший рост прямых иностранных инвестиций (ПИИ) за три года наблюдался в регионах, осваивающих новые проекты иностранных компаний в обрабатывающей промышленности и в добыче нефти и газа.

В настоящее время зона инвестиционного спада распространилась на регионы Приволжского (- 3,8 % за период 2008 — 2011 гг.), Северо-Западного (-2,9 % за тот же период) федеральных округов, Урала (-1,7 %) и Центра (-2,7 %), отличающихся как отраслевой специализацией, так и уровнем экономического развития. Критический спад за период 2008–2011 гг.

произошел в Ненецком АО:

-68,5 % (по отношению к ВРП), что объясняется завершением этапа освоения новых нефтяных месторождений. Также нисходящая динамика инвестиций наблюдалась в крупнейших агломерациях России, казалось бы, наиболее привлекательных для инвестирования.

Нисходящая динамика инвестиций наблюдалась и в регионах «новой индустриализации», тогда как они были до кризиса в числе регионов-лидеров роста. Так, в Калининградской области инвестиции за три года сократились на треть, в Калужской области — более чем на четверть, в 2012 г. снижение ускорилось (-14 % к 2010 г.). Более того, из тех 27 регионов, которые превысили докризисные показатели по доле инвестиций в основной капитал в ВРП к 2011 г., положительную динамику в 2012 г. демонстрировало только 9 регионов (Тамбовская, Вологодская, Псковская, Самарская и Кемеровская области, а также республики Коми, Ингушетия, Татарстан и Тыва). Анализ показал, что 39 российских регионов, не превысивших докризисный уровень в период с 2008 г. до 2011 г., в 2012 г.

продемонстрировали рост рассматриваемого показателя.

«Провал» динамики инвестиций за период 2008–2012 гг. продемонстрировали многие развитые регионы с крупными городами (Пермский край — 28 %, Республика Башкортостан — 26 %, Ростовская область — 26 %, Челябинская область — 16 %), а также регионы, сохраняющие черты депрессивности с 1990-х гг. (Кировская область — 15 %, Костромская область — 23 %, Курганская область — 21 %, Забайкальский край — 11 %) [8]. Подобный разброс показателя, продемонстрированный неоднородными регионами, подтверждает мнение многих российских ученых, что выделить наиболее негативные факторы влияния на динамику инвестиций весьма затруднительно.

Выявление позитивных факторов в вопросах динамики инвестиций в регионы показало, что за период 2008–2011 гг. прирост инвестиций в основной капитал демонстрировали Южный федеральный округ (ЮФО) и Дальневосточный федеральный округ (ДВФО), а также некоторые регионы Сибири. Их лидерство было обеспечено дотациями из федерального бюджета (саммит АТЭС в Приморском крае) и инвестициями от компаний с государственной долей собственности (на юге Дальнего Востока «Транснефть» строит восточный нефтепровод, в Хакасии «РусГидро» восстанавливает Саяно-Шушенскую ГЭС). Подъему инвестиционной динамики способствовала и разработка новых месторождений нефти и газа (Сахалинская область, Красноярский край, Якутия). Рост инвестиций в Ленинградской области (на 9,3 % по отношению к ВРП) был обусловлен строительством Балтийской трубопроводной системы и экспортных портов. Кроме того, в федеральном бюджете и в корпоративЕ. Д. Цыренова, Е. И. Куликова. Активизация инвестиционной деятельности как фактор развития социально-экономической системы регионов ных бюджетах частных компаний были освоены инвестиции для Краснодарского края (покрытие затрат на Олимпиаду).

Благодаря трансфертам из федерального бюджета и эффекту «низкой базы» более высокие темпы роста инвестиций до 2010 г. демонстрировали даже некоторые республики депрессивной экономики. Из-за ограниченности потенциала роста экономики России и наметившихся еще в 2011 г. тенденций к ее спаду финансирование неэффективных инвестиционных программ из средств федерального бюджета стало проблематичным. В связи с этим инвестиции в Чеченскую Республику сократились на 23,5 % (по отношению к ВРП) за период 2008–2012 гг. [8].

В 2011 г. рост инвестиций составил 8 % к 2010 г., положительную погодовую динамику показали 64 региона из 83. Если не принимать в расчет регионы с небольшим объемом инвестиций на душу населения, где на динамику влияет эффект низкой базы, то быстрее всего росли инвестиции в нефтедобывающих регионах (Республика Коми, Сахалинская, Томская области, Республика Якутия), угольно-металлургических (Кемеровская, Вологодская, Свердловская, Белгородская области), а также в Приморском крае. Однако в 2012 г.

только 4 региона из перечисленных продолжили этот рост:

Республика Коми (+1,8 % по отношению к ВРП); Кемеровская область (+8,7 %); Вологодская область — (+6,8 %); Белгородская область (+0,3 %). Инвестиции в Приморский край снизились на 19,4 % по отношению к ВРП, Кризисная динамика повлияла на территориально-региональное рассредоточение инвестиций.

ЦФО остался лидером, однако за 2008–2011 гг. его доля снизилась с 26 до 22 % в основном за счет столичной агломерации, на которую приходится более половины всех инвестиций (г. Москва — 8 %, Московская область — 4 %). Существенный спад в г. Москве объясняется в первую очередь сжатием инвестиций из средств городского бюджета.

Объемы инвестиций в Северо-Западном, Южном и Сибирском федеральных округах сопоставимы (по 10–12 %), к ним приблизился Дальний Восток, за три года увеличив свою долю почти на треть за счет роста инвестиций в Приморский край и строительства восточного нефтепровода. Однако в 2012 г. по отношению к уровню, достигнутому в 2011 г., мы наблюдаем резкое снижение (как было указано выше) — 19,4 % [8]. В ЮФО «инвестиционную погоду» делает Краснодарский край, его доля достигла двух третей всех инвестиций в округе. На северо-западе инвестиционные потери СанктПетербурга и Ненецкого АО были частично компенсированы ростом инвестиций в Ленинградскую область и Республику Коми. Таким образом, в Центре и на северо-западе экономический кризис способствует территориальной деконцентрации инвестиций, а на юге и на Дальнем Востоке наблюдается концентрация, обусловленная приоритетами государственной политики. Следует также отметить, что республики «со слабой экономикой» не занимаются привлечением частных инвесторов и почти не инвестируют проекты за счет средств региональных бюджетов. Основными источниками регионального развития в таких республиках по-прежнему остаются дотации и субвенции из федерального бюджета, доля которого в объеме всех инвестиций составляет от 52 до 89 % в зависимости от региона.

В период кризиса в России, в отличие от Китая, государственные инвестиции не компенсировали падающую инвестиционную активность бизнеса. Доля бюджетов всех уровней в инвестициях за период 2008–2011 гг. сократилась. В период до кризиса 2008–2009 гг. из федерального бюджета выделялось меньше средств на инвестиции, чем из региональных бюджетов. В настоящее время тенденция поменялась и доля федерального бюджета в покрытии инвестиционной потребности в регионах выше (10 %) по сравнению с субфедеральным финансированием.

Следует отметить, что инвестиции из федерального бюджета крайне неравномерно распределены по регионам: в 2012 г. Краснодарский и Приморский края получили почти 20 % всех инвестиций для подготовки Олимпиады и саммита АТЭС, Республика Татарстан, проводившая Универсиаду, — 5 %. При всей позитивности таких мероприятий эксперты все же отмечают, что четверть всех инвестиций, покрытых из средств федерального бюджета, — непомерно высокая цена. И это притом, что в числе экономически развитых регионов России нет ни одного с устойчивым и значительным ростом инвестиций за последние два года (2011–2013 гг.) [3].

По итогам мониторинга кризисных явлений в регионах, проводимого региональной программой Независимого института социальной политики (НИСП), из-за недостаточности информации трудно понять первопричину, по которой субьекты Федерации оказались в кризисном состоянии по сравнению с другими регионами (федеральными округами). Так, по итогам 2013 г., экономическая стагнаВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2(2)/2015 ция стала очевидным фактом как минимум в половине регионов России. Это подтверждают данные агентства РИА Рейтинг. Из отчета об итогах «рейтинга социально-экономического положения субъектов РФ — 2013» следует, что динамика показателя дефицита бюджета к налоговым и неналоговым доходам (характеризующего соответствие доходной базы бюджета финансовым потребностям региона) свидетельствует о существенном росте количества регионов с дефицитом более 20 % консолидированного бюджета. Так, 16 регионов имеет подобный дефицит (в 2010 г. количество таких регионов равнялось 4 (четырем), а в 2011–2012 гг. их не было вообще). Сравнение с медианным значением дефицита консолидированного бюджета к налоговым и неналоговым доходам (13,6 %) дает еще более безрадостную картину — количество регионов с показателем хуже медианного значения составляет 41 [9].

Несмотря на усиление тенденций экономического спада базовых макроэкономических показателей в 2013 г., в начале 2014 г. Росстат зарегистрировал рост объемов обрабатывающих производств промышленности на 1,5 % к аналогичному периоду прошлого года. По общему мнению аналитиков, этот рост был связан с эффектом ослабления рубля, некоторым образом ускорившим процессы предложения на рынок импортозамещающей продукции. По свидетельству Н. В. Зубаревич, «рост промышленного производства отмечался в 70 % регионов, наиболее значительный — на Дальнем Востоке. Северо-Запад по-прежнему остается в числе регионов с самой высокой долей промышленного спада. Из всех регионов так называемой «новой индустриализации» только Калужской области удалось сохранить высокие темпы роста промышленности благодаря вкладу в бюджет области функционирующего на ее территории автомобильного концерна «Volkswagen». Остальные — Калининградская, Ленинградская, Белгородская области, Татарстан — близки к стагнации» [4].

Согласно данным Росстата, можно увидеть, что в состоянии кризисного спада в 2013 г. находилось 27 регионов, наиболее сильно пострадавших от мирового финансового кризиса 2008–2009 гг.

Что характерно, в списке этих стагнирующих регионов числились старопромышленные регионы Уральского федерального округа, регионы Центральной части России, а также Москва и СанктПетербург, где традиционно тренд роста промышленности был высоким.

Солидаризируясь с мнением Н. В. Зубаревич, также считаем, что, проводя анализ статистических данных по промышленности, не следует забывать о статусных (институциональных) свойствах отдельных регионов. «Москва со второй половины 2000-х годов стала ведущим «центром добывающей промышленности». В первой половине 2014 г. на столицу приходилось 14,7 % российского производства в добывающих отраслях, прежде всего, нефтегазовой. Объем добывающего производства вырос на треть в сравнении с первым полугодием 2013 г. Очевидно, что реальной добычи ресурсов в Москве нет, но к столице приписаны юридические адреса нефтегазодобывающих компаний, что дает бюджету столицы огромные рентные доходы. При этом на долю Тюменской области, в состав которой входят два ведущих нефтегазодобывающих автономных округа — Ханты-Мансийский и ЯмалоНенецкий, — приходится только 37 % объема продукции добывающих отраслей, хотя эти регионы производят 87 % российского газа и 59 % нефти» [4].

Многие ученые видят первопричиной дифференциации социально-экономических уровней регионов крайнюю неустойчивость межрегиональных экономических связей, большинство из которых определяются политикой федерального центра, в частности, при участии в тендерах на государственные закупки, получение государственных гарантий под реализацию инвестиционных проектов и т. д.

Отчасти неустойчивость межрегиональных экономических связей объясняется также отсутствием четкого понимания их содержания. Так, например, в учебнике «Региональная экономика» под редакцией Т. Г. Морозовой дана следующая формулировка: «Межрегиональные экономические связи представляют собой систему экономических отношений и интересов регионов, формирующихся и развивающихся в процессе функционирования общественного производства. Эта система обусловлена разделением и специализацией общественного труда, размещением производительных сил и природно-географическими условиями» [6].

С позиций подвижной системы межрегиональные связи рассматриваются И. Н. Шапкиным, А. О. Блиновым, Я. М. Кестером. Они полагают, что «это система экономических отношений между субъектами, функционирующими в региональном хозяйстве, связанных с производством и обменом объектами межрегиональных связей, осуществляемых в соответствии с принципами территориального разделения труда. Субъектами межрегиональных связей хозяйства регионов являются предприятия различных форм собственности, государственные организации регионального и федерального уровней, муниципальные и общественные организации, совместные и иностранные предприятия и оргаЕ. Д. Цыренова, Е. И. Куликова. Активизация инвестиционной деятельности как фактор развития социально-экономической системы регионов низации, а объектами — товары, услуги, финансовые, трудовые и информационные ресурсы» [7].

Приведенное определение межрегиональных экономических связей, равно как и большинство других определений этого понятия, приводимых на страницах экономических журналов и в книгах по регионологии (регионоведению), не содержит характеристик важнейших факторов, обусловливающих существо и прочность этих связей. В целом верное суждение этих ученых требует уточнения объектов межрегиональных связей в части трудовых, информационных и особенно финансовых ресурсов. К сожалению, в современной финансовой практике отсутствует механизм финансирования потребностей одного региона за счет финансовых ресурсов другого региона, что было бы крайне действенным механизмом в условиях сокращения финансирования федеральных целевых программ, обсуждаемых в настоящее время в Правительстве Российской Федерации.

Отметим, что тормозом экономической динамики в большинстве российских регионов является устойчивый рост необоснованно высокой доли операционных издержек в ценах конечного и промежуточного потребления при отсутствии конкуренции и антимонопольного регулирующего воздействия со стороны государственно-властных структур. Поскольку все российские регионы интегрированы в общенациональную экономическую систему, представляя собой части целого, поэтому при разработке стратегии любого из регионов необходима координация политик и решений для их реализации на местах как федеральной, так и региональных властей. При этом в более тесной взаимосвязи должны находиться стратегии соседствующих регионов, ибо на развитие их приграничных территорий сказываются экономические и социальные решения «соседствующих» властей.

Для многих российских регионов суть и острота проблем предельно схожи, несмотря на то, что в каждом из них имеются свои специфические проблемы. Вся совокупность таких проблем определяет и похожие пути выхода из сложившегося положения.

К числу наиболее проблематичных вопросов, которые приходится решать руководителям регионов, ученые относят:

• преодоление последствий кризиса, стабилизацию экономики, накопление и реализацию факторов устойчивого социально-экономического развития;

• структурную перестройку экономики, адекватную требованиям рынка, новой парадигме развития России и геополитическим реалиям, поиск источников инвестиций для структурной перестройки экономики;

• борьбу с бедностью, снижение доли населения, живущего за чертой бедности [5].

Экономические системы и системы социального обеспечения граждан российских регионов находятся в максимальной зависимости от конъюнктуры внешних макроэкономических параметров, таких как валютный курс, динамика фондового рынка, жизненный цикл отрасли или нескольких технологически взаимосвязанных отраслей хозяйства, являющихся доходообразующими в том или ином регионе. Такая зависимость предопределена тем, что региональные бюджеты в отличие от федерального бюджета практически лишены поступлений от ориентированных на экспорт компаний (за исключением нефте- и газоносных районов), но при этом на региональные бюджеты возложена львиная доля социальных расходов. Кроме того, в экономическом пространстве России слишком мало регионов, имеющих диверсифицированную структуру экономики, способных создавать финансовые резервы, необходимые для противодействия негативным внешним возмущениям. По сути таких регионов всего девять и основные из них Москва, Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область. Из общего числа российских регионов 87 % являются монопромышленными и сельскохозяйственными территориями, из них 47 % — депрессивные субъекты Федерации.

Анализ собственных средств регионов и инвестиций в основной капитал подтверждает тот факт, что для инвестирования в основной капитал регионам не хватает собственных средств (табл. 1). Из всех регионов Центрального федерального округа (ЦФО) только Москва имеет положительную разницу в соотношении сальдированного финансового результата и инвестиций в основной капитал. Не столь существенную, но положительную разницу данных показателей демонстрировала Липецкая область в 2006–2007 гг. Очевидно, это связано с наличием на ее территории крупных промышленных предприятий, таких как Новолипецкий металлургический комбинат (НЛМК) — ведущий международный производитель высококачественной стальной продукции, и другие, налоговые отчисления которых поддерживал региональный бюджет.

185    ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2(2)/2015

–  –  –

Финансовая поддержка депрессивных субъектов Федерации из федерального бюджета РФ имеющиеся проблемы не решает, а только поддерживает иждивенческие настроения руководителей таких регионов. ВРП субъектов ЦФО в общероссийском объеме не превышал 3 %, а в общерегиональном — 1 % (исключением является Тверская область, у которой в 2010 г. наблюдается увеличение доли ВРП в общеокружном значении) [1, с. 35]. При этом сложившаяся ситуация не имеет тенденции к улучшению.

Подобная неравномерность в распределении ВРП среди субъектов ЦФО неслучайна и во многом обусловлена неравномерностью в экономическом развитии регионов, когда основная масса экономически значимых объектов стягивается к экономическому центру не только Центрального округа, но и всей страны в целом.

Кроме того, как мы уже отмечали выше, данная ситуация связана с неравномерностью в распределении экономических средств между регионами. Также свою негативную роль сыграли и два экономических кризиса: экономический кризис конца 1990-х гг. и недавний мировой экономический кризис 2008–2009 гг.

Помимо этого пространственная поляризация регионов проявляется, характеризуя уровень жизни населения. Сравнение соотношения среднедушевых доходов и средней заработной платы представлено в табл. 2.

Анализ данных таблицы 2 показывает, что только у 6 регионов ЦФО (Белгородская, Брянская, Курская, Липецкая, Тамбовская области и г. Москва) среднедушевые денежные доходы населения (в месяц) превышают среднемесячную номинальную начисленную заработную плату работника. Этот факт может свидетельствовать о том, что население данных регионов имеет дополнительные источники доходов, у граждан остальных регионов единственный источник дохода — их заработная плата.

Известно, среди субъектов ЦФО крайне низкий уровень жизни населения имеют Ивановская, Воронежская, Владимирская, Костромская, Брянская области (табл. 2) [1]. Во многом это связано с неравномерностью развития самих регионов. Так, например, депрессивность Ивановского региона связана с внутренними диспропорциями хозяйства, самым высоким уровнем безработицы в ЦФО — 6,3 % по данным на 2012 г. (средний уровень безработицы по ЦФО — 3,1 %; по Российской Федерации — 5,5 % ), отсутствием на его территории новых прогрессивных отраслей, которые могли бы служить в качестве будущих очагов роста региональной экономики. Ивановская область характеризуется тем, что значительная доля в структуре ее экономики отводится предприятиям текстильного     Е. Д. Цыренова, Е. И. Куликова. Активизация инвестиционной деятельности как фактор развития социально-экономической системы регионов промышленного производства, находящимся на данный момент в кризисном состоянии из-за разрыва прежних экономических связей (до 32 % от общего объема промышленного производства региона в 2010 г., до 27,5 % — в 2008 г.).

–  –  –

Составлено автором на основе данных www.gks.ru Господствующая в настоящее время точка зрения связывает решение проблем развития региональных социально-экономических систем с необходимостью предпринимать активные действия по насыщению притока иностранного капитала. Так, одним из направлений региональной политики в области привлечения иностранного капитала становится определение приоритетных и наиболее перспективных направлений для иностранного инвестирования в регионе. Считается, что приток иностранного капитала в эти приоритетные отрасли региона позволит увеличить количество рабочих мест в регионе, обеспечить бюджетную эффективность реализуемых инвестиционных проектов, использовать ресурсосберегающие технологии, широко практикуемые за рубежом.

Однако анализ видов прямых инвестиций в российскую экономику (табл. 3) показывает, что с 2009 г. начала изменяться структура подобных инвестиций. Так, процентное отношение инвестиций, изменяющих капитал, снизилось за период 2009–2013 гг. почти в 2 раза, а вложения в долговые инструменты в 2013 г. превысили инвестиции в капитал. При этом следует отметить также изменение структуры долговых инструментов в нефинансовом секторе, о чем свидетельствует существенный рост иностранных кредитов, т. е. более половины прямых иностранных инвестиций не является источником пополнения региональных бюджетов в будущем, поскольку не служит вложениями в инвестиции, изменяющими капитал предприятия.

Анализ данных таблицы 3 позволяет сделать вывод о том, что иностранный инвестор неохотно вкладывает средства в долгосрочные проекты. Скорее всего, это связано с некоторыми особенностями российского инвестиционного климата.

Благоприятный инвестиционный климат, причем не только для иностранного, но и отечественного инвестора, предполагает, на наш взгляд, наличие следующих возможностей для инвесторов:

1) необходимая инфраструктура для инвестирования и отсутствие административных барьеров при организации бизнеса;

2) механизмы привлечения инвестора, таких как предложение интересных с точки зрения бизнеса проектов и защита инвестиций;

187    ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА 2(2)/2015

3) дифференциация налоговой нагрузки в зависимости от сферы внедрения проектов и сроков окупаемости;

4) доступность и приемлемые ставки кредитов;

5) возможность софинансирования региональных проектов и гарантии органов государственной власти по их доходности и др.

–  –  –

Составлено автором на основе данных сайта www.cbr.ru Одним из важнейших вопросов, требующих решения при активизации инвестиционной деятельности в регионах, является вопрос перераспределения собственности. Поскольку интересы инвесторов, особенно крупных, лежат не в плоскости краткосрочной прибыльности, а в рамках долгосрочного вложения капитала, тем более что большинство инвесторов понимает возможные риски и трезво оценивает прогнозные денежные потоки, администрациям регионов следует предусмотреть возможность уступки инвесторам части прав собственности и прав управления. Считаем, что в этом случае проблемы развития социально-экономической системы регионов будут решаться на основе рыночных механизмов и за счет внутренних резервов регионов.

Литература

1. Головачева О. А. Инструменты сглаживания пространственной поляризации регионов // Современные наукоемкие технологии. Региональное приложение. — 2012. — № 2(30). — С. 34–41.

2. Дохолян С. В. Повышение конкурентоспособности экономики региона на основе новых подходов к формированию отраслевой структуры промышленности // Российское предпринимательство. — 2008. — № 8.

3. Зубаревич Н. В., Сафронов С. Г. Неравенство социально-экономического развития регионов и городов России в 2000-е годы: рост или снижение? // Общественные науки и современность. — 2013. — № 6.

4. Зубаревич Н. В. Лидеры и аутсайдеры // Управление бизнесом. — 2014. — № 16.

5. Основные положения стратегии устойчивого развития России / под ред. А. М. Шелехова. — М., 2002.

— 161 с.

6. Райзберг Б. А. Государственное управление экономическими и социальными процессами. — М.: ИНФРА–М, 2006.

7. Шапкин И. Н., Блинов А. О., Кестер Я. М. Управление региональным хозяйством. — М.: КноРус, 2005.

8. Федеральная служба государственной статистики [сайт]. — URL: www.gks.ru

9. Агентство РИА Рейтинг [сайт]. — URL: www. riarating.ru  



Похожие работы:

«2 СОДЕРЖАНИЕ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ ТРАНСПОРТ ОМАРОВ А.Д., ШАЛТЫКОВ А.И. Евразийская идея: воплощение в жизнь сегодня... 4 KASPAKBAEV K.S., KURMANGALIYEV K.S., MOLDAZHANOVA B.K., KARPOV A.P. Testing locomotives.. 17 ОМАРОВА Г.А., АХМЕТКАЛИЕВА С.Д. Мемлекет экономикасын тиімді пайдал...»

«Том 7, №3 (май июнь 2015) Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал «Науковедение» ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 7, №3 (2015) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol7-3 URL статьи: http://naukovedenie.ru/PDF/132EVN315.pdf DOI: 10.15862/132EVN315...»

«АКАДЕМИЯ ГЕНЕРАЛЬНОЙ ПРОКУРАТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ФИЛИАЛ) Г. П. ЛЕБЕДЕВА ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА Учебное пособие для бакалавриата Санкт-Петербург ...»

«УДК 947.084.8 1 ББК 63.3 (2Рос – 4Арханг – 2Шенкурск) В.Г. Егоркин, Л.Е. Князева РЕКВИЕМ РУССКОЙ ДЕРЕВНЕ (КУЛьТУРНО-ХОЗЯЙСТВЕННАЯ жИЗНь ШЕНКУРСКОГО РАЙОНА АРХАНГЕЛьСКОЙ ОБЛАСТИ В КОНЦЕ ХIХ – НАЧАЛЕ XXI ВВ.)* Анализируются демографические, пр...»

«УДК 336.1 Бондарев Никита Сергеевич Nikita S. Bondarev бакалавр направления «Экономика» Bachelor of Economics профиль «Финансы и кредит» Profile «Finance and Credit» Финансовый университет при Правительстве Financial University at the Government Российской Федерации of the Russian Federation Россия, Москва Russia, Moscow bondarev_nikita_s@mail.ru bondarev...»

«Том 7, №3 (май июнь 2015) Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал «Науковедение» ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 7, №3 (2015) http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol7-3 URL статьи: http://naukovedenie...»

«International Scientific Journal http://www.inter-nauka.com/ Секция: Банковское дело ОЛЕННИКОВА А.В. студентка 4 курса кафедры финансов ПОПОВА И.В. научный руководитель, канд. экономических наук, доцент Донецкий национальный университет экономики и то...»

«СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЕ И ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ УДК 657.632 ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ АУДИТА ЗАТРАТ И РАСХОДОВ Александр Аркадьевич Грибанов, кандидат экономических наук, доцент кафедры бухгалтерского учета и аудита Ирина...»

«Выпуск 6 (25), ноябрь – декабрь 2014 Интернет-журнал «НАУКОВЕДЕНИЕ» publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал «Науковедение» ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Выпуск 6 (25) 2014 ноябрь – декабрь http://naukovedenie.ru/index.php?p=issue-6-14 URL...»








 
2017 www.pdf.knigi-x.ru - «Бесплатная электронная библиотека - разные матриалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.